фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 20:58

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «История старинной лондонской улицы»


Шапка фанфика:


Название: История старинной лондонской улицы
Автор: Jutte
Фандом: Ориджиналы
Персонажи: Альфред, Люций
Жанры: Драма, Мистика, Вампиры
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Статус: завершен
Размещение: только с разрешения автора.
От автора: рассказ написан на конкурс в группе писателей Вконтакте.
Описание: История жизни двух братьев. Старший возвращается в свой родной город. На него потоком обрушиваются воспоминания...


Текст фанфика:

...Темные вечерние улицы Лондона окутал густой туман. Сегодня никто и носа не согласился бы высунуть из дома. Каждый, кто был подчинен обстоятельствам, заставившим находиться его в это мрачное время здесь, чувствовал холод, который, казалось, проникал даже под кожу. Этим поздним вечером, нагнетавшим тоску и уныние, в глубине того тумана можно было различить высокий мужской силуэт в широком плаще, достающем до самой земли. Этот человек прибыл издалека. Хотя, нет, для него это не являлось прибытием. Это было возвращением, ведь когда-то очень давно он жил здесь. Человек вернулся в этот город из долгих странствий по всему миру. Он очень долго путешествовал по различным странам, по крупинкам собирая знания, знакомясь с чужой культурой, новой для себя, изучая привычки людей иной нации, строение их отношений. Он обожал наблюдать за течением времени, любил копаться в старых обветшалых рукописях, хоть теперь это занятие не было ему особо надобно: человек жил на этом свете не первое столетие, его мало чем можно было удивить.
Мужчина поправил за край потрепанную шляпу с широкими полями, из-под которой волнами спадали на плечи шелковистые каштановые волосы. Если бы кто-то внимательно взглянул в лицо, полускрытое шляпой, то смог бы увидеть тусклый блеск желтых глаз, почти неразличимый в сумраке. Янтарный взгляд пробежал по обколотому кирпичу стен заброшенных зданий. Некоторые из них были уже полуразвалившимися, обросшими вьющимися растениями, из окон других торчали ветки кустарников. В одном из этих небольших домов когда-то жил и он. Когда был еще человеком. Мужчина наклонил голову набок, рассматривая ныне погубленный сад: теперь на его месте были поломанные старые деревья и сорняки, усыпанные мокрыми осенними листьями; маленький фаянсовый фонтанчик на фоне паутины трещинок пересекала линия разлома, правая его сторона была почти полностью разрушена. Мужчина помнил те времена, когда он был еще ребенком, когда из жерла этого фонтана струилась и журчала вода, а сам сад был полон множеством цветов разнообразных видов, окрасок и формы, также его украшали невысокие молодые клены. Его мать очень любила клены. А он любил ее. И своего отца. И младшего брата. Их семья никогда не знала никаких несчастий, все они дорожили друг другом. Каждый день мальчик видел улыбки на лицах своих родителей, эти улыбки были ценны для них, ведь им пришлось пройти через множество препятствий, прежде чем они смогли создать крепкую, любящую и, самое главное, счастливую семью. Отец был итальянцем, а мать – англичанкой, и в то тяжелое военное время, когда Римская империя конфликтовала с государствами Западной Европы, они не должны были любить друг друга, ведь Англия была соперником для Рима. Однако они смогли пережить все, они преодолели все препятствия, встретившиеся им на пути, пережили кровопролитную войну, и теперь могли счастливо жить со своими любимыми детьми. Детишки обожали играть в саду в прятки, ведь здесь было столько много мест, куда можно спрятаться! Особенно сильно эти игры любил младший брат, ведь он всегда выигрывал. А старший любил наблюдать за беззубой улыбкой братика и улыбался сам: младшенький никогда не догадается, что тот поддается ему.
Воспоминания о счастливом детстве вызвали улыбку на лице мужчины. Но он помнил и то, что произошло дальше. Ах, если бы он мог повернуть время вспять, если бы он смог тогда, в свои четырнадцать лет, сделать что-нибудь. Хоть что-нибудь…
Внезапно подул сильный ветер, взметнув полы плаща мужчины вверх, а туман в одно мгновение испарился, будто бы его и не было совсем. Мужчина насторожился. Прищуренный взгляд глаз с узкими зрачками метнулся в сторону. Позади мужчины раздались почти неразличимые для слуха шаги, но ведь он не обычный человек, точнее, совсем не человек, поэтому он мог услышать не то что бесшумные шаги, а даже хлопанье крыльев бабочки. Шаги были слышны все ближе и ближе, и мужчина независимо от себя сжал пальцы в кулаки, затем, повинуясь предчувствию, дернулся в сторону, и стремительный удар, предназначенный ему, пришелся по воздуху. Послышался смешок.
- А ты все такой же ловкий, Альфред.
Мужчина, наконец, обернулся, и его взору предстал среднего роста человек, облаченный в рубашку с дутыми рукавами, поверх которой был накинут золотой жакет без рукавов с причудливыми узорами, узкие штаны и высокие ботфорты. Светлые, отливающие золотом, волосы волнистыми прядями спадали на его бледную, почти прозрачную, кожу, золотые глаза с такими же узкими зрачками высокомерно глядели на Альфреда, однако тот смог отметить легкое дрожание полных губ на фарфоровом лице.
- Люций, - Альфред нисколько не изменился в лице: на нем все так же висела маска безразличия ко всему происходящему, как и до того момента, как он предался радостным мыслям. – А разве ты не должен сейчас находиться в Риме?
Люций ухмыльнулся, насмешливо глядя на человека перед ним.
- Сейчас в Итальянском Королевстве не спокойно. Знаешь ли, все эти войны добром на ней не сказались, вот я и переселился сюда, тут поуютнее будет, - Люций окинул взглядом улицу. – Что привело тебя сюда? Здесь все давно заброшено, нога человека не ступала сюда полвека, как минимум.
- Я больше заинтересован в том, почему ты здесь, - ответил Альфред. – И почему ты так одет? – он смерил Люция пренебрежительным взглядом. - В Англии так давно никто не одевается.
- А как же это, - Люций дернул себя за жакет, на несколько шагов подступая к Альфреду. – Так одеваться сейчас современно. А ты? Что это за плащ? – усмехнулся Люций, приблизившись к Альфреду вплотную. Тот был выше его на целую голову, что немного укололо Люция. Даже в росте Альфред превосходил его. – А эта шляпа? – на этот раз смешок был громче. Люций снял с головы Альфреда шляпу и повертел ее в руках. – Где она валялась? – он прищурился. – В каких местах побывала? Может, по ней пробежала не одна сотня копыт, отчего она приобрела такой вид? – Люций, улыбнувшись, нацепил шляпу на руку и покрутил ее туда-сюда, но не успел он насладиться моментом, как Альфред молниеносным движением отнял ее у него и с хладнокровным видом водрузил себе на голову, слегка надвинув на лицо.
- Ты прекрасно знаешь, чья это шляпа, - ровно ответил Альфред.
- А что это ты ей так лицо прикрываешь, а? – Люций попытался взглянуть под поля шляпы, чуть нагнувшись. – Ты прячешь свои глаза?
Ответом Люцию был лишь шорох плаща и стук медленных шагов.
- Убегаешь, Альфред? – косо улыбнулся Люций, обнажив острые клыки, и вздернул голову вверх, отчего прядь волос упала ему на глаза. – Снова? Ты всегда убегаешь!
Однако Альфред всего лишь прошелся до переулка и остановился там, оглядывая пустые кирпичные стены. Раньше их всегда украшали вереницы цветов. Он провел рукой в кожаной перчатке по оставшимся частям оторванных объявлений. Ему было любопытно, когда же люди покинули это место, потом напрочь забыв о нем, будто его вовсе не существовало? Люций последовал за ним, вовсе не намереваясь отстать от Альфреда.
- Не нужно тебе здесь быть, - изрек Альфред, глядя наверх. Не виднелось ни одной звезды, небо было сплошь затянуто тучами.
- Не тебе решать, где мне быть, - ответил Люций, уставившись вниз. – Это был и мой дом тоже.
- Если бы этот дом был в целости и сохранности и принадлежал мне – я ни за что не отдал бы его тебе. Ты предал свою семью.
- Предал?! – Люций резко развернул Альфреда лицом к себе и прижал его к стене, крепко вцепившись в воротник его плаща. – Я их предал? – Люций оскалился, его глаза загорелись.
Альфред равнодушно смотрел на него сверху вниз, даже не пытаясь вырваться. Он мог бы это сделать, но не стал. Последние два века он часто видел брата таким, если им приходилось встречаться. А встречались они довольно часто, если сравнивать с таким огромным количеством времени. Если Альфред был во Франции, то и Люций каким-то чудесным образом оказывался там, в России – братец туда же, в Китае – Люций тут как тут. Причины он находил разные, не было еще ни одного случая, когда Люций не смог бы объяснить, почему он находится там же. Чаще всего он объяснял это тем, что там, где он жил до этого, население резко упало, потому что вампиров на определенное количество человек приходилось много, а Альфред почти всегда и действовал по этому принципу: где больше людей – туда и я. Из его предположений выходило, что в Англии скоро будет необычайно большой прирост населения, хоть сейчас и послевоенное время. Но нет, нет… Люций просто таскался за ним, словно надоедливая собачонка. Альфред не мог сказать, что это выводило его из себя или каким-то образом не нравилось. Нет… Он был рад видеть своего брата несмотря на то, что тот с собой сотворил. Он помнил те времена, которые он проводил с ним. Он всегда любил своего младшего братишку. И, безусловно, он прекрасно помнил день, перевернувший жизнь его семьи. Тогда по городу ходили всяческие легенды, которыми пугали маленьких детей. Кто-то говорил, что если будешь купаться без надобности, тебя утопит злая водяная старуха, кто-то - что если будешь плохо себя вести, тебя заберет ведьма и сварит из тебя суп, безалаберных родителей пугали сказаниями о подменышах, но, бесспорно, самыми популярными историями были предания о кровопийцах, блуждающих по ночам и пьющих кровь молодых девушек. Альфред был одним из тех, кто совершенно не внимал этим легендам и не верил в них. Пока один из таких кровопийц не ворвался к ним в дом. Той ночью Альфред проснулся от громкого вопля своей матери. Он тут же вскочил с постели и ринулся на крик, спотыкаясь от быстрого бега. Ворвавшись в комнату родителей, он увидел, как кто-то худой и огромный прижал к стене его отца и впился ртом в его шею. Отца трясло в судорогах, он был синим, а мать сидела в противоположной стороне, возле кровати, вжавшись в угол, и рыдала.
- Мама, - прошептал Альфред и протянул ей руку. Мать уставилась на него безумными зелеными глазами и закачала головой. Он понял. Она хочет дать детям шанс убежать. Но он не хотел терять ее, так же, как и не хотел терять отца, из которого то существо сейчас высасывало жизнь. Альфред настойчиво протянул руку еще ближе к ней, но мать вновь замотала головой. Она знала, что ее сын умен и сообразителен, знала, что он может оставаться спокойным в любой ситуации, а поэтому она понимала, что, если она пожертвует собой, он сможет спасти себя и брата.
- Я не уйду без тебя! – Альфред изо всех сил сдерживал слезы, стараясь игнорировать жуткие звуки позади него. Но тут они прекратились. Альфред настороженно обернулся. Он увидел, как это чудовище, пускающее кровавые слюни, бросило обескровленное тело его отца на пол, и кинулось в их сторону.
- Беги!!! – завопила мать, оттолкнув сына, отчего тот упал на пол. Вампир набросился на женщину, сжал ее хрупкое тело в объятиях и вцепился огромными клыками ей в шею. Мальчик тяжело задышал, глядя, как содрогается тело его матери в когтистых руках кровопийцы. Брат. Он не должен потерять еще и брата. Альфред вскочил и выбежал за дверь, захлопнув ту за собой. Он надеялся, это как-то сможет задержать тварь. Тяжелыми шагами он спустился по лестнице и обнаружил подле нее своего десятилетнего брата, протирающего глаза.
- Что случилось, брат? – сонно пробормотал тот. Он еще не знал, что произошло в его доме.
Ничего не объясняя, Альфред схватил Люция в охапку и бросился прочь из дома. Он долго бежал, сам еще не зная куда, но он не останавливался и не чувствовал никакой усталости. В конце концов, он нашел какой-то заброшенный дом и там просто рухнул вниз.
- Альфред, а где мама и папа? – спросил Люций, непонимающий, что происходит вокруг.
- Больше нет мамы. И папы, - Альфред прикрыл глаза рукой. Он сглотнул комок, вставший в горле. Он не должен плакать. Только не при брате.
- Иди сюда, - Альфред раскрыл руки, и Люций бросился к нему, крепко обняв его маленькими ручками. Альфред почувствовал, как его рубашка намокает. Он погладил брата по волосам.
- Не плачь. Ты должен быть сильным.
Они лежали так около получаса, пока здание не сотряс грохот: дверь с шумом упала на прогнивший деревянный пол. В лунном свете был четко виден силуэт вампира, того самого, напавшего на их родителей. Альфред в одно мгновение вскочил и спрятал брата за своей спиной.
- Разве ты еще не наелся?! – воскликнул Альфред, отступая назад. – Зачем тебе мы? Отпусти нас!
Вампир расхохотался, и смех его отразился от стен, создавая эхо.
- Я не собираюсь пить вашу кровь, - он в несколько быстрых шагов приблизился к братьям. Альфред старался не показывать того ужаса, который испытывал сейчас. Вампир наклонился к нему так, что его голова была на уровне головы Альфреда. - Мне нужен преемник. Я уже довольно стар и скоро умру, - он провел морщинистой рукой по щеке мальчика. – А один из вас идеально подойдет.
- Тогда возьми меня! – уверенно воскликнул Альфред, хотя внутри него все дрожало.
Вампир улыбнулся, сверкнув желтыми глазами.
- Для меня это не имеет никакого значения. Пусть это будешь ты, - он пожал плечами.
- Люций, беги, - сказал Альфред, но брат не сдвинулся с места. – Беги! – грозно прикрикнул Альфред, и только тогда Люций кинулся бежать со всех ног.
- Что ж, тебя ждет славная жизнь, мальчик мой…

Тот момент, когда клыки иголками погрузились в его шею, Альфред будет помнить всегда. Он вернулся в реальность, глядя на того, кем брат его стал. Раньше его глаза были голубыми. Люций полностью пошел в своего отца, северного итальянца. Поэтому ему и дали итальянское имя. А Альфред был копией своей матери-англичанки.
- Да, - подтвердил свои слова Альфред. – Ты предал их, обратившись в чудовище.
Альфред ожидал яростного выпада в свою сторону и не ошибся.
- Но ведь и ты являешься этим чудовищем, братец, - сквозь зубы процедил Люций.
- Я не сам избрал этот путь, - отрезал Альфред. – Тем самым я защищал своего брата.
- Ни черта! – взревел Люций, тряхнув Альфреда так, что тот ударился спиной о стену. – Ты просто решил забрать лучшее для себя! Сам стал вампиром, которому все невзгоды нипочем, а меня бросил одного скитаться по улицам, разыскивая себе хоть какое-то пропитание! Ты остался с тем старикашкой-вампиром, он взял тебя к себе под теплый бок, и ты нагло воспользовался этим!
- Я убил его, - прервал эмоциональный поток слов Альфред.
- Ты… убил? – янтарные глаза растерянно глядели то на Альфреда, то вниз. Нет, Люций не ожидал услышать такого.
- Я отомстил ему за наших родителей. И убил, - спокойно произнес Альфред, будто вовсе и не о мести говорил.
- Почему ты не говорил раньше? – спросил Люций. Он всегда думал, что страдает только он один. А его брат живет себе - не тужит.
- Я должен был сказать это молодому вампиру, разбрасывающемуся туда-сюда трупами людей? – сузил глаза Альфред. – Отнюдь.
Да… Люций, спустя несколько лет, нашел какого-то вампира, попросил его обратить его, тот согласился, а не обескровил юного мальчишку вместо этого, ведь к нему первый раз приходил человек с такой просьбой, и Люций стал тем, кто он есть сейчас. Безжалостным вампиром. Альфред никогда не хотел такого пути для своего брата.
- Ты всегда пытался быть похожим на меня, - произнес Альфред. – И вампиром ты стал потому же. А потом пытался при любой возможности одолеть меня, стать лучше, чем я. Ты хотел превзойти меня, так?
Люций отпустил Альфреда, а сам отошел на пару шагов назад. Он взглянул в глубину переулка, теряющего свои очертания во мгле. Альфред поправил воротник плаща и натянул получше перчатку на левой руке.
- Пытался, - согласился Люций, печально усмехнувшись. – Но никогда не мог. И даже сейчас… Ты снова обыграл меня. Я думал, это ты у нас плохой. А оказалось совсем наоборот. Ты был лучше меня, когда был человеком, и так же стал более хорошим вампиром.
Альфред дал себе волю улыбнуться. Его брат так и не меняется с течением времени. Он так и остается молодым амбициозным вампиром, старающимся достичь уровня того, кто гораздо старше и опытней его.
- Необязательно осушать каждого жителя города, в котором живешь, - произнес Альфред. – Существует немало гадов, заслуживающих смерти. У них и кровь слаще. В следующий раз пообедай лучше ими, - он поправил отцовскую шляпу и направился вглубь переулка, в гущу запутанных темных улочек.
- Альфред! – крикнул Люций вслед брату, надеясь, что тот не проигнорирует его. – Когда мы еще встретимся? - в его голосе можно было услышать надежду, надежду на будущую встречу.
Альфред некоторое время не отвечал ему, будто бы размышляя, стоит ли давать поблажки своему глупенькому братцу.
- Можешь навещать меня в любое время дня и суток, - наконец произнес он. - Только будь поосторожней с солнцем, - Альфред кинул последний взгляд на тонкие черты лица Люция, и скрылся в темноте, охотно укрывшей его своими объятиями.
Еще долго Люций мог слышать равномерный стук шагов брата, который становился все тише и тише, пока не исчез вовсе. Мужчина все не сходил с места, не обращая внимания на пронзающий до костей холод. Когда его ноги коснулся помятый кленовый листок, Люций улыбнулся и взглянул на небо.
Ветер раздвинул густые тучи, отправив их далеко-далеко отсюда, здесь им больше не место, пусть они улетят прочь. Он подарил свободу голубому лунному свету, озарившему заброшенные улочки одной из самых старых улиц Лондона. Эта улица пережила и видела очень многое, и очень многое могла рассказать, но все же, молчала, хранила свои секреты в таинственной глубине ночи. Да-да, она могла бы рассказать еще много любопытных и интересных историй… Но кому нужен нудный невнятный бубнеж старушки-улицы?..








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Jutte (21.12.2012)
Просмотров: 600

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 Natasha   (25.12.2012 23:19)
Комментарий стажёра инквизитора:

По грамматике лишь несколько замечаний:
- …смог бы увидеть тусклый блеск желтых глаз, почти не различимый в сумраке. – «неразличимый», пишется слитно.

- Позади него раздались почти не различимые для слуха шаги… - «неразличимые», здесь тоже пишется слитно.

- Люций, спустя несколько лет, нашел какого-то вампира, попросил его обратить его… - два раза местоимение повторили, и непонятно как-то, о ком идёт речь. Второе лучше уточнить словом «Люция».

- А его брат живет себе не тужит. - после «себе» тире пропустили.

- Эта улица пережила и видела очень многое, и очень многое могла рассказать, но все же, молчала, хранила… - «молча» не нужно обособлять запятыми.

А текст… Автор, простите меня, если комментарий будет слишком придирчивый, но мне понравилась эта вещь, и хотелось бы, чтобы её не губили нелепые ошибки. Вот те из них, которые острее всего режут слух:
- Человек вернулся в этот город из долгих странствий по всему миру. Он очень долго путешествовал по различным странам, по крупинкам собирая знания, знакомясь с чужой культурой, новой для себя, изучая привычки людей иной нации, строение их отношений. – ещё с первого предложения ясно, что незнакомец очень долго путешествовал по различным странам. Зачем повторять?..
- Некоторые из них были уже полуразвалившимися, обросшими вьющимися растениями и плющом… - плющ – тоже вьющееся растение. Зачем его особо выделять?.. Можно написать «плющом и другими вьющимися растениями». А ещё лучше – «плющом и диким виноградом»… Или как-то наподобие.

- Отца трясло в судорогах, он был синим, а мать сидела в противоположной стороне, вжавшись в угол, и рыдала. – ИМХО: как-то не звучит предложение, не очень понятно, что за сторона... Комнаты? Кровати? Дома? Лучше чуть изменить его, например на: "Посиневший отец бился в судорогах, а мать, забившись в угол, сидела у противоположенной стены и рыдала."

- Что случилось, брат? – сонно пробормотал тот. – маленькие дети редко так обращаются к братьям. Гораздо реалистичнее выглядело бы слово «братик» или какое-нибудь детское прозвище Альфреда.

- Он еще не осознал, что произошло в его доме. – он не «не осознал», а вообще не знал ещё.

- В конце концов, он нашел какой-то заброшенный дом и там просто рухнул с ног. – не говорят так, автор… Можно написать «рухнул на пол». А фразеологизм «валился с ног» обычно применяется не в буквальном значении, а для выражения крайней степени усталости.

- Ты был более лучшим человеком, чем я. – лучше написать «более хорошим». Или просто «лучшим».

И о сюжете с исполнением. Мне этот рассказ понравился тем, что идут полновесные абзацы с описанием не только пустынных лондонских улочек, но и целой эпохи. Понравилось тем, что у персонажей есть прошлое, они – не картонные фигуры. Я увидела и характер спокойного, страдающего от вины за себя и Люция, старшего брата, и характер вспыльчивого, не знающего, как ему стать лучше Альфреда, младшего.
Понравилось и своё новое описание вампиров. Нет, это не наш мир – в легендах Земли вампиры не растут… Здесь же, как я поняла, они выросли… Возмужали физически и духовно. Особые глаза – жёлтые, с узкими зрачками – звериные глаза. Страшные.
Стоит момент, что у современных авторов сюжет с вампирами редко получается сделать настоящим, жутковатым. У Вас – получилось. На том моменте, где вампир добрался до родителей мальчика – мне стало страшно.
Ещё один запоминающийся момент – когда Альфред предложил вампиру себя вместо братика. Без лишнего пафоса и… трогательно.

Чувствуется перелом в характере Альфреда, в его отношениях к Люцию – когда последний выбрал для себя ту участь, ради которой Альфред пожертвовал себя человечностью. Злоба. Уныние. Тоска… Альфред так и не смог спасти брата. Жертва оказалась напрасной…
И запомнились последние слова Альфреда. Пусть Люций приходит…

Да, стоит отметить и имена. Не очень характерные для Романской эпохи, но Английские. Такие же старые, как заброшенный особняк на пустой улице…

Автор, спасибо Вам за эту историю, не забудьте исправить ошибки. Буду ждать новых Ваших работ.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4379
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн