фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 00:15

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Пираты Карибского моря

  Фанфик «Forever young или тайна Корабельного Духа. | Глава 2-3»


Шапка фанфика:


Шапка фанфика:


Название: Forever young или тайна Корабельного Духа.
Автор: Lada (Против Лизки)
Фэндом: Пираты Карибского моря
Жанр: юмор, приключения, романтика
Персонажи/Пейринг: Джек/Анжелика
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Содержание: Даже самый навороченный эликсир вечной молодости может иметь побочное действие. А длительное заточение никому не идет на пользу, в том числе и мартышкам...
От автора: во время написания фанфика ни один персонаж серьезно не пострадал.
Статус: закончен
Дисклеймер: все принадлежит Диснею, я лишь взяла поиграться без спроса. Некоторые персонажи - мои собственные.
Размещение: по согласованию с автором


Текст фанфика:

Текст фанфика:

Глава 2

"Потому, что у нас в Техасе все большое..."(с)
Карибский кризис.

Но серьезных оснований для тревоги не наблюдалось - как и предполагал Джек, на пустынной "Жемчужине" не было ни одной живой души, не считая мартышки. При появлении людей мохнатый тезка кэпа с пронзительным визгом вихрем пронесся мимо троицы, пугая малышку Анжелику, стрелой взлетел на грот-мачту, уселся на рее и недобро разглядывал подозрительных пришельцев. Одичавшая обезьянка успела отвыкнуть от человеческого присутствия, кроме того, среди незнакомцев она не нашла своего горячо любимого хозяина, а размалеванная физиономия капитана Воробья не доставила ей особой радости. И теперь глубоко разочарованный представитель приматов возмущенно верещал наверху, бурно выражая свое недовольство.

- Вот мерзкая зверюга! - скривился Джек, развязывая веревку, которой Анжелика была накрепко привязана к нему. - Все, свободна. Спрыгивай, детка...

После чего Энжи, наконец, разжала вспотевшие ручки, выпуская "папашу" из цепких объятий, соскользнула на палубу и во все глаза уставилась на мартышку.

- Смотри, Джек, как странно... А трупов-то нет, - задумчиво пробормотал Гиббс, оглядываясь на сторонам.

- Сам вижу, приятель, - отозвался тот, бережно сматывая веревку. - А может, старина-Борода тогда всех жмуров с собой прихватил, чтобы воскрешать на досуге? Ладно, сейчас прошарим все судно, начиная с моей каюты.

Все это выглядело очень странно - несмотря на кровавую бойню, устроенную на "Жемчужине" папашей Анжелики, ни одного мертвеца на палубе так и не обнаружилось. Поражало и то, что судно нисколько не пострадало в битве, словно на него никто не нападал - такелаж был в порядке, и другие видимые повреждения также отсутствовали. Хоть по рассказу Гектора когда-то здесь разгорелся самый настоящий ад, и вся команда вместе с кораблем оказалась в его жуткой пасти. И сейчас старушка "Жемчужина" лежала в дрейфе, дожидаясь своего часа в полной готовности к продолжению морского похода, прерванного проклятым пиратом-колдуном так подло, нагло и кровожадно.

В капитанской каюте тоже царил идеальный порядок - Гектор Барбосса слыл аккуратистом и терзал своих подчиненных непомерными требованиями к чистоте. И даже теперь жилище бывшего кэпа смотрелось так, будто он только что покинул его, и с минуты на минуту должен вернуться обратно. Накрытый стол с расставленными пустыми тарелками и разложенными столовыми приборами стоял в ожидании хозяина. Наверное, на "Жемчужину" напали в тот момент, когда капитан и команда собирались обедать или ужинать.

- Ха, смотри-ка, дружище, а нас здесь ждали, - довольно усмехнулся Джек, разглядывая окружающую обстановочку, в которой мало что изменилось, не считая отсутствия бардака, кроме валяющихся на полу многочисленных яблочных огрызков. - Не нужно будет с посудой возиться.

- Да, как же... Было бы еще, что в эту посуду накладывать, - проворчал Гиббс, снимая с плеча перекинутый парусиновый мешок с побрякивающей в нем бутылочной флотилией, и осторожно положил его в угол. - Жрать-то ведь нечего, вся их провизия давным-давно протухла. И рома тоже нет. Тоска..., - и тяжко вздохнул.

- Па-ап, я есть хочу, правда... И пить тоже... Слышишь? - захныкала голодная полусонная Анжелика, дергая Джека за штаны.

- М-м, вот заладила! - поморщившись, с досадой сказал "папаша", решительно отцепляя кроху от себя под понимающую ухмылку старпома. - Короче, так, детка - сейчас ты сидишь здесь и и носа никуда не высовываешь. Поняла? А я поищу для нас что-нибудь съестное. Идет? - и сунул скисшей "дочурке" фляжку с недопитой водой.

- Идет..., - буркнула она, жадно прикладываясь к ней, и уселась на заправленную койку. И хоть перспективка оставаться одной в пустой каюте ей не слишком светила, но спорить с усталым, раздраженным "отцом" не решилась. Кроме того, умненький ребенок тут же смекнул, что можно в его отсутствие найти себе очень интересное занятие и даже приглядел, какое именно.

- Ну, вот то-то же, - немного успокоился Джек. - Пойдем, приятель, посмотрим, что, где и как мы имеем на данный момент, - они направились к выходу, оставляя Анжелику в гордом одиночестве, и не оглядываясь, вышли за дверь. А "папаша", все же не доверяя "дочке", на всякий случай предусмотрительно запер ее, не желая лишних хлопот.

- Кэп, а ведь обманывать детишек нехорошо, - укоризненно покачал головой Гиббс, как только друзья вновь оказались на палубе. - Ну, вот где, скажи, где мы возьмем еду? Разве что, мартышку на мясо ухлопаем. И то, вряд ли... Она же нежить...

Джек промолчал и сердито фыркнул. Конечно же, он сам понимал всю абсурдность своего обещания. Какую провизию можно найти на судне, простоявшем в закупоренной бутылке, его капитан даже представить себе не мог. А зря...

Приятные сюрпризы начались сразу же, когда они со старпомом, заглянув в непривычно пустой, тихий кубрик, спустились в трюм, и в его сырой полутемной прохладе обнаружили стройный ряд пузатых бочонков с отличным ямайским ромом и пресной водой. Такая замечательная находка повергла парочку выпивох в бурный восторг, а после тщательного осмотра всех прочих помещений и пристроечек те поняли - на "Жемчужине" полно провизии. Хозяйственный Гектор перед походом основательно запасся провиантом и выпивкой, но воспользоваться всей этой роскошью команда так и не успела. Когда же, наконец, Джек с Гиббсом добрались до камбуза, радости их не было предела, и увиденное заставило поверить в чудеса с удвоенной силой. Там приготовленный обед или ужин словно дожидался, чтобы его забрали и съели...

- Джек, да как же это? - ошарашенный Джошами зачерпнул из большущего закопченного котла прекрасную наваристую бобовую похлебку. - Как думаешь, после этой... здешней трапезы мы, того..., не передОхнем? - и принюхавшись, с крайней опаской попробовал ее.

- Не знаю, приятель. Судя по ее виду и запаху, вроде, не должны, - пробормотал кэп, забирая у озадаченного старпома черпак, и осторожно приложился к нему. - М-м, а что, очень неплохой супчик. Я бы даже сказал, просто превосходный... Видно, у Гектора был умелый, старательный кок. Странно, но похлебка-то совсем свежая, будто недавно приготовленная. Если мы после нее и подохнем, то от банального обжорства. Нас вспучит и разорвет на части..., - он подмигнул расхохотавшемуся Гиббсу и тут же залез черпаком в другой котел с тушеным мясом и овощами, уже намного смелее пробуя ароматное кушанье. - М-м, божественно! Просто пальчики оближешь... Короче, дружище Джошами, хватит принюхиваться, облизываться и раздумывать. Хватаем все съестное, какое сможем унести и тащим в каюту. Ведь там же ребенок голодный сидит. Да и самим жрать ужасно хо...

- Джек, смотри, какие странные... плоды. Огромные, никогда раньше таких не видел, - окликнул его Гиббс и сунул под нос Джеку, дожевывающему кусок тушеного мяса, горбатый спелый банан, размером почти с добрый локоть и толщиной в руку.
- Ого, какой мощный... фрукт, - едва не подавился тот при виде ярко-желтого монстра, с которого старпом уже снял кожуру и робко откусил кусочек его сладкой мякоти.

- Вот, дьявол, до чего же хорош... Никогда еще таких не ел, - вечно опухшая физиономия Гиббса блаженно расплылась. - Ох, ты, смотри-ка, Джек, а лук здесь тоже немелкий... Вот эта, сама крупная, так вполне за маленькое ядро сойдет, - и недолго думая, впился в нее зубами, но сразу же выплюнул и скривился, утирая навернувшиеся слезы. - Черт, ишь ты, какой ядреный. До самой задницы продрало...

- Не преувеличивай, старина, - ядра это ядра, а лук это..., - Джек задумчиво посмотрел на луковицу, только пробовать ее не стал, и тихо ужаснулся, убитый наповал небывалыми размерами, не отстающими от чудовищного банана.

Впрочем, все остальные овощи и фрукты, которых было немало на камбузе, также выглядели весьма впечатляюще.

"Хм, забавно до дрожи, - растерянно пробормотал он про себя. - Интересно, это на каких же дрожжах вдруг такие всходы? Может, Гектор впал в старческий маразм и на досуге занялся наукой, скрещивая и взращивая разные растения? Или дело тут в чем-то совсем другом..."

Только Джек и сам прекрасно понимал, что капитан Барбосса здесь вовсе не при чем, и таким чудесам мог дать лишь одно разумное объяснение. Оказавшись заточенной в бутылку, его драгоценная старушка попала в какое-то заколдованное пространство, где время останавливается, замирая на месте, со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде отсутствия разрухи после боя, непортящегося продовольствия и всего прочего. Но объяснить гигантские размеры овощей и фруктов он так и не сумел. Да и не слишком к этому стремился. Ведь сейчас у них с Гиббсом имелась задача поважнее, чем разгадка непостижимых тайн мироздания в виде плодов-переростков.

- Джек, а может, ну их к дьяволу, эти... плодовые изыски? - старпом все еще подозрительно вертел в руках луковицу. - Не нравятся они мне, и все тут. Такие здоровенные, просто жуть берет. А вдруг их есть нельзя?

- Гиббс, ну, что ты разохался, как пугливая баба? Не хочешь, не ешь, никто не заставляет, к тому же, кусок толстенного банана ты уже все равно успел оттяпать. Так что, поздновато тебе бояться, - пробурчал тот, тоже втихаря маясь сомнениями, и тут же плюнул на них. - Ладно, приятель, пора отчаливать отсюда. Надеюсь, крошка-Энжи не успела добраться до заветного мешочка с корабликами... А парочку бананов я, пожалуй, прихвачу для нашего хвостатого друга.

При упоминании о оставшемся в каюте мешке с бутылочной флотилией друзья переглянулись, и по макушку нагрузившись всевозможной провизией, поспешно выбрались из камбуза. Мартышка все также гордо восседала на рее, не обращая на них никакого внимания.

- Э-эй, приятель, иди сюда! У меня для тебя кое-что есть, - позвал ее Джек, помахивая огромным бананом. Только мохнатый тезка кэпа не собирался спускаться, а сердито заверещал и отвернулся, нахально задирая хвост, после чего метнул вниз скромную кучку того, что в приличном обществе называть не принято. Бархатных штанишек на нем почему-то не оказалось...

- Вот зараза! Да чтоб тебя разорвало! - выругался Джек, едва успевая отскочить в сторону, и чуть не грохнул весь провиант на сырые палубные доски. - К нему по-хорошему, а он... Ну, и катись ко всем чертям, маленький заср..., тьфу..., - он сочно сплюнул со злости и бросил под мачту любезно прихваченный фрукт с большущим зеленым яблоком. Анжелике такие подозрительные "деликатесы" заботливый "папаша" твердо решил не давать.

- Что, промахнулся, старина? - хохотнул Гиббс, задирая голову вверх и глядя на тезку капитана. - А то я уже хотел тебе чистую тряпицу любезно предложить.
- На кой дьявол она мне сдалась? Ведь задница-то все равно упрыгала. Эх, изловить бы ее хозяина, вот точно, мало бы тому не показалось, - проворчал Джек, снова взглянув на рею.
- Да не тебе тряпка-то, а вон ему, - пробормотал старпом, давясь от смеха. Только наглый представитель приматов уже исчез оттуда. - Ладно, не расстраивайся, этот парень всегда отличался скверным... характером. Лучше пойдем поскорее кормить твоего голодного ребенка, - усмехнулся он, втихаря вытирая выступившие слезы, и парочка, брезгливо покосившись на рухнувшие с неба "сокровища", направилась в каюту.

Первое, что бросилось друзьям в глаза - это развал в капитанском жилище, и Анжелика, шмыгая носом от усердия, важно восседающая посреди кучи женского тряпья, вываленного из громоздкого сундука, пристроенного в дальнем углу. Дорогие платья, кружевные панталоны, корсеты, ночные чепцы и прочие дамские вещички, извлеченные из него на свет божий, красовались даже на койке. Сама сопливая модница тоже успела принарядиться в симпатичное шелковое синенькое платьице из тех же запасов, так удачно найденное ей, и слегка великоватое. Но все же оно было лучше, чем тот нелепый, широченный балахон до пят, норовящий то и дело свалиться и бывший когда-то ее рубашкой.

При виде "отца" с приятелем и изобилия принесенной ими снеди, по уши довольная кроха подскочила и радостно кинулась к ним навстречу.

- Энжи, детка, я не понял - без нас тут шмотки раздавали, а мы с Гиббсом что-то пропустили? - весело поинтересовался Джек, подозрительно зыркнул на парусиновый мешок, забытый возле входа, и убедившись, что с ним все в порядке, сразу успокоился. Мешок был очень туго завязан, и девчушка не смогла добраться до него, хоть, наверное, и пыталась засунуть туда свой хорошенький любопытный носик.

- Тебе нравится, пап? - шустрая кроха завертелась, позволяя полюбоваться на себя со всех сторон.

- А что, красивое... Тебе идет, - растерянно пробормотал "папаша", проходя к столу и разглядывая устроенную барахолку, принялся выставлять добытую на камбузе провизию.
- А вам, сэр, нравится мое платье? - робко спросила Энжи у Гиббса, хозяйничающего вместе с Джеком.

- Конечно, детка... Только немного висит на тебе, а так очень даже ничего, - поддержал добряк-старпом своего кэпа. Оба они говорили сущую правду - в новой одежке Анжелика выглядела красоткой, и сама это прекрасно знала.

- Только, цыпа, будь добра, прибери за собой всю учиненную разруху, и желательно, побыстрее. Время уже позднее... Смекаешь? - строго сказал Джек не в меру впавшей в кокетство "дочурке", которая виновато засопела и по привычке затолкала пальчик в ноздрю, застенчиво доставая козявку. - И не ковыряйся в носу, приличные барышни так никогда не делают. Кроме того, можно сломать палец или поцарапать мозги, - и победно посмотрел на Анжелику.

Две последние угрозы немедленно подействовали - Энжи испуганно выдернула опасный предмет и неохотно поплелась к сундуку.

- Жрать-то как хочется... А еще больше выпить, - мечтательно вздохнул Гиббс и в предвкушении облизнулся. - Все нутро пересохло, аки раскаленный песок в безводной пустыне.

- Вот и я о том же, старина, - поддержал его кэп. - Слушай, а наш Гектор - парень не промах. В порыве алчности так разошелся и крепко обнес каких-то богатеньких теток подчистую. Даже панталонами не погнушался. Ну, еще бы! Ведь они же такие шикарные - шелковые, да с кружевами,- хохотнул он, разливая из закопченного, засаленного котелка по тарелкам бобовую похлебку и глядя, как Анжелика, пыхтя от торопливости, запихивает развороченный дамский гардероб обратно.

- Лучше бы вместо бабьих подштанников денег в наследство оставил, - хмыкнул старпом, помогая уставшей и вспотевшей крохе расправиться с напавшим на нее бардаком. - Что нам с этим кружевным тряпьем делать?

- Зато моя обожаемая... дочурка себя наряд присмотрела, - усмехнулся Джек. - Вот за это Гектору спасибо... И за достойный провиант, и за ром. Поэтому нечего нам с тобой на него напраслину возводить. А денежки, приятель, получше искать надо. Не может быть, чтобы у капитана Барбоссы нигде ни гроша не было припрятано. Кстати, Гиббс, сгоняй в трюм за ромом, а то мы на радостях самое важное забыли прихватить.
- Будет сделано, сэр! - бодренько отозвался тот и выскочил за дверь, а вскоре вернулся, под завязку груженый бутылками.

К тому времени выбившаяся из сил Анжелика уже управилась с разбросанными одеждами, и вся троица, наконец-то, приступила к трапезе.

Пока изрядно захмелевшие друзья за едой и выпивкой обсуждали насущные вопросы, крепко проголодавшаяся Энжи уже успела от души насытиться, и под их пьяную болтовню клевала носом.

- Э-э, дочура, да ты совсем уснула, скоро мордочкой в тарелку упадешь, - заметил Джек ее героическую борьбу со сном. - Давай-ка, держи курс на койку. Давай, давай, иди укладывайся...

- Не пойду спать..., - смущенно пробубнила кроха. - Я писать хочу... А еще какать..., - и стеснительно опустила глазки.

- Ну, ты даешь, дорогуша, - сердито фыркнул "папаша", услышав такое заявление. - Так за чем дело стало? Вон ведро в углу имеется, нарочно для подобных... целей. Шла бы и молча делала, что нужно, а не докладывала во всеуслышание. Это неприлично... Благовоспитанные барышни так себя за столом не ведут, - отчитал он несчастную, горестно сопевшую девчушку, готовую вот-вот расплакаться. Но взглянув повнимательнее на огромное ведро размером с добрую половину бочонка, в которое такая мелкота имеет все шансы провалится по самые уши, сразу сменил гнев на милость.

- А с какого перепуга, приятель, ты себя вдруг к благовоспитанным барышням причислил? - хохотнул Гиббс, заступаясь за скисшую, плаксиво пыхтящую Анжелику. - Подумаешь, неприлично... Сами-то мы с тобой иногда такое плетем за столом своими длинными болтливыми языками, что даже стыдно подумать, о чем я сейчас подумал.

Только Джек уже его не слушал - заметив под койкой что-то интересное, он тотчас нырнул под нее и вытянул на свет божий вместительный медный ночной горшок, надраенный до блеска.

- О, а вот это очень кстати... Ну, танцуй, детка, нашлась для тебя подходящая посудина... Как раз то, что нужно. От старины Гектора в наследство досталась, он всегда к всевозможным удобствам тяготел. Не то, что некоторые, не будем пальцами в них тыкать. По-старинке, да с борта..., - рассуждал Джек, ужасно довольный своей находкой, рассматривая ее со всех сторон. - Черт, настоящее произведение искусства. А как сияет... Словно жаркое карибское солнце после проливного дождя. Да, старого сурового морского волка в глубине души всегда тянуло к прекрасному..

- Э-эй, парень, хватит восхищаться, отдай ребенку ночную вазу, - глядя на жалкую, сморщенную мордашку Анжелики, старпом вовремя остановил его словесный полет . - Иначе еще немного, и она ему уже не понадобится.
- О-ох, тысяча извинений, увлекся, - спохватился Джек и поставил горшок возле койки. - Прошу вас, мисс... Пойдемте, мистер Гиббс, не будем мешать юной леди, - он ухватил приятеля за рукав и потащил его к выходу, попутно прихватывая с собой недопитую бутылку. А тот успел бросить Энжи на койку кусок чистой тряпицы, которую совсем недавно хотел столь любезно предложить мохнатому тезке кэпа.

- Огромных творческих успехов, детка, - пожелал "папаша" на прощание и закрыл за собой дверь, предоставляя крохе дальше самой разбираться со своими проблемами.

Вечер медленно догорал, и раскаленный за день огненный шар торжественно уходил на покой, утопая в золотисто-багряных водах...

Друзья уселись под фок-мачтой и невольно залюбовались величавым, бесподобным зрелищем.

- Есть ли на свете что-нибудь прекраснее закатов посреди бескрайних морских просторов? - задумчиво проговорил Джек, не отрывая влажно блестящих хмельных глаз от исчезающего солнечного диска, и на миг отрешившись от всего земного.

- Послушай, старина, а что дальше? - осторожно спросил Гиббс, возвращая рухнувшего в романтику, замечтавшегося капитана Воробья назад на грешную землю.

- М-м, в каком смысле? - сначала не понял тот, с неохотой отрывая бездонный взор, затуманенный ямайским ромом, от вечерних красот Карибики.

- А вот в таком, дружище. В самом прямом... Что мы с тобой будем делать с кораблем без команды, которую нам негде взять? Или ты думаешь управиться с нашей старушкой вдвоем? А может, своего ангелочка Энжи заставишь по мачтам лазать за компанию с мартышкой? - словно горохом отсыпал старпом и замолчал в ожидании.

"Ох, дьявол, а ведь он прав - с командой-то у нас полная неувязочка выходит", - тихо ужаснулся Джек, но вида не подал.

- Слушай, приятель, давай подумаем об этом завтра. Утро вечера всегда мудренее. Глядишь, что-нибудь толковое само придумается, - лениво отозвался он, с неохотой поднимаясь, и приложившись к бутылке, передал ее Гиббсу.

И вдруг на рее прямо у себя на головой Джек снова увидел своего мохнатого тезку. Маленькая обезьянка-капуцин, раньше почти незаметная с такой высоты, теперь ясно и отчетливо вырисовывалась на фоне потемневшего неба. Она свесила вниз подозрительно длинный хвост и картинно восседала на мачте в последних лучах заходящего солнца, тоже любуясь закатом за компанию с пристроившейся под ней парочкой.

- Ишь, ты, расселся, живой памятник скверностям, - пробурчал капитан Воробей, во все глаза уставясь на наслаждающегося жизнью представителя приматов, и на всякий случай отошел подальше от его опасного соседства. - Так и жди от тебя какой-нибудь гадости.

- Слушай, Джек, вот смотрю я на него, и все никак не пойму, - пробормотал Гиббс, поднявшийся следом за кэпом, и вместе с ним разглядывая сидящую наверху зверюгу. - Мне кажется, что он...

- Вырос, да? - отозвался тот. - Нет, старина, то, что кажется обоим сразу, уже совсем не кажется, а так оно и есть. Наш мелкий малыш Джек на самом деле с какого-то перепуга заметно подрос.

- Ох, не нравится мне все это, - покачал головой старпом. - Переросшие, огромные плоды, растущие обезьяны... Теперь понятно, почему этот парень без штанов. Малы они ему стали...

- Если честно, я тоже не в восторге от таких странностей, - задумчиво ответил тезка "растущей обезьяны", отрывая напряженный взгляд от мачты. - Знаешь, Гиббс, что я думаю? Надо изловить эту гадкую бесштанную макаку и запереть ее куда-нибудь от греха подальше. Ну, хотя бы на время. А гигантские плоды-переростки все до единого за борт вышвырнуть, к чертовой матери. Только ты уже успел вкусить и диковинного фрукта, и овоща.

- Так ведь я же сразу выплюнул! - испугался Гиббс, отведавший невиданных диковин . - Даже не проглотил, побоялся. Ну их к черту... Но я с тобой согласен - мартышку мы обязательно изловим и надежно запрем, а странные фрукты-овощи выбросим. Как думаешь, отчего такие... непотребства?

- Не знаю, - честно сознался Джек. - Может, поганец-Борода чего наколдовал. Зачем-то же распихивал корабли по бутылкам. Ведь не для того, чтобы на досуге любоваться ими, или в морской бой играть. Они нужны были ему в целости и сохранности, без убиенных жертв и разрушений, со всей полагающейся приличной обстановкой, и вовсе не ради дурацкой причуды старого маразматика. Только зачем, теперь мы уже никогда не узнаем. А эту ночку нам с тобой, старина Джошами, придется на палубе скоротать. Мало ли, что...

- Да кто же против-то? - пожал плечами старпом. - Погода отличная, прохладно, воздух свежий...

- Ладно, пойду я гляну, чем там моя любимая... дочурка занимается. А заодно нам с тобой матрас притащу, - и Джек скрылся за дверью.

К его неописуемой радости Анжелика сладко спала. Возле койки для заботливого "папочки" красовался скромненький "подарочек" со вкусом, вернее, с запахом, а в душной каюте витал до боли знакомый сногсшибательный "аромат".

- Ну, надо же, кто бы мог подумать, - брезгливо поморщился пораженный "отец", заглядывая в горшок, результаты в котором превзошли все ожидания, и обреченно вздохнул. - Э-эх, раз-два, взяли, - он, скривившись, подхватил его, бегом вынес на палубу и выплеснул за борт далеко недетские неожиданности.

- Терпи, папаша... А кому сейчас легко? - хохотнул Гиббс, наблюдая за кэпом, с перекошенной физиономией тащившим ночную вазу обратно.

Но Джек ничего не ответил, а лишь гневно зыркнул на него бездонными, сверкающими очами, сунул зловредному старпому под нос грязный горшок и исчез в каюте. Там немного сполоснул его, поставил под койку, вытащил большой соломенный матрас и поволок на палубу, оставляя дверь приоткрытой, чтобы проветривалось.

- Ну, все, с облегчением, что ли? - ухмыльнулся неунимающийся Гиббс. - Да, старина, обзавелся ты... хозяйством, нарочно не придумаешь. Слышь, Джек, ты того..., ложись спать, а я покараулю.

Уговаривать до чертиков умаявшегося за день кэпа не пришлось - тот задремал и без любезного предложения друга сразу, как только улегся. А мистер Гиббс, глядя на старого приятеля, лишь покачал головой, тяжело вздохнул и прилег рядом с ним, любуясь веселыми огоньками первых звезд, разноцветно вспыхивающих в сине-черном мраке ночного неба. Он от души порадовался благополучному концу этого суматошного вечера и тоже нечаянно уснул.
Вскоре оба усталых товарища раскатисто храпели на все судно добрым стадом бизонов, заглушая ласковый полусонный плеск волн за бортом и тихие песни соленого легкого ветра в такелаже...

Глава 3

Весь остаток ночи Джек карабкался ввысь, на грот-мачту, которая оказалась вовсе никакой не мачтой, а гигантским ядовито-желтым бананом. Зачем ему так приспичило добраться до его верхушки, он сам толком не понял... Возможно, ужасно хотел изловить мартышку... Но упорно продолжал лезть все выше и выше, туда, где в лазурно-голубом небе ярко переливалась многоцветная радуга. А потом вдруг сорвался и полетел вниз, сшибая по пути растущие тут же огромные яблоки, и шмякнулся на палубу прямо под ноги невесть откуда взявшемуся капитану Барбоссе.

- Между прочим, верх - это низ... Ты разве не знал, парень? - наставительно изрек Гектор какую-то невразумительную мудрость, с громким хрустом вгрызаясь в большущий зеленый фрукт размером с малое ядро. Кисло-сладкий сок внушительного диковинного плода потек по подбородку... Сидящая рядом с хозяином мартышка величиной с павиана хищно оскалила острые белые клыки и прыгнула оглушенному падением Джеку на грудь. А сверху на них обрушился крупный град яблочных ядер.

- М-м-м..., бр-р-р..., - жалобно застонал "погребенный" под фруктовым завалом и кое-как приоткрыл один мутный бездонный глаз, с трудом вспоминая, где находится.

Солнце стояло высоко, значит, он долго заспался. Неподалеку гремела посуда - это хозяйственный мистер Гиббс добросовестно мыл на палубе грязные тарелки-ложки-кружки и прочее кухонное добро, оставшееся на столе неубранным после ужина. Джек лениво заворочался, с неохотой усаживаясь на матрасе, и от души потягиваясь, широко зевнул. Шевелиться решительно не хотелось - за ночь все тело словно одеревенело, отказываясь подчиняться, а голова гудела так, будто на нее и вправду свалился полный бушель яблок.

- Доброе утро, кэп..., - бодро поприветствовал его усердный старпом, вытаскивая вымытые тарелки из ведра и составляя аккуратной стопкой на сыроватые палубные доски.

- И тебе не хворать, старина, - пробормотал заспанный капитан, окончательно просыпаясь, и охнув, тяжело поднялся, с явным сожалением покидая уютную, мягкую соломенную "постель". - Вижу, ты тут без меня уже вовсю хозяйничаешь... Чудненько...

- А то как же! Однако, долго же ты почивать изволил, приятель. Я уже все остатки нашего вчерашнего фуршета успел убрать, - с гордостью хорошего домохозяина заявил расторопный Джошами.

- А как там наш сопливый... ангелочек? Неужели еще спит? - Джек снова зевнул во весь золотозубый рот и поморщился, вспоминая свой вчерашний забег с горшком. Возвращаться в свое жилище он явно не спешил.

- Да еще как! Крепко и сладко, из пушки не разбудишь, - отозвался Гиббс и отнес посуду в каюту. - Наша красотка тоже заспалась, беря пример со своего "папаши", - доложил он, тут же вернувшись обратно. - Видно, крепко умаялась вчера... Бедняжка мисс Тич, надо же было такой... неприятности случиться, - и добряк-старпом тяжко вздохнул.

- Ага, бедная... Как же! Ей-то что... Это мы с тобой, дружище, теперь бедные. В частности, я... Сейчас проснется, и снова носись с экскрементами в горшках, тьфу... Ведь я же, все-таки, мужик, а не мать, твою мать, - проворчал до чертиков недовольный капитан Воробей, и сплюнув с досады, задрал голову вверх, по привычке ища глазами на реях мартышку, но никого не увидел.

- Неужели тебе совсем не жаль несчастную крошку? - Гиббс укоризненно взглянул на кэпа. - Не знаю, как ты, а я бы совсем не хотел оказаться на ее месте.

- Гадкая бесштанная обезьяна сама виновата, нечего людям на голову гадить...

- Я об Анжелике...

- А может, для Энжи так гораздо лучше будет, - пробурчал Джек и сердито посмотрел на него. - И хватит уже об этом, приказываю вам, мистер Гиббс, отставить разведение на судне телячьих нежностей. Жалко, не жалко... Какая разница? У нас с тобой, приятель, куда важнее дела имеются, - строго сказал он. - Нужно поскорее изловить зловредную макаку и вышвырнуть за борт гигантские плодовые извращения - все, до единого, а их здесь немало. Нутром чую, что с ними что-то нечисто. Смекаешь?

- А то как же! - с готовностью закивал старпом. - Все сделаем, как вчера решили - отловим и вышвырнем. Только, может, сначала перекусим? Ну, и выпьем, разумеется... А то что-то башка трещит.

- Ну, это само собой, - усмехнулся Джек, глядя на раскрасневшуюся, лоснящуюся широкую физиономию друга. - Выпивка и закуска для джентльмена удачи - святое. А обезьяна и плоды-переростки от нас никуда не денутся, - и скрылся за приоткрытой дверью.

Как и говорил Гиббс, Анжелика безмятежно спала. Он не закрыл каюту на ночь, и спасаясь от гуляющего сквозняка, крепко замерзшая кроха закуталась в одеяло по самые уши. Джек достал из под стола непочатую бутылку, ловко откупорил ее, и страдая от невероятной засухи, жадно припал к горлышку, поглядывая на спящую девчушку. А затем потихоньку подошел и осторожно присел рядом с ней на койку. Обжигающий ром блаженной, дурманящей волной растекался по жилам, вновь возвращая к жизни, и в прояснившейся голове, переставшей гулко гудеть, вихрем пронеслись воспоминания давно минувших дней.

Его случайное, откровенно дурацкое знакомство с юной скромной и застенчивой послушницей, робкие поцелуи, самая первая незабываемая ночь, побег из монастыря... О, сколько их, таких знойных ночей пронеслось на крыльях любви, словно короткое мгновение. Страстные объятья, вздохи, сплетенья... Пожалуй, больше ни с одной женщиной ему не было так хорошо. Но золотое время безвозвратно ушло и уже никогда не вернется.

"Да, приятель, а ведь если разобраться, в отличие от тебя, Энжи, все-таки, крупно повезло. Когда ничего не помнишь, не о чем жалеть и терзаться - ни за упущенное хорошее, ни за причиненное плохое, - с легкой грустью подумал Джек. - Ты начинаешь жить заново, чист, как невинный младенец, и никому не должен."

Он нежно погладил взлохмаченную темно-каштановую шевелюру сладко посапывающей "дочурки", но тут из складок одеяла вывалилось огромное обгрызенное яблоко и с гулким стуком упало на пол. Наверное, та нашла его в каюте, когда они с Гиббсом любовались морским закатом за компанию с сидящей на рее подросшей мартышкой.

"Вот именно, подросшей..., - Джек с опаской взглянул на подозрительный фрукт и на спящую Анжелику. - О-о, дьявол, а если все дело в этих странных плодах? Макака, точно, питалась ими. Может, поэтому наш мелкий хвостатый приятель и стал расти? Тогда получается, что Энжи тоже..."

Додумать осенившую умную, но крайне неприятную мысль не успел - девчушка заворочалась и приоткрыла припухшие заспанные шоколадные глазки.

- Па-ап, а ты чего тут сидишь? - сонно пробормотала она, зевая и потягиваясь.

- М-м..., ничего, ничего, детка, так просто, - замялся застуканный "папаша". - Вот зашел на тебя посмотреть... Вижу, ты хорошо выспалась. Тогда вставай и будем завтракать, хоть, правда, уже давно пора обедать. Давай, давай, поднимайся, маленькая засоня, - поторопил он лениво потягивающуюся "дочурку", собираясь встать с койки, но Анжелика, выбравшись из под одеяла, сразу же влезла к нему на колени и крепко обвила шею, счастливо пыхтя в ухо. - Ну, ты чего так разошлась? Ведь ненароком придушишь, - растерянно промямлил он, не ожидая от крохи такой прыти. - О-о, да ты еще и в платье спать улеглась, ай-яй-яй, - и строго нахмурился, после чего смущенная Энжи, виновато сопя, тотчас его отпустила. - Нехорошо, детка, посмотри, какое оно теперь... На половую тряпку похоже.

По правде говоря, Джеку было глубоко наплевать на испорченное платье, только когда бывшая любовница становится пятилетней девчушкой и виснет на шее, принимая за своего папочку, это крайне неприятно действует на расшатанные нервы.

- Я ненарочно, пап, честно, - пробубнила Анжелика, уткнувшись ему в рубашку. - Даже сама не помню, как уснула, - и тут же успокоившись, хитровато взглянула на него.

- Ладно, цыпа, все это ерунда, - махнул рукой тот. - Приводи себя в порядок, удобства на прежнем месте под койкой, если не забыла. А мы с Гиббсом пока что-нибудь поесть сообразим. Дел у нас сегодня много, поэтому ты тоже побыстрее управляйся со своими. Идет?

- Идет..., - покорно вздохнула она, соскакивая с колен "папаши" и поправляя измятую одежку.

Джек пригляделся к прихорашивающейся Энжи повнимательнее, и наконец, понял, что в ней было не так. Синенькое шелковое платьице, еще вчера вечером великоватое ей, теперь плотно облегало крепкое тельце и даже стало слегка коротким. А пухленькая, круглая мордашка крохи стала выглядеть немного старше.

- Иди-ка сюда, дорогуша, - и сердито притянул Анжелику к себе, еще раз пристально оглядывая ее с головы до ног. - Я знаю, ты грызла яблоко...

- Ну, да, грызла, - удивленно хлопая глазками, кивнула та, не понимая, почему "отец" недоволен из-за такой ерунды.

- А где ты его взяла? - продолжал допытываться Джек, не отпуская ее.
- Здесь на полу нашла, оно в углу лежало. Да пусти же ты меня, больно, - Энжи обиженно вырвалась. - А тебе жалко, да?

- Нет, детка, мне не жалко, - как можно спокойнее сказал он. - Но нельзя подбирать с пола и есть неизвестно, что. А вдруг яблоко... порченое? Разболится живот и просидишь весь день в каюте на горшке. Оно тебе надо? - и хмуро взглянул на испуганную Анжелику, которую перспективка украшать собой ночную вазу вовсе не прельщала.

- Но, пап, ведь я же совсем немножечко, чуть-чуть, только попробовала, - испуганно пролепетала "дочурка", умоляюще глядя на него.

- Ничего себе, немножечко! Добрую половину яблока уплела и глазом не моргнула, - фыркнул Джек и сунул его в карман. - Ладно, все, забыли. Только больше не подбирай с пола всякую дрянь. Смекаешь?

- Смекаю, - поспешно согласилась Энжи, очень довольная, что гроза миновала . - Только, пап, мне платье отчего-то короткое стало. И тесное..., - пожаловался озадаченный ребенок, рассматривая себя со всех сторон.

- Тебе кажется, дорогая, - не моргнув глазом, соврал он, чувствуя, как по спине потек противный, липкий пот. - Ну, если тебе в нем совсем неудобно, после завтрака можешь снова порыться в сундуке. Вдруг найдешь что-нибудь стоящее, - и ласково потрепал ее густые, взлохмаченные спросонья волосы, втайне имея огромное желание взвыть самым дурным голосом, и желательно, погромче.

Джек торопливо направился к дверям, когда Анжелика робко окликнула его:

- Пап, а почему твоя обезьянка тебя так боится? Она от нас на мачту убежала. А я хотела покормить ее. И поиграть...

- М-м..., понимаешь, детка..., - слегка замялся тот, старательно подбирая подходящие слова. - Мартышка - не она, а он, и зовут его тоже Джек. Совсем, как меня. Просто этот парень отвык от людей, а мы долго не были на судне, вот мой мохнатый тезка и одичал. Никому не дается в руки, шарахается от нас, мы даже еду оставляем ему под мачтой.

- Жалко..., - вздохнула Энжи. - А мне так хочется подержать его. Наверное, он такой... мягонький и теплый.

- Забудь об этом, цыпа! - замахал руками тезка одичавшей мартышки. - Выбрось из своей хорошенькой головки раз и навсегда! Он кусает всех без разбора и чертовски больно. Энжи, дорогуша, ты меня слышишь? Пообещай не трогать его, даже если сам подойдет, в чем я, правда, глубоко сомневаюсь. Ну, пока, во всяком случае.

- Обещаю..., - еще раз грустно вздохнула разочарованная кроха, пожала плечами, и давая "папаше" понять, что разговор окончен, начала застилать койку, неловко растягивая по ней одеяло. А Джек выскочил из каюты, и задыхаясь, припал к бутылке.

"Дьявол! Оказывается, на "Жемчужине" теперь растут не только макаки. Значит, дело в этих чертовых плодах. Нет, с одной стороны, конечно, очень хорошо, если Анжелика вырастет и снова станет взрослой. Но вдруг она не повзрослеет, а просто превратится гигантского пятилетнего ребенка? Что тогда? - тихо ужаснулся он, и поперхнувшись ромом, отчаянно закашлялся. - Так, приятель, спокойствие, только спокойствие. Поглядим, что дальше будет."

Капитан Воробей засунул полупустую бутылку в карман и отправился искать хозяйственного мистера Гиббса, который копошился где-то внизу, наверное, на камбузе. Своему верному старпому он благоразумно решил пока ничего не говорить.

После позднего завтрака или раннего обеда заботливый "папаша" снова вынес горшок, на сей раз уже без ароматного "подарочка", и друзья первым делом отправились избавляться от диковинных плодов, оставляя поимку зловредной мартышки напоследок. К тому же, мохнатый хитрюга, словно предчувствуя грядущую охоту на себя, где-то очень удачно спрятался, и его нигде не было видно. Джек, как и обещал, позволил Анжелике покопаться в сундуке и выбрать другое платье, взяв с нее при этом честное слово не раскладывать корсеты-панталоны по всей каюте. А немного подумав, достал из ящика стола тупые ржавые ножницы и сунул их "дочурке":

- Вот вам, мисс, инструмент, и настругайте себе носовых платочков. А то у вас сопли пузырями вылетают, и пальчик вы скоро, точно, сломаете, который из хорошенького носика наружу почти не выходит, - весело сказал он Энжи, сосредоточенно добывающей оттуда очередную козявку. - Хватит там сокровища искать, цыпа. Взрослая девица, а ведешь себя, как маленькая, - отчитал строгий "отец" уже успевшую привыкнуть к его ворчанию невозмутимую Анжелику. И они с Гиббсом, прихватив с собой непочатую бутылку, вышли на залитую ярким солнцем палубу, предоставляя сопливой моднице в гордом одиночестве разбираться с манящим ее сундуком.

Кэп со старпомом вытащили несколько корзин и заметили, что в них успели хорошенько пошариться, и кое-что похитить.

- Макака, - буркнул Гиббс, заглядывая в одну. - Она стащила, больше некому.

- И припрятала на черный день, - задумчиво ответил Джек, уставясь на содержимое другой. Брать в руки плоды-переростки ужасно не хотелось. - Вот же, зараза...

- Ну, ведь ей тоже надо чем-то питаться, - пожал плечами добряк-Джошами. - Ох, совсем забыл - этот парень может и без еды обходится. Он же - нежить. Джек, и что теперь?

- Не знаю, - проворчал тот. - Но чую нутром - хорошего мало. А тайничок мартышки нужно искать, непременно найти, реквизировать все украденное и вышвырнуть вон с корабля. Ладно, давай, старина. Раз-два, взяли, - они дружно подхватили большущую корзину, которая даже наполовину пустой была тяжеловата, и вывалили из нее за борт подозрительные "дары природы".

Точно также ловко управились и со следующей, пристально глядя, как ядовито-желтые бананы-гиганты с шумным плеском летят в воду, исчезая в морской пучине с глаз долой.

- А все-таки, удивительно, кэп, почему на палубе после такого ужасающего побоища нет трупов, - вдруг ни с того, ни с сего брякнул словоохотливый старпом. - Я вот тут подумал, куда они все могли подеваться, и нечаянно вспомнил одного своего старого... знакомого, кажется, араба... Или турка, если, конечно, не вру, но суть не в этом. Так вот он рассказывал, что по их поверью там, где пролилась кровь убитого, восстает чудовищный призрак - африт. Поэтому у них есть обычай непременно заколачивать в такое место крепкий длинный гвоздь, намертво прибивая к нему кровавое пятно. Тогда жуткий злобный дух умершего насильственной смертью не сможет вырваться на волю и мстить всем живым без разбора... Да...

- Сказочник, - фыркнул Джек, вытирая вспотевшую физиономию. - И ты, и твой старый придурковатый знакомый. Надо же, заколотить...Где мы с тобой столько гвоздей наберем, чтобы всех твоих... афритов, будь они трижды неладны, к палубе приколачивать?

- Да я-то что, я - ничего, - растерянно пробормотал Гиббс и снова пожал плечами. - Конечно, глупости все это. Страшные сказки, детишек на ночь пугать. Зато еще один мой давний знакомый черный парень с Ямайки рассказывал про колдунов вуду, которые могут украсть душу у живого человека и забрать ее у умершего, лишая Царствия Небесного и превращая в зомби - полумертвеца, делая своим вечным рабом. Похищенные души они обычно заточают в разные предметы, но чаще всего, в растения, плоды или тела животных... Ох, Матерь Божья, Джек, я знаю, отчего эти овощи-фрукты такие огромные! - завопил он так отчаянно, что Анжелика высунула испуганную мордашку из каюты.

- Иди-иди, детка, все в порядке. Это мистера Гиббса оса укусила за... ногу, - грозно зыркнул на нее "папаша", и девчушка тут же скрылась за дверью. - Так ты хочешь сказать, что поганец Борода...

- Да! - громовым шепотом рявкнул старпом. - Не знаю, куда проклятый колдун подевал мертвые тела, но именно во все эти овощи-фрукты он и упрятал их души. Ведь они бессмертны, а значит, живы. И продолжают жить даже в давно сорванных плодах, отчего те и растут. Смекаешь? - Гиббс единым духом выпалил свою страшную догадку и в тихом ужасе прикрыл рот ладонью.

- Ну, надо же... Просто, как все гениальное, - пробормотал Джек, чувствуя, как все его многочисленные косички медленно поднимаются дыбом. - Значит, мартышка наелась этих... обитаемых плодов и теперь тоже усиленно растет? Чудненько..., - он зябко поежился.

- Да ладно тебе, старина, - Джошами, виновато сопя, попытался успокоить изменившегося в лице кэпа, проклиная себя за излишнюю болтливость. - А может, глупости все это? Мало ли, что здесь на самом деле могло случиться. А мы тут мелем всякий вздор, который я сдуру ляпнул, - и робко покосился на Джека - мрачного, словно грозовая туча.

- Нет, приятель, вот на сей раз твой вздор больше всего похож на чистую правду, - глухо отозвался он. - Ведь мерзавец Борода был колдуном вуду - самым могущественным и ужасным. Дьявол, а как же Анжелика? Она тоже грызла это проклятое яблоко...

- Тысяча чертей нам в печенки! Где она его взяла? - Гиббс с опаской покосился на приоткрытую дверь. - Ведь мы же...

- Нашла в каюте. Оно на полу, в углу валялось. Словно нарочно кто подсунул, - Джек со злостью сплюнул, лихорадочно соображая, какими еще отягчающими последствиями, кроме бурного роста, может такая крайне неприятная "находка" ей грозить. А заодно и представителю приматов, долгое время поедающего все эти "одушевленные" вкусняшки.

"Черт с ней, с макакой, она же нежить. Но Энжи...", - он содрогнулся, вспоминая миленькое шелковое платьице, вчера висевшее на ней, а сегодня так внезапно ставшее коротким, узким и тесным. Значит, и она...

- Слушай, Гиббс, а ты ничего не заметил? М-м, ну, в смысле, Анжелика тоже, того, немного подросла? Или нет? - осторожно спросил Джек, в упор глядя на задумавшегося старпома.

- Да? А я думал, мне спьяну померещилось, решил, что допился до... Ладно, неважно. Вот ведь, дьявольщина, - и озадаченно почесал в затылке. - Кэп, что же теперь делать будем?

- Вот только без паники, приятель, - поморщился тот, сам раздираемый ей на части. - Поживем - увидим. А пока будем ловить гадкую обезьяну. Кстати, она очень хорошо
прячется, - и вновь зорким взором опытного морехода пробежался по реям, но своего хвостатого тезки нигде не увидел.

- Все равно поймаем, - засуетился Гиббс возле последней корзины с огромными луковыми ядрами. - Ну, что, кэп, дадим страдающим, неприкаянным душам долгожданное успокоение, - и ухватился за ручку.

- Не богохульствуй, приятель, - строго осадил его Джек. - Есть вещи, которыми не стоит шутить, уж поверь моему слову, - и взялся за другую. Друзья, поднатужившись, подняли корзину и опрокинули ее за борт, хмуро наблюдая, как содержимое скрывается в сине-бирюзовой глубине.

А потом, без сожаления распрощавшись с жутковатыми диковинами, с легким облегчением вздохнули и приступили к поискам хитроумной мартышки.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Пираты Карибского моря | Добавил (а): Lada (01.04.2012)
Просмотров: 881

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 4
1 Лоринга   (01.04.2012 21:31)
Комментарий инквизитора.

мало что изменилось, не считая отсутствия бардака,кроме валяющихся на полу многочисленных яблочных огрызков.

"Кроме" можно заменить на "и". Даже нужно. Иначе получается двойное отрицание.

проворчал Гиббс, снимая с плеча перекинутый парусиновый мешок с побрякивающей в нем бутылочной флотилией, и осторожно положил его в угол.

Так, а теперь уберем деепричастный оборот и местоимение "его" некуда будет присобачить. Поэтому советую сделать так: "... снимая мешок... и осторожно кладя его в угол". Или "... снял мешок и осторожно положил его в угол".

И хоть перспективка оставаться одной в пустой каюте ей не слишком светила, но спорить с усталым, раздраженным "отцом" не решилась.

Последнее существительное женского рода перед "не решилась" - "перспективка". Нерешительные какие-то у вас перспективы, право слово...

Барбосса здесь вовсе не при чем

Ни при чем.

крошка-Энжи

Дефис не нужен. Вот если б было "Энжи-крошка", тогда конечно, а когда имя идет за приложением, не требуется вообще никаких знаков.

Первое, что бросилось друзьям в глаза - это развал в капитанском жилище, и Анжелика, шмыгая носом от усердия, важно восседающая посреди кучи женского тряпья, вываленного из громоздкого сундука, пристроенного в дальнем углу.

Ну, во-первых, нагромождение причастных оборотов. Во-вторых, деепричастный оборот не к чему прикрепить, потому что в предложении нет глагола. Деепричастия употребляются ТОЛЬКО с глаголами, потому как поясняют именно их, а не другие части речи.

В остальном недочетов не увидела, разве что отметила ваше пристрастие к эпитету "бездонный" при описании глаз Джека. Раздражает, право слово, особенно когда повествование ведется от его имени. Он же себя со стороны не видит и глаза свои бездонными вряд ли назовет.

По сюжету - интересно. Очень. И с каждой главой атмосфера все накаляется. Трое на затерянном пустынном корабле, где происходят невообразимые пугающие вещи... ооо... поклон от любителя ужастиков. Это почти как заброшенный дом - идея довольно-таки избитая, но никогда не приедающаяся. Впрочем, ухожу от темы.

Сюжетная линия выверена и логична, нет ощущения, что действие разворачивается спонтанно и слишком быстро, а догадки приходят из какого-то левого пространства. Стиль выше всяких похвал, хотя в начале были косяки, ну да я их указала.

Очень нравится, очень. Буду ждать продолжения.

P.S. Если вы хотите выделить ударение, не стоит делать ударную гласную большой. Есть специальный значок ударения (функция Ворда "символы"). Это, по большому счету, придирка, но, повторюсь, хочется, чтобы в таком хорошем фанфике все было идеально.

И опять же, разделение абзацев (диалоги).

2 Lada   (02.04.2012 14:29)
Так, начну по порядку.
Как приятно узнавать о своей писанине много интересного...
1. Я вот, хоть убейти меня, не вижу ничего страшного в двойном отрицании.
2. А почему нужно ложить мешок именно так, а не иначе? Так, как мы с Гиббсом его положили, не звучит? Опять же, хоть убейте, не вижу ошибок. Вот это уже совсем мелочь. Ка ни построй предложение, смысл не меняется, мешок-то все равно останется в углу.
3. А почему у нас нерешительные перспективки? Вполне нормальные перспективки. Они здесь совсем ни при чем . И так понятно, что речь идет об Анжелике, местоимение "ей" четко указывает на нее.
"Перспективка оставаться одной в пустой каюте ЕЙ не слишком светила, но спорить..." Неужели смысл настолько неясен?
4. С опечатками согласна, это могла и пропустить.
5. Про нагромождение депричастных оборотов тоже оченьб спорный вопрос. Предложение трудночитаемо? Его смысл непонятен? С чем употребляется деепричастие, я знаю, но в некоторых случах я могу позволить себе маленькую шалость не прикреплять его к глаголу. тем более, если предложение от этого не страдает.
5.У меня нет пристрастия к эпитету "бездонный" Фф написан в стебной манере, посему этот эпитет может повторятся здесь довольно часто. Его шутливый смысл и так понятен. В повествовании от имени Джека нет и не может быть описания его бездонных очей, которое вас, Лоринга, так раздражают. Насколько помню, он нигде свои знойные взоры сам нигде не описывает.
Лоринга, я никогда не обижаюсь на критику, но она если конструктивна.
В этом случае я конструктивности не вижу. К слову сказать, я перед тем, как выкладывать фф, просматривала много других фф, и очень удивилась. Во многих нет разделения на абзацы вообще, диалоги идут одной сплошной массой, что читать совсем невозможно, повторы, опечатки, ошибки, кидающиеся в глаза. Как-то странно получается.
Я не считаю свою писанину чем-то шедевральным и себя великим писакой. И в Дом Писателей не стремлюсь, да и фикрайтером, кстати, тоже себя не мню, мну, или как там будет правильно, потому что, как теперь выяснилось, не знаю русского языка. Ну, лучше поздно, чем никогда. Фанфик этот у меня далеко не первый, и переучиваться писать мне уже поздновато. Так и придется лепить деепричастия без глаголов до конца дней своих.
По поводу продолжения... А надо ли оно? Фанфик написан несколько месяцев назад и впервые увидел свет не на этом сайте. Если посчитаете нужным, удалите эти три главы.
Всего хорошего.

3 Лоринга   (02.04.2012 14:45)
Смысл понять можно во всех случаях. Но его так же хорошо можно понять из малосвязной речи иностранца, и из лепета младенца, и даже когда человек с набитым ртом мямлит. Я говорю сейчас не о смысле, а о звучании. Мне очень нравится фанфик, и шероховатости в нем неприятны.

Фф написан в стебной манере, посему этот эпитет может повторятся здесь довольно часто. Его шутливый смысл и так понятен.

Мне произведение казалось юмористическим, но не стебным. Стеб - это когда особенности персонажа в гипертрофированном виде показываются, а у вас персонажи вполне себе вхарактерные.

Во многих нет разделения на абзацы вообще, диалоги идут одной сплошной массой, что читать совсем невозможно, повторы, опечатки, ошибки, кидающиеся в глаза.


Не сравнивайте себя с ними. Это все равно что профессионалу гордиться своими достижениями перед новичками. Большинству фикрайтеров до вашего уровня тянуться и тянуться.

Фанфик этот у меня далеко не первый, и переучиваться писать мне уже поздновато. Так и придется лепить деепричастия без глаголов до конца дней своих.

Ну, как говорится, была бы честь предложена. А учиться никогда не поздно, и до конца дней своих держать одну планку, пусть и довольно высокую, - значит, остановиться в развитии себя как фикрайтера.

По поводу продолжения... А надо ли оно? Фанфик написан несколько месяцев назад и впервые увидел свет не на этом сайте.

ЧТО????!!! Продолжения не будет??!!! *депрессия*

Если посчитаете нужным, удалите эти три главы.


Ну, щаз. Должен же быть на сайте пример хорошего фика.

4 Briza   (02.04.2012 18:39)
У меня нет пристрастия к эпитету "бездонный" Фф написан в стебной манере, посему этот эпитет может повторятся здесь довольно часто. Его шутливый смысл и так понятен. В повествовании от имени Джека нет и не может быть описания его бездонных очей

Кстати, это словосочетание - "бездонные очи" применительно к Джеку, давно уже стало общепринятым в данном фаноне.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн