фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 05:23

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «Путь наверх. | Глава 6. Первый перевал.»


Шапка фанфика:


Автор: Парсек 
Жанр : фэнтези.

Тип/Вид: Гет 
Рейтинг : PG - 13

Персонажи/ Пейринг: Да всё те же на манеже.
Размер: макси. Первая книга дилогии, рабочее название "Воительница."
Статус: в процессе. 
Дисклеймеры: в текст вплетены легко узнаваемые образы и цитаты из текста песен вдохновившей меня российской хард-энд-хэви группы "Ария" , лейтмотивом идёт композиция"Беги за солнцем". Правильно ли назвать работу сонгфик?... Эта работа - благодарность группе за её творчество, благодарность Маргарите Пушкиной, при прослушивании текстов которой родились эти персонажи и образы. К музыкантам группы никто из героев не имеет никакого отношения. Все герои и события придуманы автором.
Предупреждение: нецензурной лексики нет, но слова ругательные вроде "жопа" и "говно" присутствуют. 
Размещение: нет. 
Содержание: это канонное фэнтези, о честолюбивом маге и ищущей своё королевство воительнице, о хитром воре и прекрасной принцессе, о странствиях и битвах, колдовстве и силе духа, чести и тщеславии, любви и надежде. 
От автора: эта работа, созданная по ассоциациям к текстам "Арии", в равной мере подойдёт тем читателям, кто с творчеством "Арии" не знаком, но просто любит лёгкое фэнтези, не изобилующее длинными названиями стран и городов, описанием странных народов и разных бабаек. Женской аудитории, любящей пострадать по роковому мужчине, в назидание. Работа очень искренняя, и я её люблю. Конструктивную критику приму. Критику "терпеть не могу фэнтези, а группа "Ария" меня вообще бесит, зачем нужно было писать такую фигню" оставьте, пожалуйста, при себе. Буду очень благодарна за указанием ошибок в тексте, ибо как не редактируй, а глаз "замыливается" и не видит очевидное. Приятного прочтения! Спасибо всем читателям. Продолжение буду выкладывать по мере интереса.
           Путешествие продолжается. И столь сильные перед испытаниями и опасностями Похода герои слабы перед властным зовом природы. Невинное развлечение, словно желая испытать себя в своей крепости тела и духа, становится опасным. И до Цели ещё так далеко, а до пропасти один лишь шаг... Какой выбор сделают они? Оставайтесь со мной и вы узнаете. В этой главе тоже будут сопли. И в следующей тоже немного соплей. Так надо, дабы читатель проникся, как тяжко решиться главным героям.  Потом соплей не будет. Потерпите.



Текст фанфика:

        Отсутствию за завтраком магистра никто не удивился. Принцесса Тея Ирис видела, что произошло этой ночью между ним и Демирой, и догадывалась о причине отсутствия Арий Конрада. Что же до Ливия, он, добросовестно выдрыхнувшись в течение всей ночи, тем не менее, выглядел помятым и поминутно зевал, показывая беззубую пасть.

За завтраком принцесса без ропота съела всё, что ей предложили. Казалось, девушка почти смирилась со своей участью, и в этом, бесспорно, была заслуга Арефы. Принцесса вообще старалась держаться поближе к нему, но во взгляде, который она изредка бросала на Демиру, уже не было страха, а светилось что-то похожее на восхищение.


     Уже совсем рассвело. Когда они окончили завтракать и собирали шатры, к становищу подъехал Арий Конрад. Ливий возился у мешков, складывая остатки завтрака и, увидев магистра, спросил:

- Ты где шлюхался, Курт? Жракать будешь?

Магистр отрицательно покачал головой.

- Вы собрались? – спросил.

- Вроде, - кивнул Ливий.

К становищу подошла, блестя кирасой Демира, которая вместе с принцессой ходила «за кустики». Увидев Арий Конрада, в памяти Демиры мгновенно встала тайна, что доверил ей на рассвете Арефа. Арий Конрад поклялся водами реки Стикс, что убьёт её. Страшная клятва, которую не смеет нарушить ни один смертный.

       
        Магистр медленно повернул голову, взглянул на Демиру. Чёрные глаза девушки смотрели на него без тени страха, но с открытым ярким любопытством. Вот, значит, как... Он поклялся клятвой, которую не нарушить, что убьёт её. Пройдя семь перевалов и выстояв бой с армией Света, они будут должны сойтись в смертельном поединке. Демира почувствовала, как заколотилось сердце, как бешеное возбуждение охватывает всё её существо.

         Бой с Арий Конрадом! Бой, о котором можно только мечтать! Воин всей своей сущностью, Демира находила безумную радость, непередаваемый восторг в сумасшедшем водовороте битвы. Биться с таким противником! Разве может страшить смерть того, кто танцует в экстазе под адскую музыку войны?
 

         Арий Конрад смотрел на неё в упор, чуть прищурив сталью кипевшие глаза, и этот взгляд, и эти длинные каштановые ресницы копьями вонзились в сердце девушки. Демира встряхнулась, точно от холода и сырости. «Нельзя, - подумалось Демире, - обоих в прах сожжёт такая любовь.» И тут же с глубочайшим изумлением осознала, что впервые по отношении к Арий Конраду произнесла мысленно слово «любовь».


       Арий Конрад смотрит на неё, не мигая. Копья каштановых ресниц погружаются в её сердце всё глубже, парализуют нестерпимо-сладостной болью.

- Ты зря не добила в морозный день раненого волка, - роняет магистр тяжёлые, как застывший свинец, слова.

- Зря, - не колеблясь, соглашается Демира.

- По коням! – повелительно произносит магистр. – Тея!

- Нет, - принцесса еле слышно произносит это слово. Арефа подходит к ней и кладёт руку на плечо. Она оборачивается и, взглянув на него, повторяет с такой твёрдостью и решимостью, которые никак не вяжутся с обликом капризной изнеженной девочки:

- Нет! Я поеду с ним!

- Забодай меня комар! – фыркает Ливий. – Да это, никак, бунт!
 

      Тея Ирис снова, словно за поддержкой, поворачивается взглядом к Арефе. И в глазах кроткого юноши читается та же непоколебимая решимость.

- Да, - громко говорит принцесса.
 

   Арий Конрад усмехается уголком губ, холодно, презрительно и, не произнося ни слова более, натягивает узду и устремляется вперёд. Демира, не смотря на тяжёлые доспехи, легко запрыгивает на спину Карфакса. Похохатывая, взгромождается на свою кобылу Ливий. И, поскакав следом за магистром, они, конечно, не видят, как, сев на своего коня, Арефа протягивает руки принцессе и, вложив в его ладони свои холёные белые ручки, она осторожно встаёт на кончик его сапога. И Арефа, ловко подхватив её за тонкую талию, легко, точно пушинку поднимает её одной рукой и сажает впереди своего седла.

       Принцесса, лишь на миг почувствовав своим станом горячую руку юноши, очаровательно краснеет в полудетской стыдливости и, конечно, не видит, каким кумачом пылают щёки её сопливого покровителя.
 

    С рассвета в пути стоянок не делали. Двигались так же строго на юг. Все устали, проголодались, были злы, но гордость никому не позволяла окликнуть горящей стрелой летевшего впереди магистра Арий Конрада и спросить, когда же будет привал.
 

     Ливий, особо никогда не церемонясь из-за приличий, жрал прямо на ходу лепёшку. Принцесса Тея в этот раз переносила дорогу много лучше. То ли пообвыклась уже малость, то ли её не тяготило присутствие Арефы, как давлело над ней присутствие Арий Конрада. Изредка оборачиваясь на них, Демира видела, как Арефа, бережно придерживая принцессу, наклоняется к ней, и что-то негромко говорит, отчего измученное лицо девушки озаряет улыбкой.

“Как бы вправду этот сопляк не окучил девчонку, - подумала с беспокойством Демира, - а то ведь не сможем попасть в галереи Ормузда, и не видать мне тогда Меча, как ушей своих.  Но скоро закат, - Демира с досадой взглянула на чеканное лицо Арий Конрада, от которого скакала в полушаге, - жрать хочется. Эта скотинка божия, - она имела в виду магистра, - собирается останавливаться? Или он, как вчера, из нас всё дожмёт? Ему-то хоть бы хны, а мы-то не железные!”


     И словно в подтверждение её мрачным мыслям, пролетев редкий перелесочек, кавалькада выехала на берег широкой, несущейся стремительным потоком реки. Всадники остановились.
 

     Противоположный берег был не так уж далеко – в пяти - шести сотне шагов,  но река была глубокой, а стремительное течение не дало бы возможности переплыть её, выбросило бы, размазало об острые камни. Демира молча смотрела на пенящуюся серую воду, несущуюся с победным рёвом, будто радуясь, что преградила им путь.

- Нам через неё не перебраться, - сказала Демира. И некому было упрекнуть её в трусости: тот берег был недосягаем.

- Переберёмся, - прозвучал в тишине негромкий уверенный голос магистра.
 

    Демира повернула голову. Арий Конрад, сидя на спине Инзара, смотрел прямо перед собой, чуть притушив стальные искры глаз под бьющим в лицо ветром. На том берегу медленно спускался за кромку леса край огненного диска, окрашивая алым серую воду. “Пурпурная река”, как пела когда-то Демира.

- У вас будет мало времени, - проговорил Арий Конрад, глядя на солнце, - скачите во весь опор. Не колеблясь и не медля. Промедление будет стоить вам жизни. И мне. Переберёмся ли мы на тот берег или сгинем в этих волнах, будет зависеть от нас. Арефа, ты скачешь первым. Привяжи Тею, боюсь, в такой скачке ты не удержишь её. Ливий, следом ты. Демира, ты следом за Ливием: я, если потребуется, успею подхватить тебя...

- Что ты задумал? – спросила Демира.

- Соберите все силы, - кивнул Арий Конрад, - сейчас…
 

   Арефа, не тратя времени на излишние расспросы, закрепив ремень на талии принцессы, пристёгивал его к седельным подпругам. Пристегнув, проверил на прочность - вроде бы, порваться не должен.

- Арефа, готов? – спросил магистр.

- Да, мессир.


      Арий Конрад вытянул вперёд руки, сжатые в кулак, прокричал в лицо солнцу какое-то гортанное, рычащее, страшное заклинание. Демира разобрала лишь три слова: «Ариман” и “Силы Ада”. А потом произошло невероятное: поверенный Князя Тьмы чуть наклонился вперёд, разжал резким движением кулаки, дохнул – и изо рта его и из ладоней вырвались ослепительно-белые потоки энергии, коснулись бурлящей воды, а дальше… Разве можно уложить в сознании такое?
 

       Вода медленно поднялась вверх, дрогнула и, разделившись надвое, открыла проход по каменистому, поросшему бурыми водорослями, дну. Разве найдутся слова, чтобы описать это зрелище? Водяной коридор! Высокие стены из воды! Зыбкие, серые, живые! Они чуть колыхались, словно недоумевая, что за сила, вопреки законам природы, держит их в столь неестественном для них положении.

      Ледяная дрожь прошла по телу Демиры. Где уверенность, что эти стены не обрушаться, погребя в серой пучине дерзнувших ступить в сердце реки?
Властный голос магистра вернул Демиру к действительности.

- Чего вы ждёте? – прогремел Арий Конрад. – Я не могу держать её вечно!


      Арий Конрад великолепен в этот миг  той мистической силой, что он хранил в себе.  Он был воплощением смелости, решимости; он не отступит. Демон огня, дерзкий и гордый, бросивший вызов стихии воды,  с королевской статью восседал на своём волшебном коне. Взгляд, несущий в себе тайны трёх столетий, печать восьми ветров, робкие улыбки звёзд, пламя факелов подземелий Аримана... И ослепительный белый свет из тонких, безупречно-красивых ладоней. Как вспышка в сознании Демиры – эта рука, обжигающая холодом, плавным движением ложится на её талию, пальцы обводят контур её лица…
 

       Демира мчит во весь опор по гладким камням, устилающим дно реки. Всем телом девушка ощущает пронизывающий холод, исходящий от этих зыбких стен, и сильнее пришпоривает Карфакса, чтобы камни этого дна не стали её могилой.
 

   Арефа уже достиг того берега, и Демире остаётся четверть пути всего, когда она оборачивается на всём скаку и видит мчавшего на адском коне магистра, и огромные серые стены, с рёвом обрушивающиеся, смыкающиеся за его спиной. Пенные брызги долетают до рук, до лица Демиры.. Взгляд Арий Конрада всё так же бесстрастен и лишь на бледных губах дьявольски-торжествующая полуусмешка. Да бес с ней, победителей не судят.

- Быстрее, Демира, быстрее! – кричит магистр и хохочет отрывистым, душу сковывающим демоническим хохотом.

Безумец! Неужели он, так стремящийся к бессмертию, не страшится погибнуть в этой реке? Нет! Арий Конрад ликует победе, он сильнее стихии, его силой движет мощный, расчетливый разум.
           

    На бешеном скаку Демира вылетает на берег.

- Не останавливайся! – орёт Арий Конрад.
 

   И вся кавалькада, не чувствуя от усталости собственного тела, подчиняется его воле, мчит дальше, в лес, а серые волны, сомкнувшись за долю мига до того, как Инзар вынес своего всадника на берег, поднимаются вверх и обрушиваются на берег всей своей силой. Обожжённая белым пламенем, оскорблённая человеком вода захлёстывает сушу; рыча от бессильной ярости, требует мщения.
 

   Слишком поздно. Следом за остальными, Инзар выносит магистра на опушку леса. Всадники без сил валятся на землю..

- Ай да Курт! Ай да сукин сын! – только и мог вымолвить Ливий, отстёгивая от пояса фляжку с напитком, название которого он не считал нужным разглашать, и прикладываясь к ней.
 

  Демира взглянула на Арий Конрада и едва сдержала крик. Магистр Ордена Сов сидел на спине Инзара, безвольно опустив плечи, бледный до синевы, голова беспомощно поникла на грудь, могучее тело била дрожь. Казалось, то не полудемон был, только что бросивший вызов богам реки, а немощный старец, за спиной которого уже шуршали чёрные крылья бога смерти Тантала.

- Мессир! – Арефа, забыв о привязанной к седлу, в полуобмороке находящейся принцессе, спрыгнул с коня и бросился к колдуну, заменившему ему отца. – Уходите! –  велел он застывшим в ожидании Демире и Ливию. –  Ему нужно пополнить силы. Оставьте нас и разбивайте лагерь.

- Арефа, мы можем помочь? – нерешительно спросила Демира.

- Не можете! – отрезал Арефа. – Пошли прочь, говорю вам!
 

     В этот раз его послушались и, отводя коня Арефы и попутно отвязывая принцессу, Демира говорила:

- Ничего. Арефа знает, чем ему помочь. Всё будет хорошо, - она взяла принцессу за руки, помогая обессилившей девушке слезть с коня, - Арий Конрад не сдаётся так легко, правда?

- А что ты меня так убеждаешь, будто он мне дорог? – принцесса вскинула на Демиру свои яркие синие глаза. – Да по мне, скорее бы сдох этот чёрный дьявол… с вами вместе!
 

    Поняв, что сказала глупость, точнее, проговорилась, Демира закусила губу и пошла рассёдлывать Карфакса.
 

      Когда разожгли костёр и поставили шатры, пришёл Арефа. Демира дёрнулась вся, подалась к нему навстречу, но вовремя одёрнула себя и ничего не спросила. Её выручил Ливий.

- Чё там Курт? – спросил, между прочим.

- В добром здравии, - ответил Арефа, садясь у костра.

- Гы-ы-ы… Я говорил, его лопатой не убьёшь, - согласно кивнул Ливий, хотя ничего подобного не говорил.
 

    Вскипятили чай и сели ужинать. Тут и появился герой дня. Арий Конрад, перебросив через плечо плащ, шёл, глядя прямо перед собой, такой мерной, чёткой и тяжёлой поступью, что, если бы он ступал не по траве, а по гравию, наверное, из-под его сапог летели бы искры. Сидевшие у костра, подвинулись, давая ему место. Арий Конрад сел, взял лепёшку. Ливий протянул ему кружку с чаем. Арий Конрад шумно отхлебнул,, оглядел свою притихшую команду серыми, как волны той реки, глазами.

- Ну что, первый перевал пройден, - низким звучным голосом, который раньше так пугал Демиру своей потусторонней тональностью, проговорил магистр, - с почином вас. Как ты, принцесса, не устала?

- Гори в аду! – прошипела принцесса.

- Бесится, - удовлетворённо кивнул в её сторону Ливий, - теперь мы отрезаны ото всех бурной рекой, и какие бы войска не посылал в погоню Кир Кризан, мы недосягаемы для них. Потому-то она и бесится. Теперь, голуба, у тебя один путь – вперёд.

- Псы! – принцесса со злости плюнула в костёр.

- Не плюй в огонь, на языке огник выскочит, - елейным голосом посоветовала Демира, - Конрад, мне думается, твои планы претерпят кое-какие изменения.
 

     Арий Конрад взглянул на Демиру быстрым пронзительным взглядом и тут же опустил ресницы, будто желая потушить пожар в своих серых глазах. Дерзкая улыбка скользнула по его бледным губам.

- Я так не думаю, - негромко ответил магистр.
 

     Арефа недоумённо смотрел на этот странное, неуместное и так чуждое своему учителю кокетство. Арий Конрад, исподлобья стреляя взглядом то на Демиру, то на Тею Ирис, улыбался краешком губ, прихлёбывая свой чай. Демира резко встала.

- Спокойной ночи, - процедила она и пошла в шатёр.



    Арефа и Ливий решили, что спать так, как они спали вчера – единственный, раз и навсегда заведённый порядок, поэтому, захватив с собой принцессу, они, как и вчера, втроём залезли в один шатёр. А Демира, бросив свёрнутую для Арий Конрада кошму, легла напротив, завернулась с головой и уснула, слишком уставшая, чтобы разбираться в сложных переплетениях чувств и перипетиях судьбы.
 

    Когда она проснулась, брезжил рассвет, заливая сумеречно-серым шатёр. Кошма, что бросила Демира для магистра, так и лежала свёрнутая. «Эта скотинка божия так и не ложилась спать, - досадливо подумала Демира, - слишком горд и велик, чтобы в один шатёр с бывшей рабыней!»
 

    Ёжась от утренней сырости, девушка встала, свернула кошму и вышла из шатра. Пуская струйки лёгкого дыма, тлели красные угли. На поляне никого не было. Арий Конрад не считал нужным ставить всех в известность о причине и цели своих ночных прогулок.
 

    Демира подбросила сучьев, раздула костёр и села подле него, подперев щёку рукой. Скоро проснутся остальные, но немного времени – побыть наедине с собой - у неё есть.

Демира смотрела на жёлтые язычки пламени и думала. Грезила о своём королевстве. Там будут горы, много солнца и цветов. По утрам её будет будить мычание коров и щелканье кнута пастуха. Она – королева Демира -  распахнёт утром ставни окна, и, взяв из рук застенчивого пастушка кувшин парного, пахнувшего травой молока, пить его прямо из горлышка. А вечерами, устав от государственных дел в мрачном тронном зале, играть в лучах заката на лужайке перед замком с крестьянскими ребятишками.
 

       Демира живо представила себе эту картину: маленький замок в горной долине, кусты дикорастущих роз, зелень шёлковой травы, лазурь безоблачного неба, детский смех, великаны-стражи у ворот замка, прячущие в бородах невольную улыбку...
 

       Из нежных объятий грёз Демиру вывел лёгкий шелест травы под чьими-то шагами. Девушка обернулась. К костру подходил Арий Конрад. И какой! Без плаща, без доспехов, небрежно закатав рукава рубахи, открывая рельефные очертание сильных рук, он шёл по траве босиком, помахивая где-то сорванной великолепной розово-красной полураспустившейся розой. Светлые волосы магистра беспорядочно рассыпались по спине, а бледные, всегда упрямо сжатые губы улыбались так, как уж совсем не подобало улыбаться Верховному Жрецу Аримана.
 

      Подойдя к Демире, Арий Конрад со всей ему присущей  грацией, наклонился и положил к её ногам свою розу. Демира взяла цветок, вдохнула его аромат, повертела в руках, оглядывая тонкие, совершенные линии бутона. Потом подняла взгляд, встретилась со смеющимися глазами магистра:

- Дурака валяешь с утра пораньше?
 

   Арий Конрад беспечно улёгся у костра, положив голову на колени Демире. И не успела девушка что-либо возразить по этому поводу, как магистр тихо проговорил, так же безмятежно улыбаясь:

- А утро дивное, ведь, правда?

 

 - Я что,  подушка тебе? –  спросила Демира, силясь понять, то ли форт выбросил белый флаг, то ли это очередная прихоть магистра поиздеваться над ней столь элегантным способом.
 

    Арий Конрад перекатился на живот, уложил подбородок на скрещенные руки, которые, в свою очередь, уложил на колени Демиры, и посмотрев на неё снизу вверх чистыми, наивными, серыми глазами, сказал:

- А нельзя?

И так же легко встал и, сев у костра на корточки, предложил:

- Давай чаю вскипятим. Я есть хочу.

- Нечего было шляться по ночам! – не удержалась Демира.

- Я не шлялся, - взгляд Арий Конрада был наичестнейшим, - я спал в одном с тобою шатре. Просто пораньше проснулся.

«Лукавит! – подумала Демира. – Я же знаю, он не ложился в эту ночь!»
 

    Молча Демира налила из бурдюка воды в котелок, поставила на огонь. Арий Конрад смотрел на огонь, потом резко обернулся, стрельнул стальными искрами на Демиру.

- Вчера, когда ты скакала по дну реки, ты была великолепна, - негромко произнёс магистр, - я наблюдал за тобой.

- Соглядатовал, значит? – прищурила глаза Демира.

- Наблюдал, - поправил её магистр, - я потрясён.

- Ты тоже смотрелся неплохо, - осмелилась высказать своё мнение Демира.

- Старался произвести на тебя впечатление, - объяснил Арий Конрад, - знаю, что удивить тебя непросто.
 

   Он наклонился над костром, голой рукой сгребая в середину разлетевшиеся красные уголья, но не это привлекло взгляд Демиры. То, что магистр не боялся огня,  девушка уже уразумела. Когда Арий Конрад наклонился к костру, Демира увидела тот самый белый шрам у основания его шеи. Память пронзило молнией: морозный день, умирающий в снегу волк медленно встаёт, оставляя кровавый след, чтобы встретить смерть достойно; её руки, красные, обветренные, закостеневшие от холода, пока она несла его в свою пещеру; лохматое тело, распростёртое на войлоке у очага, лишь изредка вздрагивающее, пока Демира зашивала его рану, и этот вздох, тихий, тяжёлый, совсем человеческий, когда она закончила. И как металась в горячке она в его покоях, и как сквозь пелену забытья проступала нежная прохлада его рук, когда он менял повязки на её ранах.

 

      Вся во власти воспоминаний, нахлынувших на неё с силой штормовой волны, Демира, не отдавая отчёта себе в своих действиях, резко наклонилась к Арий Конраду и осторожно, ласково коснулась губами шрама на его обнажённой шее. Магистр стремительно обернулся, стиснул в порывистом объятии её талию, запрокинул нежным и властным движением её голову; Демира успела увидеть его широко распахнутые, полные волнения глаза, а в следующую секунду его прохладные губы раскрыли её, и девушка с головокружительной скоростью полетела в тёмный, бесконечно-сладостный омут.

 


      В реальность обоих привело шипение воды на раскалённых угольях. Котелок опрокинулся, и вода залила костёр. Миг забвения...
 

      Демира лежала на траве в объятиях Арий Конрада, и он, будто целомудренный супруг, накрывал её своим телом. Арий Конрад вздрогнул на звук шипящей воды, повернулся, посмотрел, что случилось, но Демиру из объятий не выпустил.

- Между нами, - тихо проговорил магистр, проводя согнутым указательным пальцем по щеке Демиры, - протянулись тоненькие ниточки, связавшие нас с того времени, как ты не дала погибнуть раненому волку. Нас тянет друг к другу помимо воли. Но, - Арий Конрад наклонился к Демире, внимательно глядя в чёрные влажные глаза девушки, - если ты меня совратишь, я убью тебя, Демира.

- Ты сможешь? – Демира, ясно осознавая свою власть над магистром, подняла руку, провела по его светлым волосам,  убрала их за спину; провела рукой по его плечу, рельефной широкой груди. Чувственность этих прикосновений ошеломила Арий Конрада.

- Демира! – выдохнул он, хватая её ладонь и прижимая к своим губам. – Клянусь водами Стикса, я убью тебя, Демира! Когда мы доберёмся до сокровищниц Ормузда, или до того, но я тебя убью!

- Когда мы доберёмся до сокровищниц Ормузда, ты будешь сходить с ума от любви ко мне, магистр, - заявила Демира.

- Ты что, разума лишилась? – встрепенулся Арий Конрад. – Нет, ты что такое говоришь? Да не хворобая ли ты?

- Давай пари! – улыбнулась Демира. – Давай пари на что угодно!

- Глупости!

- Почему же, Конрад? Боишься проиграть?

- Эти игры не для нас!
 

     Демира откинула светлую прядь волос во лба Арий Конрада, взглянула ему в глаза. Он по-прежнему не выпускал её из объятий.

- Это всё пустое, Арий Конрад, - впервые Демира назвала магистра его полным именем, - ты обалденный мужик, - проговорила она сильным звучным голосом. Тёплые ладони девушки скользнули на плечи магистра, медленным ласковым движением спустились на грудь, - у тебя совершенное тело, Арий Конрад, - голос Демиры звучал свободно и чисто, - давай займёмся любовью, - предложила она, - прямо здесь и сейчас. Без пари, без поединков.

- Да ты что, Демира? – серые глаза Арий Конрада распахнулись маленькими озёрами, - Ливий правду молвил: ты  шлюха, - он попытался встать, но руки девушки, обвив его живыми гибкими путами, не позволили.

- Ты знаешь, что это не так, Конрад, - прошептала Демира, - плюнь на всё. Чёрт с ними. Люби меня.

- Да? – Арий Конрад с сомнением взглянул в эти полные страстного тёмного огня глаза. – Но я ... – он попытался отстранить её в последнем проблеске воли и разума, но Демира гибким движением ловкой пантеры притянула его к себе вплотную, её губы приоткрылись, и Арий Конрад, более не владея собой, бросился в этот поцелуй, как истомлённая жаждой лесная птица в холодный горный родник.

- На помощь! Арий! – женский визг – без сомнения, визжала принцесса – заставил магистра выпустить Демиру из объятий и кинуться к шатру.
 

     Демира медленно поднялась с травы, поправила косы и стряхнула прилипшие к ним листочки и травинки. Одёрнула рубашку. Вот здесь,  сбоку, с этой стороны скользнула к ней под рубашку его прохладная ладонь, и лишь на миг тонкие трепетные пальцы сжали её грудь таким нежным движением, точно это не рука была, а мягкая звериная лапа с пушистыми подушечками. Или этого не было, или она нагрезила себе? Лишь на миг...
 

      В шатре, меж тем, истошно вопила принцесса. И перестала орать лишь тогда, когда из шатра вышел магистр Ордена Сов, держа в каждой руке по чёрной, толстенной змее, извивающейся, бессильно шипящей в его медвежьих тисках. Следом выскочил встрёпанный Арефа, потом Ливий, со сна не соображая, что происходит, и, наконец, сама принцесса – бледная, дрожащая, по лицу которой в два ручейка текли слёзы.

- Не свёрнутой кошмой нужно от них отмахиваться, - снисходительно объяснял магистр Арефе, - а хватать у основания головы. Вот так.

Он стиснул руки чуть сильнее, опустил их, и две задушенные ядовитые змеи мёртвые упали на землю.

- Арий... – пролепетала вусмерть перепуганная принцесса и, подойдя к магистру, приткнулась лбом к плечу своего защитника, сражённая его сверхъестественной силой и самообладанием.

- Нечего нюни распускать! – рявкнула наблюдающая за мизансценой Демира. – Умываться – и завтракать! – и принялась раздувать костёр.
 

     В душе Демиры не было раскаяния. Предложив Арий Конраду обладание ею, Демира хотела лишь обрести тепло, которого не нашла тогда в объятиях Ливия. Ливий – добрый ангел-хранитель её когда-то; что было между ними – к тому уже не вернуться. То прежняя страничка её жизни. Арий Конрад... Демира теперь не сомневалась, что любит его. Любит всей силой своей исстрадавшейся души, всем своим израненным сердцем. Любит, не смотря на пропасть между ними. И будет любить тем сильнее, чем более непреодолима эта пропасть, даже если богам будет угодно, чтобы он исполнил свою клятву.









Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): Парсек (03.09.2015)
Просмотров: 296

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4383
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн