фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 04:09

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Райнер Вольф. История Странника. | Глава 12. Вашингтонская Резня.»


Шапка фанфика:


Название: Райнер Вольф. История Странника.
Автор: Виталий (The_Shaman)
Фандом: Оридж.
Бета/Гамма: Tempy.
Персонажи: Райнер Вольф.
Жанр: Экшен, Размышления, Фентези.
Рейтинг: R.
Размер: очень макси.
Статус: в написании.
Размещение: только по разрешению автора.
От автора: духи - название джиннов.


Текст фанфика:

Проснулся я под звук будильника в мягкой постели. Пахло нежным ароматом свежего постельного белья и древесиной, из которой была сделана комната. Через иллюминатор на пол падали красно-оранжевые лучи восходящего солнца. Рядом с кроватью, у изголовья, стоял рабочий стол с открытой книгой и судовым журналом, несколькими ящиками для всякого барахла, органайзером и ноутбуком. У противоположной стены находился шкаф с огромным количеством книг по географии, морскому делу, математике, физике и другим точным наукам. Были там и литературные произведения Ницше, Толстого, Пушкина, Гёте. Справа находился ещё один гигант, но, вероятно, с личными вещами владельца комнаты. Далее, на входе, стояла стальная дверь, похожая на те, что были на кораблях XXI века.
Странные и непонятные воспоминания всё сильнее и сильнее тревожили меня; смутный страх закрадывался в грудь, пытаясь посеять панику. Всё больше и больше я узнавал свою каюту на линкоре «Аполлон», в которой жил, будучи офицером Британского ВМФ. На этом же корабле я командовал армадой в бою за Вашингтон, впоследствии захватив его. Я взглянул на свою металлическую руку и обомлел: она снова состояла из плоти и крови.
Мои худшие опасения подтвердил календарь, висящий на двери, с отмеченным числом: шестое августа 2030 года – дата Вашингтонской Резни.
- Почему именно это? – прошептал я.
Самое страшное, кровавое и ужасающее событие в моей жизни – вот куда меня отправил Вестник Кошмаров, упомянув что-то о «подарке». Быть может, это воспоминание, а, вернее, возвращение к нему, и есть презент? В таком случае, я упустил нечто важное тогда. Однако нелогично выходит: враг помогает врагу. Стоит ли воспринимать «подарок» как сарказм или же нет? Впрочем, я не знаю, как отсюда выбраться, поэтому придется отдаться на волю времени.
Вдруг в дверь дважды кто-то постучал.
- Войдите! – сказал я и испугался. Тело окатило холодом. Мой голос не был моим. Он стал более резким, грубым, приобрел металлические ноты. Что за чертовщина здесь творится?
В каюту твердым шагом вошел молодой джинн и отдал честь.
- Лерк? – Не поверил я своим глазам. В груди что-то сжалось.
Он удивленно взглянул на меня.
- Не узнали? Старший офицер, за одну ночь Вы забыли рядового Оникса?
- Нет…Не совсем, - Не отводя широко открытых глаз, я сел на кровати и отдал честь.
- Адмирал послал за Вами. Собрание начнется через час, в девять.
- Да…Точно, - Воспоминания кое-как освежались, пока разум судорожно пытался понять факт того, что Лерк жив.
- Что с тобой стряслось, Вольф? – не понимал мой мёртвый друг. – Смотришь как на привидение.
Я потупил взгляд.
- Нет, ничего.
Лерк недоверчиво хмыкнул, но, как обычно, не стал задавать лишних вопросов и, судя по стуку сапог и закрывшейся двери, сослуживец отдал честь и удалился.
Странно видеть мёртвого товарища, который говорит о не менее мёртвом адмирале Кённикстеде.
Я попал в реальное прошлое. Что ж, будем импровизировать. Может быть, даже смогу исправить кое-какие ошибки, уменьшить потери, узнать, о чём говорили они, или спасти старых знакомых. Хотя, пожалуй, только исправлю свои ошибки. Чужие жизни теперь ничего не значат.
Я встал с кровати, подошел к шкафу с одеждой и переоделся в черные штаны, заправив их в армейские ботинки, отполированные гуталином. Надел белую выглаженную рубашку, добытую из того же источника, а сверху накинул черную тканевую куртку с погонами и красными линиями на рукавах и по бокам. Взяв подмышку папку с необходимыми документами со стола, я вышел из каюты.
Корабль уже ожил. Повсюду сновали матросы, офицеры на ходу заполняли какие-то бумаги, тянуло запахом вкусного завтрака; непривычно сильная качка и отсутствие дребезжания корпуса сбивали с толку. Я прошел в столовую по знакомому маршруту, поел и уже сытым отправился на капитанский мостик.
Подойдя к двери, я услышал разные голоса, спорящие друг с другом. Это дежавю несколько испугало меня, но все же я, постучав в металлическую дверь, вошел.
Вокруг круглого стола, на котором лежала карта Вашингтонской гавани, находилось пятеро человек, одним из которых был адмирал, и четверо джиннов, включая Лерка, исполняющего обязанности моего помощника. За столом располагались длинные системы компьютеров, за которыми сидели навигаторы, радисты и акустики в наушниках, шифровальщики и несколько старших лейтенантов, следящих за тем, чтобы каждый в точности выполнял свою работу.
- Райнер Вольф, - медленно, растянуто, проговаривая каждую букву, сказал адмирал Кённикстед и отдал честь.
Я вытянулся по стойке «Смирно» и отрапортовал:
- Райнер фон Тильманн Вольф, старший офицер, тактик прибыл в Ваше распоряжение, сэр!
Слева от грузного адмирала в белой форме стоял тощий и высокий вице-адмирал Докинз с длинной козлиной бородкой, трое джиннов-командоров в черной форме: Рангер со снежно-белой гривой, Кларенс с красными волосами и чисто выбритый Аленер. Справа стояли четверо людей в черной форме с белыми узкими полосками по бокам и погонами командиров первого ранга и Лерк.
- Тактик от Бога, как же, - буркнул Докинз, а Кларенс одобрительно кивнул.
- Итак. Вот план нападения на американцев, - медленно проговорил адмирал и, взяв указку, ткнул в карту, на которой зелеными, красными и черными стрелками были отмечены действия союзников, предполагаемые и разведанные действия противника. – Сначала десять кораблей под началом вице-адмирала атакуют левый фланг врага, отвлекая на себя группу Вингира. Затем центральная флотилия вместе с подлодками идет в лобовую атаку. Поддержка с воздуха будет обеспечена командором Рангером, который уничтожит береговую оборону противника в гавани. После того, как завяжется бой в середине, группа Вингера должна быть уже уничтожена, а вице-адмирал – присоединиться к сражению. Правый фланг американцев так же ввяжется в бой, и тогда группы Аленера и Кларенса обойдут их с тыла. После уничтожения отрядов Линкерса и Тонела на центре победа будет обеспечена.
Адмирал объяснял этот простецкий план около двадцати минут, водя указкой по карте, а когда закончил – глубоко и тяжело вздохнул. Командоры на каждое слово важно кивали и мычанием восхищались стратегическим гением Кённикстеда. Лерк стоял с задумчиво-хмурым лицом, но вряд ли его интересовал план нападения, ведь он не командир. Может быть, сослуживец вспоминал Алерию – его возлюбленную.
Наивная глупышка покончила с собой, как узнала о смерти моего помощника. Любовь, это, быть может, и прекрасное чувство, но вряд ли из-за него нужно кончать жизнь суицидом. Поспешно принятое решение чаще всего является неверным, к тому же самоубийство – крест, поставленный над жизнью из-за временных проблем, – совершенное безумие. Не потому, что по какому-то древнему верованию суицид – самое страшное преступление, нет. Это просто глупо.
Итак, столь примитивный план не мог не вызвать моего негодования.
- Адмирал, - сдержанно обратился я к Кённикстеду, - Ваши решения, несомненно, будут эффективными, но не в этих условиях.
Военные, окружавшие адмирала, начали перешёптываться с недовольными и презрительными лицами. Лишь Лерк молча стоял всё с тем же задумчивым видом.
- Гм… И что же Вы предложите нам?
- Здесь, около рифов Лорена, - я пальцем обвёл скопление коричневых точек справа от Вашингтонской гавани, - можно устроить засаду подводных лодок, на которую основные силы выманят противника. Залп торпед во фланг сильно навредит вражеским тяжелым крейсерам, являющимися основной атакующей силой. Также если, как Вы и предложили, уничтожить береговую оборону авиацией, то здесь, в бухте Ал-батрос, - я показал на небольшую ложбинку слева от гавани, - следует высадить десант с пушкой Гаусса, чтобы с холма ударить ею в тыл вражеского флота. Если и отвлекать группу Вингера, то стоит предоставить это командору Кларенсу, в распоряжении которого имеются комплексы «Винхенштейн». С их помощью можно мгновенно уничтожить быстрые ракетные катера класса «Ретте». Да, их перезарядка занимает около четырёх часов, но выведение из боя группы Вингера, имеющей возможность сломить весь левый фланг, оправдывает столь большую потерю во времени. Флагман «Аполлон» вступит в бой лишь тогда, когда нужно будет переломить ситуацию или после развертывания пушки Гаусса в бухте. У меня всё.
Я выдохнул.
Несколько минут все стояли молча. Несомненно, можно было даже услышать скрежет мозгов, пытающихся переварить мною сказанное, если бы не разговоры матросов, лейтенантов и пикающие звуки приборов на капитанском мостике.
- Ну, что же, - проговорил адмирал. – Неплохое предложение, старший офицер.
- Извините… - начал Рангер.
- Да?
- Мы не успеем захватить Ал-батрос до начала атаки главных сил из-за постов охраны, расположенных на холмах, не говоря уже о близости основных пехотных подразделений американцев, - уверенным и громким голосом завершил командор.
- Огонь артиллерии с дредноута «Конкорда» сломит вражеское сопротивление на подходах к гавани, - парировал я.
- Если засекут подлодки, то вся наша атака захлебнётся. Хлипкий план, - язвительно заметил Кларенс.
- Как же покрытие «Ла-Ньер»? Американцы не обладают технологиями, способными раскрыть какой-либо объект под этой плёнкой, - не без веселой гордости, ответил я.
- Пушку Гаусса может вывести из строя любой гранатомет. А без неё, как я понял, с тыла ударить будет нечем. Кто будет оборонять столь дорогую и ценную установку? – спросил Докинз, акцентируя внимание на слове «дорогую».
- Отряд Лорикса и гвардейцы Минегля. Также в бухту будет высажена противопехотная бронетехника. После разгрома флота они помогут захватить город, атаковав с фланга.
- Думаю, Райнер Вольф ответил на все ваши вопросы, господа, - устало проговорил адмирал. – Операция назначена на одиннадцать часов. Действуем по плану, предложенным старшим тактиком. Всем разойтись по назначенным местам, - Кённикстед отдал честь. За ним последовали все присутствующие на совете.
- Вольно.
Командоры неспешно, выставив грудь вперёд и перешептываясь, поливая желчью «мерзкого и никчемного старшего офицера», вышли с капитанского мостика. Вице-адмирал, презрительно взглянув на меня, погладил свою тощую бородку и отправился вслед за джиннами. Командиры первого ранга, не интересующиеся ничем, кроме войны, с шутками и прибаутками разошлись по назначенным им местам на капитанском мостике – они управляли связью, координацией, вооружением и другими, не менее полезными, делами.
Лерк вышел из оцепенения лишь по команде «Вольно!», перед этим механически отдав честь.
- Сейчас кое-что случится, - устало прошептал я. Одновременно было интересно узнать, что упущено мной, и в то же время проходить по второму кругу – ужасно скучно.
Вдруг капитанский мостик взорвался, а нас с Лерком с огромной силой отшвырнуло к стальной двери и оглушило. Когда я очнулся, то увидел останки адмирала – его фуражку и погоны – и пылающий кусок палубы «Аполлона». Выла сирена, горели красные лампы; вода из противопожарной системы поливала огонь, охвативший остатки мостика.
В дверь начали стучать, и мы с помощником кое-как отползли. Её буквально выломала толпа командоров во главе с вице-адмиралом.
- Что произошло?! – ничего не понимая, спросил тот.
- Во-первых, у меня жутко болит голова. Во-вторых, - я указал на фуражку и погоны, - я принимаю на себя командование армадой.
И зачитал вылупившимся на меня, кипевшим злобой, презрением и немой яростью джиннам и Докинзу цитату из Устава ВМФ Британии: «После смерти старшего чина в бою, на его место встает ближайший к нему по званию, видевший гибель такового. Если таковых нет, то на его место встает ближайший к нему по званию во флотилии или армии. Если претендентов несколько…» - на этом я, спохватившись, закончил.
- Ладно, адмирал, - с кроваво-красным лицом сквозь зубы сказал вице-адмирал. – Каковы Ваши распоряжения?
- Назначаю Лерка своим помощником, - командовал я.
- Из рядового в капитаны первого ранга! – запротестовал Кларенс.
- Приказы не обсуждаются. Проводить атаку на Вашингтон согласно моему плану. Вольно! Исполнять приказ!
Джинны и Докинз вытянулись по струнке, отдали честь и разошлись по назначенным местам, недовольные, красные и полные злобы.
Я повернулся к помощнику.
- Готовы ли Вы к такой ответственности? – спросил он.
- Чуть больше, чем полностью, - уверенно ответил я и повернулся к разрушенному капитанскому мостику.
Огромная дыра, зияющая на палубе, обеспечивала мне прекрасный обзор на театр военных действий: вдалеке виднелась тонкая коричневая полоска – берег, боевое построение флотилии противника в две линии, правее – рифы Лорена, у которых уже должны быть подводные лодки. Слева только-только началось столкновение группы Кларенса и Вингира: воздух разрезало множество ракет земля-воздух-земля, уничтожая маленькие судна американцев.
- Расположить штаб здесь, - приказал я Лерку.
- Есть! – Он убежал исполнять команду.
Я подошёл к чудом уцелевшей рации.
- Говорит новый адмирал Британского флота. Я, Райнер фон Тильманн Вольф, временно занимаю его пост по причине гибели адмирала Кённикстеда. Командор Кларенс, командор Аленер, командор Рангер и вице-адмирал Докинз, приступить к исполнению моих приказов.
Я несколько изменил ход истории ради эксперимента, внеся коррективы в план по захвату Вашингтона. В прошлый раз пушка Гаусса так и осталась до конца битвы в резерве и использовалась лишь в наземном наступлении, и приказал Кларенсу, а не Рангеру, вступить в бой с группой Вингира. В моей реальности войска Британии понесли большие потери из-за моих ошибок. Возможно, сейчас я их исправил.
Атака прошла лучше, чем я ожидал. Всего лишь за три часа флот американцев был полностью уничтожен, и в два часа дня мы начали высадку пехоты в город. Пушка Гаусса пережила битву, а воздушные силы уничтожили береговую оборону противника, понеся небольшие потери: два бомбардировщика из тридцати самолётов.
Солнце стояло в зените, освещая курящийся полуразрушенный город, над которым кружили падальщики. Повсюду были расшвыряны мертвые обезображенные тела солдат и гражданских – свинцовый дождь ста пятидесяти миллиметровых снарядов не пощадил никого: ни женщин, ни детей, ни стариков. Улицы недавно красивого и процветающего города превратились в кровавую гробницу. Всё, как и должно быть.
Я высадился в захваченном порту, где только-только развернули генштаб. «Аполлон» не участвовал в сражении и сейчас с разодранной верхней палубой мирно покачивался в гавани.
- Разрешите обратиться, - сказал Лерк.
Я кивнул и надел адмиральскую фуражку.
- Неужели победа оправдает все смерти, всех погибших здесь людей и джиннов, разрушение городов? – робко, с ужасом спросил помощник, оглядывая кровавый порт.
- Цель всегда оправдывает средства, - спокойно ответил я и столкнул труп в море. – Город можно восстановить. Люди и джинны на войне – всего лишь ресурс, средство для достижения победы. А что обеспечивает победа? Мировой контроль. Окончательная победа создаст единое мировое государство. Я сражаюсь не за Родину, потому что она заканчивается на границе Великобритании. Я сражаюсь за мировое господство моей страны, - в груди что-то торжествовало и ликовало. – Только представь: единая страна, единая культура, единые нравы, единый и, что самое главное, ускоренный прогресс, единые достижения. И тем не менее люди и джинны будут личностями, потому что сохранят в себе частицу прежней культуры. В таком случае возможны бунты и революции, не так ли? Да, не всем дано понять преимущества единой системы. Значит, стоит убедить народ в её эффективности, дать больше свобод, чтобы потом медленно и плавно отнимать их, возвращая государство к настоящей демократии. Пара гражданских войн – и всё уляжется. Утопия, мой друг!
Я, вдохновлённый, вздохнул.
- Разве это не монархия? Ведь вряд ли выборы будут честными, большинство же не захочет видеть в правительстве чужестранцев! А гражданские войны? Это ещё большие потери среди населения! – возразил Лерк.
- Мы же в едином государстве, не забывай. Главное донести до народа эту идею. А поможет донести её многонациональное правительство, которое потом так же медленно и плавно станет полностью британским, - мечтательно ответил я. – А войны…Они будут, безусловно, но мы сможем выиграть их и подавить бунты! Цель оправдает средства. Как я уже говорил, население можно восстановить.
- Вы говорили это про город, - хитро заметил Лерк.
- Согласись, то же с населением, - парировал я.
- Всё же Ваши методы безумны и циничны, - уныло сказал помощник.
- Зато рациональны и эффективны.
- С тобой невозможно спорить, Вольф, - пробурчал друг.
Я хмыкнул и ещё минут десять оставался под томительным покрывалом мечты. Сейчас, после Потопа, этой мечте не дано сбыться.
Между тем мы уже дошли до главной палатки генштаба, расположенной близ портового управления. Внутри стоял стол с картой города, армейские командоры и генерал Рейхнарс – рослый человек в сером камуфляжном костюме, погонами генерала и каске, с грубыми чертами лица и резким взглядом, так называемым «взглядом убийцы», коричневых глаз исподлобья.
Я отдал честь.
- Адмирал Райнер фон Тильманн Вольф прибыл в Ваше распоряжение!
Он поступил так же.
- Генерал наземных сил Великобритании и командующий операцией «Риктед» Рейхнарс фон Минташтейн Миллер.
- Назначен на пост адмирала вследствие смерти Кённикстеда в бою согласно Уставу, - доложил я.
- Это не имеет значения. Порт взят, флот разгромлен. В городе сосредоточены большие силы противника. Около десяти танковых дивизий, пятидесяти мотострелковых; обеспечивается поддержка артиллерии, как минимум шесть тяжёлых зенитных установок и пятнадцать, небо защищают комплексы ПВО. Вашему отряду, Вольф, предстоит пробраться сквозь канализацию в тыл противника и уничтожить ПВО, открыв путь авиации. Начинайте немедленно.
- Есть! – Я отдал честь, развернулся и покинул палату, надев фуражку.
Передо мной стоял взвод новобранцев. Судя по форме, пять из них было разведчиками, двенадцать – спецназовцами, десять – стрелками и трое - инженерами. Лерк стоял с необычным для него выражением лица: глаза в пол, тело осунулось, взгляд полон скорби.
- Ты что? – спросил я.
- Снова предстоит убивать, - тихо и грустно сказал помощник.
- Это армия, - я указал на взвод и уже громче продолжил, – и мы на войне. Здесь можно и нужно убивать. Либо мы, либо нас. Все знают задачу?
- Сэр, да, сэр! – хором ответили бойцы.
- Хорошо, - я исподлобья осмотрел парней.
Молодые, горячие, они ещё не знали всех прелестей настоящей битвы. Здесь главное – не щадить противника. Промедление – и тебя пакуют домой. Смогут ли они убивать людей и джиннов? Вряд ли все психологические тесты точны. Впрочем, необходимо приступить к выполнению задачи.
- Взвод! К точке назначения бегом марш!
Парни дружно развернулись и побежали ко входу в канализацию. Видимо, я слишком мало там пробыл, раз судьба снова посылает меня туда.
Взвод спустился в воняющий коллектор, включил фонари и, сверившись с картой, направился в тыл противника. Не стоит снова описывать все прелести места, в котором я оказался уже третий раз. Скажу одно: канализация выглядела новее и чище.
Если мне не изменяет память, нас здесь ждал отряд американцев.
- Всем приготовиться к отражению атаки, - предупредил я.
Впереди был перекрёсток. Лерк доложил, что необходимо свернуть направо, и мы окажемся в пяти минутах от точки назначения. Вдруг вдалеке послышались тяжёлые шаги и знакомых звук ударов металла о камни. Взвод прицелился в предполагаемого противника, осветив его фонарями.
- Отставить. Смирно! – скомандовал я.
- Здравия желаю, взвод тридцать четвёртый, - сказал голос моего наставника.
Из темноты медленно вышел Рейв. Ещё молодой, он был закован в тяжёлые металлические доспехи, от которых в будущем остались только сапоги, сзади висел рюкзак, а в руках лежал громадный пулемёт.
- Полковник Рейв Мерон! Рады Вас видеть, - сказал я.
- Вольно, - Он положил оружие на плечо и выпустил обширное облако табачного дыма. – Прекрасные сигары, офицер, прекрасные. Спасибо за совет, - Наставник погладил красную гриву. – Генерал Рейхнарс приказал присоединиться к вам. Райнер Вольф, Рейв Мерон поступил в ваше распоряжение.
Я кивнул.
- Выступаем.
Нельзя терять времени. Ещё два поворота и засада. Интересно: смогу ли я уменьшить потери? Не помню ни одного пути, по которому можно было бы обойти американцев. Я попросил карту канализации и убедился в том, что придётся атаковать в лоб.
Несколько минут спустя мы пришли к роковому углу.
- Стой, – тихо скомандовал я и протянул тонкую трубку с держателем с зеркалом за поворот.
Взвод присел на одно колено.
- Враг, - с небольшой радостью доложил Рейв, посмотрев в зеркало.
Несколько мешков с песком, стационарный пулемёт и станция связи и отряд из сорока джиннов и людей – состав канализационной заставы.
- Каковы приказы? – обречённо спросил Лерк.
- Во-первых, поднять боевой дух, помощник! Во-вторых, рядовой Кирс, Вы же подрывник? Уничтожить укрепления противника.
- Есть! – Он достал из рюкзака небольшой металлический плот с моторчиком, положил на него заряд и отправил в плавание по стокам.
С помощью пульта радиоуправляемый корабль достиг мешков с песком. Шум потоков заглушил работу двигателя, поэтому плавучую мину никто не услышал. Зато последующий взрыв прокатился по всему коллектору, сотрясая стены.
- В атаку! – скомандовал я, и взвод ринулся в бой.
Пыль, песок, кровавая дымка и мёртвые тела – вот что осталось от заставы. Британцы осмотрели трупы, но ничего не нашли. Также мы добили двоих корчащихся от боли с оторванными конечностями американцев, один из которых пытался изуродованной рукой сорвать чеку с гранаты.
Вдруг по полю битвы пробежал большой рыжий кот, посмотрел на нас и убежал в темноту.
- Продолжаем движение! – Не придав значения странному животному, скомандовал я.
Взвод миновал маленькое побоище и через десять минут, взобравшись по лестнице, оказался в разрушенном дворе со сломанным деревом. Солнце всё так же палило, слышались звуки стрельбы, крики, шум двигателей.
Я выбрал наиболее целый дом и приказал занять его. Расположившись на втором и третьем этажах, взвод смог передохнуть. Рейв занял окно и следил за основной дорогой.
- Командир! – окликнул меня один из разведчиков. – Мы в пятистах метрах от комплексов ПВО. Кроме бронемашины пехоты и двух отрядов по тридцать человек и духов никого не обнаружено.
- Ясно. Рядовой Кирс! Уничтожить БМП противника по команде. Взвод, занять окна, готовиться к прицельной стрельбе по американцам. Двое – занять вход в дом, поставить «растяжки».
Когда все распоряжения были выполнены, началась самая интересная часть моих воспоминаний. И самая кровавая. Ничего не знающие американцы мирно разговаривали и шутили, показывали друг другу фотографии с гражданки, проверяли машину и ПВО, когда на них из окон смотрели дула гранатомётов, винтовок и автоматов. В груди проснулась жажда крови, которой я не помню. Внезапно захотелось разорвать противника голыми руками, причинить как можно больше страданий, как можно больше жестокости, убить как можно больше солдат. Это безумное бешенство я пытался унять около минуты и вернуть трезвость мыслям. Видимо, это и есть «подарок» Вестника. Жестокость, кровожадность и циничность – я ничего этого не помню.
- Догадался-таки, - иронично произнёс кто-то в голове.
Надо заканчивать этот кошмар.
- Да. Да! Кошмар, - ещё раз раздалось в голове.
- Взвод, - с отдышкой сказал я. – Начать стрельбу, - и, подойдя к окну, открыл огонь по противнику.
Улицы, и без того полные смерти и разрушений, заполнились криками и стонами; взорвавшиеся БМП и комплексы ПВО непроницаемым дымом покрыли трупы американцев, огонь пожирал мёртвые тела врагов.
- Передислоцируемся!
Мгновенно взвод выбежал из дома и, миновав квартал, оказался у второй цели. Снова заняли дом. Однако на этот раз охрана была усилена: две БМП и четыре отряда американцев. Теперь враги, видимо, послали несколько духов на разведку кварталов.
- Полковник, развернуть пулемёт. Инженеры, приготовить гранатомёты. Взвод, занять окна, - предвкушая ещё одно побоище, сказал я. – Огонь!
Свинцовый дождь разорвал вражеские силы, которые так и не поняли, откуда вёлся огонь. Внезапность атаки сыграла ключевую роль. Сто сорок человек было расшвыряно по улице.
Взвод покинул дом и передислоцировался в другой квартал, развернув в небольшом супермаркете штаб. Были выставлены часовые, налажена связь с основными силами.
- Генерал, говорит офицер Райнер Вольф. Комплексы ПВО уничтожены, артиллерия американцев в зоне доступа бомбардировки, - доложил я по рации.
- Вас понял. Армия начнёт атаку через пять минут. Вы в назначенном квартале?
- Так точно.
- К Вам выслан основной танк и БМП. Ждите. Конец связи, - в трубке послышалось мерное шипение.
А теперь нужно отдохнуть. Я облокотился на спинку стула, положил ноги на стол и прикрыл глаза.
- Райнер Вольф, - протянул полковник.
Я по привычке встал по стойке «Смирно!».
- Садись-садись, - Рейв облокотился на стену супермаркета и начал есть мороженое.
- Есть.
Ещё молодой, полный сил наставник был в прекраснейшем расположении духа. Судя по заметкам на его правом плече, его запомнили двадцать три человека как своего палача. В отличие от безумного Эдди, который упивается смертью, Рейв убивает стильно и красиво и частенько гневается, если что-то получилось не так.
- Что для тебя есть жизнь, Вольф? – задумчиво спросил наставник, облизывая пломбир.
Я исподлобья взглянул на него.
- Любишь ты задавать странные вопросы в такое время.
- Время постоянно и никогда не меняется, - отрезал наставник. – Сколько раз тебе можно повторять?! Оно вечно покойно, и лишь живое постоянно копошится, движется, чувствует, мыслит, убивает – словом, живёт. Беспокойно живёт, стоит заметить.
- Так точно. Жизнь для меня? Ничто. Так же, как и смерть. Эти понятия не важны ни в прошлом, ни сейчас и, думаю, в будущем не приобретут какого-либо наполнения. Слова «жизнь» и «смерть» бессмысленны. Они просто напоминают о том, в каком состоянии находится существо, - задумавшись, сказал я, достал карты из рюкзака и начал перетасовывать их.
- А само состояние? – устало спросил Рейв, в голосе которого чувствовался некий интерес.
- Ничто, как я уже сказал. Жизнь можно описать бесчисленным множеством слов, но всё это будет пустым. Я не могу дать точного определения состоянию жизни, - признав себя проигравшим, уныло ответил я и отложил карты.
Наставник доел мороженое, потёр подбородок, что-то пробурчал и ушёл.
Таким образом, слушая свист ветра, раздувающего пламя пожаров и разносящего смрад гниющих тел, пение беспечных птиц, отдалённый гул двигателей и разговоры солдат, я просидел около получаса, как вдруг стену супермаркета проломил танк.
- Эдди, - Воспоминания не угасают. Только не мои.
Башенный люк открылся, и старый друг вылез из металлической машины.
- Вольф! Рад тебя видеть! – задорно крикнул Эд и спрыгнул ко мне.
Мгновенно сбежался весь взвод с оружием наголо.
- Старший офицер Эд Аакирул. Смирно! – командовал я подчинённым.
Эдди с улыбкой на лице сказал: «вольно!».
- Собственно, мы – выше подкрепление, - глухо донеслось из танка.
- Ты и Логана притащил? – спросил Рейв.
- Так точно!
Наставник безнадёжно вздохнул, махнул рукой и полез в металлического монстра.
- Взвод! Занять боевую машину! В колонну за танком стройся! – скомандовал я и последовал за Рейвом.
Внутренности танка были весьма комфортабельными и рациональными: было, где развернуться, прекрасно работала вентиляция, боеукладка и двигатель располагались позади, за толстой пластиной стали, а экипаж находился в специальной защитной капсуле. Бронемашину слегка качнуло, и мы тронулись в конечную точку сбора близ спальных кварталов. По данным разведки, там находятся склады американцев. Помню, что там было за побоище…
Меня передёрнуло.
В этот прекрасный летний день, светлый и тёплый, окрашенный в серые, красные и чёрные тона, по одной из узких улочек Вашингтона ехали два металлических монстра. Было на удивление тихо, даже раскаты взрывов прекратились, стихли крики. Город, казалось, окончательно умер и опустел. Ворчание работающего двигателя, усталый скрип гусениц, завывание ветра, свободно разгуливающего по мёртвым улицам, запах бензина, железа и гнилых тел – всё это напоминало о той дыре, в которую я попал, - войне. Её очень удобно описать – достаточно одного слова: смерть. Вдруг где-то раздался выстрел гранатомёта, танк с ужасной силой разорвало, а последнее, что я почувствовал, - сильный удар.
Очнулся я под очереди выстрелов, недовольные крики Рейва и смех Эдди, стоны раненых. Чёрный дым затмил верхушки разрушенных домов, пожарище царило на поле боя. Сильно трещала голова и ломило тело. Всё плыло во взгляде.
- Вольф! Вы живы! – Услышал я Лерка, мгновенно оказавшегося рядом со мной.
- Что случилось…
- Засада американцев, - со злобой в голосе, ответил помощник.
- Уже…Как я пропустил это место? Чёрт! - Воспоминания подвели меня! Или же рассеянность? Думаю, оба компонента.
- В смысле пропустили?
- В прямом, мой друг, - я кое-как поднялся.
Ничего не болело, значит, кости целы, ран нет, но сильно болела голова. Я тронул затылок – внушительная шишка. Я чертовски везуч, раз отделался так легко!
Как же мы так попались легко? Чертовски иронично! Уже второй раз я задаюсь этим вопросом в один и тот же момент в жизни.
Вдруг послышался довольный крик американца, и я увидел винтовку, направленную в меня. Мгновение – выстрел. Снова смерть! Я вскинул автомат и убил нападавшего. Лерк лежал предо мной с раной в груди.
- Дурак! Зачем ты подставился под выстрел! – заорал я на него.
- Это моя обязанность…Спасти Вас, сэр, - хрипло ответил помощник.
- И при этом выжить! Меня никто не ждёт, в отличие от тебя, идиот!
- Алерия, - слабо улыбнулся Лерк. Его взгляд помутнел. – Она Вас никогда не простит.
- Из нас двоих должен был умереть я – одинокий волк!
- Вы нужны стране, глупый адмирал, - помощник испустил последний вздох.
Я негодующе вздохнул. На войне ты всегда был лишним. Слишком юный духом, ты не был готов к тому, чтобы убивать и видеть повсюду лишь смерть. Ничтожество с одной стороны, и герой – с другой. Впрочем, забыли. Тебя больше нет. Ты – прошлое, а прошлое стоит забыть. Я перешагнул бездыханный труп бессменного помощника и отправился на поле битвы.
За полуразрушенными домами прятался взвод. Наставник по своему обыкновению виртуозно выстреливал, как он сам говорил, «американскую дичь», Эдди безрассудно перебегал от одного укрытия к другому, по пути буквально раздирая противников саблей, Логан помогал Кирсу с подрывом вражеских укреплений. Всё закончится здесь. Кровавая и бессмысленная война закончится здесь! Десять минут спустя оборона противника была взорвана, и мы пошли на штурм. Не встретив особого сопротивления, взвод захватил склады снабжения.
Я спустился в подвал, чтобы осмотреть его и найти нечто полезное армии Великобритании, но услышал голоса. Один из двух собеседников говорил, нервничая и беспокоясь за что-то, а второй пытался его успокоить, обладая уверенным и грозным голосом. Как можно тише я подкрался к деревянной двери, из-за которой доносились голоса, и подслушал разговор.
- Нас разгромили! Вы же говорили, что он поможет нам! Враньё!
- Заткнись, ничтожный! – Послышался сильный удар и кто-то упал на землю.
- Что Вы делаете?!
- Не смей оскорблять господина. Человечество с джиннами никогда не сравниться на нами, раб. Мы помогли, но не вам, а себе. Ваше поражение – ключ к возрождению спасителя. Всё измениться с его приходом.
- Но Америки уже не будет! Останутся лишь развалины и пепелища! Вы бесполезный союзник!
- А вы – хорошие рабы, - заключил строгий голос. – Нам больше не о чем разговаривать.
Внезапно ужасно заболела голова, и я упал, схватившись за неё.
- Видишь?! Видишь! Вот он – мой подарок тебе. Теперь ты знаешь, кто развязал войну, кто управлял из-за кулис, кто отправил на смерть миллионы, кто убил твоего помощника, кто изменил огромное количество судеб и кардинально изменил ход истории! Вам, людям, никогда не достичь такого! Никогда! – Восхвалял себя старый знакомый.
- Я изменил историю только что. Этот мир уже не будет параллелен моему родному. Другие смерти, другие спасения, другие ресурсы и планы – всё новое! Изменить историю может каждый, не только Бог.
- Спорно. Ну ладно, я отпускаю тебя. Посмотрим, как ты изменишь неотвратимое в своём мире, - усмехнулся собеседник, и наступила тьма.








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): The_Shaman (16.03.2013)
Просмотров: 502

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн