фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 11:06

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Алиса в стране чудес

  Фанфик «Сердце Алисы | Главы 4-5»


Шапка фанфика:


Название: Сердце Алисы
Автор: Jara
Фандом: Алиса в стране чудес, American McGee's Alice, Alice: Madness Returns.
Бета/Гамма: serg_omen.
Персонажи/ Пейринг: Алиса/НМП.
Жанр: Экшен, Романтика, Ангст.
Предупреждение: Старалась без ООС, если не получилось - кидайте тапками.
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: R
Размер: Миди
Содержание:Ничто и никогда не проходит бесследно. Мир, что жив внутри, не вырезать с картинки ножницами. Если ты не хочешь возвращаться к нему, он придет к тебе. Каково это всю жизнь остерегаться малейшей искры, от которой загорится все внутри тебя? Каково лишать себя любого, что с ней сходно? Любого, кто может зажечь пламя…
Статус: в процессе.
Дисклеймеры: Ни на что не претендую, МакГи спи спокойно... Да и Кэррролл тоже, только в могиле...
Размещение: С разрешения автора.
От автора: Адын - произведение основано на играх больше, чем на творениях Кэрролла. Два - повествование ведется большей мерой не от лица Алисы. Три - сразу извиняюсь за корявый язык, он не мой родной, и учила его я сама. Четыре - фик будет в форме сказочки, мрачной но сказки;). Пять - приятного чтения (я надеюсь), спасибо за внимание.


Текст фанфика:

Глава 4. Рыцарь жезлов.
В правильном положении: Перемены, которые воодушевят, любовное приключение, смена обстановки, уход от старого, новые знакомства.
В перевернутом положении: Плохое настроение, упадок духа, застой, споры, пустая трата времени.

С первой минуты в этом жутком мире под землей Калеб понял, что нигде тут он не будет в безопасности, и никто не придет ему на помощь. Обещанная опасность смотрела в спину, но почему-то медлила с ударом. Это место, да и все, что с ним случилось здесь, напоминало уже не ад а кошмар. Нереальный – он постоянно чувствовал это - но такой пугающий...
Ощущение чьего-то присутствия, что преследовало его в доме, было ничем в сравнении с этим местом. Оно было населено, хоть Калеб еще никого и не увидел за весь свой недолгий путь.
На грубых стеклах тут и там были отпечатки маленьких ладошек. Из-за стен слышались шорохи, иногда - смех. Постоянно вспоминались слова королевы – кажется, она назвала себя Червонной, как карточная масть – совет, чтобы парень опасался маленьких детей. Но тут были одни лишь желтоватые скелеты - птиц, разных животных - с кукольными головами, уродливо смешанные в нелепых, но неподвижных монстров. Они взирали на него печальными и глупыми стеклянными глазами. Даже ножницы, что постоянно шуршали в темноте, были живее. Да и мало ли что еще было там в темноте...
Когда королева уходила, Калеб потерял сознание, когда очнулся - ее и след простыл уже. Сначала ему показалось, что ничего не было, что он ударился головой, и все приснилось, но огромный гвоздь в груди разбил все надежды. Почему-то не возникало и мысли вытащить его - сначала из-под него текла кровь, потом остановилась, но боли не было, только холод. Когда парень двигался, он чувствовал острие этого холода глубоко в себе.
У него не было ничего при себе только коса. Парень не знал: брать ее с собой или нет - он не знал даже, сможет ли ее поднять. Но когда он все таки решил попробовать, огромное металлическое оружие удобно легло в его руку и оторвалось от земли, будто бы было из картона. Сильно удивляться долго не пришлось, Калеб с ужасом увидел, как под кожей на локтях змеится та ползучая плоть Королевы, которую он сначала принял за вены. Она заразила его, и Калеб чувствовал, что теперь он тоже не совсем человек.
Он брел этим дном кошмарного сна, уже не пугаясь застывших напоминаний о смерти и боли, которые были тут повсюду.
Пока Калеб шел, сам не зная куда, единственное хорошее, что ему встретилось - это странный цветок, у которого вместо тычинок были две желтые маленькие ручки. И большие фиолетовые лепестки так трепетали, излучая слабый свет в непроглядной тьме, а ручки тянулись непонятно к кому, что цветок становилось жалко. У него не было ни стебелька, ни корней, казалось, он просто по чьей-то злой воле залетел сюда с ветром и так и потерялся в этом страшном месте. Калеб тогда поднял цветок и некоторое время просто шел, разглядывая, как лепестки жмутся к его пальцам. Но проходя одним узким коридором, он увидел на стене что-то странное - блестящие линии нарисованные, казалось, лиловым мелом; но когда он отшатнулся, все пропало. Тогда парень сам не понял для чего, но поднес цветок к стене и увидел, как линии появляются снова. Детские неуклюжие рисунки. Невидимые и неведомые, разве что ты и так знаешь, что они там есть...
Но среди слабо мерцающих линий была одна, что говорила больше, чем остальные - указывала направление. Это значило, что он шел туда, куда нужно – по крайней мере, парень очень хотел в это верить. Стрелки не ставят в тех направлениях, что никому не нужны.
Калеб пошел быстрее. Черно-серые коридоры, украшенные гвоздями, сменяли друг друга и все не кончались. А он упрямо запрещал себе думать, что они бесконечны.
Практически вбежав в огромную комнату, Калеб замер на месте. Комнату наполняли горы кукол. Совсем не таких, как он видел раньше. Все эти были в человеческий рост и одинаковые. И все изображали девушку. Они были немного похожи на манекены в магазинах самых дорогих кварталов Лондона. Только отчетливо видны были шарниры в их суставах. Они все были белесые и худые - конечности, раскиданные в разные стороны, почти неприлично выглядели. И ни в одной из них не было лица. Как будто незадачливый художник забыл дорисовать на белой маске хоть какие-либо глаза или губы. Зато у всех были волосы. Черные и достаточно длинные, как у одной девушки, которую тут знали все. Уловив сходство кукол с ней, парень попятился. И тут же одна, что лежала лицом вниз с неестественно вывернутыми руками ближе всех до него, начала двигаться. Сначала ее пальцы задрожали, потом длинные конечности начали сползаться к телу подобно тому, как паук складывает свои лапки. Шатаясь, кукла встала. Калебу показалось, что если бы у нее были глаза, она бы сейчас смотрела именно на него.
А тогда она кинулась к нему так быстро, что первой мыслью было бежать. Но кукла лишь схватила его за руки, будто бы хотела с ним танцевать. Она прыгала и тащила его за собой, потом обняла, практически повиснув у него на шее. Калеб с ужасом ощутил, как ее холодные твердые пальцы перебирают волосы у него на затылке. Не зная, что делать, он уже уперся руками в плечи куклы, чтобы отстранить ее от себя, но тогда та сделала попытку поцеловать его. Вернее просто ткнула своим отсутствием лица в губы Калеба. Кукла замерла. Удивленно повернула голову подобно кошке. Она отпустила парня, которому в голове только и вертелось, что он должен опасаться кукол. Ее руки медленно поднялись к лицу и начали осторожно его исследовать. К величайшему ужасу парень услышал, как изнутри куклы послышался голос. Сдавленное мычание, как будто кто-то внутри ее плакал и стенал, но все звуки приглушала маска без рта и глаз. Кукла начала неистово царапать свое лицо - как будто ей было нечем дышать. Но когда безуспешные попытки прекратились, она снова возвратила свой "взгляд" к парню, который инстинктивно уже отступил на несколько шагов.
Ее рука медленно скользнула вверх, и тонкий палец указывал прямо ему в сердце. Голова ее запрокинулась, и кукла издала ужасный вопль, задушенный внутри ее пустого тела.
Не сводя глаз с одной, Калеб не заметил, как начали двигаться остальные. Но не успел он осознать всю незавидность своего положения, как кукла накинулась на него и попыталась выцарапать ему глаза. Парень оттолкнул ее, но получилось это с такой силой, что та отлетела на пару метров. Удивляться не было времени, и он поднял косу.
В ту долю секунды, когда куклы почти все одновременно прыгнули на Калеба, он, зажмурившись, прочертил косой в воздухе острую быструю линию. Через миг его осыпал водопад осколков, а перед ним образовалась груда изувеченных тел. Они действительно были пустыми. Только краем глаза Калеб заметил, что в груде осколков копошится что-то темное.
Но тут остальные куклы с жуткими воплями кинулись на него, и пришлось повторить взмах косой. Когда кроме парня в комнате остались только груды осколков, он ужаснулся, с какой легкостью он только что убивал пускай и чудовищ. Калеб стоял и смотрел на свои руки - как под кожей двигалась чужая плоть - и понимал, что вместе со второй жизнью получил и проклятье. Он не понял еще до конца законов этого странного мира, в который неизвестно как попал и который не знал уже как назвать. Но одно ему было ясно - в этом кошмарном сне была и Алиса, и ее надо было найти.
Но тут его внимание привлекло движение. Это были уже не куклы. Теперь он ясно видел, как с их посеченных тел выливается странное пламя темное с зелеными искрами. Оно, будто бы живое, стекалось в центр комнаты, разрастаясь и оставляя на досках черные следы. Но тут в воздухе над ним из ниоткуда появилась черта, она тут же раздулась и стала похожа на червя, затем поделилась на две части, которые метнулись вверх и вниз, обнажая большой желтый кошачий глаз. Зрачок резко сузился, оглядывая парня с головы до ног. Тогда из-под нижнего века выкатилась огромная красная слеза и упала точно на зеленое пламя, которое начало уже издавать странные свистящие звуки. Пламя вздулось напоследок и угасло.
Глаз еще пару секунд разглядывал Калеба а тогда закрылся и исчез.
Пытаясь ничему не удивляться, парень, наконец, увидел, что охраняли куклы. Дверь... Точная копия той, что он видел в странном доме под землей. Только над этой еще была надпись – похожие часто делали в Лондоне семьи побогаче. Лидделл. Фамилия. Ничего особенного в фамилии не было бы, если бы Калеб точно не знал, кому она принадлежит.
****
Кукольный домик... Наверное, иначе это просто не возможно было назвать за неимением лучшего слова. Ведь нигде в мире привычном для Калеба не было ничего подобного этому, и слова просто не придумали. И все же это был огромный - размером с мир возможно - кукольный домик. Одна грязно-розовая изломанная и искореженная масса гигантских игрушек, что покрывала все вокруг, покуда было видно и, наверное, еще дальше. Калеб стоял у подножья огромных домиков с разноцветными стенами и всматривался в грязно-розовое небо, которое застыло очень низко. Потом он медленно двинулся вдоль буреломов из огромных цветных карандашей.
Впереди парень уловил какое-то движение и почти остановился, пытаясь разглядеть, что там было.
Там была еще одна кукла. Такая же белая и безликая, но уже одетая в простенькое платье, сшитое из белой ткани грубыми нитями. Она шла, спотыкаясь, и неуверенно "глядя" прямо перед собой, но когда она приблизилась, Калеб увидел еще кое-кого.
Ребенок, который вел ее за руку… Очень похож на детскую игрушку с маленьким тельцем и огромной головой, а еще изуродованным лицом. Он держал твердые длинные пальцы куклы и что-то говорил ей, но что именно было не услышать.
Калеб вышел так, чтобы его было видно, и уже зная, что ничего хорошего эта встреча ему не сулит, громко прямо спросил:
- Где Алиса?
Парочка застыла на месте. Ребенок повернул лицо к парню и сузил злобные глазки.
- Это ты, мерзкий мальчишка. Пришел все тут разрушить. Пришел забрать у Алисы то, чего у нее никогда и не было? Ты хулиган!!! - выплюнуло создание, будто бы это было самое ужасное ругательство, которое оно знало.
- Где Алиса? - устало и зло повторил Калеб.
- Да вот же она, не видишь что ли? - почти обиженно заверещал ребенок и дал кукле в руку что-то блестящее.
Калеб увидел, что это был нож, похожий на кухонный, но покрытый какими-то странными узорами.
- Как ты некрасиво повелся с Алисами!!! Они хотели с тобой подружиться, а ты их всех уничтожил, всех разбил! Хулиган! - не угомонился ребенок.
Тут внезапно кукла встрепенулась и заковыляла в сторону парня. Он весь подобрался, ожидая худшего, и не ошибся. Выпад ножом был слишком быстрым, чтобы избежать, для обычного человека, но, казалось, ноги сами знали, в какую сторону его нести, а руки успели сделать пару взмахов косой, хоть ни один и не приблизился к цели. Кукла будто бы шаталась на ветру, наклоняясь под самыми невероятными углами и избегая ударов. Она описывала ножом свистящие быстрые линии, на которых, казалось, еще секунду горели черные узоры, совсем как на лезвии.
Это было похоже на танец, но слишком быстрый, чтобы уловить систему. Взмахи косы были слишком широкие, чтобы кукла успела достать коротким, но быстрым выпадом ножа, и ни один из противников не собирался сдаваться. Но в меру того, как дыхание учащалось, Калеб чувствовал, что сила, с которой он управляет оружием, возрастает. Когда кукла оказалась особенно близко, парень почувствовал, что теряет контроль. Он видел, как его собственные руки отбросили косу и схватили руку с ножом куклы и ее лицо. Под кожей вились грубые красные щупальца, причиняя ему боль, которая была ничем в сравнении с невозможностью остановить себя. Парень услышал, как под пальцами переломилась фарфоровая рука, и нож со звяканьем упал на доски, а потом лицо куклы смялось и сломалось, а из трещин его пальцы опалило то самое черное пламя. Такое же холодное, как и гвоздь в его груди. Было невыносимо больно, но рука продолжала сжиматься, пока под кожей в груде осколков лица не потухла последняя искра. Тело куклы упало ему под ноги.
Затянутую кроваво красным тишину прервал вопль ребенка.
- ХУЛИГАНХУЛИГАН!!! Посмотри, что ты наделал!!! Ты сломал ЕЕ!!! Ты все тут сломаешь!
Выкрикнув это, ребенок со всех ног умчался и через секунду исчез в какой-то щели. Подхватив косу, Калеб рванул вперед с твердым намерением найти Алису. Возможно, даже по той причине, что в этом мире у него больше не было иных видимых предназначений. По дороге он раздумывал, чем он все-таки теперь стал, что было это за место, как он сюда попал и зачем. Все вопросы так и оставались без ответов, но, к счастью или может быть наоборот, он точно знал, у кого они были. Если это был сон, то он заметно затянулся, а если жизнь после смерти, то парню казалось, что пока что он неплохо справлялся с нею. Не считая того, что уже попал в переделку…
Калеб делал гигантские прыжки с одного домика на другой, не замечая этого за своими раздумьями и шумом громкого дыхания. В теле появлялось странное чувство силы и власти, которого он раньше никогда не испытывал. Разве мог когда-то простой парень, почтовый служащий представить себе, что попадет в сказку, хоть и перевернутую с ног на голову и довольно страшноватую, зато в роли героя, который должен спасти девушку. Он уже почти даже забыл старого себя, да и не уверен был, что вернется к старой жизни, если все же умер...

Глава 5. Звезда
В правильном положении: Мечты, желания, высокие идеи.
В перевернутом положении: Мир рухнул, крах планов и надежд, разочарование, невозможность или нежелание принять помощь.

Ландшафт вокруг все не менялся. Парень даже не знал, куда он бежал, но ему было так хорошо. У Калеба появилась четкая цель, это придавало сил и уверенности.
Движение впереди заставило его уменьшить темп и приглядеться. Действительно, что-то двигалось далеко впереди возле самой земли. Держа оружие наготове, Калеб медленно пошел в том направлении. Когда он вышел из-за ограды из карандашей, то разглядел, что это опять же была игрушка. Только она не пыталась его убить, а сама, наверное, была при смерти. Полголовы отсутствовало, а от конечностей мало что осталось. Куколка двигалась ползком, и от ее однажды ярких кружевных одеяний остались жалкие серые тряпки. Но она все ползла и ползла, подтягиваясь правой рукой и отталкиваясь левой ногой, а также остатком правого бедра. И все бы ничего, если бы кукла не была вдвое, а то и втрое больше Калеба.
Напоминало зрелище кита, который выбросился на берег умирать. Но кое-что привлекло внимание парня даже больше, чем изуродованная игрушка. Он стоял на краю какого-то обрыва. Когда же Калеб приблизился к самому краю, то увиденное уверило его, что пришел он туда, куда надо и ему по пути с игрушкой. Она, кстати, была не одна. Огромная воронка, размером, наверное, с квартал, была вся наполнена такими же и совсем другими, но в том же плачевном состоянии игрушками. Они все упорно передвигались, как могли, к центру воронки. Она была выжжена дотла и круглая как глаз. Совсем как глаз... Разводы черно-зеленой сажи напоминали прожилки, которые можно было увидеть только с близка, а в центре воронки была огромная дыра - зеница. Туда и ползли все игрушки. Хорошее настроение улетучилось мгновенно - Калеб вспомнил, где он, и о том, что все, что кругом творилось, совсем не напоминало хорошую сказку. Парню показалось, что мир вокруг менялся так же быстро и причудливо, как настроение психически больного человека. Огромная воронка-глаз неподвижно уперлась взглядом в грязно-розовое небо, и в нее стекалась реальность.
Чувство власти и силы никуда не делось, но теперь стало противно - он ведь не был таким и не хотел становиться одним из здешних чудовищ.
Начало спуска навеяло тоску, когда из-под изрядно потрепанных его башмаков начали вздыматься, казалось, клубы ночной тьмы - такой густой и темной была сажа. Он миновал самых разных игрушек - "пупсиков" и заводных зверушек - таких у Калеба никогда не было. Все были жутко искореженные или лучше сказать, искалеченные с оглядки на то, что они еще двигались. Упорно ползли к центру воронки, будто бы перед смертью пытались приблизиться к чему-то такому желанному.
Когда парень оказался уже в самом низу возле края дыры, он еще несколько секунд не решался даже посмотреть вниз, будто бы боялся, что это был водоворот. Стоит лишь наклониться, и его утащит вниз. Но когда Калеб все же решился, то увидел там к своему удивлению ветки деревьев. Без листвы и извилистые, темно-красные - они напоминали кровяные сосуды. Некоторые из них выглядели достаточно толстыми и прочными, парню без труда удалось на них соскочить. Когда Калеб устроился так, чтобы было видно, что внизу, его глазам открылся вид настолько причудливый, что он чуть не сорвался с веток вниз. Прямо под ним в полутьме сверкала огромная в десяток метров диаметром линза. Она держалась на, наверное, тысяче розовых атласных лент, прикрепленных к потолку где-то в темноте. Грубое стекло раскачивалось, жутко скрипя в свое круглой раме, и искажало пространство за собой. По краям круглой пещеры - другое название для этого места было сложно подобрать - росли те странные красные деревья без листьев. Их корни уползали в мутную черную воду. Она была неподвижна, словно стекло, а из омута повсюду выглядывали руки... Руки тех самых белых кукол. Они шевелились словно трава, плавно сгибая и разгибая тонкие пальцы и покачиваясь все в одном направлении от несуществующего ветра.
Стояла гробовая тишина, даже ветки под парнем не трещали. Но был какой-то звук, который Калеб не мог определить. Он, казалось, и был причиной тишины, как бы странно это не звучало. Но, когда парень уловил какое-то движение в стеклянных глубинах линзы, до него дошло, что это было чье-то дыхание, отраженное стенами и усиленное эхом так, что долетало до самого верха пещеры. Под линзой кто-то был, и Калебу очень хотелось верить, что это Алиса.
Нужно было спуститься с дерева, чтобы убедиться - стекло скрывало правду.
Стволы деревьев были слишком гладкие - совсем без трещин. Это избавило Калеба от расцарапанных рук, но мешало при спуске. Стоя на земле возле самой кромки воды с жуткими руками, парень увидел, что под линзой был маленький остров. Все ленты стекались в его центр и вплетались в черные волосы. Она стояла на коленях - ленты не давали ей упасть, потому что глаза ее были закрыты и, судя по всему, она спала. Ее руки такие же тонкие, как и у кукол - ее белесых копий - но живые были подняты на манер Богородицы на иконах, какие Калеб видел когда-то в детстве. Алиса не двигалась и не подавала никаких признаков жизни, но дыхание ее все еще было слышно очень отчетливо. Забыв про осторожность, Калеб начал искать способ перебраться к ней. Из воды выглядывали камни, которых он раньше не увидел. Единственной проблемой было то, что руки попадали на них, словно высохшие водоросли. Решив рискнуть, ведь другого пути все равно не было, парень, стараясь вести себя как можно тише, начал пересекать воду, прыгая из камня на камень. Несколько кукольных рук попали ему под ноги, и теперь от них остались только заостренные запястья и пара осколков. Когда Калеб оказался на островке в нескольких метрах от Алисы, он увидел, что она была одета в странное платье, которое делало ее очень похожей на одну из старых кукол – потрепанное, с плюшем, что выбился на плече, яркое и нелепое. На шее у девушки был странный медальон, изображавший символ, которого Калеб никогда прежде не видел, похожий на подкову.
Внезапно из-за спины послышался плеск воды. Обернувшись, парень увидел, как сначала растоптанные им руки, а потом и остальные начинают медленно выползать из глубины. Но вместо тел из воды поднимался локоть за локтем, они свивались в угрожающие кольца, как змеи, и все указывали пальцами на него. Ничего хорошего это не предвещало, поэтому, не тратя времени на раздумья, Калеб подбежал к Алисе и тряхнул ее за плечи, пытаясь пробудить ото сна. Сначала у него ничего не получилось, только темные пряди выскользнули из переплетения лент, девушка потеряла равновесие и начала оседать на землю. Пришлось еще и удерживать ее, но через несколько секунд Алиса резко распахнула глаза и судорожно вцепилась в его руки. Он почувствовал, как ее ногти впились ему в кожу даже сквозь ткань изрядно грязной уже рубашки.
- Они принимают за меня решения - напугано прошептала она, будто бы заканчивая предложение, которое начала во сне.
Но через миг девушка, наконец, увидела, где находится и что творится, а главное, кто перед ней в не самом обычном для себя виде. Алиса вскочила на ноги, и на ее лице появилась смесь негодования и удивления. Взгляд девушки упал на косу, которую Калеб отложил на землю, и она вздрогнула. Когда же Алиса увидела, как из воды появляется кошмарная гидра с бесконечными кукольными руками вместо голов, замешательство исчезло с ее лица. Из ниоткуда в ее руках появился нож со странной гравировкой - очень похожий на тот, что Калеб уже видел в руках одной из кукол. Он, казалось, излучал свечение, и оно оставляло за собой в воздухе следы, как огонек сигареты в темноте. К изумлению Калеба, Алиса преспокойно подошла к краю воды и начала разглядывать то, что из нее появлялось. Когда первая волна рук хлынула прямо на нее, Калеб рванул было вперед, но Алиса сделала только одно движение, и отрезанные запястья попадали ей под ноги. В воздухе еще миг мерцала светящаяся полоса - след от ее ножа.
- Что ты здесь делаешь? И как ты сюда попал? - спокойным ровным голосом спросила она, кидая в его сторону взгляд из-за плеча.
- Это я у тебя хотел спросить. Кого бы я не встретил, никто не спешил ответить мне. - сказал Калеб, быстро думая, как лучше поступать в такой незаурядной ситуации.
После его слов девушка повернулась к нему лицом и недоверчиво спросила:
- А кого ты встретил? И откуда ЭТО у тебя? - она указала пальцем на косу.
- Королева Червей – кажется, так она себя назвала – дала мне косу, - про гвоздь он решил не упоминать, тем более что на нем запеклась кровь, и на фоне большего темно-красного пятна его не было видно. Все выглядело так, как будто бы его просто кто-то сильно поранил в грудь. Что, при здешней обстановке, как раз не было странно.
Алиса еще более недоверчиво на него глянула.
- С чего это она тебя не убила?
Калеб не знал, что ответить на такой вопрос, поэтому смолчал, только подобрал косу и подошел к краю воды, наблюдая, как все новые и новые руки подбираются к берегу. Через пару минут им уже было не до разговоров - пришлось отбиваться от чудовища. Калеб был в изумлении от того, как девушка владеет ножом. Казалось, для нее в этом мире не существовало ни запретов, ни законов гравитации. Она неестественно быстро перемещалась, а все выпады были точны. Когда Алиса прыгала, то не спешила возвращаться на землю, паря в облачках синих звезд и перьев. Казалось, весь этот маленький неуютный мир принадлежал только ей, но тогда парень не мог понять, откуда в нем взялись чудовища, как, например, то, с которым она сражалась.
Чем больше рук накидывались на них, тем меньше времени оставалось для раздумий. Алису, как Калебу показалось, невозможно было победить - так быстро просто и легко она управлялась с любым количеством рук чудовища. Калебу не нужна была такая скорость - один взмах косы усмирял десятки рук. Но тут случилось нечто, чего не ожидал никто. Посреди побоища вдруг появился тот самый огромный кошачий глаз. Он уперся взглядом в Алису, а та замерла от удивления.
Калеб рванул вперед, зная, что не успеет, ибо доли секунды было вполне достаточно, чтобы руки опутали ее, как змеи, и начали утаскивать к воде.
Лицо девушки исказила злость, но смотрела Алиса не на руки, а на глаз, который вел за ней своим узким зрачком. Тот моргнул и через миг уже оказался перед парнем, который вынужден был остановиться, чем тут же воспользовалось чудовище. Но теперь оно не ловило его вслепую а, казалось, видело, куда метить. Пока парень взмахнул косой, десяток рук уже поднырнули ему под локоть, и опора ушла из-под ног. Коса просвистела вниз и вонзилась в землю до половины лезвия, но все было бесполезно, когда руки получили "зрение", как дошло теперь до Калеба. Повернув голову, он успел увидеть, как разъярённое лицо Алисы скрывается под водой.
Приготовившись который уже раз умереть, парень снова глянул на кошачий глаз, который снова сменил местонахождения, на сей раз еще ближе к парню. Поняв, что прошедших минут хватало с лихвой, чтобы Алиса утонула, Калеб отчетливо почувствовал, как волна невообразимой ненависти и гнева накрывает его, начиная с непроизвольного сокращения мышц на руках. Не понимая, что делает, а главное, как ему это получается, он просто хватал фарфоровые щупальца чудовища и давил их пальцами, не замечая, что осколки так и остаются в его плоти. Но тут из ниоткуда прозвучал голос, который мигом унял бушующее в нем чудовище.
- Не кипятись, ведь тебе здесь не место. Нужно аккуратно удалить незваного отсюда. А тебя сюда никто не звал, знаешь ли…
Голос был мужской и непонятным образом связан с глазом. Но отчего-то слова, что он произнес, вызвали у парня чувство безысходности.
Калеб подумал, что ничего хуже ему никто еще не говорил. А тогда он ушел под воду и почувствовал, как хлынула вода в его легкие. Ярость вернулась, но от бессилия стало еще хуже тонуть. Одно утешение было в том, что это длилось недолго. Темнота разлилась от краев сознания и заполонила его взор...








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Алиса в стране чудес | Добавил (а): Jehra (29.03.2013)
Просмотров: 757

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
1 Jara   (30.03.2013 21:49)
Спасибо за критику, ошибки есть вероятно оттого, что это вариант проверенный только мной, ведь мы с моим бетой работаем так, чтобы автор чего-то тоже научился в ходе дела=), за что ему благодарности.
Про гвоздь все еще будет... happy

2 Алиcия_Равен   (30.03.2013 19:59)
Комментарий Инквизитора

Сначала несколько замечаний:

Бету, вижу, нашли, но в тексте у вас довольно часто встречаются нарушения пунктуации, в основном - потерянные запятые. Я все, конечно, не буду выписывать, рекомендую на этот счёт прошерстить ещё раз текст.

"не ад а кошмар" - запятую потеряли.

"Ощущение чьего-то присутствия, что преследовало его в доме, было ничем в сравнении с этим местом. Оно было населено, хоть Калеб еще никого и не увидел за весь свой недолгий путь" - оно - кто? Ощущение или место?

"все таки" - всё-таки.

"будто бы было" - лишнее.

"Тогда парень сам не понял для чего, но поднес цветок к стене" - "Тогда парень, сам не понимая, для чего, поднес цветок к стене" - по-моему, так лучше звучит (но это субъектив)

"ближе всех до него" - к нему.

"не видишь что-ли" - "не видишь, что ли?"

"решения - перепугано прошептала она" - запятую потеряли.

"мне. - сказал Калеб" - запятую, а не точку.

"Темнота разлилась от краев сознания" - вот как-то смущает меня этот оборот... может, "до краёв"?

Повествование неизменно радует красочной образностью - честно говоря, даже не хотелось зацепляться за ошибки, а просто читать и читать, несмотря на то, что кое-где всё-таки спотыкалась на оборотах вроде той же разлившейся темноты. Яркое, протяжное и в то же время стремительное действие - вам удалось захватить и передать дух American McGee's Alice.
Единственный, пожалуй, вопрос - почему Калеб ничего не сказал Алисе о гвозде? Вы не упомянули в ходе его мыслей ни одной причины этого утаивания.
С интересом и нетерпением жду продолжения.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4382
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн