фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Биография Верховной Халы. Ключ к мести. | Испытание на стихию
  Can you feel it?
  Случайное откровение
  Согреть
  До Гонконга
  Любовь заколдованной | часть 8
  Любовь заколдованной | часть 7
  Любовь заколдованной | часть 6
  Любовь заколдованной | часть 5
  Любовь заколдованной | часть 4
  Сыграем?
  Вальс
  Between Angels And Demons | No Roads Left
  Tough game | 1 глава
  История Дженсена Эклза | Глава 0 - Сочувствие - апрель 2008
Чат
Текущее время на сайте: 21:32

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «"Адские хроники". Часть первая: "Лабиринты смерти" | Глава девятнадцатая: Вельзи и Леви»


Шапка фанфика:


Название*: Лабиринты смерти
Автор*: Морская ведьма
Фандом*: Ориджинал
Бета/Гамма: katrin_m92
Персонажи/ Пейринг*: различные
Жанр*: Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Детектив, Экшн, Психология, Повседневность, Даркфик, Ужасы, Hurt/comfort, Мифические существа, Попаданцы, Дружба
Предупреждение: Нехронологическое повествование, 
Тип/Вид: Смешанный (в первую очередь Джен, так же по ходу повествования возможны элементы прочих жанров)
Рейтинг*: R
Размер*: макси
Содержание: Ему было без разницы, каким образом эта женщина будет вести беседу, главное, чтобы к концу её истории у них были все ответы.
Статус*: в процессе написания
Дисклеймеры*: все права принадлежат мне
Размещение*: Запрещено



Текст фанфика:

После ухода Софи с ужина все разбрелись довольно быстро. Следом ушли Флоки и Джек, которые, кажется, настолько спелись, что Вельзевулу оставалось просто качать на это все головой. Затем ушел и Велиал. Они с Леви остались вдвоем.
— Софи ревнует тебя ко мне, — улыбнулась она, жуя плод сагалового дерева. У неё всегда была нездоровая тяга к этим фруктам, которые она могла есть килограммами. Вельзевул ловко выхватил у неё плод, глядя на её нахмурившееся лицо, откусывая кусок.
— Софи человек, княжна, рано или поздно у неё это пройдет, — нельзя сказать, что ему была безразлична Софи. Она была скорее, как младшая сестра, за которой необходимо было постоянно приглядывать, чтобы она не влезла в неприятности. К Мармоне у Вельзевула было приблизительно такое же отношение.
— Только женщине это не объяснишь, тебе не кажется? — Леви взяла с тарелки другой плод, подбрасывая его воздух, ловя пальцами, откусывая сразу большой кусок, видимо опасаясь, что он снова решит отнять его. — Ты ей нравишься, и у неё очень плохо получается это скрывать. Я рассчитывала, что её обновленный внешний вид впечатлит тебя.
Вельзевул лишь хмыкнул, качая головой.
— Софи действительно красивая девушка, но ты меня, кажется, не слышишь — она человек.
— Мы этого не знаем, — ответила ему Леви, смотря на место, где сидела Софи. — Джек — инкуб, возможно Софи не просто так попала сюда, может, у неё тоже демонические корни.
Вельзевул пожал плечами. Он тоже думал об этом, но даже если так, то Софи была очень отдаленно связана с адом, не суккуб же она, в конце-то концов.
— Ты была слишком показательно весела, Леви, — бросил демон неожиданно серьезно.
Он редко называл её по имени, предпочитая официальное обращение к сестре князя, которое вошло уже в привычку.
— Я уже повеселиться не могу? — она закинула ноги на подлокотник кресла, не сводя с него взгляда. — В конце концов, я дома, и…
— Леви, я слишком хорошо и давно тебя знаю, ты можешь надуть этим Велиала, Джека, перед которым ты играла человека столько лет, но не меня…
Вельзевул наклонился к ней, находя пальцами кожу черной перчатки, крепко сжимая её руку. Она не сможет ускользнуть от ответа, он ей не позволит.
— Мне просто страшно, доволен? — холодно произнесла Леви, освобождая свою ладонь из его пальцев, поднимаясь. — Мой брат находится неизвестно где, потому что обман с первой тюрьмой может в дальнейшем вылиться в нечто похуже. Моя фрейлина в свое время предала меня и едва не позволила мне умереть, моя лучшая подруга сейчас неизвестно где, и наконец, моего лучшего друга откровенно кадрит один из самых опасных любиримов в аду.
На последней фразе Вельзевул рассмеялся, Леви всегда была невероятно проницательной, когда дело казалось чужих отношений. Он и сам заметил, что Флоки оказывает Джеку по адским законам далеко не дружеские знаки внимания, вот только сам Джек это вряд ли поймет.
— Ты все еще злишься на Асмодей, — усмехнулся демон, поднимаясь и придерживая её кончиками пальцев за плечи, не позволяя уйти.
— А ты бы не злился? — Леви явно копила в себе злость много сотен лет, судя по тому, что она почти шипела. — Когда существо, которого ты подпускаешь близко к себе, боготворит твоего насильника, а потом злится на тебя, заявляя, что я должна была сразу согласиться, а не ставить свою гордость и желания выше. Это ты считаешь нормальным?
Вельзевул легонько встряхнул её.
— Асмодей помешана на Люцифере, она любит его так сильно, что готова поставить под удар любого, лишь бы он был счастлив. В моих глазах её немного оправдывает только то, что она спасла тебя после первого изнасилования.
— А когда я едва не умерла при родах, она трахалась с моим братцем, — процедила Леви, постепенно успокаиваясь. — Меня спасли только магия крови и то, что Фель лучший лекарь в аду.
Вельзевул кивнул, с этим было не поспорить, но факт с магией крови по прежнему его напрягал. Никто так и не знал последствий этого ритуала. В конце концов, одно дело переливание крови у людей, другое, когда демон отдает частичку собственной жизни другому.
— Поэтому ты оставила Асмодей с любиримами? — поинтересовался он. — Не хочешь её видеть?
Леви кивнула, прикусив нижнюю губу, из-за чего Вельзевул не смог сдержать усмешки, все-таки она выглядела совсем по-детски в тот момент.
— Ей придется расплатиться за свое спасение и гибель пяти человек, — бросила она, освобождаясь из его рук, проходя вдоль стола. — Расплатится Дэй помощью, а если откажется — я собственноручно отправлю её в тюрьму Триерита за неподчинение.
Она кинула взгляд на него, ожидая неприятия, но Вельзевул лишь качнул головой. Он все еще её любил, но считал, что проучить Асмодей нужно было очень давно, иначе её гордыня однажды погубит их всех.
— Сейчас мне кажется, что Велиал и то в большем почете, чем моя жена, — Вельзевул чуть усмехнулся, а Леви отпила из бокала оставшееся вино. Красные капли раскрасили её бледные губы, делая их яркими, будто в бокале была кровь.
— Велиал для меня сейчас безобиден, — усмехается Леви, подходя к нему, касаясь кожей перчатки его щеки. — Для меня сейчас вообще никто не опасен, кроме меня самой.
Вельзевул прикрыл глаза.
— Ты играешь с лисой, — произнес он одними губами, но девушка уже отстранилась, чуть усмехнувшись, слизывая вино.
— Доброй ночи, Вельзи.
Дверь захлопнулась за ней несколько секунд спустя, а Вельзевул налил себе вина из графина, залпом осушая серебряный бокал. Между ними разве что не искрило, и самое отвратительное, что если об этом узнает Мефистофель, то не поздоровится в первую очередь ему. Для Леви это была очень веселая игра, под названием «переключи мозги Вельзевула, которые жуют шмадельгарские бесы, с Асмодей на себя». Стоило отметить, что получалось это у Леви прекрасно, другое дело, что вызывала она у него только все самое запретное. Это невероятно раздражало. Тем более, на Леви и так была уже целая очередь из претендентов, и вставать у них на пути Вельзевул не очень хотел бы.
Он налил себе еще вина, осушая бокал и отправляясь к себе. Комната его была ровно напротив спальни хозяйки дворца. Вельзевул привык к тому, что если он гостил в одном из городов-близнецов, то его всегда селят там, где позволительно было бы жить члену семьи, а не близкому другу. Леви нашлась рядом с комнатой, и судорожно курила, пуская колечки дыма в воздух. Вельзевул удивился не факту курения в таком месте, а скорее тому что сигареты высохли и поддаются «дрессировке».
— Я, кажется, сегодня перегнула палку, — с горькой усмешкой добавила она, снова прикладываясь к сигарете. Вельзевул проследил за её движением, но никак не среагировал.
— Леви, все нормально, — улыбнулся он. Поцеловать её действительно хотелось, он это все-таки признал.
— Напрасно ты все еще любишь Асмодей, — пробормотала она, и Вельзевул сделал шаг к ней, оказываясь в опасной близости от княжны. Разница в росте совершенно не мешала ему не сводить глаз с её лица, видеть каждую веснушку, и каждую черточку.
— Тогда попробуй меня переубедить, — он наклонился, касаясь губами её губ, заставляя Леви уронить сигарету, Вельзевул почувствовал, как та упала на мраморный пол, рассыпая вокруг угольки, которые в скором времени потухнут. Леви ответила на поцелуй, обхватывая руками его шею, запуская руки в каштановые волосы. Вельзевул чувствовал, как сознание медленно затуманивается. Когда они оба переступили все дозволенные им черты?
— Тебе не кажется, что мы оба сошли с ума? — поинтересовался он, когда Леви схватила его за локоть, втаскивая в комнату, снова целуя, кажется, вовсе лишая останков здравого смысла.
— Так, так, так, — раздался знакомый голос, и Вельзевул вздрогнул, освобождаясь из хватки Леви. Сама девушка вытерла рукавом платья губы, не сводя взгляда с незваной гостьи.
В кресле, закинув ногу на ногу, сидела Асмодей.
 

***



Леви не отстранилась от Вельзевула, но и не сводила холодного взгляда с Асмодей.
— Кто тебе дал право приходить сюда? — поинтересовалась она, чувствуя, как руки Вельзевула легли на её плечи, на случай, если Леви решит перерезать герцогине глотку.
— Я пока что еще твоя фрейлина, Леви, — Асмодей чуть усмехнулась, поднимаясь и отвешивая холодный, но вежливый поклон. — И моя задача защищать тебя.
Леви не выдержала и расхохоталась, чувствуя, как Вельзевул поежился от её смеха, крепче сжимая пальцы на плечах. Ей очень хотелось врезать Асмодей, но она поборола это желание.
Герцогиня скривилась, будто она и в самом деле её ударила, но ничего не сказала и не поднялась из поклона, продолжая то и дело бросать исподлобья взгляды на Леви.
Леви сделала жест рукой, призывая её подняться, а потом сняла руки Вельзевула со своих плеч, садясь на кровать, закидывая на неё босые ноги.
— Проясню пару моментов, Дэй, — произнесла Леви холодно. — С этого дня ты больше никогда не зайдешь в мою комнату без приглашения — это первое.
Она подняла кулак, поднимая указательный палец вверх.
— Второе, ты больше не являешься моей фрейлиной, Люцифер мне больше не указ, теперь я сама решаю, кого назначать, а кого нет, — средний палец оказался поднят, Асмодей взирала на этой действо холодным взглядом серо-голубых глаз. Леви прекрасно знала, как унизительно она себя чувствовала, оказавшись в подобной ситуации.
— И третье, — Леви повернула к нему руку тыльной стороной, показывая сразу все три пальца. — Если ты еще раз позволишь себе разговаривать со мной в таком фамильярном тоне, я прикажу тебя высечь и закрыть в темнице Триерита среди крыс и червей. И я не посмотрю ни на твой титул, ни на то, чья ты любовница или жена.
Она заметила, как Асмодей передернуло от такой перспективы, и удовлетворенно хмыкнула. За триста лет у Леви было время проиграть разные сценарии отношений с различными существами, и она дала себе слово, что больше никогда и никому не позволит собой помыкать.
— Ты меня поняла? — поинтересовалась она с усмешкой, не сводя взгляда с бывшей подруги.
— Да, Ваше высочество, — процедила Асмодей, Леви была уверена, что сейчас ей хотелось бежать отсюда подальше.
— Твоя комната в гостевом крыле, третья дверь справа, я распоряжусь, чтобы тебе принесли еду и одежду. Ступай.
Леви чуть смягчилась, уж больно вид у Асмодей был измученный и потрепанный, чтобы продолжать кидаться в неё издевками. Когда дверь за девушкой закрылась, Леви перевела взгляд на Вельзевула, который с откровенным изумлением наблюдал за всем этим действом.
— Ты серьезно прикажешь выпороть герцогиню Каталиона за непослушание? — по его выражению лица было заметно, что Вельзевул еле сдерживается, чтобы не рассмеяться.
— Почему бы и нет? Дэй у нас любит острые ощущения.
После этой фразы они хохотали до слез. Леви в тот момент было даже все равно, слышит их Асмодей или нет, они просто оба были довольны своей маленькой шалостью, и то, что проучили упрямую и гордую герцогиню Каталиона.
 

***



— Ты злишься, — с усмешкой отметила Леви.
Она прекрасно знала, что брат по мере своих возможностей наблюдает за ней, постепенно снимая все заклинания, которые отделяли их сознания друг от друга.
Все та же шахматная доска, все тот же мир, где они могли остаться только вдвоем, все те же серо-зеленые глаза её младшего брата.
Мефистофель сидел на другой стороне, опираясь рукой на свою трость, в которой был спрятан ятаган. Леви жадно изучала черты его лица, но не решалась подойти ближе, осознавая последствия.
— Я бы предпочел видеть рядом с тобой Вельзевула, — с горькой усмешкой ответил он. — Нежели, например, Велиала. Поэтому нет, я не злюсь.
Его мягкий баритон убаюкивал, внушая самой девушке силу и уверенность. Леви очень хотела прикоснуться к нему, обнять и спрятаться от всех опасностей, которые подстерегали её на пути, но ей оставалось только смотреть.
— Но еще больше ты предпочел бы видеть рядом со мной себя, — поправила его Леви, озвучивая невысказанные мысли. — Но тогда нам придется убить Люцифера.
Мефистофель фыркнул, как недовольный кот, поднимая взгляд на сестру.
— Если бы это не привело к тому, что ад начал трехстороннюю гражданскую войну, я бы убил его за то, что он сделал с тобой.
Леви прекрасно знала, что Мефистофель не шутит, и за много лет придумал сотню способов разобраться с ненавистным братцем.
— Давай начнем с того, что, если бы ты не оттолкнул меня тогда, возможно, сейчас все было бы иначе, — Леви не боялась пекла, в которое их могло затянуть убийство Люцифера, пока они были вместе, ничто не могло их победить. В этом она не сомневалась.
Мефистофель качнул головой.
— Мы этого не знаем, дорогая, — прозвучало мягко, как будто он поучал нерадивого ребенка. — Я мог бы уже быть мертв.
— Ты этого не знаешь, — прошипела Леви, закипая. — Когда ты оттолкнул меня тогда, я решила, что ты не воспринимаешь меня больше, чем свою сестру.
Мефистофель поднялся, посмотрев на неё так, будто заглядывал в самую душу.
— Я люблю тебя больше всего остального в этом мире, — серьезно отметил он. — Для меня нет ничего важнее тебя, Леви, но подвергать тебя опасности, собственноручно открыв еще один фронт гражданской войны, я не намерен.
То с какой интонацией это прозвучало, взбесило Леви еще сильнее, она не смогла смолчать:
— Для тебя всегда была важнее безопасность ада и сохранение стабильности, чем я. Иначе бы ты давно что-нибудь сделал, чтобы я навечно осталась твоей.
— Леви, — Мефистофель попытался её остановить, но Леви, кажется, решила высказать все, что у неё накипело.
— Ты оставил меня с ним после того, что Люцифер сделал со мной, позволив ему насиловать меня, едва у него появлялась свободная минута. Ты позволил ему сделать это со мной, Фель. Потому что слишком беспокоился о последствиях своих решений.
Леви видела, как исказились черты его лица, но остановиться уже не могла.
— С этого дня я больше никому не позволю лезть в мои дела, я убью Люцифера, уничтожу Лилит, и сама буду пожинать плоды своих решений. Если ты не хочешь быть князем, то им стану я.
Она резко развернулась, уходя вглубь шахматной доски.
— Я больше тебя не потревожу, сестра, — ударил холодный голос в спину. — До тех пор, пока ты сама меня не позовешь.
— И не мечтай, — прошипела Леви, прекрасно понимая, что в скором времени пожалеет о своем решении.
Доску вокруг неё окутало темным маревом, и Леви открыла глаза, ощущая обнимающую её руку поперек своей талии. Вельзевул не ушел ночью, как и обещал.
Она легко освободилась, откидывая на левое плечо волосы, падая в кресло, стоявшее у окна. На улице уже давно вступило в свои права утро, и слуги суетились на улице, занимаясь своими делами. Леви совершенно не чувствовала себя отдохнувшей, а ссора с братом неприятно давила на неё. Она прекрасно понимала, что Мефистофель стремился к стабильности и порядку, ему ли не знать всю подноготную ада и все ужасы гражданской войны, но его нежелание поступиться собственными принципами Леви откровенно раздражало.
— Кошмары? — поинтересовался Вельзевул, и Леви обернулась к нему. Его сонное лицо выглядело забавно в лучах алых всполохов.
Леви качнула головой.
— Брат, — тихо бросила она. — Ты же помнишь его дурацкую способность материализовывать собственный мир в чужом сознании?
— Устроил тебе выволочку за то, что соблазняешь женатых мужчин? — с невеселой усмешкой бросил Вельзевул.
Он знал Мефистофеля, так же хорошо, как и сама Леви, если не лучше, поэтому княжна ему доверяла.
— Нет, поругались из-за его глупых принципов, — хмуро ответила Леви.
Вельзевул повел плечами.
— Это Фель и нам его не переделать, остается только любить его таким, каким он есть.
Княжна на это непроизвольно фыркнула, поднимаясь с кресла, хватая оставленные еще вечером на соседнем стуле юбку и рубашку, отправляясь в ванную. Она искренне надеялась, что теплая вода смоет неприятный осадок, который остался у неё на душе после этого разговора.









Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Морская_ведьма (03.04.2017)
Просмотров: 182

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Поиск альфы/беты/гаммы
  Любимые фильмы
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет

Total users (no banned):
4523
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн