фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 05:13

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «Путь наверх. | Глава 9. Зверь.»


Шапка фанфика:


Автор: Парсек 
Жанр : фэнтези.

Тип/Вид: Гет 
Рейтинг : PG - 13

Персонажи/ Пейринг: Да всё те же на манеже.
Размер: макси. Первая книга дилогии, рабочее название "Воительница."
Статус: в процессе. 
Дисклеймеры: в текст вплетены легко узнаваемые образы и цитаты из текста песен вдохновившей меня российской хард-энд-хэви группы "Ария" , лейтмотивом идёт композиция"Беги за солнцем". Правильно ли назвать работу сонгфик?... Эта работа - благодарность группе за её творчество, благодарность Маргарите Пушкиной, при прослушивании текстов которой родились эти персонажи и образы. К музыкантам группы никто из героев не имеет никакого отношения. Все герои и события придуманы автором.
Предупреждение: нецензурной лексики нет, но слова ругательные вроде "жопа" и "говно" присутствуют. 
Размещение: нет. 
Содержание: это канонное фэнтези, о честолюбивом маге и ищущей своё королевство воительнице, о хитром воре и прекрасной принцессе, о странствиях и битвах, колдовстве и силе духа, чести и тщеславии, любви и надежде. 
От автора: эта работа, созданная по ассоциациям к текстам "Арии", в равной мере подойдёт тем читателям, кто с творчеством "Арии" не знаком, но просто любит лёгкое фэнтези, не изобилующее длинными названиями стран и городов, описанием странных народов и разных бабаек. Женской аудитории, любящей пострадать по роковому мужчине, в назидание. Работа очень искренняя, и я её люблю. Конструктивную критику приму. Критику "терпеть не могу фэнтези, а группа "Ария" меня вообще бесит, зачем нужно было писать такую фигню" оставьте, пожалуйста, при себе. Буду очень благодарна за указанием ошибок в тексте, ибо как не редактируй, а глаз "замыливается" и не видит очевидное. Приятного прочтения! Спасибо всем читателям. Продолжение буду выкладывать по мере интереса.
Последняя стоянка перед битвой с пограничниками Ангела Света и раскрывается причина нездоровой фигни, происходящей с Демирой.



Текст фанфика:

 

 

          Ливий, должный блюсти порядок в шатре Арефы и принцессы, бессовестно заснул богатырским сном. Принцесса, не глядя на Арефу, расстилала постель, возмущённо
пыхтя себе под нос. Поскольку в шатре их было трое, то и места, соответственно,
было меньше, чем у Арий Конрада с Демирой. Спали друг от друга на расстоянии,
меньшем, чем вытянутая рука.

- Тея, - тихонько окликнул Арефа принцессу, - ты всё ещё сердишься?
          Принцесса села на кошму, бросила на него взгляд синих гневных глаз.

- Да, - заявила она.

- Я думаю, ты врёшь, - вздохнул
Арефа.

- Да что ты мнишь о себе?  – вскинулась принцесса. –  Как осмеливаешься так на меня смотреть! В присутствии единственной дочери Кир Кризана тебе положено держать очи долу!
Молчать, пока не спросят! И вообще, пошёл вон из шатра! Я не намерена спать с
тобою под одною крышей! Что застыл?! Вон отсюда!
      Арефа  встал с кошмы, подошёл к принцессе, сложил пальцы левой ладони в увесистый
кукиш и поднёс его к самому её носу.

- Я, - медленно проговорил он, - не холоп тебе, девчонка! И никуда я не пойду!

- Тогда, - прошипела принцесса, - уйду я! К Демире!

- Скатертью дорога! – Арефа лёг на свою кошму и закрылся ею с головой.

       Принцесса   вышла. И почти тотчас же вернулась.

- Арефа! – в её изменившемся голосе звучал страх. – Их шатёр пуст.
 
         Арефа откинул край кошмы. Он не спал.

- Пошли к реке, - предположил он, но в голосе его не было уверенности, и вдруг вскочил, осенённый страшной  догадкой, - о боги! – прошептал Арефа. – Неужели... – он не договорил, подошёл к принцессе и взял её за руки, - Тея, - в его голосе звучало столько тревоги,
что было ясно: он не шутит, он что-то знает, и это «что-то» слишком серьёзно, -
я запрещаю тебе уходить. Ты останешься здесь.

- Кто ты, что смеешь запрещать мне? – принцесса сделала попытку вырваться и уйти, но Арефа схватил её за талию и притянул к себе.

- Ты никуда не пойдёшь! – повысил он голос. – Под страхом смерти...

- Да как ты смеешь?! – взвизгнула принцесса, вырываясь, но сильные руки юноши держали её крепко.

       После  нескольких бесплодных попыток высвободиться принцесса сдалась, и подпустив в
голос слезу, прохныкала:

- Что здесь происходит? Почему мне нельзя уйти? Тут таится что-то страшное? Объясни мне!

- Я не могу тебе объяснить, - вздохнул Арефа, - я сам до конца ни в чём не уверен. Но лучше тебе остаться здесь. Просто поверь.

- Лучше, чем здесь?! – взвизгнула принцесса. – Чем здесь, с тобою, дерзкий?
        Она села на свою кошму и сказала:

- Только смей меня тронуть!
     Арефа улыбнулся и пошёл к своей постели, оставив юную деву кипеть от
злости в одиночестве.

 

     Демира проснулась, когда солнце   уже взошло. Вроде бы выспалась, но в теле гудела маятная  какая-то усталость.  В голове носились обрывки непонятных сновидений: ночная прохлада, роса мочит  ноги, бег навстречу последнему узенькому серпу убывающей луны,  в лицо хлещут стебли трав и чашечки цветов, встречный ветер...

 

           Демира  сладко зевнула, встала с кошмы и замерла, поражённая. Её ноги по щиколотку были  покрыты засохшей грязью и ладони тоже. Охваченная паническим ужасом Демира
выскочила из шатра. Дневной свет ослепил её. Вся команда, включая Арий Конрада,
мирно сидела и завтракала. К кому бежать со своими страхами? Как поведать, что
Демира лунатит и ночами бегает по лесу, когда сознание её спит? А если это
начало безумия? Как страшно сходить с ума, как омерзительно быть подобием
человека! И кто поможет, кому довериться в своей беде?

 

           Арий  Конрад обернулся, сверкнули желтовато-серым его глаза. Лёгкая улыбка  скользнула по бескровным губам.

- Доброе утро, Демира, - низким звучным голосом произнёс он.

           Демира стиснула зубы и, стараясь ничем не выдать своих смятений, пошла умываться к  реке.

           

         Оказывается, жили люди в этих местах! К исходу дня отряд подъехал к маленькому городу. С незапамятных времён поселившись здесь и отрезанные ото всего мира бурной рекой, люди,  не имея возможности вести меновую и торговлю, жили в городище своими ремёслами, не чтя никаких богов и не опасаясь набегов и войн. На чужестранцев, попросивших их пропустить через город и дать пристанище на ночь, посмотрели без опаски, спросили, куда едут. Услышав про Ормузда и Белую пустыню, пожали плечами.

- Ваша воля. Проезжайте.

     Бойкий  маленький мальчишка, затесавшийся среди стражей, попросил на обратном пути  привезти золочёную свистульку.

 

           Путники вступили в город. Встречные прохожие разглядывали их,  показывали на них пальцами. Женщины возмущённо ахали при виде короткой юбки Демиры. Мужчины цокали языком, поглаживая в восхищении бороды. Девки встретившись взглядом с серыми глазами
магистра, безмолвным призраком восседавшем на огромном чёрном коне, бледнели и
краснели, готовые каждую минуту хлопнуться в обморок. Тётки подтрунивали над
Арефой:

- Молоденький, хорошенький!

- Щёчки, будто персик!

- Эй, касатик, подари поцелуйчик!

- Пряничек ты мятный!

- Потаскухи!- цедил сквозь зубы
       Арефа, напуская на себя суровость и изо всех сил стараясь не краснеть и
выглядеть старше.. Демира хохотала от всей души. Ливий сам старался
дорогой подснять подружку на ночку. Молодухи посмеивались над его шепелявостью,
зубоскалили в ответ, но послать подальше нахального толстяка – никто так и не
послал. Слишком мало было развлечений в этом городке, и толпа собиралась всё
больше.
   Демире предложить скоротать ночку никто не решился, видя, каких
внушительных размеров меч колотится о её стремя, но красноречивые взгляды,
бросаемые мужчинами вослед прекрасной воительнице, готовы были расплавить её
кирасу. Нашлись и поклонники принцессы. Кто-то бросил на колени девушки букетик
цветов, не стушевавшись перед стылым взглядом магистра, с которым она ехала. Арефе назло Тея Ирис поехала именно с ним, а магистр, который в свою очередь, (надо же было когда-то приручать её), позволил ей ехать с ним. Арефа, видя это, пришёл в бешенство, молчал, упрямо стиснув зубы и хмуро смотрел прямо перед собой.

 

           Отряд подъехал к корчме, комнаты в которой почти всегда пустовали. У магистра
завалялось несколько медных монет, да Ливий достал свои ракушки. К удивлению путников,
их капитала с лихвой хватило и на хороший ужин с вином, и на корм лошадям и на
три комнаты. Кроме того, хозяин обещал почистить и коней и сапоги уставшим
путникам.



           Народу в тот день в  корчму набилось под завязку. Желающих посмотреть на необычное войско, направляющееся к Белой пустыне, было множество. Хозяин радовался хорошей выручке, был вежлив и предупредителен с гостями, подав сверх оплаты несколько умело приготовленных
хороших блюд. Не желая мозолить глаза  местным мужикам,  Демира после ужина забрала принцессу и пошла спать. Следом ушёл Арий Конрад, и в зале остались Ливий с Арефой, которые и завладели вниманием присутствующих здесь девок.

Мужчины после ухода Демиры и принцессы в большинстве своём покинули заведение, от огорчения набрав с собой немереное количество вина и пива.

 

           Демира, измученная догадками о том, что случилось с нею прошлой ночью, почти не разговаривала с принцессой, а та, домысливая, разозлило ли Арефу, что она
поехала с Арий Конрадом и видел ли он, как ей бросили из толпы цветы, не
заметила подавленного состояния Демиры.

 

           Засыпать Демира побоялась. Дождалась, пока принцесса уснула и пошла в комнату магистра, решив ему всё рассказать. Так или иначе, но нужно кому-то выговориться, чтоб
камень на душе не лежал. А поймёт он или нет – дело десятое.

 

           Но так и не получилось у Демиры излить душу. Проходя по коридору, она услышали за
одной из дверей пьяный женский смех, шепелявый басок Ливия, и – Демира сначала
подумала, что ослышалась – весёлых  голос Арефы. Не веря ушам своим,
Демира остановилась. Вульгарный женский смех повторился, потом послышалась
возня, полуудивлённый возглас Ливия и заплетающийся Арефин: «Полегче,
дорогуша!», и снова возня.
        Привлечённый   шумом, в коридор выглянул Арий Конрад.

- Что тут у вас? – спросил, увидев застывшую у дверей соседней комнаты с широко распахнутыми глазами Демиру.

- Да вот, - Демира нервно рассмеялась, - там Ливий, шлюхи и Арефа.

- Арефа? – переспросил Арий Конрад. – Ты уверена?

- Да ты сам послушай!

     И  точно по заказу из комнаты вновь раздался пьяный  женский хохот, визг и довольно громко совершенно пьянющий голос Арефы: «Какая ты милашка!»


          Арий  Конрад философски пожал плечами и повернулся, намереваясь идти к себе.

- Ты куда? – Демира схватила его за руку. – Ты оставишь всё так?

    В лице магистра было полнейшее безразличие.
-  Ну, уж нет! Эй, вы! – Демира двинула кулаком в дверь. – Отоприте!

 

           Как и следовало ожидать, просьба её осталась без ответа. За дверью продолжали
шуметь, заливисто хохотать и неприлично вздыхать.

- Эй! – взревела Демира и пнула по двери. – Откройте! Дверь вышибу!

- Демира, угомонись, - попытался вразумить её магистр.
     За дверью продолжалось буйное веселье. Демира отошла
назад, примерилась.

 

- Демира, угомонись! – повысил голос Арий Конрад.

 

           Демира  подскочила к двери, наддала по ней плечом, ещё раз, и, к безграничному
удивлению магистра, высадила её без особого труда.

 

           Картина, представшая им, являла собою обыденные эпизоды из жизни городов Содома и Гоморры одновременно. В комнате было две больших кровати, так вот Ливий и Арефа их сдвинули вместе, превратив в ложе бесстыдной любви.  С одной стороны возлежал
голый Ливий в обнимку с двумя тоже голыми и весьма грудастыми девками, которые
наглаживали его по пузу и кормили с руки виноградом; а с другой стороны
раскиселился Арефа, стыдливо прикрывшийся до пупа простынкой. Для него вовсю
старались две другие девицы, исполняя лесбийский танец, довольно бездарный, но
Арефу, похоже, он неслабо заводил.

- А, Демира! – еле ворочая языком, вымолвил разомлевший Ливий, узрев бывшую подругу. – Ты как раз вовремя! Присоединяйся!

- Вон отсюда! – Демира сгребла с кровати чью-то одежонку и швырнула ею в одну из девиц.

           Шлюшки сбились в стайку, зажимаясь и прикрываясь под испепеляющим взглядом чернокосой воительницы.

- Эй, ты что, совсем охренела, Демира? – слегка протрезвел Ливий. – Ты, кайфоломщица, совсем охренела! Топай отсюда на хрен!

- Уйди, Демира, не мешай веселиться почтенным людям! – встрял Арефа.

- Что ты сказал, сопля?! – Демира размахнулась и навернула Арефе по морде. Следующую плюху получил Ливий, а после был схвачен за бороду и сброшен с кровати. Потом Демира схватила ближайшую к ней девку за волосы и, заломив ей голову назад, подтащила к ложу незадачливых охотников до женской ласки. - Открой рот, сука! – велела она
повизгивающей от боли и страха потаскухе. – А то шею сверну!

 

           Девка  послушно разинула пасть. Вся её глотка и язык были усыпаны белыми язвочками.

- Вот это, - негромко произнесла Демира, - сифилис - хвороба. Теперь, козлы, одевайтесь и благодарите богов. А вы, кому сказано, вон!


        Девицы, даже не одевшись, выскочили из комнаты. Оставив Арефу и Ливия несолоно хлебавших, Демира вышла следом.

- Кто тебя этому научил? – услышала она в спину.

- Сифилис распознавать? – уточнила Демира, не оборачиваясь.

- Двери с петель срывать, - пояснил Арий Конрад.

- Были хорошие учителя. Повезло.

 

           Она  кивнула магистру, собираясь идти к себе. После того, что случилось, у неё не
было охоты изливать ему душу.

- Как? – воскликнул он. – Ты уходишь? И уходишь так?

 

           Демира обернулась, вопросительно глядя на него. Его взгляд был полон странного огня, кипящего серебра, голос звучал глубокой таинственной силой.

- Демира, - когда он говорил вот так, с таким вот низким придыханием, её всегда охватывал трепет, - ведь пройден такой путь... вместе. И после того, что было, ты поворачиваешься ко мне спиной, будто мы совсем чужие друг другу...

 

           Карфаген бросил белый флаг, но, памятуя о своём обещании и его клятве, Демира не спешила его поднимать.


-  Я устала за день, Конрад,  - ответила она, - доброй ночи тебе, - и
вернулась к себе.

    Проснулась Демира на рассвете.

    Принцесса крепко спала на своей постели, а вот Демира спала не на постели!
Демира спала на полу, и проснулась от холода. Она встала, одёрнула рубашку,
недоумённо оглядываясь по сторонам. Она почему-то не помнила, как ложилась спать.
Она простилась с магистром, зашла в свою комнату... Дальше память
обрывалась.

 

           Откуда-то по ногам прошёл холодный ветер, Демира подняла голову – и оцепенела. Кровь застыла в жилах её, и будто сердце остановилось на миг. Окно в комнате было
разбито. С такой силой, что стёкла рассыпались по всему полу. Она стояла на них
босыми ногами и не чувствовала боли от впившихся в ступни крошечных колючек.
Демира тщетно силилась вспомнить, что же произошло прошлой ночью. Но обрывки
воспоминаний были такими же, как в прошлую ночь: тёмное ночное небо, запах
влажной земли, стремительный бег и свист встречного ветра в ушах. И что-то
ещё... Что?

 

           Осторожно, чтобы не поранить ноги, Демира подошла к разбитому окну. Безотчётный страх охватил её с новой силой, когда она увидела зацепившийся за дерево оконной рамы клок чёрной шерсти. Что же произошло во мраке этой ночи? Почему ей так страшно? Что
за зверь был здесь?

 

           Демира приподнялась на цыпочки, выглянула в окно. Битое стекло валялось и там, и на
влажной земле виднелись следы больших волчьих лап. Они вели и от окна, и к окну. А значит, зверь сначала выбил окно, ворвавшись в эту комнату, а потом выскочил обратно. Но что за зверь то был? Что ему от неё-то надо?

 

           Демира более внимательно оглядела себя. Её рубашка в одном месте, на подоле,  была запачкана в земле, а на ладонях засохло что-то бурое. Демира подошла к висевшему над умывальником медному зеркалу и отпрянула в ужасе: всё её лицо было вымазано чем-то засохшим, тёмным, похожим на кровь. Но ни на руках, ни на лице её не было ни одной царапинки.

           Демира принялась лихорадочно умываться, расплёскивая из таза воду по полу,
потом трясущимися руками заплела косы. Потом спустилась вниз,  окликнула хозяина и велела убрать с пола битое стекло, сказав, что это сильным порывом ветра распахнуло оконные створки, отчего и вылетели все стёкла. Потом попросила поесть. Обычно по Демира всегда была голодна, но сейчас, сидя перед тарелкой горячей вкусной пшеничной каши, она не чувствовала голода. Не от волнения и страха. Демира не хотела есть, потому что была сыта.


          Заскрипела лестница под чьими-то осторожными шагами. Арий Конрад вошёл в зал, подошёл к Демире.

- Доброе утро, - зловещая полуусмешка, взгляд-выстрел из-под полуопущенных стрел-ресниц, - хорошо выспалась?

    Демира, не помня себя,
перегнулась через стол и, вцепившись магистру в плечи, тряханула его с силой, недюжинной для женщины.

- Говори! – приказала она. – Что ты знаешь?!

- Полно! – ледяные пальцы перехватывают запястья Демиры. – Ты, верно, одержима нечистым!

 

           Одержима! Вот оно! Демира отшвырнула от себя Арий Конрада и опрометью выскочила из корчмы. Её старый прадед обучил её когда-то этой защите. Она не забыла. И
верила в эту силу.

 

           Осины росли в городище в изобилии. Демира нарезала из веточки продолговатые бусины, наделала дырочек. Спросила на кухне головку чеснока, разделала на зубчики и,
собрав всё это на кожаный шнурочек, надела на шею. В голове серой крыской
пробежала гадкая мыслишка: «Может, сразу осиновый кол -  в сердце...», но Демира отогнала её. Оберег у неё теперь был. И зверь не посмеет...


        Часом спустя тронулись в путь. Демира и магистр словом не обмолвились о ночных приключениях Ливия и Арефы, но, тем не менее, ночные события уже стали притчей во языцех для всего городка. Ливию далеко плевать было на огласку, а вот Арефа, мучающийся от головной боли, ловил на себе уничтожающий, полный самого глубокого презрения взгляд принцессы, и молился о мгновенной безболезненной смерти. Надо ли говорить о том, что
принцесса, как и накануне, ехала с Арий Конрадом? Демира, как и всегда, шла на
полкорпуса от Карфакса, а искатели ночных приключений на задницу позорно
волоклись сзади.


           Демире было нехорошо. В теле ломило каждую косточку, то в пот кидало, то в холод, ожерелье-оберег сдавило шею ледяными тисками, запах чеснока обжигал горло, будто Демира вдыхала пары серы, стоя над озером Аида на мосту бесконечности. Сильно кружилась голова, картины, проносящиеся перед её взором, были туманны и расплывчаты, в груди стоял плотный комок колючей боли. То умирал зверь.


            Весь день провели в пути, сделав к вечеру стоянку в лесу, на берегу озера. Воздух,
слегка влажный, был удивительно свежим и вкусным, но Демире он казался кипящим
и густым, как кисель. Оберег впился в шею, будто шипами, при каждом вдохе боль
становилась сильнее. Демира помнила, что нужно владеть собою, и это, вроде,
удавалось ей. Она шутила, разговаривала со всеми, подтрунивала над Арефой и Ливием и молилась богам, в которых никогда не верила, чтобы никто не заметил боли и страха в её глазах. С ужасом ждала она ночи.

 

                Демира надеялась, что если не  Арий Конрад, так кто-то другой будет ночевать с ней в шатре. Но Ливий, Арефа и принцесса, как и в прошлые разы, ушли спать втроём в свой шатёр .А магистр, как каждую ночь, сидел у костра, размышляя о чём-то.

 

              Взошёл на небо узкий серпик  нарождающегося месяца, играя, прошёлся по светлым, свободно рассыпанным по плечам волосам Арий Конрада, окрашивая их голубоватым, осветил его задумчивое лицо.

 

                Ведь Демира чувствовала, что он знает, но не смела подойти, отброшенная утром этим стылым взглядом. И этим чужим, надменным голосом: «Полно!» Чего же он добивается? Зачем?  Ведь это он впустил в неё зверя...

 

               Зверь тихо выл внутри, плевался в агонии обжигающей желчью, выкручивал болью все кости. Демира судорожно вздохнула, осознавая, что теряет над собой контроль и, тяжело ступая, пошла в шатёр.

 

                Она думала, если тихонько лежать, боль уйдёт. Не тут- то было. Вскормленный лунным светом, зверь ожил и заметался, прогрызая свою тесную темницу, рвался наружу.
Демира хотела выскочить из шатра, кричать, звать на помощь, встала, но приступ
страшной боли подкосил её. Она упала навзничь, извивалась на земле, раздираемая
болью, задыхалась, тело корчили судороги, хрустели выворачиваемые суставы. И
Демира не видела, как в полутранс погружённый магистр, сидя у костра, смотрел
далёким, проникающим сквозь ткань шатра взглядом на бьющуюся на земле девушку,
плоть которой терзали две враждебные друг другу силы. Такой поединок не
заканчивается вничью. Силовой перевес непременно должен быть. Чей?

 

                Опираясь ладонями о землю, Демира с трудом встала на колени. Новый приступ боли, ещё сильнее, чем все до этого, ударил её изнутри, едва не разорвав грудную клетку.
Она упала вперёд, на руки, но тотчас же страшным усилием заставила себя
подняться. Стоя на коленях, хрипло вздохнула, поднесла к шее дрожащую руку и
сильным движением сорвала оберег. Осиновые бусины и дольки подвявшего чеснока
на кожаной подвязке полетели в угол шатра. Демира наклонилась, подалась вперёд…

 

               Арий Конрад сквозь ткань шатра видел, как изогнулось её  тело, на глазах меняя очертания; длинный, грациозный прыжок – и из шатра навстречу жёлтому свету
нарождающегося месяца, как пущеная из тугого лука стрела, выскочила
 большая чёрная волчица, втянула ночной воздух изящными ноздрями,
сверкнула жёлтым янтарём глаз, и бесшумными скачками унеслась в чащу.

 

                Арий Конрад удовлетворённо улыбнулся. В неверном лунном свете улыбка, искажённая отсветами тёмных листьев, трепещущих на ветру, получилась страшной, будто оскал смерти. Он не ошибся. Он даже не рассчитывал, не ожидал, что результат будет
таковым. Сильная чёрная волчица... Она превзошла все его ожидания. Магистр
лёг на спину у костра и, заложив руки за спину.  стал смотреть на далёкие скопления звёзд. Взглядом победителя, избранного, которому вскоре предстоит отыскать в
этой вечности свою Империю.

            
              Чувство комфорта, неги, вернувшегося  равновесия охватило Демиру в минуты пробуждения. Тревога ушла, и умер страх в душе. Ещё не открывая глаз, Демира улыбнулась, протянула руку, чтобы коснуться своего  оберега, который даровал ей такую уверенность и долгожданное успокоение. Рука скользнула по обнажённой шее в пустоту. Страх живуч и ожил сразу.
             Демира  вскочила на ноги, оглядела безумным взглядом шатёр. Постель магистра, как и  всегда, была пустой, в углу на земле валялось ожерелье из палочек осины и
чесночных зубчиков – защита, изгонявшая суккубов, наводившая ужас на обитателей
Потьмы, а здесь оказавшаяся бесполезной и слабой. Демира не стала её поднимать.
Не чувствуя своего тела, вышла из шатра, пошла к озеру.

 

                Благодатный и живописный край они проезжали. Леса, полные самых диковинных деревьев, трав и цветов, реки,  ручьи и родники, холмы и поляны… Демиру не радовала эта красота, и, умываясь на рассвете в прохладной воде тихого сонного озера, она видела розовые потёки, мутью расходящиеся по нему и знала: восходящее солнце, купаясь в озере, не  окрасит воду в розовый цвет. Течение унесло следы ночного пиршества, которого
она не помнила. Она смотрела на своё отражение в воде и силилась припомнить,
что заставило её сорвать оберег, но в памяти остались обрывки стремительного
бега, бросок, прыжок – и смутное воспоминание о каком-то новом сладостном
чувстве, которое она не осознавала до конца. Оно было необыкновенным,
незабываемым, будто Демира попробовала на вкус безграничную власть, будто
вступила на путь, заказанный всем смертным.

 

                Она ещё раз ополоснула бледное лицо, решительно выпрямилась и пошла к костру. Подле костра сидел в глубокой задумчивости Арий Конрад и рассеянно ворошил длинной
веткой затухающие угли. Он не успел поздороваться с ней и поприветствовать это
утро. Демира села рядом с ним, и, глядя в упор, негромко спросила:

- Ты что со мной сделал?

 

                Арий
Конрад чуть заметно улыбнулся, отбросил назад светлые волосы.

- Ты до сих пор не догадалась?

 

                Его  самоуверенность и пренебрежительный тон бросили её в ярость, но Демира
совладала с собой. Первая скрипка в этой игре принадлежала магистру, и с этим
приходилось считаться.

- Я - оборотень? – спросила Демира.

- Ну да… - безучастно отозвался он.

 

                Итак, страшная правда. Она не человек уже, и не зверь ещё. Получудовище. Путь к
Солнцу закрыт для неё навсегда. Жизнь её отныне будет подчиняться строгому
распорядку: днём лихорадка, ночью пир. В поисках новой жертвы…

 

                Ангел её не спас. Она ступила на службу Силе Зла. И Демира готова была безропотно принять свой крест, каждому в жизни своё, но его слова, полные такого глубокого
равнодушия к дальнейшей судьбе её, ударили так больно, что невольно слёзы
подступили к горлу.

- Но… как же? – срывающимся шёпотом спросила Демира, глотая вставший в горле комок.

- Мой поцелуй, - зло усмехнулся Арий Конрад и сухо добавил, - ты что же себе
возомнила, целоваться с Верховным Жрецом Аримана и не понести за это никаких последствий? За всё нужно платить! Каждый шаг зачтён! А дерзкие платят дважды!

 

                Демира  всеми силами старалась держать себя в руках, но осознание того, что она
проклята и обречена, что это – крест её, рок её, придавило её свинцовой тоской
и невыразимым отчаянием.

              Демира  плакала беззвучно, не опуская головы и не вытирая слёз. Арий Конрад безучастно  смотрел на неё, сначала равнодушно смотрел, потом злая презрительная гримаса скользнула по его лицу.

- Довольно! – Арий Конрад резко встал. – Ты, жалкая смертная тля, одарена правом жить двумя жизнями одновременно! Тебе дана власть хищника, могущество полуночных обитателей, тайны мрака, сила двадцати восьми лун! Ты недостойна владеть такими знаниями, но теперь уже поздно!

- И я навсегда… - Демира не смогла закончить фразу.

- Отчего же? – в его голосе прозвучала издёвка и безграничное презрение к ней, слабой, не
сумеющей благоговейно принять бесценный дар посвящённых Аримана. – Вступи в
связь с подобным себе, и когда ваши тела сольются в экстазе любовной  бури, - эти слова он произнёс с издёвкой, - высшие силы оставят и тебя, и его. Только где ж найти тебе того, кто за твою любовь добровольно отречётся от свободы и власти?

 

                Обречена. Выхода нет. Демира подняла голову и посмотрела сквозь пелену слёз в пронзительную голубизну неба. Маленькие кудрявые облака, похожие на детские лица, проносились в лазурной вышине, и, казалось, смеялись над ней. «И не жди иного! – звенел хрустальным колокольчиком их смех. – Бесполезно!»

 

                Что ж, Арий Конрад сполна отплатил ей за все покусительства её в его честь. Никому не нужная тень среди людей. Возможно ли править королевством так? Тайна её раскроется однажды, и какому народу нужна такая королева? Что ждёт её? Будущего нет. И лишь солнце, поднявшись на небосклон из-за леса, пожалело непутёвую дщерь свою, запутавшуюся в паутине мрака, ласково, как матушка, поцеловало золотым лучом в макушку, меж змеек тёмных кос.









Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): Парсек (07.09.2015)
Просмотров: 359

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн