фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 01:16

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Sailor Moon

  Фанфик «Круговая порука | Глава 1»


Шапка фанфика:


Название: Круговая порука
Автор: Мамору_Чиба
Фандом: Sailor Moon
Персонажи: Эндимион/Серенити, Кунсайд/Минако, Нефрит/Макото, Джедайт/Рей, Зойсайт/Ами, Берилл
Жанр: Экшен, романтика.
Предупреждение: Насилие
Рейтинг: PG-13
Размер: Макси
Содержание: Далекое прошлое. Земное королевство, Терра, постоянно испытывает разнообразные сложности. Во главе королевства стоит принц Эндимион, совсем еще ребенок. Ему предстоит пройти долгий и тяжелый путь и найти в нем своих самых близких и преданных друзей, свою единственную любовь, но также и встретить жестоких и непримиримых врагов.
Статус: закончен.
Дисклеймеры: Все права пренадлежат мисс Наоко.
Размещение: Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку
От автора: Эндимион вовсе не является главным героем, просто в описании сюжета он - связующее звено. Лорды участвуют равноправно.


Текст фанфика:

Как не стыдно! Не говори ерунды! Чем, скажи на милость, мы тут целыми днями занимаемся? Если бы наша дружба и связь между нами определялись положением в пространстве и во времени, то, преодолев пространственно-временные ограничения, мы бы мигом все разрушили! Однако после победы над пространством остается только Здесь. А после победы над временем — только Сейчас. Неужто ты полагаешь, что мы с тобой не встретим еще раз-другой в беспредельности этого Здесь и Сейчас?
(Ричард Бах, "Чайка Джонатан Ливингстон")

Рассеянный золотистый свет мягко окутал девушку. Вокруг нее правильным кругом вспыхивали разноцветные огни — это из небытия возвращались, казалось бы, навсегда утерянные друзья.
Все люди привыкли скрываться под масками, и эти — не исключение. Маски были умные и строгие, сдержанные и даже грозные, но сейчас все они были сняты. Люди, окружавшие Усаги, улыбались, как улыбаются только самому близкому другу и говорили:
- Спасибо!
И Усаги знала: это "спасибо" — не только и не столько за их спасение или этот мир. Это "спасибо" нужно вспоминать каждый раз, когда захочется на кого-нибудь обидеться. Мамору вернулся последним. Он держал на руках Чиби-Чиби, которая, безумно довольная проделкой, воспарила вверх, растворяясь в золотистых отсветах.
Усаги молча бросилась к нему, и парень ее обнял. Они что-то говорили — и сами себя не слышали. Что-то спрашивали — и не интересовались ответами.
Держаться друг за друга и быть абсолютно, непоколебимо уверенными, что все плохое позади, — это было для них главным. Оба предвидели, что основной разбор полетов будет еще впереди — когда они наглядятся друг на друга, наговорятся, нацелуются и намолчатся вдоволь.
Сейчас же надо просто постараться не умереть от счастья.
И вот, когда, казалось бы, все было сказано и пора было спускаться с небес на землю — в обоих смыслах — последовали новые неожиданные вспышки.
Ровно четыре.
Слабый ветерок шевелил волосы и полы плащей. Усаги тихонько вскрикнула: если она еще могла предстать в неглиже перед подругами, Стар Лайтами, которые, как ни крути, а все же девушки, или Мамору — то перед этой четверкой Мессия Света спасовала.
Принц Земли без лишних разговоров укутал ее в свой плащ, в спешке чуть примяв крылья. После чего обернулся к новоприбывшим.
Они стояли друг напротив друга — молча, неподвижно, словно не замечая, что оказались лицом к лицу.
Эндимион и Ши Тенноу.
Усаги (да и не только она, а все, кто имел счастье знать этих молодых людей пару лет назад) восприняла появление четверки нервно. Все-таки они были Темными Лордами, так что мало ли...
Она одна знала, чего стоила их смерть Эндимиону. Усаги была с ним рядом даже тогда, когда сам он был уверен в обратном. Усаги умела чувствовать чужую боль настолько близко к себе, насколько близко была с ее хозяином — а ближе Мамору у нее вряд ли кто найдется. Поэтому Усаги знала, что творится у него внутри, когда иннеры праздновали победу над Негаверсом.
И знала, где любимый был в тот день.
- Эй, Мамору! — позвал парня Звездный Воитель, нарушив звенящую тишину. — Почему ты так на них смотришь? Ты их знаешь?
Мамору скользнул взглядом по хорошо знакомым чертам. Кунсайт сурово хмурит брови, но в серых глазах прыгают задорные чертики. Нефрит ослепительно улыбается, затмевая все звезды вместе взятые, но взгляд серьезен и пытлив. Джедайт спокоен и невозмутим, но в его слегка раскосых глазах таится молниеносная реакция. Зойсайт хитро щурится и теребит кончик хвоста, в его невинном виде скрыта дьявольская целеустремленность.
Мамору улыбнулся.

***************************
Первым рассвет приходил на мост Пляшущих Огней — старый, сложенный еще в позапрошлом веке. Медные перила, отполированные тысячами рук, ловили первые лучи солнца, и те плясали, празднуя новое рождение светила. Здесь, пожалуй, находилось единственное место во всем королевстве, где было доброе утро.
Во дворце утро было приторным, виляющим обрубком-улыбкой.
В дороге утро было хмурым, растрепанным, как похмельный стражник, и чумазым.
На площади утра не было вовсе — из-за высоких домов ночь превращалась сразу в день.
А здесь, на мосту — доброе утро, Ваше Королевское Высочество, дрянь не доросшая, умывшаяся в реке под мостом!
Он знал, что будет приходить сюда до тех пор, пока его не увидят. После этого с добрыми утрами и пляшущими солнечными зайчиками будет покончено, и на его несчастливую королевскую долю останутся только зайчики лунные. Которые, как известно, существуют лишь в легендах.
Солнышко, радость моя, я тебя очень люблю, но в глаза-то зачем?! Дай-ка сюда во-он то облачко... Не хочешь? Ладно, сейчас туману напустим. Туман на утренней речке — первое дело. Он и так его пускал каждое утро, а иначе стоял бы он на мосту, как же! Туман не облака, этим он повелевать худо-бедно может. Не земля, конечно, но рядом. Надо будет еще раз подергать Куна — ему вода роднее, пусть растолкует. Хотя тот предпочитал твердую воду.
От моста Пляшущих Огней до дворца — один оборот песочных часов, если перелезть через стену, ограждающую Гильдию Алхимиков, пройти по улице Звонких прутьев, перебраться через заросли вдоль аллеи этих самых прутьев,(колючих, между прочим!) и пробежаться по скату Стеклянных Птиц. Оттуда можно спрыгнуть во внутренний двор малой архивной башни — только осторожно, ведь двор мощен круглым мелким булыжником что зовется "кошачья голова". Он уже прыгал без оглядки, а потом на четыре дня лишился утра.
Обычным же путем, как все порядочные люди ходят, было добрых сорок минут — четыре оборота песочных часов, или два с половиной — водяных. С аллеи Звонких Прутьев доносился птичий щебет. День выдался безветренный, поэтому их стеклянные сородичи с крыш молчали. Может, оно и к лучшему. Кун, например, говорит, что выйти поздним утром в город ему хуже пытки — люди, птицы, стеклянные мелодии, колокола... И Звонкие прутья вдобавок. Принц его хорошо понимал — уши свои, не казенные. Час радуешься стеклянным переливам — и один миг не слышишь полета стрелы. Дороговато выходит. И глупо — для тех, кто не предполагает, а уже опирается на опыт. Хотя лазить по крышам в кольчуге — то еще занятие. В чем-то оригинальное даже.
По булыжной мостовой, справа (слева был дворец), прогрохотали колеса первой повозки и медные бубенцы позвякивали в такт, созывая всех, кому с утра надо в дорогу.
Ему, например, надо. Пора.
Принц привычным движением перемахнул через перила, словно собираясь прыгнуть в воду. Постоял на тонком ободке, вдыхая последние капли рассвета, и по шероховатому боку моста спустился к левому берегу. Он всегда возвращался этим путем. Теперь — к стене. Его вряд ли кто-то увидит. А и увидят — кого может заинтересовать поутру мальчишка неполных тринадцати лет, в вытертой до залысин кожаной куртке явно с чужого плеча?
Сказано же — с добрым утром, принц Эндимион!

*****************************
- Вот, на. — Пиала из дикого чараита (коллекционная, — определил он на глаз, — вон резьба какая) тихонько стукнула о черный тиковый стол с инкрустацией. Впрочем, ни изысканность интерьера, ни утонченность пиалы не оправдывали ее содержимого: сосуд до половины был наполнен вареным рисом с травами. Он принюхался. Запах был знакомым, ничем чужеродным не защекотало.
- Да не отравлено, — немного раздраженно, но, в сущности, беззлобно, ответил на этот жест парень чуть постарше — лет эдак четырнадцати. - Я же его и варил, а потом еще и пробовал. — Он встал у стрельчатого окна, поигрывая кончиком косички. Солнечные лучи — из молодых да ранних — поспешили запутаться в белых, словно от рождения седых волосах. Сколько принц помнил — а помнил он почти всю жизнь — Кун всегда был таким. Что не мешало именовать друга попросту белобрысым. Тот не обижался. Тот вообще не обижался, в принципе. Эндимион слабо представлял, что же нужно сделать, чтобы обидеть Куна. Разозлить — это да, но обидеть... Хм-м...
Не то чтобы он всерьез помышлял о подобном подвиге, но всегда лучше быть осведомленным заранее.
Пока он торопливо ел, Кунсайт не отходил от окна. Напротив находились окна дворцовой канцелярии, и там то и дело что-то сверкало. И оба они знали, что именно. Линзы трубы. А никто из них не хотел, чтобы в канцелярии прознали о том, что завтрак, состоящий из шестнадцати различных блюд и семи закусок, благополучно отправляют в помои, а вместо этого Эндимиона ждет полпиалы грубого риса. Вторая половина была Кунсайта. Посуду же они позаимствовали с каминной полки. Правильно, хочешь что-то спрятать — прячь у всех на виду.
- Что сегодня? — Кунсайт спрашивал без особого интереса, но и не из вежливости. Так, обязанность. Обязанность остаться в живых.
Сполоснув опорожненную пиалу (благо, воды хватало, река под боком, всю не заколдуешь), Эндимион вернул посуду на задуманное ей место и устремился к столу. На который и уселся.
- Сначала нужное или ненужное? — уточнил он. Кунсайт задернул тяжелую портьеру в узоры из орхидей, и, подумав, изрек:
- Ненужное. — Нужным они называли все, что могло понадобиться для выживания. Ненужным — все остальное. Свои государственные обязанности, например.
В сущности, оба прекрасно понимали, почему до сих пор живы. Рассудить здраво — ну кому они нужны? Так нет же...
Издревле жители Терры и сопредельных держав, от мала до велика, словно азбучную истину, знали: королем нельзя стать, а только родиться. Правителем — да, можно. Королем — нет. Как и всяким стихийным магом. Конечно, династию можно срубить под корень, своя рука владыка, но кто после этого будет договариваться с планетой? Кто усмирит гнев Земли или поддержит энергией в трудное время? Так что дешевле выйдет стиснуть зубы и стерпеть очередного вольнодумца.
Дети в династии рождались только от браков по любви. Как и у всех, опять же, стихийных магов. В общем-то, даже логично: любовь — та же стихия. Со стихиями, впрочем, было проще, стихийных магов было... Ну не много, но побольше чем один. Их рвали на части все ведомства, выдирая друг у друга лакомый кусок. Кунсайта, например, стоило больших усилий вытащить из департамента водных путей. Флотские держались за мага воды зубами и когтями, и только клятвенное заверение принца самолично явиться с инспекцией и облазить все трюмы, разжало эти когти. Маг магом, но рушить годами налаживаемую систему контрабанды — дураков нет.
Принцу до сих пор становилось неудобно за это — Кунсайт скучал по морю. Нет, они выбирались к нему, и не раз — мало ли причин пуститься в плаванье, — но ведь это совсем не то. Сидеть в своей каюте или стоять у штурвала — вот в чем разница. Как между живым человеком и ожившим мертвецом. Не смотря на то, что море — одно для всех.
- Ненужное. — Пальцы Эндимиона проворно ухватили пергаментный свиток за уже сломанную сургучовую печать — Конвенция островных пределов.
- ?..
- Ну, о тех землях, что обнажаются во время отливов. — Принц разгладил документ на колене. — Их тут всего пару тысяч, очевидно, неполный список. — Он бросил на друга лукавый взгляд.
- Подпишешь? — Кунсайт отчетливо фыркнул. Право подписи на государственных документах, кроме короля, имели только Лорды. Пока что в Терре был только один такой — седой мальчишка, варящий по утрам рис, пока принц торчит на мосту, болтая с Землей. Хотя и это пришлось долго втолковывать канцелярии.
Кунсайт был стихийным магом воды (твердой воды, проще говоря — Лорд Льда), то есть, — плодом любовного союза. Потомок северных маркграфов, в свое время гордо отказавшийся принять титул Князя, наследник полярных пустошей со стороны отца, со стороны матери он был обычным моряком. Это и смущало канцелярию. Зато совершенно не беспокоило Эндимиона (который, к слову сказать, своих родителей и вовсе не помнил).
- Разметка карты. Ну, это быстро, мы там были. Потом очередная кипа вот этого добра. — Принц кивнул на гору свежих свитков.
- Прошения — жалобы — доведения до сведенья и доведения до белого каления.
- Ладно. — Кунсайт кивнул, после чего подошел к столу поближе и спросил более тихим, и, казалось бы, совсем невыразительным голосом: - А нужное?
- Сегодня — вечер Лиственных Нитей, — напомнил Эндимион. Этим праздником во дворце обычно отмечали приход осени — когда опавший лист уже умер, а его жилки-ниточки еще зеленеют. Агония тепла.
— После первых четырех оборотов, сразу после первой ночной стражи можно идти.
- Куда сегодня? В сад нельзя.
- Тогда — в Лабиринт Манекенов. Там точно никого не будет.
В дверь раздался осторожный стук, и принц, даже не подумав слезть со стола, отозвался:
- Входите. — В кабинет просочился личный секретарь Его Высочества, напоминавший упомянутому Высочеству молодого угря. Сил еще маловато, но извивается — просто завидки берут! Секретарь поклонился и сложил на стол те самые свитки, о которых недавно шла речь.
- Не дороговато ли? — Секретарь застыл и покосился на Эндимиона. Тот сидел с безмятежной улыбкой, а стоящий рядом Кунсайт так и вовсе не обратил внимания, разглядывая висящую за спиной принца карту Терры.
- Нижайше прошу... Не уразумел...
- Не дороговато ли, уважаемый? — продолжил свою мысль тем часом принц. — Двадцать две короны бутыль, если не ошибаюсь? — Он втянул носом воздух — жест, доводивший канцелярию до отчаянья. Эндимион в буквальном смысле слова вынюхивал все, чему следовало быть спрятанным. Сам он прекрасно знал пределы своих способностей — как и Кунсайт своему слуху, — но обнародовать не собирался. А слухи, расползавшиеся по городу со скоростью пестрых ужиков уличного фокусника, вещали, будто принц определяет, кто прошел мимо двери по трехдневному следу. Этот слух они с Куном тщательно составили и пустили одним из первых — шаги по ночам за дверьми покоев выматывали хуже осады.
Секретарь поспешил покинуть комнату, очевидно предвидя, что еще сейчас поведает миру нюхастый принц.
- Забываешься, — укоризненно изрек Кунсайт, едва за секретарем закрылась дубовая дверь.
- Не играй по пустякам.
- Если я пропущу хотя бы одно утро, — возразил Эндимион, — они быстро забудут то, чему их научили. — Он задумчиво поболтал ногами, вперив взгляд в потолок.
- Люди такие странные создания...
- И от кого я это слышу? — Кунсайт обошел стол кругом, приближаясь к карте. Упершись в деревянную панель стены, он сдвинул ее в сторону, словно дверцу шкафа. В стене обнаружилась ниша, достаточная для того, чтобы спрятать там старую кожаную куртку и еще пару-тройку необходимых вещей. Взяв одежду, Кун ненадолго уткнулся в нее носом, собирая растаявшие капли тумана. Не море, конечно, и не ледяной торос, но вода. Живая, а не узница труб, как в городе.
- Пустишь меня сегодня?
- Куда я тебя пущу? — устало переспросил Эндимион. — Сколько раз тебе повторять — ты свободен, и решай сам. — В немного душном, пропахшем травными благовониями сумраке повисло непродолжительное молчание.
-После двух, — наконец подал голос принц, — с этим добром, — он кивнул на свитки, — сам разберусь.
- Я зайду к Фэнну?
- Фэнн сказал — в ближайшую дюжину дней ничего не будет.
Фэнн, старый оружейник с улицы Гнутых Путей, поставлял товар фактически всей мелкой криминальной структуре столицы. Кроме хорошего стилета, у него можно было купить информацию, нужный адрес, а то и рекомендацию. Главное — хорошо это выторговать, ибо больше всего на свете старый Фэнн любит торговаться...
- Теперь идем. — Эндимион спрыгнул со своего насеста, и ковер заглушил звук. Перед тем, как покинуть комнату, оба похлопали ладонями по косяку и стенам рядом с дверью, накладывая необходимые заклятия. Их, стихийных магов, вряд ли конечно убьют. Но и быть подчиненным чужому заклятию или, того веселее, зелью-дурману - радости мало.
Первое, чему их научила жизнь, — держать нос по ветру, держать ушки на макушке и ходить друг за другом след в след.
Им предстояло несколько часов "ненужной" работы. Следовало быть готовым.

********************************
Лютни и свирели — дань уходящему лету. Звуки утопали в отблесках зала. Дворец принимал гостей. Эндимион без особого интереса следил за вновь прибывшими, чувствуя себя часовым на посту. Кунсайт мучился рядом. Северного Лорда угнетали свирели. Любой музыкальный инструмент, в который надо было дуть, признавался Куном как слишком громкий и нещадно царапающий тонкий слух. Вид же Эндимиона с губной гармошкой повергал Кунсайта в отчаянье. Тот понимал чувства своего Лорда и не играл в его присутствии. То есть — почти никогда. Не на мосту же дудеть!..
— Отравительница. — Кунсайт указал подбородком на только что вошедшую гостью. — Перстень "когти ястреба", типичнейший. Нас что, за идиотов держат?
- Да никто нас не держит, мы и есть идиоты, — сказано это было довольно уныло, несмотря на вмерзшую в лицо вежливую улыбку. Кунсайт уже привык во время таких приемов говорить с другом не видя его лица. Иначе непременно начинало казаться, что ты оказался в достопамятном Лабиринте Манекенов и один из них — прямо перед тобой, любуйся, сколько хочешь. Главное, голову береги.
Им осталось уже недолго мучиться — речи были уже сказаны, чаши подняты (и безжалостно вылиты в ближайший цветочный горшок), поздравления приняты. Осталось только дождаться официального начала праздника: когда странные создания, именуемые людьми, примутся за свои не менее странные развлечения, именуемые танцами, можно будет смешаться с толпой и пропасть. А пока — вежливо улыбаться всем, кто проходит мимо, чуть более вежливо — тем, кто подошел. И — чаши, да, куда ж без них... Росшему в кадке персиковому деревцу уже было море по колено, и Кун удивлялся — как это оно еще песен не поет? В том, что деревце, дитя Земли, принца уважает, он даже не сомневался.
Наконец, пары двинулись каноническим кругом — "дольмен фей", открывавший фактически любой прием, начал вечер.
Через четверть часа весь этот праздничный ад остался позади.
Двое шли заниматься тем, что и вправду было нужно.
Учиться выживать.
Звоном стали в Лабиринте Манекенов было никого не удивить — даже призраков. Те иногда останавливались, стояли (висели?) минуту-другую, и таяли, равнодушные. Двоим все равно было не до них.
Палаши и рапиры, лабриссы и клевцы, шестоперы пилумы — все, что только мог предложить Лабиринт, попадало в их руки. Самая обширная коллекция оружия во всем королевстве. Впрочем, полюбоваться на эти богатства находилось немного охотников: у каждого клинка когда-то был хозяин. И он не собирался добровольно уступать свою собственность, пуская в ход любые доступные чары. Обычно это не помогало, но на этот случай в зале полно статуй, вселяйся — не хочу. Одно слово — Лабиринт Манекенов. Вернее, два слова. И бойцов двое. То, чему научат неупокоенные духи и равнодушный мрамор, вряд ли известно хоть одному ментору — мечнику: он ведь никогда не заставлял спасать свои шкурки из-под его меча (затупленного, чтоб не доведи Небо...). Они привычно становились спина к спине, выбрав чем (за что) дерутся сегодня. И они оба уже забыли, когда в последний раз кто-то из них отбрасывал выбранное оружие в сторону, не выдержав натиска хозяина. Обычно после такого поступка все приходилось начинать сначала... Теперь уже не то. Теперь и поболтать успевали.
- Ты выбрал Гильдию? — через плечо бросил Кунсайт, ловко высвистев своим киличем восьмерку в двух плоскостях. Эндимион за его спиной ушел от подсечки и только после этого ответил:
- Да.
- Законников? Или все-таки остановился на Монетном дворе? — Этот, на первый взгляд, странный вопрос, был отнюдь не лишен смысла. Ибо по достижении определенного возраста (который, кстати, уже упустили из-за приграничных беспорядков) любой, приближенный к управлению государством, отдавался в ученики в любую из Гильдий, в зависимости от будущего жизненного пути. Обычно выбирались уже упомянутые Гильдии Законников или Монетный двор, то есть финансовый отдел. Кроме того, спросом пользовались Гильдия Поиска Пути, Гильдия Торговцев и Гильдия Дипломатов. И вот теперь Кунсайт интересовался, какая стезя кажется Эндимиону наиболее предпочтительной. Интересовался, а сам потихоньку надеялся, что друг уже забыл свою идею относительно поиска пути. В этой Гильдии гордились тем, что находят путь из любой ситуации либо, если их несколько, выбирают самый выгодный. Причем не взирая на затраты, окружающих, сопутствующие события и прочую ерунду. Вся эта катавасия именовалась новомодным словом "логистика".
Эндимион тем часом ушел в глухую защиту, отражая колющие удары эспадрона противника.
- Ни туда, ни туда, — изрек он, подтверждая худшие подозрения Кунсайта.
— Тогда что?
- Гильдия Асассинов. — Кунсайт чуть не пропустил удар. Уж лучше был бы поиск со своим странным путем...

**********************************
- И что тебя туда несет? — в четвертый раз вопрошал он. Первые три он ответом не удовлетворился. Эндимион на него покосился с плохо скрываемой улыбкой — дотошность у них была один в один, словно у родных братьев. Если уж Лорд Льда вцепился в вопрос обучения своего беспутного принца, то будьте уверены — уже не выпустит, пока не удовлетворится ответами. Подробными и развернутыми. И не удивительно, что разговор на эту тему Кун придержал до вечера, вернее, до купальни — потому что здесь практически невозможно подслушать: гулко и звонко, и вода плещет, да и акустика, опять же...
- Что ты там забыл? — не отставал Лорд.
- Видишь ли... — Очевидно, сформулировать причину для принца было не так уж просто.
- Это — из нужного.
- Не понимаю.
- Хорошо, сейчас... Кун, сколько во дворце людей, которые меня не предадут?
- Ни одного, — спокойно ответил Лорд. Встретив метнувшийся к нему взгляд, так похожий на удар клинка, пояснил: - Сколько бы я ни прятался, могут добраться. Магия материи или духа — зелье или заклятие — не имеет значения. Ты не можешь знать, когда это случится. Так что, будь наготове.
- "Чему люди подчиняются быстрее всего? Силе. Чего боятся в этом подчинении? Силы тайной. Что обходят стороной? Силу незаконную, идущую тропой закона", — процитировал принц на память. Кун наблюдал как тот, сидя на краю бассейна, по привычке болтает ногами. Вряд ли сия картина способствовала пониманию древнего текста, писаного еще до основания нынешней столицы, но, тем не менее, Лорд Льда не отводил глаз.
- Понял, — наконец медленно произнес он. — Да. Чтобы во дворце был порядок, ему нужен правитель — наемный убийца. А чем плату брать будешь?
— Договорная, — хмыкнул принц, которому все эти подколки были как с чокобо вода. После чего сложил ладони ковшиком и плеснул на Лорда душистой водой из бассейна.
- Ладно тебе! Не парься.
- Очень интересно! — фыркнул тот. — А для чего я, по-твоему, сюда пришел?

***********************************
- Значит, если пустить часть кавалерии, скажем, два отряда, вот через этот проселок...
- Там были рудники, мессир, лошади не пройдут.
- Да, действительно... Спасибо. Значит, отряды обходят, а лучниками мы запираем противника вот на этом участке.
- Но у него численное превосходство!..
- А вот это не оговорено условиями задачи. — Принц оторвал взгляд от карты восточной провинции, по которой уже битых полчаса гонял фигурки, ища решение. Преподаватель стратегии наблюдал за этими изысканиями с опаской — принц любил задавать неожиданные вопросы. Очень каверзные.
- Если будет позволено мне высказать свое мнение...
- Говорите, маркграф. — Кунсайт, все это время стоявший чуть поодаль, приблизился.
- Противник может воспользоваться вот этим переходом в горах. Там мощные природные источники, учуять их легко. — Стихийные телепорты, в просторечье — "коридоры" — неизвестно куда ведущие, уже не первый год были головной болью Департамента Дорог.
- Что ж, в таком случае...
Преподаватель уже далеко не в первый раз наблюдал такую картину. Не проходило и часа с начала занятия, как припасенную им задачу решали двое, причем один — всегда со стороны врага.
- Ладно же! — Кун с азартом выставил "свои" фигурки на карте. — Попробуй меня выбить!
- И попробую, а ты думал! — не замедлил откликнуться Эндимион, выдвигая вперед три фигурки Лазутчика и одну — армейского Мага, после чего закрыл часть войска листом бумаги — так они привыкли обозначать экранирующее поле, мешающее слежке противника. Поле для всего отряда создать было невозможно, но для определенной части — вполне. Кунсайт выдвинул вперед Дозорных и двух Магов, тоже скрыв часть войска. Принц оценил этот маневр — задача с двумя неизвестными куда сложнее. Он уже потянулся было к одному из Лазутчиков, но ладонь зависла в воздухе, словно наткнувшись на невидимую преграду.
- Энд?
- Выброс. Как раз возле "коридора". Довольно сильный.
Преподаватель поспешно отошел от двери, освобождая дорогу: такое тоже случалось уже не раз, все привыкли. Эндимион чувствовал волнения энергии Земли, как токи своей собственной крови. Когда начинает стучать в висках — этого сложно не заметить. Для того и висела в его кабинете карта — через нее было легче почувствовать место. А сейчас — очень повезло, что для задачи выбрали именно эту провинцию, — Эндимион довольно точно указал место всплеска. Когда за учеником и его Лордом захлопнулась дверь, преподаватель с любопытством приподнял листки бумажек с фигурок, оценивая позиции. В конце-концов, ему за стратегии деньги платят...
Кубарем скатившись по лестнице, оба друга бросились во двор. Расчет их был прост: до ближайшего областного телепорта четыре лиги, ибо он во дворе Департамента Дорог, а из исходной точки еще добираться до эпицентра волнения — государственные телепорты к стихийным даже близко не подводят, во избежание несчастных случаев.
На конюшне для таких случаев держали десяток иноходцев, и никто не удивился, увидев двух спешащих парней. Они принялись седлать лошадей, также не обращая внимания на окружающих — помогать им сейчас было довольно таки глупо, мешать разве что. Эндимион первым взлетел в седло и толкнул вороного жеребца коленями — пускать в ход шпоры в конюшне было бы неразумно. Кунсайт ненадолго отстал от принца, и уже после ворот они поравнялись. Копыта оглушительно грохотали по мостовым, звук заставлял Кунсайта морщиться. Эндимион сильно подозревал, что умей Лорд шевелить ушами, картина была бы просто неотразимой. Но волею случая это умение досталось не беловолосому маркграфу, а самому Эндимиону, хоть он и не имел ни малейшего понятия, зачем.
Ворота Департамента Дорог, окованные медью, отворились до того, как в них постучали, — очевидно, из дворца отправили сообщение. Двор был заблаговременно приведен в почти нерабочее состояние — из сорока кругов горел всего один. Рядом стоял мажонок-подмастерье, который должен был поддерживать проход до возвращения обоих парней. Не сбавляя темпа, они галопом проскакали по двору — уже не рядом, морда Кунсайтового жеребца на две ладони не доставала до крупа вороного. Бледно-голубой свет круга поглотил добычу, словно бы ее и не было. Мажонок шмыгнул носом и, присев на корточки, коснулся ладонью следа подковы в пыли — счастливая примета, тем более что конь был королевским...
Оказавшись на месте, они поняли, что, пожалуй, поторопились: в горах было довольно прохладно. Озирая островки мха, выглядывающие между снежным настом, Эндимион неуверенно спросил:
- Сможешь с этим что-то сделать?
- Ты меня переоцениваешь, — отозвался Кунсайт, — я же не маг погоды. А заговорить сразу столько снега — я ноги протяну.
- Ладно. Потерпим. — Принц тронул поводья, и небольшая процессия потянулась к ближайшему сосняку. Лорд Льда наблюдал, как спутник тревожно принюхивается. Чем ему там пахло кроме леса и снега — Небо его знает. Они не говорили по дороге — это было опасно. Конечно, дворец остался в сотнях лиг, но ведь туманные зеркала и шары виденья еще никто не отменял? Ни один из них не сомневался, что десятки глаз следят за каждым их шагом, готовые... Нет, перед боем об этом лучше не думать.
Наст похрустывал под копытами лошадей, изредка попадались пустые шишки. Странно, ведь если есть шишки, то должны быть и белки? А вокруг тихо. Кунсайт напрягал слух изо всех сил, но не мог уловить ничего кроме ветра и их шагов. С одной стороны понятно — лесные обитатели поумнее столичных магов, и, почуяв волнение Земли, попрятались. Инстинкт. Но все равно тревожно.
- Стой, — резко скомандовал принц, и Кунсайт едва успел натянуть поводья. Они стояли на краю небольшой полянки, самой обычной и непримечательной, каких двенадцать на дюжину. Кони недовольно фыркали — тоже ощущали неладное. Эндимион спешился, и, уцепив поводья за луку седла, стреножил своего иноходца. "Значит, дело долгое", - со вздохом подумал Кунсайт, проделывая то же.
- Ну что? — без особого энтузиазма вопросил он, наблюдая, как Эндимион бродит по краю полянки. Тот отмахнулся. Пошел в одну сторону, в другую, опустился на колени, ловя запах у самой земли. Наконец он вернулся к Кунсайту, и вид у парня был совершенно не обрадованный.
- Что на этот раз? — тут же вцепился в него Лорд.
- Мертвечина. — Эндимион прислонился спиной к ближайшей кривой сосенке. — Тут полно покойников, умерших не своей смертью. — Кунсайт бросил настороженный взгляд на такую безобидную с виду полянку, понимая, наконец, почему друг не хочет по ней ходить, да и ему не дает.
- Урок, — наконец открыл рот Лорд Севера. — Сегодняшняя задача.
— Взята из истории, — подтвердил его догадку Эндимион. — Здесь была битва, после которой никто не позаботился упокоить павших. Может, некроманта не нашлось?
- Где ты видел боевой отряд без некроманта?
- Ну, может, тоже пал. Тогда здесь втройне опасно.
- Так что, возвращаемся? — задал вопрос Кун, хотя и сам уже понял — нет, не возвращаются. Времени в обрез. Вспышку тушить надо, а иначе охватит пожаром ближайшие очаги. Пойди, потуши потом... А то, что тут незапланированное кладбище, — так это их проблемы. Что самое обидное — эти, которые перед туманными зеркалами сидят, знать ничего не знают. Они не чуют мертвого духа и не понимают, почему они двое точат лясы вместо того, чтобы работать.
- Источник на поляне, — продолжил между тем принц. — Питает. Качнем равновесие — встанут.
- И будет нам несказанное счастье, — закончил за друга Кунсайт, живо представив себе два десятка зомби во главе с некромантом. Картина была, прямо скажем, радостная — дальше некуда.
- Пойдем, что ли. — Эндимион отлепился от своей сосны. — Будем осторожничать. А разбудим — увидят. Есть от этих туманных зеркал хоть какая-то польза, пришлют помощь. Тогда главное — продержаться.
- Угу. — Кунсайта эта перспектива тоже не вдохновляла, но выбора им все равно не оставили.
- Если вылезем сами — пойду в ученики к да-Кассару, некроманистее его я уж и не знаю кто быть может.
И они ступили на полянку. Ступили, как ступают на первую кочку обширного неизвестного болота. Или как минер-алхимик на свое первое не учебное поле.
Шаг, еще шаг, еще.
Самое сложное — удержать. Сила стихии, способная пошатнуть равновесие полянки, не должна выплеснуться. Нести ее было — как блюдо с водой. И чтоб ни капли не пролилось!..
Шаг. Еще. Еще раз.
Эндимион остановился у небольшого овражка, даже, пожалуй, и не овражка-то, а колдобины, и сел на корточки, протягивая руки. Северный маркграф знал (друг ему рассказывал), что успокоить Землю - это все равно, что успокоить взволнованное животное. Причем всеядное, неизвестно чего желающее и непонятно к чему склоняющееся в данный момент. Сейчас же он просто стоял за спиной принца, зорко поглядывая по сторонам. По молодости лет он не знал, как собираются неупокоенные в случае чего выбираться наружу, но представлял это примерно как выкапывание кротов.
Он не ошибся.
Земля неподалеку, шагах в двадцати, вспучилась, и новообразованная горка вздрогнула.
- Энд... — Ноль реакции — Энди-и! — Кунсайт потряс принца за плечо. Тот, не отрываясь от своего овражка, ответил:
- Если я уберу руки, они вылезут все. — Не рассуждая дальше, Кунсайт потянулся за мечом. Из земляной горки уже показались руки — если потемневшие от времени кости с болтающимися на них наручами можно назвать руками.
- Интересно, как его убивать, если он и так мертв? — вопросил в пространство Эндимион. После чего резко вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону, рванув за собой уже принявшего боевую стойку Куна.
- Что еще? — нахмурился тот и осекся, увидев вздрагивающую землю в овражке.
Они привычно встали спина к спине, стараясь не поддаться эмоциям. В конце-концов — это же просто зомби, еще один Лабиринт Манекенов. Чего боятся мертвых? Живых бойтесь. А мертвые — они безобидные. По крайней мере, пока лежат. Вот и пусть себе лежат...
Зазвенела сталь. Оружие нападающих, хоть и пролежало немало в земле, держалось неплохо, сразу видно работу мастера. И логика мертвых была ничуть не менее мастерской: явились какие-то, потревожили. Ну ничего, скоро никого уже трогать не будут — станут, как все.
- Как думаешь, сколько нам ждать?
- Два поворота. А то и три. — Воистину, время беспощадно...
- А выстоим?
- А варианты?
Звон, звон, звон. Набег — отход. Если разобьют поодиночке, считай, уже полегли. Достать по нескольку раз успели уже обоих, несерьезно, но неприятно до крайности. Только ранений им в такой ситуации и не хватало.
Внезапно поляна под их ногами дрогнула. И не так, как до этого — в отдельных местах, мелко, нет. Она дрогнула, как единый пласт Мира, монолит реальности. А потом — словно очень медлительная волна, словно бредовый сон курильщика цветов майи-иллюзии, растущих, кстати, только здесь, в восточных долинах — покатила вперед. Неотвратимо, словно время, недавно поминаемое бойцами.
Они никогда так не бегали. Даже когда смертельно, недопустимо опаздывали, когда вставал вопрос нужного и ненужного, когда... Да никогда, сказано же.
Ибо вопрос был — жизни и смерти. Когда они оглянулись, вместо полянки между сосенок высился курган, похожий на те, что оставляли в степи кочевники-скотоводы. Кунсайт оглядел эту панораму, замечая торчащие кое-где кости и железки. Ну, отсюда так быстро не выкопаются... Он обернулся к принцу как раз вовремя, чтобы увидеть, как тот сползает по сосне прямо на снег, сам — белее этого снега, и роняя на наст капли крови — не из ран, а всего лишь из носу. Однако Кунсайта это "всего лишь" совершенно не успокоило.
- Ты что сделал?! — взвыл он отчаянно.
- Не знаю, — улыбнулся Эндимион и потерял сознание.

*****************************
Когда он открыл глаза, то был приятно удивлен, ибо приглушенный свет его не беспокоил. Повернув голову, он опознал темно-синий полог своей кровати, на которой спал, дай Небо, раз в месяц. В основном — как раз после таких происшествий. Снаружи доносились голоса:
- Я сказал — нет. Пока он не очнется.
- Но я должен осмотреть... Моя обязанность...
- Почтенный, я что, неясно выразился? Пока мессир не придет в себя — никаких осмотров, вместе с вашими мазями-бальзамами. Ступайте, я вас извещу.
Эндимион улыбнулся. Переупрямить Кунсайта — все равно, что двигать гору. И то, пожалуй, гору — это перспективней. Когда за лекарем закрылась дверь, он слегка отодвинул полог. Кунсайт тут же подошел. Его раны уже были перевязаны, но явно самостоятельно, без должной квалификации. В Гильдию Целителей его, что ли, отдать? Вот там обрадуются...
- Шестая стража, день тот же, — не дожидаясь вопроса, возвестил маркграф Севера. — Некроманты уже окончили полевую практику. Геомант в шоке. Что ты натворил, чудовище?
- Я... — принц попытался сесть, но был вынужден отказаться от этой перспективной мысли, особо отметив, что Кунсайт даже не попытался уложить его обратно, очевидно, догадываясь о состоянии друга. -Я просто подумал: если я могу взять у Земли, то я могу ей и дать, — пояснил он. — Но немного того... Не рассчитал. — В ответ на сие чистосердечное признание ему был продемонстрирован кулак.
- Еще раз такое отколешь — не посмотрю, что принц, сажай потом на гауптвахту, — заявил потомок северных владык. - Предупредить мог? Я чуть мозгами не тронулся, все, думаю, последний из династии Небу душу отдал. Или Земле.
- Примерно так оно и было, — кивнул Эндимион. Лорд покачал головой, после чего отошел и вернулся с подносом.
- Ешь, несчастье. Все, что есть — надо, ты много сил потерял.
- А не лопну? — иронично поднял одну бровь принц.
- Ничего, я неплохо штопаю, — невозмутимо парировал Кунсайт.
- Где и научился только...— хмыкнул Эндимион, берясь за двузубую вилку. Серебро приятно захолодило руку, стертую сегодня днем оплеткой рукояти меча. Кунсайт взирал на эту картину умильно, словно любящая бабушка на внука, приехавшего погостить.
- Знаешь, чего я сегодня подумал? — сменил тему беседы принц. Кунсайт хмыкнул.
- Я, конечно, частенько ловлю твою волну, но это еще не значит, что я мастер-телепат уровня хорошего стихийного менталиста.
— Так вот, — словно бы не слыша этой тирады, продолжил Эндимион. — Я так прикинул: будь нас на той грешной полянке хоть трое — хрен бы они повставали.
— Что ты несешь, головой ударился?
— Нет, ты послушай! Нас — два стихийных мага, земля и вода. Это смежные. А был бы воздух — дал бы он земле так быстро подняться?
- То есть, ты хочешь сказать, что нам нужен третий в команду?
- Сегодня бы не помешал. Мы, конечно, прилежные и старательные студиозусы... Что за смех в зале? Еще никто не умер! Так вот, все хорошо, но чужую стихийную магию нам не осилить.
- Снусмумрик, чучундра в перьях, — вздохнул Кунсайт. — Ну сколько раз можно тебе говорить, ну читай же ты дворцовые архивы! И порядок, и свод правил, и даже этикет!
- И кто тут у нас головой ударился? — Эндимиону все-таки удалось принять более вертикальное положение, не прибегая к помощи подушки. Кун на него глянул отработанным за долгие годы знакомства взглядом, означающим примерно "чем бы дитя ни тешилось, абы не брало заложников". Однако заставить померкнуть энтузиазм Энда такой ерундой было нельзя, тем более что он попутно предавался невоспитанному безобразию, запрещенному всеми мыслимыми и немыслимыми правилами поведения, — еде в постели.
— Это я к тому, — продолжил маркграф, — что тебе положено иметь в окружении Лордов-стихийщиков всех недостающих элементов. То есть тебе остались огонь и воздух, если, конечно, меня не выгонишь и место воды не освободится.
- Не мели ерунды, — сурово отозвался принц. — Делать мне больше нечего, как тебя выгонять!..
- Так что, мессир, мне давать запросы на стихийщиков по всем Департаментам и Гильдиям?
- Не надо, Кун. Я займусь поисками сам.
- Ну как знаешь. Поел? Тогда давай посуду и ложись спать.
- Лучше дай мне во-он тот кирпичик, — отозвался Эндимион, отдавая поднос и кивая на стол, заваленный книгами. - Заснуть у меня сейчас все равно не выйдет.
- И я еще после этого трудоголик, — хмыкнул Лорд Льда, и отправился в указанном направлении.

******************************
- Ну и как тебе? — Эндимион обернулся на голос, хотя и без того знал, кто являлся автором вопроса. И что вопрос относится явно не к окружающему их помещению — дальнему углу, отгороженному драной рогожей от остальной казармы.
- Дрянь, — коротко отозвался Эндимион, и тихо рассмеялся — хрипло и без веселья. Кунсайт уже привык к этому хриплому смеху и к такому же хриплому голосу, а сначала все приставал, не курит ли друг чего. Нет, друг не курил. Просто переставал быть мальчишкой. И старая латаная куртка из ниши за картой перестала висеть на плечах.
- Ел?
- Ел.
- Когда?
- Утром.
- Какого дня?
Эндимион вздохнул. Государственный Совет, всю жизнь искавший на него управу, проморгал ее под собственным носом. Лорд Льда, не дождавшись ответа, и зная, что раз молчит — значит, врать не хочет, вытряхнул из сумки пол ячменной лепешки и пучок зелени. Энд понял, что без этого он сегодня спать не ляжет, хотя и очень хотелось.
— Как дела там? — продолжил беседу Кун, усаживаясь на свой спальник. Впрочем, больше сесть было все равно некуда — на огороженном пространстве десять шагов на шесть находились два спальника, расстеленных на охапках уже подсохшей травы, и масляный светильник.
- Не густо. — Эндимион вгрызся в лепешку, больше похожую на сухарь. Впрочем, так даже лучше, сухари он любил, а ничего получше все равно не найдется в округе полуста лиг. Жить буквально на подножном корму он привык давно.
— Мы выбили примерно половину роты, до завтра они восстановят эти потери и снова заткнут дыру. Алхимики тянут резину, не могут закончить в пределах трех дней, а столько мы там не продержимся.
- Давай, может, я съезжу?
- Зачем? — удивился Эндимион. — Нелогично. Во-первых, у тебя есть свой кусок, а во-вторых, мне спокойнее, когда за спиной ты, а не морда из Департамента Военного Времени
- Морд там немерено, можешь начистить, — отозвался Лорд. Сидя, обперевшись спиной о глинобитную стену, и положив на колени свой фламберг, он добросовестно его чистил.
- Нельзя, — ответил на это интригующее предложение принц. — Срок обучения еще не истек, а до выпускного работать запрещено. — Они говорили о законах Гильдий. Впрочем, в последнее время юридические тонкости мало кого интересовали. По военному времени вообще мало что кроме выживания интересует. Тем более, когда за все отвечать тебе.
Королевство, в котором правитель — сопляк, не прошедший курса обучения, — лакомая добыча. Пока оное королевство решало внутренние проблемы — его не трогали. Кому нужно червивое яблоко? Но как только вещи встали на свои места... Сначала созвездие Гончих Псов, на веки вечные зарекшееся разговаривать с принцем Терры, нарвавшись на его задумчивое "Ребята, да вы гоните...". Потом — пираты с астероидов. И вот теперь — параллельная реальность, стремящаяся поглотить соседку. Как говорится, не было печали...
Эндимион наотрез отказался вести войну так, как это делают все нормальные правители. Общая координация и разработка стратегий — это хорошо, но лучше заниматься этим в непосредственной близости от того, что при дворе почтительно именуют "театром военных действий".
Дожить бы до антракта...
- Значит так, — дожевывая руколлу, Эндимион потянулся за картой. — У нас вот здесь — видишь? — были две тысячи резерва, завтра возьмешь их с собой. Гони через Мокрый тракт. Нет, не резерв — этих красавцев, соседей наших. Встречу. — Глядя на знакомого с песочницы друга, Кунсайт все больше и больше убеждался в мысли, что зеленая кисточка руколлы в пасти волка — всего лишь недоразумение. Или явная провокация.
- Сколько у меня будет времени? — деловито спросил Лорд. Эндимион задумался, уперев острый подбородок в кулак. Кунсайт не мешал.
Да, кому сказать, что на самом деле судьба Терры решается в этом Небом забытом углу и что решают ее два отощавших и явно не здоровых на голову ободранных бродяги с красными от недосыпу и других, куда менее мирных причин, глазами... Нет, лучше уж такого не говорить, глядишь, и проживешь дольше.
Снаружи раздались торопливые шаги. Эндимион не стал дожидаться, пока их хозяин окажется внутри, и пошел навстречу. Кунсайт от своего занятия отрываться не стал — скорее всего, шаги принадлежат вестовому, а коли так, то скоро все новости ему поведает принц, когда вернется. Тот действительно вернулся и даже с новостями, правда, совсем не с такими, каких ожидал Лорд.
- Пошли, — хмуро бросил Энд. — Поможешь. — А по дороге к соседней казарме — такому же длинному и узкому зданию — пояснил: - Это пополнение. Знаешь, из тех, которому редко радуются: новички-волонтеры и рекруты. Ну и наемники, куда ж без них...
- Понятно. — Дальше Куну объяснять нужды не было. Вышеперечисленные личности не имели ни малейшего понятия о том, что такое порядок и дисциплина, вдобавок ко всему превращая свою стоянку в игорной притон. Фокусы эти приходилось пересекать по несколько раз на дню и вдобавок ко всему — разнимать очередных спорщиков, у которых, не встрянь между ними вовремя, дело дойдет до дуэли — а тут каждый клинок на счету. Вестовой бежал перед начальством, показывая дорогу, но в нужную дверь пропустил первыми и, как понимали друзья, не из вежливости.
Такого бедлама они давно не видели, — пожалуй, с тех самых пор, как хозяин "Края Зари", лучшей цветокурильни в столице, явился выяснять отношения со старым Фэнном и его людьми.
Впрочем, там после побоища было почище...
Кроме масляных светильников и факелов, пристроенных на железном обруче под потолком, здесь были еще и магические шары-светильники (приказ по всей армии об экономии магической энергии, очевидно, был проигнорирован). Сдвинутые козлы, лишенные всех покровов, образовали столы. Небо их знает, где новоприбывшие достали выпивку, но она у них была. На вошедших внимания никто не обратил. Даже после попытки вестового объявить о прибытии командования. Принц окинул обитель порока любопытствующим взглядом и остановился на обруче под закопченным потолком. Вернее, на удерживающей его цепи, проржавевшей еще в прошлом веке. Неторопливо достав меч из ножен, недоучившийся асассин перерубил это кузнечное недоразумение у самой стены, где оно крепилось ко вбитому в эту самую стену крюку. Обруч, вместе со всем содержимым, рухнул четко в центре помещения, погребя под собой один из "столов". Игроки поспешно принялись тушить горящее масло, проклиная все на свете и в первую очередь — того, кто стал причиной данной катастрофы. Если бы хоть десятая часть из этих пожеланий исполнилась, кое-кому пришлось бы умирать долгой и мучительной смертью, причем еще и не один раз. Эндимион тем часом легонько тронул Кунсайта за локоть, но тот и так все понял — в мгновение ока пламя сникло, а масло заледенело, застыв твердой коркой.
Вот теперь присутствующие обернулись к двери. Которой тут же не замедлил воспользоваться вестовой. В образовавшейся тишине Кунсайт обернулся к принцу:
- Разрешите доложить, тут на полтора десятка нарушенных статей устава наберется. Построить нарушителей?
- Отставить. Не уверен, что они умеют строиться. — Эндимион привычно потянул носом воздух, и неторопливо направился вглубь казармы.
- Вы, господа, — он явно намеренно обращался к игрокам как к штатским — полагаете, что за это, — он обвел помещение рукой таким жестом, словно собирался немедленно его испепелить, — вам и будут платить? Скажите, вы действительно так думаете?
Он остановился напротив стола с новобранцами — ребятами, не старше его самого — оставив за спиной другой стол, с наемниками. Кунсайт мысленно побился головой о глинобитную стену казармы, и так же мысленно воззвал к стратегическому таланту друга.
Талант молчал.
В отличие от своего хозяина. Впрочем, тот тоже был немногословен.
- Ведите себя как воины — и получайте за это деньги. Игрокам денег не платят. Их отнимают.
- Ты еще скажи, что сам не играешь! — донеслось из-за стола, который был сзади принца. Голос молодой, и говор, сильно отличавшийся от наречий наемников. Кунсайт торопливо поискал хозяина голоса взглядом, и так же торопливо ментально подергал друга — обернись, ну обернись же!
Тот и не подумал.
- Нет, — отозвался, и прошел чуть дальше.
- А со мной? — не унимался голос.
- Ни с тобой, ни с самим Небом. Тем более что ты шулер.
- Что-о-о?! — Стол полетел в сторону. Спорщик вскочил на ноги, давая всем присутствующим возможность разглядеть гордую осанку, недешевое снаряжение и костюм, подобранный с немалым вкусом. Оценить и позавидовать.
Разве что вот некоторые как стояли спиной, так и стоят, увлеченные сбором колод, фишек, костей, и других подобных предметов. С клятвенным обещанием вернуть по первому требованию сразу же по окончании войны.
- Что ты сказал?! Повтори!
- Шулер ты, — покладисто повторил Эндимион, не отрываясь от своего дела.
- А как же ты это определил, если сам не игрок? — Спорщик победно оглядел всех присутствующих — вот уж подловил, так подловил!
- Карты атласные — бесстрастно отозвался принц, и направился к двери. — И фонят, к тому же. Значит, вороженые.
- Гадаю я на них, придурок! — почему-то с обидой огрызнулся неуемный в спину. Эндимион молча закрыл дверь и улыбнулся Кунсайту, стоявшему у порога.
- Пойдем, что ли. Эти теперь сами разберутся.
Что делают с пойманным на горячем шулером, знали оба: видели не раз. Поэтому когда секретари с придворным целителем вкупе принимались допытываться, где это благородные отроки изволили расквасить царственный лик, оные отроки хором отвечали:
- В карты жульничали!
Казалось бы, на этом неприятная и скверная история должна была подойти к концу. Однако подобные милости не в правилах настоящих скверных историй. Едва вернувшись в обжитый угол, пришлось снова его покинуть. На пороге стоял, переминаясь с ноги на ногу, очередной вестовой — судя по нашивкам на плаще — из связных высшего офицерского состава. Он молча вручил пакет вышедшему первым на стук Кунсайту и стрелой унесся восвояси. Кунсайт слегка оторопел от такого служебного рвения, но пакет распечатал и глазами пробежал.
- Поздравляю, — сказал он подошедшему следом Эндимиону. — Мессир, вас вызывают на дуэль.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Sailor Moon | Добавил (а): Мамору_Чиба (07.11.2012)
Просмотров: 923

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн