фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 19:04

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «Путь наверх. | Глава 2. Бал Верховного Жреца.»


Шапка фанфика:


Автор: Парсек
Тип/Вид: Гет
Персонажи/ Пейринг: ОМП, ОЖП (эх, всё равно в мэрисьюшности обвинят!)
Размер: планируется макси. Первая книга дилогии.
Статус: в процессе.
Дисклеймеры: в текст вплетены легко узнаваемые образы и цитаты из текста песен вдохновившей меня российской хард-энд-хэви группы "Ария" , лейтмотивом идёт композиция"Беги за солнцем". Правильно ли назвать работу сонгфик? Эта работа - благодарность группе за её творчество, благодарность Маргарите Пушкиной, при прослушивании текстов которой родились эти персонажи и образы. К музыкантам группы никто из героев не имеет никакого отношения.
Предупреждение: нецензурной лексики нет, но слова ругательные вроде "жопа" и "говно" присутствуют.
Размещение: не нужно.
Содержание: это канонное фэнтези, о честолюбивом маге и ищущей своё королевство воительнице, о хитром воре и прекрасной принцессе, о странствиях и битвах, колдовстве и силе духа, чести и тщеславии, любви и надежде.
От автора: эта работа, созданная по ассоциациям к текстам "Арии", в равной мере подойдёт тем читателям, кто с творчеством "Арии" не знаком, но просто любит лёгкое фэнтези, не изобилующее длинными названиями стран и городов, описанием странных народов и разных бабаек. Женской аудитории, любящей пострадать по роковому мужчине, в назидание. Работа очень искренняя, и я её люблю. Конструктивную критику приму. Критику "терпеть не могу фэнтези, а группа "Ария" меня вообще бесит, зачем нужно было писать такую фигню" оставьте, пожалуйста, при себе. Буду очень благодарна за указанием ошибок в тексте, ибо как не редактируй, а глаз "замыливается" и не видит очевидное. Приятного прочтения! Спасибо всем читателям. Продолжение буду выкладывать по мере интереса.


Текст фанфика:

Удивительно погожий выдался день. Небо было пронзительно-голубым, солнце светило, словно в майский полдень, а, между тем, на городских деревьях не осталось ни единого листочка, а главную площадь ещё вчера припорошило колючим крупитчатым снежком, который теперь безжалостно топтал столпившийся здесь народ.

Событие, ради которого они все здесь собрались, для Агропы было достаточно рядовым – в два часа пополудни на площади должны были сжечь ведьму. В эту осень уже сожгли двух чернокнижниц – одна плакала и просила помилования, другая сквернословила, плевалась в толпу и сыпала проклятиями – ничего особенного. А сегодня здесь собралась добрая половина населения города.

Зрелище, что предстояло им, того стоило: ведьма, что должна гореть на костре сегодня, говорят, была связана с последним из Ордена Сов, отшельником и магом Арий Конрадом. Охотились за нею давно и многие – ещё бы! Награда, объявленная за неё по всей Киммерии, была нешуточной – десять тысяч динариев. И как были счастливы те псы, получив от визиря Аль Магруфа вожделенный мешочек, под завязку набитый золотом! Повезло неслыханно! И боя между ними не было. Подкупив юродивого Юсуфа, что знал в Агропе все закоулки, они вышли на её след. И найдя её в какой-то харчевне, просто дождались, когда она выйдет на воздух, а потом набросились с сетью, скопом, все шестеро. Да так слаженно и чётко сработали, ни меч не успела выхватить, ни кинжал; скрутили, опутали сетью – и к Аль Магруфу. Визирь даже награду добавил – шесть долгих лет он искал её! – и, не чуя ног под собою, поспешил в темницу, куда бросили её, связанную.

Она мало изменилась, так же красива была, что и шесть лет назад. Толстые косы чуть растрепались, обрамляя бледное лицо, руки были связаны сзади, рубаха разорвана у ворота, сползла с плеча. Она сидела коленями на прелой соломе, но оставалась такой же непокорённой. В глазах тот же огонь горел, и то же презрение наотмашь хлестануло вошедшего в темницу визиря:
- Подойди только, собака, и я выгрызу тебе глаз.

И Аль Магруф не осмелился сделать шаг. Он, мужчина, вооружённый , отступился перед нею, женщиной, безоружной и связанной. Он слишком хорошо знал, какая сила таится за этим пламенным взглядом. Шесть лет погони не вселили в неё страха, не сделали её другой. Напротив, эти шесть лет закалили её, сделали крепче дух, твёрже волю, сильнее это стройное тело. И Аль Магруф отступил, поняв, что проиграл. Шесть лет ожиданий оказались напрасными. И тогда на смену разочарованию пришла ослепляющая ярость. Отомстить ей за всё! Но лёгкой смерти она не заслуживала. За то, что он не заполучил её красивое тело, не сломил её гордый дух, ей предстояло умереть под пыткой.

И сегодня визирь Аль Магруф восседал в первом ряду на резном троне, глядя с жадным нетерпением, как палач привязывает её к столбу, у которого по всем правилам были разложены отличные, сухие, готовые мгновенно вспыхнуть дрова. Недолго ждать осталось – и это тело будет корчиться в огне, это гордое лицо исказит смертная мука. По телу визиря пробежали сладкие мурашки, когда он пригрезил себе, как будет гореть эта молочно-белая плоть, как будет лопаться в огне эта золотистая кожа. Она будет гореть медленно – он не поскупился на награду палачам, и они сделали всё, как надо.

Толпа неистовствовала, наседая вперёд, и воинам Аль Магруфа стоило труда сдерживать её. «Жги ведьму! Жги!» - вопила, брызгая слюной и потрясая кулаками толпа. Дети, взобравшись на ворота и крыши домов, кидались в приговорённую гнилыми яблоками. Женщины, бывшие в тягости, отчаянно спекулировали своим положением и, выпятив животы, как каравеллы, пёрли вперёд, не взирая на давку, в стремлении занять лучшие места. «Жги ведьму!» - вторила толпе писклявым голосом малолетняя уличная девка, вставая на цыпочки, чтобы лучше видеть происходящее. «Жги ведьму!» - басил слева толстяк с огромной бородой, на которую налипла шелуха от семечек.

Демира слышала, как беснуется внизу толпа, но даже не смотрела вниз. Её взгляд, насколько позволял запрокинуть голову деревянный столб, к которому она была привязана, был устремлён в пронзительно-голубое небо. Ослепительно-белый солнечный свет резал глаза, вызывал слёзы, но Демира не отрывала от него взгляд. Она не боялась смерти, даже такой, гнусной, отвратительной, самой лютой из всех смертей. Она не жалела о своей недолгой жизни, и о том, что не успела найти своё королевство. Сегодняшний день был днём её триумфа, она стояли выше всех этих людишек, так близко к Солнцу.

- Последнее слово! – повелительно прокричал Аль Магруф, и толпа тот час же смолкла. – Дайте ей последнее слово!
- Тише! – прошелестела толпа. – Сейчас ведьма будет каяться!
- Говори, несчастная! – велел визирь.

Демира нехотя оторвала взгляд от солнца и посмотрела в толпу. После яркого света перед глазами стояли тёмные пятна, и она плохо видела её: серую, безликую, глупую, бесконечно-гнусную. Нужно было не унизить себя перед ней, не захлебнуться криком, когда огонь охватит её тело. Демира верила, что сумеет умереть достойно. Девушка улыбнулась чему-то своему, далёкому, и, отворотив взгляд от притихшей в ожидании толпы, вновь подняла его к солнцу.

«Жги ведьму! - с новой силой завопила оскорблённая невниманием к своей персоне толпа. – Палач, поджигай костёр!»
Метко пущенный каким-то мальчишкой огрызок яблока больно стрельнул Демиру по голой ноге – кроме белой рубахи на неё, как на смертницу, больше ничего не было надето. Девушка машинально дёрнула плечом, вызвав злорадное ликование толпы: «Замёрзла, ведьма?! Ничего, сейчас согреешься!» «Поджигай, палач! – вопили другие. – Не томи!»

Палач поднёс факел к нижним сучьям, поджигая их сразу с четырёх сторон. Сухие дрова послушно занялись, затрещали, пламя побежало вверх, к босым ступням Демиры. Демира смотрела на солнце.

Вдруг в задних рядах послышался женский визг, крики, толпа шарахнулась в стороны, давая дорогу влетевшему на площадь на огромном чёрном коне всаднику в длинном чёрном плаще с капюшоном. В его руке был тяжёлый кованый меч, которым он в капусту рубил встречных и поперечных.
- Это он! Колдун! Последний из Ордена Сов! – взвизгнула толстозадая беременная бабёнка со стянутыми в пучок жирными волосами, и тут же была отброшена в сторону копытами чёрного коня.

Ясное голубое небо вдруг в один миг затянули сизые рваные тучи, изломанной линией сверкнула молния. Чёрный всадник на полном скаку мчался к костру.
- Взять его! – визирь Аль Магруф вскочил с кресла.

Арий Конрад выбросил вперёд левую руку. Никто не увидел, что произошло, только визирь вдруг закружился на месте живым факелом и со страшным воем рухнул наземь. Его воины, что, обнажив мечи, хотели броситься на магистра, вспыхнули, как сухой мох. С неба, как бич богов, раздались страшные раскаты грома. Толпа в паническом страхе бежала прочь, вынеся собой громадные кованые ворота. А небо, огненной вспышкой разорвавшись в последний раз, обрушило на город пелену ливня, в считанный миг потушив не успевший разгореться костёр.

Арий Конрад резко осадил коня, спешился и легко взбежал по деревянным помосткам к уже успевшей промокнуть насквозь Демире. Его меч был настолько велик, что, перерезая верёвки, можно было ненароком поранить девушку, поэтому магистр обнял и её, и столб, к которому она была привязана, и довольно ловко справился с распухшими от воды, затянутыми позади столба, узлами верёвок.
- Я успел, - удовлетворённо проговорил он, распутывая последний узел.

Однако, едва Демира высвободила одну руку, как с такой силой оттолкнула Арий Конрада, что он не удержался на ногах, оступился, и всем своим ростом кулем скатился по подмосткам вниз.
- Что ты сделал? - рассерженно спросила Демира, отплёвываясь от дождевой воды и яростно сдирая с груди и коленей путы. – Зачем ты убил его? Как посмел ты убить моего врага? Аль Магруф был мой! Я должна была сойтись с ним в честном поединке!

Арий Конрад поднялся. Не смотря на то, что он довольно ощутимо ударился затылком о булыжники, которыми была вымощена площадь, в его серых глазах было самое прохиндейское выражение.
- Ещё и недовольна! – с притворной обидой в голосе проговорил он. – Хоть бы поблагодарила! Если бы не я, тобой к вечеру можно было бы удобрять огород.
- Благодарю тебя, - пробурчала Демира, с великим сожалением рассматривая обугленные останки Аль Магруфа и понимая, что второй раз его уже не убить.
- «Я – твой должник», - подсказал Арий Конрад.
- Я – твой должник, - повторила Демира и, повернувшись к магу, открыто взглянула ему в глаза, – чего ты хочешь? – прямо спросила девушка.
- Выкрасть у жрецов Ормузда Книгу Бессмертия, - буднично ответил колдун, - а ты получишь Меч. Поехали, а?
- Ну почему я? – не могла понять Демира. – Ты прискакал сюда ради меня, разогнал толпу, сжёг визиря и его воинов, вызвал грозу... Почему именно я?

Арий Конрад пробормотал что-то, выбросил вверх руку, сверкнула молния, и тучи в небе стали расходиться.

Дождь стихал. Демира топталась босыми ногами в луже, ожидая ответа. Мокрая рубаха из тонкого полотна облепила тело девушки, подчёркивая все его линии. Ей было холодно в мокрой рубахе под осенним ветром, усилием воли она старалась сдержать сотрясающую её дрожь.
- Так распорядились звёзды, - с сожалением вздохнул колдун, - одной из моих спутниц должна быть черноволосая воительница, рождённая в самый жаркий месяц года Быка. Мне не очень-то по душе твой буйный нрав, но так распорядились звёзды…
- А кто вторая твоя спутница? – полюбопытствовала Демира, зябко передёргивая плечами.
- Дорогой расскажу, - ответил колдун, снимая свой чёрный плащ с капюшоном и набрасывая его на Демиру, - садись позади меня и поехали отсюда, - велел он, вскакивая в седло, - не нравится мне здесь. Мерзкий городишко эта Агропа.

Демира поплотнее запахнула плащ, вылезла из лужи и, непринуждённо вскочив в седло позади колдуна, решительно махнула рукой:
- Ладно! Раз так распорядились звёзды… Мы - струны в пальцах богов…
- Не замечал в тебе прежде такой набожности, - усмехнулся Арий Конрад, впрочем, довольный, что всё вышло, как ему нужно было. – Держись! – велел колдун, и чёрный конь рванул вперёд так резко, что Демира едва успела схватить магистра за талию. Миг – и Агропа осталась далеко позади.
- Быстрее мысли! – прокричала восхищённая Демира сквозь свист ветра.

Волшебный конь мчал их по степи, почти не касаясь земли копытами.
- Ну не быстрее, - одобрительно отозвался Арий Конрад, - но всё же… Крепче держись! – приказал он Демире.
Девушка знала, что магистр на лишние слова не разменивается, а потому без лишней застенчивости крепче обхватила его торс и прижалась к нему всем телом.
- Ару турибо! Аом! – прокричал колдун. – Инзар!
Чёрный конь оторвался от земли и понёс всадников ввысь, прямо навстречу заходящему солнцу. От восторга у Демиры перехватило дыхание. Холодный ветер бил в лицо, навстречу светили пронзительно-алые лучи; от тела Арий Конрада пахло травой, сандалом, чем-то жжёным, удивительно приятным.
- К солнцу! Неси меня к солнцу! – прокричала Демира.
- Это невозможно! – расхохотался Арий Конрад. – Дитя неразумное, солнце не диск, что крепится к небесной тверди. Солнце – огромный огненный шар и далеко за пределами небесной сферы. Но разуму твоему не дано сие постичь!
- Блаженный! – прокричала Демира. – За такие речи тебя сожгут на костре!
- Дров не хватит, - заверил её магистр.
Внизу виднелась кромка леса. Демире показалось, что она узнаёт этот лес.

- Инзар! – крикнул колдун коню, и тот начал спускаться. – Арефа рассудком тронется от счастья! – усмехнулся Арий Конрад.

У самого леса конь опустился на землю и за миг домчал их до пещеры колдуна. Всадники спешились, и только сейчас Демира осознала, до чего же она замёрзла, босиком, в этой насквозь мокрой рубахе.
- Конрад… - Демира вытерла ладонью мокрый нас, - у тебя чай пить принято?
- И не только один лишь чай, - добавил магистр, рассёдлывая коня.
Дверь в пещеру отворилась, выскочил Арефа, подлетел к Демире и без предисловий обнял её, зарывшись лицом в её мокрые волосы.
- Э-э, парень, ты что? – пробормотала обалдевшая Демира. – Совсем одичал тут? Конрад, ты бы ему невесту сыскал ли...
- Молод ещё! – снисходительно отозвался магистр.
И то, куда уж Арефе до него-то!

- Я видел в хрустальном шаре, как под тобою развели костёр… - дрожащим голосом начал делиться пережитыми страхами Арефа.
- Ты взял мой хрустальный шар, не спросив меня? – нахмурился Арий Конрад. – Тебе что, не ведомо, что он от чужих прикосновений мутнеет?
- Мессир, - отклеившись от Демиры, начал оправдываться Арефа, - я после отполировал шар листьями мать-и-мачехи…
- Он отполировал шар листьями! – фыркнул магистр, входя в дом. – Край света!
Сегодня он весьма благодушно настроен – с одной и той же мыслью переглянулись Демира и Арефа, и поспешили следом.
- Переодень её во что-нибудь, - велел Арий Конрад, - я буду ждать вас в главной зале.
- Да, хозяин, - с готовностью отозвался Арефа.

Каменная келья, где Демира, раненая, боролась за жизнь, вызвала тайный трепет в душе девушки. Демира окинула взглядом перевёрнутый крест в изголовье кровати, восьмигранное мозаичное оконце, через цветные стёкла которого в келью пробивались последние лучи заката. Здесь ничего не менялось. Время было не властно над этими каменными стенами. Скала, в которой магистр Ордена Сов построил своё жилище, простоит ещё сотни лет.
Арефа самозабвенно рылся в сундуке, перелопачивая горы одежды.
- Вот, - он протянул Демире мужскую рубаху чёрного полотна и широкие мужские шаровары, - думаю, тебе подойдёт.

Демира без лишних слов сбросила свою одежду ( Арефа тот час же опустил взгляд и отвернулся) и принялась облачаться в обноски магистра. Сорочка была отделана тончайшей золотой нитью, с замысловатыми застёжками. Демира подвернула чересчур длинные рукава, подтянула штаны. Арефа извлёк из сундука чёрные замшевые туфли и протянул их Демире:
- Обуйся… и вот этот головной убор… он, должно, тоже отсюда…
- Гм…- Демира рассматривала натянутый на золотой обруч кусок чёрного шёлка, который спадал вниз мягкими складками и должен был защищать шею и плечи от палящего солнца, - похожие я видела у бедуинов Южной Киммерии…Ну-ка, посмотрим, - девушка надела шелковый убор на голову, расправила складки.
- Хорошо, - кивнул Арефа, - тебе бы верблюда и кинжал кривой, с чернёной серебряной ручкой…
- Ну так достань, чего ж ты! – фыркнула Демира. – Дай мне зеркальце и гребень, - потребовала она.

Арефа протянул ей зеркало в резной оправе из слоновой кости и костяной гребень такой же резьбы.
Демира присела на краешек кровати, расплела косы и принялась расчёсывать уже чуть подсохшие волосы. Арефа, не дожидаясь, когда она окончит свой туалет, вышел.

Прибравшись, Демира пошла искать главную залу. Она почему-то решила, что главная зала – это тот зал с мраморными колоннами, где она впервые увидела магистра в красном плаще и пляску демонов. Она не ошиблась. Там было всё, как прежде – за два месяца ничего не изменилось. Тот же алтарь, те же старинные фолианты на массивном столе резного дуба, то же огромное каменное кресло. Только теперь в середине залы стоял ещё длинный стол, уставленный приборами тонкого литья серебра на чёрной с причудливой отделкой скатерти. Кованые серебряные подсвечники стояли по обоим концам стола, тускло освещая залу двумя десятками тонких свечей. За столом, облачённый всё в тот же красный плащ, чинно восседал Арий Конрад. По левую сторону сидел юноша.
- О! – с лёгким удивлением произнёс магистр, увидев Демиру. – Пират пустыни. Садись.

Демира не заставила себя просить дважды, уселась за стол и на славу поужинала запеченным тетеревом, которого Арефа нашпиговал душистыми травами. А ещё он испёк лепёшки. Демире редко случалось поесть хлеба, и теперь она с удовольствием разламывала их, нюхала, прежде, чем откусить; голова кругом шла от тёплого хлебного духа. Потом пили чай с горьковатым мёдом диких пчёл. Магистр испытующе разглядывал Демиру, которой чёрное было необыкновенно к лицу, словно спрашивая себя, достаточно ли у неё необходимых для достижения единой с ним цели, качеств.

Демира словно угадала ход его мыслей:
- Говори, как есть, - велела она, - ведь мы не вдвоём едем в Белую Пустыню, верно?
- Священные книги поведали мне, что за сокровищами Ормузда пустятся в путь пятеро: мастер магии – Чёрной и Белой; рождённая в самый жаркий месяц года Быка чернокосая воительница – бывшая рабыня; магрибский вор, белокурая принцесса – девственница, рождённая в первый день первого месяца в убывающую луну; и юноша-поэт. Только эти пятеро смогут выстоять против воинов Света.
- О, вора я тебе найду, - кивнула Демира, - причём, как ты хочешь – магрибского. Он в миг умыкнёт с твоей шеи вот этот амулет, а ты и вздохнуть не успеешь…
- Не слишком ли сильно сказано? – нахмурился Арий Конрад.
- Увидишь в деле, - заверила его Демира, - принцесса… Белокурых принцесс не мало, но сколько среди них девственниц?
- Я знаю такую принцессу, - спокойно кивнул колдун.
- А юноша-поэт? – спросила Демира. – Поэта где мы отыщем?
- Арефа, - ещё более спокойно ответил колдун.
- Арефа? – изумлённо воскликнула Демира, вытаращившись, как сова, на потупившего взгляд зардевшегося юношу. – Поэт?
- Притом, недурственный, - подтвердил колдун, - юный, скромный, видит в мире только прекрасное… Арефа как раз то, что нужно. А вот принцесса… Принцесса как раз самое сложное. Подходящую принцессу зовут Тея Ирис – дочь, притом единственная лемурийского царя, должна встретить свою пятнадцатую весну. Добровольно принцесса не пойдёт в пески, значит, её следует …
- Выкрасть, - подсказала Демира, - а чем ты собираешься расплачиваться с принцессой? – спросила она. – Я получу Меч, Арефа и так поволокётся за тобою на край света, магрибский вор получит золото – у Ормузда несметные сокровища... А принцесса? Деньгами её не прельстишь.
- Вот с принцессой-то хуже всего ... – Арий Конрад сокрушённо вздохнул и придал своему лицу скорбное выражение, которое плохо вязалось с уже подмеченным Демирой, так несвойственным ему прохиндейским взглядом, - у входа в святилище Ормузда на каменном алтаре я буду должен ... гм... гм... – он неловко кашлянул, - лишить принцессу невинности... Кровь девственницы, попав на алтарь, раздвинет каменную стену...

Арефа совсем залился краской и ещё ниже опустил голову.
- Ты хоть дитя бы постыдился! – укоризненно протянула Демира и вдруг представила себе, как этот исполин в алом плаще, грозному взгляду которого повинуются легионы демонов, уравновешенный и таинственный Арий Конрад уделывает на алтаре несчастную принцессу. Давясь смехом, девушка наклонилась к чашке с чаем, но не удержалась и фыркнула прямо в чашку.

Магистр терпеливо ждал, пока она просмеётся. Во взгляде его по-прежнему читалась безнадёжная пакостливость, но внешний облик был спокоен. Арефа со стыда готов был спрятаться под стол.
- Я надеюсь, звёзды не требуют, чтобы остальные трое держали при этом свечку, - просмеявшись, спросила Демира. – Арефа не вынесет столь душу рвущего зрелища.
- Пощадим Арефу, - великодушно согласился магистр и невозмутимо отхлебнул из чашки. – Ну, а принцесса? – продолжала резвиться Демира. – Что потом станется с несчастной обесчещенной девушкой?
- Пристроим куда-нибудь, - беспечно махнул красным рукавом магистр, - хоть и вору отдадим.
- А то и Арефе, - быстро подсказала Демира.

Юноша, у которого уже и уши приобрели малиновый оттенок, меланхолично уронил на мраморный пол чашку. Тонкое серебро издало мелодичный звон, а бедный юноша бросился поднимать чашку, мысленно желая очутиться за тридевять земель отсюда.
- А почему ты так уверен, что лемурийская принцесса ляжет под тебя? – не могла уняться Демира. – Скажет «нет» - и всё тогда. Стены не откроются, и получится, что мы зря проделали такой путь.
-Почему ты думаешь, что лемурийская принцесса под меня не ляжет? – прищурил магистр свои серые с жёлтым отблеском глаза.

Арефа, который только что поднял чашку, краем рукава нечаянно смахнул на пол серебряное блюдце. Магистр сидел, подперев щеку белой рукой, на длинном мизинце которой тёмно-красным цветом поблёскивал большой рубин, и в упор смотрел на Демиру. Демира сделала глоток, допивая свой чай, облизнула губы и полосонув магистра тугим взглядом своих чёрных глаз, негромко ответила:
- Я бы не легла.
Арефа, который почти уже дотянулся до упавшего блюдца, с грохотом упал со стула. Арий Конрад с вежливым изумлением смотрел на Демиру.
- А ведь я не так уж плох, - проговорил он, наконец.
- Да, не плох, - согласилась Демира, - но ведь ты спас меня от костра не для подобной милости?
- Как знать, - улыбнулся Арий Конрад.
- Пустое!- отмахнулась Демира. – Побереги себя для лемурийской принцессы.
- О, хозяин! – простонал, поднимаясь с пола Арефа, - позволь мне удалиться!
-Довели мальчишку, - вздохнула Демира.
- Всё это пустое, - медленно, словно ни к кому не обращаясь ,проговорил Арий Конрад, - Вот что, вы оба... хотите настоящей вечеринки?
- О, мессир... – благоговейно прошептал Арефа.
- Переодевайтесь, - велел Арий Конрад, поднимаясь из-за стола.

Арефа отвёл Демиру обратно в келью с восьмигранным окошком и снова принялся рыться в огромном сундуке.
- Что за вечеринку он хочет устроить? – спросила Демира.
- Бал с демонами, - радостно и торжественно провозгласил Арефа.
- Думаешь, это стоящее развлечение? – сомнительно пробормотала Демира. – Я как-то не очень люблю демонов.
- Это настоящий бал! По случаю нашего грядущего похода! – принялся убеждать её Арефа.- Такое великолепие! И ты будешь на этом балу королевой!
- Не рано ли ты меня коронуешь? – усмехнулась Демира.
Арефа с грохотом захлопнул крышку сундука и выпрямился.
- Это всё не то, - сказал он, размышляя, - идём! – его лицо озарила улыбка. – Я знаю, что нам нужно!

В подземных пещерах скалы колдун хранил несметные сокровища. Здесь были богатства, наверное, всего Ордена Сов, да и за почти триста лет магистром было накоплено немало. Слитки золота и серебра, золотые короны, скипетры, оружие, шкатулки из слоновой кости, нити жемчуга, драгоценные камни, горы золотых монет всех королевств мира, роскошные ковры, меха, тончайшей выделки ткани – от блеска и пестроты рябило в глазах, захватывало дух.

Демира тот час же схватилась за оружие – с упоением рассматривала узкие лезвия стилетов, острые, как луч солнца меж облаков, поднимала тяжёлые мечи. Особенно приглянулся девушке древний анк какого-то князя. Великолепной стали клинок венчала рукоятка розовой слоновой кости, отделанная золотой инкрустацией и чёрными алмазами. Демира любовалась им, совсем забыв о цели своего прихода сюда, пока её не вернул к действительности укоризненный голос Арефы:
- Не золотые чаши и алмазные ожерелья манят её, но смертоносные клинки!
Девушка с сожалением опустила княжеский анк, повернулась к юноше.
-Во что же ты хочешь меня облечь?

Арефа с улыбкой протянул ей кисейное платье, лёгкое, как вечернее облако, жёлто-розовое, как лучи заходящего солнца; нежные воздушные складки которого переливались всеми оттенками вечернего неба – от бледно-лилового до пурпурно-фиолетового.. Платье пришлось Демире впору, и Арефа сам завязал ленточки на её золотистых атласных туфельках.
- А волосы? – спросила Демира. – Надо уложить их как-то...
- Позволь мне, - Арефа порылся в какой-то шкатулке и выудил оттуда две золотые заколки. - Будет очень красиво! - заверил он. – Смотри, какое ажурное литьё... – он взял резной гребень и провёл им по волосам девушки, - какие чудесные волосы! – вздохнул Арефа. – Какой дивный аромат!
- Дымом-костром они пахнут, - саркастически ухмыльнулась Демира, - ты не болтай, а дело делай.
Арефа уложил её волосы – справился с этим превосходно, и припудрил их золотой пудрой, игнорируя протестующие вопли Демиры.
- Ты прекрасна! – прошептал он, отступая на несколько шагов и любуясь созданной им причёской Демиры. – Мессир будет в восторге!
- Я польщена до самых кишков, - продолжала юродствовать Демира, - пошли отсюда уже. Меня мутит от запаха золота.
- Деньги не пахнут, - возразил Арефа.
- Ещё как пахнут, - горько усмехнулась Демира, - грязью, кровью, падалью, и блевотиной. Ты принюхайся.

Выйдя из сокровищницы, они спустились ещё ниже, вошли в огромный, сотнями свечей освещённый зал. Нечисть всех мастей танцевала тут под играемую незримыми музыкантами музыку.Маленький бойкий упырёк с приплюснутой головой схватил Демиру за подол платья и повлёк в центр зала. Арефу окружили полупрозрачные тени утопленниц и под мелодичный смех закружили юношу в хороводе. Два тучных вурдалака наяривали вприсядку, прихлопывая в ладоши. В углу зала тощий синегубый висельник целовался с каким-то существом, похожим на бабу-ягу. Черти, лешие, кого тут только не было! Тролли, гномы, болотные и лесные кикиморы, плясали, кто во что горазд. Никакой слаженности не было, потому что тот, кто правил бал, пока что и не правил его вовсе – молча сидел на каменном троне с высоким серебряным кубком в руке.

Главенствовал над нечистью демон – высокий, статный, облачённый в фиолетовый камзол и небрежно наброшенный на плечи пурпурный длинный плащ. Огромные кожистые крылья, словно у гигантской летучей мыши, были сложены у него за спиной, руки заменяли волчьи лапы с длинными когтями. Лицо демона было человеческим лицом – лицом Арий Конрада. Его светлые, зачёсанные назад волосы красиво сочетались с тёмно-фиолетовым одеянием.

Пока поражённая обликом магистра Демира застыла в созерцании, бойкий упырёк влез ей под подол платья, пощупав сначала складки воздушной ткани, а потом и стройные ноги девушки. Магистр, встав со своего трона, шагнул ей навстречу. Демира очнулась, отбросила пинком обнаглевшего упырька и, заворожённая пронзительным взглядом таинственных серых глаз магистра, пошла навстречу.

Незримые музыканты смолкли. Остановились танцующие фантомы. Взгляды всех присутствующих устремились на верховного жреца Аримана и девушку, солнечным лучом проникшую в это царство призрачных теней. Арий Конрад и Демира приблизились к друг другу.

Колдун в облике демона был даже выше, чем обычно. Демира не доставала ему даже до плеча. Его серые глаза отливали жёлтым, и радужную оболочку пересекал узкий, длинный, как у рыси, зрачок. Он улыбнулся, обнажив две пары длинных блестящих клыков.
- Ты прекрасна, - низким завораживающим голосом проговорил демон, - ты воистину сегодня королева.

Нечистая сила завопила на разные лады, приветствуя королеву бала. Арий Конрад поднял руку, и гвалт в зале в тот же миг смолк.
- Мы в восхищении, мессир, - промурлыкал Арефа. ( Он-то, ещё бы!). – Что прикажете играть?
- Полёт валькирий! – велел магистр.
Незримые маэстро грянули музыку, и призраки закружились в танце с какой грацией, с каким изяществом и так едино, что Демира замерла, сражённая доселе невиданной ею гармонией.

Арий Конрад взмахнул плащом, и две трети свечей в канделябрах и люстрах погасли, а те, что остались гореть, засверкали, заискрились голубым, сиреневым, фиолетовым, розовым, бросая снопы разноцветных причудливых теней на фигуры танцующих, пол, стены и потолок. В немом восхищении Демира любовалась на танец разноцветных бликов, а верховный жрец Князя Тьмы смотрел на Демиру.
- Арефа изумительно причесал тебя, - проговорил колдун, - ты выпьешь со мной? – и в его руке, как по волшебству, материализовался второй серебряный кубок, до краёв наполненный густой алой жидкостью.
- Что это? – спросила Демира.
- Кровь незаконнорожденных младенцев, - ответил Арий Конрад, сверкнув жёлтым отблеском глаз.

Демира побелела, пошатнулась, и если бы Арий Конрад не придержал её за талию, девушка, наверное, упала бы на каменный пол без чувств.
- Полно, Демира, - негромко проговорил колдун, низко наклоняясь к её лицу, - я пошутил. Это крепкое сладкое вино лучших виноградников. Пей, не бойся.

Демира покосилась на обнявшую её стан лохматую волчью лапу и отодвинулась. Демон улыбнулся, перехватив её взгляд.
- Так нужно, - пояснил он, - моей свите не по нраву видеть меня в людском обличии. Но ведь я не внушаю тебе ужас, не так ли?
- Восхищения тоже, - созналась Демира, беря из руки-лапы магистра серебряный кубок.
- Я очень буйная, когда напиваюсь, - предупредила она.
- Уж, поверь, я сумею найти на тебя управу, - сверкнули волчьи глаза демона, - за удачный исход! – его кубок соприкоснулся с кубком Демиры, издав мелодичный звон. Демира глотнула из кубка. Да, вино было превосходным, ничего лучше ей не доводилось пробовать.
- Пей до дна, - велел магистр, - за удачу пьют до дна.
- Я предупреждала тебя! – напомнила Демира.
Глаза магистра блеснули озорством.
- А пусть Арефа увидит, какой ты можешь быть, - заговорщическим шёпотом предложил он, - а то он видит в тебе едва ли не богиню.
- Не надо завидовать, - огрызнулась Демира и поднесла бокал к губам, топя в вине свою добродетель.
- Мессир, свите не терпится увидеть ваш танец с королевой, - проворковал Арефа.
- Терпение, друг мой, - отозвался магистр, - всему свой черёд.
- Да давай уже потанцуем! – возразила, вытирая губы, Демира, которой вино дало в голову быстрее, чем надо. – Не будем разочаровывать твою свиту.
- О, мессир! Мы в восхищении! – вздохнул Арефа.
- Играйте вальс ветра, - приказал невидимым музыкантам Арий Конрад и протянул Демире мохнатую лапу, - дай руку мне! – мягко проговорил он. – Не бойся, я тебя не оцарапаю.
Демира смотрела на гигантскую лапу с кривыми чёрными когтями и молчала, не решаясь коснуться её.
- Не бойся, - повторил Арий Конрад. Его низкий хрипловатый голос проникал в сердце, чаруя своей певучестью. – Ну же! – улыбнулся магистр. – Дай руку мне.

Демира не посмела воспротивиться и, ощущая внутренний трепет, вложила свои дрожащие пальцы в лапу чернокнижника.

Арий Конрад мягко притянул её к себе, положил на её талию вторую лапу и легко закружил в танце. Странное дело – волчьи лапы оказались гибкими и ловкими, как человеческие руки, а страшные когти не причинили Демире не малейшего вреда. Девушка положила на плечо магистра тонкую руку, подчиняясь своему необыкновенному партнёру. Интересный и захватывающий был этот танец – вальс ветра. Темп музыки всё убыстрялся, и всё быстрее кружил демон свою прекрасную партнёршу, всё быстрее мерцали радужные отсветы в зале, и самый настоящий свист ветра слышался в музыке, и в зале пахло вечерней степью, полынной горечью и цветущим ковылём. Тихо вздыхали, стоя вдоль стен зачарованные призраки, еле слышно шелестели их одежды. Всё быстрее кружил в танце магистр Демиру, и его лицо уже превращалось перед её взглядом в сплошную движущуюся полосу. Демира, захмелев от вина, всё сильнее пьянела от этой бешеной пляски.
- Хватит, Конрад, хватит! – слабым голосом взмолилась девушка.

Не тут-то было! Вошедший в раж колдун схватил её за обе руки и закружил, будто на сумасшедшей адской карусели. Демира завизжала от смеха страха и восторга, закрыла глаза, а колдун кружил её всё быстрее, пока вдруг Демира не подвернула нечаянно ногу, атласная ленточка её туфли лопнула, и девушка буквально влетела в объятия магистра, сбив его с ног по инерции. Оба рухнули на пол, покатились, миг – и Арий Конрад оказался на Демире в довольно занятной позе.

Нечистая сила завыла, заулюлюкала, засвистела на разные лады. Демира открыла глаза, простонала: « О-ох!», дотрагиваясь до ушибленной головы.
- Если я тебя сейчас не поцелую, - прошептал ей в ухо демон, - они никогда мне этого не простят. Клыки не оцарапают, не бойся, - добавил он быстро, и в то же мгновение его губы накрыли её. Демира непроизвольно дёрнулась, губы её приоткрылись, стремясь дать выход потоку ругани, что дало возможность ещё теснее слиться губам магистра с её губами.

Демира была застигнута врасплох, не успела не воспротивиться, не отозваться, Арий Конрад сделал то, что хотел сделать. Пол подземелья будто пошёл вниз, а их тела остались висеть в воздухе, поплыли, полетели. Ничего подобного не испытывала ещё Демира в этой жизни. Ещё бы! За триста почти лет у Арий Конрада, должно быть, поднабралось немало опыта в этих делах.

Наконец, колдун отпустил Демиру, и по залу прокатился многоголосый сдержанный вздох.
- Можешь набить мне морду, - быстро проговорил магистр, поднимая Демиру с пола, - только ради всех твоих богов, давай выйдем из залы. Не при них, - и, взяв Демиру за руку, повлёк её за собой под восхищённый ропот своей адской свиты.

А в полутёмной галерее коридора Арий Конрад вновь преподнёс сюрприз Демире, предупредив её дальнейшие действия. Грозный демон легко опустился на одно колено и, держа её руки в своих, негромко проговорил:
- Прости мне эту дерзость, Демира, иначе было нельзя. Мне нет оправдания, но всё же я постараюсь искупить свою вину и вымолить твоё прощение...- с этими словами демон выпрямился, обнял Демиру за талию – миг, и ей показалось, что они шагнули вверх сквозь толщу каменного потолка. Ещё миг – и вот они стоят на вершине скалы – дома магистра. Арий Конрад расправил свои кожистые крылья, взмахнул ими раз, другой, и крепче прижав к себе Демиру мягкой волчьей лапой, завернул её в свой плащ и огромной птицей взмыл вместе с нею в звёздное небо.

Скорость взлёта была такой стремительной, что у Демиры дыхание перехватило, и она инстинктивно обвила руками шею демона.
- Не бойся, - проговорил Арий Конрад, - я держу тебя крепко и не отпущу.
- Это такая манера – просить прощения у девушек, которых ты целуешь на потеху своей свите? – спросила, немного придя в себя Демира. От высоты и скорости у девушки кружилась голова, и она старалась не смотреть вниз. Холодно не было – плащ и объятия волчьей лапы Арий Конрада согревали её.
- Свиту мне приходится тешить не часто, - ответил маг, - а просить прощения – и того реже.
- А если бы ради того, чтобы не упасть в их глазах, тебе нужно было бы... гм... меня в этом зале... ну... в общем, ты понял... И что тогда? – спросила Демира.

Ответом был громогласный хохот. Арий Конрад так смеялся, что даже начал терять высоту, выделывая в воздухе немыслимые виражи. У Демиры заложило уши, испугавшись,она, уткнулась носом колдуну в грудь, и не произносила более ни слова.

Наконец, Арий Конрад перестал смеяться, выровнял полёт и вновь набрал высоту. Демира отважилась глянуть вниз.

Внизу перед ними расстилалось кольцо гор. Искрящийся голубоватым светом при слабом освещении звёзд снег покрывал их вершины.
- Куда ты несёшь меня? – спросила Демира. На вираже одна из заколок девушки расстегнулась и упала вниз. (Вот подарок кому-то будет! Одно литьё кружевное чего стоит!) Густые чёрные волосы рассыпались по спине Демиры, и волчья лапа магистра легонько гладила их, пропуская через пальцы.
- Хочу показать тебе Кулаберг, - ответил он.
- Кулаберг?! – ахнула Демира. Она увидит гору Кулаберг – обитель Аримана, куда, кроме магистра Арий Конрада заказан путь всем смертным?
- Потом, когда станешь королевой, будешь рассказывать о Кулаберге своим подданным, - сказал Арий Конрад, - это плата моя за мою дерзость. Хотя, если бы пришлось ... тебя в зале... ты поняла... тогда ума не приложу, чем бы с тобою рассчитался. Разве пришлось бы показать тебе Аримана? Да только, дитя неразумное, ты бы не выдержала подобного зрелища.

Арий Конрад пересёк кольцо гор и немного сбросил высоту. В середине каменного кольца Демира увидела чёрную скалу, похожую на зуб сказочного великана. Колдун подлетел ближе и опустился ниже, давая возможность Демире рассмотреть получше обиталище Князя Тьмы. На вершине скалы возвышались, поблёскивая в свете звёзд, базальтовые чертоги.
- Это вход в святилище Аримана, - пояснил магистр. Из чёрных недр с периодичной
частотой вырывались наружу снопы бело-голубого пламени, бросая разноцветные искры на блестящий базальт.
- Двуглавый пёс Цербер стережёт вход в святилище, - пояснил магистр, - пламя, что ты видишь, - это дыхание стажа. Адский огонь. Дерево, что растёт у входа, видишь, чёрное, будто обугленное? Это Дерево Смерти. Всё живое убивает одно лишь прикосновение к нему.
Внезапно со скалы сорвалась туча чёрного песка, поднялась вверх и понеслась навстречу Арий Конраду, заворачиваясь в чудовищную воронку.
- Ещё одна защита Князя Тьмы, - улыбнулся магистр. Чёрный столп закрыл собою полнебосвода, превратился в подобие звериного лика, распахнул пасть, и демона с девушкой потащило внутрь неумолимой силой.
- Конрад! – взвизгнула Демира. – Сделай что-нибудь! Оно же нас проглотит!
- Эре кёсельринг Ариман! – прокричал Арий Конрад и выбросил навстречу чёрному песчаному фантому руку. Чудовищный лик остановился, словно натолкнувшись на невидимую преграду, и осел вниз на скалу тучей чёрной пыли.

- Здесь, со мною тебе нечего бояться, - успокоил Демиру Арий Конрад. Голос его звучал негромко, очень нежно, завораживающе, - страшно будет перед ослепительными ликами Воинов Света.
- Я не каждый день вижу призраков, - огрызнулась Демира, - и я боюсь их, как любой смертный под Солнцем! Я привыкла биться с врагом осязаемым.
- Я понимаю, - кивнул Арий Конрад и, взмыв вверх, сделал ещё один круг над Кулабергом.

Из середины горы узкой тёмной лентой спускался в долину ручей.
- Что это? – спросила Демира. – Я прежде нигде не видела такой чёрной воды.
- Она мёртвая, - пояснил магистр, - отравленная. Поэтому ничего не растёт в этой долине.

И да, в кольце гор не росло ни одного деревца, ни одного кустика. Скалы замерли мрачными стражами, охраняя сердце мёртвой долины – чёрную гору Кулаберг. Базальтовые наросты чёрными стрелами поднимались вверх, вспарывая звёздный свод. Пламя Цербера, вырывавшееся из святилища Аримана, яркими отсветами освещало гору. У самого подножия скала светилась в темноте красноватым отблеском.
- А это что? – спросила Демира, ослеплённая мрачным великолепием обители Князя Тьмы.
- Бесы плавят позолоту под землёй, - ответил буднично Арий Конрад, - ну что, налюбовалась?
- Я запомню, - обещала Демира.
- Ещё бы! Такое не забывается, - самодовольно усмехнулся маг, - нам пора. Долее здесь нельзя находиться, - демон крепче прижал к себе Демиру, плотнее закутал в свой плащ, и в один миг они оказались перенесены силой мысли в галереи подземных переходов скалы Арий Конрада.

- Я очень устала, - созналась Демира, снимая с шеи мага свои руки, - завтра в поход и нужны силы. Позволь, я пойду к себе. Скоро рассвет.
- Ещё не время, - улыбнулся в ответ Арий Конрад, - бал будет длиться до первого петушиного крика в деревне, - волчьи лапы демона по-прежнему обнимали тонкий стан девушки, будто и не замечая её стараний отодвинуться подальше, - мы должны им ещё один танец, - заявил Арий Конрад, низко наклоняясь к Демире, - медленный.

Его близость смутно волновало сознание Демиры, и ей было странно и неуютно от этого. Её жизненный опыт удивляло это непонятное волнение.
- Услышь меня, Конрад, я устала, - с лёгким раздражением в голосе проговорила Демира, - я всю ночь играю по твоим правилам на потеху твоим призракам!
- Игра подходит к концу, - Арий Конрад лёгким движением притянул Демиру к себе вплотную, снял с её волос уцелевшую заколку и принялся расправлять их тяжёлую волну, - нужно достойно завершить её. В твоей жизни больше никогда не будет таких игр, - проговорил Арий Конрад с тихим страстным придыханием в голосе, - когда станешь королевой, тебе будет о чём вспомнить, - добавил он, проводя кончиком когтя по её щеке, - пойдём же, Демира. Я дам тебе сил и на этот танец и на завтрашний поход.

У Демиры слипались глаза, ноги подкашивались, и не было ни малейших сил на возражение. Арий Конрад наклонился и легонько подул ей в лицо. И чудо! Демира ощутила прилив бодрости и веселья, словно в жаркий полдень всласть напилась воды из холодного горного родника. Мягкая улыбка тронула девушки, в глазах заблестели живые огоньки.
- Да, - кивнула Демира, - тут ты прав: такое и впрямь случается не часто.

Арий Конрад с улыбкой отпустил её стан, протянул волчью лапу, и Демира уже без страха положила на неё свою руку. И они вступили в зал, где в зеленовато-белом пламени свечей адская свита Арий Конрада водила бешеные хороводы. Один круг внутри другого, тот, в свою очередь, в центре третьего. Они мчались в противоположном направлении, ведьмы взмахивали своими живописными лохмотьями, гикали, взвизгивали в восторге. Им вторил мелодичный смех утопленниц, свист леших и хохот упырей. В зале пахло могильной сыростью и грибами.

Но стоило магистру рука об руку с Демирой ступить в зал, хороводы распались, и призраки мгновенно образовали живой коридор, по которому прошли в центр зала верховный жрец Князя Тьмы и королева бала. И свет в зале сменился на розово-сиреневый, и маленькие серебряные звёздочки вспыхнули на стенах, и туманная жёлто-розовая дымка, словно на болотах в Вальпургиеву ночь, потекла по полу, обволакивая по щиколотки ноги девушки и демона. Запах цветущего шиповника нежным маревом плыл в такт тихой светлой мелодии. Арий Конрад сбросил плащ и склонился перед Демирой в низком грациозном реверансе. Потом обнял талию Демиры мягкими волчьими лапами, которые уже не пугали девушку своей мощью и острыми когтями. Девушка положила ладони на плечи магистра, и он закружил её по залу под восхищённый шёпот замершей вдоль стен свиты.

- За двести восемьдесят девять лет – а именно столько я живу в этом мире, я не встречал более прекрасной девушки, чем ты, Демира, - прошептал Арий Конрад, - удивительно, правда?
Демира молчала. Душа трепетала в преддверии какой-то потаённой радости, дрожала в ожидании чего-то неведомого, неизмеримо-прекрасного. В жизни девушки было так много погонь, войн и крови, и так мало красивого и нежного. И так хотелось этой красоты и тепла – это чувство почти равнялось с неутолённым голодом.

Музыка стихала, становилась еле различимой. Вверху над головами танцующих материализовался розовый куст, вспыхнул, расточая пьянящий аромат, а когда сгорел, дождь золотых блёсток плавно опустился вниз, осыпая волосы, руки, платье Демиры. Музыка смолкла. Призраки попарно подходили к правящим бал, кланялись магистру, целовали руку Демире и исчезали. Едва держащийся на ногах Арефа с пунцовыми от поцелуев утопленниц щеками испросил у магистра разрешения удалиться и покинул залу.

Демира и Арий Конрад остались одни. Медленно и плавно гасли свечи, погружая залу в полумрак, и в этом полумраке Демира увидела, что взгляд и рост колдуна снова стали обычными, исчезли чёрные кожистые крылья, и вместо волчьих лап, обнявших её стан, её держали нестерпимо-холодные человеческие руки. Демира вздрогнула всем телом, ощутив эти ледяные прикосновения, и магистр в ту же секунду разжал объятия.
- Окончен бал, - негромко проговорил он, - свита запомнит его надолго. Они в восторге от тебя. – Арий Конрад помолчал немного и добавил:
- Через мгновение начнёт светать. Хочешь увидеть восход солнца? Он так прекрасен с высоты моей скалы. Пойдём?

Демира молча кивнула, ощущая какую-то странную щемящую тоску в душе от осознания того, что скоро всё это кончится, и прекрасный, загадочный демон утром вновь станет нелюдимым чернокнижником, смотрящим на Демиру, лишь как на союзницу для достижения единой с ним цели. Этот бал сблизил их и затронул в душе Демиры какую-то скрытую струнку, внёс странное неспокойствие, от которого было как-то светло и печально в душе.

Догорела последняя свеча, погрузив в темноту подземный зал.
- Ты видишь меня? – таинственным шёпотом спросил Арий Конрад.
- Нет, - тихо отозвалась Демира.
- А я тебя вижу, - на мгновение в темноте фосфоресцирующим блеском сверкнули его глаза, - я сделаю тебе лампадку.

Вспыхнул красный свет, осветив лицо и фигуру магистра, и Демира увидела, что он держит на раскрытой ладони мерцающий язычок пламени.
- И тебе не больно? – изумилась Демира.
- А мне должно быть больно? – в свою очередь удивился колдун. – Пойдём. Сейчас взойдёт солнце.
Следуя за ним, Демира прошла по лабиринту коридоров и поднялась по винтовой лестнице на вершину скалы.

Предрассветные сумерки заливали лес, и на востоке уже золотились лучами восходящего солнца вершины деревьев. Медленно поднимался над лесом край огненного шара, лизнул розовым отблеском верхушку облетевшего дуба, потом кустарники, позолотил камни скалы, и, торжествуя победу, залил светом весь лес.

Арий Конрад и Демира стояли, пронизанные насквозь ослепительными, тёплыми, дающими жизнь и любовь лучами, а солнце поднималось всё выше, алым цветом окрашивая небосвод и полупрозрачные перистые облака, будя ото сна каждую веточку, каждый камешек ласковым прикосновением. От сотворения мира было так, и Демира, будто вобрав в себя, выпив энергию солнца, вдруг, повинуясь порыву, повернулась к Арий Конраду и взяла в ладони его холодные белые руки, стремясь согреть их в своих.

- Не надо, Демира, храни в себе своё тепло, - со странной хрипотцой в голосе проговорил магистр. Его глаза цвета расплавленного олова смотрели на Демиру отсутствующим взглядом. – Другим дари его, не мне. Жрец Князя Тьмы не может обладать такой роскошью, как горячее страстное сердце.

Последние слова он произнёс почти с издёвкой. Демира опустила руки, сникла и пошла обратно в свою келью, не дожидаясь его.








Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): Парсек (23.08.2015)
Просмотров: 321

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 Парсек   (01.09.2015 08:26)
Ой-ё-ёй, я по невнимательности выкинула на сайт текст с моего вордовского черновика, необработанный, писанный на порыве, с множеством огрехов, повторов в предложениях, просто стилистических ошибок. К сожалению, здесь никак нельзя подредактировать текст. Прошу прощения за неудобства при чтении. Наперёд внимательнее буду.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн