фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:34

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «Путь наверх. | Глава 3. Магрибский вор.»


Шапка фанфика:


Автор: Парсек
Тип/Вид: Гет
Персонажи/ Пейринг: ОМП, ОЖП (эх, всё равно в мэрисьюшности обвинят!)
Размер: планируется макси. Первая книга дилогии.
Статус: в процессе.
Дисклеймеры: в текст вплетены легко узнаваемые образы и цитаты из текста песен вдохновившей меня российской хард-энд-хэви группы "Ария" , лейтмотивом идёт композиция"Беги за солнцем". Правильно ли назвать работу сонгфик? Эта работа - благодарность группе за её творчество, благодарность Маргарите Пушкиной, при прослушивании текстов которой родились эти персонажи и образы. К музыкантам группы никто из героев не имеет никакого отношения.
Предупреждение: нецензурной лексики нет, но слова ругательные вроде "жопа" и "говно" присутствуют.
Размещение: не нужно.
Содержание: это канонное фэнтези, о честолюбивом маге и ищущей своё королевство воительнице, о хитром воре и прекрасной принцессе, о странствиях и битвах, колдовстве и силе духа, чести и тщеславии, любви и надежде.
От автора: эта работа, созданная по ассоциациям к текстам "Арии", в равной мере подойдёт тем читателям, кто с творчеством "Арии" не знаком, но просто любит лёгкое фэнтези, не изобилующее длинными названиями стран и городов, описанием странных народов и разных бабаек. Женской аудитории, любящей пострадать по роковому мужчине, в назидание. Работа очень искренняя, и я её люблю. Конструктивную критику приму. Критику "терпеть не могу фэнтези, а группа "Ария" меня вообще бесит, зачем нужно было писать такую фигню" оставьте, пожалуйста, при себе. Буду очень благодарна за указанием ошибок в тексте, ибо как не редактируй, а глаз "замыливается" и не видит очевидное. Приятного прочтения! Спасибо всем читателям. Продолжение буду выкладывать по мере интереса.


Текст фанфика:

В то утро Демира спала совсем мало. Её разбудил Арефа, точнее, растолкал бесцеремонно. Сердито приказал выйти из пещеры и раздеться до рубашки. Демира вышла и разделась. С этими не совсем здоровыми на голову людьми лучше было не спорить. Потом Арефа приволок дубовое ведро с водой и окатил её с ног до головы. Это уже было чересчур! На дворе-то было не жарко! Лужицы по утрам уже ледком прихватывало!

Демира встряхнулась, как мокрая кошка, и разразилась потоком отборной брани.
- Молчи! – резко осадил её Арефа. – Это заговорённая вода, она даст тебе силы. Иди завтракай, через четверть часа выступаем, - и пошёл в пещеру.
- А ну стой! – Демира догнала его и схватила за руку. – А ну! – потребовала она. – Юнец желторотый! Ты почему так груб со мной?
- А зачем ты с ним вчера целовалась? – запальчиво выкрикнул Арефа.
- Ох! – вздохнула Демира, надевая на мокрое тело рубаху. – Край света! Один блаженный зол на меня за то, что я целовалась с другим блаженным, который не обладает такой роскошью, как страстное горячее сердце!
- Да! – отчаянно воскликнул Арефа. – Мессира не завлечь никакими женскими чарами! Он рождён для великой цели и не станет расплёскивать свою энергию на такие мелочи! Его сердце твердо, как алмаз чистейшей огранки! Ничего постороннего, плотского нет в его кристальных помыслах! И если мессир на миг потерял самообладание перед твоей красотой, ты не смела пачкать этот неосквернённый за триста лет прозрачный кристалл!
- Ну хватит! - Демира гневно топнула босой ногой. Кровь бросилась девушке в голову, и она уже не чувствовала холода. – Наплёл тут! Я пришла грехом и пороком и осквернила невинного триста лет... Постой! – до Демиры вдруг дошёл смысл слов, сказанных Арефой и повторённых ею. – Ты хочешь сказать, твой хозяин за триста лет ни разу...?
- Да, - совершенно естественно подтвердил Арефа, - цель мессира, к которой он идёт, столь высока, что сближаться на жизненном пути с женщиной – значит, расплескать его чудесную энергию, сделать трещину в силовом поле. Магистр утратит секрет вечной молодости, вступив в связь с женщиной.
- Да-а-а, - протянула Демира, - дело страшное. Значит, если он с бабой …ага… и… и всё! И будет, как все мы?
Арефа кивнул в ответ.
- Простой смертный?
Арефа опять кивнул.
- Двести восемьдесят девять, почти триста лет! – Демира недоверчиво покачала головой. – Ну и ну! А ведь так сразу и не скажешь, что он... Успокойся, глупенький! – расхохоталась она. – Мне не нужен твой хозяин-девственник! Я не стану его совращать! Идём завтракать – и в путь! – Демира приобняла Арефу за плечи и повела в пещеру. – Триста лет непорочности! – снова взорвалась она смехом. – Это какая же буря обрушится на лемурийскую принцессу! Ха-ха-ха!

Переодевшись в своей келье в дорожную одежду и заплетя косы, Демира вдруг осознала, что не чувствует ни малейшей усталости, хотя провела ночь без сна. Тело будто окрылилось – заговорённая Арий Конрадом вода и впрямь была целебной. И против воли Демира вновь и вновь возвращалась мыслями к тому, что поведал ей в юношеском запале Арефа. Это было настолько нелепое откровение, что не укладывалось в сознание девушки.

Арий Конрад, таинственный чародей, смелый наездник, сильный воин, красавец с загадочным взглядом серых глаз... Да что там! Демира до сих пор помнила горьковато-терпкий вкус его губ; словно нежный обволакивающий яд, поцелуй; волну трепетного тепла во всём теле, и тот взгляд – стальные искры из под стрел густых ресниц; и тот низкий, с колдовским придыханием голос: «Я знаю, что не заслуживаю прощения, и всё-таки попытаюсь...» Обладать такими данными и не отдать силу своей любви ни одной девушке...

«Жрец Князя Тьмы не может обладать такой роскошью, как горячее страстное сердце.» Сколько иронии в этих его словах! Иронии к кому? К ней? К себе? К себе – ха! Арий Конрад чересчур честолюбив! И в угоду своему честолюбию он с лёгкостью положит на чашу весов и любовь, и нежность, и ревность, и тоску, и страсть! Ради возможности почувствовать себя всемогущим, магистр отречётся от любой земной радости.

Демира стояла посреди кельи, бессильно опустив руки, ощущая какую-то странную, к сердцу крадущуюся боль.
- Мессир велел тебе сказать - в келью ввалился кипятком кипящий Арефа, - что если ты сей же миг не пожалуешь в главную залу, он перебросит тебя через плечо, как мешок муки, и принесёт...

Демира пересекла келью, подошла к Арефе вплотную и, взяв ладонями его нежные розовые щёки, довольно сильно ущипнула их.
- Послушай, гугнивый щенок, - процедила Демира, с удовольствием ущипнув ещё раз пухлые щёки юноши, - ещё раз окрикнешь на меня, я откушу твой цыплячий нос, понял? – после чего Демира подтянула Арефу за щёки к себе и смачно поцеловала в наивные мальчишеские губы.

В главной зале Арий Конрад сидел за накрытым столом, по-дорожному одетый. Сидел, подперев щёку белой, точно выточенной из слоновой кости рукой и рассматривал на просвет налитый до половины чем-то тёмно-рубиновым хрустальный кубок.

Повернулся на звук шагов Демиры. Взгляд – мимолётный выстрел стальных искр, небрежный кивок головы.
- Как ты себя чувствуешь? – тон до ломоты в зубах вежливо-холодный.

Демира садится за стол, чуть наклонившись вперёд, смотрит в упор в это надменное лицо. Взгляд Арий Конрада по-прежнему бесстрастен, но на долю, едва уловимую долю мига длинные ресницы чуть заметно вздрагивают.
- Не дождёшься, - лениво бросает ответ Демира.

Арефа меланхолично роняет вилку. Демира невозмутимо поднимает свой кубок с вином и легонько касается им кубка, который магистр держит в руке.
- За нашу удачу!

Удача была - ой, как необходима! Весь этот день они скакали к югу Киммерии, лишь дважды делая короткие стоянки, чтобы напоить уставших лошадей – и снова продолжали свой путь. Демиру и не удивило, что конь её, Карфакс, оставленный на постоялом дворе в Агропе, ждал её осёдланным на рассвете у пещеры магистра. Ему нужна была спутницей в походе Демира, Демире для похода нужен был конь – всё объяснялось понятно и просто.

Теперь дорога по степи и встречный ветер. Запах сухой травы и свежее дыхание осени. Луч солнца меж облаков. Недосягаемая линия горизонта. Трое всадников в длинных плащах – один чуть впереди двоих – Демира. Она знает кратчайшую дорогу в Магриб. Почти не разговаривали, берегли силы. Арефа, к удивлению Демиры, оказался умелым наездником – ловким и выносливым. Ну да, магистр Ордена Сов не мог обучить плохо своего воспитанника.

К вечеру, порядочно загнав коней, кавалькада прибыла в Магриб. Подъехали к какому-то постоялому двору, у ворот которого две пьяные вдрызг уличные девки таскали друг друга за волосы, оглашая окрестности визгом и бранью. Всадники спешились, и Демира первая вошла в сумрачный, под крышу набитый самым отпетым сбродом трактир. Перебросив через плечо свой длинный плащ, Демира растолкала толпу и пробралась к стойке.
- Мне нужен Ливий, - она бросила на стойку серебряную монету.
- Который? – угодливо склонился пред нею хозяин, вытирая платком вспотевшую лысину. – Ливий Матфей, первосвященник культа Осириса?
- Нет, - Демира бросила вторую монету, которую хозяин ловко поймал на лету, - просто Ливий. Вор.
- А ну отдай монету! – рыжий толстяк легко перемахнул через стойку и схватил хозяина за грудки. – Тебе не придётся отвечать, где я, потому что я – вот он я, - он ткнул себя в облитую вином рубаху и раскатисто расхохотался, - а раз я весь здесь, - продолжал , слегка шепелявя, поскольку двух передних зубов у него на своём месте не было, толстяк, - значит, ты ничего не заработал. Гони монету!
Хозяин проворно сунул серебро за щёку и завизжал:
- Караул, грабют!
- Оставь его, Ливий! – засмеялась Демира. – Я дам тебе больше!

Толстяк удивлённо обернулся, услышав свое имя и, отыскав в толпе Демиру, выпялился на неё в полных непонядках. Демира откинула тёмный капюшон – две толстые косы чёрными змеями упали через грудь девушки до талии.
- Демира! – радостно завопил толстяк. – Клянусь ладьёй Харона, Демира! Солнышко моё черноокое! – толстяк так же ловко перебросил обратно через стойку своё коренастое тело, схватил грузными лапищами тонкую талию Демиры, и, приподняв её, закружил по залу, сшибая нетвёрдо стоящих на ногах посетителей.
- Демира! Где тебя носило?! – вопил Ливий. – С кем ты трахалась, шлюшка чернокосая?!
- А ты, беззубый хряк, кого ублажал своей толстой колбасой? – и Демира бесстыдно зарядила Ливию носком сапога промеж ног.

Ливий взвыл, согнулся, не удержался на ногах и рухнул на грязный заплёванный пол вместе с Демирой. Но оба тут же шустро поднялись, и, снова крепко обнявшись, с визгом закружились по залу.
- Не вижу причины для столь бурного восторга, - сквозь зубы процедил наблюдавший за мизансценой Арий Конрад.
- О, мессир, неужели Демира... – пролепетал ошарашенный Арефа.
- Старая боевая подруга этой винной бочки, - мрачно закончил его мысль Арий Конрад, - настолько старая, что он зовёт её шлюшкой.
Демира, меж тем, с упоением целовала небритые щёки Ливия и дёргала его за красный от выпитого нос. Ливий попеременно дёргал её за косы и радостно гоготал. Наконец, весь ритуал встречи был исполнен, восторги помалу утихли, и Ливий поставил Демиру на пол.
- А я только ныне слыхал, в Агропе тебя чуть не сожгли на костре, - сообщил Ливий, - но вроде как, вмешался последний из Ордена Сов... Во врут, а?
- Ещё как врут! – засмеялась Демира. – Вот он, последний из Ордена Сов.

Ливий выпялился на бледное лицо Арий Конрада, как баран на новые ворота, обалдело помотал лохматой рыжей башкой и сел на пол.
- Демира, - пробормотал он, - так это что, правда? Вот этот – последний из Ордена Сов? И ты теперь ему даёшь?
- Принеси нам выпить и поесть, - Демира, давясь хохотом, подняла Ливия с пола, - и поговорим.

Спустя полчаса Ливий был в курсе всех событий. Сброд в трактире вопил каждый своё, и, волей-неволей, и магистру, и Арефе, и Ливию, и Демире приходилось орать, чтобы слышать друг друга. Арефа не пил вина, Арий Конрад едва пригубил из своего кубка, зато Ливий посадил Демиру себе на колени и вливал в себя немыслимое количество, умудряясь почти не пьянеть при этом. И Демира, вероятно, вспомнив прошлые дела, не отставала от него. Только не обладая такой тучностью, Демира была более уязвима к действию алкоголя. Не видя уничтожающего взгляда Арефы и подчёркнуто-холодного магистра, она то дёргала Ливия за ухо, в котором болталась круглая золотая серьга, то ерошила его всклокоченные рыжие патлы, то, в присутствии всех кусала за нос. Ливий подбрасывал её на коленях, с многозначительной ухмылкой пощипывал за щёку, и время от времени оттягивал пальцем ворот её рубахи и с интересом туда заглядывал.

- Поехать-то, я поеду, - согласно кивал он, - всё равно на мели, а про сокровища Ормузда такие песни поют... Мне только нужно послать ко всем чертям мою потаскушку Залию, так же как вот эта потаскушка меня когда-то послала, - он ткнул измазанным жиром пальцем меж грудей Демиры.
- Да, посылай свою потаскушку, - не возражала Демира, - объясни ей всё. Чтоб было без недомолвок. Чтоб не бросала вслед нам проклятий, а то вон Конрад говорит, мысль материальна.
- Дык он колдун! – фыркнул Ливий. – Блаженный! Такие, как он, думают, будто земля имеет форму жопы...
- Ливий, - сверкнули стальными искрами глаза Арий Конрада, - по силам ли тебе похитить из- под стражи дворца лемурийскую принцессу?

Ливий захихикал мелким ехидным смешком, положил на стол кулак, а когда раскрыл его, на ладони его лежало ожерелье Арий Конрада – амулет из волчьих клыков, птичьих когтей и кроваво-красных рубинов. Арий Конрад машинально вскинул руку и провёл по шее.
- А что я говорила?! – расхохоталась Демира. – Успел уже, - и, повернувшись к Ливию, сказала. – Твоё здоровье! – и приложилась к кубку.
- Дык, ну камушки-то какие, Демира, - словно оправдываясь, смущённо отозвался Ливий и налил себе ещё вина.
Арий Конрад резко встал из-за стола. Вслед за ним поднялся Арефа.
- Завтра в поход, - негромко произнёс магистр, - пора спать.
- А вы идите, - отмахнулся Ливий, - скажите хозяину, чтоб дал вам комнату. А мы с кыской ещё посидим, - и ущипнул Демиру за щёку.

Арий Конрад резко развернулся и пошёл прочь. Следом за ним – бледный от гнева Арефа. Демира и Ливий, не обращая ровно никакого внимания на них, пили вино.
- Слышь, Демира, - сказал Ливий, ставя на стол пустой кубок, - этот твой магистр Ордена Псов ... тебя не ревнует?
- Да шёл бы он к кобыле в трещину! – выразила своё мнение Демира.

Утром, напрасно прождав Демиру и Ливия, Арий Конрад послал парламентёром Арефу. Мало ли что стряслось... Арефа вернулся весь красный и, заикаясь от возмущения, стал рассказывать, как в ответ на его стук распахнулась дверь, и из комнаты вылетел грязный сапог и влетел ему в лоб. Раздался взрыв пьяной брани, громкий хохот, и дверь захлопнулась. Да, именно так всё и было, но магистр пожелал удостовериться лично. И пошёл на свою беду. Он постучал два или три раза. Никто не открывал, и Арий Конрад уже было собрался идти к себе, как дверь распахнулась. На пороге стояла безобразно пьяная, полуголая, всклокоченная Демира.
- Какой тебе манды надо? – прорычала она. – Не видишь, мы заняты!- и дверь захлопнулась.

Арий Конрад пошёл обратно.
- Ну?! Что там, хозяин? – бросился к нему Арефа.
Арий Конрад с деланным безразличием пожал плечами.
- Пьют, развратничают.
- М-мессир! – вскинулся Арефа. – О, боги! Демира! Как она могла? И вы допускаете?
Когда Арефа волновался, он обращался к хозяину на «вы»
- Я допускаю всё, - ровным голосом отозвался Арий Конрад, - меня это никоим образом не касается.
- Но мессир!
- Подождём, - через силу улыбнулся Арий Конрад. Улыбка получилась тяжёлая, свинцовая, взгляд застыл холодным оловом, - время терпит, - молвил магистр, скрещивая на груди руки.

Весь день Арий Конрад просидел, изучая какую-то старинную книгу. Арефа слонялся по двору, краснел в ответ на сальные шуточки скучающих от безделья проституток, и кормил хлебными крошками толстых магрибских голубей. Ни Демиры, ни Ливия нигде не было видно.

За ужином Арий Конрад выглядел абсолютно спокойным, правда, небрежно, вскользь заметил:
- Если к утру оба не придут в себя, придётся им в этом помогать. Дальнейшее бездействие нам не выгодно.
- Мессир, - обрадовался Арефа, - вы побьёте этого гнусного толстяка?
- Я?! – серые глаза магистра распахнулись, сверкнули негодованием. – Осталось только до этого опуститься!

Опускаться ни до чего не пришлось. За пару часов до рассвета в дверь комнаты, которую занимали Арий Конрад и Арефа, постучали. Магистр не спал, размышлял, сидя за столом при тусклом свете тоненькой свечи. Он встал, бесшумно ступая, подошёл к двери и открыл её. В комнату, пошатываясь, вошла Демира. Она была бледна, вокруг глаз опухло, но собранна, по-дорожному одета, волосы заплетены в две тугие косы. Прошла, села на заправленную кровать магистра, посмотрела отсутствующим взглядом на спящего напротив безмятежного Арефу.

- Рассвет скоро? – спросила Демира. И добавила:
-Я не могу больше пить.
Арий Конрад молча сел рядом с нею. Сидели в полумраке и молчали. Потом Арий Конрад тихо спросил, глядя на пляшущий огонёк свечи:
- Зачем?
- Душа болит, - голос Демиры прозвучал, как еле слышный вздох.
И тишина. Слышно только, как потрескивает свечной фитилёк.
- А так – легче? – напрямую спрашивает Арий Конрад.
- Так легче, - согласно кивает Демира.
Снова тишина. Догорает свеча, и комната погружается в серые предрассветные сумерки. Арий Конрад кладёт на колени белые руки и сцепляет их в замок, словно не уверен в себе, словно страшится соблазна обнять и утешить эту вчерашнюю грешницу. И соблазн отбрасывается холодной колючей фразой:
- Твоя воля.

Улыбается во сне Арефа. Под полом скребутся мыши. Сверчит сверчок. Арий Конрад смотрит в серые сумерки за окном, и когда решается повернуть голову и взглянуть на Демиру, видит, что девушка крепко спит, откинувшись спиной на холодную каменную стену.

Арий Конрад порывисто встал, несколько секунд смотрел на неё, кусая губы, потом, сокрушённо вздохнув, осторожно приподнял её и бережно уложил на кровать. Демира тихо застонала во сне. Арий Конрад поправил ей подушку и прикрыл своим плащом ей ноги.

Он хотел разбудить её через час, но она проснулась сама. Остатки опьянения напрочь выветрились из её сознания и, оглядев изумлённо комнату магистра, самого магистра и ещё не проснувшегося Арефу, Демира только вздохнула и попросила : « Полей мне». Арий Конрад взял кувшин и помог ей умыться.
- Зачем приходила? – хмуро спросил он. – Попутала день и ночь?
- Нет, - Демира вытерла жёстким суровым полотенцем лицо, - просто из стены вылезла лохматая свинячья морда и сказала: « Если не перестанешь так напиваться, заберу тебя с собой.» Твои козни, а?
- Нет, - ответил Арий Конрад, - злой феи по имени Винная кружка. Твой вор... в состоянии отправится в путь?
– Это ещё тот лось! – фыркнула Демира.
- Тогда буди его – и в путь.
- Я уже сам разбудился, - в комнату вошёл собранный в дорогу Ливий, пошатался посредине , зевнул, поскрёб косматую голову и плюхнулся на кровать магистра.
- Кыска, ты здесь, что ли, ночевала? – обратился он к Демире, морщась от головной боли.
- Нет, к утру только пришла, - ответила она, - не бойся, ни на кого я тебя не променяю, - голос её звучал злой насмешкой.
- Нужна ты мне, шлюшенция! – машинально отругнулся Ливий. – Волчица бешеная! Чуть насмерть не затрахала!
- Тебя и лопатой не убьёшь! – привычно огрызнулась Демира.

И ведь было видно – не нужна! Так, от скуки, баловства ради, прошлому в угоду, если хотите. Так легче? Почему легче? Душа болит? От чего? От одиночества, от пустоты, от... Но почему к нему? Потому, что верховный жрец Князя Тьмы не может обладать такой роскошью, как страстное бунтующее сердце? А если бы мог?
Арий Конрад почти физически ощутил, как прозрачный кристалл его сознания затягивает мутная липкая пелена. « В Пороговый День, в канун праздника Великой Охоты, надо бы пройти обряд очищения,» - хмуро подумал магистр, давя в себе дикое желание отгородиться от Демиры и нечистых помыслов, в коих волей-неволей повинна была она, магическим кругом, очерченным специально освящённой пронзительно-белой краской.
- Ливий, - потребовал он, - верни мне амулет.
- А? – встрепенулся вор, не совсем соображая с похмелья.
- Амулет верни, - с досадой повторил магистр.
- А... Под скатертью, на столе, - Ливий встал, - пойдёмте вниз, перекусим чего-нибудь... И поехали уже, что ли... Будите этого вьюнца, - и вышел, позёвывая и почёсывая башку.

Следом за ним, вышла Демира. Арий Конрад откинул скатерть – на дубовой неструганой столешнице лежало его ожерелье на серебряной цепи. Магистр взял его, повертел в тонких пальцах. Ливий не подходил к столу. Или... магистр не увидел, как Ливий подходил к столу.Демира зря не говорила: воровским искусством он владел в совершенстве.

Разбудив Арефу и наскоро позавтракав, двинулись в путь. Демира и Ливий держались, будто ничего вчера не происходило, болтали по-дружески, переругивались, толкались, щипались, корчили друг дружке рожи. Как два старинных приятеля, прошедших вместе большее, чем кровать на постоялом дворе по пьянке.

Арий Конрад скакал впереди кавалькады, и Демира, не смотря на тошноту и головную боль, держала Карфакса на полкрупа от чёрного Инзара, стараясь не отставать. Бросая изредка взгляды на кристально-спокойное лицо магистра, на властные губы, так плотно сжатые, Демира говорила себе: его цель ясна, намерения непреклонны, и он не отступит от задуманного. Вспомнился костёр в Агропе. Арий Конрад обнимает Демиру, чтобы развязать стянутые позади столба узлы верёвок. По его лицу текут капли дождя, и взгляд не кажется уже таким застывшим, железным.

Что там поведали ему звёзды в одну из безлунных киммерийских ночей? В опочивальни скольких принцесс влетал он оранжевым филином, чтобы прочесть их судьбоносный шифр и решить для себя, какая из них годна для поставленной им цели? Демира вдруг поймала себя на мысли, что вполне не прочь очутиться на месте лемурийской принцессы, за которой они сейчас едут, и эта мысль – нелепая, точно хлыстом ударила по гордости Демиры.

Резкий гневный взгляд в сторону Арий Конрада – магистр, чуть прищурив стальным блеском горящий взгляд, смотрит вперёд. Встречный ветер развевает полы длинного чёрного плаща – он тянется за Арий Конрадом хвостом мистического зверя. Капюшон небрежно отброшен назад, и на ветру треплются длинные светлые волосы, схваченные у лба узким кожаным ремнём с какими-то блестящими вкраплениями. Прежде Демира никогда не видела у мужчин таких светлых волос... Нити расплавленной стали, вразлёт брови, монетный профиль – и этот взгляд.
- Карфакс! – Демира безжалостно вонзает шпоры в круп коню. Палевый взвивается на дыбы и, в миг обогнав Инзара магистра, оставляет кавалькаду далеко позади себя.

К вечеру всадники ступили на территорию Лемурии, и на ночлег остановились в степи, оставив слева от себя столицу и Ливия, должного выполнить свою задачу. Не смотря на холодную ночь, ( Лемурия располагалась южнее Киммерии, и всё-таки в это время года ночи там были холодными), шатры ставить не стали, только разожгли костёр. Лучше быть готовыми на случай погони. Хотя Демира и убеждала, что Ливий проделает всё так, что принцессу хватятся только к полудню.
-Тревожишься за него? – спросил Арефа.
Они сидели у костра вплотную друг к другу, закутавшись в плащи, и смотрели на огонь.
- Нет, - Демира положила тяжёлую голову на плечо Арефы. Она чувствовала себя совсем уставшей, - я же его знаю.
Арефа замер, боясь шевельнуться. Сидел, благоговейно слушая лёгкое дыхание девушки. Он ей всё простил наивной мальчишеской душой: и ночную попойку, и разврат, - когда она вот так сидела, тихо прильнув к его плечу.

Магистр Арий Конрад стоял поодаль них, скрестив на груди руки и устремив взгляд на пляшущие языки пламени. О чём думалось этому расчетливому, холодному разуму?

Демира тихо вздохнула. "О боги всесильные, голова, как в огне!" - подумала она. Арий Конрад поднял голову, пристально взглянул на неё. Демира успела уловить странное выражение, мелькнувшее на миг в его серых глазах, потом магистр наклонился к костру, взял щепоть золы, что-то пошептал и, подойдя к Демире, помазал этой золой ей виски. Боль отступила сразу. Демира подняла голову, встретилась взглядом с магистром.
- Конрад... – голос её дрогнул.
- Поспи, - тихо произнёс колдун, - отдохни. Тебе надо отдохнуть.
- Сядь рядом, - невольно вырвалось у Демиры.

Арий Конрад опустился на землю, плечом к её плечу. Арефа, опустив голову на грудь, уже спал. Демира повернулась лицом к магистру. Он протянул руку, коснулся её лба, щеки, провёл кончиком пальца по туго заплетённой косе. В этот раз его рука была не обжигающе – холодной, а только слегка прохладной.
- Ночь короче дня, - прошептал Арий Конрад, - и ночью всё по-другому. Не так, как днём.

Арефа, порывисто вздохнув во сне, повозился, посопел и привалился щекой к плечу Демиры. Арий Конрад стёр кончиками пальцев сажу с её висков. Его рука задержалась на мгновение, потом спустилась с виска Демиры ниже, погладила нежную щёку девушки, коснулась тёмных волос... Прохладные пальцы магистра откровенно ласкали лицо Демиры, трогали длинные ресницы. Девушка закрыла глаза, внутри всё сжималось мучительно-сладкой болью. В безотчётном порыве Демира перехватила руку Арий Конрада, прижалась к ней щекой. Мягким движением Арий Конрад привлёк её голову к себе на грудь; Демира осторожно, боясь разбудить Арефу, придвинулась к нему ближе, слушая бешеный стук его сердца... « Жрец Князя Тьмы не может обладать такой роскошью, как горячее страстное сердце...» Не может – и всё же...

Чуть прохладные пальцы магистра гладили её по волосам, она чувствовала затылком его тёплое дыхание. Какими сильными, надёжными и нежными были его руки, какую негу и покой чувствовала в его объятиях Демира!
- Конрад... – и снова её голос срывается, не дав договорить.
- Засыпай, - тихо шепчет магистр, наклоняясь к ней так близко, что его губы касаются её волос, - я буду охранителем твоих сновидений.
- Да, - еле слышно соглашается Демира.
- Когда-нибудь расскажешь мне? – в его голосе нет надменности – простая человеческая просьба.
- Да, - шепчет в ответ Демира.

Арий Конрад крепче прижимает её к себе, прикрывает плащом, и сквозь сон Демира слышит тихое, как шелест ветра в ковыле, признание:
- Как бы хотелось мне, чтобы на месте лемурийской принцессы была ты...
Или это ей уже приснилось?








Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): Парсек (01.09.2015)
Просмотров: 332

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4390
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн