фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 20:58

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Death Note

  Фанфик «Bound with the silver shine | глава 9. окончание»


Шапка фанфика:


Название: Bound with the silver shine
Автор: Rainy
Фандом: Death note
Персонажи/ Пейринг: Лайт, Эл, выпускники Вэмми-хауса, Дэймон Сальваторе, OC. ББ/Ниа, Лайт/Эл, Мелло/Мэтт, Дэймон/OC
Жанр: POV, Ангст, мистика, яой
Предупреждение: Возраст героев и хронология фэндома изменены. Присутствует слэш, немного нецензурной лексики.
Тип/вид: слэш, кроссовер, OC
Рейтинг: NC-17
Размер: макси
Статус: закончен
Дисклеймер: Персонажи фэндомов принадлежат создателям, фанфик и мои персонажи – мне.
Размещение: Можно, но с этой шапкой. И отпишитесь, где размещаете.


Текст фанфика:

Двадцать четвёртое августа.
Сегодня тебе исполняется пятнадцать.
Как всегда, головоломка в красивой упаковке, которую я неделю искал в интернете и два дня прятал в глубине гардероба, чтобы не попалась тебе на глаза до этого дня.
Вечером привычное чаепитие. И это уже не кажется глупым, хотя раньше я смеялся над этой традицией. Потому что оно ознаменовывает день, когда ты родился. Мой Нейт.
Теперь я даже одет, как сказал бы Вэмми, как подобает – чёрный костюм, белая рубашка и бабочка. Помню, ты говорил когда-то, что мне идёт такой образ. Конечно, всё время так не походишь, но в твой день рождения можно…
Собираюсь достать твою головоломку – уже без двух минут семь вечера, а ты родился в семь часов девятнадцать минут, и чаепитие начнётся в это же время – но слышу твои шаги. Через минуту – лёгкий стук в дверь.
– Входи, Нейт.
Ты – в обычной белой одежде, и хорошо, тебе редко идут официальные костюмы – открываешь дверь и привычно забираешься на мою кровать. Сажусь рядом. Ты кладёшь свою ладонь на мою. На твоих губах и в глазах лёгкая, чуть демоническая улыбка. Улыбаюсь в ответ.
– С днём рождения, – шепчу тебе в ухо и легко задеваю губами твою щёку.
Ты поднимаешь лицо. Провожу пальцем по твоим губам и целую. Твои тонкие руки обнимают мои плечи, я слышу, что ты дышишь чаще.
– Люблю тебя… Мой Нейт…
– Я… Тоже… – шепчешь ты между поцелуями. – Люблю…
Твои объятия и поцелуи сегодня другие. Ты более раскован, чем обычно. Ероша твои волосы, задумываюсь, насколько я в состоянии думать, когда ты в моих объятиях: меньше получаса до твоего пятнадцатилетия. Может быть, ты уже готов к большему, чем поцелуи. Почти пятнадцать. Это достаточный возраст?
Не спрашивать.
Ждать.
Ты скажешь сам.
Слышу бой часов в гостиной сквозь твоё участившиеся дыхание. Пятнадцать минут восьмого. Разве уже прошло пятнадцать минут? Ты не слышишь, моя комната слишком далеко от гостиной. Но для моего слуха нормально.
Отрываюсь с неохотой от твоих губ. Ты снова тянешься ко мне. Прижимаю палец к твоим губам, останавливая тебя.
– Ты что? – в твоём голосе нетерпеливое недовольство.
– Только что пробило пятнадцать минут восьмого. Тебя ждут на чаепитие, помнишь?
Молча слезаешь с моих коленей. Когда ты успел залезть ко мне на колени? Я не заметил. Ты, кажется, тоже.
Поправляю сбившийся воротник твоей рубашки. Приглаживаю тебе волосы. Обнимаю тебя.
Тебе это не нравится, но идти придётся. Кажется, ты опаздываешь впервые в жизни.
Обычная компания, только в детстве я не участвовал в этих праздниках. То есть не совсем обычная. Вэмми, Роджер, Лоулиэт, Михаэль, Мэйл, Линдси, Патрик – это обычная. А вот Лайт – нет. Не совсем понятно, терпят его здесь ради Лоулиэта или правда приняли. Хотя он уже третий год отмечает наши праздники с нами, кажется, ему стало интересно узнать о детстве Лоулиэта, но его присутствие выглядит странно. Лори, Дэймон, Мод и малыш Кэлмерт – их присутствие действительно привычно и приятно.
Обычное «С днём рождения, Ниа!» я не повторяю за всеми – я это уже сказал. К тому же терпеть не могу, когда его называют не по имени. Конечно, он сам выбрал это прозвище, но к нему сложно привыкнуть, когда я вижу его имя.
Линдси, смеясь, тянется подёргать его за уши. Нейт уворачивается, улыбаясь, и идёт за праздничный стол. Он не любит быть в центре внимания в таком плане. Иду за ним, чтобы сесть рядом.
Подарки – наверняка куча белых паззлов и головоломок, Нейту они по-прежнему нравятся – складываются на кресло. Мэйл, отложив ПСП, вместе с Линдси разливает шампанское. Интересно, почему они?
Вэмми произносит тост. Я не прислушиваюсь. Просто поднимаю бокал вместе со всеми.
Нейт улыбается.
Всё же чем-то ему это нравится.
Линдси толкает меня локтем.
– Может, тоже что-нибудь скажешь?
– Ты же знаешь, я не любитель много говорить.
– Как хочешь. Я думала, для Ниа ты сделаешь исключение.
– Да. Но не такое.
– Не поняла…
– Неважно, Линда! – вмешивается Нейт.
Кажется, он понял, о чём я думаю…
Тем лучше.
Праздник заканчивается через два часа.
Все расходятся, ещё раз поздравив Нейта.
Мы остаёмся одни в полутёмной гостиной.
Он подходит к окну. Смотрит куда-то вдаль, но вряд ли видит что-то. Его мысли где-то далеко.
Подхожу сзади и кладу руку ему на талию.
О чём же ты думаешь?
Ты оборачиваешься. Твои руки обвивают мою шею. Мягкие губы касаются моих губ.
– Мне кажется, или ты хочешь большего?
Я не хотел спрашивать, но терпения не хватает.
– Ты прав, – тихо, почти неслышно отвечаешь ты. – Хочу.
Ты действительно хочешь, я чувствую это, когда ты прижимаешься ко мне всем телом. И я не отстаю от тебя. Вижу в полумраке, что твои щёки раскраснелись, а глаза затуманены страстью.
Я не могу больше ждать…
– Бейонд…
Моё имя, которое ты прошептал, тяжело дыша, сбивает всякое самообладание. Подхватываю тебя на руки и несу в твою комнату.
Сбрасываю покрывало и укладываю тебя на кровать. Ложусь рядом. Ты сильно сжимаешь меня в объятиях. Смотришь мне в глаза тем же затуманенным взглядом.
Касаюсь губами твоих губ. Ты отвечаешь мне. Ласковый поцелуй переходит в страстный. Не успеваю заметить, как расстёгиваю твою мягкую белую рубашку, обнажая грудь и плечи.
Я готов начать целовать твои соски, но невовремя вспоминаю, как ты был напуган, когда я впервые прикоснулся к тебе. И останавливаюсь.
– Ты не боишься?
Приподнимаешься, прижимаясь ко мне.
– Нет. Знаешь, когда Лори говорила со мной после… ты понял, о чём я… Она сказала, что я буду полностью готов, когда желание пересилит страх. Это уже случилось.
– Ты готов?
– Да, я…
Ты не можешь подобрать слов, чтобы выразить чувства. Кажется, слова для тебя – только средство для передачи информации. Но сейчас слова и не нужны.
Медленно спускаю твои такие же, как рубашка, приятные на ощупь брюки. Но то, что под ними, неизмеримо приятнее…
Оставшись полностью обнажённым, ты выглядишь смущённым и беззащитным. И мне это нравится, чёрт возьми… Задыхаюсь от снова нахлынувшей страсти.
Когда я впервые коснулся тебя – это как раз лучше не вспоминать ни тебе, ни мне – ты был почти ребёнком… Теперь ты уже можешь сравниться по комплекции со мной, хотя всё равно ты ещё мальчик. Твой член стал немного больше, чем тогда, в первый раз. Но всё равно он небольшой, и тебе это идёт. Как же красива твоя беззащитность…
Осторожно ложусь на тебя. Твои руки обвивают мою шею. Целую твои полуоткрытые губы, и ты отвечаешь мне поцелуем – ещё неумело и неловко, но это не проблема, это даже забавно, и у нас так много времени, чтобы ты научился…
Спускаюсь ниже, целую твою шею. С твоих губ срывается первый стон, объятия становятся крепче. Смотрю тебе в глаза.
– Хочешь ещё? – спрашиваю, чтобы поддразнить тебя.
Не отвечая, торопливо расстёгиваешь мой пиджак. Быстро сбрасываю его, срываю бабочку и рубашку, и ты прижимаешься ко мне. Твоё тело такое тёплое. Наклоняюсь и обвожу языком твой сосок. Слегка прикусываю. Слыша твой ответный стон, думаю, что ещё немного, и я просто возьму тебя.
Нет. Твой первый раз должен пройти не так.
Снимаю брюки и бельё, не отрывая взгляда от твоих глаз. Твоё дыхание учащается, когда ты смотришь на меня.
Взгляд снова ловит твоё запястье с тонкими просвечивающими сквозь кожу сосудами. Нет. Хотя под твоей подушкой и есть чем порезать тебе руку – ты, конечно, пока не знаешь об этом – но не сегодня. Не хочу, чтобы ты боялся.
Сбрасываю одежду на пол и снова ложусь на тебя. Провожу согнутым указательным пальцем по твоим нежным губам. Приоткрываешь рот, целуя мой палец, прикасаешься к нему языком… Это не менее сводит с ума, чем фантазии о тебе. Такое милое проявление нежности и страсти одновременно…
Проскальзываю рукой по твоему телу от губ до паха. Беру в руку твой уже напряжённый член. Провожу по нему большим пальцем, чуть надавливаю на открывшуюся розовую головку. Твоя смазка сочится между моих пальцев. Откидываешься на подушку, хватаешь ртом воздух, твои пальцы сжимают простыню. Глядя на тебя, снова хочется немедленно взять тебя. Желание уже болезненно. Нет. Я не причиню тебе боли.
Сжимаю в ладони твой и мой член вместе. Беру в ладонь твои яички. Ты вздрагиваешь со стоном. Изгибаешься, задыхаясь. Кладёшь свою руку поверх моей и чуть двигаешься в моей ладони. Нет, этого мне уже мало…
Смачиваю пальцы правой руки в заранее подготовленной смазке. Обвожу скользким пальцем вход в тебя. Твоё дыхание превращается в слабый стон, ты прикрываешь глаза и чуть подаёшься навстречу. Проникаю в тебя пальцем – неглубоко, примерно на дюйм. Слегка поглаживаю тебя изнутри и продвигаю палец глубже. Ты вздрагиваешь и сжимаешься.
Кажется, ты всё-таки боишься.
– Неприятно? Больно?
Киваешь, не отвечая, что именно чувствуешь.
– Тебе всё-таки страшно.
Я знаю, что это так. Это можно понять даже по звуку твоего дыхания. Слишком оно частое, и не из-за возбуждения, я отличил бы. Ты дышишь, как будто тебя загнали в ловушку, из которой не выбраться.
– Да, немного, – соглашаешься тихим шёпотом.
Немного – явно преуменьшение. Твой страх сильнее, чем ты показываешь.
Оставляю палец внутри тебя, чтобы дать тебе привыкнуть, но не двигаюсь, пока не чувствую, что твои внутренние мышцы слегка расслабились. Успокаивающе поглаживаю тебя по волосам, шепчу «не бойся», стараясь прогнать твой страх. Кажется, твой взгляд стал спокойнее. Проталкиваю палец дальше. До конца, касаясь самой чувствительной точки. Ты уже не стонешь, а вскрикиваешь. Легко надавливаю, и ты бьёшься подо мной в безумной страсти…
Этого я и хотел добиться всю жизнь, я понял это только теперь, когда это случилось… Никакого самоконтроля, никакого холода в глазах… Никакой отстранённости…
Я больше не могу терпеть!
Поднимаю твои ноги, сгибая их в коленях, и медленно вхожу в тебя. Замираю, наблюдая за реакцией и одновременно наслаждаясь чувством, которое я ждал четыре года. Ты снова сжимаешься, и я не знаю, от чего – тебе больно или ты испытываешь удовольствие?
В следующий миг получаю ответ. Твои руки скользят вниз по моей спине и притягивают меня ближе. Ты издаёшь задыхающийся вскрик. Вхожу в тебя до конца.
– Ближе… – шепчешь мне. – Ещё…
– Нейт…
Жар твоего тела, растрепавшиеся светлые волосы, серые глаза, полные яростной страсти… Интересно, как сейчас выгляжу я? – думаю, пока ещё в состоянии думать. Потом мыслей не остаётся, остаются только твои стоны, заполнившие комнату. Твои ладони, скользящие по моему телу. Твои закрытые глаза. Серебристое сияние вокруг нас. Минуты яростной обоюдной страсти, синхронные движения… Твой крик, когда ты кончаешь, прижимаясь ко мне изо всех сил. И тепло моего собственного оргазма.
Падаю на тебя, обессиленный наслаждением. Приподнимаюсь, выходя из тебя. Переворачиваюсь на спину и притягиваю тебя к себе.
Опускаешь голову мне на плечо и обнимаешь меня за шею. Смотришь в глаза.
– Как ты? Всё хорошо? – вроде с тобой всё в порядке, но я должен это спросить, чтобы убедиться.
– Да… Это было… Не могу выразить словами.
Перебираешь мои волосы тонкими пальцами.
– А тебе понравилось? – почти неслышно шепчешь мне.
Тихо смеюсь. Ты, кажется, удивлён.
– Я ждал этого четыре года и видел во снах почти каждую ночь. Но это было ещё лучше, чем я представлял.
Ты улыбаешься и закрываешь глаза.
– Ещё я мечтал, что когда-нибудь ты уснёшь у меня на плече.
Поднимаешь голову. Вроде та же улыбка, но меняется взгляд, он внимательнее, чуть настороженный. В чём дело?
– А ты не мечтал ни о чём… нестандартном?
Улыбаюсь.
– Вот что тебя пугает.
– Да. Прости, но я помню твоё прошлое, хотя и смирился, но забыть не могу. Ты всегда, сколько я знаю тебя, был… со своими странностями. Даже на фоне Вэмми-хауса.
Перестаю улыбаться. Конечно, он прав. Даже несмотря на любовь, я пугаю его. Естественно, даже остальные воспитанники Вэмми-хауса, хотя каждый из нас «со своими странностями», не могут счесть эксперименты с убийствами нормальным занятием. И правильно. Я и не говорил, что я нормален.
Но одно ненормальное желание относительно тебя у меня есть. Об этом я тоже мечтал четыре года.
– Бейонд?
– Да. Одно странное желание есть. Появилось почти сразу, когда я узнал о нашей связи.
– Какое?
Не знаю, стоит ли говорить. Я не хочу пугать тебя…
– Скажи. Может, я не буду против.
– Серьёзно?
– Сначала я должен узнать, что за желание.
– Мне хотелось попробовать твою кровь. Как ты к этому отнесёшься?
Ты реагируешь почти спокойно.
– Ну… Что это будет для тебя значить?
– Ещё более близкую связь с тобой.
– Странное понятие. Ну… Если в разумных пределах… Может быть.
– Это не будет опасно, обещаю.
Ухожу в свои мысли. О том, как сказать тебе, кто я такой.
– Что с тобой? Ты выглядишь обеспокоенным. Ещё что-нибудь?
Чувствую, что не могу больше молчать.
– Ты не всё знаешь обо мне. Я должен был сказать тебе это до того, как провести с тобой ночь.
– Что…?
– Ты знаешь, кто такие синигами?
– Да, было много чего, что связано с ними.
– Кира. Или теперь называть его Лайтом? Линдси рассказывала, как только я вернулся в Вэмми-хаус, да я и сам кое-что узнал. Ты видел их?
– Видел. Я думал, ты не знаешь. А при чём тут они?
– Ты знаешь обо мне? Как я попал в приют?
– Слышал, что твоего отца убили, а мать погибла в автокатастрофе. Потом Эл забрал тебя из другого приюта. Это имеет отношение к тому, что ты хотел сказать?
– Имеет. Я считал отцом того, кто был убит, но он был мне не родным отцом.
– А родным отцом был… ?
– Кажется, ты уже понял. Родной отец – синигами.
– Каким образом? Я слышал, им запрещено… Или у них это происходит иначе?
– Нет, просто он не обратил внимания на запрет.
Ты молчишь. Думаешь о чём-то. За пять минут твоих раздумий успеваю вбить себе в голову, что ты не хочешь быть со мной, узнав обо мне всё.
– Нейт…
Ты поднимаешь голову.
– Ты не хочешь быть с таким существом, как я, да?
– Что ты там надумал? Хочу, конечно. Я просто пытался представить, как синигами мог переспать с человеком. Я же знаю, как они выглядят… Или это было… недобровольно?
Выдыхаю с облегчением.
– Потом расскажу, это долго… Скажу только, что это было не насилие.
Притягиваю тебя ближе и обнимаю. Ты натягиваешь на нас обоих одеяло.
Тепло и нежность… Мой Нейт…
Ты засыпаешь. Целую твои веки. На твоих губах улыбка.
Начало первого. В окно падает лунный свет. Ты спишь, улыбаясь во сне.
А мне хочется на улицу. Но смотреть, как ты спишь, не менее приятно. Серебряная нить, превратившаяся в сияние, дарит странное приятное чувство. Наверно, ты чувствуешь то же самое…
Меня уже тоже клонит в сон. Ты тянешься обнять меня во сне. Беру тебя за руку. Её тепло тоже приятно…
Кажется, я уже сплю. Потому что вижу очередной сон. Реальность не бывает такой бредовой.
Большой изумруд. Может, даже больше меня. Он отражается в таком же огромном зеркале. Откуда-то сверху на изумруд капает моя кровь. Стекает по резким сверкающим граням. Удивительно красиво. Вижу в зеркале отражение Лоулиэта, но не вижу своего… И слышу голос Армонии: «Ты помнишь свойства изумруда?»
Сон обрывается. Оставшуюся часть ночи я сплю без снов. Необычно для меня…
***

Открываю глаза.
Мягкий свет зимнего снежного утра. Смотрю на твои забавные часы. Десять утра, начало одиннадцатого.
Ты уже не в постели. Ты вообще рано встаёшь. Сидишь перед компьютером. Опять в работе… В этом ты действительно похож на Лоулиэта. Хотя он тоже стал уделять время личной жизни…
Бесшумно поднимаюсь и подхожу к тебе. Вспоминаю вчерашнюю ночь, и этого достаточно, чтобы снова вспыхнуло желание.
Обнимаю тебя сзади. Поворачиваешься ко мне, крутанувшись в кресле.
– Я не слышал, как ты встал.
– Разумеется, не слышал… – отвечаю тебе с невольной улыбкой. Провожу согнутыми пальцами по твоей щеке.
– У меня работа… – неохотно протестуешь ты.
– Разве она не может подождать? – шепчу интимным шёпотом, опускаясь на колени перед компьютерным креслом.
Поглаживаю твой член сквозь мягкую ткань брюк. Ты вздрагиваешь и издаёшь тихий стон, прикрывая глаза. Приспускаю твои брюки, чтобы прикоснуться к тебе без преград. Сначала поглаживаю пальцем, потом касаюсь языком, не прекращая наблюдать за реакцией. Твои руки судорожно сжимают спинку компьютерного кресла, глаза зажмурены, дыхание участилось. Ласкаю тебя сильнее, с нажимом. С наслаждением слышу твои стоны и сам прикрываю глаза. Снова смотрю на тебя, и кажется, что ты вот-вот упадёшь с кресла. Кажется, тебе здесь неудобно…
Подхватываю тебя на руки и несу на кровать. Целую твои губы, ты отвечаешь мне – уже немного более умело и привычно, чем вчера. Срываешь с себя рубашку.
– Какой ты нетерпеливый… – шепчу тебе. Ты улыбаешься. – Помнишь, что я говорил о твоей крови?
Не стоило говорить это так резко. В твоих глазах улыбка сменяется страхом.
– Ты не против попробовать сегодня? Только не бойся, если ты не захочешь, я откажусь от этого.
Молчание. Кажется, ты обдумываешь моё предложение.
– Ты ведь очень хотел этого… И откажешься?
– Хотел и хочу. Но не против твоей воли. Не хочу тебя пугать. Что ты решил?
– Давай.
Всего одно слово, но оно заставляет меня сходить с ума от нетерпения. Целую тебя в губы, в то же время сунув руку под подушку. Вытаскиваю то, что оставил там перед твоим днём рождения.
Опасная бритва. Тонкое острое лезвие, отражающее свет. Красиво…
Нож. Он грубоват по сравнению с бритвой, но это не так важно. И нож, и бритва будут сегодня составляющими нашего с тобой наслаждения…
Но в твоих глазах испуг. Ты вздрагиваешь, увидев, что я держу в руке. Я должен что-то сделать, чтобы ты не боялся.
Обнимаю тебя, ласково глажу по голове, стараясь успокоить.
– Не бойся… Это не страшно… Больно почти не будет, обещаю…
Ты обнимаешь меня. Крепко. Ты так напуган или что?
– Ты уверен, что хочешь продолжать?
– Да. Я же сказал.
Выпускаю тебя, чтобы заглянуть в твои глаза. Если увижу в них такой же страх, как был, я не смогу продолжать. Но твой взгляд стал спокойнее, точнее, он полон страсти, а не страха.
Опускаю тебя на кровать. Поднимаю твою правую руку. Кладу нож, оставляя в руке только бритву.
С извращённой нежностью надрезаю острым лезвием тонкий сосудик на твоём запястье – слегка, нам ведь не нужно сильное кровотечение. Ты дёргаешься, то ли от боли, то ли от испуга, а может, то и другое…
Прижимаю тебя к себе.
– Не бойся, – ласково шепчу в тёплое маленькое ухо. В твоих глазах опять страх, но ты больше не вырываешься, ты позволяешь мне…
Припадаю губами к тонкой струйке крови, стекающей по твоей руке. У твоей крови красивый тёмно-красный цвет. На вкус она кажется почти сладкой. Оторвавшись от пореза, роняю бритву и падаю на тебя в сладостном изнеможении.
– Не страшно? – шепчу тебе на ухо.
– Не особенно… Не так, как я представлял. В этом что-то есть…
Беру в руку нож. Смотришь на меня непонимающе.
– Что ты ещё собираешься делать?
– Разве ты не хочешь продолжать? – спрашиваю, целуя твои плечи.
– Смотря что…
Провожу ножом по твоему плечу и ниже к груди. Ты вздрагиваешь. Да, ты же не знаешь кое-чего об этом ноже…
– Не бойся, он же тупой, смотри, – шепчу тебе и сжимаю твою руку на лезвии ножа. Пореза, конечно, не остаётся, этим ножом невозможно порезаться. – Относись к этому как к обычной ласке. Им не порежешься…
– Да, уже вижу…
Целую твою чувствительную грудь. Приставляю кончик ножа к твоему соску, медленно прокручиваю. Ты тихо стонешь, обнимая меня и прогибаясь в спине. Тебе не больно, не должно быть больно.
– Если что-то будет не так, только скажи.
– Всё… ах… в порядке…
Провожу лезвием ниже, по твоему животу, ещё ниже… Раздвигаю тебе ноги и ввожу в тебя кончик ножа – неглубоко, совсем неглубоко, даже меньше чем на дюйм. Твои обнимающие меня руки подрагивают, кажется, от удовольствия. Вынимаю нож. Осматриваюсь в поисках смазки. Глянув на тумбочку, обращаю внимание на тарелку с клубникой. Смотришь туда же.
Когда я засыпал, этой тарелки не было…
– Я принёс её тебе… – говоришь, пытаясь справиться с частым дыханием.
Я опять сказал это вслух.
Снова смотрю на клубнику, и появляется ещё одна мысль…
Накалываю одну из ягод на кончик ножа. Ложусь рядом с тобой. Провожу клубникой по твоим приоткрытым губам. Улыбаешься, прижмурив глаза. Спускаюсь ниже, веду ягодой по твоей груди, обвожу сосок… Твои глаза почти закрываются, ты хватаешь ртом воздух…
Касаюсь клубникой твоего члена, обвожу ставшую влажной розовую головку. Дышишь громче. Снимаю ягоду зубами с ножа и снова прижимаю к твоей головке. Когда поднимаю голову, на клубнике капельки твоей смазки. Медленно съедаю ягоду. Наблюдаешь горящим взглядом серых глаз, неосознанно поглаживая свою грудь подрагивающими пальцами. Как безумно чувственно это выглядит… Прикасаюсь к твоему члену кончиком пальца, слегка нажимаю на чувствительную головку, целую её. Издаёшь задыхающийся стон и выгибаешься, сжимая в руке простыню.
Желание уже настолько сильно, что я не могу терпеть ни секунды. Найдя наконец смазку, выплёскиваю на руку чуть ли не половину бутылочки и проникаю в тебя двумя пальцами. Вскрикиваешь и двигаешься навстречу. Извлекаю пальцы и медленно вхожу в тебя. Раздвигаешь ноги шире, прогибаешься в спине, чтобы теснее прижаться ко мне. Твои руки хватаются за мою спину, соскальзывают вниз. Порез всё ещё немного кровоточит, и твоя кровь размазывается по моему телу – ещё одна часть наслаждения, мне это безумно нравится. Двигаюсь в тебе, слушая твои стоны. Не замечая времени. Не замечая ничего вокруг, кроме твоих внутренних мышц, сильно сжимающих мой член; твоих прикрытых глаз, тёмных ресниц на раскрасневшихся щеках; горячих рук, скользящих по моему телу, и доверчиво раздвинутых коленей; серебряной нити, стянувшей нас так близко, как только возможно, и словно звенящей от радости близости. С криком сжимаешь мои плечи, и я чувствую, как ты, содрогаясь в экстазе, кончаешь мне на живот. Кончаю в тебя, застонав от наслаждения.
Падаешь на кровать, пытаясь отдышаться. Ложусь на тебя и прижимаю к себе. Я тоже задыхаюсь.
– Всё в порядке? – спрашиваю, вспомнив страх, который отражался в твоих глазах.
– Всё прекрасно…
Смотрю на твою руку. Кровь почти остановилась. Поднимаю тебя на руки и иду с тобой к окну. Ставлю тебя рядом с собой и обнимаю. Потом вспоминаю, что я должен был сделать сразу после того, как оторвался от твоего пореза.
POV Ниа
Смотрю в окно. Ты отходишь куда-то. Потом к моей порезанной руке прижимается спиртовая салфетка. Я, как всегда, не слышал, как ты подошёл. Другой рукой ты обнимаешь меня за талию. Кладу свою ладонь на твою.
Вспоминаю. Как увидел тебя в первый раз. Тогда в твоих глазах горела ярость, когда ты смотрел на меня, не знаю, почему. Это немного напугало меня, хотя я и не показал этого.
Серебряная нить. Первое прикосновение и чувство, что нас несёт навстречу друг другу. Пугающее чувство близости, которое я не испытывал ни к кому и никогда. Каким идиотом я был, когда пытался отрицать нашу связь…
Четыре года назад. Момент, когда ты первый раз ласкал меня. Тогда это казалось страшным, воспринималось как насилие. Теперь вспоминается скорее с удовольствием и ностальгией, как значимый этап нашей любви, кажется, что насилие было желанным.
Твоя попытка самоубийства ради меня. Записка, которую я перечитывал раз за разом, пока врачи боролись за твою жизнь. Понимание, насколько я дорог тебе, если ты готов умереть, чтобы я был счастлив. Душившие меня слёзы, когда врач сказал, что у тебя исчез пульс. Обессиливающее облегчение, когда ты открыл глаза. Мои бессвязные признания тебе. Твои успокаивающие объятия.
Вчерашняя ночь. Неизведанные раньше удовольствия с тем, кого я люблю.
Теперь он обнимает меня. Единственная любовь в моём, как я раньше думал, холодном сердце. Я никогда не думал, что смогу полюбить…

POV Бейонда
Оборачиваю холодную спиртовую салфетку вокруг твоего запястья и придерживаю рукой. Обнимаю тебя, прижимаясь как можно ближе.
Никогда не думал, что в моей жизни будет любовь. Что найдётся человек, общество которого мне никогда не помешает. От которого я никогда не захочу сбежать подальше. Который сможет принять меня таким, какой я есть – мою странную, дикую, слегка свихнувшуюся душу. Но теперь такой человек есть. Мой Нейт.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Death Note | Добавил (а): Rainy (12.03.2012)
Просмотров: 1018

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4379
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн