фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:48

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «Путь наверх. | Глава 8. Топь.»


Шапка фанфика:


Автор: Парсек 
Жанр : фэнтези.

Тип/Вид: Гет 
Рейтинг : PG - 13

Персонажи/ Пейринг: Да всё те же на манеже.
Размер: макси. Первая книга дилогии, рабочее название "Воительница."
Статус: в процессе. 
Дисклеймеры: в текст вплетены легко узнаваемые образы и цитаты из текста песен вдохновившей меня российской хард-энд-хэви группы "Ария" , лейтмотивом идёт композиция"Беги за солнцем". Правильно ли назвать работу сонгфик?... Эта работа - благодарность группе за её творчество, благодарность Маргарите Пушкиной, при прослушивании текстов которой родились эти персонажи и образы. К музыкантам группы никто из героев не имеет никакого отношения. Все герои и события придуманы автором.
Предупреждение: нецензурной лексики нет, но слова ругательные вроде "жопа" и "говно" присутствуют. 
Размещение: нет. 
Содержание: это канонное фэнтези, о честолюбивом маге и ищущей своё королевство воительнице, о хитром воре и прекрасной принцессе, о странствиях и битвах, колдовстве и силе духа, чести и тщеславии, любви и надежде. 
От автора: эта работа, созданная по ассоциациям к текстам "Арии", в равной мере подойдёт тем читателям, кто с творчеством "Арии" не знаком, но просто любит лёгкое фэнтези, не изобилующее длинными названиями стран и городов, описанием странных народов и разных бабаек. Женской аудитории, любящей пострадать по роковому мужчине, в назидание. Работа очень искренняя, и я её люблю. Конструктивную критику приму. Критику "терпеть не могу фэнтези, а группа "Ария" меня вообще бесит, зачем нужно было писать такую фигню" оставьте, пожалуйста, при себе. Буду очень благодарна за указанием ошибок в тексте, ибо как не редактируй, а глаз "замыливается" и не видит очевидное. Приятного прочтения! Спасибо всем читателям. Продолжение буду выкладывать по мере интереса.
Поход продолжается. Плыть в серебре бурных морей, солнце нам вслед пошлёт свой ветер. Плыть по волнам в тот океан, что называется Бессмертье.



Текст фанфика:

 

Топь.

 

 

Демира, как
натянутая струна, была в напряжении, поэтому, когда из шатра раздался пронзительный
визг принцессы, ей показалось, что лопнула звенящая тишина.

 

Шатёр
заходил ходуном и под непрекращающийся принцессин визг из него высыпался
плотный клубок, в который сплелись Арефа, Ливий и виновник смуты – Арий Конрад.

 

Демира
вскочила на ноги и когда подбежала к шатру, клубок уже распался. Из шатра
выскочила бледная встрёпанная принцесса и повисла на Арефе, размазывая по лицу
слёзы.

 

- Хоть бы раз дали выспаться! –
прорычал Ливий, поднимаясь с земли и поднимая за шиворот магистра Ордена Сов.

 

- Отлезь!.. – Арий Конрад
распрямил плечи, и Ливий кулем свалился на землю. Оно и понятно, куда против
такого исполина! Но Ливий был не из робкого десятка.

 

- Ты кого уронил?! Меня уронил?!
– завопил он и, подпрыгнув, врезал магистру кулаком по белобрысой голове.  - Демира, забирай своего кобеля! И не дай
боги, высунетесь у меня из шатра до рассвета, урою на хер обоих!

 

- Демира, он по голове мне
стукнул, - пьяно моргая, обалдело пробормотал магистр, - взял и дал мне по
голове!

 

- Ну на ещё! – разозлённый Ливий
подпрыгнул повыше и накатил магистру по второй. – Лезешь девку лапать, так
лапай по согласию!

 

- Полегче, Ливий! – лязгнул
металлом голос Демиры, и смуглая рука девушки перехватила занесённую для удара руку
вора.

- Охальник! – принцесса громко шмыгнула носом, сдвинула брови,  но сердитость её была больше наигранной,
потому что так подобало.

- Ах ты, мелкая бесовка! – ахнула Демира. – От горшка два вершка, а туда же!

 

- Прости, принцесса, - Арий
Конрад подошёл к ней и раскрыл ладонь, на которой тот час же распустился цветок
розы, -  не ко времени я. Жди. Уже скоро.


- Дурак! – в сердцах буркнула принцесса, вытирая нос и изо всех сил стараясь
спрятать самодовольную улыбку. И взяла розу.

 

- Ещё раз такие дела увижу... –
пригрозил Ливий.

 

- Да надоел! – Арий Конрад
подался вперёд и с силой дохнул на него.

 

По
замыслу магистра, вероятно, должен был вылететь поток огня, но вместо этого из
его рта к ногам Ливия вывалилась гирлянда жасмина, пригоршня маленьких
коралловых бусинок и большая коричневая жаба, которая, громко квакнув, тот час
же пошлёпала отсюда прочь.

 

- Тьфу ты! – вконец расстроился
Арий Конрад.

 

- Допился, - констатировал Ливий,
- девки, соберите бусины, а потом на ниточку. Ишь, разбросался драгоценностями!
И спать уже пошли. Забирай его, Демира.

 

- Пойдём, - Демира подошла к
магистру, обняла его и повела к шатру.


       Принцесса присела и принялась
собирать бусинки в подол рубашки. Арефа задумчиво смотрел на уходящих Демиру и
магистра.

 

- Чем же это всё закончится? –
спросил он самого себя.

 

- Чем, чем... – передразнил его
Ливий, - кроватью!.

 

- Да он же убьёт её после! –
Арефа резко обернулся к Ливию.

 

- Не убьёт, - уверенно проговорил
Ливий.

 

- Ну тогда она его убьёт, -
сказал Арефа, - ох, чувствую, всё окончится кровью.

 

- Да что ты мелешь? – не выдержал
Ливий. – Демира его безумно любит!

 

- А тебе не жаль? – удивился Арефа.

 

- Я перебесился в своё время... – спокойно ответил Ливий. -
Демира не для меня. Она сводит с ума, ведь и  ты  попадал в её сети! Но Демире с
её нравом нужен

 

такой мужик, как твой магистр. И ему нужна Демира,
а вовсе не принцесса Тея, - Ливий улыбнулся, - Демира заслужила счастье, -
сказал он, - ещё будет много сердечных мук, слёз, битв, но после они будут
вместе. Ты не ведаешь, как изранена внутри её душа. Конрад залечит её раны. А
ты, - Ливий кивнул в сторону принцессы, собирающей бусины, - используй свой
шанс.

 

- Думаешь, я нравлюсь ей? – с
сомнением спросил Арефа.

 

- Уж больше, чем я и Курт.

 

- Тогда я пошёл, - Арефа подошёл
к принцессе, присел рядом с нею и с преувеличенной серьёзностью принялся
собирать рассыпавшиеся по траве кораллы. Его рука, словно случайно, коснулась её
руки. Принцесса вздрогнула, вскинула на него взгляд удивлённых синих глаз.

 

- Ты пропустила бусинку, - Арефа
раскрыл ладонь принцессы, положил на неё бусинку и накрыл своею ладонью.
Наблюдавший за ними Ливий улыбнулся и пошёл в свой шатер.

 

 

 

 

 

 


         Чем ближе двигались к
югу, тем теплее становились ночи. А эта ночь была просто сказочной. Нежная,
ласковая, обволакивающая чуть прохладным дуновением ветерка. Демира уже забыла
про зверя.

 

Она
лежала на кошме, подперев щёку рукой, и смотрела на спящего напротив Арий
Конрада. Стоило им войти в шатёр, как Арий Конрад плюхнулся на кошму и тут же
уснул. И теперь, похрапывающий в пьяном сне,
менее всего походил на грозного и величественного магистра Ордена Сов.

   Демира долго смотрела на него, думая о том, как странно переплелись последние
события её жизни, как стала она исполнителем его воли, без особого желания идти
к этой цели. Ей несвойственно было жалеть о прошлом. Как только оканчивался
очередной эпизод её жизни и отходил в прошлое, она почти не вспоминала о нём,
глядела только вперёд. Сейчас же будущее её рисовалось невнятным, и потому
пугало. Арий Конрад был дорог её сердцу, но невозможность быть вместе с ним она
воспринимала, как должное, и не роптала. Ей хотелось лишь, чтобы всё поскорее
кончилось, вернуться к прежней жизни своей, и забыть, что когда-то пересекались
их пути.


    Демира проснулась раньше его,
бесшумно вышла из шатра и пошла к ручью умыться. Эта вчерашняя земля под
ногтями никак не желала отмываться. Демира остервенело тёрла пальцы клубком
мокрой травы, но грязь не сходила. Ей захотелось пить, она наклонилась к ручью,
и, вместо того, чтобы зачерпнуть воды в ладони и пить, как нормальный человек,
стала пить прямо из ручья, опустив к воде лицо, как зверь.

 

Кто-то
негромко окликнул её, и она узнала голос магистра. Арий Конрад встрёпанный, помятый
подходил к ручью.

 

- Доброе утро, - сказал он и,
наклонившись к ручью, принялся умываться. Демира молча наблюдала за ним.

 

- Скажи мне, - неуверенно
проговорил магистр, - ночью с тобою мы спали на разных постелях или на одной?

 

Ему
это было важно! Для него была важна истинная сторона его жизни, а не та,
которую вчера он приоткрыл Демире. И Демира внутренне содрогнулась, представив
на миг, что вчера держала в своих руках его судьбу, и так легко могла сломать
её.

 

- На разных, - ответила она, - между
нами ничего не было.

 

- Если когда-нибудь, - тихо
сказал магистр, - человеческие страсти во мне возьмут верх над разумом,
останови меня. Обещай мне. Ты передо мной в долгу.  Я должен достичь своей цели.

 

- Обещаю, - ответила Демира,
почти вживую ощущая, как рвутся тоненькие нити, связавшие их меж собой так
тесно, - я не стану помехой на твоём пути, - добавила она, - а ты.. ты помни о
клятве.

 

- Я помню, - кивнул Арий Конрад.

 

Последняя,
тончайшая, как паутинка, ниточка, лопнула под безжалостным напором жестокой
холодной воли, точных расчетов, чёткого отлаженного ритма такой глупой,
бессмысленной, размеренной жизни.

 

- Можно попросить тебя уйти? –
тихо спросил магистр. – Мне нужно помолиться.

 

Демира
подчинилась, и, когда вставала, ей показалось, что её отражение в воде ручья
пропало. Арий Конрад отражается в воде, а она нет. Но раздавленная душевной
болью Демира не взяла это в голову.

 

 

 

Магистр
Ордена Сов вернулся к становищу довольно скоро, умытый, чисто побритый,  с заплетёнными в косу влажными волосами.
Ливий кипятил на костре чай. Увидев магистра, фыркнул:

 

- Ты как девка красная, Курт!

 

- Нам предстоит такой переход,
что не много-то волосами потрясёшь! – отрезал Арий Конрад.

 

- Возьми и отрежь их тогда на
хер, - предложил Ливий.

 

Подошла
собиравшая свой шатёр Демира и, увидев Арий Конрада, подавилась хохотом.

 

- Конрад, тебе ленточку подарить?
– спросила она.

 

- Дура, - отозвался магистр.

 

- Сам дурак, - Демира обошла его
и дёрнула за косу.

 

- Собирайтесь и едем, - Арий
Конрад не обратил ни малейшего внимания на её выходку, - буди остальных.

 

Но
остальные  в лице принцессы и Арефы уже
проснулись и шли к костру. У принцессы на шее красовалось замысловато
сплетённое ожерелье из коралловых бусинок, и ниточка таких же бусинок в виде
браслетки была надета на запястье Арефы.

 

- Ты поглянь-ка! – Ливий ткнул
Демиру в бок. – Это они, значит, всю ночь бусы собирали, вместо того, чтобы…

 

- Головы отверну, - тихо и
внушительно прозвучал голос магистра.

 

- Оставленные без присмотра
маленькие дети очень быстро становятся маленькими родителями, - внесла своё
вето Демира.

 

- Ты что плетёшь? – пыхнул
краской Арефа.

 

Младенчески-пухлые
губки принцессы приподнялись в полуулыбке, она фыркнула, задрала нос, пытаясь
сохранить серьёзность, но не сдержалась и расхохоталась, пряча лицо в ладони.

 

- Что тут смешного? – вспыхнул
Арефа.

 

Принцесса
отняла ладони от лица, и, давясь смехом, показала на Арий Конрада взглядом:

 

- Ой, не могу! …С косой!

 

- А мне нравится! – серьёзно
сказал Арефа.

 

Зря
смеялись, между прочим! К полудню всем стало не до смеха. Погода резко
портилась, небо затянули серые тяжёлые тучи, накрапывал дождь, навстречу
кавалькаде дул сильный порывистый ветер. Вперёд продвигались медленно. Не
выспавшись уже какую ночь подряд,  Демира
чувствовала в теле своём слабость, подступающую хворь, ломоту в висках и тяжёлую тянущую боль
в кончиках пальцев. Будто она держала их в студёной воде. Демира
взглянула на свои руки. Откуда столько грязи под ногтями?
Да и ногти... Почему они стали такими длинными? Когда так отрасти-то успели Ладно, вечером подрежет.
У Ливия есть ножницы, которыми он равняет бороду.

 

В
лицо хлестанул порыв ветра, окропил дождевой моросью. Демира зажмурилась. Не
смотря на трудности, она шла, как и прежде, на полкрупа от Инзара. Чёрный
жеребец, не смотря на встречный  ветер, легко нёс своего удивительного всадника. Арий
Конрад сидел на спине Инзара, свободно выпрямившись. Чёрный капюшон
закрывал половину его лица, заплетенные волосы не мешали, а вот Ливий-то всё
проклял с этим ветром. Ему постоянно задувало в рот рыжую бороду, он плевался,
чертыхался и был зол. Принцесса Тея сидела позади Арефы, прячась за спиной от
ветра, уже привычно, без стеснения, обнимая его. Время от времени Арефа
оборачивался, бросал на неё быстрый взгляд, и сам же краснел, как варёный рак.

 

Равнина,
по которой они ехали, тем временем, уходила вниз, и одновременно с тем, как
кавалькада спускалась в низину, становилось холоднее. Трава под ногами стала
мокрой, копыта лошадей проваливались в рыхлую, как каша, землю и,
наконец, пред всадниками раскинулось огромное болото.

 

Тонкий
слой воды покрывал чёрную зыбкую трясину. Ни одна камышинка не росла тут, ни
один зелёный листочек ряски не плавал на поверхности воды. Пугающая тишина
нависла над этим погибельным местом. Ещё не спешившись, всадники молча смотрели
на эту, словно бездонную пасть великана, разверзнувшуюся перед ними топь,
мысленно задавая себе один и тот же вопрос: « И им придётся ступить сюда?»
Ливий, который был понаглее остальных, спросил напрямую:

 

- Курт, может, как в прошлый раз
с рекой, постараешься?

 

Арий
Конрад повернул голову, окинул Ливия стылым взглядом надменных серых глаз и со
снисходительной улыбкой спросил:
- Харя не треснет?

- Браво, Конрад! – взорвалась
хохотом Демира. – Однако, Ливий прав, топь непроходима.

- Есть один брод, - возразил
магистр, - но за проход по нему нужно сторговаться с хозяином болота. Слезайте
с коней, перекусите чего-нибудь, разомнитесь.  Переход предстоит тяжёлый.

- Поняли уже, - Демира спрыгнула
с коня, - кто у нас кухмистер? Арефа? Дай чего-нибудь пожрать!

 

Арефа
спешился тоже и принялся доставать нехитрые припасы.

 

- И халвы мне выдели, - велела
Демира, - небось, не всю принцессе скормил?

- Жопа не слипнется? – Ливий
спрыгнул с коня и шлёпнул Демиру по заднице.

- Н-нет! – с вызовом ответила
Демира. – Губы слаще станут!

- Вот как, значит? – фыркнул
Ливий, стреляя взглядом на Арий Конрада. Тот стоял, свободно расправив плечи,
тая хитрую усмешечку в уголках бледных губ. Его серые глаза отрешённо смотрели
куда-то вдаль, и странный и загадочный огонь магнетизма струился из них.

 

- Если тонуть в этой топи, -
проговорил Арий Конрад, словно невзначай, - смерть будет медленной. Здесь как
раз такая вязкость, что будет захватывать свою добычу постепенно... Сначала до
колен облепит, потом...

- Заткни свою пасть! – рявкнула с
набитым ртом Демира. – Дай нормально пожрать!

 

Перекусив
и отдохнув, перетрясли свои тюки, связали их потеснее, оставив только самое нужное.
Ливий никак не хотел расставаться с наворованной в Бурханде утварью, которая в
пути была бы только увесистой помехой, но, в конце концов, Демира двинула его
серебряным блюдом по голове, и инцидент был исчерпан.

 

- Однако, не бросайте серебро, -
сказал Арий Конрад, - оно пойдёт платой за наш переход.

- Вот! – обрадовался Ливий. – А
тебе лишь бы выбросить.

- И ещё, - добавил магистр, -
надо бы вырубить шесты для опоры. Вот осинка стоит... Её и пустим в дело.

- Жалко, - вдруг сказала
принцесса, - красивое деревце.

- Себя, небось, жальче, - фыркнул
Ливий, доставая топор.

- Сделаешь, да? – спросил Арий
Конрад. – А я договорюсь пока...

 

И
тут же непостижимым образом, незаметно для взгляда, изменился в мгновение ока.
Он стал выше ростом на голову, руки превратились в волчьи лапы, глаза приобрели
жёлто-зелёный отблеск, как  у рыси,
зрачок стал узким и длинным, и на спине выросли гигантские кожистые крылья.
Арий Конрад расправил их, будто проверяя на прочность, взмахнул ими пару раз и
снова сложил за спиной. Он вновь стал тем демоном, который давал такой
необыкновенный бал когда-то.

 

Но
к такому преображению были готовы не все. Ливий выронил лепёшку и попятился
назад, вытаращив глаза. Принцесса Тея в ужасе вскрикнула и закрыла лицо руками.

- Не бойся, - Демира дружески
обняла её, - это так, понты просто. Конрад, ты зачем их пугаешь?

- Мы на территории хозяина
болота, - отозвался Арий Конрад низким, звучным голосом, - и говорить с ним я
должен, стоя на с ним на равных. Будь я в облике человека, он и слушать меня не
станет.

- Ну где твой хозяин болота? –
спросила Демира. – Не томи уже.

- Курт, слушай, вот это да! –
вышел из ступора Ливий. – Как ты так, а? Ну ты дал! А когти-то, когти! Дай
потрогать
- Ливий, да не мешай ты ему! –
одёрнула его Демира.

 

Арий
Конрад подошёл к самой границе болота, вытянул вперёд руку. Демира видела его
орлиный профиль, устремлённый куда-то вглубь болота тугой сильный взгляд,
который так непросто было выдержать простому смертному. Она ожидала властного
призыва на непонятном языке, заклинаний, огненного взгляда, каких-то чудес...
Нет. Плотно сомкнутые губы демона остались неподвижны, лишь искромётный взгляд
серых глаз обрёл ещё большую силу.

 

Чёрная
маслянистая поверхность болота покрылась рябью, недра трясины гулко
содрогнулись, болото тяжело вздохнуло, и эхо многократно повторило этот
зловещий вздох. Середина топи поднялась под давлением болотного газа, резко
осела вниз, и из черноты медленно выплыла тонкая белёсая дымка, которая,
поднявшись вверх, сфокусировалась в плотное тёмно-зелёное облако.

 

Арий
Конрад по-прежнему не произнёс ни слова, но, по тому, как как менялся взгляд
его серых глаз – от мягкого до требовательного, от повелительного до гневного,
Демира поняла: он общается с облаком посредством мысли.

 

Остальные,
замерев поодаль, с тайным трепетом в душе наблюдали за этими безмолвными
переговорами. Облако вело себя неспокойно, вздрагивало, меняло форму и цвет, то
взмывало вверх, то опускалось к самой топи. Наконец, поколыхавшись над головой
Арий Конрада, оно вновь стало молочно-белой дымкой, которая плавно втекла в
середину болота. Арий Конрад наклонился, взял серебряное блюдо, кувшин.

 

- Ложечки, ложечки хоть оставь! –
возопил, испытывая непередаваемые страдания, Ливий.

 

Но
магистр взял и ложечки и, размахнувшись, забросил всю эту серебряную дребедень
в болото, которое, удовлетворённо чавкнув, тот час же проглотило подношение. Но,
видимо, его оказалось недостаточно, ибо в следующий миг Арий Конрад бросил в
болото и все имевшиеся у него деньги – увесистый мешочек золота.

 

- Караул! – вскричал, хватаясь за
голову Ливий. – Разорены!

 

Болото
поглотило золото и замерло на мгновение, а затем, словно вспышка молнии -  бело-голубой луч прошёл  по его поверхности. То был путеводитель.
Хозяин болота указал им брод.

 

- В путь! – приказал Арий  Конрад. – Порядок таков: я ведущий, следом
Тея, Арефа,  Ливий. Демира замыкающая.
Коней под уздцы. Не отставать более, чем на шаг.

 

- Достаточно ли широк брод для
коня? – спросила Демира. Ей вовсе не улыбалось бросить верного Карфакса на
погибель в этой топи.

 

- Орден во всей экипировке
проходил болото когда-то,- снисходительно бросил Арий Конрад, - в путь! Времени
мало, - и, взяв Инзара под уздцы, первым ступил в топь, которая сразу же поглотила
его до середины бедёр.

 

Если
ему до середины бёдер, то Демира провалилась по пояс, а маленькая Тея Ирис и
вовсе увязла почти по грудь.

 

Тяжело
дался переход. Брели, расталкивая хлипкое месиво всем телом, оступались, падали
вперёд, лицом в болотную жижу, поднимались, опираясь на шест и, выплёвывая
грязь, шли дальше.

Лошади в панике перед зыбкой
трясиной истошно ржали, всхрапывали, взбрыкивали на дыбы, разбрасывая во все
стороны грязь. Стоило трудов сдерживать их и при этом,
не оступаясь, продвигаться вперёд. Один неверный шаг в сторону – и чёрная трясина
погребёт человека в себе.

 

Мышцы
ног ныли от чрезмерной нагрузки, но остановиться нельзя было – топь засосёт.
Передышка равноценна смерти. Тяжёлые от пропитавшей их грязной воды косы
шлёпали Демиру по спине; с трудом удерживающая  за  узду Карфакса рука
болела от напряжения, брызги грязи из-под копыт коня уляпали всё лицо, попадали
в глаза. Зловонные испарения теснили дыхание, заставляя кашлять,
тяжело и надрывно, что ещё больше подтачивало убывающие силы.

 

Половина
пути пройдена. От усталости кружится голова, едкий пот струйками ползёт по
вискам. Под кирасой рубаха насквозь мокрая. Впереди слышны негромкие матерки
Ливия и сдержанные всхлипы принцессы. Хотя, ей-то легче всего идти по
проторённому Арий Конрадом. А этот чернокнижник, кажется, и не ведает
усталости. Гордо выпрямившись, и почти не опираясь на свою палку, он точно
вспарывает надвое чёрную топь. Проходит сквозь неё свободно, будто горячий нож
по куску масла. Брод, указанный хозяином болота лишь на коротенький миг, чётко
и точно осел в его памяти, и Арий Конрад безошибочно ведёт свою команду, не
сбиваясь с пути.

 

Бездонная
топь алчно чавкает, смыкаясь за спиной Демиры. Она идёт последней и, если
оступится вдруг, успеет ли Ливий протянуть ей руку? Его кобыла норовистее
Карфакса и уже изрядно измотала своего хозяина. Ливий вдруг, точно угадав мысли
Демиры, поворачивает голову, хрипит сквозь грязными сосульками повисшую бороду:
« Ничего, душа моя, прорвёмся!» Демира улыбается через силу. Скольким всё же
она обязана этому рыжему обжоре.

 

Тея
Ирис уже на последнем издыхании. Светлые волосы  черны от болотной грязи, слабые  ручки судорожно вцепились в шест. Демире вдруг стало жаль
принцессу. Бедное дитя, бедная девочка. Слепая исполнительница чужой воли.
Вырванная из мира детства жестокой властной рукой, за что ей это? Пройти такой
путь, по окончании которого её ждёт что? Бесчестие? Нет, нужно придумать
что-то, не допустить, чтоб Арий Конрад... Хотя Демира была уверена – он
обстряпал бы всё так, что принцесса не  пожалела
бы о случившемся. Мысли обрывались. Демира просто не могла их закончить.

 

Принцесса,
жалобно вскрикнув, оступается и падает грудью вперёд. Арефа, рванувшись за ней,
подхватывает ее, ставит на ноги, другой рукой умудряясь не выпустить поводья
храпящего в ужасе коня. Молодец мальчишка. Ни вздоха, ни стона. Из этого выйдет
толк.

 

Неужели
берег? Уже? Не верилось, что хватит сил дойти. Демира тяжело вздыхает. Ещё
немного. Впереди огромным бурым пузырём вспучивается на поверхности трясины
болотный газ, гулко лопается, содрогнув всё болото. Испуганно вскрикнув,
принцесса Тея инстинктивно рвётся в сторону, наваливается всем телом на шест.
 

Треснув, дерево ломается пополам,
руки теряют опору и ноги, вот только стоящие на твёрдом, повисают в густом
киселе, который тут же, почуяв добычу, захватывает их и тащит за собой вниз.

 

С  чем сравнить это жуткое ощущение? Словно тонуть в жидком тесте. Ноги беспомощно
барахтаются, погружаясь всё глубже, руки в панике хватаются вокруг себя, ища
опору. А вместо – только грязь, которая проходит сквозь пальцы. И хриплый
надорванный крик из сжатого спазмой горла:

- Помогите!

 

Арефа  перебросил в сторону палку, качнулся на неё.

 

- Тея!

- Стоять!- рявкнул Арий Конрад
так, что все замерли, точно парализованные.

- Ни с места! – повторил магистр
более спокойно. – Стойте, где стояли.

- Помогите! – трясина затянула
принцессу уже до плеч, она пыталась вырваться из страшного плена, но
сопротивление приводило к тому, что её затягивало лишь глубже.

- Не двигайся, стой спокойно! –
крикнул Арий Конрад принцессе. – Сейчас я тебя вытащу! Арефа, придержи Инзара.

 

Но  особой нужды в том не было. Адский жеребец один из всех лошадей кавалькады
переносил переход через трясину спокойно. Опустив к самой воде изящную чёрную
морду, он следовал за своим хозяином, видя то, что может видеть лишь создание,
живущее в двух мирах одновременно, а потому не ведающее страха.

 

Трясина затянула принцессу уже по шею и неумолимо влекла за собой всё глубже. Принцесса
старалась не шевелиться, но болото уже торжествовало победу. Ещё немного – и она
вся – его. Посиневшие от холода губы принцессы дрожали, как листочки осины под
осенним ветром, слёзы текли по чумазому лицу, оставляя светлые дорожки.

 

Магистр Ордена Сов повернулся назад, цепким взглядом оценивая расстояние, отделяющее
его от тонущей в грязи девушки. Даже стоя на броду, остальные чувствовали, как
медленно поднимается, увлекая их за собой жадная трясина, а для принцессы эти
секунды были страшнее огня, дороже золота. Грязь добралась уже до подбородка,
попадала в рот. В смертельном ужасе принцесса уже не могла кричать, лишь
бледные губы беззвучно шевелились, шепча молитву и выплёвывая болотную жижу.
Арефа в кровь закусил губу. Если бы он не доверял так безгранично магистру, он
сам давно бы бросился в эту трясину. Но он знал своего учителя.

 

Наконец, Арий Конрад принял решение. Размахнувшись, он со всей силы вогнал свой шест в
более плотную землю брода и, оперевшись на него одной рукой, рывком перебросил
своё сильное тело в бездонную топь. От тонувшей в грязи принцессы его отделяло
расстояние чуть более вытянутой руки, но в этот миг болото, будто живое, издало
страшный квакающий звук и точно громадная воронка, втянуло в себя светлую
головёнку принцессы. Бедная девочка не успела даже вскрикнуть, только пузыри
пошли по чёрной маслянистой поверхности. Оцепеневшие Демира, Ливий и Арефа
увидели, как вырвалась из чёрной жижи рука, сведённые судорогой побелевшие
пальчики схватили воздух, и медленно пошли вниз.


      Но в этот миг Арий Конрад  невероятным усилием изогнув своё тело, схватил эти уже потерявшие надежду
пальчики и сильным рывком переметнулся назад, едва не переломив шест, вместе с
принцессой.

 

-  Красавчик, - выдохнул Ливий.

 

Топь, взбудораженная, ходуном ходила. Опираясь на шест, Арий Конрад схватил принцессу
одной рукой вдоль пояса и, приподняв безвольно повисшее тело девушки, сильно
встряхнул её пару раз. Изо рта и носа принцессы хлынула болотная вода, она
шумно судорожно вздохнула и захлебнулась кашлем.

 

- Жива, - насмешливо произнёс
магистр.

- О, мессир... – голос Арефы
прошелестел, как едва слышный вздох.

- Идёмте, - велел Арий Конрад, -
до берега недалеко.

 

И никто не помнил, как прошёл эти тридцать шагов. За болотом расстилалась ровная,
поблёскивающая на солнце влажной травой степь. Из последних сил вытаскивали из
трясины ноги, шаг вперёд – и валились лицом в траву. У лошадей не хватало сил
даже щипать такую вкусную сочную травку.

 

- Ну и переход! – выдохнул,
понемногу приходя в себя Ливий. – Я, кажется, даже похудел.

 

Принцесса  в полуобмороке лежала на траве ничком и пережитое не то, что плакать, даже
говорить не давало ей сил. Арефа, привалившись рядом, гладил её по спутанным
грязным волосам. Демира, сидя коленями на мокрой траве, жадно глотала из
бурдюка воду. Напившись, протянула бурдюк Арефе. Тот, приподняв принцессу за
плечи, поднёс к её губам сосуд с водой. Принцесса глотнула раз, другой и вдруг
заплакала навзрыд, всхлипывая, кашляя, размазывая судорожными движениями по
грязному лицу слёзы. Арефа мягко привлёк её к себе, и она продолжала рыдать,
уткнувшись ему в грудь.

 

Герой дня этого (впрочем, всех предыдущих тоже), принцессин спаситель, по вине коего,
впрочем,  она едва не погибла в этой
топи, сидел на траве, откинув голову назад и подставив грязную рожу солнцу. Светлые
космы, спутанные и забрызганные грязью, повисли вокруг сосульками. На рыдающую
девушку, ради спасения которой он рисковал собой,(тайные силы, что хранили
магистра из века в век, бессильны были защитить его здесь, на чужой территории),
он не обращал ни малейшего внимания. Допил воду, которую отдал ему Арефа и
вдруг заявил:

 

- А хозяин болота оплатой за
переход требовал ночь с Демирой.

 

- Че-го? – протянул, поднимаясь с
травы, Ливий.

- Ночь, говорю,  с Демирой, - повторил Арий Конрад, - таковы
были его условия.

- Значит, Демира могла бы ему
дать, а ты вместо этого просрал золото, моё блюдо, кувшин и даже ложечки?! –
дошло до Ливия.

- Да сдохнуть мне на этом месте! –
отозвалась задетая за живое Демира.

- Чё - сдохнуть? – продолжал
возмущаться Ливий. –  Тебе трудно было дать разок?

- Ещё чего! – вскинулся Арефа.

- Нет, а чё, с неё убыло бы? –
злился Ливий. – Всё просрали! А так, дала бы хозяину... Нет бы Демиру
подложить, а ты золотом откупился!

- Тихо! – шикнул на них магистр.
– Вон он, хозяин.

 

На поверхности болота, умудряясь чудесным образом не тонуть, у самого берега сидел
человечек, росточком в аршин, сморщенный, лохматый, буро-зелёный, с большими,
заострёнными, обросшими шерстью ушами, в кокетливого покроя зелёном
камзольчике, туфлях с пряжками и, засунув в рот палец противно-розовой
морщинистой ладони, смотрел на Демиру похотливым взглядом.

 

- И я должна была лечь вот под этого? – вполголоса спросила Ливия изумлённая Демира.

 

- А чё, с тебя бы убыло? – не
смутился Ливий. – Потом помылась и забылась! Он всё равно больше одной палки
кинуть не смог бы.

 

Человечек,
не сводя с Демиры глаз, и не вынимая из слюнявой пасти пальца, другой розовой
пятернёй поскрёб между ног.

 

- Тьфу! – не выдержал Арефа.

 

- А может, можно переиграть
сделку? – осенило Ливия. – Золото-серебро назад, а Демиру этому...

 

- Угу-угу-угу! – обрадовался
человечек и, вскочив на ноги, заплясал по поверхности болота, разбрызгивая во
все стороны грязь.

 

- Ну уж нет! – в один голос
воскликнули Демира и Арефа.

 

- Нет! – твёрдо повторил магистр,
- ты получил уже свою плату, Зиль. А вы, - повернулся он к своим спутникам, -
кончайте киснуть. Через милю пути будет протока, там вымоемся и отдохнём.

 

- Отдай девку, Аллард, -
проскрипел человечек и подбежал к самому краю болота.

 

- Хрен тебе! – неожиданно заявил
скромный тихий Арефа.

 

- Вам назад ещё идти, - напомнил
человечек и выпустил изо рта зелёный пузырь.

 

- Когда мы будем возвращаться, -
презрительно усмехнулся магистр, - я буду обладать такой силой, что сожгу твоё
вонючее болото одним взглядом.

 

И в доказательство своих слов Арий Конрад расправил свои чёрные крылья, взмахнул
ими и метнул на середину болота сноп жёлто-красных искр из глаз, которые
маленькими язычками пламени облизали поверхность болота и медленно, словно
нехотя, погасли. После чего магистр так же неуловимо для взгляда принял прежний
человеческий облик и кивнул своим спутникам:

 

- Идём.

- Пожалеешь, Аллард! – взвыл
человечек, ныряя в своё болото.

- Курт, может,  и впрямь...- начал Ливий, но Арий Конрад
метнул в него такой леденящий взгляд, что в лицо Ливию точно преисподняя
дохнула, и он счёл за лучшее смолчать.

 

Болото забурлило, из черноты высунулась ярко-розовая ладонь и погрозила противным
сморщенным пальцем. Ливий только бессильно вздохнул. Последнюю каплю уронила
принцесса. Встала с травы, высвободилась из объятий Арефы и проговорила
гундосым от слёз голосом: «Работорговец».

 

- Ой, бля! – развёл руками
пристыженный Ливий. – Кто говорил бы!


      Пошли дальше. Трудов стоило
поднять с травы измученных лошадей. Понукания на них не действовали, а ударить
плетью обессилевшее животное не поднималась ничья рука. О том, чтобы ехать
верхом, и речи не было. Медленно шли, ведя под уздцы коней. Арий Конрад и
волшебный Инзар впереди всех, как всегда. Демира поравнялась с ним и спросила:

 

- Почему Аллард?

- Смеяться не будешь? - ответил
Арий Конрад. - Я ношу это имя в другом... моём мире. Не я его придумал. Духи
прозвали.

- А что сие значит?

- Благородный и сильный.

- Гм...

- Я и говорю: смеяться будешь.

 

- Да нет, - Демира почесала
грязную щёку, - сильный – да. Убедилась. Благородный... Я, в общем, тронута,
что ты откупился за меня золотом, - произнесла она с едва заметными нотками
ехидства, - чем продиктовано такое благородство?

 

- Триппера болотного мне ещё не
хватало в отряде! – ответил Арий Конрад.

 

Демира
сердито дёрнула плечом, но ничего не сказала.

 

 

 

Между
тем, путь их спускался низинкой. Арий Конрад повёл команду чуть левее основного
маршрута. Степь сменялась кустарниковым редколесьем, в изобилии росли различные
цветы, солнышко ласкало травы, и, когда впереди блеснул изгиб чистого, как
слеза младенца, равнинного озера, все, забыв про усталость, вопя что-то
радостное, бросились к нему.

 

- Стойте! – приказал Арий Конрад.

 

Команда,
привыкшая подчиняться своему мудрому вожаку, остановилась, в этот раз глядя на
него с некоторой досадой: «Ну что ещё случилось-то?»

 

- Как дети, - Арий Конрад
снисходительно улыбнулся, - разделились. Мальчики налево, девочки направо, к
излучине, за те вон кусты. А лошадей ниже пустим, чтоб воду нам не пачкали.
Можете мыться-стираться сколько хотите. Сегодня дальше не пойдём. У озера
заночуем.

 

- Кирасу! Помоги...! – Демира
подскочила к нему, возбуждённо блестя чёрными глазами.

 

Арий
Конрад не успел даже распутать до конца кожаную шнуровку. Демира ящерицей
вывернулась из тяжёлых доспехов и помчалась к воде, стягивая на ходу через
голову рубаху. На присутствующих здесь мужчин ей было глубоко плевать. Впрочем,
кусты, окаймляющие озеро, тотчас же скрыли её
от пламенных взоров. Арефа не успел даже как следует вытянуть лебединую
шею.

 

За  кустами послышался тугой плеск воды, звонкий
радостный смех и безмерно счастливый голос Демиры:

 

- Тея, пошли, благодать-то какая!

 

- Вода, наверное, холодная, -
поморщилась принцесса из последних проблесков подобающей царской дочери
приличий.

 

- Молоко парное! – радостно
проорала Демира в ответ, и принцесса, сбросив башмаки, помчалась к ней.

 

Когда
смыли с себя всю болотную грязь, постирали свои одевашки и развешали их по
кусточкам на просушку под лёгким тёплым ветерком, просто сидели и балдели в воде
у бережка.

Раздетые Демира и Тея Ирис мало
чем уступали друг другу. Демира была красива своей зрелой сильной красотой
молодой пантеры. Тея Ирис брала своей нецелованной юностью. Всё в облике
девушки дышало чистотой и покоем. Против хищного магнетизма Демиры Тея Ирис
смотрелась хрупкой ланью-однолеткой. Свежая, пьянящая ароматом, пышно расцветшая алая
роза и тонкая, хрупкая веточка незабудки. Они исподтишка разглядывали друг друга
и не находили изъяна. Тея Ирис любовалась Демирой, Демира – Теей. Вода ласкала
нежным прикосновением округлые девичьи формы, даровала негу, лёгкость, манила к
откровению.

 

- Демира, - тихо спросила Тея
Ирис, срывая с куста вербены листочек и пуская его по воде, - у тебя женихи...
были?

 

- Полюбовники были, - поправила её
Демира, - много. Разные. А сердце и руку мало кто предлагал, и то все не те.

 

- Не к душе? – догадалась
принцесса.

 

- Не к душе, - кивнула Демира, -
не было ещё человека – гордого мудрого воина с чистой душой, который не предаст
и не будет требовать от жены быть его отражением. Верного, сильного, не
знающего страха.

 

- Как Арий Конрад? – спросила
принцесса.

 

- При чём тут Конрад? – Демира
пожала плечами.

 

- Он более соответствует
написанному тобой образу, - сказала принцесса.

 

Демира
горько усмехнулась.

 

- Гордыня, Тея, вот его тяжкий
крест. Она убивает всё то хорошее, что есть в нём. Гордыня неслыханная, и дабы
ублажить её, он не отступится не перед чем.

 

- Не говори так, - принцесса
покачала головой, - он спас меня, и если бы не он...

 

- Если бы не он, ты трескала бы
пахлаву сейчас, сидя на бархатных подушках в своём дворце, дурочка, -
улыбнулась Демира, - вот Арефа честен и чист. Он готов был броситься за тобою в
эту топь, хотя, не имея крыл, как у Конрада, наверняка, сгинул бы.

 

- Арефа? – принцесса изумлённо
распахнула синие глаза.

 

- Арефа, - спокойно подтвердила
Демира, - а ты не видишь разве? Не видишь, - добавила она, - привыкла, чтоб
вокруг тебя все плясали.

 

- Арефа...- задумчиво проговорила
принцесса.

 

- Парень что надо, - уверила её
Демира, - знаешь что? А пойдём подглянем за ними? Когда я девкой была, мы, бывало, озоровали, за парнями подглядывали. Ой, и смеху-то было!

 

Подплывём тихонечко и из-за
кустичков будем за ними подглядать. А можно и поднырнуть и за ноги их хватать. Или одежду покрасть, пока они купаются. Пущай потом ищут! Конрад, магистр – и без исподнего!
          Тея Ирис тихо засмеялась, вообразив себе эту забаву ,
Демира тоже засмеялась, взяла её за руку и  повлекла за собой в воду.

 

Принцесса  плавала, как рыбка. Они бесшумно приблизились к отмели,
заросшей кустарником, которая отделяла их от мужской купальни. Вода в этом
месте достигала лишь до пояса. Встав на ноги, шагнули к кустарнику – и надо ж
такому случиться! Чуть не в лоб столкнулись с вылезающими из кустов Арефой и
Ливием и надо же – и Арий Конрадом. Визг, писк, гыканье, брызги, плеск, все в
воду попрыгали, одни головы торчат.

 

-  Ой, охальники бесстыжие, что творят! Боги всесильные! Да что ж это делается –то?!  –  с притворным ужасом в голосе закричала Демира.

- Ой, а сами-то! – насмешливо
отозвался Арий Конрад, - надо же, какие развратные девки!

 

Принцесса
со стыда была готова чуть ли не утопиться в этом озере, Арефа делал вид, что он
вообще не из этой компании.

 

- Нет, вы трое! – Демира тычет
мокрым пальцем в их сторону, - чего вы у меня не видели?

 

- А ты нам и не нужна! – заявил
Ливий.

 

- Тея, ты слышала? – ахнула
Демира. – Они твои прелести полезли зырить! Выйди из воды, покажись! Пусть
полюбуются и успокоятся! Кобели блудливые!

 

- Ещё чего! – вспыхнула
принцесса.

 

- Да кто ж вас надоумил? –
спросила, сбавляя обороты, Демира.

 

Арий
Конрад и Ливий поспешно переглянулись и одновременно ответили:

 

- Арефа.

 

- Арефа?- уточнила Демира.

 

- Арефа, - преувеличенно серьёзно
подтвердили Ливий и Арий Конрад и для большей убедительности ткнули в Арефу
пальцами, - он.

 

Демира
и Тея Ирис, в свою очередь, переглянулись и согнулись от смеха.

 

- Ох, и козлы-ы-ы душные... – протянула
Демира, просмеявшись, - значит, Арефа у нас – злыдень до девок. Знать будем
таперича и остерегаться. Так вот какой ты, зверь заморский! Ну надо же! Кто бы
подумал!

 

- Демира, да я... – пробовал,
было, вякнуть в своё оправдание Арефа.

 

- Молчи уж! Ясно всё с тобой!

 

- Девочки, - исключительно миролюбиво
сказал Арий Конрад, - вы бы сообразили какой обед, что ли... Вечереет уже. А мы
костёр разведём.

 

- Мальчики, - фыркнула Демира.

 

После
чего обе стороны покинули поле сражения, без особой, впрочем, обиды друг на
друга. А и на что обижаться? Хоть какое-то развлечение и веселье в долгом походе. Вон и Арий Конрад не гнушается. И напиться успел, и к принцессе приставал, и за девками подглядать из воды полез. За триста лет сидения в скале за старинными книгами заскучал, небось, живой же человек, не истукан.

 

Когда
одевались, Демира не преминула заявить принцессе:

 

- В твои лета меня прельстило бы
столь великое внимание!

 

- Велика честь! – сердито
вздёрнула брови принцесса. – Кому и кобыла – невеста!

 

- И не скажи! – возразила Демира.
– Ливий, конечно, не совершенство ,но как мужик – это я тебе говорю, на себе
проверяла, зело хорош! А остальные –  и с
виду хороши очень даже... Арефа на тебя слюни до пупа распустил. Край света!

 

- Премного благодарна! – фыркнула
принцесса, надевая туфли

 

- Постой! – Демира придержала её
за локоть. – Хватит задирать нос. Поблагодари мальчишку.

 

- За то, что он за мною
подглядывал?

 

- Тьфу, дура! – не выдержала в
сердцах Демира. – Надо же такой дурою быть!

 

Принцесса
свернула на неё синими надменными огоньками и, не сказав ни слова, пошла к становищу.

 

Вечеряли
в тот день рано. Только-только засмеркалось. После трудного перехода купание в
озере освежило путников и ложиться спать никто пока не торопился. Арий Конрад
достал из своего мешка какой-то древний, испещрённый мелкими, похожими на следы
гусиных лапок, иероглифами, манускрипт, и углубился в его изучение. Ливий,
покуда ещё не совсем стемнело, пошёл собирать на берег красивые раковины. На
вопрос Демиры, зачем, ответил:

 

- Пуговки али брошки с их
понаделать можно, - занятно выйдет.

 

- Сквалыга, - фыркнула Демира.

 

Арефа,
томимый бездельем, тоже пошёл к берегу, но подальше, туда, где шумел стайкой на
ветру тоненький тростник, собираясь вырезать из него дудочку.


     Принцесса какое-то время
топталась подле  костра, потом, бросив на
Демиру злобный взгляд, поплелась туда, куда пошёл Арефа. Демира осталась
неприкаянной. День вымотал её, хотелось спать, но она боялась пойти одна в
шатёр. Позади, за деревьями – Демира чувствовала – притаился зверь. Зверь был
слаб, метался в бессилии, стонал, вздыхал, ожидал темноты, чтобы слиться с нею
воедино, терзать неутолённым голодом, требовать того, чего не получил прошлой
ночью.
      Демира взглянула на пламя. Языки огня фантастическими цветами распускались
в сгущающихся сумерках, даровали тепло, обволакивая дремотой. Демира прикрыла
глаза. Так тихо, ни ветерка, лишь вдалеке слышны осторожные всплески воды. Ливий
собирает свои раковины. Надо же хоть чем-то утешиться после утраты блюда,
кувшина и ложечек. Интересно, а принцесса с Арефой о чём говорят? Давно уж их
нет.
     Состояние приятной расслабленности наполнило Демиру, мысли текли мягко и
неторопливо. Нет, пора спать. Эти страхи она сама себе надумала. Демира встала,
желая идти к шатру, но будто ледяная рука, вынырнув из-за тёмных силуэтов
деревьев, схватила её за руку и потянула к себе, и зов зверя тонко,
пронзительно завыл у неё в голове: “Пусти, Демира! Открой, пусти меня! Пусти,
открой, Демира!»

 

Ледяной
пот струйкой скользнул меж её лопаток, ладони похолодели, а зверь метался и
выл, парализуя сознание, нестерпимо тонким голосом, будто шелест ветра в
выжженной степи; звал к себе.

 

- Демира! – голос Арий Конрада
вывел её из этого транса. – Ты куда, Демира?

 

Зверь
тут же стих. Он не смел говорить с нею в присутствии Верховного Жреца Аримана.
Демира бросилась на окликнувший её  голос
магистра, как изнемогающий от жажды на звук журчавшего меж камней родника.

 

- Что ты там увидела? – взгляд
Арий Конрада был каким-то необычным, не тем, что всегда, и в вопросе его
звучало несвойственное ситуации живое любопытство. Демира чувствовала,
магистр как-то связан со зверем, и всё же не решилась сказать.

 

- Показалось, - ответила она,
подошла, и, сев у костра, достала свой кинжал с посеребренной рукояткой и
принялась чистить его пучком травы. Должно, магистр догадывается о звере, но
так, или иначе, зверь не тронет её, покуда он здесь.

 

Влажный
песочек и пучок травы отлично отчистили чернёное серебряное покрытие ручки
клинка – она заблестела, будто только из оружейной лавки. Демира вся углубилась
в работу и уже не чувствовала тяжёлого пронзительного взгляда, упёртого ей в
спину и не слышала зловещий свистящий шёпот, повторяющий её имя.

 

Ливия
не было уже довольно долго – мешок ракушек можно собрать. Ладно с ним, с
жаднюгой. Принцесса-то где?

 

Принцесса
не скоро нашла Арефу. Сумерки быстро сгущались, в густых зарослях тростника
трудно было что-то разглядеть. Принцесса медленно брела вдоль берега, пока её
не окликнул хрипловатый ломающийся голос.

 

- Тея, куда ты, одна?

- Арефа... – и принцесса,
привыкшая во дворце своего отца повелевать громилами-стражниками, кричать на
главного визиря, магистра математики и Верховного Жреца бога Сета, вдруг
осеклась, растеряв весь запас приготовленных слов. Юноша вышел из зарослей
тростника и подошёл к ней. В руке он держал тоненький полый стебель – основу
будущей дудочки.

 

- Куда ты? – с улыбкой повторил
он свой вопрос.

 

Да
не пристало единственной дочери Кир Кризана стоять, опустив долу очи, будто
беглой рабыне! Принцесса гордо выпрямилась и глядя сверкающими синими глазами в
глаза Арефы, произнесла медленно и торжественно:

 

- Я глубоко тронута твоим
благородством, храбрый юноша, и исполнена благодарности за твою заботу. Если
мне посчастливится вернуться в родные земли, я щедро награжу тебя.

 

Карие
глаза Арефы в свете взошедшей на небосвод луны блеснули загадочным сильным
светом. Под таинственным, так несхожим с его образом, сиянием этих глаз принцесса невольно
опустила взгляд, но тут же снова упрямо вскинула голову.

 

- Золотом? – уточнил Арефа.

 

- Чем пожелаешь, - заверила его
принцесса, - в сокровищницах отца моего нет счёта каменьям самоцветным, слиткам
серебра, оружию дорогому, одеждам диковинным...

 

- Да ты сама диковина! –
расхохотался Арефа. – Разве такова благодарность? Разве доброе дело покупается
слитками серебра?

 

- Говори другую плату! – в
величии своём запредельном принцесса надменно вздёрнула подбородок. Будь на ней
корона, неминуемо бы свалилась с августейшей головы.

 

Вместо
ответа Арефа сильным уверенным движением притянул к себе девушку, отбросил
ладонью упавшую ей на лицо прядку светлых волос, и поправ знатное происхождение
юной девы сей, поцеловал её в губы. Принцесса хотела было возопить и наглеца на
место поставить, но крик не получился, поскольку Арефины губы её уста
закрывали, а раз уж она их всё равно разомкнула, дабы заорать, то тем паче
положение своё усугубила, дав Арефе возможность границы поцелуя расширить. И трепетная нежность и пылкость юноши понравились бы принцессе, если бы не
осознание:  всё это проделал с ней (с
ней!) самый обыкновенный мужчина!

 

Арефа
не торопился выпускать её из объятий, а когда всё же выпустил, то ещё и заявил:

 

- Злата-серебра мне в
благодарность мало будет, а это вот в самый раз!

 

Принцесса
секунду поразмышляла и влепила юноше дерзкому со взором горящим хорошую
пощёчину.

 

- Тея, не сердись! – рассмеялся
Арефа. – Просто ты самая прекрасная девушка, и я не смог устоять, прости меня.
И не подумай дурного: ты первая девушка, с которой я целовался.

 

Об
утопленницах на балу магистра Арефа дипломатично умолчал, и если не упоминать о
них, слова его были искренни. Но принцессе нужно было держать знамя рода, и речи
его своею чистотою мало тронули.  «За эту
дерзость мой отец посадит тебя на кол перед моими окнами! – заявила она. –
Будешь утром заместо петуха кричать!» -выдернула из его рук свои, вздёрнула нос
и с гордо поднятой головой последовала прочь.

Поглощённая своей несложной
работой, Демира не сразу почувствовала на себе взгляд Арий Конрада. На рукоятке
кинжала были выгравированы два восставших на задние лапы льва с оскаленными
пастями, длинными когтями,  свирепым
взглядом. Демира тщательно отполировывала их спинки, пока ощущение цепкого
тяжёлого взгляда не заставило её поднять голову.

 

В
глазах Арий Конрада каплями живого серебра застыли ледяные мосты, соединяющие
преисподнюю с миром этим. Такого холодного взгляда не может быть у
человека! Смертному – это много. Даже в последние мгновения жизни в глазах
человека теплятся крошечные искорки живого огня, а тут на Демиру колючими
слитками серого олова смотрело точно всё мрачное царство Аида. Тонкая улыбка
ядовитой змеёй скользнула по бледным губам магистра. Мимолётной была эта полная
зловещей радости усмешка, но на долю мига она, будто вспышка, осветила все
бездны его сердца, все грани этого тёмного кристалла.

 

Демира,
эта решительная выносливая женщина, почувствовала, как внутри точно сжалась в
кулак холодная липкая костлявая рука, а потом, распустив тонкие, подвижные
пальцы, погладила изнутри. Ласка смерти.

 

Душа
захолонула, и разум в парализующем волю страхе вопил: «Людского в нём лишь
жалкие крохи, то оборотень, зверь, фантом того, другого мира!» Застывший взгляд
Арий Конрада по-прежнему был устремлён на неё, замораживая заживо. Демира,
объятая невыносимым ужасом вскочила на ноги, но куда? Дороги нет: позади в чаще
скрывается зверь. Он ждёт. Он жаждет. А впереди чёрный ангел Ада. Кому
молиться? Путь в никуда...

 

К
костру, с хрустом топча гравий, выломилась принцесса. Арий Конрад метнул на неё
быстрый взгляд, и льды реки Стикс в его глазах расплавились. Взгляд принял
обычное полупрезрительное выражение. Следом за принцессой к костру подошёл
Арефа. На его щеке алело большое пятно, но глаза светились совершенно
безоблачным счастьем. Демира оглядела обоих и ахнула:

 

- Да быть не может! Тея, да неужто...?
Ты с ним целовалась?

- Ничего подобного! – вскинулась
принцесса. – И он первый начал!

 

- Ну и дела! – ахнула Демира.- Ну
и как оно?

 

- Погано!

 

- Да будто бы? – улыбнулась
Демира.

 

- Арефа...- магистр не
договорил даже, как его приёмыш попросту отмахнулся от него:

 

- Да ладно тебе!...

 

Арий
Конрад не  успел понять ещё, что Арефа, по сути, начал революцию, как
нарисовался Ливий и преподнёс Демире самодельную, из красивой, с красными
разводами раковины, брошку.

 

- Ты уж не серчай на меня, душа
моя. Вот, носи на здоровье.

 

Изумлённая
Демира рассматривала украшение. Резьба была мастерской, и узор раковины редкий.
За такую брошь Ливий мог бы смело заработать горстку серебра.

 

- Край света! – Арий Конрад
покачал головой. – Идёмте спать.

 

- Я с этим охальником, - Тея Ирис
показала пальцем на Арефу, - в один шатёр спать не лягу.

 

- Иди, не бойся, - фыркнула
Демира, - там Ливий. Он разврата не допустит.

 

Арий
Конрад подбросил сучьев в костёр и, не дожидаясь Демиру, пошёл к шатру.
Сегодня, вопреки своему обыкновению шляться по ночам, он решил лечь поспать.  Демира молча постелила ему, и себе постелила напротив. Легла в одной
рубашке, завернулась в кошму, и какое-то время смотрела на тонкий, неверный свет
горящей лучины. А Арий Конрад, приподнявшись на локте, неотрывно и внимательно
смотрел на Демиру. Казалось, он знал что-то, и что-то хотел ей поведать, но ни
одно слово так и не сорвалось с его упрямых губ.

 

И
всё-таки, не смотря на пережитые страхи, Демира была почти счастлива.
Присутствие Арий Конрад оберегало её. Ни один призрачный злыдень не приблизится
к её изголовью, страшась сил магистра. Демира и сама не заметила, как крепко
уснула под странным взглядом этих загадочных глаз.

 

Магистр только и ждал этого. Бесшумно выскользнул из шатра, выпрямился во весь рост,
вдохнул полной грудью прохладный ночной воздух, свободно тряхнул светлыми
волосами и улыбнулся торжествующе, зловещей улыбкой. Пока что всё шло, как
должно.









Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): Парсек (06.09.2015)
Просмотров: 365

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 Парсек   (06.09.2015 22:44)
Заглючило ворд. Как ни старалась, исправить не смогла, так и загрузил, собака. Извините за неудобства при чтении.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн