фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:30

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Pandora Hearts

  Фанфик «На прощание | Эпизод 3. Завязочки»


Шапка фанфика:


Название: На прощание. Эпизод 3. Завязочки
Автор: Anzz
Фэндом: Сердца Пандоры
Персонажи/пейринг: Зарксис Брейк/Оз Безариус
Жанр: повседневность, PWP
Предупреждение: слэш, ООС, секс с несовершеннолетними
Рейтинг: R
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймеры: не претендую
Размещение: только с согласия автора


Текст фанфика:

- Господин Гилберт! – оклик застал Ворона уже на лестнице. - Прошу вас, подождите! - Лиам Лунеттес быстро догонял уходящего. - Нам срочно нужен руководитель оперативной группы. Вы единственный, кого мне сейчас удалось застать в «Пандоре»!
- Чисто формально я уже вышел, - недовольно заметил Гилберт.
Он прекрасно понимал, чем его хотят наградить вместо заслуженного после выполнения тяжелого задания отдыха, и ему это совсем не нравилось.
- Задача не сложная и много времени не займет, - не собирался сдаваться ответственный Лунеттес. - Всего лишь осмотр места происшествия и фиксация обстановки. Даже случилось все не далеко….
- У меня на этот вечер приглашение от дома Безариусов, - обронил Ворон.
- Маскарад? Да, я слышал. Но мы не можем оставить очередную жертву без внимания. По сообщениям городовых картина преступления вырисовывается несколько странная, поэтому они и доложили нам о теле. Вот только слишком поздно… все успели разойтись…. Могу предоставить вам только двух стажеров. Сами понимаете, без опытного руководителя они и с осмотром не справятся.
- Осталось всего два часа….
«И к чему я это? – тут же думает Гилберт. - Я ведь все равно не хотел идти, потому что… он тоже там будет… а так у меня появится подходящий предлог…».
- Хорошо, - кивает Ворон. – Где ваши стажеры?

Первое, что пришло в голову Гилберту, когда он увидел жертву, это то, что труп был вывешен. Именно вывешен. Открыто и броско. Тело висело на канате в большом стенном проломе заброшенного, но некогда весьма внушительного, особняка. Ни снять его, ни подвесить без дополнительных приспособлений было невозможно. Улицу, на которую выходил фасад здания, нельзя было назвать оживленной, и все же, прохожие появлялись здесь достаточно часто. Трудно было поверить, что сложная работа по столь неудобному размещению трупа была проделана открыто, у всех на виду, и преступник остался незамеченным, если только…. тот, кто это сделал, не обладал возможностями, позволившими справиться с этой задачей сверх быстро. Здесь определенно прослеживалось потустороннее вмешательство какой-нибудь цепи. Вот только зачем размещать жертву так броско? Рано или поздно ее бы все равно нашли. Обычно напротив, трупы пытаются скрыть, что бы ни дать обнаружить свою деятельность.
- Нужно снимать, - ответил на вопросительные взгляды двух своих напарников Ворон.
Из того, что удалось собрать поблизости, была сооружена неустойчива конструкция, позволившая одному из служащих «Пандоры» дотянуться до тела. Гилберт благородно взял эту миссию на себя, при этом заставив одного из стажеров сразу заняться заполнением оперативного отчета, что бы не тратить дополнительного времени на формальности. Ему хотелось быстрее все закончить.
Странный липкий канат с трудом поддавался даже лезвию ножа. Сплетенный из множества тонких жгутов, он упирался и пружинил, раскачивая окоченевшее тело. Все же совладав с его сопротивлением, Ворон попытался осторожно опустить жертву вниз. Ветхая конструкция не выдержала усилившейся нагрузки и с треском развалилась. Тело рухнуло в лужу вместе с деревянными обломками. Гилберт в последнее мгновение успел ухватиться за только что перерезанный канат. Подняв глаз, он попытался рассмотреть, надежно ли тот прикреплен. Как удалось увидеть, верхний конец не был к чему- либо привязан, он был просто приклеен к каменной кладке.
«Словно нить паука», - мелькнуло в голове.
До земли было не далеко и, раскачавшись, что бы перелететь через оставшуюся после обрушения груду мусора, Ворон спрыгнул. Не очень удачно. Пришлось прокатиться по грязной мостовой.
Осмотр почившего показал, что это мужчина средних лет. Его одежда спереди была разорвана, грудь и живот обнажены. И по всей открытой поверхности кожи шли поперечные раны. После падения в лужу запекшаяся кровь немного разошлась, и царапины стали странным образом складываться в узор… Оставив изучение тела своим напарникам, Гилберт хмуро оглядывал себя. Плащ и брюки были испачканы. До маскарада оставалось все меньше времени… Все же не идти?
- Закончили описание? – поинтересовался Ворон у стажеров. - Обязательно добавьте, что тело было размещено в проеме стены на высоте в три раза превышающей человеческий рост. Жертва была подвешена за горло на…липкий канат, свитый из множества элементов, и прикрепленный к стене путем приклеивания… это важная деталь.
- Господин Гилберт, по-моему, у него тут… это… похоже на надпись…, - сообщил непосредственно осматривающий тело.
- И что там написано? – не совсем доверяя неожиданному выводу, поинтересовался Ворон.
- Шляпник.
Гилберт вздрогнул и не смог этого скрыть.
- Что? – тут же вырвалось у него, и он поспешил удостовериться лично.
Проступившие из под коричневатого покрова, раны передавали чью-то надпись достаточно отчетливо. Гилберту захотелось тут же оттереть всю кровь, что бы непременно убедиться в ошибке….. Рука остановилась. Они должны доставить тело для детального осмотра в штаб, и в как можно более неизменном виде. Придется ждать официальных результатов…
- Это записать? – осторожно поинтересовался занятый оформлением бумаг.
Ворон кивнул.
Разумеется, это заняло все остававшееся до маскарада время. Гилберт не успевал заехать домой переодеться. В высшем обществе не принято опаздывать, лучше совсем не прийти. Именно это казалось Ворону сейчас наилучшим выходом. Послать сообщение с извинениями……Тем более, что после истории с трупом и странной надписью, желания веселиться совершенно не было.
Как и многие служащие «Пандоры», он держал в штабе запасной комплект одежды. На всякий случай. Случай оказался как раз подходящим. Когда смена облачения была почти завершена, к нему ворвался Лунеттес. Именно ворвался. Без стука и прочих церемоний.
- Что это значит? – его голос заметно подрагивал, а рука сжимала листок, в котором Гилберт узнал их последний отчет.
- Что-то не так? - непонимающе поинтересовался Ворон.
- Все! То есть… что там … что было… и почему: «Шляпник»?!
- Честно говоря, я сам был удивлен. А вот вопрос, что значит – это не ко мне. Послание. Шутка. Вызов. Все что угодно.
- И вы так спокойно об этом говорите? – взвился Лиам. – Разве вы не понимаете, что это значит? Я думал вы …..- и тут Лунеттес спохватился, что его речь и интонации пытаются перейти в совсем неделовую область. - В связи с чрезвычайными обстоятельствами я объявляю эту информацию и весь ваш отчет строго засекреченными. Вы никому не должны рассказывать о том, что сегодня видели и в чем участвовали. Никому. Особенно Брейку. Учтите, это официальное предупреждение. Разглашение будет караться со всей строгостью. Тоже я передам и обоим вашим напарникам, - жестко заявил Лиам.
- Учту, - хмуро бросил Ворон.

- Вы как всегда прекрасны, моя госпожа, - от этого слащавого голоса Гилберта передернуло.
И вот воздух со всей неотвратимостью наполняется ароматом конфет, и становится почти ощутимо живым и щекочущим. Зарксис Брейк, собственной персоной. От звучания этого имени, даже произнесенного только мысленно Ворона теперь тоже передергивает. Не оборачиваясь к вошедшим, он спиной чувствует приближение Шляпника. Гилберта неудержимо влечет прочь, вон из залы, из особняка Безариусов, подальше от Зарксиса, как можно дальше! Но он снова делает над собой невероятные усилия, что бы остаться, что бы приветствовать Брейка и г-жу Шерон, которую тот сопровождает. Необходимо соблюсти все приличествующие формальности. Однако на большее его не хватает. Ворон не желает мило улыбаться, поддерживать пустой светский разговор, выслушивать от Шляпника очередные насмешки и колкости, и делать вид, что ничего не произошло. Произошло! Будь он проклят! И будь проклят Брейк!
- Г-н Гилберт сегодня как-то особенно мрачен и неразговорчив, - замечает девушка. - Вам не нравится маскарад?
- Очень нравится, - не задумываясь, лжет Ворон.
- Наверное, выражение его лица - это особое дополнение к костюму, - улыбается Брейк, делать вид, что ничего не случилось, у него получается гораздо лучше. - Кто же вы сегодня? Гробовщик?
Гилберт одаривает его убийственным взглядом. Рука непроизвольно ощупывает на ноге пистолет.
- Вестник смерти, - поправляет малышка Эмили, вертясь на плече Шляпника.
Ворон вздрагивает и прячет руку в карман.
- Я без костюма, разве не понятно? - цедит он сквозь зубы, мечтая поскорее отделаться от их общества.
- А я-то подумал, что мне сослепу показалось, - разочаровано протянул Зарксис.
- Надеюсь, вы не решили лишь формально засвидетельствовать здесь свое присутствие, - очаровательно произносит Шерон. - Насколько я знаю, герцогский дом Безариусов рад снова видеть вас под своей сенью.
- Беда в том, что г-н Гилберт сам не всех рад видеть, - замечает Шляпник.
«Только держись, - шепчет разум, - раскланивайся и уходи….»
- Кого ты имеешь в виду? – удивляется мисс Рейнсворд.
- Винсент Найтрей, - протяжно сообщает Зарксис, указывая куда-то взглядом, и Гилберт не может за ним не проследить. - Странно видеть его среди приглашенных. Несколько неожиданно….
- Согласна. Простите г-н Гилберт, но ваш брат…
- Само очарование! - неожиданно весело восклицает Шляпник. - В отличие от нашего Гилберта. И видимо просто жаждет заключить его в свои братские объятья.
Ворон тоже не считал эту встречу приятной, но сейчас любое общество для него было гораздо предпочтительнее Брейка. Воспользовавшись этим, как подходящим предлогом, Гилберт раскланялся и направился в сторону Винсента. Вступит он с ним в беседу или нет, было совершенно не важно, главное было поскорее сбежать из облака конфетного дурмана.
- Странно, - задумчиво роняет Шляпник, - я вижу Алису, но не вижу ее верного рыцаря. Где же скрывается виновник торжества? Госпожа, позвольте, я поищу его. В конце концов, так долго задерживаться, когда гости уже собрались, просто не вежливо.
Позволение было ему милостиво даровано, и Зарксис скрылся в непарадных недрах особняка.

Тысяча маленьких завязочек и застежечек! Это был кошмар наяву! Сложнейшая система не желала поддаваться его спешащим пальцам. Хуже всего было то, что Оз никак не мог понять, во что же должны были в конечном итоге сложиться детали нижней части его костюма. К верхней он еще даже не притрагивался. Промучившись достаточно долго с неподдающимся пониманию облачением, юный Безариус уже был готов сдаться и надеть первое попавшееся……!
Раздался стук в дверь.
- Г-н Оз, позвольте войти? – учтиво поинтересовался визитер.
Безариус беспомощно посмотрел на свой совершенно неподобающий вид, но изменить что-либо он вряд ли бы смог. К тому же он безошибочно узнал голос, и было несколько удивительно, что пришедший вообще стал утруждать себя стуком.
- Входите, Брейк.
Увидев вошедшего, Оз прыснул со смеху.
- Что это, Брейк? – давился хохотом юный герцогский отпрыск. - Что на тебе за костюм? Это попугай?
- Вообще-то, павлин, – несколько обиженно заявил Шляпник - Госпожа настояла. По ее словам он мне чрезвычайно подходит.
- Совершенно, - Оз продолжал заливаться беззаботным детским смехом.
- Но, а вы-то, господин главный виновник тожества, совсем не одеты. Так долго заставлять себе ждать просто не принято в приличном обществе. Вам могут этого не простить. Зачем кидать тень на дом Безариусов?
Оз осекся.
- Я ….я тут совсем запутался… во всех этих застежках….Дядя Оскар даже не сказал, что это будет, просто оставил и ушел… а я тут……
- Юный беспомощный господин, - насмешливо покачал головой Брейк, - неужели никто из многочисленных слуг дома Безариусов не смог прийти вам на выручку? Придется это сделать слуге дома Рейнсворд. Надеюсь, г-жа Шерон меня простит. Позвольте.
Зарксис отставил свою трость и, разведя руки наследника дома, сам занялся решением маскарадной головоломки.
Крючки, петельки, шнуровка, завязки….. Они не хотели сдаваться. То крючков, оказывалось больше, чем предназначенных им петель, то шнуровка уходила в сторону, совершенно искажая предполагаемую конструкцию, то проскальзывая не в свои дырочки, завязки, цеплялись за крючки, и застревали…. Зарксису даже пришлось присесть, что бы четче видеть хитроумное нагромождение стягивающего и застегивающегося. Его пальцы быстро и проворно перебирали бахрому разноцветных веревочек, вдевали, просовывали, завязывали, а затем развязывали, высовывали, и снова вдевали, беспрестанно перемещаясь по уровню пояса то в одну, то в другую сторону. И руки Брейка неминуемо касались, того, что тихо и мирно существовало под покровом затейливого костюма.

Оз тяжело вздыхал, теряя последнюю надежду облачиться в своенравное одеяние. Теперь он хотел только одного – снять и забросить его в самый дальний угол спальни. Юный Безариус уже собрался сообщить о капитуляции Шляпнику, но тут заметил, что его тело начало странно реагировать на активно продолжающееся у него на поясе и еще немного ниже… движение. Что-то, до этого момента дремавшее, начало пробуждаться под легкими мимолетными касаниями белых перчаток. Сначала Оз почувствовал приятное тепло, а затем, все нарастающий жар, начал наполнять его плоть, приподнимая ткани одежды. Руки Брейка продолжали перемещаться туда и обратно, вверх и вниз, все сильнее задевая обличительный изгиб. Эти касания заставляли трепетать, желать их еще больше, стремиться еще выше…… Сердце в юношеской груди заколотилось.
Происходящее привело Оза в смятение. Это было совершенно неуместно…. сейчас….так…… при Заркcисе…..
Чувствуя, что его щеки заливаются предательским румянцем, Безариус перевел взгляд на Шляпника. Тот, казалось, не замечал происходящих под его руками изменений, будучи полностью поглощен решением костюмной головоломки.
«Действительно ли он не видит?» - мучил себя догадками будущий герцог.
На что следовало ему решиться в такой непростой ситуации? Просить Шляпника остановиться, а на его удивленный вопрос…….. предъявить явный признак неуместного пробуждения плоти? Получить в ответ какую-нибудь искрометную колкость, и краснеть в последствии от множества намеков Брейка на произошедшее? Оставить все как есть, в надежде, что Зарксис ничего не заметит, а тело быстро вернется к покою? Вмешаться в разгадывание загадки и, прикрываясь руками, отстранить помощника пока не поздно? Кровь горячими волнами приливала к месту активных действий, и это не давало юному Безариусу сосредоточиться, принять окончательное решение. Хотелось продлить это завораживающе сладкое ощущение еще немного……
- Можно трубить победный марш! - радостно сообщает Шляпник, вставая.
Сложная архитектурная форма костюма восстановлена и почти безупречно подогнана под стройное тело своего носителя. Почти безупречно, потому что общую задуманную гармонию нарушает слишком явная выпуклость. Оз краснеет. Бровь над единственным глазом Закрсиса озадачено приподнимается.
- Не думаю, что вашему костюму необходимо подобное дополнение в данной ситуации, - задумчиво изрекает Брейк.
- Я….. это……, - будущий герцог неловко пытается руками опустить вниз то, что юной горячей кровью было вздернуто вверх. Тело, разумеется, не поддается.
Шляпник продолжает глубокомысленно изучать нарушивший стройность маскарадной задумки элемент.
- Брейк, - тихо произносит Оз. - Мне не ловко, что ты так смотришь……
- Неловко, что я смотрю? – театрально преувеличено взвивается Шляпник. - Что я смотрю? Эмили, - обращается он в своей кукле. - Г-н Оз видимо имеет в виду тебя, ты ведь у нас барышня. Будь любезна, отвернись.
- Ха-ха, - отвечает на это предложение вертлявое существо. - Юный Безариус стесняется того, что он мужчина!
- Я …… мне….. я не знаю как…. Оно… само….., - беспомощно бормочет Оз, продолжая попытки срыть свою неловкость руками.
Брейк опускается рядом на стул.
- Ваше появление в таком….. состоянии перед гостями совершенно недопустимо, - серьезно произносит он, - При этом ваше облачение не способно что-либо скрыть…… Полагаю, стоит подождать пока…. напряжение ослабнет.
С целью «подождать» Шляпник достает из кармана фруктовый леденец на витой ножке, разворачивает его и принимается наслаждаться сладостью. Несколько продолговатая янтарная конфетка скользит по его губам, погружается внутрь, и снова медленно появляется, трется и поворачивается в нежных объятьях уст, плотных, горячих, влажных…..Тихий звук работы губ и языка над янтарным тельцем сладости дразнит слух….. И все это прямо перед лицом у юного Безариуса! Брейк сидит с совершенно невозмутимы видом задумчивой отстраненности, бродя взглядом где-то за спиной Оза. Он действительно просто ждет. Дождется ли? Упоительное кружение конфеты в губах Шляпника только сильнее смущает юную пылкость, заставляет всплывать в воображении иные будоражащие кровь образы, тело отзывается, еще сильнее наливаясь желанием.
- Ах, молодость, молодость, - качает головой Брейк, видя, что и после отведенного им фруктовым леденцом времени, положение ничуть не улучшилось. - Предлагаю вам все же сменить ваш великолепный костюм на что-нибудь более просторное. Наше отсутствие затянулось непозволительно долго. Разрешите, я помогу вам все это развязать.
- Нет, - спохватился Оз, когда белые перчатки снова заскользили у него в районе пояса.
Пытка мимолетными манящими и дразнящими прикосновениями возобновлялась. Он желал ее сейчас так страстно, как ни что иное, но его пугали последствия, его пугал Брейк, его пугало собственное тело, так не вовремя заявившее о своем жгучем желании! Юный наследник Безариусов отступал, отстранял руки, тянущиеся помочь, бледнел и краснел, неловко бормотал: «Нет Брейк….. не надо, Брейк…..». И все это длилось до тех пор пока он не уперся спиной в стену. Отступать дальше было некуда. Значит, именно сейчас он должен со всей решительностью отвергнуть навязчивую помощь! Прекратить всю эту странную ситуацию! Одним волевым решением!
- Довольно Брейк, - твердо заявляет Оз.
Усмехнувшись, Зарксис поднимает руки. Это не спасает. Шнуровка достаточно развязана. Маскарадное облачение соскальзывает вниз, оставляя плоть требовательно и бесстыдно выпирать из под полупрозрачной ткани исподнего. Окончательно растерявшись, наследник герцогского дома замирает. Зарксис с наслаждением созерцает это минутное беззащитное замешательство. Потом он опускается на одно колено, подхватывает упавшую одежду и медленно тянет вверх. Его лукавых рубиновый глаз поблескивает прямо перед лицом Оза, в улыбке тонких губ видится, что-то дурманящее…
- Чего же вы добиваетесь, юный г-н Безариус, всей этой ловко подстроенной сценой? – обволакивает шепотом ухо Оза Шляпник.
- Я..? Добиваюсь….?
- Вы обнажены до пояса, тяжело дышите, сбрасываете с себя последние оплоты нравственности и, кроме того, позволяете себе упереться в меня этим…., - Зарксис скользнул взглядом вниз, выгнувшаяся ткань нижних брюк уже действительно пылко упиралась в него. - Как я должен это расценить? Как откровенный призыв?
Оз чувствует себя совершенно беспомощным во всей это нелепой ситуации! Разумеется, все это выглядит невероятно глупо! Ужасно! Но почему же, тогда Брейк не смеется?! Что стало с его обычной язвительностью, вспыхивающей всегда так не к месту? Сейчас она была бы в самый раз! Где тот спасительный, пусть и издевательский, смех, который вырвет их обоих из этого беспощадно затягивающего дурманящего омута?
Шелковые перчатки скользят по ногам юного Безариуса, пытаясь возвратить упавшую часть маскарадного костюма на полагающееся ей место. Это, казалось бы, простое движение, заставляет его трепетать. Руки, сойдясь по поясу, приближаются к горячей пульсирующей плоти. Одевая они коснуться ее. Непременно коснуться. Обязательно коснуться. Должны коснуться. Должны! Должны! Должны! Он нестерпимо жаждет этого прикосновения, и этого, и другого, и еще, и еще, еще, еще!
Но Брейк останавливается, только подперев рвущуюся в глубины страсти возвышенность.
- Возможно, вам юный господин, самому будет удобнее? – коварно произносит Зарксис.
В глазах Оза вспыхивает ужас.
«Не будет? Ничего не будет?»
Это был последний и самый явственный сигнал для искусителя. Жертва готова отдаться его власти. Белая перчатка накрывает упругое напряжение. Оз сладостно вздрагивает.
- Я знаю, как быстро и аккуратно вернуть вашему костюму прежние очертания, - этот вкрадчивый шепот пробивает юного наследника дома до глубины души стрелой острого наслаждения.
Так и не одетая до конца, нижняя часть снова падает вниз. Зарксис встает и увлекает Безариуса к кровати. Присаживаясь на край, утягивает и Оза. Кроме дурмана вожделения в изумрудных глазах продолжает блуждать растерянность. Для юного наследника дома это первое столь откровенное событие, первое открытое удовлетворение желания плоти, первое, что будет совершено в слиянии тел с другим…… Он робок. Он скован. Он не знает, что следует делать, и боится совершить что-то, что может спугнуть приближающееся блаженство. Он подчиняется соблазнителю и несмело вкушает наслаждение ласками, поцелуями, скольжением шелка по коже….. Оз не видит его, потому что Зарксис предпочел лечь сзади и, повернув юное трепещущее тело на бок, одаривать нежными пытками его спину, шею….. Но ему хочется другого, гораздо более сильных ощущений, гораздо более завораживающих и горячих. Безариус начинает беспокойно ерзать. Ему неловко озвучить свое страстное требование, но он слишком жаждет его…! Зарскис улавливает его нетерпение. Стягивает последнюю преграду на пути к слиянию. И когда рука снова встречается с пульсирующей от приливов страстного зова плотью, Оз закрывает глаза и полностью отдается уносящему его горячему потоку. Холодный шелк перчатки быстро теплеет. Пальцы скользят вверх и вниз, нежно и размеренно, быстро подводя его неопытное тело к главному выплеску человеческого мироздания. Зарксис продолжает тревожить поцелуями его щеки, шею, спину, но все это становиться так далеко и неважно, потому, что главное сейчас должно свершиться в пульсации, бьющейся в умелых руках.
Вторая рука Шляпника, проскользив по разгоряченной упругости, попадает в ложбинку и уходит с легким нажимом куда-то назад. Не очень приятно. Странно. Но будущий герцог не желает сейчас на что либо отвлекаться, его до предела переполняет возбуждение, огненным потоком оно стекает по жилам и рвется вверх! И перед этим завораживающим стремлением весь мир становится далеким и неважным!
Резкая сильная боль сбрасывает его, едва не воспарившего, в жестокую реальность. Из разомкнувшихся уст слетает хриплый крик. Боль накатывает. Боль движется. Боль пульсирует. Боль рвется внутрь. Такая неожиданная. Такая жестокая. Он снова хочет кричать. Он желает вырваться из цепких объятий, предавших его доверчивость, обманувших его ожидания. Белая печатка крепко зажимает ему рот.
- Не стоит, - вливается ему в ухо сладостный шепот, - тебя могут услышать. Лучший выход сейчас – это расслабиться. Неприятное ощущение уйдет. Просто забудь о нем.
- Хватит, Брейк, - Оз продолжает попытки вырваться. - Довольно! Я не хочу!
- Хочешь, - уверенно заявляет Шляпник.
Перчатка опять зажимает ему рот. Безариус впивается в нее зубами. Зарксис закусывает от боли губу, но руку не убирает, все быстро отступает перед упоительным блаженством, разносящимся по его телу от каждого движения.
Оз слышит, что дыхание Шляпника становится тяжелым и отрывистым. Зарксис вжимается лицом в золотистые кудри будущего герцога. Брейк был прав, его рука, вернувшаяся к несколько ослабившей напряжение упругости, быстро восстановила накал страсти. Боль немного утихла, уступая место странным, почти приятным ощущениям, но и они исчезают, полностью поглощенные новой мощной волной. Зубы опять впиваются в шелковую перчатку, прорывают ткань, кожу. Солоноватый привкус тревожит язык….Это судорога наслаждения. Она уносит его дальше, не давая осознать подобные мелочи. Зарксис прижимается к нему плотнее, и надрывнее рвется вперед, к своей вершине. Сотрясание юного тела рьяно подстегивают его собственную страсть.
Голова откидывается. Оз стонет, сжимается, напрягается всем телом, словно пытается удержать себя от неизбежного, а потом резко уходит вперед. Брейк успевает перехватить его за талию и не дает вырваться, еще крепче прижимая в себе.
Зубы разжимаются, высвобождая окровавленную перчатку.
Он падает…в пропасть…..в бездну….в никуда….
Мир отодвигается еще дальше, чем был до этого.
Движение не прекращается. Горячее тело за его спиной, продолжает пылать страстью. Его же напряжение медленно и сладостно растворяется. Шелк еще скользит по трепетной плоти, но все медленнее и медленнее, позволяя покою завладеть и этой частью тела.
Горячий выдох утонул в золотистых локонах Безариуса, лишь слегка задев кожу. Несколько блаженных содроганий и, до этого крепко обнимавшие его, сильные руки Брейка расслабленно соскользнули.
Юный отпрыск герцогского дома перевернулся на живот и уткнулся лицом в покрывало. Сейчас он не хотел больше ничего на свете.
Зарксис оставил сладостную негу гораздо быстрее. Восстановил целостность своего костюма, а потом склонился над затихшим Озом.
- К сожалению, вас ждут, - почти нежно напомнил он, - а нам еще нужно привести ваше облачение в надлежащий вид.
Юному Безариусу хотелось умолять оставить его в покое, но Шляпник был безжалостно прав. Их ждут. Произошедшее не должно ни на что повлиять, и никому и никогда открыться. Еще греющие его теплые всполохи угасающего наслаждения сдерживают холодные приступы сожалений и переживаний, пока Зарксис, на это раз уже быстро и умело, возводит на его теле всю маскарадную конструкцию. Отпрыск герцогского дома пытается помогать, но его мысли витают слишком далеко, стараясь осознать случившееся. Да, ему было хорошо! Очень хорошо, не смотря на некоторые моменты, но откуда-то из глубины поднимаются и все больше расправляют черные крылья неприятнейшие чувства тревоги и запоздалого раскаяния. В его голове до сих пор бродит легкий дурман. В некоторые мгновения ему кажется, что все это происходило не с ним, ведь это был не он……. Он бы так не поступил. Так легкомысленно поддаться страстному вожделению!
Встревоженный взгляд зеленых глаз пытается найти ответ у Брейка. Что же теперь…? Но лицо Шляпника уже облачено в непроницаемую маску легкой ухмылки. Оз позволяет ему полностью одеть себя, и только потом замечает кровавые следы на белоснежной перчатке. Он ловит еще недавно так упоительно мучившую его руку.
- Брейк, это я…..? – в голосе прекрасное в своей наивности горькое сожаление. - Прости……
Зарксис изящно стягивает слишком явное свидетельство отбушевавших страстей.
- Рана уже затянулась. Ничего страшного, - протяжно произносит он, осматривая поврежденный палец. - Маленький шрам будет мне прекрасным напоминанием…..
- Не надо, - отчаянно шепчет Оз, словно это может что-то изменить в произошедшем.
Шляпник поднимает его лицо за подбородок. Озорной блеск единственного глаза не рассеивает все нарастающие смятение и тревогу, а, напротив, только обостряет их.
- На самом деле, вам не о чем жалеть, - уверенно и настойчиво произносит Зарксис.
Безариусу остается только согласно кивнуть.
- Значит, пора выходить в свет! - весело восклицает Шляпник. - Довольно уже заставлять гостей ждать. Да и г-жа Шерон, наверное, озадачена моим долгим отсутствием.
Оз обреченно поплелся за Брейком, даже не взглянув в зеркало на то, что же на самом деле представляет его маскарадный костюм. Преодолевая длинные запутанные коридоры в водовороте еще более запутанных чувств и мыслей, наследник герцогского дома вдруг совершенно отчетливо остановится на одном соображении: сейчас он выйдет к гостям и будет вынужден посмотреть ……. ему в глаза. В янтарные, всегда так искренне теплые, глаза Гила! Как же он сможет? Как сдержать поток чувств и не выдать себя? Он приложит все силы! Ни в коем случае, Гил не должен ничего узнать! Он никогда ему не признается, как бы ни было это тяжело…., но … ведь он не один, кто знает….
Зарксис шел рядом, беззаботно помахивая тростью, и улыбаясь своим мыслям.
- Брейк, - остановил его Оз, - я хочу тебя попросить…..
- О чем угодно, - легко отзывается тот.
- Не говори…… ничего не говори Гилберту. Пожалуйста.
- Какая странная просьба, - задумчиво произносит Шляпник, поднимая глаза к потолку.- По-моему, так тут совершенно не о чем говорить, - повел он плечами.
Это успокаивает Безариуса, но только до того момента, пока они не оказываются в зале полной гостей.
Громкие приветственные речи. Официальные диалоги. Светская болтовня. Оз вымучено улыбается и чувствует, что лишь окунувшись в эту атмосферу маскарада, уже ужасно от нее устал. Хочется снова сбежать в свою комнату.
- Теперь я вас оставлю, - сообщает Шляпник. - Нужно показаться на глаза госпоже, иначе она сочтет меня еще более неучтивым, чем я есть на самом деле.
- Нет, Брейк, не уходи, - жарко произносит юный Безариус, хватая его за рукав. - Останься.
- Я полагал, что мое общество уже тяготит вас.
Оз не слушал его. Оз видел, что Гилберт заметил его, что Гилберт идет к нему, радостно открыто улыбаясь. Сердце бешено забилось.
- Брейк, где г-жа Шерон?- находит Безариус спасительное решение. - Я хочу засвидетельствовать ей……., - и Оз настойчиво тянет удивленного Шляпника за собой, прочь от Ворона.
Подальше…. Подальше…
- Вы не позволительно надолго оставили меня одну! - раздражено бросает девушка, видя появление Зарксиса.
- Поверьте, я в этом совершенно не виноват, - картинно раскланивается Брейк. - Юного г-на Безариуса обуяло желание обнажать передо мной, - Шляпник сделал совершенно неуместную паузу, отвлекаясь на поиски в своих бездонных карманах очередного леденца. За эти мучительно долгие секунды повисания сей двусмысленной фразы, Оз густо покраснел и горячо пожелал Зарксису поскорее освободить мир от своего присутствия. Обнаружив желанную сладость, Брейк соизволил продолжить, - свои сомнения и переживания по поводу данного костюма.
- Напрасно вы беспокоились, г-н Оз, - очаровательно улыбается мисс Рейнсворд. - Ваш костюм очень мил.
«Будь ты проклят, Брейк», - скрипит зубами юный Безариус.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Pandora Hearts | Добавил (а): Anzz (02.12.2011)
Просмотров: 1530

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4390
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн