фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 12:34

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Naruto

  Фанфик «Алая капля страсти.»


Шапка фанфика:


Название: Алая капля страсти.
Авторы: Серенити & Suzuna.
Бета: Miliore.
Фэндом: Наруто Шиппуден.
Жанр: романтика, хентай.
Персонажи/пары: Саске/Сакура.
Рейтинг: NC-17
Размер: мини.
Предупреждение: ООС.
Дисклаймер: герои и вселенная принадлежат Масаши Кишимото.
Размещение: только после согласия авторов.
Содержание: В порыве неудержимой страсти Сакура выгнула спину, резко запрокинула голову назад…
Статус: закончен.
От Серенити: не смотрите на меня *смущается* мне и самой стыдно от фанфика. Тем не менее, очень хочется узнать ваше мнение.
От Suzuna: это наш первый опыт совместного написания, поэтому не все может получиться. Надеюсь, что история порадует вас. Ждем объективной критики.


Текст фанфика:

Ночной ветер приятно нёсся по просторной улице деревни Листа, по возможности даря каждому прохожему настолько легкий, воздушный и приятный поцелуй, что рождалось желание, остановиться и немного насладиться его объятием.

Именно сейчас, именно сегодня, именно в эту ночь на небольшой улице Конохи как никогда кипела жизнь. Маленькие дети с веселым смехом и радостными криками бегали туда-сюда, взрослые мужчины, как и молодые дамы, в этот знаменательный день были одеты в японскую традиционную одежду.

В каждой лавке продавались разнообразные вещи: подарки, украшения, а так же талисманы, как самый главный символ праздника. Танабата всегда являлась для деревни чем-то необычным, волшебным. Этот праздник традиционно нёс в себе нежность и любовь, к которой и стремились девушки, решительно сделав шаг к этому долгожданному дню. Они словно раскрывали для себя что-то новое подобно яркой звезде, мелькающей на ночном небе.

Вдруг и без того шумная улица была поглощена громким девичьим, наполненным восторгом криком, который послужил причиной того, что не спеша шагающие случайные прохожие остановились, задаваясь вопросом, что произошло. Большинство же сразу обратили свое внимание на трех девушек.

‒ Сакура, ты сегодня просто великолепна!

В голубых глазах плясали озорные огоньки, что казалось, Ино под порывом чувств бросится на впереди стоящую подругу и затискает в объятиях.

Каждая представительница женского пола в этот день желала, мечтала и просто старалась привлечь всеобщее внимание. Показать себя с наилучших сторон. Выделиться из толпы особой яркостью и женственностью, надеясь в этот день покорить чьё-то сердце.

‒ Ино, ты меня смущаешь…

Взволнованная и слегка растерянная Сакура, чувствуя на себе весьма немало любопытных глаз, подняла дрожащую руку и, нервно улыбнувшись, пальцами расчесала розовые пряди, которые нежно ниспадали по бокам, красиво обрамляя лицо. Кимоно, одно из самых красивых нарядов, смотрелось на ней просто прекрасно: золотые нити, заманчиво располагающиеся на темно-розовом фоне, плавно сплетались с замысловатыми узорами в виде маленьких лепестков незабудки. Короткие волосы необычного цвета она собрала в небольшой пучок и закрепила двумя палочками, украшенными разноцветными камнями.

На губах появилась скромная улыбка, и Харуно тепло посмотрела на Ино, взгляд которой был таким живым, что казалось, будто она предвкушала что-то необычное или же была готова совершить какой-то подвиг, что возможно принесет ей вечную славу. Хотя именно этот праздник всегда был для неё долгожданным, в какой-то мере являлся необычным. Разве не чудесно и не прекрасно в самую глубокую ночь наблюдать за салютами, чувствуя на своей талии сильные, надежные руки?

Стоит признать и ни в коем случае не оставлять без внимания тот факт, что и Ино сегодня блистала. Превратилась в желанную девушку, которая, как и Сакура, крала сердца мужчин. Фиолетовый цвет всегда особо красил её. На удивление при выборе одежды особых трудностей не возникло, ибо Яманако, увидев вчера очень подходящее по всем параметрам кимоно яркого цвета с узорами белых лепестков ромашек, просто бросилась на него, поглаживая, целуя, обнимая, словно котенка, тем самым немало шокировав продавщиц, наблюдавших за её действием с открытыми ртами. В этот раз она убрала длинную чёлку с левого глаза и, собрав волосы в один свободный низкий хвост на затылке, обвязала их шелковой лентой фиолетового цвета.

‒ Сакура-сан, вы действительно очень красивая, - немного тихий, но приятный голос прервал внезапную тишину, возникшую между девушками.

Сакура перевела взгляд на хрупкую – хотя с какой стороны посмотреть – милую девушку, искренне улыбающуюся подруге.

‒ Спасибо, Хината, - в ответ улыбнулась она.

Сакура много раз думала о том, как такая девушка как Хината, может быть такой спокойной, уравновешенной и безмятежной, словно тихий, не потревоженный океан, находящийся в гармонии с природой.

‒ Ты тоже очень красивая, - через несколько минут добавила Харуно.

И это была чистая правда. Её характер, идеальная манера и более изящное воспитание придавали ей некий особый шарм, словно крылья лебедя столкнулись с могущественным вихрем. Ведь наверняка, когда в дом клана Хьюга приходили известные люди, Хината, как девушка, знающая все обычаи японских традиций, очаровывала, удивляла их своей особой элегантностью и изяществом. Если бы не она, то Сакура и Ино пропустили бы весь праздник только из-за незнания, как правильно надевать кимоно. Как ни как, они всё же куноичи, которые намного чаще бывали на полях сражений, нежели на таких праздниках.

Серые прекрасные глаза Хинаты отлично гармонировали с её внешним видом: пурпурного цвета кимоно, имеющее узоры в виде больших желтых цветков, тёмно-синие волосы, которые она собрала в высокий хвост и завязала длинным бантом.

‒ Пойдем? – улыбнулась Харуно, глядя то на одну подругу, то на другую и, наконец, получив от них утвердительный кивок, медленно начала спускаться по маленьким ступенькам, расположившимся около небольшой арки, ведущей прямо вглубь праздника.

Хоть Сакуре и было приятно слышать от близких людей, что она красивая, но это не сравнится с теми ощущениями, которые, словно бабочка выпорхнут на небо, когда она услышит эти слова от него.

******


В каждой лавке кипела жизнь, что не могло не радовать продавцов, с удовольствием отмечавших, что сегодня они поработают на славу. Впрочем, в праздники доходы всегда намного больше, нежели в обычные дни. Сакура, Хината и Ино не уставали, заходя в каждый магазин, покупать разные украшения и вкусную еду, от которой исходил такой притягательный аромат, что Яманако и Харуно тут же хватали Хинату и с силой врывались в лавку.

Сегодня ночь обещала быть незабываемой. Смешные истории, непрестанно звучащие из уст Ино, доводили подруг до колик в животе и на шумную компанию всё чаще и чаще обращали внимание.

Сакура подняла взгляд на мерцающие огоньки. Хотя она искренне улыбалась, но чувствовала, как сердце медленно принимает поражение и падает в глубокую яму тоски. Чтобы кувшин счастья был полон, не хватало его. Каждый день, в это время, когда звёзды ярко мелькали на ночном небе, мужские, надежные руки обнимали её за талию, спина прижималась к крепкой груди. Розовые пряди мягко шевелились под тёплым дыханием, и она, не скрывая бескрайнего счастья, сидя на его коленях, любовалась многочисленными точками на небе.

Задумчивый взгляд и неожиданно посерьезневшее лицо Харуно привлекло внимание Хьюго, которая вопросительно изогнула бровь.

‒ Что-то случилось, Сакура-сан?

Её голос, да и сам вопрос прозвучал так неожиданно, что Сакура слегка вздрогнула и сразу посмотрела на неё. И о чём она только думает? Самые прекрасные моменты ещё успеет открыть в своей памяти.

‒ Да нет. Всё хорошо, Хината, - девушка снова нежно улыбнулась, чем заставила подруг порадоваться за неё.

Харуно звонко рассмеялась, в то время как тёмные глаза неотрывно следили за каждым её жестом. В попытке убрать розовые пряди с влажных губ, куноичи только повернула голову, как совершенно случайно больно врезалась в кого-то. Внутри всё резко упало, сердце екнуло, и Сакура в полном замешательстве потерла ушибленный носик. Подруги что-то сказали, но она не обратила на это особого внимания, так как в ней сразу вспыхнула ярость: когда хотела вежливо извиниться, как подобает хорошо воспитанным девушкам, она услышала от того человека, с которым столкнулась, не совсем культурные слова, что доказывало его невоспитанность.

Сакура резко подняла взгляд и скривилась от отвращения. Мужчина имел весьма неприятную внешность: короткие, растрепанные тёмные волосы, нос горбинкой, тонкие губы, злые глаза, а одежда у него была такой безвкусной и небрежно напяленной, что Яманако сразу про себя отметила, что у него нет ни девушки, ни тем более жены.

Неожиданно для неё, да и для её подруг мужчина наклонился, и гнев Харуно сразу уступил место непониманию.

‒ Ой, какая красавица, - пропищал молодой человек, расплываясь в омерзительной усмешке.

Грязные, грубые руки потянулись к девичьему подбородку, и девушка стиснула зубы. Только один человек мог прикасаться к ней.

Мимо проходящие люди изредка вглядывались в картину, которая на первый взгляд кажется не интересной. И некоторые увлеченные, заинтересованные останавливались и с немалым любопытством окружали всех четырех, точнее, шестерых, потому как у наглеца, что пытался испортить девушкам праздник, имелось два товарища, которые с хитрой улыбкой стояли позади него.

‒ Эй ты, а ну-ка убери от неё свои грязные лапы!

Сакура услышала рассерженный голос Ино. Это в её стиле: она всегда была вспыльчивой. Как ни странно, Харуно сразу окунулась в свои воспоминания, в тот момент, когда Яманако защитила её от нескольких сверстниц. Но столько времени прошло, а Ино всё ещё не понимает, что Сакура уже не та маленькая девочка, которая всегда пряталась за её спиной. Она изменилась и стала более сильной и уверенной в себе куноичи, которая в любую минуту сможет за себя постоять.

‒ Ино, - закатив глаза, девушка посмотрела на подругу и благодарно улыбнулась. И она тотчас сжала правую руку в крепкий кулак и сконцентрировала сгусток голубой энергии. Яманако даже не удивилась, просто улыбнувшись ей в ответ, смолкла и отошла назад, также как и Хината. Подальше от эпицентра неминуемой разрухи.

‒ Не хочешь со мной… - как ни в чем не бывало продолжал парень, словно вокруг него не было ни одного человека, словно он не слышал недавний крик со стороны подруги девушки, - …сегодня ночью…

Последние слова он шептал ей на ушко, и Сакура почувствовала, как тошнота постепенно подползла к горлу, отчего ярость в ней с большей силой вспыхнула и, как взрыв горящей лавы, мигом вырвалась наружу. Мало того, что он посмел дотронуться до неё, да и ещё это отвратительное предложение, от которого так и хочется отправить его в далекий космос, где он сможет говорить такие слова пришельцам.

Только куноичи хотела хорошенько врезать, как парня и след пропал. Девушка моргнула, когда сильный ветер внезапно заключил её в свои объятия.

Душераздирающий грохот заставил людей вздрогнуть и создать нерушимую тишину на улице.

Пальцами убирая розовые пряди, прилипающие к чуть приоткрытым губам, Харуно непроизвольно дернулась назад. Её веки широко раскрылись, а взгляд наткнулся на сияющий герб клана Учиха.

‒ С-саске?

Сакура даже удивилась своему голосу, нет, точнее только лишь одному слову, которое случайно вылетело из её уст. Она и предположить не могла, что он явится, что он появится в самый неподходящий момент.

Мужчина, недавно заступивший за недозволенную черту, задыхался от нехватки кислорода, в то время как мужские пальцы с силой сжимали его горло. Стена, в которую его впечатали, время от времени покрывалась большими трещинами, осыпаясь на землю бетонными камушками. Мандарины, яблоки и прочие фрукты, что недавно продавались в магазине, возле которого и произошла неприятная ситуация, валялись возле ног мужчины. И теперь хозяина этого магазина наверняка ждёт убыток.

‒ У-учиха Саске?

Алые глаза Учихи, что смотрели на него в упор, словно одержимые желанием поглотить его, заставили ничего не знающего о жизни шиноби человека нервно сглотнуть. Странно, что это у него получилось, ведь ладонь сжимала горло настолько сильно, что, казалось, ещё чуть-чуть и Саске с лёгкостью сломает его шею. Хотя юноша чуть ослабил хватку, когда услышал за спиной всегда раздражающий его голос, который не переставал порождать головную боль.

‒ Эй, козёл, что ты делаешь?

Ино, Сакура и Хината тяжело вздохнули, придя к одному умозаключению: Наруто никогда не перестанет так громко говорить и тем более употреблять разные оскорбительные слова по отношению к Саске.

‒ Наруто, ты что, не видел?

Яманако медленно обернулась и расплылась в такой замечательной улыбке, что казалось, вокруг неё расцвели цветы, атакуя своими головокружительными ароматами парней, одной командой стоявшей позади Узумаки.

‒ Ва-а-ау, ребята-а-а, - только и смогла выдавить из себя пораженная и просто шокированная девушка, которая, подбежав к юношам, начала пристально смотреть на каждого из них, как будто видела их впервые. Она и не знала, что они могут быть такими красивыми в традиционном японском кимоно.

‒ Ино, может, уже перестанешь на нас так смотреть?

Нейджи и сам не замечал, как начинает злиться, нахмурившись, опустив взгляд и смотря на назойливую девушку, которая долго и внимательно таращилась на него, даже и не пытаясь отцепить от него свои сверкающие от восхищения голубые глаза.

‒ Но вы… но вы такие красивые сегодня.

Куноичи закрыла глаза от переполняющей её радости. Ей хотелось прыгать, кричать и кричать, что сегодня просто замечательный праздник. Но к сожалению, она только раскрыла веки и, взглянув на горящий огнем юности взгляд Ли, прищурилась и, приняв серьёзный вид, мигом всколыхнула водой его пламя, одной короткой фразой:

‒ К тебе это не относится, Ли.

Мрак сразу воцарился вокруг толстобровика, который уныло опустил голову и про себя сказал, что он никогда не был и не будет в центре внимания девушек, как Саске или Нейджи. Всё-таки юные дамы ценят красоту, а не силу.

Взгляды парней вновь устремились в спину Узумаки, который не спеша приближался к Саске. Но неожиданно внимание парней отвлекла Ино:

‒ Кстати, а где Сай?

Учиха ещё сильнее сомкнул шею своей жертвы, с абсолютным равнодушием наблюдая, как тот отчаянно пытается вдохнуть желанный кислород.

‒ Саске, ты что вытворяешь? А ну-ка отпусти его.

Наруто приблизился к нему достаточно близко, чтобы по-дружески положить ладонь на его плечо, которое сразу дрогнуло. Саске резко посмотрел на него своими кроваво-красными глазами.

На лице Узумаки ни один мускул не дрогнул. Он отвечал ему тем же непоколебимым, полным силой и уверенностью взглядом. Впрочем, Наруто был уверен, что после разговора на тренировочном полигоне Учиха обязательно явится на праздник. Потому как, кроме тех парней, что до сих пор наблюдали за ними, он попросил и его присутствовать хотя бы ради Сакуры.

‒ Да-да, Саске, отпусти его. Ведь я… - наконец, вмешалась Харуно, которая совсем не хотела, чтобы из-за неё испортился весь праздник, чтобы жители вспоминали этот день как самый ужасный. Но была резко оборвана.

‒ А ты не вмешивайся, Сакура.

Если он был уверен, что этим грубым тоном, наполненным ядовитыми словами, смог заткнуть её, да ещё и погрузить в печаль и грусть, то он сильно ошибался. Хотя парень об этом, наверняка, не думал. Что сказал, то и сказал. В общем, как всегда. Но Харуно не будет молчать. Она уже давно привыкла к его грубостям.

Куноичи нахмурилась и сделала шаг, намереваясь поговорить с Саске, глядя прямо в глаза, но остановилась, когда он отпустил свою жертву.

Учиха приблизил губы к уху этого омерзительного человека, чтобы он смог запомнить каждое его слово в своей пустой голове.

‒ Если хоть один раз увижу тебя здесь, особенно рядом с ней, то переломаю все твои пальцы, которыми ты прикасался к ней. И не только.

Юноша разжал пальцы и наконец, спасительные глотки воздуха достигли глотки мужчины.

Учиха развернулся и как обычно, не обращая никакого внимания на назойливые шепоты людей, не спеша зашагал вперед. Всё же усталость после очередной тренировки, занимающая у него обычно ровно час, давала о себе знать. И на данный момент хоть его взгляд был абсолютно не проницаемым, но перед глазами медленно всё начало плыть. Мышцы тянулись, и каждая клеточка его тела жаловалась от боли. Шагать было поистине тяжело, так, что казалось, будто асфальт теперь находится в расстоянии не больше миллиметра от его лица. Саске на секунду остановился, и, когда он, подняв руку, дотронулся до своего лба и тяжело вздохнул, Сакура сразу поняла, что сейчас его охватывают неприятные ощущения, вроде головокружения и тому подобного. Она же медик и ко всему прочему, со временем совместной жизни с Учиха, Харуно вдоль и поперек изучила его характер, его предпочтения: когда он злится, когда ему плохо, что его раздражает, а что нет... Её теплый свет смог противостоять его холодному, пропитанному только лишь страданиями одиночеству.

Сакура моргнула, когда тёмные глаза неотрывно смотрели на неё и только ей дарили тепло и мимолетную нежность, которая исчезла так же неожиданно, как и появилась, после очередного, раздражающего выражения Наруто.

‒ Придурок, ты куда?

Но сколько бы Наруто не обзывался, Саске оставлял его без особого внимания, понимая, что он всё такой же дурак, каким и был раньше. Тем не менее, почти все, кто знал Учиху, были уверены в том, что он как обычно ничего не сказав, с абсолютным равнодушием уйдет…

‒ Домой, - дал ему короткий ответ, всё ещё смотря на Сакуру, словно никого не видел кроме неё. Казалось, он хотел донести до неё какие-то слова, которых наверняка, не хотел произносить вслух.

Впрочем, девушке нетрудно было сразу ухватить его мысль и понять, чтобы она немедленно шла в особняк, конечно же, вслед за ним, приготовила ужин, ибо после тяжелой тренировки он как обычно проголодался.

«Хорошо, хорошо», - быстро проговорила про себя она, будто он мог читать её мысли.

Куноичи, словно капризный ребёнок, отвернула голову, показывая ему свое недовольство. И посему она не заметила наглую ухмылку, которая буквально на секунду тронула его губы.

Постепенно люди начали расходиться. Нейджи, Ли, Чоуджи и другие парни, о чём-то увлеченно беседуя, куда-то направились. А Наруто сразу приблизился к Хинате, встав к ней настолько близко, что она тотчас же выгнула спину и замерла, ожидая его дальнейших слов.

‒ Ну вот… весь праздник испортил, - тихо буркнула себе под нос Харуно, наблюдая, как Саске прыгнул на крышу одного из домов деревни Коноха.

‒ Крепись, Сакура, - Ино по-дружески похлопала по плечу подругу, которая вопросительно изогнула бровь.

‒ Хината, не хочешь со мной прогуляться? – голубые глаза так засверкали от нетерпения и ожидания ответа куноичи, что она, открыв рот, так и не смогла ничего произнести.

Узумаки, не церемонясь, сразу обнял её за плечи, не дождавшись и не получив согласия с её стороны, развернул застывшую девушку, сейчас больше похожую на безмолвную куклу, и потащил за собой.

‒ Кажется, он плохо себя чувствует, - задумчиво причмокивая каждое слово, протянула Ино, смотря куда-то вдаль.

‒ Да, - Сакура, не видя никого и не чувствуя ничего, кроме беспокойства, тихо прошептала, вглядываясь в темноту, где всего несколько секунд назад исчез наследник великого клана.

‒ И ты должна непременно его вылечить.

Харуну словно водой облили, будто она услышала что-то невообразимое, вздрогнула и резко посмотрела на Ино. Девушка была уверена в том, что фраза подруги имеет другой смысл, и это подействовало на неё как электрический ток, благодаря которому её разум тотчас протрезвел.

Яманако как-то хитро улыбнулась, из-за чего злость так и вскипела в Сакуре. Подруга, явно издевалась над ней. Ино, зная, что Харуно ясно поняла суть её слов, наклонилась и, забавляясь её реакцией, прошептала на ушко:

‒ Вы же ведь уже делали «это», правда?

Дальше всё перевернулось, будто земля погрузилась в пучину, будто и она спряталась куда-то от смущения. Громкий крик Сакуры застал врасплох не только Ино и других мимо проходящих людей, но и саму Харуно:

‒ Ты спрашиваешь о том, спала ли я с Саске?!

Куноичи сразу прикрыла руками рот, в то время как лицо вспыхнуло от стыда. Сакура, одержимая желанием исчезнуть, крепко зажмурила глаза и отругала себя разными нецензурными словами и, в последний раз злобно взглянув на Ино, пообещав себе, что завтра обязательно отомстит ей тем же способом, быстро развернулась и убежала под множеством любопытных взглядов жителей деревни.

Ино не сомневалась в правдивости своих слов. Ведь Учиха и Харуно живут вместе, а значит, у них уже была интимная связь. Хотя не время сейчас было об этом думать. Яманако, несколько секунд понаблюдав за убегающей подругой, размяла пальцы, сжала обе ладони в крепкий кулак и, готовая применить их полную мощь, нахмурилась, приняв серьёзный вид, обернулась и со всех ног побежала к впереди располагающей лавке. Две девушки, которые находились в магазине, демонстрируя свои тонкие изящные фигурки, сразу вылетели за дверь, больно встретившись с твердым асфальтом. А Ино, может даже с желанием уничтожить, убить, начала жестоко и безжалостно душить бедного Сая, который с выпученными глазами, задыхаясь, что-то бормотал, а куноичи в свою очередь всё кричала и кричала ему о том, что единственная девушка, кого он должен рисовать – она сама.

******


Дверь медленно приоткрылась, и Сакура, шагнув внутрь темной, освещенной только лунным светом комнаты Саске, остановилась, встретившись с ним взглядом.

Парень только принялся снимать с себя одежду – чуть приспустил рубашку до уровня лопаток. Дверь медленно отварилась, он нахмурился и взглянул через левое плечо на только что вошедшую в его скромную обитель девушку.

Очередной раз Харуно тяжело вздохнула, про себя отметив, что он никогда не перестанет так хмуриться и тем более так прямо и внимательно смотреть на неё, когда чем-то недоволен. Нет, на самом деле она должна злиться, беситься и устроить никому не нужную ссору за то, что он в самый не подходящий момент ворвался в праздник и умудрился прогнать её праздничное настроение. Всё же было приятно, что он вступился за неё. Но тогда на улице, заметив, как он еле держится на ногах, она не могла думать ни о чем, кроме него. И, действительно, куноичи немало удивилась, когда он так внезапно появился на празднике. Вроде, перед тем как уйти на тренировку, Саске четко и ясно сказал ей, что его раздражают подобные праздники и мероприятия.

‒ Я же тебе говорила, чтобы ты не перенапрягался, - тихо проговорила Сакура, закрывая за собой дверь.

Ей было совсем не понятно. Зачем он так часто тренируется? Вроде настали спокойные времена: миссии даются всё реже, да и часть из них пустяковая. Может, из-за нечего делать? Или, может, это вышло в привычку? Ведь в прошлом им двигала месть, и, чтобы осуществить свою цель, он не останавливался ни перед чем, даже когда получал смертельно-опасные ранения. Ладно, пусть тренируется, но не настолько, чтобы после нескольких минут упасть в обморок от истощения. Но всё же, Харуно и сама не знала, что, находясь с Учихой, она постепенно меняла его в лучшую сторону.

Учиха, проигнорировав её слова, повернулся к ней, когда та приблизилась к нему. Девушка подняла руку к его лбу, тыльной стороной ладони дотронулась до его теплой кожи.

‒ Вроде температуры нет, - задумчиво вынесла вердикт куноичи.

Сакура улыбнулась и зелёный, такой приятный и теплый свет, что всегда был источником покоя и долгого сна, сразу появился во внутренней части её ладони. Головная боль никак не покидала его, и посему он часто хмурился. Девушка это сразу поняла, и Саске почувствовал некое облегчение и умиротворение.

‒ Почему ты был на празднике? – вопрос сам слетел из ее уст. Моментально, беспрекословно, тем не менее, она хотела знать. И всё-таки почему? Ради неё? Может, так оно и есть…

Он открыл глаза, и её рука перестала выпускать зеленую чакру. Спрашивать у него о таких наивных и незначимых вещах. Тратить свое время, отвечая на её глупый вопрос. Всё же он не утратил свое высокомерие. Вроде он не обязан перед кем-то отчитываться. Или она совсем не рада была увидеть его? Не рада, что он явился туда именно ради неё?

Саске усмехнулся и снова прикрыл глаза, хотя свет и перестал наполнять его своим теплом.

‒ Хм, не ожидал я от тебя такого вопроса.

Куноичи пару раз моргнула и вопросительно уставилась на него, чуть склонив голову набок. Да. И она тоже не ожидала от него такого ответа и не понимала его значения. Хотя, чему удивляться-то? Ведь это в стиле каждого Учиха – говорить с некой загадкой.

‒ И всё же…

Она как-то грустно улыбнулась, тыльной стороной ладони, нежно поглаживая его по щеке. И он не отстранился. Неудивительно. Он всегда ловил удовольствие от каждого её прикосновения.

‒ Я… я… - Сакура внезапно начала запинаться, не смея продолжить фразу.

Саске, все еще не открывая глаза, поддаваясь легким касаниям, ловко уловил её ладонь, когда она хотела соскользнуть с его лица.

Харуно уже успела пожалеть о том, что вообще начала разговор, тем более она никак не могла выдавить из себя фразу. И, конечно же, на данный момент куноичи чувствовала себя полной идиоткой, которая спрашивает у Саске о таких незначительных вещах. Нет. Может, для него слова, которые она хочет сказать, ничего не значат, но для неё…

Парень, ожидая дальнейших слов девушки, одним пальцем провел по внутренней части девичьей ладони и поднес ее к губам, вздохнув нежный, приятный аромат цветка сирени.

«Сегодня я красивая?» - так легко произносить в своих мыслях этот простой на первый взгляд вопрос.

Как бы прискорбно это не звучало, но сегодня в какой-то мере она нарядилась только для него. Девушка знала, что просит слишком многого, что слова, которые она хочет услышать от него, были полнейшей глупостью. Просто результат её наивности, лишь малая частичка её мечты, что уже давно расцвела и превратилась в прекрасный цветок. Но…

Глубоко задумавшись, Сакура только сейчас заметила, как Учиха внимательно и пристально смотрит на неё, будто ожидает чего-то, точнее, её фразу, так до конца и не прозвучавшую. Куноичи быстро отвела взгляд и грустно сузила глаза, тем самым, заставив парня подозрительно прищуриться.

‒ Да нет, ничего, забудь.

Харуно посмотрела на него и улыбнулась, как всегда с нежностью и с любовью. Она не должна была начинать этот разговор, и теперь, не зная, куда себя деть, ей вдруг захотелось устроить в доме самую настоящую разруху: бить и бить стены и двери, кричать и кричать, рвать и рвать на себе волосы, ругать и ругать себя за свою же глупость.

Юноша отпустил её руку. Только Харуно развернулась, намереваясь пойти в ванную и облить себя холодной водой, чтобы вернуть себе рассудок, как запястье сковала мужская ладонь.

Учиха резко развернул к себе ничего не понимающую Сакуру, и одной рукой обняв её за талию, наклонил голову, приблизил губы к ее ушку, и зеленые глаза от удивления широко распахнулись, а маленькая сумочка, всегда находящаяся в комплекте с кимоно, выпала из ее рук.

‒ Ты прекрасна. Ты сегодня очень красивая.

И это было чистой правдой. Он сказал эти слова не для того, чтобы успокоить её. Ведь он и не знал причину такого внезапного упадка её настроения, тем более откуда ему было знать, что именно это она и хотела услышать от него несколько минут назад. Саске хотел, что бы она знала, насколько ее улыбка, да и она сама, сияла на празднике. Он всегда ненавидел ложь, обман, измену. Для него существует только истина и… Сакура.

‒ Саске…

Девушка по-настоящему счастливо улыбнулась. Сама того не осознавая, она коснулась пальцами его плечевой мышцы, чуть приспустив так и не снятую рубашку вниз. Хотя для Сакуры это было неосознанное движение, но Учиха воспринял это как предложение, снова погрузить эту комнату в неистовую страсть.

‒ Хочешь, я приготовлю тебе чего-нибудь поесть? – тихо пробормотала куноичи, прижавшись к нему. И совсем не хотелось куда-то идти, хоть кухня находилась на первом этаже дома.

‒ Нет, еда подождет.

Девушке иногда казалось, что Саске может читать ее мысли. Или они мыслят одинаково? Впрочем, он дал ей ответ, которого она ждала, а после легкий и в то же время горячий поцелуй на чувствительной коже в области шеи стал доказательством того, что еда всё-таки подождет.

Наконец, верхняя одежда Саске соскользнула с его мускул, и Харуно, подняв взгляд, уставила на него свои блестящие зеленые глаза, которые на данный момент затмевала пелена неистового желания. Мужские пальцы аккуратно отбросили несколько розовых прядей за ушко, погладили девичью щеку и переместились на ее затылок. Когда податливые губы чуть приоткрылись, его язык с легкостью проник в девичий рот, уничтожая и без того слабые преграды. Она хотела, желала и с нетерпением ждала того мгновения, когда снова полностью ощутит его в себе.

Губы стали их оружием страсти, они словно выполняли акробатические элементы, из-за чего в животе появлялось какое-то странное чувство. Уже во всю слизывая друг с друга собственные слюни, прижимаясь губами еще сильнее, они превращали секунды в минуты, пока жизненно-необходимый воздух не решил их покинуть.

Сакура первая прервала поцелуй и, указательным пальцем дотронувшись до крепкой груди, чуть надавила. Учиха, поддавшись ее силе, слегка пошатнулся и плюхнулся спиной на мягкую кровать. Судя по его наглой ухмылке, ему явно нравилось такое начало их интимной связи.

Они уже не первую ночь занимались любовью и всегда по-разному: в ванной, прямо под душем, легко и приятно, особенно когда горячее, покрытое испариной тело, находилось под холодными струями воды; в уютной, удобной кровати, которая с удовольствием принимала их разгоряченные, обнаженные тела, сразу унося в царство сновидений.

Сакура, словно дикая, соблазнительная кошка постепенно приближалась к нему, на ходу стаскивая мешающие палочки, что были закреплены в волосах. Она встряхнула головой и чуть отросшие пряди небрежно легли к хрупким плечам.

Парень чуть приподнялся на локтях, и Харуно, встав к нему плотнее, оперев колено о край кровати, задрала краешек кимоно, бесстыдно обнажая бедро до пятой точки. И сильная, теплая ладонь Саске, поглаживая ее гладкую, привыкшую к его ласкам кожу, скользнула вверх к самым желанным местам. Девушка никогда и ни при каких обстоятельствах не смела скрывать от него, что ей нравилось, когда каждое его движение было осторожным и умелым. Из девичьих уст непроизвольно вырвался тихий стон, когда уже знакомая, приятная боль разливалась по всему телу. Хотелось большего. Хотелось всему миру доказать, что она только его и телом, и душой.

Куноичи наклонилась, отчего локоны её волос коснулись его носа и губ. Будучи в такой близи, практически соприкасаясь лбом в лоб, она была еще прекрасней. Он мог смотреть на неё так вечность. Просто чувствовать её теплое тело и знать, что она принадлежит только ему и никому больше. И днем, и ночью. Только его. Юноша чуть прикрыл веки, приподнял голову и слегка коснулся губами её губ. Он мягко сжал в ладони её ягодицу, и Сакура выдохнула прямо в его уста.

Мужские пальцы нежно остановились на её животике, когда их путь преградил туго обвязанный вокруг её талии бант. Девушке вдруг захотелось просто порвать на себе кимоно, но оно ведь нелегко досталось, точнее, так как одежда имела головокружительную цену, то пришлось потратить на неё все свои накопленные за последние месяцы деньги.

Харуно не переставая смотреть прямо в темные глаза, ловя в них нескрываемые искры желания и похоти, хитро улыбнулась и сорвала с него один легкий поцелуй. Впрочем, она всегда могла каждым движением, каждым прикосновением возбудить его с новой силой. Каждым криком его имени. Каждым своим громким стоном, она заставляла его всё сильнее и сильнее любить её всю ночь. Но только одного до сегодняшнего дня не учла – игры очень опасны, особенно, когда в них участвует и в конце побеждает он.

Она присела на него верхом, и Учиха сразу почувствовал прессом нежную часть ее тела. Его достоинство слегка дрогнуло, на что он удовлетворительно хмыкнул. Мог бы просто повалить девушку спиной на кровать, задернуть кимоно вверх и незамедлительно взять ее, но… Куда спешить? Игра ведь еще не началась.

Женские пальцы дотронулись до кончика тонкой ленты, красиво обвязанной вокруг светло-розового цвета оби*. Парень не переставал наблюдать за тем, как она ловко отбросила бант в сторону двери, как упругая, небольшого размера грудь открывалась взору, как кимоно скользило с её плеч, что отчаянно нуждались в его поцелуях. Девушка подняла взгляд, посмотрела на Саске и выпрямила руки, чтобы одежда могла покинуть её. Кимоно, словно перья небезызвестной птицы, стало осыпаться на пол. Каждая частичка ее тела была уже давно исследована его пальцами, его губами и его глазами. И сейчас, впрочем, как и всегда румянец не смел появляться на ее лице, когда она сидит перед ним совершенно голая, когда его взгляд постепенно отпускается от шеи вниз и останавливается на ее груди.

Спокойная, обнаженная Харуно снова наклонилась, чуть приоткрыла губы, дабы он мог с легкостью проникнуть языком в ее рот. Парень, не прерывая поцелуй, приподнялся, присев на кровать, при этом обнимая ее за плечи, удобнее усадил ее на себя. И куноичи сразу ощутила ткань его одежды, что заставило их оторваться друг от друга. Эти на данный момент до жути раздражающие одежды снова мешают получить желаемое. Сакура от нетерпения и недовольства застонала, и юноша, взяв обеими руками ее за талию, лег обратно на кровать и снова усадил ее в то же положение. Девушка оказалась проворней и нетерпеливей, чем он и посему, прежде чем он успел взять кончик каната, обвязанного вокруг его торса, она завела руку назад и дернула веревку, тем самым развязав ее. Удовлетворённый её действием Учиха усмехнулся, и мимолетно прикасаясь к её бедрам, чуть приспустил штаны, а потом и вовсе избавился от последней преграды.

Прохлада простыней приятно обволакивала спину Сакуры, в то время как жар сковывал низ живота. Это невероятное ощущение, когда чьи-то теплые губы касаются самого чувствительного места… Тело начало мелко дрожать, в том числе и побелевшие пальцы начали слегка подрагивать, вцепившись в белую, смятую ткань. Казалось, ещё чуть-чуть и девушка, не выдержав такой пытки, такого напора испытаний, в очередной раз попытается сомкнуть колени, которые на данный момент держали мужские пальцы, и выкрикнет одно единственное слово: «Хватит». Поцелуи сводили сума, уносили в бескрайную пропасть, где физическая потребность не имела границ. Зеленые глаза то чуть приоткрывались, то снова закрывались, когда он в очередной раз доводил ее до грани безумия.

Сердце трепеталось в унисон тяжелому дыханию и наконец, почувствовав освобождение, Харуно судорожно начала глотать ртом просто необходимый для организма воздух. Его влажный язык, который уже перестал исследовать внутреннюю часть бёдер нежного тела, сразу начертил на нем длинную дорожку от пупка до груди – и на некоторое время остановился на ней.

Поцеловав и прикусив гладкое плечо, Саске встал лицом к лицу с Сакурой, которая сразу неосознанно сжала колени, на что он нахмурился и снова раздвинул ее ноги, удобно устроившись на ней сверху и наблюдая, как она часто и прерывисто дышит. Готова…

Девушка громко выдохнула прямо в уста парня, когда почувствовала его в себе, когда их тела объединились и стали сливаться в безудержном, безумном танце страсти. Не прошло и минуты как она, застонав, выгнула спину, чтобы он был полностью в ней, и вскрикнула, когда боль сразу захватила ее разум и низ живота. Сколько бы они не занимались любовью, но он никогда не погружался в неё до конца. Ибо Учиха не хотел причинить ей как духовную, так и физическую боль.

В уголке зеленых глаз застыла слезинка, и Сакура прикрыла веки, постепенно привыкая к боли. Конечно, её внезапный крик не заставил врасплох Саске. Не пытался остановиться, а просто губами невесомо стал касаться её горячих щек, и девушка, чувствуя, как он постепенно накрывает ее уста, начала отвечать ему с той же неутолимой страстью поцелуем.

‒ Открой глаза.

Как всегда он может удивлять людей. Особенно сейчас, когда его тело сливалось с ее, когда дышать становилось все тяжелее и тяжелее, когда до полного погружения в рай оставалось несколько движений, и бисеринки пота медленно выступали на его лице. И все равно его голос прозвучал ровно и спокойно. Может, именно поэтому она послушно открыла глаза и внезапно встретилась с его кроваво-красным взглядом. Девушка не знала, зачем он активировал Шаринган, но, тем не менее, она почувствовала некую легкость, словно нежное, воздушное перышко укрыло ее с помощью своего мягкого пледа. Боль сразу ушла, и поэтому куноичи чуть разомкнула уже побелевшие пальцы от белой ткани. Освобождённую ладонь Саске сразу схватил в свою, приподнял ее над головой Сакуры, мягко опустил и прижал к подушке. И куноичи другой рукой, ногтями, не переставала оставлять на его спине длинные красные полоски, когда смятая постель и жалобно заскрипевшая кровать встречали их новое движение, новое рвение. Сакура, глухо и часто выдыхая томный воздух на его плечо, крепко обхватывала ногами его за талию.

******


Харуно, уставшая и измотанная, но немного отдохнувшая после очередной ночи, осторожно выскользнула из объятий Саске. Она приподнялась на локтях, аккуратно и без единого шума поставив пятки на деревянный, благо не скрипящий пол, наклонилась и подняла белую рубашку Учихи, накинув её на свои плечи. Все же ей нужно было прикрыть только верхнюю часть тела. Впрочем, чему здесь стыдится? Если Учиха и проснется, то он уже много раз видел ее без одежды. Но она хотела немного проветрить комнату и взглянуть на ночные улицы Конохи.

Харуно выпрямилась в полный рост и, пытаясь обойти кровать как можно тише, совершенно случайно задела пальцами меч в ножнах, который был прислонен к невысокому стулу, расположившемуся напротив их постели. И если бы не быстрая реакция, то по ее же неосторожности громкий звук удара оружия об пол обеспечил бы мгновенное появление Учихи перед ней. Куноичи инстинктивно резко взглянула на Саске и облегченно вздохнула, видя его все еще спящим.

Девушка распахнула окно. Свежий ночной воздух, прикоснувшись к ее лицу, нежно проник в комнату. И в это мгновение в небе взорвалась тысяча разноцветных салютов, что заставили ее от восхищения открыть рот и подумать, что наверняка сейчас друзья наблюдают за этой красотой.

Учиха, закинув руку ко лбу, не торопясь, раскрыл веки и уставился на впереди стоящий цветок, который именно сейчас раскрывал свои бутоны. Убеждать себя не стал, как в области паха снова появилось неистовое желание при виде оголенных ног. Она даже не потрудилась до конца закрепить замок его рубашки. Или, может, его одежда была для нее великовата, и потому половина ее плеча оголена.

Он усмехнулся, когда она сама того не осознавая, сделав короткий шаг, позвала его. Сакура прислонила обе руки к подоконнику, встала на цыпочки, в результате чего край его белой рубашки приподнялся, открыв для него совсем не прикрытую пятую точку.

‒ Красиво?

Голос Саске прозвучал неожиданно, что она слегка встрепенулась и сразу обратила на него свое внимание.

‒ Проснулся.

Девушка улыбнулась и, так и не ответив на его вопрос, продолжила и дальше наблюдать за бесконечно взрывающимися звездами.

‒ Из-за тебя я не смогла понаблюдать за салютами с друзьями, - с некой обидой прозвучали ее слова, когда его сильные руки обняли ее за плечи и когда он пальцами убрал розовые волосы и коснулся губами мягкой кожи шеи.

Учиха после слов куноичи сразу отпустил ее, чему она удивилась. Грубо схватив ее руку, он резко развернул к себе и швырнул девушку к противоположной стене. Не рассчитав силу, посему зная, что она может больно удариться, он быстро поднес одну ладонь к ее макушке, а другую к ее лопаткам. В результате боль захватила только его костяшки пальцев.

Харуно этого не заметила, потому как ее одолевало чувство непонимания.

Парень наклонился, прислонив к стене обе руки от ее головы, нахмурился и серьёзней чем обычно посмотрел прямо в зеленые глаза, отчего девушка вопросительно уставилась на него.

‒ Жалеешь?

Он был раздражен, да и неприятная картина, произошедшая пару часов назад, промелькнула в его голове, и ему это не очень понравилось.

Сакура покачала головой, улыбнулась и обняла его за шею, решительная и уверенная в своих действиях и ответе.

‒ Я ни о чем не жалею.

Девушка чмокнула его в губы, после впилась в его уста поцелуем, и, пока мужские руки беспорядочно мяли, приподнимали белую ткань, блуждая по ее спине, она чуть поддалась вперед и сама начала толкать его назад, чтобы всё остальное продолжить в постели.

Парень присел на край кровати, и, умело расстегнув замок своей рубашки, на данный момент находящейся на ее теле, дернул с девичьих плеч, так до конца и не сняв ее. Впрочем, она не мешала, и не будет мешать даже при их слиянии. Саске схватил за ягодицы девушки, та ловко обвила ногами его торс, присев на его колени теперь с румянцем на лице. Осознание того, что он несколькими минутами назад встал с постели, не прикрыв чем-нибудь нижнюю часть своего тела, быстро пришло к ней. …видела, но всё же…

Учиха ждал, когда она, наконец, придет в себя и отгонит свое смущение. Он уже заранее знал, какие сейчас мысли посещают ее. И Харуно быстро взяла себя в руки, оперев обе ладони на его плечи и, чувствуя, как пальцы Саске гладят ее спину и бедра, приподнялась. Прижавшись к нему еще сильнее, закусив нижнюю губу, тихо и сдержанно вздохнув, чуть приоткрыв веки, она начала тереться, откровенно покачивая ягодицами, пятой точкой ища то, что заставило ее покраснеть.

В порыве неудержимой страсти Сакура выгнула спину, резко запрокинула голову назад. Мужские руки сразу схватили ее по бокам, и губы парня инстинктивно потянулись к затвердевшим, набухшим от возбуждения и его недавней игры, темно-розовым бусинкам, которые снова ощущали его влажный язык и зубы, что незамедлительно укусили, так, что куноичи в который раз вскрикнула от боли. Девушка, направив затуманенный взгляд в потолок, который, казалось, плывет в бескрайнем океане, шумно втянула в себя воздух, наконец, почувствовав как тело медленно начало принимать его, как его достоинство не спеша погружается в нее, как приятная боль наполняла низ живота. Харуно резко выпрямила спину, и розовые локоны встретились с черными.

Словно это был их первый поцелуй, словно их языки впервые переплетались друг с другом, их губы медленно встретились со всей своей нежностью и пылкостью.

Свет от разноцветных огней салютов радужными брызгами падал на оголённую девичью спину, на постепенно скользящую, чуть намокшую рубашку.

Учиха сжал в ладонь розовые волосы, не переставая жестко и настойчиво оставлять на тонкой шее красные засосы и следы от зубов. Крепко обнимая девушку одной рукой за ягодицы, он резко приподнял ее, еще сильнее прижал к себе и уловил новый ритм, новое стремление, новое более быстрое и ожесточенное движение.

Сакура крепко обняла его за шею, в то время как ее плоский живот без остановки сталкивался с его прессом, чувствуя, как невероятно горячее, но такое прекрасное пламя, словно только что взорвавшаяся лава, разжигалось внизу. От этого холодный, липкий пот выступал в каждой частичке тела.

Тонкие, изящные пальцы скрылись в черных волосах, и вновь стены сотряслись, потолок и сама комната канули в бескрайное небытие после очередного девичьего стона.

*оби - японский пояс, носимый как мужчинами, так и женщинами поверх кимоно и кэйкоги.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Naruto | Добавил (а): Серенити (02.03.2013)
Просмотров: 4107

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 4
+2   Спам
1 Thinnad   (03.03.2013 13:16)
ЧАСТЬ 1

Здравствуйте, авторы.

У вас есть такой огромный огрех, как обилие лишних эпитетов. Многие, особенно начинающие авторы этим грешат. Это - одна из самых больших ваших проблем.и, конечно же, им жаль бесжалостно вырезать лишнее. Но тут, пожалуй, прийдёт сравнение с парикмахерской: волосы стричь, наверное, и жаль, но ведь результат - форма - важнее.
К примеру:
"Ночной ветер приятно нёсся по просторной улице деревни Листа, по возможности даря каждому прохожему настолько легкий, воздушный и приятный поцелуй, что рождалось желание, остановиться и немного насладиться его объятием." - я выделил однозначно лишние эпитеты.
Без них впечатление не теряется, зато предложение читается (и воспринимается!) легче. Кроме того, здесь логическая ошибка: объятие поцелуя?
И так по всему тексту: много, очень много лишних слов, "размазывающих" его.

"Именно сейчас, именно сегодня, именно в эту ночь" - это режет слух, тем более, что является троекратным повтором одного и того же образа. "Сегодня" или "эта ночь" - вполне достаточно для того, чтобы мы поняли, о чём речь.

"и без того шумная улица была поглощена громким девичьим, наполненным восторгом криком..." - улица - поглощена? Вы себе представляете значение слова "поглотить"? Наполнить улицу можно, но поглотить её?..

"не спеша шагающие случайные прохожие" - "неспеша". Кроме всего, почему прохожие случайны? Просто прохожие же. Праздник, людей много. Вы зря используете штампы, тем более, невместные.

"чувствуя на себе весьма немало любопытных глаз," - чувствовать на себе глаза можно, если глаза прилипли к коже, а чувствуют обычно - взгляд)

"Взволнованная и слегка растерянная Сакура, чувствуя на себе весьма немало любопытных глаз, подняла дрожащую руку и, нервно улыбнувшись, пальцами расчесала розовые пряди, которые нежно ниспадали по бокам.." - вы забыли в предложение втиснуть ещё "неуверенная", "испуганная", "взволнованная". Ну зачем же мазать в несколько слоёв, автор? Кроме того, розовые пряди ниспадают по бокам Сакуры, получается.

"Кимоно, одно из самых красивых нарядов," - наряд - он. Потому "один из нарядов".

"золотые нити, заманчиво располагающиеся на темно-розовом фоне" - что значит "заманчиво"? То, что нити заманивают? Это какое-то дроусское колдовство, не иначе.

"узорами в виде маленьких лепестков незабудки." - узоры в виде лепестков? Лепестки могут составлять узоры, но не узоры лепестки. Кроме того - как могут быть узоры в виде БОЛЬШИХ лепестков незабудки?

"Короткие волосы необычного цвета она собрала в небольшой пучок и закрепила двумя палочками"
- если волосы можно не только собрать, но ещё и закрепить палочками, то они по меньшей мере до лопаток. Почему - короткие?

Кроме того вы пытаетесь многословно передать простые вещи, из-за чего смысл теряется. Вот смотрите:
"На губах появилась скромная улыбка, и Харуно тепло посмотрела на Ино, взгляд которой был таким живым, что казалось, будто она предвкушала что-то необычное или же была готова совершить какой-то подвиг, что возможно принесет ей вечную славу." Вот, как переключается внимание:
Губы с улыбкой → Харуно смотрит → у Ино живой(?) взгляд → Ино предвкушает необычное → Ино готова сама совершить подвиг → подвиг принесёт вечную славу.
Читатель потерял всё, что было между первым и последним: таково его свойство, если не акцентировать внимание специально, конечно. Всё, что между улыбкой и подвигом для читателя пропало.

+2   Спам
2 Thinnad   (03.03.2013 13:33)
ЧАСТЬ 2

"Превратилась в желанную девушку, которая, как и Сакура, крала сердца мужчин." - то есть, Ино вне праздника - не желанная девушка? И откуда этот пошлый штамп "крала сердца мужчин"? Вот я не представляю, что девы имеют в виду под этим выражением.

"... спокойной, уравновешенной и безмятежной, словно тихий, не потревоженный океан, находящийся в гармонии с природой."
- авторы, вы кода-нибудь видели океан? Он никогда не бывает не потревоженным. Пока в небе есть Луна, океан беспокоен, иногда - крайне. Может быть уместнее сравнение с горным озером?

"особый шарм, словно крылья лебедя столкнулись с могущественным вихрем." - разве тут речь идёт о конфликте? Сравнение непонятно и озадачивает: при чём тут столкневение к описанию характера? Что за вихрь?

"Серые прекрасные глаза Хинаты отлично гармонировали с её внешним видом: пурпурного цвета кимоно, имеющее узоры в виде больших желтых цветков, тёмно-синие волосы, которые она собрала в высокий хвост и завязала длинным бантом." - Хината глаза под цвет подобрала? По логике получается, что так. Кимоно узоры - имеет?

"маленьким ступенькам, расположившимся около небольшой арки, ведущей прямо вглубь праздника." - всё такое маленькое и небольшое... ути-пути. И как это - вглубь праздника? Даже если вглубь улицы - и то неестественно. Продумайте.

"...ощущениями, которые, словно бабочка выпорхнут на небо..."
- ощущения выпорхнут на небо? Я слабо представляю себе образ выпорхнувших на небо ощущений. Впрочем, как и бабочки. Вообще "на небо" - это же из разряда небожительства и мифологии, нет, разве?

Итак, вот я прочёл первый кусок. В нём обнаружились вот такие минусы: логика.
Девочки орут на всю улицу, причём ещё не выйдя на неё. Потом начинают хвалить друг друга.
Минус номер два: автор делает три блока описаний нарядов дам. Как будто кукол на столе расставляет. Читатель все эти ромашки-чёлки-бантики просто не запомнил.

Я дальше упомяну ошибки вскользь, они везде однотипны и сводятся к словесной каше и неправильно употреблённым образам.

"Сакура, Хината и Ино не уставали, заходя в каждый магазин, покупать разные украшения и вкусную еду, от которой исходил такой притягательный аромат, что Яманако и Харуно тут же хватали Хинату и с силой врывались в лавку." - это прямо набег. Девушки инспектируют все лавки по порядку, а их не пускают. И они с силой врываются.

"Смешные истории, непрестанно звучащие из уст Ино, доводили подруг до колик в животе и на шумную компанию всё чаще и чаще обращали внимание."
- авторы, вот не знаю, как сказать. Ранее упомянутое стремление девушек выглядеть "ярче и женственнее" меня насторожило. Но то, что я вижу сейчас - просто вульгарно. Три девушки в кимоно ведут себя, как пьяные макаки, прошу прощения.

"...сердце медленно принимает поражение и падает в глубокую яму тоски. Чтобы кувшин счастья был полон, не хватало его."
- сердца не хватало?

Вообще, вынужден признать, сценка на улице вызывает пожатие плечами. Во-первых, девушки разве не пытались привлечь внимание всей улицы буквально только что? Причём реально все прохожие на них оборачивались. Рано или поздно в толпе должен был найтись кто-то, причём не обязательно негодяй, который принял бы их за искательниц приключений.
Автор сделал постороннего мужчину неприятной наружности. А если бы он оказался симпатичным? Ситуация бы была иной?
Кроме того, то, что Сакура не постаралась просто уйти от пристающего - непонятно. И сверхагрессия Саске - тоже.

+4   Спам
3 Thinnad   (03.03.2013 14:19)
ЧАСТЬ 3
Самое интересное, да.

"Дверь медленно отварилась" - до полуготовности, ага.

Вообще ситуация, что парень явно сильно уставший и вымотанный, да ещё и переживший драку, вынужден выслушивать: "Я же тебе говорила, чтобы ты не перенапрягался" - раздражает. Очень. В другой раз он пойдёт домой спать, а не спасать глупых девиц.

"Девушка по-настоящему счастливо улыбнулась. Сама того не осознавая, она коснулась пальцами его плечевой мышцы, чуть приспустив так и не снятую рубашку вниз." - кожи нет, что она касается пальцами мышцы?

"предложение, снова погрузить эту комнату в неистовую страсть." - то у вас улица поглощается криком, то комната погружается в страсть. Комната не может заниматься сексом, поймите.

"Наконец, верхняя одежда Саске соскользнула с его мускул" - мускулы одеты в одежду?

Ещё что я хочу сказать, автор. Вы совершенно зря так сильно переживаете, пытаясь писать НЦу. Впечатление от написания всегда у автора завышено, ему кажется, что все читают и думают об авторе и о том, как она это писала. Ничего подобного. Читая НЦу читатель чаще всего просто хочет пофапать на любимых персов, хотя бы мысленно. Автор и его переживания никого не волнуют. Потому пишите так, как хотели бы, чтобы писал кто-то, не стесняясь. А смущающее вас впечатление личного участия можете примерно раз в восемь пригасить: серьёзно, пишут НЦу многие и выделиться на их фоне, чтобы было что-то здоровское надо уметь.
Дальше вы пишете постельную сцену, очевидно, не имея особого опыта. В этом обычно и состоит проблема юных авторов. Писать секс нужно, имея опыт (хотя бы - просмотра порно), но желательно - личный. Я не агитирую кидаться в постель ради получения оного, но и стараться писать "жесткач", не умея написать слово "сперма" - не стоит.

"погладили девичью щеку и переместились на ее затылок." - затылок щеки?

"язык с легкостью проник в девичий рот, уничтожая и без того слабые преграды." - язык уничтожил что - зубы? Или там ещё какие-то преграды были? Девственная плева, например, или скобы))

"Губы стали их оружием страсти, они словно выполняли акробатические элементы" - ага, арабески на трапеции. Автор, как можно не целоваться, а выделывать вензеля и выворачивать их? Зачем?!! Реально же цирк получается! Автор, будьте проще))

"Уже во всю слизывая друг с друга собственные слюни, прижимаясь губами еще сильнее, они превращали секунды в минуты, пока жизненно-необходимый воздух не решил их покинуть."
- я вижу обслюнявленные после акробатики лица, которые приходится вылизывать от слюней. Прижимаясь губами до асфиксии. И воздух - вот скотина! - не выдержал этого зрелища.

"...горячее, покрытое испариной тело, находилось под холодными струями воды..." - автор, пардон, но холодная вода уж никак не способствует эрекции. Я вам скажу, да.

"...уютной, удобной кровати, которая с удовольствием принимала их разгоряченные, обнаженные тела, сразу унося в царство сновидений." - это они добирались до кровати и сразу вырубались? А смысл тогда называть это сексом?

"И сильная, теплая ладонь Саске, поглаживая ее гладкую, привыкшую к его ласкам кожу, скользнула вверх к самым желанным местам." - насчёт привыкшей кожи - это круто. Мозоли, нет? Сакура может привыкнуть, не кожа. И что за "самые желанные места"? Лобок или сразу вагина? Непонятно.

"Из девичьих уст непроизвольно вырвался тихий стон, когда уже знакомая, приятная боль разливалась по всему телу." - боль? О хосподя, что он с ней делает? Почему пальцы причиняют боль?

"Хотелось всему миру доказать, что она только его и телом, и душой." - это уже эксгибиционизм. Обычно для людей в постели мира не существует и что-то доказывать... Вообще непонятно это желание. И потом же... Вспоминать о стоимости кимоно...

"Но только одного до сегодняшнего дня не учла – игры очень опасны, особенно, когда в них участвует и в конце побеждает он." - непонятная пафосная фраза. Чем опасен секс с Учихой? Почему он побеждает? Разве они состязаются? В сексе не бывает победителей. Никто ж не жертва. И почему она вдруг почуяла опасность именно сегодня? И почему идёт намёк на сравнение, как будто у Сакуры есть опыт секса с другими?

"Кимоно, словно перья небезызвестной птицы, стало осыпаться на пол." - осыпаться лоскутами? И я не знаю, о какой птице речь.

Дальше...

+4   Спам
4 Thinnad   (03.03.2013 14:29)
ЧАСТЬ 4

Последняя, ибо устал)))

"Спокойная, обнаженная Харуно снова наклонилась, чуть приоткрыла губы, дабы он мог с легкостью проникнуть языком в ее рот." - а почему - не поцеловать? Приоткрыть рот и ждать?

Акробатика с одеждой малопонятна и раздражает. Вы бы сократили её.

"...выкрикнет одно единственное слово: «Хватит»" - вообще-то при кунилингусе кричат "ещё", если могут, конечно. Вообще оральный секс не располагает к добровольным остановкам.

"Харуно судорожно начала глотать ртом просто необходимый для организма воздух." - глотать ртом? Странная анатомия. Есть выражение "хватать ртом"...

"Его влажный язык, который уже перестал исследовать внутреннюю часть бёдер нежного тела.." - так она кончила от ласки бёдер?

"Не прошло и минуты как она, застонав, выгнула спину, чтобы он был полностью в ней, и вскрикнула, когда боль сразу захватила ее разум и низ живота. " - минута - это 60 секунд. Для проникновения - очень много. Разве что для анального. Если девушка и парень возбуждены, то смазки достаточно, чтобы проникнуть быстро. И это - не больно. Боль бывает иногда в первый раз, если анатомия подразумевает разрыв плевы (в месте этого самого разрыва), но ведь они уже не в первый раз занимаются, верно?
Немного болезненным может быть проникновение "насухо". Но это - для обоих, и вообще поправимо. Но уж точно боль не охватывает ни тело, ни разум.
Влагалище достаточно пластично и на члене нет колючек, чтобы его травмировать.

"Сколько бы они не занимались любовью, но он никогда не погружался в неё до конца. Ибо Учиха не хотел причинить ей как духовную, так и физическую боль." - разве имеет значение глубина проникновения к духовной боли? Или он такой колосс, что достанет до души?

"Сакура, глухо и часто выдыхая томный воздух на его плечо..." - томный воздух... что я могу сказать?

И потом, когда Сакура уже верхом на Учихе, причём хлопается животиком о его живот - это тоже происходит с проникновением "на полшишечки"? Непонятно)))

Меня ещё умилило то, как она стесняется смотреть на его член. Смешно же)))) Нащупывать, как вы выразились, пятой точкой, но бояться посмотреть... Так до минета она нескоро доберётся.

Вообще, поскольку правописание мы рассмотрели выше, а здесь рассматриваем только огрехи жанра (а это - ПВП, ибо весь миник завязан на финальной сценке), то могу сказать: для первого раза и для вашего возраста - очень неплохо.
Это, конечно, не НЦ-17, а, скорее, ПЖ-13, (прошу поправить) но, если вы будете муштровать свою литературность, а по дороге знакомиться с художественными рассказами о сексе, то будет очень хорошо.

Успехов вам, авторы!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4380
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн