фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 16:43

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «My boyfriend's from Alpha Centauri | Глава 1. Мы больше не в Канзасе.»


Шапка фанфика:


Название: "My boyfriend's from Alpha Centauri" / "Мой парень с Альфа-Центавры"
Автор: Shinmaya aka Fred
Бета: Lady Arien
Персонажи: Человек/таури(инопланетная раса)
Рейтинг: NC-17
Размер: макси сага в трех (а то и четырех) томах
Статус: в глубоком процессе
Жанр: фантастика
Содержание : Знакомьтесь, Брайан Твист, 25 лет, родом из Англии с планеты Земля, бармен. Подвержен депрессии, вот уже десять лет наблюдается у психиатра, верит в пришельцев и... встречается с космическим пиратом, который разыскивается в тысяче систем по всему космосу!
Размещение : запрещено
Предупреждение : Ксенофилия. Т.е. пришельцы делают это с людьми. В основном, гуманоиды, конечно, но и не только. Одним словом, пришельцы.
Ну и фантастика сильно псевдонаучная, так что упс ;))) Законы физики у меня тоже свои и весьма относительные Остальным - велкам! Да, и еще тут есть мат



Имеется артбук, смотрим в галерее!


Текст фанфика:

Глава 1. Мы больше не в Канзасе.

***

Созвездие Сигнус
Система Денеб Альфа
Планета Денеб Альфа 9
Отделение единой межгалактической тюрьмы № 7890 Θ 33442
Эра Саа Год 70 873

Ты слышишь нас, брат?

«Давно пора, черт возьми!»

Таури поднялся с пола, привалившись к стене и хватаясь за ржавый холодный металл обшивки. Голова гудела, светло-сиреневые отметины ощутимо жгли кожу, еле заметно мерцая в темноте. Так, словно каждая вдруг воспалилась, напоминая о реальности происходящего.

Вы не должны давать ему ни малейшего шанса, Кхарм!

Даэ Линн все еще стоял, опираясь на стену, и тяжело дышал. Голова гудела, наполненная голосами, знакомыми и чужими, обрывками воспоминаний и забытыми сновидениями. Таури закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться и прислушаться к какому-то одному голосу. Не получилось. Пока. Ну ничего, если все идет по плану, дальше будет только лучше. С каждым днем он должен получать все больший контроль над собственным телом и сознанием. Если только он существовал, этот план.

Брат, услышь нас! Будь с нами, брат!

Пока же каждый шаг давался с трудом: приходилось заставлять, буквально уговаривать себя переставлять ноги, одну за другой, хоть как-то действовать.

Охрана должна быть обучена, ясно? И вы должны поместить его в один сектор с представителями следующих рас…

Тюремная жизнь оказалась не такой простой, как представлялось таури в самом начале. Во-первых, ему все-таки сделали экстракцию личности, снизив показатель мотивации до отметки ниже нуля, а также удалили часть воспоминаний (в основном, связанных с его преступной жизнью). Но это еще полбеды, потому что сектор, в который определили Леи, был «населен» непокоренными расами. Ни один из его соседей по камере не испытывал нестерпимого сексуального желания в ответ на феромоны таури. Нет, его «товарищи» по сектору были озлобленными, грубыми инопланетянами, контакт с которыми необходимо было сводить к минимуму.

С феромонами тоже беда. Леи не предполагал, что экстракция личности повлияет на его способность их выделять. Должно быть, операция затронула важные зоны лимбической системы, тесно связанной с гормональным фоном. Черт возьми, ему приходилось копить заряды неделями!

Нет. Ему ни за что не сбежать из этой поганой дыры. Ни за что! Холодная-холодная подземная тюрьма, на этой покрытой льдом планете станет его последним местом пребывания. Кратер вулкана глубиной около пяти километров был поделен на этажи-сектора. Чем ниже сектор, тем опасней были содержащиеся там преступники, и тем больше охраны приходилось на каждый квадратный метр зоны. У самого жерла вулкана располагались космические доки, принимавшие грузовые и пассажирские шаттлы. Весь персонал проживал на спутнике планеты и работал посменно: неделя через неделю.

Несмотря на то, что он провел в этой дыре около года, Даэ Линну мало что удалось узнать о месте своего заключения. Перемещаться он имел право в строго установленном порядке и только в зоне своего сектора. Приближаться к лифтам более чем на пятьдесят метров запрещалось. Развлечений и прогулок для заключенных тоже не предполагалось, да и какие прогулки могут быть на планете, температура поверхности которой могла за одну наносекунду превратить в ледышку любое содержащее жидкость существо?
Все было гораздо хуже, чем представлялось. Кастрированное сознание корчилось в муках от одной только мысли о предстоящем побеге. И чем сильнее оно просыпалось, тем мучительней были переживания, тем глубже пробирал его страх, до самых костей, насквозь. А что – если никогда? Что – если…?

Брат, ты не должен так думать!

Голоса таури, умолкшие на несколько дней, сегодня вернулись. Их было больше на этот раз, они стали сильней и громче, оттесняли ненужные пока воспоминания, не давали отвлечься.

План, брат! Ты помнишь?! План!

Леи распахнул яркие оранжевые глаза и уткнулся взглядом в бурый потолок. Вспоминая свой план, он мысленно записывал его пункты на поверхности потолка. Это был мучительный процесс и длился часами. Благо, времени у таури было предостаточно.

Первый пункт: охранник. Чертов охранник! И что с ним делать?! Даэ Линн задумался.
Почти все охранники были из непокоренных рас, но вот пятеро харумонов – счастливый шанс. Ирония судьбы состояла в том, что практически все агрессивные крупные «братья по разуму» так или иначе на определенном историческом этапе пытались захватывать планету Таури, поэтому народ Леи уже успел эволюционировать, подстраивая под них свой феромон. Непокоренными остались в основном дипломатичные расы, которые редко отличались физической силой и боевой мощью, и поэтому никогда не претендовали на родную планету Даэ Линна. Таури усмехнулся. Не иметь в штабе охранников хотя бы пяток харумонов – глупо со стороны руководства. Но именно эти ребята – его билет подальше из этой ебаной дыры.

«А, черт! Ничего не получится! – снова подало голос больное сознание. - Даже не думай об этом!»

Брат, ты не должен действовать поспешно. Но ты сможешь совершить побег! Ради нас. Ради судьбы Таури!

Последние слова суб-личности эхом отдались в голове Леи. Судьба Таури. Не смешите, родные!

Дверь издала свистящий звук и медленно отъехала наверх. На пороге показался Кайтис – здоровенный охранник-харумон в атмосферной маске, закрывающей всю его широкую зеленую морду. Слизь капала с клыков прямо внутрь маски, заполняя свободное пространство и мерзко хлюпая с каждым вдохом и выдохом.
- Выметайся, гуманоид, - прохрипел охранник. – Сортирные трубы тебя ждут.

Леи поморщился. Чистка отхожих отверстий совершенно его не радовала. Стоп. Это же хорошо! Обычно ему было абсолютно похер на все работы, которыми нагружали заключенных единой межгалактической. Но сегодня… Сегодня. Он смаковал эту мысль. Ему не хотелось! Таури просиял. Получается! Понемногу-понемногу…

Он внимательно оглядел харумона, прикидывая, где у того могло быть уязвимое место. Маска где-то может отсоединяться и тогда… А что если сорвать ее прямо сейчас? Нет, лучше пока приглядеться немного. План, наверное, хорош (Леи ни черта не помнил, но ведь это он его разрабатывал!), но лучше не торопиться.

Оттирая вонючую ржавую трубу от едких слизистых отложений, отскабливая соляные наросты блевотного цвета и прочие виды инопланетных экскрементов, Даэ Линн вспоминал план. Нужно было знать его наперед – на несколько пунктов опережать свои действия.

Охранник. С охранником разберемся. Что там было дальше? Нечто очень важное. Фундаментально важное, без чего не сработает весь план. Но что?! Таури со всей силы ударил кулаком в стену. Может быть, боль поможет сосредоточиться? Нельзя-нельзя. Нельзя сейчас отключаться!

Не получилось. Обнаружив себя в камере несколько часов спустя, Леи понял, что все-таки вырубился. Перегрузил оставшиеся 4 процента своей личности. Такой вот милый «побочный эффект» от операции. Хотя, побочный ли? Преступник впадает в состояние длительного обморока при обдумывании побега – разве не идеальный результат? Но, нет, у Леи имелось то, чего не было у всех остальных. И именно это поможет ему стать первым, кто сбежал из тюрьмы после анима-экстракции. О, да, он станет первым!

Думай о нас, брат. Впусти к себе. Ради своей планеты! Ради своего народа! Ради величия Таури.

Пушка! Даэ Линн просиял. Вот оно! Пушка!

К воображаемому списку на потолке добавился еще один пункт. Пушку он возьмет у охранника. Таури тихо застонал. Отметины жгли и чесались. Хороший знак. Ему уже почти хочется… Да-да, уже почти. Темный фиолетовый язык проворно скользнул по перламутровым губам и так же быстро исчез во рту. Леи задрал наверх грубую синтетическую рубашку кирпичного цвета и чуть приспустил штаны. «Лотос» сиял перламутровым неоновым светом. Он тронул большую светлую метку одним пальцем, потер, описал круг по контуру вокруг пупка. По телу пробежал электрический разряд, принесший удовольствие. Леи прикусил губу. Удовольствие – здесь?! Немыслимо!

Чувствуй нас, брат. Прими нас. Мы всегда с тобой. Связь родовых меток не может прерваться. Мы – твои корни, твое спасение.


Улыбнулся. Суб-личность всегда была немного пафосной, но это ведь, наверное, вполне естественно для формы сознания, возрастом в десятки тысяч лет, впитавшей в себя частицу разума каждого таури в этой галактике. Пафосная или нет, она помогала. Давала силы, заряжала метки, отвлекала разум и успокаивала.

Под приятные народные песни Таури, которые суб-личность исполняла в его сознании, Леи заснул.
И ему снился земной мальчишка с каштановыми волосами, огромными ярко-зелеными глазами и с восторженным, просто обожающим взглядом.
Последний пункт плана – Брайан Твист.

***

Солнечная система
Закрытая планета № 3 «Земля»
Англия, город Чедл
Паб «Red Lion»
Сентябрь, 2007 г.

- Двойной скотч! – Чед плюхнул на стойку банкноту в десять фунтов. Брайан Твист улыбнулся и, ловко орудуя увесистой бутылкой, нацедил в бокал две стопки.
- Сдачу беру на чай, - ухмыльнулся он, накрывая банкноту ладонью.
Чед махнул рукой.
- Ааа, все равно все спустишь на своего психотерапевта.
Бармен помрачнел. Он не любил, когда доктора Сайкса упоминали при посторонних.
- Не распугивай мне тут клиентов, - буркнул он, разменивая деньги в кассе и кидая сдачу в банку для чаевых.
Чед одним махом опрокинул в себя бокал и со стуком опустил его на стойку.
- Повтори, - он выложил еще одну банкноту. – Сдачу давай, а то жирно будет, - потребовал он на этот раз.
Брайан без слов подал выпивку, затем деньги.

- После рекламы мы вернемся к вам с подробностями нашего феноменального расследования, - громко вещала ведущая программы на канале «History»?. – Действительно ли скончавшийся не так давно Дуглас Адамс, автор знаменитой «трилогии» «Автостопом по галактике», неоднократно похищался пришельцами?! Спросим об этом родственников самого писателя!

- Блять, что за хуйня? – бармен нахмурился и переключил канал. Потом повернулся и спросил двадцатисантиметровую фигурку Зафода Библброкса, обычно проводившего время в компании бутылок с особо крепким пойлом:
- Что, прямо-таки неоднократно похищался, да?

Смена тянулась ужасно медленно. Чед окончательно набрался и на весь паб начал требовать, чтобы Брайан поведал ему свою удивительную историю, так сказать, «из первых уст». Твист проклинал тот день, когда открыл душу Аманде, которая, конечно, разболтала Картеру, а он вообще всем на свете. Кстати, о дружках: голубки уже давненько не забегали во «Льва», все готовились к переезду в Манчестер. И, наверное, чувствовали себя виноватыми. Впрочем, Эм обещала заглянуть на неделе. А что же Картер? Последний их разговор был весьма неприятным.
- Помиритесь, не впервой, - бросила Аманда, выбегая из паба.

Сборы, сборы… Черт бы их побрал!

Когда подошло время закрываться, Брайан, не без труда, выставил бухого в стельку, но отчаянно сопротивлявшегося Чеда, на улицу. Твист был худым для своего высокого роста, но довольно крепким – вышибалы в пабе не было, так что эта роль часто доставалась ему.- Все-все, приятель, - приговаривал он, выталкивая пьяного дебошира из дверей. - На сегодня твой лимит исчерпан. Джейни будет не очень-то рада, что ты оставил ползарплаты мне на чай.
- Да иди ты… на…хуй, Твист! – огрызнулся Чед заплетающимся языком. – Ты и… эти твои… зеленые человечки!
Брайан рассвирепел и наподдал мужику под зад.
- Мы закрыты, говнюк! – он хлопнул дверью за спиной Чеда и закрыл ее на засов.

Он прислонился к двери и выдохнул. Каждые три гребаных дня ему приходилось выставлять бухих придурков из паба. Потом еще три – валяться в комнате, смотреть в потолок, обклеенный фосфоресцирующими звездочками, и ненавидеть себя. За малодушие и нерешительность. За эти свои вечные сомнения. Да как же все заебало!

Он медленно сполз вниз, больно ударившись копчиком, и спрятал лицо в ладонях. Ну почему так ужасно?! Почему?! Все в этом городе считают его параноиком, верящим в пришельцев. Но ведь это неправда, он не верит. Не верит же?

- Брайан, тут к тебе Картер, - мать приоткрыла дверь, и парень вылетел из комнаты, словно пес, сорвавшийся с цепи.
- СКОЛЬКО РАЗ Я ГОВОРИЛ ТЕБЕ, ЧТО НАДО СТУЧАТЬ?! – заорал он на мать. Миссис Твист подскочила на месте и попятилась назад, к лестнице.
Картер глядел на Брайана, удивленно, с осуждением. Тот сложил руки на груди и прислонился к дверному косяку и перегородил проем ногой, не пуская друга в комнату.
- То есть, ты даже матери не разрешаешь туда заходить? – спросил Картер.
Брайан злобно смотрел на друга.
- Нет. И ты тоже не пройдешь.
- Тоже мне Гэндальф, - усмехнулся Картер, тряхнув светлой шевелюрой. – Ладно тебе, - он мягко отстранил Брайана и сделал шаг вперед.
- НЕ СМЕЙ, ПРИДУРОК!
Но Картер уже включил свет и озирался вокруг. Брайан понял, что пропал. Все, теперь даже Картер, даже он будет ржать над ним.
- Ну… ты… и еблан… - заключил друг, поворачиваясь вокруг своей оси и изучая содержимое комнаты Брайана: все стены были завешаны постерами «Звездных воин», «Дюны», «Звездного пути», распечатками карты ночного неба, статей всяких ученых-параноиков. Картер изучал его комнату как экспозицию в музее под названием «Задроты 21-го века».
- Даэ Линн Леи, - прочел он слова, начертанные на вырезке из газеты про НЛО. – Это что?
- Не твое дело! – Брайан сжал кулаки. Эмоции переполняли парня, он готов был в любую секунду наброситься на друга и начать избивать его, жестоко, грубо. Хотелось сломать Картеру что-нибудь. Да вот хотя бы этот его аккуратненький прямой нос, который он так любит совать в чужие дела. Он не выдержал, когда Картер заинтересовался белым круглым кулоном, висевшим на шее у фигурки Хана Соло, который восседал на прикроватной тумбочке в компании Чубакки и Люка Скайуокера.
- А это что за хренотень? – спросил он, подцепив кулон указательным пальцем.

Брайан подскочил к нему и грубым рывком оттащил назад.
- Я, КАЖЕТСЯ, ГОВОРИЛ ТЕБЕ, ЧТОБЫ ТЫ ОТЪЕБАЛСЯ, НЕТ?! ЕЗЖАЙ В СВОЙ ГРЕБАНЫЙ МАНЧЕСТЕР! КАКОГО ХЕРА ТЫ ТУТ ЗАБЫЛ, УБЛЮДОК?!Картер смотрел на него как на полного идиота. Он, конечно, не ожидал, что Твист совсем слетит с катушек, стоит только зайти в его святая святых.
- Чувак, тебе двадцать пять, - сказал он спокойно, пытаясь урезонить друга, но, держась от него на почтительном расстоянии. На всякий случай. – Я вообще хотел поговорить с тобой про переезд. Типа извиниться. Ну, что ты так обо всем узнал. Мы с Эм не хотели от тебя ничего скрывать.
- Да мне насрать! - Брайан сложил руки на груди. – Ты знал, что я не хочу, чтобы кто-то заходил в мою комнату!
Тут уже не выдержал Картер.
- Знаешь – что?! Я уже десять лет терплю эти твои космические загоны. С меня хватит! Чел, у тебя реально крыша поехала, отвечаю! Скажи Марвину, чтоб выписал тебе транквилизаторы, да покруче!


Поехала крыша? Он усмехнулся. Да, пожалуй, и правда поехала. Уже десять лет, как едет, и упорно не хочет возвращаться назад.
«Какой же я гондон! - думал Твист. - Ссыкливый тупой гондон».

Кабинет психотерапевта доктора Марвина Сайкса.


- … и я просто пиздецки зол на них обоих за это! – выдохнул Брайан, для верности ударив кулаком по мягкой кушетке.
Доктор Сайкс негромко кашлянул, показывая, что хотел бы вставить в монолог пациента несколько слов.
- Давай остановимся на этом впечатлении поподробнее, - предложил он. – Попробуем осознать внутренние причины твоего гнева на друзей. Вы трое все-таки вполне взрослые люди, - здесь доктор намеренно умолк, давая пациенту почву для размышлений.
Пожилой мужчина внимательно смотрел на парня. На его губах застыла поддерживающая полуулыбка. Он не смеялся над Брайаном, не иронизировал, но доля юмора в его интонациях все же присутствовала.
Твист, лежавший на кушетке, уставился в потолок.
- Я понимаю, что все это детские глупости, но, черт возьми, как они могли столько лет скрывать эти планы от меня?! А теперь ждут, что я с радостью провожу их в Манчестер и буду счастлив за них! Да черта с два!
- Я помню, что несколько лет назад ты был так же рассержен, когда друзья не сообщили тебе о своих отношениях, - заметил доктор.
- И за это их следовало бы четвертовать, - Брайан снова стиснул кулаки. Как же он не любил вспоминать о том случае! Черт, так глупо все было! Так глупо и по-детски!
- Как ты думаешь, почему они раз за разом продолжают делать это? Скрывать от тебя такие важные вещи?
Парень пожал плечами. На веснушчатом лице проступило замешательство.
- Ну, может быть, я такой идиот, что могу вспылить по любому поводу? Поэтому они берегут мои нервы?
- Ты действительно так считаешь? – спросил доктор, снова улыбаясь.
От такого приторно-правильного объяснения тошнило. Нет, Брайан однозначно не верил в собственные слова.
- Нет, это они – идиоты! – выпалил он.
- Давай не будем оценивать. Просто посмотрим на факты. Лучшие друзья начали отношения, не поставив тебя в известность.
- Ну…
- Может быть, их что-то волновало в этом вопросе? Ты ведь никогда не спрашивал ни Аманду, ни Картера о причинах? Ты вообще с ними об этом не разговаривал, верно?
- Нет. Никогда.
- Но тогда почему же ты ожидал, что их модель поведения изменится?
Брайан пожал плечами.
- Выходит, у меня нет причин злиться на них за это. Я могу, как обычно, злиться на самого себя, что не успел обсудить с друзьями важный вопрос. О, злиться на себя! Это я умею, док, спасибо.
В его голосе звучал сарказм и доктор Сайкс, конечно же, его заметил. Но у него всегда были в запасе каверзные вопросы, переворачивавшие картину мира Твиста на сто восемьдесят градусов. Вот и сейчас мужчина поправил очки и, пристально глядя на пациента, спросил как бы невзначай:
- А, кстати, кого ты ревновал, когда твои друзья женились? Аманду или Картера?
Брайан опешил:
- С чего вы взяли, что я кого-то ревновал? – он почувствовал, как щёки заливает румянец. – Тем более Картера.
- Просто догадка, - усмехнулся Сайкс, затем посмотрел на часы. – Гляди-ка, наш сеанс уже закончился. Я хочу, чтобы дома ты уделил время этой ситуации и написал подробно, почему злился и до сих пор злишься на своих друзей. И подумай над моим последним вопросом. Он очень важен, я считаю.
- Как скажете, док, - равнодушно отозвался Твист, вставая с кушетки.

В школе их дразнили Эй-Би-Си – буквами английского алфавита. Аманда, Брайан и Картер были неразлучными друзьями, самыми талантливыми учениками старшей школы Чедла. Этими детками все гордились, потому что знали: вот они точно переедут в Манчестер. В новую, лучшую жизнь.

А потом Брайан резко передумал переезжать. И между ним и Картером, его лучшим другом, словно черная кошка пробежала. Картер был уверен, что приятель не договаривает о причинах своего решения. Аманда вроде знала что-то, но тоже не говорила и, получается, стала сообщницей Твиста. Отношения вконец запутались, друзья почти перестали общаться. Но в прошлом году Аманда вышла замуж за Картера. И Брайан был шафером. Ну и не важно.

***

Созвездие Сигнус
Система Денеб Альфа
Планета Денеб Альфа 9
Отделение единой межгалактической тюрьмы № 7890 Θ 33442
Эра Саа Год 70 873

Прими нас, брат. Забудь про все неважное. У тебя должна быть лишь одна цель – вырваться на свободу.


Суб-личность с каждым днем становилась все сильнее, но план не вспоминался. Леи уже третью неделю не мог продвинуться дальше четвертого пункта.

Охранник.
Пушка.
Медблок.
Биокомм.

С медблоком все было просто: там работали мекхманиане, одна из покорнейших рас, каждый из которых убился бы на месте от одного лишь недовольного взгляда таури. Но туда еще надо было добраться. Еще бы, самое охраняемое место в любой тюрьме.

А чтобы добраться до медблока, Леи нужен был охранник. Он выбрал Кайтиса, как наименее эмоционально стабильного из всех – харумон часто выходил из себя, порой даже избивал заключенных ради собственного удовольствия. Любой эмоциональный диссонанс был на руку таури. Феромон лучше сработает, если психика расшатана.

Сегодня брат. Сегодня.


Он лежал на полу с закрытыми глазами и ждал. Даже немного волновался, и это тоже было хорошо. Холод пола пробирал до костей, таури дрожал всем телом. Если не получится, это конец. Анабиоз.

Забудь обо всем, брат! Будь решителен! Действуй!


Он ждал. Минуты тянулись мучительно долго. Метки на коже горели огнем, Леи сам изнывал от нестерпимого желания. Нет, он решил, что не станет отдаваться харумону: повседневное поведение этих существ итак было не в меру грубо, а уж воображать хоть какой-то сексуальный сценарий таури вообще не хотел. Он, конечно, знал, как это бывает: грубо, жестко, не без телесных повреждений. Иногда самки харумонов с трудом переносили спаривание, неготовые или слишком юные порой даже гибли. Леи был уверен, что, в случае чего, выдержит подобное испытание, но пробовать ему не хотелось. Главное, держать дистанцию. Это его и волновало. За несколько месяцев, проведенных в тюрьме в этом ублюдском состоянии, он мог запросто утратить способности контроля.

Почему ты снова сомневаешься в себе, брат? Ты – лучший из нас, гордость нашей расы.


«Как же, как же. - подумал Леи. – Гордость. Вы и правда так считаете?».

Голоса не были разумны в полном смысле этого слова. Они вообще не были живым существом, но поддержать разговор могли. Правда, разговор получался весьма интересным: в ответ на одну мысль Даэ Линн в голове раздавался хор тысяч голосов, и каждый отвечал на вопрос со своей особенной точки зрения. Вот и в этот раз сознание таури взорвалось нескончаемым потоком восхвалений и увещеваний. Леи не знал, верил ли он прежний в эти нескромные заявления или же все это была чепуха, порожденная инстинктом самосохранения.

Раздался глухой свист открывающейся двери, и таури замер, напрягся. Его первый и последний шанс на свободу. Леи лежал, не шевелясь и не открывая глаз. Он услышал тяжелую походку Кайтиса, хлюпанье слизи в атмосферной маске, когда харумон дышал.
- Эй, гуманоид, поднимайся! – прорычал охранник.
Таури не двигался.
- Я говорю, чего разлеживаешься тут? Сортиры ждут! – с этими словами Кайтис пнул таури под ребра. Даэ Линн стиснул зубы, но не издал ни звука. Он заметит. Обязательно заметит сияющие метки и наклонится посмотреть. Должен.
Кайтис действительно склонился чуть ниже. Но еще недостаточно, Леи чувствовал это по запаху. Точнее, по отсутствию отвратительного запаха сальных желез харумона.

«Ну же, говнюк, еще капельку пониже!»

Но инопланетянин не спешил наклоняться сильнее. Словно выжидая чего-то, он инстинктивно принюхивался, хотя, конечно, атмосферная маска мешала ему уловить невесомый, совершенно никакими приборами не регистрируемый аромат таурианского феромона.

Сейчас или никогда, брат!

Леи резко открыл глаза, в ту же долю секунды ухватился за крепление атмосферной маски и резко потянул на себя. Послышался чавкающий звук, и маска отошла от морды. Здоровенный инопланетянин дернулся, потянул Даэ Линна за собой, и в этот момент таури прильнул к нему вплотную.
- Рапортуй дежурному, который сейчас уже смотрит на запись с камеры, что у меня был приступ, и ты сейчас же конвоируешь меня в медблок, - тихо произнес он прямо у самой морды пока еще сопротивляющегося харумона.
- Ничего не выйдет, кусок таурианского дерьма! – зарычал охранник и снова дернулся, отбрасывая Леи назад, на пол.

Было уже поздно. Феромон подействовал. Кайтис дернулся еще раз, а затем замер.
- Рапортуй, - таури услышал свой собственный низко вибрирующий голос и почувствовал приливающие к телу волны мощи и удовольствия.
Харумон подчинился. Пикнул микрофон биокомма, из чипа на левом запястье охранника всплыла голубоватая голограмма с головой дежурного по сектору, щупленького розовокожего айлура.
- Дежурный, это Кайтис, - произнес он. – Уровень Эта, камера 17: у заключенного приступ, я отведу его в медблок.
- Меры предосторожности соблюдены? – отозвался дежурный.
Леи не спускал с Кайтиса властного взгляда. Тот был в полном его подчинении, не нужно было даже ничего говорить.
- Полностью, - отрапортовал охранник и выключил комм.

- Умница, - похвалил его Леи. – Теперь встань прямо передо мной.
Харумон подчинился и сделал пару шагов к таури, закрывая его от камеры наблюдения своей широченной спиной.
- Давай пушку, - потребовал Даэ Линн.
Пистолет-паралич. Говно, конечно, а не оружие: бронебойность нулевая, так, только полуголых зэков стрелять. Да и то, не насмерть, а чтобы припугнуть немного.
«Ну ничего, пока и такое оружие сгодится», подумал Леи, сунул пушку под рубашку и отдал новый приказ:
- Теперь отведешь меня в медблок. Но при входе в лазарет назовешь номер другой камеры, ясно?

Леи заставил харумона накинуть на морду маску, чтобы не вызывать подозрений, однако щели между гибким пластиком и его мордой было достаточно для того, чтобы охранник вдоволь надышался феромоном.

Прогулка до медицинского блока заняла, казалось, целую вечность. Даэ Линн чувствовал, что огромный поток волнений, страхов, мыслей, приходивших в голову, все больше и больше перегружал сознание. У него уже темнело в глазах, кружилась голова, он еле переставлял ноги. Нет, нельзя-нельзя-нельзя было отключаться до того, как он попадет в медблок.

Атмосферная маска.

Новый пункт плана, как глоток свежего воздуха, приободрил Леи, придал ему новых сил. С трудом переставляя ноги, он изо всех сил старался просто не думать.

Не думать.
Не думать.
Ощущать.

Он опирался на громадного охранника, которому приходился чуть ниже плеч. Фиолетово-перламутровая кожа Леи соприкасалась с прочной буро-зеленой чешуей на верхних конечностях харумона. Назвать руками эти гигантские, грубо отесанные отростки, заканчивавшиеся толстыми когтистыми пальцами, было нельзя.

На лифтовой площадке не было ни души. Даэ Линн с облегчением вздохнул: любой охранник должен был заподозрить неладное – слишком уж близко они шли, слишком уж крепко таури вцепился в Кайтиса, да и атмосферная маска болталась на одном лишь креплении.

Наконец, они ввалились в двери медицинского отсека прямо на глазах у удивленной мекхманианки. Тоненькая, полупрозначная. Через серо-голубую кожу просвечивали фиолетовые и красные сосуды. Большие голубые глаза уставились на Леи. Мекхманианка посмотрела на новостной экран над рабочим терминалом, где красовалось изображение совсем другого существа. Она рванулась к кнопке тревоги, но в двух шагах от стены замерла, услышав командный голос Даэ Линна:
- Остановись.
Инопланетянка подчинилась. Еще секунду на ее лице еще читалось сомнение, но совсем скоро оно пропало. Мекхманианка обратила спокойный взгляд на таури.
- Подойди к рабочему терминалу. Подай рапорт о переводе заключенного в медицинскую камеру. Укажи номер моей камеры и отметь пункт о предосторожностях.

Отлично. Теперь он официально переведен в лазарет. Здесь можно будет выиграть время и основательно подготовиться к самому побегу. Леи знал, что времени не так уж и много: рано или поздно Кайтису придется сдать пост, а, значит, отлучиться от таури. Действие феромона после этого может выветриться, и охранник заложит его.

Леи обосновался в одной из герметичных палат, куда обычно помещали зараженных. В «карантинки» редко кто наведывался, и таури посчитал, что там ему будет безопаснее. Лежать на мягкой кушетке в светлом и намного более теплом помещении было приятно. Леи потирал предплечья. Теплолюбивый таури всегда страдал от холода, но в этой тюрьме – особенно. И все же в палате было чуточку теплее.

Ощущение комфортного тепла расслабляло. Тянуло в сон.

Разбуди нас, брат! Выпусти на свободу!

- Комм, - произнес Даэ Линн из последних сил. – Разблокируй его.
Он жестом подозвал медика к себе и протянул ей левую руку.
- Я не знаю пароля на твой биокомм, - сообщила мекхманианка, не скрывая волнения в голосе. Да, она хотела его, как безумная. Леи уже чувствовал резкий запах ее смазки. Таури колебался. Он не мог снизить количество выделяемого феромона, чтобы Кайтис, стоявший рядом с его кушеткой, не сорвался с крючка. С другой стороны, если эта мекхманианка сейчас на него набросится, харумон может среагировать весьма неприятным образом: разорвать разгоряченную соперницу пополам и отыметь его самостоятельно. К этому Даэ Линн был откровенно не готов.
- Должен быть код чрезвычайной важности на случай эвакуации, - сказал Леи, затем повернул голову к Кайтису: - Узнай его. И принеси мне нормальное оружие!
Таури понимал, что рискует, отпуская харумона, но, по его расчетам, тот был уже вовсю накачан собственными сексуальными гормонами, а, значит, еще в течении нескольких часов Кайтис будет в полном его распоряжении.

- Скажи мне, красотка, как тебя зовут? – спросил Леи мекхманианку, когда Кайтис удалился.
- Гевайа, - тихо отозвалась она, дрожа всем телом. Ее высокий голос звенел и переливался, будто колокольчик.
- Гевайа, милая, - нежно, но настойчиво приказал Даэ Линн. – Раздобудь мне парочку атмосферных масок и униформу медика. Все для гуманоидов, разумеется.
Мекхманианка мигнула. Ее огромные голубые глаза увлажнились. Страх. Что ж, ему это на руку. Он отпустил дрожащую инопланетянку и позволил себе закрыть глаза и расслабиться.

Брат, ты не должен спать! Не упускай свой единственный шанс, брат!

Но так хотелось, чтобы этот длинный день уже закончился. Конечно, с момента установления контроля над Кайтисом прошло чуть меньше часа, но за это время Даэ Линн Леи совершил намного больше самостоятельных решений, чем за целый стандартный день в тюрьме.

Леи очнулся, с резким вздохом сел, и встретился лицом к лицу с мекхманианкой.
- Тебе было плохо, я дала стамина-шот, - объяснила Гевайа, убирая иглу инъектора от его плеча.
Стамина-шот! Конечно же! Это нужно включить в план.
- Собери мне сумку с авторегулятором веса, - приказал таури. – Положи туда все инъекторы, которые имеются в лазарете.
Гевайа резко втянула воздух носовыми отверстиями на плоском лице. Даэ Линн напрягся. Конечно, он же забыл ослабить феромонную хватку! Она готова была уже накинуться на него. Черт, как же все-таки сложно регулировать химические процессы собственного тела, когда сознание функционирует на четыре процента!

- Иди, - спокойно распорядился Леи.
Тем не менее, стамина-шот немного прояснил мозги. Резкий вброс аминокислот и гормонов стресса в кровь разблокировал компенсаторные резервы организма. Мыслить стало чуть легче.

Атмосферная маска. Даэ Линн знал, что она нужна ему, но не помнил формулу. Черт возьми, как он мог забыть формулу химиката, который столько раз спасал ему жизнь?!

Гевайа снова возникла на пороге комнаты, на этот раз с сумкой из мягкого биопластика, которая могла растягиваться до нужных размеров.
- В моем отделении было тридцать инъекторов. Остальные на складе.
- Ох, отлично! – проворковал Леи. – Давай сюда. Теперь как насчет атмосферных масок?
- Они в сумке, - прозвучал тонкий звенящий голос.
- Взломай синтезирующие элементы, - приказал таури, протягивая три маски из прозрачного мягкого пластика с двумя маленькими баллончиками по бокам около крепежных ремешков.
Мекхманианка подчинилась. Она быстро набрала код полного доступа на маленькой панели ввода, расположенной на одном из ремешков, и протянула маски Леи.
Он вернул обратно одну:
- Это еще не все, милая. Теперь введи формулу.
- Какую?
Таури напрягся.
- Формула… формула… это должен быть наркотический газ…
- Наркотических газов миллиарды, - заметила медик. – Какой именно газ тебе нужен?
Леи не помнил точного названия. Да, наверное, он его и не знал. Если это наркотик, наверняка у него есть какое-то общепринятое название. Не химическое. И формулу Леи точно не помнил.
- Самый убийственный наркотик. Одного вдоха хватит, чтобы вырубить крепкого представителя любой гуманоидной расы на несколько суток.
- «Туман»? – предположила мекхманианка.
- Точно! – он просиял.

«Туман»! Именно так! Следующий пункт плана!

Мекхманианка покачала головой.
- Я не знаю формулы.
- У тебя тут целый медицинский терминал! – голос таури стал ледяным. – Найди ее.
- Здесь тюрьма, а не подпольная лаборатория, синтезирующая запрещенные препараты.
Леи бросил на Гевайю такой злобный взгляд, что та затряслась всем телом.
- Так выведи формулу из нейтрализатора! – рявкнул таури. – Прямо сейчас!
- Это займет время, - произнесла мекхманианка.
- Тогда какого черта ты еще стоишь здесь?!

Всплеск эмоций ослабил его. Снова закружилась голова, мышцы стали ватными. Леи опять лег. Появилась идея уколоться еще одним шотом, но, черт, так он их все израсходует, еще не выбравшись из тюрьмы. Нет, инъекторы все-таки надо поберечь.

Уже скоро, брат. Уже скоро!

«Да, уж вы, ребята, не оставите меня в покое» - подумал таури.

Солнечная система
Закрытая планета № 3 «Земля»
Англия, город Чедл
Приемная психотерапевта доктора Марвина Сайкса
Сентябрь, 2007 г.

- Мне снова нужны таблетки!!!
Едва предыдущий клиент вышел из кабинета, Брайан ворвался внутрь, грубо оттеснив мужчину от двери.
Доктор Сайкс сидел за столом, заполняя карту пациента.
- Брайан, ты же знаешь, после Джейсона я беру небольшой перерыв. Тебе назначено на семь часов. Сейчас без десяти.
- Но… - парень осекся, встретив выразительный взгляд доктора. Неумолим, как всегда. И пунктуален до чертиков. А и хер с ним!

Брайан уселся на диван в приемной. Неужели, эта сраная чертовщина начинается опять?! Он лечился от затяжного невроза уже десять лет. С тех пор, как получил черепно-мозговую травму, которая, несмотря на то, что была легкой, перевернула всю его дальнейшую жизнь с ног на голову. Твист тронул кулон в виде молочно-белой сферы диаметром чуть меньше сантиметра, болтавшийся на плотном синтетическом шнурке.
Твою мать, когда он успел его нацепить?! Он повертел побрякушку между пальцами. Незнакомый камень всегда был горячим, словно внутри шли какие-то неизвестные науке химические реакции, поддерживавшие температуру. Твисту было любопытно узнать, что это за камень, но почему-то он не мог заставить себя отнести кулон специалистам. Вернее, он каждый день убеждал себя, что имеет полное право сделать это, но все равно ничего не выходило.

«Ты обещал!» – звучало в голове, и Брайан понимал, что так и есть.
Он обещал.

Собственно, это и была единственная причина, по которой Твист до сих посещал психотерапевта. Если бы не доктор Сайкс и его здравомыслящие рассуждения, Брайан точно свихнулся бы, вступил в какой-нибудь клуб параноиков, уверенных в том, что пришельцы уже здесь, истина где-то рядом и прочую ерунду, которая, с точки зрения любого нормального человека, казалась бредом. И сеансы психотерапии помогали, особенно, когда доктор Сайкс подкреплял их рецептами на Золофт. И воспоминания, которые сам врач считал банальными кислотными глюками, переставали мучить Брайана, потихоньку растворялись под действием терапии и антидепрессантов.

Однако, срывы случались, причем не так уж и редко. И, как правило, в те моменты, когда Твист прекращал применять препарат. Воспоминания обычно приходили во снах, таких ярких и четких, что, даже после пробуждения, парню казалось, будто он все еще там, в прошлом.

Это случилось ровно десять лет назад. В такой же точно сентябрьский вечер, как сегодня. Брайану тогда было пятнадцать и он, что есть сил разгоняясь, несся домой на скейте, чтобы успеть до того, как дождь разойдется на полную. Поворачивая на Эшфилд роуд, он не заметил прохожего и налетел на него со всей скорости.

Голова раскалывалась, словно ее проломили насквозь. Брайану показалось, его мозги уже вытекают на землю, как содержимое яйца на сковороду.
- Эй! Ты в порядке? – его кто-то настойчиво тормошил за плечо.
- Да… Вроде. – Брайан открыл глаза.

Незнакомец смотрел на него удивленно и, в то же время, пристально, словно прикидывая что-то в уме. Он был одет в старые потертые брюки, вроде джинсов, и в массивные сапоги с мехом. Поверх обтягивающей водолазки под горло на нем была меховая жилетка, причем мех этот создавал интересный оптический эффект, и Брайану казалось, он искрит на кончиках всеми цветами радуги. Кожа парня имела очень странный светло-фиолетовый оттенок, переливалась перламутром и загадочно блестела. Его волосы до плеч цвета белого песка на пляже были будто подсвечены неоном. Справа длинные пряди его челки были заплетены в тонкую косичку, перехваченную кожаным шнурком.

Твист несколько раз попытался прикинуть, сколько парню может быть лет, но у него не получилось даже понять, старше ли незнакомец его самого или нет. В одну секунду казалось, что перед Брайаном мужчина за тридцать, но стоило хорошенько проморгаться – и вот незнакомцу уже не дашь и девятнадцати.

Однако самое странное, что Твист отчетливо помнил до сих пор – глаза того парня. Оранжевые, со светлыми прожилками. Они как будто излучали внутренний свет. От них нельзя было отвернуться: глаза обладали мгновенным гипнотическим эффектом.

- Послушай, - сказал парень с чистейшим британским акцентом 60-х годов. – У меня есть к тебе большая просьба. То есть две.
- Какая? – Твист все еще сидел на земле, держась за голову. – Какие?
- Вот, - незнакомец вынул из-под жилетки кулон в виде полупрозрачной молочно-белой стеклянной сферы на шнурке. – Пусть это пока побудет у тебя. Храни ее, и ни за что никому не отдавай!
- Ну да, - сказал Брайан, рассматривая сферу. – А потом какие-нибудь братки придут и замочат меня ради этой штуковины.
Незнакомец удивленно замахал руками.
- Нет-нет, не братки! Нет. Я приду за ней. Она мне будет очень, - он сделал ударение на последнее слово, - очень нужна. Ты просто держи ее у себя.
- Что это вообще за хрень? – мальчишка поднялся и принялся отряхиваться. Да, стирки маме прибавится сегодня.
- Не могу сказать, - виновато отозвался странный парень. – Я и отдаю ее тебе, потому что…
- … я понятия не имею, что это такое?– догадался Брайан.
- Вот именно! – незнакомец улыбался. – Так, где ты живешь и как тебя зовут?
Он даже достал ручку и приготовился записывать информацию. Тут Брайан полностью растерялся. Кто он? Может, это агент ЦРУ? Или, наоборот, шпион? 007? Джеймс Бонд собственной персоной. Может, кто-то из Мстителей или Людей-Икс? Вдруг он дает Брайану подслушивающее устройство, чтобы шпионить за ничем не подозревающими людьми и собирать бог весть какую информацию?
Тем не менее, парнишка открыл рот и, насколько мог, полно, ответил на вопрос:
- Меня зовут Брайан Твист, и я живу в городе Чедл, Великобритания на Оук стрит. Дом пятнадцать.
- … дом пятнадцать, - пробубнил незнакомец, записывая данные у себя на руке. Опустив рукав, он бросил на Брайана лукавый взгляд.
- А теперь вторая часть моей просьбы. Пообещай мне, что ты ни за что отсюда не переедешь. И я смогу найти тебя и забрать свою вещь обратно.
Твист смотрел на него, вытаращив глаза.
- Что?! Как это – пообещать?! А если ты вообще не вернешься?!
- Знал бы ты, что это, – не спрашивал бы таких глупостей, - улыбнулся незнакомец.
- Но я хочу уехать! В Манчестер! Или в Лондон! Терпеть не могу это гнилое место!
- Ладно-ладно, - парень смутился. - Мне и самому у вас тут не нравится. Послушай, дай мне пять лет! Пять. Ну, ваших лет, ты понимаешь?
Брайан не понимал, но почему-то кивнул.
- О! Благодарю, благодарю тебя! - незнакомец кинулся его обнимать. – Я обязательно вернусь, правда.
Он уже хотел уйти, когда Твист схватил его за локоть.
- Постой.
- Да? – незнакомец обернулся и бросил на Брайана заинтересованный взгляд.
- Как твое имя?
- Ах, всего-то, - вздохнул парень. – Даэ Линн Леи.
- Как?! – Брайан подумал, что ослышался.
Парень рассмеялся.
- Зови меня просто Даэ. Или просто Линн.

Даэ Линн Леи. Имя преследовало его уже десять лет. И образ странного парня не давал покоя даже во сне. Доктор Сайкс полагал, что незнакомец был навязчивой идеей подростка после сотрясения мозга, полученного вследствие падения со скейтборда.

Брайан и сам не знал, где правда, а где – вымысел. Очнулся он в чьем-то чужом саду со страшной головной болью. И первое, что подумал: ну и вставило же с этой марки, которую они с Картером поделили на двоих на вечеринке у Стива! А потом он заметил на шее стеклянный кулон с клубящимся туманом внутри. И с того момента отчаянно поверил в свой глюк.

Дверь кабинета отворилась. На пороге стоял доктор Сайкс с чашкой чая в руках.
- Я готов тебя принять, Брайан, пойдем.

***

Созвездие Сигнус
Система Денеб Альфа
Планета Денеб Альфа 9
Отделение единой межгалактической тюрьмы № 7890 Θ 33442
Эра Саа Год 70 873

После возвращения Кайтиса, в распоряжении Леи оказался тяжелый плазменный бластер с обоймой на двадцать выстрелов и внушительного размера короб с зарядами. Таури приказал харумону засунуть патроны в сумку.
- Что насчет кода, зеленый? – спросил он, когда приказ был выполнен.
- Давай сюда биокомм, гуманоид, - злобно прорычал Кайтис. Нехорошо, феромон начал выветриваться. Он подвинулся ближе к охраннику, протянул левую руку и отдал мысленный приказ комму активироваться. Над вживленным в кожу запястья чипом возник треугольный голографический дисплей с командной строкой. Харумон ввел код.
- Как ты узнал его? – спросил Даэ Линн.
- Пытал Гурдиса Кхарма, - просто ответил Кайтис.
- Начальника сектора?! Твою мать! - выругался Леи. – И что ты с ним потом сделал?
- Убил.
- Хвала Праотцам! – выдохнул таури. – Ты спрятал труп?
- Я оставил его в кабинете и повесил на дверь силовое поле «Не беспокоить».
- То есть у меня есть… Сколько времени, пока не объявят общую тревогу и не запрут этот сектор ко всем хренам?
- Часов пять, не больше - сказал Харумон. – Кхарм при мне отправлял секретаря на Альфа-8 с какими-то документами. До его возвращения тело не найдут.

Пять часов. Черт! Черт! Если Гевайа не успеет вывести формулу, ему конец! Записи с камер просмотрят, потом построят маршрут харумона и все это приведет к нему.
- Гевайа! – крикнул он, и тут же комната поплыла перед глазами – проявление воли и сильных эмоций при урезанном сознании быстро приводило к обмороку, Леи держался из последних сил.
Мекхманианка тотчас возникла на пороге палаты.
- Я вывела формулу, - ответила она, протягивая маску.
- Святые Праотцы, мне сегодня везет, - выдохнул Леи, просканировал маску с помощью комма, чтобы сохранить формулу и плотно прижал ее к лицу. Гибкий биопластик герметично присосался к коже, таури сделал глубокий вдох.

Брат, ты сделал это!
Мы славим тебя!
Даэ Линн Леи,
Достойнейший потомок,
Дитя Океана…


- Ой, да заткнитесь, - беззлобно произнес таури, чувствуя, как губы растягиваются в улыбке.

Леи так и не выяснил, отчего «Туман» действовал на него иначе, чем на остальных гуманоидов. Но, с тех пор, как он открыл это действие, наркотик не раз выручал его в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях.

Кайтис и Гевайа, его подневольные союзники, с удивлением смотрели на то, как таури преспокойно дышал «Туманом» и не вырубался. Леи нахмурился. Конечно, теперь их придется убить. Лишь одно существо в этой галактике знало этот секрет, и Даэ Линн точно не намеревался раскрывать его тюремным служащим. Нет, пускай лучше все думают, что анима-экстракция лишь усиливает действие таурианского феромона.

Голоса продолжали петь хвалебные песни, радовались скорому освобождению. Пение становилось все громче. Даэ Линн перекинул сумку через плечо. Скоро. Уже совсем скоро.

- Кай…тис, - приказал Леи, чувствуя, что язык уже с трудом повинуется ему. Харумон приблизился. Таури протянул левую руку ему навстречу и активировал биокомм – коды доступа. К лифтам и шаттлам.
Охранник отправил все пароли в коммуникатор Даэ Линну.

Прекрасный наш брат!
Пройдет время, и таури сложат песни!
О тебе, Даэ Линн, рожденный в священных водах!
О тебе, душа Океана, что дает силы племенам таури
Покорять и властвовать…


Из последних сил Леи приказал Гевайе переодеть себя в медицинскую униформу. Так он сможет, не привлекая внимания, добраться до лифтов. Конечно, в доках, у космических шаттлов, будет полно охраны, просто так никто не даст ему погрузиться в шаттл, но…

МЫ – СВОБОДНЫ ДУШОЙ
И СЕРДЦЕМ!
И БУДЕМ ВЛАСТВОВАТЬ, ДАЖЕ ЕСЛИ НАШИМ ВРАГАМ ПОКАЖЕТСЯ
БУДТО ОНИ ПОКОРИЛИ НАС
ИБО С НАМИ БЛАГОСЛОВЕНИЕ ВЕЛИКОГО ОКЕАНА!


Судорога свела все тело таури. Поющие голоса вибрировали, вырываясь из его собственного рта, а Даэ Линн уже со стороны смотрел на удивленных инопланетян, которые в страхе пятились назад из палаты. Конечно же, песню на языке таури они не понимали. Составителей галактического переводчика на планету Леи никогда не пускали.

Так происходило всегда, когда он вдыхал нужное количество «Тумана». Оно всегда было разным, но колебалось в пределах полутора-двух атмосферных масок. В этот раз хватило одной. Синтезирующий элемент даже не успел еще преобразовать всех молекул, а Леи уже витал под потолком комнаты.

Во многих культурах это состояние определялось как внетелесный опыт, астрал, выход из тела. Даэ Линн уже много раз проходил через это, но все никак не мог привыкнуть. Смотреть на себя со стороны было необычно и странно. Еще ужаснее было ощущение полного отсутствия контроля над телом. Теперь им владели предки. И только они решали, как следует поступить в той ситуации, перед которой поставил их Леи.

Тем не менее, предки были мудры. Они не всегда действовали в точности по плану, но их действия были направлены лишь на одну цель: чтобы Даэ Линн выжил и благополучно смотался в безопасное место. На данный момент таким безопасным местом представлялся космический шаттл. Ну а дальше – будь что будет. Да и действие «Тумана» пройдет.

- ПОДОЙДИТЕ! – Леи не узнал собственного голоса, потому что вместе с ним говорили предки.
Ни харумон, ни мекхманианка не смогли ослушаться. Они приблизились к таури и молча замерли перед ним. Даэ Линн достал из-за пояса бластер и выпустил по заряду раскаленной плазмы в голову каждого инопланетянина. Точнее, это сделало его тело. Сам он, слушая предсмертные стоны, внутренне морщился, витая под потолком палаты. Конечно, он и сам убил бы этих двоих, непременно, но, наверное, сделал бы это как-то погуманней. Дал бы, для начала, Гевайе дыхнуть «Туманом», в конце концов! Плазменный бластер вообще не предназначен для быстрого бесшумного убийства – скорее, для того, чтобы вывести бронированного противника из строя, но, раз уж Кайтис выбрал для него именно эту пушку… Что ж, не повезло.

Нельзя сказать, что Леи любил убийства. Ему очень часто приходилось это делать, но никакого удовольствия от процесса отбирания чужой жизни он не испытывал. Однако, необходимость убивать заставила Даэ Линна выработать вполне четкий логичный алгоритм: Есть проблема? - Убей. Убил? - Проблемы нет, о чем сожалеть?

И, все-таки, вид валяющихся на полу бывших союзников, пускай и невольных, вызывал отвращение. От голов инопланетян остались неаккуратные лужи расплавленной кожи пополам с мозговым веществом и торчащие из слизи обугленные кости. Леи хотел вздохнуть с сожалением, но не мог этого сделать. В таком состоянии он вообще ничего не мог делать. Только медленно плыть в воздухе над собственным телом, никем не видимый.








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): _aka_ (08.09.2012)
Просмотров: 874

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 9
1 _aka_   (15.10.2012 20:30)
Спасибо за тапки wink Бета, видимо, проглядела wink
Ща все поправлю wink

Брайан - классический неврастеник с психологией подростка


да, фиксация случилась прям по Фрейду, как говорится wink
еще и депрессия наложилась wink

2 _aka_   (09.09.2012 17:46)
Да, после "и" действительно лишние запятые. Я их точно не ставил, думаю, наверное, все-таки глюк после сведения документа. Спасибо, что обратили внимание! wink

Слово "удивленно" я скорей всего выделял интонационными запятыми. А еще может быть, там была парцеляция, которую я так люблю, а бета ее убрала wink Надо посмотреть в исходный текст до беттинга.

Спасибо за содействие! ;)))

3 Нера   (09.09.2012 15:30)
Здорово.) Честно говоря, заметила пару лишних запятых, но так увлеклась чтением, что уже больше ни на что внимания не обращала. Нравится, как постепенно раскрывается общая картина событий, как последовательно и продуманно описаны все технические моменты. Хорошо выдержан стиль и нет неуклюжести описаний. Безумно интересно, что случится дальше.)

4 _aka_   (09.09.2012 16:58)
Запятые? Где? Укажите, пожалуйста. Глава бечена, так что надо предъявить бете ;))

5 Нера   (09.09.2012 17:23)
С запятыми я могу ошибаться, но давайте посмотрим.)
Непокоренными остались в основном дипломатичные расы, которые редко отличались физической силой и боевой мощью, и, поэтому никогда не претендовали на родную планету Даэ Линна. - смущает последняя запятая, если убрать, получается, все придаточные, останется "непокорёнными остались в основном дипломатичные расы и", верно? А что "и"?
"... эта роль часто доставалась ему.- Все-все, приятель, - приговаривал он" - пробел после точки пропустили.
Картер глядел на Брайана, удивленно, с осуждением. - первая запятая к чему? Об неё только спотыкаешься при чтении, а вот вторая, как уточнение уже нормально.
Тот сложил руки на груди и прислонился к дверному косяку и перегородил проем ногой, не пуская друга в комнату. - а вот здесь наоборот пропущена, после "и прислонился к дверному косяку".
КАКОГО ХЕРА ТЫ ТУТ ЗАБЫЛ, УБЛЮДОК?Картер смотрел на него как на полного идиота. - либо тире надо добавить после реплики, либо начать с нового абзаца.
Да, пожалуй, и, правда, поехала. - последние две запятые опять-таки смущают.)

6 Sepren_Substancius   (15.10.2012 15:29)
Замечательно показан процесс восстановления плана. И, разумеется, его осуществление.
Брайан - классический неврастеник с психологией подростка (модель поведения у него прочно зафиксировалась с пятнадцати лет).

Тапки простые и легко поправимые:
прямо таки неоднократно - -таки всегда пишется через чёрточку.
Брайан, не без труда, выставил бухого в стельку, - не нужно выделять "не без труда" как уточнение, а то взгляд цепляется за запятые, темп теряется.
Знаешь – что?! - не нужно тире. Вообще ничего не нужно.
Да, пожалуй, и, правда, поехала. - здесь "правда" - частица, не выделяется.
картину мира Твист на сто восемьдесят градусов - Твиста? Или наблюдается отдельный "мир Твист"?
Одинокий тапок типа "испанский сапог":
Сам он, слушая предсмертные стоны, внутренне морщился - откуда стоны, если он им головы расплавил со скоростью света? Я думаю, они вообще не успели как-то среагировать.

7 jiraia   (27.10.2012 20:20)
Работа очень взрослая. А потому читать - одно удовольствие. Такие миры требуют детальной проработки и она присутствует. Как любитель фантастики скажу одно - браво, автор! Сильная работа, буду смаковать ) Спасибо за труд.

8 _aka_   (28.10.2012 01:15)
очень рад, что нравится... мир вынашивался очень и очень давно... лет 12, если не больше... wink героев вот только не было. как только появились - сел записывать. одна беда: работы до черта (а сейчас еще и квалификацию
повышаю), так что приходится брать большие паузы межды главами (((

9 Алиcия_Равен   (07.07.2013 13:49)
ИП

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн