фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 13:23

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «Путь наверх. | глава 5. Вызов.»


Шапка фанфика:


Автор: Парсек 
Жанр : фэнтези.

Тип/Вид: Гет 
Рейтинг : PG - 13

Персонажи/ Пейринг: Да всё те же на манеже.
Размер: макси. Первая книга дилогии, рабочее название "Воительница."
Статус: в процессе. 
Дисклеймеры: в текст вплетены легко узнаваемые образы и цитаты из текста песен вдохновившей меня российской хард-энд-хэви группы "Ария" , лейтмотивом идёт композиция"Беги за солнцем". Правильно ли назвать работу сонгфик?... Эта работа - благодарность группе за её творчество, благодарность Маргарите Пушкиной, при прослушивании текстов которой родились эти персонажи и образы. К музыкантам группы никто из героев не имеет никакого отношения. Все герои и события придуманы автором.
Предупреждение: нецензурной лексики нет, но слова ругательные вроде "жопа" и "говно" присутствуют. 
Размещение: нет. 
Содержание: это канонное фэнтези, о честолюбивом маге и ищущей своё королевство воительнице, о хитром воре и прекрасной принцессе, о странствиях и битвах, колдовстве и силе духа, чести и тщеславии, любви и надежде. 
От автора: эта работа, созданная по ассоциациям к текстам "Арии", в равной мере подойдёт тем читателям, кто с творчеством "Арии" не знаком, но просто любит лёгкое фэнтези, не изобилующее длинными названиями стран и городов, описанием странных народов и разных бабаек. Женской аудитории, любящей пострадать по роковому мужчине, в назидание. Работа очень искренняя, и я её люблю. Конструктивную критику приму. Критику "терпеть не могу фэнтези, а группа "Ария" меня вообще бесит, зачем нужно было писать такую фигню" оставьте, пожалуйста, при себе. Буду очень благодарна за указанием ошибок в тексте, ибо как не редактируй, а глаз "замыливается" и не видит очевидное. Приятного прочтения! Спасибо всем читателям. Продолжение буду выкладывать по мере интереса.
           С этой главы начинаются положенные по фэнтезийному канону метания главных героев между собственными чувствами и Великой Целью, к которой они идут. Мне не очень-то по нраву описания всех соплей и душевных терзаний героев, но - "так положено", ибо надо, "чтобы интрига". Пожертвует ли Арий Конрад Бессмертием ради любви Демиры? Оставит ли Демира поиск своего королевства и пойдёт в служение Князю Тьмы, лишь бы быть рядом с Арий Конрадом? Канонно или наперекор канонам? Оставайтесь со мной, и вы узнаете! 



Текст фанфика:

Демира поколебалась чуть, потом протянула магистру руку, но в последний миг отдёрнула её, словно боясь обжечься. Арий Конрад громко раскатисто расхохотался, ни мало не беспокоясь разбудить остальных; без малейшей церемонности схватил Демиру за руку, подтянул к себе, вглядываясь в таинственную глубину её чёрных глаз, словно желая впитать в себя их влажный сильный огонь. Потом повлёк её за собой и, не выпуская из своей руки её руку, усадил её у костра на свой свёрнутый чёрный плащ.

- Ливий плохо тебя перевязал, - заявил Арий Конрад.


       Демира оглядела свою не первой свежести повязку. Выглядела она плачевно: полотняный бинт пропитался кровью, побурел и прилип к ране. Демира вздохнула.

- Ливий перевязал меня хорошо, - снисходительно произнесла она, - просто долгая скачка вызвала кровотечение.

- Хочешь сказать, я был слишком жесток, заставив тебя, раненую, скакать столько времени? – пожал плечами магистр. – Ты знала: не на гульбище едем.

- Напрасно ты стремишься поссориться со мной,  - спокойно ответила Демира, глядя на свою руку, которую магистр словно забыл ненароком выпустить из своей, - однако, пострадала я за твою принцессу, - добавила Демира после паузы.

- Демира, но отступать - как-то...

- Мы и приняли бой, - согласно кивнула Демира.

- Ты позволишь? – Арий Конрад взглядом показал на её рану. – Доверяешь мне?


       Демира подняла голову, посмотрела ему в глаза. Потаённые мысли необычайно одухотворяли в этот миг лицо девушки, живой ясный свет её глубоких очей заставил дрогнуть губы магистра – какое-то слово едва не сорвалось с его уст, но твёрдая холодная воля его держала под замком порывы сердца.

- И ты ещё спрашиваешь! – укоризненно протянула Демира, уязвлённая тем, что магистр, однажды державший в своих руках её жизнь, теперь усомнился в её доверии к нему.

- Тогда, - кивнул Арий Конрад, -  снимай  покамест бинты с раны, а я приготовлю одну травку... – с этими словами он, наконец, выпустил её руку из своей  и, подойдя к своему дорожному мешку, принялся развязывать его, чтобы достать ему лишь одному ведомое снадобье.


          Окончив свои приготовления, Арий Конрад невозмутимо сменил Демире повязку. А  Демира, слегка сбитая с панталыку пространными намёками; рукопожатием, более долгим, чем следовало; взглядом, полным животрепещущего огня,  ожидала чего-то ещё… другого… и  была даже слегка разочарована, обманута в ожиданиях своих. Она поблагодарила магистра, он ответил вежливым кивком, и тут до слуха обоих донёсся приглушённый голос Арефы, и мелодичным колокольчиком звучавший голос принцессы, который, однако, не утратил присущей ему надменности.


- Что это такое, а? – удивлённо произнёс Арий Конрад. – Почему они не спят? Они же с ног валились оба...

- Ливий видит десятые сны, - сказала Демира, - а Арефа, этим пользуясь, стремится завоевать расположение принцессы...берегись, Конрад! - добавила она, -  У тебя появился опасный соперник!

- Арефа – то? – пренебрежительно усмехнулся Арий Конрад. – Вот уж воистину дамский угодник! Только, как будто, ему нравилась ты.

- Тебе не интересно, о чём они там говорят? – спросила Демира, пропустив мимо ушей это ценное замечание.

- А тебе интересно? – задал Арий Конрад ей встречный вопрос. – Демира, но соглядатай – какая низость!

- Не тебе учить меня манерам, - заявила Демира, вставая, - оставайся в неведении, воля твоя.


     И пошла к шатру. А магистр последовал за ней. Демира приподняла полог шатра и заглянула внутрь. Принцесса Тея, у которой на лице не осталось ни следа усталости – молодость не знает болезни! – полулежала на кошме и, опершись на руку щекой, смотрела на сидящего в полушаге от неё Арефу. В углу, завернувшись в кошму с головой, похрапывал Ливий. В глазах принцессы, не смотря на высокомерное выражение, читался откровенный интерес. Юности свойственно легкомыслие, юность не может долго помнить обиду и зло, юность бурно протестует против тишины и размеренности, наконец, юность – это любовь.
       Арефа был хорош собою, кроме того, Арефа, относился к принцессе очень бережно, и, пожалуй, Арефа один из всех выражал по отношении к ней искреннее сочувствие. И сейчас в кротком взгляде бархатных глаз Арефы читалось живейшее участие.

- Верховая езда – это очень просто, - мягко убеждал Арефа принцессу, - если постараешься, уже через два-три дня ты будешь недурно держаться в седле.

- И на чём же я буду учиться ездить? – принцесса надменно вздёрнула подбородок. – О, я никогда больше не сяду на эту ужасную чёрную клячу!
 

    Демира пихнула в бок локтем стоявшего рядом магистра, опустила полог шатра, и, давясь смехом, пошла обратно, к костру. Совершенно обалдевший магистр догнал её и вполголоса спросил:

- Это она про Инзара – кляча? Конь Аримана, проходящий через девять пространств, девять врат, девять измерений; конь, быстрее крылатого Пегаса – кляча?

- Мало я учила её хорошим манерам, - с сожалением заметила Демира, которую произошедший эпизод веселил от души, но, увидев настоящую обиду в серых глазах Арий Конрада, девушка тот час же сбавила обороты.

- Я не думаю, как принцесса, - убеждённо произнесла она, - Инзар – самый великолепный конь из всех, что я видела. Но, - добавила тише Демира, - я никогда не села бы одна на этого адского коня.

- Инзар не позволит сесть к нему на спину никаким другим всадникам, кроме меня и Аримана, - самолюбиво заявил Арий Конрад, - и если он позволил этой девчонке сидеть впереди моего седла, то это лишь потому, что я так захотел.

Демира села поближе к костру, натянула на колени рубашку и обхватила их руками.

- Край света, - задумчиво произнесла она, - глядя на пламя, - как терпит Ариман твою гордыню? Ты же себя выше его ставишь!

- А что я сказал? – пожал плечами Арий Конрад, садясь рядом с нею.

- Что Инзар сбросит любого всадника, кроме тебя и Аримана.

- Я так сказал?

- Да.

- Гм, - Арий Конрад был в замешательстве, - и в самом деле, кроме Аримана и меня. Надо было сказать так.

- И что будет? – спросила Демира.

- Ты о чём? – не понял Арий Конрад. – Ах, гнев Аримана... Да ничего. Тебя не касается.

- А принцесса, чего доброго, закрутит с Арефой, - усмехнулась Демира.

- Да мне что до неё? - снова пожал плечами магистр. – Принцесса мне нужна, сама знаешь, для чего – и только. Пусть милуется с Арефой. На здоровье.

- А если Арефа тебя опередит? – предположила Демира.

- Ты о чём? – наверное, после этого обряда магистр так туго соображал. – А... – догадался он, - я думаю, до этого не дойдёт.

- Каков хозяин, таков слуга? – насмешливо улыбнулась Демира, приподнимая ленточки бровей.
 

     Серые глаза широко распахнулись, сверкнули таинственным огнём. Арий Конрад взглянул на неё так, словно старался заглянуть в самую глубину её души.

- Откуда ты знаешь? – с любопытством спросил магистр. – Арефа проболтался?

- Неважно, - не созналась Демира.

Арий Конрад выглядел слегка смущённым и растерянным и, не зная, что сказать, молчал.
       Демира пошла в атаку.

- Скажи, - потребовала она с таким же живейшим любопытством, с каким только что Арий Конрад пытался узнать, кто выведал его тайну, - неужели за все эти годы тебе не было... интересно узнать... ну, ты понял...?

       Магистр взглянул на неё с тем самым прохиндейским выражением в глазах, которое Демира в нём столько раз подмечала, и прыснул смехом. Демира озадаченно нахмурилась, не понимая, чем вызван этот взрыв веселья, но Арий Конрад, просмеявшись, объяснил свой восторг одним вопросом:

- Уж не ты ли, Демира, хочешь обучить меня искусству любви?

Демира миг подумала и с удовольствием врезала магистру Ордена Сов по бледной морде.


        Морда заалела майской розой, и Арий Конрад, схватившись за щёку, удивлённо произнёс:

- Край света! – и разразился ещё более бурным смехом. – Вот это я метко послал стрелу! – еле выговорил магистр сквозь смех. – Так когда первый урок, Демира? Прямо сейчас?
 

    Демира разъярённой кошкой прыгнула на него, свалила на землю и, усевшись сверху, придавила его ладонями за плечи к земле. Арий Конрад продолжал смеяться, громко, неприлично и оскорбительно.

- Вот это огонь! – стонал он сквозь смех. – Демира, Демира, что ты делаешь? Слезь с меня сей же час! Я же не железный, Демира!

- Я тебя убью сейчас, Конрад, - пообещала Демира, занося для удара кулак.

     Арий Конрад перехватил её руку в запястье, другой стиснул гибкую талию девушки и подтянул её к себе так, что её грудь почти касалась его широкой груди.

- Научи меня целоваться, Демира, - проговорил он хриплым шёпотом, - а то в своей неопытности я боюсь опозориться перед принцессой Теей, - эту фразу он произнёс с откровенной издёвкой.

     
         Демира взглянул в его глаза, мгновение назад пылавшие странным огнём, а теперь застывшие каплями ртути. Ничто, кроме достижения своей цели не волновало этот расчетливый разум. «Научи меня целоваться, Демира!»
 

         Ослепляющая ярость охватила сознание Демиры, так, что она едва сдержала готовые брызнуть злые слёзы. Её чувства, переживания её души это холодное, бесстрастное, полупризрачное существо не брало в счёт ни на грош, и злость, вызванная наглостью и торжеством этого совершенного, чуждого человеческих мук, кристального разума, подхлестнуло Демиру на этот безумный поступок. Только одна ярость владела Демирой, ярость свободной женщины с огненным сердцем, горящей душой, бунтующей против правил и ледяных тисков, в которые нельзя ни при каких обстоятельствах заковывать живое сознание! И в стремлении зажечь хоть крошечную искорку в этом бесстрастном сердце, всколыхнуть хоть немного этот холодный, жестокий и точный, как штрих, разум; стойкий в своих убеждениях, как цитадель, грубо и цинично попирающий все составляющие человеческого счастья; Демира гибким стремительным движением бросающейся в прыжок волчицы наклонилась, и поцеловал Арий Конрада в губы.
 

      И поняла, что попала, точно неосторожная голубка в волосяные силки. Это была уловка чистой воды, тем более отвратительная, что Арий Конрад столкнул вспыльчивую и горячую Демиру на этот поцелуй, не неся в своём ледяном сердце никакого чувства к ней. Демира нужна ему была лишь, как воин, способный выстоять в битве с войском Ормузда. Он подбил её на этот поцелуй, томимый бездельем, в угоду своему капризному, требующему развлечений, самолюбию.
 

     Демира бросилась в его объятия, точно последний воин на копья врага, обезоруженный, а потому не желающий быть убитым в спину. А копья обернулись жалами змей – сладким медленным ядом, не знающим противоядия.

 

 

            Едва её губы коснулись губ магистра, как его рука, грубо стиснувшая в запястье её руку, разжалась, переметнулась к её плечу, обняла, вплотную прижимая к себе так, что сквозь полотно своей рубахи почувствовала грудью обнажённую и слегка прохладную грудь магистра. И она, бросившаяся в этот поцелуй так горячо и неистово, поняла, что проиграла, попав в лапы более опытного игрока.
 

    Арий Конрад, безжалостно плюющий на чувства тех, кто его окружал, бесстыднейшим образом обманул её. Целоваться он умел так, как многим и не снилось. В жизни Демиры было много мужчин; был период, когда она ложилась под всякого, кто мог научить её метко бросить копьё или точно взмахнуть саблей. Как-то случилось, за одну только осень их была чёртова дюжина, но ни один из них не был способен на то, на что способен был Арий Конрад.
 

     Точно вулкан, пробудившийся от трёхсотлетнего сна, он выбросил из недр своих огонь и зажёг его в каждой частичке её тела. Его поцелуй,  несущий  терпкую горечь, заставлял трепетать её всю, и её руки, помимо гордой воли, обняли магистра, и тонкие пальчики скользнули в гриву светлых, слегка влажных волос. И Демира слишком поздно осознала, что отвечает на его поцелуй, как пылкая любовница, а не как равный по силе соперник. Слишком поздно, чтобы вырваться и встать.
 

  И казалось ей, за эти мгновения, она успела увидеть все девять пространств, девять врат, девять измерений, о которых он говорил ей только что, хотя кроме поцелуя Арий Конрад ничего больше не позволил себе. И выпустил он её из своих объятий тогда, когда счёл нужным, а не когда она этого захотела.
 

   В глазах его светилась тщеславная радость победителя, упоение тем, что всё,  в этом мире всё подвластно его воле. И этот властный и в то же время пламенный взгляд, отрезвил Демиру, и она в мгновение нашла способ поставить на место этого зазнайку. С трудом удерживая бешено рвущееся из груди дыхание, Демира проговорила ровно и насмешливо:

- Ну что я могу сказать, Конрад... Учитывая трёхсотлетнее бездействие, для начала нормально. Ещё потренируешься...


        Румянец, вспыхнувший на лице магистра, отхлынув, вновь уступил место мертвенной бледности. Взгляд серых глаз застыл и казался тяжёлым, колючим, страшным. Жёлтый отсверк блеснул в его глазах, и Демира увидела, как медленно удлиняются его зрачки, пересекая глаз тонкой хищной линией. Губы, целовавшие её так страстно, приоткрылись, обнажая блестящие острые клыки. Она, женщина, бросила вызов ему – последнему из Ордена Сов, приближенному Аримана, ему, владеющему вечной молодостью, в полшаге стоявшему от бессмертия! Она смеётся над ним!

        Резким движением Арий Конрад схватил Демиру за локти, рывком подтащил к себе и прорычал ей в лицо:

- Я бы мог про всё забыть, но это лишь игра!

     Короткий женский вскрик заставил вздрогнуть обоих. Арий Конрад  оттолкнул Демиру и встал. Она так же быстро поднялась, гордо выпрямилась, ожидая развязки этой не понятной никому, и ей в том числе, ссоры, к которой он же и подтолкнул её.
 

     У шатра стояли Арефа и Тея Ирис. В бархатных глазах ученика магистра застыло непередаваемое презрение, во взгляде принцессы испуг и что-то ещё, чисто женское, загадочное, а потому понятное не сразу. Арефа держал принцессу за руку. Вне сомнения, они видели всё.
 

     Бледный и страшный полудемон Арий Конрад шагнул им навстречу, и в этот миг сонное звёздное небо у них над головами вспорол стремительно промчавшийся сноп пронзительного бело-жёлтого света, за которым точно хвост, протянулся ослепительный шлейф разноцветных искр. Яркий свет и тяжёлый гул ослепили, оглушили на мгновение всех, и первым опомнился Арефа:

- Комета! – воскликнул он. – Близких несчастий верный знак!

- Вздор! – холодно бросил Арий Конрад.
 

   Демира взглянула на него. Бледный лоб магистра покрывали капли пота, но взгляд был обычный, холодный взгляд принца ночи, и только струйка крови, узенькой полоской сползшая на подбородок, свидетельствовала о том, что в бессильной ярости он прокусил себе губы.

- Вздор! – повторил Арий Конрад. – Завтра мы пройдём первый из семи перевалов. Меня не остановит появление какой-то дурацкой кометы! Ложитесь спать! В походе мне нужны сильные воины!
 

    Арефа с принцессой мигом шмыгнули в шатёр. Демира осталась наедине с магистром и, встретившись с ним взглядом, выдержала его – пронзительный и стылый настолько, что мурашки пробежали по спине её, сказала отрывисто и чётко:

- Я принимаю бой.
 


      Демира проснулась, едва забрезжил рассвет. Она поправила чуть растрепавшиеся во время недолгого сна волосы, встала и вышла из шатра. Костёр догорал в предрассветных сумерках. Линия горизонта вдали золотилась розовым. Ни Арий Конрада, ни волшебного Инзара не было. Палевый скакун Демиры, увидев хозяйку, вскинул голову, всхрапнул, готовый заржать. «Тише, Карфакс! – одёрнула его Демира. – Всё становище перебудишь!»
 

     Она подошла к шатру, где ночевали Ливий, Арефа и Тея Ирис, откинула полог и заглянула внутрь. Картинка, представшая её взору, умиляла и вышибала слезу. Арефа сидел на кошме, а принцесса мирно спала, положив голову ему на колени и свернувшись калачиком. Что до Ливия, то он так и дрых богатырским сном в своём углу.
 

    Арефа поднял голову и взглянул на изумлённое лицо Демиры.

- Бедняжка, - шёпотом проговорил он, кивнув на принцессу, - так молода и так прекрасна...

   Ленточки изящно изогнутых бровей Демиры приподнялись, в бездонных чёрных очах блеснули искорки задора.

- Ах ты, ветреник! – фыркнула Демира. – Ведь те же слова ты говорил обо мне! Значит, ты уже разлюбил меня, изменник!

- Тише говори! – шикнул Арефа. – Она так устала! Пусть отдыхает!

- Иди сюда, поможешь мне надеть кирасу, - потребовала Демира.

Арефа бережно приподнял голову принцессы и положил на кошму. Принцесса не проснулась. Прикрыв краем кошмы её ноги, Арефа встал и вышел из шатра.

- Что это значит, а? – напустилась на него Демира. – Ты на неё меня променял, бабник? А я так тебе верила!

- Да ну тебя! – смутился Арефа.

- Бабник, бабник! – смеялась Демира. – Против кого ты лезешь! Да Конрад же сотрёт тебя в пыль!

- Демира, - Арефа повернулся и в упор посмотрел на неё взглядом, полным глубочайшей серьёзности, - это тебя он сотрёт в пыль.

- Что ты говоришь? – притворно изумилась Демира, наклоняясь к сложенным у костра пожиткам, чтобы взять свою кирасу.

- Да подожди! – Арефа перехватил её руку и развернул Демиру к себе. – Я не знаю, что было меж вами этой ночью, и почему ты с ним целовалась, но после – я слышал это сам – в ярости он поклялся убить тебя после того, как мы заполучим сокровища Ормузда, - взволнованно проговорил юноша.

- После? – уточнила Демира.

     Арефа кивнул.

- А пока что я ему нужна? – понимающе улыбнулась Демира.

- Не смейся! – воскликнул Арефа. Во взгляде его красивых карих глаз плавилась отчётливая тревога. – Мессир поклялся водами Стикса, что убьёт тебя! Я никогда не видел его в таком бешенстве! Чем оно вызвано, Демира?

- Откуда я знаю? – Демира пожала плечами. – Его спроси.

- Демира, он исполнит свою клятву, - уверенно произнёс Арефа.

-  Чудовище! – усмехнулась Демира. – Принцессу изнасилует, меня убьёт.

    Арефа побледнел.

- Я не позволю! – воскликнул он в  порыве юношеской пылкости.

- А вот это ты брось! – теперь Демира заговорила серьёзно. – Рано объявлять войну. Я сама могу себя защитить, а ты, если понадобится, дашь защиту ей -,  она кивнула в сторону шатра, где спала принцесса, - нравится она тебе? – спросила Демира.

     Арефа покраснел и ничего не ответил.

- Ты за меня не тревожься, - мягко сказала Демира, - я получу Разящий Без Промаха Меч, и мы посмотрим, насколько бессмертен Конрад, как он себя мнит. А пока что помоги мне надеть кирасу.

   Арефа ловко справился с тяжёлыми доспехами и тихо проговорил,  восхищённо оглядывая Демиру. - Ты так стройна и так совершенно прекрасна... Знаешь, - он понизил голос до шёпота, - магистр Конрад увлечён тобою много больше, чем это показывает.

- Правда? – Демира заинтересованно приподняла брови. – Откуда ты знаешь?

- Я знаю его, - с уверенностью проговорил Арефа, - ты безумно нравишься ему. Долгими ночами в своих чертогах он шептал твоё имя, беседуя со звёздами. Ты перетряхнула его душу, стороннюю земным чувствам; ты пробудила в нём нечто новое, неведанное прежде. Размеренный чёткий ход его жизни нарушился, и он мстит тебе за это. Цель, к которой он шёл столько лет, ускользает от него, его разум будоражат сторонние мысли, поэтому он поклялся убить тебя. Если ты останешься, он не сможет жить, как прежде. Я потому доверяю тебе тайну сердца магистра, - добавил Арефа, пресеча готовый сорваться с уст Демиры вопрос, - чтобы ты не допустила кровопролития. Ты обладаешь против него много более сильным оружием, чем копьё и меч.
 

     Демира недоверчиво смотрела на него.

- Что поведал ты мне, разве может быть правдой?..

- Ты всё поймёшь со временем, - заверил её Арефа, - но где мессир? Ни его, ни Инзара...

- Пасу я его, что ли? – возмутилась Демира. – В степь, небось, подался, Ариману молится. Буди свою принцессу, - велела она, - и Ливия тоже. А я раздую костёр и согрею чай.
 

   Арий Конрад действительно поехал в степь. Сокрытый от взгляда своего войска песчаным курганом, он неподвижно сидел на спине Инзара и смотрел вперёд застывшим взглядом. Верховному жрецу Аримана необходимо было побыть наедине со своими мыслями.
 

   Арий Конрад не способен был повернуть время вспять, но, если бы течение времени было подвластно ему, и эта ночь могла бы повториться, магистр Ордена Сов никогда не стал бы шутить так с Демирой, зная, чем эта шутка обернётся.


 «Уж не ты ли, Демира, хочешь обучить меня искусству любви?» Как мог он быть так беспечен! Как допускал его совершенный ясный разум такое безумие? На миг светлые глаза магистра полыхнули красной молнией. Безумец! Хотел доказать себе, что глубокий чёрный взгляд её не способен взволновать его душу, что прикосновения её губ к его губам, обвитие её рук не затронут ледяного спокойствия его сознания. Беглец! Дороги нет!
 

   Жребий был брошен в ту ночь, когда он давал бал в своих подземных галереях. И он принял эту дуэль с такой безрассудной неосмотрительностью! Гордец! Уверенный, что ничто не затронет почти трёхсотлетнего незыблемого спокойствия. Теперешние терзания и смута в его душе – плата за гордыню.

 

  Арий Конрад машинально провёл тыльной стороной ладони по губам. Перед внутренним взором стояли лихорадочно блестевшие её чёрные глаза. Она резко наклоняется к нему, её губы касаются его губ, и он теряет ощущение времени и пространства. Он ничего не видит – вокруг густая сладостная темнота, мириады звёзд... Её тонкие нежные пальчики, ласкающие его волосы... Её грудь, высокая, тугая; он отчётливо чувствует сквозь полотно рубашки своей грудью твёрдые бусинки её сосков... Толстая чёрная коса с пушистым расплетением на конце падает на его плечо... И центром мира становятся её полуоткрытые подрагивающие губы, неземную сладость которых он впитывает с такой жадностью, точно приговорённый к виселице глотки утреннего морозного воздуха.
 

    И вне сомнения, она поняла всю свою власть над ним в этот миг. Эти слова, брошенные ею, как раскалённое клеймо на лоб раба: «Ну что ж, для начала неплохо...» Он раб её...

Только её кровь, омыв по локоть его руки, смоет его позор. Ударом меча он принесёт её в жертву своей чести и бессмертия. И да будет так.









Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): Парсек (03.09.2015)
Просмотров: 303

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4383
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн