фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 15:23

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Alien vs Predator

  Фанфик «Mondengel. Легенда о Ночном Хищнике | Эпизод 14»


Шапка фанфика:


Название: Mondengel. Легенда о Ночном Хищнике
Автор: Darkflight
Фандом: Чужой против Хищника
Бета/Гамма: RossomahaaR
Персонажи: Хищники (яуты,аттури), Супер-Хищники (Берсеркеры), Чужие (трутни, лицехваты, раннеры, солдаты, преторианцы), Королева Чужих, Потрошитель (Преторианец), Предалиен, уманы (морпехи, военные, Самураи). Гуан-Тант'ер/Андрейст Рок.
Жанр: Романтика, Ангст, Фантастика, Экшн (action), Философия
Предупреждение: OOC, Нецензурная лексика, Групповой секс
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Содержание: Увлекательная романтическая история в жанре "Xeno" (научная фантастика), повествующая о внеземном контакте человеческой девушки и Вожака яутского клана. "Клан. Воин. Единство" - под этим знаменем уверенно шествовал по жизни знаменитый Охотник - Гуан-Тант'ер, уважаемый всеми сословиями Хищников. Белокожий Вожак, исследователь и прирождённый Наставник. Альбинос отправляется на опасное задание, на планету Земля, где идёт война с использованием подконтрольных ксеноморфов.
Статус: закончен
Дисклеймеры: Вселенная Alien vs Predator принадлежит её создателям.
Размещение: Только с разрешения автора
От автора: Рассказ полон боевых действий, романтики, а так же наличествует сценами эротического характера. История о том, как иногда необычно пересекаются судьбы, даже настолько, казалось бы, разных существ.
Данный рассказ является альтернативной вселенной и может во многом не соответствовать канонам.

Саунтрек ко всему произведению - Dream Evil - "The Chosen Ones"
Тема Гуан-Тант'ра - E Nomine "Mondengel"
Гуан-Тант'ер/Андрейст - Battery Cage - "Ecstasy"/ После 11 и Хелависа – "Рядом Быть”
Тема Волве - E Nomine - "Wolfen (Das Tier in Mir)"
Тема Берсеркеров - E Nomine - "Mala"
Тема Насид-Меама - Korn - "Seen It All"
Тема Потрошителя - Des Esseintes - "Release"
Тема Сид’минда - E Nomine - "Der Prophet"
Япония, "Летящие Самураи", Осаму Ямагути, Шигеру Като - Kitaro "Daichi"
Момент атаки аттурийцев на MAN’DACA - E Nomine "Nebelpfade"
Суд над Гуан-Тант'ром - E Nomine "Seance"
Хорнд в лагере, в скрытии у штыря для привязывания кровных врагов - E Nomine "Das Dunkle Element"
Гуан-Тант'ер и Андрейст на территории "Летящих Самураев" - Ninja Scroll OST "Jubei's Theme"
Боевая операция Окровавленных (Blooded) - Korn "Right Now"
Королева Чужих VS Потрошитель - Korn "Clown"


Текст фанфика:

Где-то в утреннем небе загорелась звезда. Она приближалась с феноменальной скоростью, пока не приобрела очертания знакомого чёрного корабля. Погружаясь в тропосферу, «Шауб-Де» скинул скорость. Ломая деревья, он шумно приземлился перед Вождём. Яркий свет, льющийся с трапа, залил всё вокруг, и, казалось, просвечивал реку до дна.

Гуан-Тант'ер двинул на корабль. Его сильно шатало из стороны в сторону, тем не менее, он держал осанку и старался шагать как можно более уверенно.

- Держаться сразу за мной и не отходить ни на шаг! – буркнул он Окроплённой, ступая на трап. Внутри его уже ждал Воин-Ветеран Фаитинд. Он поклонился Вожаку, протягивая мантию.

- Говори.

- Всё сделано, Гуан-Тант'ер. Увы, без коррекции не обошлось.

- Сорвался?

- Поставил условие Кил-лиэату, отмерил время, грозился принять твои полномочия. Пришлось вмешаться.

- Ясно. Благодарю тебя, Фаитинд. У тебя хороший потенциал для будущего управления.

- Кар’клей... Таких как он нужно держать подальше от Кровавых... и от возможности власти.

- Да, я знаю. Об этом не беспокойся.

Корабль взлетел и в который раз устремился на орбиту. За время диалога Вечный (Фаитинд) не сводил глаз с уманки. Он внимательно изучал новоявленную Young Blood. Хоть из-под маски этого не было видно, Андрейст ощущала на себе его тяжёлый взгляд. Повидавшие многое, Охотники его ранга, в отличие от Окровавленных, спокойно относились к таким явлениям, как посвящённые воины-уманы.

- Чем заслужил? – поинтересовался он насчёт Андрейст у Ночного Воина.

- Спасла. Два раза. Пошла против своих. Убила преторианца. Интересуется нашей расой, но не как учёный. Скорее... не знаю как. Для себя. Это самка.

- Самка? Спасла? Жертвовала собой?

- Да. Молодая и на удивление выносливая. Уникальный экземпляр. Теперь она на родной планете – враг. Скажи, что может быть хуже этого?

- Равносильно изгнанию.

- Добровольному...

- Что ж. Теперь знаю, для кого ты держишь судно в кислородном режиме, – “улыбнувшись”, сказал Фаитинд.

Заметив копьё, он остановился. Задумавшаяся Андрейст чуть было не врезалась в него. Двое яутов молча стояли перед ней. Растерявшись, она поклонилась неизвестному Воину и робко представилась:

- Ирмолинд-Зигв'а.

Вечный повернулся к собрату:

- Юркая и предпочитает горячий бой?

- Я бы сказал гибкая. Одним ударом хвоста Кайндэ её не возьмут. Бьёт не сильно, зато чётко. Легко уходит от атак, легко выходит из себя.

- Впадает в ярость? Кого-то напоминает.

- Да, есть немного... – Вожак неуверенно шевельнул верхней жвалой. Ему показалось, что он уже перестал её ощущать. – А предпочитает она... инопланетных воинов.

Фаитинд на секунду замер, потом посмотрел на уманку, перевёл взгляд на Вожака и издал что-то вроде: «Ооууууррррр».

- Если её хоть кто-то попробует прижать - предам публичной кастрации, – спокойным, непоколебимым тоном заявил Гуан-Тант'ер. Вечный слегка шевельнул пальцами.

- Это ты им скажи.

- Не буду. Я же должен их воспитывать. Она – часть клана. Попробуют напасть из-за угла - получат наказание. Здесь одни правила на всех. Уманка – не исключение.

Вечный подошёл к ней и взял из её рук комбо-шест.

- Великий Кетану! Древний!

- Да, его оружие. Обнаружил на базе.

- Он же передал уману...

- Вот пусть и будет у умана в пользовании, – пожал плечами альбинос и вернул копьё Эндри.

Хищники и уманка шествовали по металлическим коридорам, мимо разных отсеков и попискивающей техники. По пути они встречали Воинов, а так же Воинов Чести. Каждый из них вставал на колено перед Вожаком и кидал удивлённый взгляд и щелчки вслед посвящённой. Многие были сплошь покрыты шрамами, некоторые, наоборот, выглядели относительно чистыми. “Разношёрстные” доспехи волей-неволей приковывали взгляд. У кого-то они закрывали всю грудь и живот, другие, наоборот, предпочитали минимальный набор. Разный дизайн и, порой, разный набор оружия, говорили о том, что на судне собрались профессионалы - Воины, долго следующие определёнными Путями (Путь Кайндэ, Путь Пьод Амедха, Арбитры и так далее). Плотно прилегающая нательная сетка, выступающие мышцы, влажная кожа... Видя каждого из них, Андрейст невольно закусывала губу, водя большим пальцем по ручке копья. Взмахнув мантией, Лунный Ангел нажал на кнопку. Дверь в тренировочный зал с шумом открылась. Тут вовсю кипел бой. Кил-лиэат с Наундом дрались на копьях, а рядышком Насид-Меам преподавал Фатору технику эффективных ударов хлыстом:

- Если ты сейчас замахнёшься подобным образом, ты снесёшь колонну.

- Кар’клей, – приглушённо шикнул Агония.

Фатор почувствовал всплеск счастья: «Наконец-то! Он жив!». В отличие от юнца, Насид-Меам нервно заскрёб когтем по рукояти хлыста. Он знал, что его ждёт. Кровавые встали на одно колено и опустили головы.

- Насид-Меам...

Бич поднял голову. Позади Вожака виднелась фигура умана. Злоба подкатила к глотке.

- Встать! – рявкнул Гуан-Тант'ер. Он кивнул Фаитинду. Ветеран подошёл к боковой колонне с кнопками и включил связь:

- Всем немедленно собраться в кехрите.

Альбинос и заместитель молча прожигали друг друга взглядом. Затем Бич отошёл к центру зала и начал срывать с себя доспехи, обнажая иссечённый торс. На его теле буквально не осталось живого места. Грудь была обожжена кислотной кровью Кайндэ, живот представлял собой один большой кусок рубцовой ткани. То, что пережил он, вряд ли переживал кто-либо ещё из клана. Он не делился подробностями страшных, кровавых Охот, когда безумный Волве кидал его в самое пекло, заставляя отчаянно бороться не за трофей, а за собственную жизнь. Уманка аккуратно подошла поближе. Она удивлённо рассматривала Воина, жадно поглощая взглядом каждый сантиметр его тела. Бич почувствовал всплеск любопытства и что-то вроде симпатии. Он надменно отвернулся, сложив руки на груди. Эндри сглотнула. По спине Хищника словно прошлась рубцовая машина - длинные ровные шрамы густо покрывали всю её поверхность. Где-то они были потолще и имели сбоку нечто, напоминающее следы от шипов. «Это всё следы бичевания! Боги, бедняга. Неужели он заслужил всё это?». Гуан-Тант'ер открыл колонну и взял шипованный кнут. В зал один за другим подходили яуты. Они выстраивались большим кругом, изредка издавая пощёлкивание. Альбинос двинулся к наказуемому. Ирмолинд-Зигв'а, увидев в руках Вожака шипованное жало, сделала аккуратный шаг назад - к выходу. На её руке тихонько сомкнулась когтистая ладонь одного из Кровавых. Она услышала предупреждающее рычание. Медленно подняв голову, Андрейст встретилась со знакомой непроницаемой маской. «Чёрт... Тот самый, который в прошлый раз коснулся моей шеи в этом самом помещении». Девушка незаметно и очень аккуратно погладила свободной рукой его чешуйчатые пальцы. Охотник заворчал и в отместку нежно провёл внешней стороной от кисти до локтя. Эндри чуть улыбнулась и немного отодвинулась в сторону Кил-лиэата, от которого тут же повеяло злорадной ехидностью. Прикосновения молодого яута начали заводить её. Помня о том, что они чувствуют каждый её подобный всплеск, Андрейст решила уйти от греха подальше, но она даже не вспомнила, что между этими двумя, по её вине, чуть не разгорелся конфликт. Агония удовлетворенно щёлкнул, стараясь даже не смотреть на уманку, чтобы её не спугнуть. В эту минуту Вожак закончил озвучивать приговор и Насид-Меам снял маску. Уже давно никто не видел его лица. Кровавые нервно заводили по воздуху пальцами рук. Результаты суровой дисциплины Волве откровенно пугали. Никто из них не хотел когда-либо оказаться на его месте. Бич имел множество преимуществ, находясь так близко к жестокому Кар’клейю, как это было возможно. Он не пропустил ни одной Охоты, ему доверялись ответственные миссии, допуск в Сендар, считавшийся непозволительной роскошью даже для Воинов Чести, был обеспечен, но... Плата служения Тирану была столь высока, что не каждый был готов нести сию ношу. Находясь рядом, он постоянно попадал под горячую руку. Любая его малейшая ошибка тут же становилась “достоянием общественности”, когда Волве в очередной раз зачитывал ему приговор в этом самом зале. Будучи по природе независимым, властолюбивым бунтарём, при этом не лишённым смелости, Насид-Меам умудрился поднять мятеж и использовать его в своих корыстных целях. В тот день клан познал ярость сурового Вожака, после чего MAN’DACA получил своё нынешнее имя. Волве вырвал Бичу три мандибулы и схватился за последнюю, но, в итоге, оставил её, саркастично отметив: «За былую преданность». Потом была кровавая порка и изгнание на планету, населённую плотоядными тварями. После смерти Великого Вожака Гуан-Тант'ер принял его назад, по завещанию Волве дав ему статус «Кровавого». С тех пор Насид-Меам не снимал маски при всех, и большинство уже не помнило выражения его злобного изуродованного лица. Сейчас оно замерло в ожидании тех привычных ощущений, которые преследовали его в былые времена. Одинокая жвала прижалась к пасти. Перед глазами стоял образ Волве. Удар. Андрейст зажмурилась. Она только слышала, как рассекает воздух кнут, как молчат вокруг воины, спокойно наблюдая за ходом очередного наказания. Удары Гуан-Тант'ра были сильными, чёткими, жёсткими. Он словно отбивал какой-то дьявольский ритм, не испытывая при этом ни удовольствия, ни отвращения. «Он прирождённый палач, - проносились мысли в голове наказуемого. - Воплощённый Волве. И пусть никто не знает точно... но он – сын своего отца. Пройдёт время и всё это всплывёт на поверхность. Все его техники удержания гнева пойдут прахом!». Ритм ускорялся. Твей обильно тёк на пол. Насид-Меам ревел, не в силах терпеть мучительную боль. «Гуан-Тант'ер, сколько времени пройдёт, прежде чем твои маски треснут, показав истинный лик? Волве жив, и он по-прежнему ведёт свой клан! Вот он, белый тиран – слуга ярости!». Запах твея вскружил голову. Что-то начало подниматься с самых глубин. Рука всё сильнее сжимала кнут. Одам-ан’де почувствовал, что не может остановиться. Дикая злоба пробирала до костей. Насид-Меам пытался занять его место?! Уманы убили Волве?! Фрадиор-Гоаринд... ублюдок!!! Сквозь рёв донёсся испуганный шёпот:

- Это жестоко. Слишком жестоко даже для Хищника. Зачем прилюдно забивать до смерти собственного воина?

Белая рука резко остановилась. Гуан-Тант'ер с ужасом опустил голову. Насид-Меам стоял на четвереньках, еле держась.

- Волве... жив, – обессиленный, он упал в лужу собственной зелёной крови. Руки Вожака задрожали, выскользнул кнут... Обернувшись, он уловил испуганные взгляды. Кехрите наполнился первобытным, изначальным ужасом, таким знакомым, что некоторые Воины крепче сжали свои копья, готовые обороняться от безумного Вождя. Словно ожили призраки прошлого, покинув стены, колонны, пол... Ожили, чтобы воплотиться физически в диком кошмаре, под названием: «Второе правление Волве».

- Уходите, – чуть слышно сказал Ангел Ночи. Воины смотрели на него, слегка пощёлкивая, стараясь всем видом показать, что сейчас готовы поддержать его, сделать что угодно, лишь бы это не повторилось вновь. – Я сказал, пошли вон!

Зарычав, яуты покинули зал. Прежде чем выйти, Фатор обернулся. Напуганная уманка сделала робкий шаг вперёд. Ветер рыкнул и успел схватить её за руку, дабы вывести в пустой коридор. Там он жестами пытался объяснить, что сейчас от Вожака нужно держаться как можно дальше, желательно не попадаясь ему на глаза. У дальней колонны остался стоять Фаитинд.

- Я отнесу его, Гуан-Тант'ер.

Вожак молча кивнул. Бич нашёл в себе силы подняться. Альбинос, не задумываясь, вколол ему шприц обезболивающего.

- Ты абсолютно прав, Насид-Меам. Волве жив. Он живёт во мне, подавляя и вытесняя меня самого. Я его сын. Думаю, теперь об этом знают все.

Бич положил руку на плечо Вождя:

- Несмотря ни на что, я рад... что он жив. Те времена были безупречно жестокими. Мне их порой... не хватает. Как и его.

- Да... – альбинос тяжело вздохнул. – Уманка добыла документ. Там описана его смерть. Он погиб здесь, будучи загнанным Пьод Амедха ради их эксперимента.

- Уманы...

- Не волнуйся, она проверена. Я уже успел побывать в её подсознании. Там всё чисто. И да... ты свободен.

Насид-Меам вопросительно посмотрел на Вожака.

- Я обещал тебе, что восстановлю твой статус, если сможешь сохранить жизнь Фатора в столь суровой ситуации. И после этого случая... Я не могу иначе. Не имею права.

- Не вини себя за то, что был собой. Ты – это ты и никто больше. Клан примет тебя любым. Вспомни, как мы боялись попасться под руку Волве... и как при этом боялись за него. Что он не вернётся однажды. Мы гордились им. И я по-прежнему горжусь... вами обоими.

- Я предоставлю тебе личный корабль, когда вернёмся на Науд-Аурит'сеней. Теперь ты – это ты, и никто другой.

Он встал и подал знак Фаитинду. Покинув кехрите, Ночной Воин наткнулся на сидящих у стены Young Blood.

- Два сапог пара, да?

Посвящённые подняли головы. Эндри выглядела измученной.

- У вас с ним одинаковый статус – Молодой Кровь, – пояснил Кар’клей.

Андрейст улыбнулась.

- Вот. Так мне нравится больше, – почувствовав всплеск положительных эмоций, добавил он. – Фатор, меня потравили уманы, и пронзил насквозь Фрадиор-Гоаринд. Я знаю, ты достаточно лоялен к уманам, поэтому я доверяю её тебе.

- Что?! Пронзил?! Погоди... её? В смысле...

- Да, её, – проигнорировав первый вопрос, ответил Вождь. - Это самка, почему вы всё время так удивляетесь? Неважно. В общем, смотри, как бы остальные не попытались её устранить и снова пробудить во мне бесконечный поток ярости. Надолго ушёл в медицинский отсек, – Mondengel развернулся и направился на верхние ярусы.

- Постой, как это пронзил насквозь?!

- Очень просто. Потом, Фатор, – махнув рукой, ответил Вожак и скрылся за дверью в следующий отсек.

Буквально через секунду из кехрите вышли Фаитинд и Насид-Меам. Бич ковылял, опираясь на Вечного. Прежде, чем скрыться за углом, он окинул взглядом уманку. Синие злобные глаза буквально обжигали холодом. Эндри автоматически вжалась в стенку. Спустя минуту, поняв, что они остались в коридоре одни, Young Blood переглянулись и, словно прочитав мысли друг друга, как один устремились в тренировочный зал.

- Бооооги дорогие! – Эндри присела рядом с зелёной лужей твея. – И это сделал он?! Я не могу поверить... неужели он способен на такие зверства?!

Фатор встал напротив и пронзительно защёлкал, наклонив голову. «Любопытствуешь?» - улыбнувшись, подумала девушка. «Я и сам в шоке, уманка», - подумал насчёт сказанного ей яут. Внезапно откуда-то сверху раздался душераздирающей рёв.

- Mondengel! – взволнованно вскрикнула Андрейст.

«Кетану! Кар’клей!» - Фатор резко сорвался с места и понёсся на выход.

- Эй! ЭЙ! Подожди меня! – Окропленная бросилась за ним, чуть не споткнувшись по пути. Охотник мчался на верхние ярусы, проносясь мимо Воинов. В коридоре он чуть не сбил с ног ничего не понявшего Кил-лиэата. «Безумный, безумный Гуан-Тант'ер! Порой мне кажется, что он пытается себя наказать, совершая отчаянные поступки, граничащие с глупостью! - рассуждал про себя Ветер. – Его потравили и ранили. Готов поспорить, что сейчас он будет пытаться вывести формулу противоядия, чтобы позже проверить её на себе! А судя по рёву, он уже начал сложную операцию, конечно же сам и в пустом отсеке!». Уловив напряжение, исходящее от Воинов, Фатор только подтвердил свои предположения.

- Хэй! Куда мы бежим?

«Ну и как прикажешь мне тебе это объяснять?!». Хищник остановился у плотно запертой двери в медицинский отсек. Взглянув на Андрейст, он жестом указал на дверь, потом ткнул себя когтем в спину, изображая иглу, и поводил руками у висков, показывая безумие, при этом что-то отчаянно ворча.

- Он... он там что, лечиться в одиночку собрался? – неуверенно спросила Эндри. В ответ молодой яут положительно закивал, утвердительно пощёлкивая.

- Что?! - возмущённая Ирмолинд-Зигв'а бросилась колотить по двери...

Гуан-Тант'ер сидел на широком металлическом столе. Рядом лежала длинная игла, озеленённая твеем. «Я не могу. Нет, не выйдет. Хоть миллиметр в сторону и я парализован». В отличие от предыдущего раза, сейчас ему предстояло войти иглой в самую суть - в центр очага. Воспалённые ткани должны были принять в себя дозу сильного препарата, а повреждённая кость подвержена наполнению жидким медицинским сплавом. Это бы позволило ему выиграть время и протянуть остаток битвы до того момента, когда он уже будет не в состоянии двигаться. Альбинос снова попал в ситуацию, когда от него требовалось полное доверие своим Охотникам. Сейчас в руках любого из них может оказаться его жизнь, и этот избранник будет иметь уникальную и очень лёгкую возможность ускорить свой путь на вершину иерархической лестницы, посредством быcтрого и тихого устранения Вожака. Ночной Воин в бессилии сжал кулаки, ведь после случившегося его доверие к клану сильно подорвалось. Теперь он соблюдал осторожность, зная, чем может кончиться невинная с виду дружба и преданность. Он встал со стола и подошёл к одной из систем. Поднеся иглу, Лунный Ангел задал необходимые параметры сканирования для выявления точного состава снотворного, введённого в него уманами. Внезапно кто-то начал ломиться в дверь.

- Mondengel, открой! Открой немедленно! Если ты считаешь, что можно так со мной поступать, ты не прав!!! Я волнуюсь не от балды, а потому что... потому что... потому что волнуюсь!

Над этой незамысловатой фразой в первую очередь задумался Фатор. «Волнуюсь не от... от чего? От чего-то там, потому что волнуюсь. Волнуюсь, потому что волнуюсь. Нелогично».

- Мой Кар’клей. Не стоит даже пробовать то, что ты задумал. Операцию нельзя проводить в одиночку, это очень опасно.

- Я знаю, Фатор. Без тебя разберусь, – послышался голос Вожака в голове. – Забирай сумасшедшую уманку и иди в кехрите. Научи её там чему-нибудь, типа боя на копьях. Ей нужно куда-то девать свою энергию.

- Но, Гуан-Тант'ер...

Андрейст ещё пуще застучала кулаками:

- Не смей меня игнорировать! Может ты там в крови лежишь и говоришь своему молодому воину, что всё в порядке!

Фатор схватил её за руки и предупреждающе рыкнул. Жестами он показал, что попробует разобраться дипломатически, а уж тяжёлая артиллерия пойдёт в ход потом. Убедившись, что отступать они не планируют, Эндри утвердительно кивнула головой и чуть отошла.

- Вы всё ещё здесь? – нудно и со вздохом протянул Кар’клей.

- Да. И мы эту дверь, если надо, выведем из строя.

- Пошли прочь. Оба.

Фатор недовольно и задумчиво сложил руки на груди, затем кивнул Эндри. Девушка с разбегу врезалась в дверь так, что Вожак аж подскочил на месте.

- Два упрямых безумца!

Послышались приближающиеся шаги. Ветер обернулся на уманку, всем своим видом говоря: «Ну теперь держись. Вкатят нам по полной программе». Из отсека вышел Ангел Ночи и тут же схватил Андрейст за горло:

- Ты что себе позволять, а?!

- Я... не дам тебе умереть... от собственной руки, – прокряхтела Эндри.

- Мой Кар’клей. Ранение в поясницу очень опасно. При лечении нужна ювелирная точность. Самостоятельное лечение может окончиться твоей смертью, а это: бунт, драки, хаос и вполне логичное поражение. Я этого не допущу.

Mondengel задумался. Он отпустил Андрейст, она шлёпнулась на пятую точку.

- Я знаю, что ты встревожен. После подобного предательства никто другой на твоём месте не поступал бы иначе. Позволь нам помочь тебе. До посвящения я тщательно изучал медицину и помогал во врачевании на «Адомуре». Очень хотел знать, как правильно вытаскивать себя и собратьев из подобных ситуаций. Это будет большой честью для меня...

- Ты мне не говорил, что увлекаешься медициной.

- Я никому не говорил. Ковеинд и Гералинд знали. Это был отличный повод для моего унижения.

- Хм. Фатор, я рад слышать, что ты готов помочь мне, но...

- Я не предам тебя. Я даже готов изъяснить это с логической точки зрения.

- Интересно...

- Если я посмею навредить тебе, это будет мой несмываемый позор. Устранив тебя, я не смогу удержать власть, так как молод и неопытен. Любой из Охотников сможет победить, уложив в кехрите. Если после этого останусь жив – самоуничтожусь. Гуан-Тант'ер, мне не нужна сейчас власть. Я не справлюсь с этим бременем!

- Что ж, Фатор. Твоё упрямство снова взяло верх. Ты смог убедить меня. А вот уманка...

- Она волновалась за тебя. Мне кажется... ну...

- Да, наверное, так и есть, – скороговоркой пробурчал Вожак, не дав Young Blood договорить. – Хорошо, пойдём в отсек.

Зайдя внутрь и заперев дверь на все замки, альбинос уселся на металлический стол:

- Кстати, вы уже познакомились?

- Нет, мой Кар’клей. Не те обстоятельства.

Андрейст аккуратно подошла к Вождю. Молодой яут взирал на неё, любопытно пощёлкивая.

- О чём беседуете? – робко поинтересовалась Андрейст.

- О вас обоих. Его зовут Фатор.

Улыбнувшись, Эндри поклонилась воину:

- Ирмолинд-Зигв'а.

Ветер довольно защёлкал.

- Интересное имя.

- Да, я тут ещё должен найти метод нейтрализовать последствия снотворного.

- Проверять будешь на себе естественно?

- А ты видишь здесь ещё кого-то с подобными симптомами?

Фатор подошёл к системе, где уже вывелось множество данных о препарате.

- Хэй... Как ты? – Окроплённая осторожно положила руку на ногу Вождя. Он зашевелил жвалами, тихонько пощёлкивая.

- В порядке.

Ветер с любопытством и умилением взирал на Кар’клейя, слывшего в известных звёздных системах неприступным бастионом. Каждый Вожак имел в своём распоряжении множество яуток, а втайне, и самок других рас. Почти всегда среди них находилась та самая, за которую в итоге Воин готов был порвать кого угодно. И нередко такими дамами оказывались инопланетные женщины. В отличие от большинства, носивших легенды о бесчисленных гаремах, словно черепки на шее, Гуан-Тант'ер предпочитал не распространяться о своих сексуальных похождениях и победах на ложах страсти, коих было немало. Благодаря сплетням самок многое всё же вышло на поверхность, и каждый в клане знал, что стоит только Кар’клейю ступить на территорию дам, как он будет обеспечен лучшими из них на весь сезон размножения. Но звание неприступного бастиона он заслужил по одной простой причине: ни разу за ним не было замечено ни одной привязанности ни к одной самке. Он просто прилетал, подчиняясь зову инстинкта, брал столько, сколько мог взять, и улетал в конце сезона, напрочь позабыв лица тех, кто только недавно извивался в оргазме, норовя сломать его рёбра в своих каменных, бездушных объятиях. Он овладевал теми, кто приглянулся и холодно отвергал остальных, включая даже тех, кто испытывал к нему по-настоящему сильные чувства. Воинам он всегда виделся одиночкой – неприступным и независимым, но при этом каждый чувствовал в нём какую-то потаённую боль, холод и пустоту. И вот сейчас, на глазах Фатора, происходят странные катаклизмы – неприступный Одам-ан’де, чей мозг всю жизнь был занят военными стратегиями, Охотой, сохранением Чести, грамотным воспитанием будущих воинов, изучением технологий, кропотливым исследованием расы уманов и многим другим наподобие этого, позволяет самке с планеты Земля безнаказанно касаться своего тела, находиться в медицинском отсеке, где предстоит опасная операция, присутствовать с ним на боевом задании и... «Он ей доверяет. Это очень важный знак, который о многом говорит».

- Помнишь, ты спросить о страх? Я испытать неописуемый ужас, когда увидеть, что моя рука способен уничтожать собственных воинов...

- Хорошо, что ты в итоге остановился.

- Да, но кто знать, что будет в следующий раз?

Система завершила сканирование и вывела полные результаты.

- Что там, Фатор?

- Сложное молекулярное вещество на основе биологических компонентов. Возможно, вытяжки из растений или животных ядов.

- Понял. Всё предельно ясно.

Гуан-Тант'ер подошёл к странным аппаратам и, вооружившись маской и причудливыми инструментами, начал проводить какие-то непонятные манипуляции. Со спины он напоминал усердного лаборанта, кропотливо корпящего над важными опытами. Вглядываясь в прозрачные сосуды, он время от времени разливал жидкости, смешивая их со своим твеем. Готовые препараты альбинос заливал в устройство, выдававшее, как показалось Андрейст, цепочки формул, только на их языке. Примерно через пятнадцать минут на экране замигало несколько символов из общей цепи. Гуан-Тант'ер закачал прозрачную жидкость в шприц и немедленно ввёл себе в живот, резко зарычав от боли. Фатор, не успев ничего возразить, лишь покачал головой. Прошла минута. Вожак посмотрел на свои руки, которые с трудом ощущал до этого и пошевелил пальцами.

- Как самочувствие?

- Лучше. Скованность прошла, головокружение тоже. Чёткость зрения... восстанавливается. Их снотворное оказалось достаточно простым по составу, так что антидот действует очень быстро и главное без каких-либо побочных эффектов. Приступим к операции.

Фатор молча кивнул. Вожак лёг животом на холодную поверхность стола. Сзади послышался шум раскладываемых инструментов. Молодой Охотник старался отогнать волнение и страх. Его рука должна быть твёрдой, а движения – уверенными. По сути это была его первая серьёзная операция, хотя чисто технически процедура не представляла собой ничего сложного. Он знал, что если хоть немного ошибётся – будет обязан сбросить себя с корабля в капсуле и где-то в атмосфере – самоликвидироваться.

«До чего я дошёл? Позволяю Young Blood решать свою судьбу. А какой у меня ещё есть выход? Воины Чести живут своей одиночной жизнью. Они здесь только ради уникальной Охоты. Каждый из них с удовольствием готов перехватить мои полномочия. Я не забуду их кровожадный оскал в период схваток за власть. Они не будут, подобно молодым, бросать отчаянные вызовы, чтобы доказать собратьям свою “смелость” и “независимость”. Они хитрее... И Фрадиор-Гоаринд тому великолепный пример», - думал Вожак, ожидая своей участи.

- Всё готово, мой Кар’клей.

- Ты действительно хотеть присутствовать при этом? – обратился Ночной Воин к Ирмолинд-Зигв'е. – Я предупреждать - мне быть очень больно и я рычать так, что заболеть твои уши. Обезболивающее не использоваться. Я не знать, как оно взаимодействовать с антидот, к тому же у меня остаться всего один шприц.

- Да, мой Вожак. Я остаюсь. Скажи Фатору, что я готова помочь, чем смогу.

- Ты слышал?

- Да, мой Кар’клей, – яут телепатически включил несколько мощных ламп, которые осветили стол. – Я выведу на экран рентген.

- Я не буду смотреть, иначе меня накроет ярость. Да, не слушай то, что я буду нести в припадках боли.

- Понял.

Гуан-Тант'ер скинул маску и отбросил куда-то в сторону. Руками Вожак схватился за края стола, головой обречённо уткнулся в холодную поверхность, плотно прижав жвала и закрыв глаза. В его сознании творился полный бардак, он не хотел верить в то, что происходило сейчас, настолько это было неестественно. Специальные лампы проводили полную дезинфекцию. Фатор ввёл свою маску в режим рентгена и вывел изображение на небольшой экран, возвышающийся над изголовьем стола. Андрейст прижала ладони к лицу, проглотив все слова и лишившись дара речи – один из позвонков был сильно повреждён, треснут. Микрочастицы костной ткани вызывали воспаление и боль. Было совершенно неясно, как он вообще мог двигаться при таком ранении.

- Начинаю ввод иглы.

Длинная тонкая и острая, она быстро пронзила плоть, достигнув кости. Присмотревшись, Андрейст увидела, что жуткое “жало” едва заметно вибрирует и начинает раскручиваться по часовой. Альбинос взревел, терзая когтями стол. Мышцы его рук сильно напряглись - он впился в края так, что, казалось, они не выдержат и начнут гнуться. Техника автоматически ответила на это выбросом наручников. Они плотно приковали Вождя за кисти, оставив только возможность сжимать пальцы, махая когтями по воздуху. Фатор героически сосредотачивался, игнорируя самые чёрные проклятья и угрозы, льющиеся непрерывным потоком в его адрес от Гуан-Тант'ра.

- Захожу в область позвонка.

Проникая в самый очаг, игла просверливала кость. В эти моменты перед Лунным Ангелом начала проноситься вся его жизнь. Обезумев от боли, Хищник истошно выл, максимально широко растопырив мандибулы. По его напряжённому телу шла сильная дрожь. Сейчас ему хотелось просто вырваться из собственной плоти, этих оков, невыносимых и жгучих жал боли. Андрейст стояла рядом. Слёзы наворачивались как-то сами собой, словно существуя отдельно от мыслей и желаний уманки.

- Костный мозг достигнут. Вижу сквозное повреждение.

Фатор указал Ирмолинд-Зигв'е на какой-то продолговатый предмет, напоминающий футляр. Она поднесла его к “хирургу”, тот открыл и достал ещё одну иглу, только длиннее и во много раз тоньше. Он ввёл её в первую, наподобие катетера, и подсоединил продолговатым прозрачным шлангом к какому-то аппарату.

- Ввожу препарат.

Он нажал несколько кнопок. По трубкам потекла жидкая, мутная консистенция пурпурного оттенка. Вожак тяжело дышал. В какой-то момент он почувствовал головокружение и потерял сознание, к счастью, всего на минуту. Открыл глаза Вождь от ощущения чьих-то нежных прикосновений к жвалам и лицу.

- Я с тобой, Mondengel. Ты же ведь и не такое переносил, верно?

Он нашёл в себе силы только на еле слышное, ответное пощёлкивание. Фатор негромко рыкнул, Эндри подняла голову. Young Blood подзывал её пальцем. Аппарат залил нужную долю лекарства и пронзительно пикнул.

- Теперь расслабься. Препарат должен распределиться.

В эту свободную минуту Ветер не сводил взгляда с Ирмолинд-Зигв'ы, издавая ряд пощёлкиваний. Она поняла, что он озадачен её странным не-умановским отношением к Вожаку.

- Я не знаю, Фатор. Не спрашивай, я сама в шоке, – тихо шепнула она.

Лунный Ангел что-то невнятно проворчал. Его руки снова напряглись и он дёрнулся, инстинктивно попытавшись выбраться. «Нет, так не пойдёт», - Young Blood подвёл Посвящённую к Вождю и положил её руки по краям от иглы. «Он тебе нравится, вот ты его и успокаивай». Её пальцами он демонстративно, очень аккуратно, не надавливая, поводил вокруг иглы. Поняв, что от неё требуется массаж раздражённого участка, Андрейст начала нежные проглаживания. Гуан-Тант'ер слегка пошевелил жвалами и протяжно застонал. Ранение ныло и жгло.

- Тихо, тихо. Терпи, – шептала Эндри, продолжая поглаживать белую влажную кожу. Ей казалось, что она успокаивает крупного плотоядного зверя. Постепенно под её касаниями Лунный Ангел угомонился и, расслабив мышцы, закрыл глаза. Девушка взглянула на Фатора, тот утвердительно кивнул. Он нажал кнопку, аппарат выдал несколько знаков и пустил по трубке серебристый горячий медицинский сплав.

- Мой Кар’клей, сплав сейчас войдёт в повреждённый участок, – предупредил Ветер.

Услышав о самой болезненной части процедуры, Одам-ан’де напрягся и стиснул зубы. Раскалённая густая жижа вышла из иглы и начала стремительно заполнять трещины и дыры, заменяя собой костную ткань. Этим кропотливым процессом управлял Фатор, с точностью ювелира поворачивая и направляя иглу. Вожак забился в припадке убийственной боли. Пришлось зафиксировать его голову, во избежание переломов жвал. Он стонал как раненый зверь, всюду скованный наручниками, прижатый к такой холодной неприветливой металлической поверхности. «Зачем ты осталась смотреть на всё это? Почему не ушла? Ведь даже сквозь такие мучения я чувствую твою боль. Почему тебе больно после всего того, что ты видела? Это нелогично. Ты не должна меня жалеть», - задавался вопросами Ангел Ночи, лёжа на столе и не шевелясь. Он слышал, как Фатор отключил аппарат, вынул “катетерную”, тонкую иглу.

- Вынимаю основную иглу.

Это был, наверное, один из самых неприятных моментов. Да, достаточно болезненных, но больше - неприятных. Вожак чувствовал, как железный предмет выходит из кости, как двигается внутри его плоти. Почему-то ему сразу представился эмбрион ксеноморфа: гадкая небольшая личинка, которая, вырвавшись из яута, одним своим появлением покрывала позором всю его расу. Хищник сконфуженно зарычал. «Как мерзко». Наконец, игла была благополучно вынута.

- Гуан-Тант'ер, тебе придётся некоторое время лежать так, не двигаясь. Мой Кар’клей? Ты меня слышишь?

- Да, Фатор... Ты... изверг, – устало произнёс альбинос. Наручники разжались и исчезли в проёмах. Вожак свесил руки, не в силах даже пошевелить пальцем. Эндри тихонько подошла к нему.

- Как ты? – нежно спросила она, поглаживая щетинки на плече Вождя. Эти ощущения ей показались настолько знакомыми... – Чувствуешь боль?

- Нет... Я... ничего не чувствовать.

Девушка погладила его по голове, перейдя на гребень, который, по какой-то причине, очень её притягивал.

- Почему? – чуть слышно прошептал Mondengel, подняв на неё свои золотые мутные глаза. Она лишь слегка пригнулась и, коснувшись его лба губами, с улыбкой ответила:

- Потому.

Он чуть шевельнул верхней жвалой:

- Понял.

Фатор стоял в стороне, думая, что всё это ему снится. Операция, которую он смог провернуть, уманка, нежно целующая самого Гуан-Тант'ра. Всё было настолько нереальным, что он решил выйти ненадолго, дабы убедиться в том, что не спит.

Покинув отсек, юнец наткнулся на Биттмунда:

- Что у вас происходит?! Весь клан застыл в напряжении! Медицинский отсек заперт, тебя и умана нет, а Кар’клей ревёт так, что сотрясаются стены!

- Успокойся, Биттмунд, прошу. Всё под контролем.

- Под чьим?!

- Гуан-Тант'ра, конечно.

- Я должен его видеть, – Воин оттолкнул молодого Охотника, и уже было направился в отсек, как услышал в голове голос Вождя:

- Биттмунд, оставь Фатора в покое. Он не виноват. Я в порядке. Как Насид-Меам?

- Гуан-Тант'ер, что происходит? Насид-Меам в отсеке управления, ждёт твоих указаний.

- Ничего не происходит. Беспокоиться не о чем. Зайди в отсек управления. Взгляните с ним на карту, где-то должен быть Потрошитель. Последний раз был у границы. Мне нужно знать, что предпринимают уманы.

- Хорошо. Как только добуду информацию, свяжусь с тобой.

Волчий Вой бросил надменный взгляд на Young Blood и удалился в сторону отсека управления. «Вот она, реальность», - подумал про себя Фатор.

- Ты не должна меня жалеть, – чуть слышно сказал Вожак Эндри. – Жалость ослаблять Воина.

- А как же поддержка? – продолжая гладить его по валарам, спросила девушка.

- Где грань?

- Здесь, – уверенно ответила Андрейст, указывая кулаком на своё сердце. Перед её глазами всплыл устойчивый образ... Кажется, это была картина. Главными персонажами на ней были боги – Марс и Венера. «Причём здесь это? Вспомнится же», - улыбнувшись, подумала она.

Отсек открылся. В помещение вошёл Фатор. Он взглянул на поясницу Кар’клейя и, убедившись в том, что состав застыл, обработал рану внешне.

- Теперь попытайся встать.

Ветер подошёл к столику с инструментами и взял большой, вместительный шприц. Гуан-Тант'ер медленно поднялся и свесил ноги со стола.

- Я жив. Удивительно. Фатор, тебе нужно осваивать медицину дальше.

- Стараюсь, мой Кар’клей. Но я всё-таки Охотник, а не Целитель.

- Одно другому не мешает. Я бы даже сказал, одно другому однажды сохранит жизнь.

- Гуан-Тант'ер, эта уманка... Она... и ты...

- О, нет, Фатор, только не начинай. Эта “песня” меня раздражает.

- Ладно. Молчу.

Young Blood поднёс Вожаку полный шприц.

- Уколешь сам?

- Да.

Альбинос вонзил иглу в рану на животе и впрыснул содержимое шприца. По сравнению с тем, что он сегодня пережил, боль от укола казалась чем-то несущественным.

- Всё. Теперь ты сможешь некоторое время сражаться, но как только состав начнёт распадаться и всасываться тканями...

- Я знаю, Фатор. Боль вернётся.

- Не только боль. Судя по состоянию позвонка... ты можешь потерять подвижность.

- Целиком?

- Не знаю. Возможен частичный паралич нижних конечностей.

- Надеюсь, это случиться не в улье Кайндэ. Там бы я меньше всего хотел умереть.

- Ты не умрёшь.

- Думаешь? – прищурился Вождь.

- Знаю.

- Тот, кто верит в своего Вожака, верит в клан и воинское братство. Мы завершим Охоту, Фатор. Уже совсем скоро.

- Сейчас твоему телу нужен покой и отдых. Позволь ему расслабиться и отдохнуть.

- Держи, – альбинос снял с валара крупный золотой унтар. – Теперь к тебе будут относиться немного иначе. Увидишь. Пожалуй, понесу своё тело расслабляться и отдыхать, – Вождь встал и доковылял до доспехов. Натянув сетку и всё, что к ней прилагается, накинув мантию, он направился на выход, предварительно поманив пальцем Ирмолинд-Зигв'у. Фатор надел заслуженный золотой унтар на один из передних валаров и, довольный собой, зашагал прочь из медицинского отсека, держа курс на средние ярусы.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Alien vs Predator | Добавил (а): Аннет (20.11.2012)
Просмотров: 1049

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 11
1 Аннет   (23.11.2012 21:48)
Аааа, я случайно отключила уведомления о новых комментариях! Что мне делать? cry Мне теперь на почту ничего не приходит

2 Thinnad   (23.11.2012 22:06)
Сообщить любому члену администрации, желательно с ссылкой.

3 Sepren_Substancius   (20.11.2012 02:47)
Я давно и увлеченно читаю и т.д. и т.п., но в данный момент о другом.
Советую исправить повторяющиеся ошибки (в др. главах тоже, на фоне грамотного текста они бросаются в глаза):
по-пути- По пути или попутно
по-сути - по сути
выйграть - выиграть
Уколишь - уколешь
А в начале всех реплик в диалогах имеет смысл исправить дефисы на тире.

4 RossomahaaR   (17.12.2012 07:37)
Комментарий Инквизитора:

Чтож - раздельно

на судне собрались профессионалы конкретно своей “специальности” - звучит шераховато, надо бы перефразировать

замахнёшся - с мягким знаком

взглотнула - сглотнула

“от греха подальше” - устойчивое выражение не нужно заключать в кавычки

по-природе - раздельно, дефис не нужен

бунтарным - бунтарём

три жвалы - жвалА

нехватает - раздельно

Всмысле - раздельно

Вообщем - раздельно, с одной "о"

подскачил - пишется через "о"

Твоя упрямость - твоё упрямство

слывшего по известным звёздным системам - "по" заменить на "в"

норовясь - норовя

не представляла из себя - собой

“проглотив” все слова - не нужны кавычки

перененосил - опечатка

дёргнулся - без "г"

При чём здесь это - причём

Фатор одел заслуженный золотой унтар - надел. Одевать можно кого-то во что-то.

Сцена наказания и прощения впечатляюща и ещё раз доказывает справедливость Вожака. Эпизод с операцией тоже очень яркий, здорово прописано.
Я что-то упустила: почему Фатор понимает Эндри? И ещё, он говорил, что над ним насмехались из-за его увлечения медициной - лекари не особо пользуются уважением?

5 Аннет   (17.12.2012 23:09)
профессиональные Лекари пользуются уважением на Атоллах, но это немного другой класс Хищников, не Воинский. Этой скорей, ремесленники - более низкий класс яутов. Гуан-Тант'ер, как один из Старших, относится к ним положительно, прекрасно зная, насколько они необходимы, особенно когда ты при смерти. Но Неокроплённые (те, с которыми Фатор посвящался), мелкие ещё дурачки, не понимают этого. Они считали, что Фатор, как будущий воин, обязан заниматься тренировками, а не возиться с трупами (он учился на них, будет упомянуто во второй части), как никчёмные ремесленники. Мол он, будущая элита, страдает фигнёй. У Фатора есть способность понимать её. Это тоже будет во второй части сказано. У него врождённый дар понимать мысли уманов.

"три жвалы - жвалА"

Склонения допускаются.

жвала и жвалы, жвал, ед. жвало, -а, ср. (спец.). верхние передниечелюсти у насекомых и ракообразных животных. ii прил. жвальный, -ая, -ое.

6 Sepren_Substancius   (18.12.2012 00:47)
Да не спорь ты про жвала, ей Богу )) Они среднего рода в обычном литературном языке, следовательно имеют окончание -а во множественном числе.

7 RossomahaaR   (22.12.2012 05:58)
Спасибо за пояснения о лекарях.

8 Аннет   (22.12.2012 12:40)
happy

9 Amidas   (18.01.2013 12:14)
Комментарий читателя:

Так мне нравиться больше - нравится - без мягкого знака.

что бы позже проверить её на себе!  - чтобы - слитно.

Больше ничего существенного не увидела и этот отрывок почему-то заставлял улыбаться. И правда - два сапога - пара. Фатор, кстати, характером чем-то напоминает меня саму, отчего мне он очень симпатичен. И Вожак прав - одно другому не мешает. К тому же, это очень выгодно, когда кто-то из Охотников хорошо знает медицину - если у кого-то будут тяжёлые ранения или же такие вот серьёзные повреждения, то не придётся возвращаться на Аттол, чтобы провести полноценную операцию. Когда будет оборудование для проведения вот таких временных мероприятий и оставлять в строю воинов.

10 Аннет   (18.01.2013 14:15)
Ну, на Атоллах оборудование всё равно гораздо лучше. Оно совершенствуется. К тому же для проведения более серьёзных операций нужна целая команда лекарей) Например изымать грудоломов при заражении Хищи предпочитают исключительно на базах. Помимо команды лекарей там есть ещё особенное оборудование, очень дорогое и малодоступное. Плюс более разнообразный спектр лекарственных препаратов ^^ А Фатор очень многим нравится. Тут у меня на форуме одна девушка ему целый стих посвятила в рубрике "творчество участников". Правда уже Кровавому, более взрослому Фатору из второй части Mondengel (там у него характер уже немножко другой, зазнался чуток. Избаловал Вожак).

11 Аннет   (18.01.2013 14:18)
Кстати, Вождя же в итоге увезли на Атолл "Адомур" оперироваться. Ему произвели замену позвонка, правда там всё-равно следующий позвонок немного задет, поэтому иногда ранение ноет, особенно если всякие существа с размаху наносят ему удар в поясницу... тут даже онемение ног возвращается.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн