фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 22:46

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Пираты Карибского моря

  Фанфик «Forever young или тайна Корабельного Духа. | Глава 10-11-12»


Шапка фанфика:


Шапка фанфика:

Название: Forever young или тайна Корабельного Духа.
Автор: Lada (Против Лизки)
Фэндом: Пираты Карибского моря
Жанр: юмор, приключения, романтика
Персонажи/Пейринг: Джек/Анжелика
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Содержание: Даже самый навороченный эликсир вечной молодости может иметь побочное действие. А длительное заточение никому не идет на пользу, в том числе и мартышкам...
От автора: во время написания фанфика ни один персонаж серьезно не пострадал.
Статус: закончен
Дисклеймер: все принадлежит Диснею, я лишь взяла поиграться без спроса. Некоторые персонажи - мои собственные.
Размещение: по согласованию с автором


Текст фанфика:

Текст фанфика:

Глава 10

"Но примешь ты смерть от коня своего ..."
Песнь о вещем Олеге.


Не успевшая толком начаться драка моментально прекратилась. Расторопный Гиббс тут же отпустил Гектора, вцепившегося в поверженного Джека, и попятился прочь, а яростно треплющие друг друга противники замерли, уставившись на открытый люк. Ожидать явления чуда им долго не пришлось. Через несколько мгновений оттуда показалась огромная, радостно оскаленная морда волосатого чудовища, способного заткнуть за пояс, если бы тот у него, конечно, был, самого крупного самца гориллы. Внушительный хвост, больше похожий на длинный обрубок каната, извивался следом за хозяином, словно пушистый удав, готовый к броску. Теперь Корабельный Дух, вкусивший чудесных плодов, выглядел просто великолепно - его разнесло до размеров трех-четырех этих могучих обезьян, чем он и воспользовался. Большой хмельной парень, истосковавшийся по свободе, беспощадно вынес ржавую решетку и отправился наверх, к людям, тоже крепко соскучившись по ним. Вырвавшийся из заточения узник, фыркая и утробно урча, с наслаждением втянул свежий морской воздух и ударил себя мощными кулачищами в широченную грудь с таким пронзительным визгом, что у остолбеневших, едва не оглохших присутствующих зазвенело в ушах.

При виде жуткого создания на обоих кораблях наступила минута молчания. Многочисленная потрясенная команда "Мести королевы Анны", давя и толкая друг друга, с разинутыми ртами прилипла к левому борту, рискуя перевернуть судно. И от души сочувствуя матросам с "Жемчужины", ужасно радовалась, что никому не посчастливилось оказаться вместе с кэпом на проклятой за какие-то тяжкие грехи посудине. А Пинтел и Раджетти, так и не сумевшие уговорить его взять их туда, на пару перекрестившись, с превеликим облегчением вздохнули.

На чернокрылой красотке перепуганный, растерявшийся народ, боясь пошевелиться, ожидал каких-нибудь приказаний, но у находчивых, отважных капитанов дружно отнялись бойкие языки, и волосы подскочили дыбом.

- О, великий святой макак, твоя не гневайся, однако, - воззвал к Корабельному Духу верный и самоотверженный Страж, первым пришедший в себя, и бухнулся на колени. - Моя не найти баба, а капитана своя не давать, - и в порыве искреннего раскаяния грохнул лбом об палубу.

- М-м-м..., обойдется, - приподнимаясь, простонал растлитель мартышки, как только вновь обрел дар речи, потирая разбитую, опухающую скулу. - Пусть хоть с галеон ростом вымахает. Нету раздавать, сами от воздержания маемся, - он тряхнул гудящей после кулака Гектора головой и попытался дотянуться до слетевшего с нее символа капитанской принадлежности, но тот валялся слишком далеко. - Вот, черт, дожили, шляпу, и ту подать некому, - и тут же умолк, уставившись на возвышающуюся прямо над ним громаду, источающую невыносимый смрад убойного перегара и нечистот, со стыдливо краснеющей пудовой благодатью, начисто лишенной всякой растительности. Джеку стало очень страшно...

- Матерь Божья, вот это... красавец..., - вытаращил глазищи Гиббс, готовясь усесться рядышком с кэпом. - Чтоб я сдох...

- Такая возможность тебе может представиться прямо сейчас, - прорычал Гектор, пожирая взглядом чумазого, зловонного великана со слипшейся шерстью, выбравшегося из темных глубин трюма, словно из поганой отхожей ямы. Сраженный наповал хозяин с трудом узнал своего маленького чистенького любимца, свободно умещавшегося у него на плече. - Мой бедный, бедный малыш! Что вы, мерзкие дегенераты, сотворили с ним?! Немедленно верните все, как было! Слышите?! Или клянусь своей единственной ногой, ты, Воробей, ты мне за это ответишь! - и благоразумно отступая подальше от своего не в меру возмужавшего питомца, с размаха дал хорошего пинка под выставленный зад Ван Пуку, все еще стоящему на четвереньках и с грохотом бьющему челом об сырые палубные доски. Китаец, охнув, припечатался к ним широкой физиономией, а разгневанный капитан Барбосса выразительно положил ладонь на рукоять чудо-сабли, всерьез вознамерившись пустить ее в ход.

Только уже слишком поздно...
Несмотря на хмель, бурно гуляющий в дурной обезьяньей башке, Малыш Джек вмиг признал своего горячо любимого хозяина, и радость истосковавшейся обезьянки не знала границ. Он с восторженным душераздирающим визгом ринулся к одуревшему Гектору, приросшему к палубе, чудом не наступив на сжавшуюся от ужаса в комок Анжелику, не успевшую подняться. Корабельный Дух перешагнул через позабывшего встать тезку, крепко обделавшегося под его толстенной грязной пяткой, мелькнувшей перед самым носом, и с победным кличем молниеносно сгреб в охапку вновь обретенного старого друга.

- Не-е-ет! Не надо-о-о! - завопил тот, и не успевая вытащить из ножен "волшебную палочку", забился в жадных волосатых лапищах любимой зверушки, стиснувших его до хруста костей.

Но отчаянный вопль схваченной чудовищем жертвы потонул в довольном реве ликующего представителя приматов и криках насмерть перепуганной команды, шарахнувшейся в разные стороны. А священный обезьян подхватил свое драгоценное сокровище, словно грудного младенца, и забывая о нынешних громадных размерах, со слоновьим топотом рванул на грот-мачту.

На "Жемчужине " поднялась суматоха - кто-то заметался в поисках укрытия, кто-то, лихорадочно пытаясь справиться с выданным нехитрым оружием, неумело и неловко заряжал до сих пор разряженные пистолеты, толком не умея с ними обращаться. Полуголый мистер Дюк бился с мушкетом, трясущимися руками стараясь всыпать порох на полку, а не на палубу. В конце концов, этот поединок позорно проиграл, и уронив тяжелое ружье себе на ногу, дурным голосом взвыл от боли.

- А ну, оставить панику! - рявкнул Джек на очумевших парней, окончательно взяв себя в руки. - Чего забегали, как крысы!? Подумаешь, большая обезьяна! Да у нас на судне все большое, и нас тут вон сколько, сейчас все равно что-нибудь придумаем. И гостя дорогого спасем, и макаку отловим... Энжи, ну-ка, марш бегом в каюту! - зарычал он на не слишком-то напуганную девчонку, потирающую шишку на лбу.

- Никуда я не пойду, с тобой останусь, - заявила настырная барышня, вцепившись ему в рубашку. - Ну, папочка, ну, пожалуйста!

- Чего-о? Вон отсюда, я сказал! - взревел "папаша", отрывая упрямицу от себя. - Даже носа наружу не смей высовывать! - и отвесил юной мисс Тич звонкого шлепка. Анжелика обиженно пискнула, и ухватившись за ушибленное мягкое место, мигом скрылась за дверью.

Пока взбешенный "отец" разбирался с врединой-"дочуркой", гудящая, будто пчелиный улей, команда "Мести королевы Анны" при виде неприятности, случившейся с их капитаном, не теряла времени даром. С галеона захлопали редкие выстрелы, по счастью никого не зацепившие, зато здорово испугавшие мартышку, которая принялась взбираться на мачту с удвоенной скоростью.

- Не стрелять, дегенераты! Он разобьется! - гаркнул Джек на парней Барбоссы, имеющих полное право не подчиняться ему.

Шла ли речь про обезьяну, или кэп соседнего судна говорил о ее хозяине, эти малые так и не поняли, но стрельба тотчас прекратилась. Присутствующий на обоих посудинах народ дружно уставился наверх, глядя с замирающим сердцем, как громадина карабкается со своей орущей во всю глотку добычей все выше и выше. Удивительно, что при таких гигантских размерах и в крепком подпитии представитель приматов передвигался очень быстро и ловко, за короткое время успевая преодолеть добрую половину грот-мачты.

- Сотню дьяволов ему в печенки и огромный якорь в красный зад... Раздавит эта тварь беднягу Гектора, как пить дать, раздавит. Все кости переломает и мешком на палубу скинет, - сокрушенно бормотал Гиббс, до боли в глазах приглядываясь к перемещениям наверху.

- Да не каркай же ты, приятель, - зло отдернул его Джек, пожирая глазами макаку и пытаясь высмотреть ее владельца, почти незаметного в могучих объятиях мохнатого чудища.

- Слушай, а может, отстрелить ее, к чертовой матери?

- Кого? Обезьяну, или мачту? - сердито спросил кэп.

- Обоих... О-ох, то есть, мачту, конечно, - спохватившись, пояснил догадливый старпом.

- Совсем от страха сдурел, да? - огрызнулся тот. - Только зазря судно изуродуем, все равно не поможет, - и хоть он сейчас лихорадочно соображал, но ничего толкового в смекалистую голову не приходило. - Знаешь, старина, ведь Малыш ужасно соскучился по любимому хозяину. Значит, теплится слабенькая надежда, что от души налюбовавшись на него, этот большой парень сам отстанет, когда отрезвеет. Надо лишь немного подождать и не пугать глупую животинку, чтобы она бедолагу-Гектора с мачты на сбросила. Тому же лучше перестать горланить и вырываться, а попробовать ласково уговорить своего очумевшего от счастья дружка.

Сверху доносились отчаянные крики и отборная жаркая брань. Даже оказавшись намертво зажатым в чудовищных тисках, суровый морской волк упорно не желал сдаваться, безропотно покоряясь незавидной участи. Он осыпал потоком бурных проклятий своего так низко падшего любимца, а с заодно ним и недоноска-совратителя Воробья, из последних сил порываясь добраться до чудо-сабли. Но старания удалого пирата были тщетны - сдавленный стальными волосатыми лапищами, Гектор не мог пошевелить ни руками, ни ногой. И начиная задыхаться в любящих объятьях Малыша, остатками угасающего сознания понял - это конец...

- Э-эй, старина-а! Ты меня слышишь!? - заорал Джек, снова задирая голову. - Ты там еще жив!?

- Если бранится, значит, живой, - ввернул Гиббс.

- Давай, держись, приятель, и главное, не зли своего здоровяка! А мы что-нибудь придумаем, - попробовал утешить его кэп "Жемчужины", не имея ни малейшего представления, как помочь недавнему противнику, угодившему в крупную переделку, а вместе с ним и себе.

Услышал его Гектор или нет, но вопли и ругань тут же стихли. Многопудовая туша со своей беспокойной ношей тяжело перелезла на грот-марса-рей, под которым столпилась вся галдящая матросня, и развернувшись задом к раздражающему ее народу, нахально задрала хвост. В этот момент с "Мести королевы Анны" раздался оглушительный залп. Самоотверженные господа-дегенераты Пинтел и Раджетти, не дожидаясь ничьих приказаний, решили сами спасти кэпа, попавшего в беду, и пальнули из пушки. Ядро со свистом ударило в середину мачты, разлетевшейся все стороны обломками, щепками и щепочками. Отстрелянная часть с ужасающим треском рухнула в воду вместе с Корабельным Духом и его несчастной полузадушенной добычей.

Только капитану Воробью увидеть всего крушения было уже не суждено. Одновременно с залпом на его многострадальную косматую голову с сочным хлюпаньем обрушилось нечто обширное и очень весомое, после чего в ней взорвалась раскаленная бомба, и перед глазами поплыл густой кровавый туман. В этом золотисто-красном мареве добрый десяток Ван Пуков, окутанных сияющими разноцветными звездочками, в зажигательной пляске закружился вокруг Джека пестрым веселым хороводом:

"За морями есть лимоновый сад,
Я найду лимоны, буду рад,
Но я тебе не дам,[
Не смей меня винить.
Растут лимоны на высоких горах,
На крутых берегах, для крутых,
Короче, ты не достанешь..."


Сначала китайцы блеяли дружным хором, а затем принялись лить воду ему на физиономию. Тот жадно хватал ее пересохшим ртом, но она оказалась слишком соленой. Терзаемый невыносимой жаждой страдалец лишь захлебывался, отфыркивался и отплевывался. Тут новый бурный водопад, понемногу приводя в чувство, заставил мутные глаза слегка приоткрыться. Сквозь радужную пелену, застилающую обзор, Джек с трудом узнал Гиббса с ведром и всхлипывающую Анжелику. Убитая горем "дочурка" пристроилась на коленках рядышком с покалеченным "папашей", и осторожно гладила его ободранную, распухшую щеку.

"М-м, не самое худшее пробуждение, однако," - промелькнуло в гудящей, больной голове кэпа, пришибленного неопознанным объектом, и даже не подозревающего, какие разнообразные сюрпризы ожидают его по возвращении на грешную землю.

Глава 11

Плавающий перед бездонными очами нежно-розовый туман понемногу рассеялся, и Джек отчетливо увидел заплаканные личики двух Анжелик, встревоженные физиономии парочки старых приятелей Джошами и целой кучи удрученных матросов, столпившихся возле поверженного капитана. А еще, блуждая рассеянным взором в пронзительно голубых небесах поверх голов опечаленной команды с возвышающимися над ними мачтами, заметил острую нехватку чего-то очень важного. Только, чего именно, никак не мог понять.

- Папа, папочка! Тебе плохо, да!? Тебе очень больно!? - громко всхлипывали юные барышни, тряся его за плечи.

- Не плачь, детка... Сейчас твоему отцу намного лучше. - с облегчением вздохнули Гиббсы. - Да не жмись же ты так к нему, испачкаешься.

" Чем!? Чем это они..., она может об меня...", - хотел возмутиться тот, но шершавые языки упорно не желали ворочаться во ртах, из которых вырвались какие-то нечленораздельные звуки.

Впрочем, ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать. Ведь вместе с полностью вернувшимся сознанием к его хозяину вернулось и утонченное обоняние. Сносшибательное зловоние окончательно привело Джека в чувство, а источником пикантного "аромата" являлся он сам. Только осознал сей прискорбный факт не сразу, пытаясь восстановить в отшибленной памяти все произошедшее.

- С возвращением, кэп... Ну, слава богу, старина, ты снова с нами... А то мы уже хотели тебя в парусину зашивать, - поникшие, расстроенные Джошами воспрянули духом.

- М-м..., обойдетесь, - с трудом приподнимаясь, пробормотал покалеченный. - Ишь, чего удумали - живого человека в парусину...

- Прощения просим, ошиблись... Верно, ребятки? - старпомы лукаво подмигнули обрадованно загомонившим парням. - Ладно, давайте, расходитесь. С капитаном все в порядке, а вам нечего вокруг него толкаться и галдеть в уши. У него и так башка болит. А у вас работы полно. Смекаете? Ну, вот то-то же, - строго добавили они.

Матросы неохотно разошлись, горько вздыхая. Теперь дел им предстояло такое громадье, что славным малым, еще толком не пришедшим в себя после всего случившегося, становилось страшновато. Но, как известно, глаза боятся, а руки делают. И усталая команда, засучив рукава, принялась лениво справляться с учиненной разрухой.

Анжелики тут же вознамерились повиснуть на шее у сидящего с пришибленным видом "папаши", обляпанного остатками несмытой коричневой кашицы. Юные барышни покрутили носиком, брезгливо скривились и вовремя оставили его в покое со своей бурной радостью.

- Дьявол, откуда такая вонища? - сердито проворчал Джек, принюхиваясь к смрадным миазмам, и с подозрением оглядел себя.

Насчет происхождения странной "грязи", облепившей его с макушки до пяток, никаких сомнений больше не оставалось. Сам же он сидел в огромной луже, и вся одежда промокла насквозь. Щедрый Джошами явно не поскупился, вылив на кэпа не одно полное ведро. Вода стекала с перепутанных косм, гадко хлюпала даже в сапогах, а может, это была вовсе и не вода.

Многострадальная голова не просто гудела - трещала, раскалываясь на части. Значит, на нее рухнуло что-то слишком тяжелое. И тут, глядя на двоящиеся перед глазами, сиротливо торчащие половины разнесенных грот-мачт, он начал смутно припоминать мелькающие в ушибленных мозгах события во всех подробностях...

Громадное мохнатое чудовище, волокущее вопящего Гектора наверх, суматоха на обоих кораблях, бесстыдно задранный хвост макаки, восседающей на грот-марса-рей в ярких, слепящих лучах полуденного солнца, оглушительный залп с "Мести королевы Анны"...

- А-а-а..., э-э-э..., м-м-м..., - простонал капитан Воробей, ухватившись за пострадавшее место. Ладони оказались в чем-то липком, вязком и гадком. - Бу-э-э..., - добавил он, сдерживая приступ мучительной дурноты, и принялся судорожно оттирать перепачканные руки об мокрые доски. Зато все окружающее вновь вернуло свою истинную численность.

- Тс-с, тише, приятель... Главное, только не нервничай, тебе сейчас вредно, - попробовал успокоить потрясенного кэпа верный старпом, присаживаясь перед ним на корточки. - Ну, да, так вышло... Отстрелили мачту, парни Барбоссы постарались. Все равно у нас другого выхода не было... Жаль, конечно, но ничего не поде...

- Жаль?! - заорал Джек и грохнул кулаком по палубе, забывая о больной голове. - А что мы теперь делать будем!? Это же сколько мороки, Гиббс! Да нам отсюда сто лет не выбраться! Вот пускай дегенераты Гектора сами... Кстати, что с ним? - спохватился он, с отвращением разглядывая руки. - И где эта мезкая тварь, из-за которой я по самые ...сапоги в дерьме в самом прямом смысле?

- С Гектором все в порядке, - ухмыльнулся Джошами. - Выловили его. Только обезьянка крепко помяла от избытка чувств. Сейчас он у себя в каюте отлеживается.

- Вот же, до чего живуч, старый морской черт! - фыркнул тот, не зная, радоваться ли ему, или огорчаться. - И конечно, ни за что не упустит возможности растрезвонить, где можно, и где нельзя, как капитана Джека Воробья погребло на собственной посудине под пудом де..., - и запоздало покосился на развесившую ушки Энжи, невозмутимо посиживающую рядышком, но прогонять любопытную "дочурку" не стал, - ...навоза его любимой животинки. Позор, несмываемый позор на всю Карибику!

- М-м..., не думаю, что такой уж и несмываемый..., - хохотнул Гиббс. - Вряд ли Барбосса станет повсюду трепать языком... Сам-то ничем не лучше! Это же надо - угодить в лапы к своей же выросшей макаке, которая чуть не придушила его от любви! Помалкивать будет Гектор, можешь не сомневаться, нечем ему хвастаться. Только ведь вокруг еще народа вон сколько, у всех глаза на месте, и уши тоже. Да и черт с ними! У нас теперь другие заботы имеются, куда серьезнее, чем из-за чьих-то длинных поганых языков убиваться. Не расстраивайся, парень, выгребем как-нибудь. Где наша с тобой не пропадала! - и похлопал скисшего Джека по плечу, не боясь перемазаться остатками темной зловонной жижи.

- Вот умеешь ты, старина, вовремя доброе слово молвить, - проворчал пришибленный, немного успокоившись. - Так что же с гадкой обезьяной стало? Надеюсь, эта огромная куча скверностей отправилась на дно морское...

- Э-э, дружище, зря надеешься. Наш Малыш бессмертен, как никто другой. Кроме того, снова стал прежним, - Джошами состроил загадочную физиономию. - Вытащили парни Гектора из воды, а мохнатый уцепился за него лапками и трясется - мокрый, жалкий и такой же маленький, каким был раньше.

- То есть, как это? - вытаращил глаза кэп.

- Да вот так... Видно, соленая водица помогла, - задумчиво почесал в затылке Гиббс. - Да, точно, она самая. Наверное, морская соль такое чудодейственное свойство имеет. Ван Пук сподобился в трюме за бочками еще один, последний банан откопать, и парочке недоумков им похвастался. А господа Пинтел и Раджетти, почтившие своим присутствием нашу посудину и до сих пор толкающиеся здесь, когда обратное превращение макаки увидели, даже экскремент провели...

- Кого-о? - нервно сглотнул Джек, давясь новым приступом дурноты.
- Экскремент... Ну, опыт, - важно пояснил старпом. - Чего перебиваешь? - обиделся он. - Совсем ничего рассказывать не стану.

- Ладно, извини, дружище. Так просто, навеяло..., - поморщился несчастный страдалец. - Ну, провели они свой экск...тьфу, опыт, и что?

- И то... Опустили гигантский плод в морскую водичку, а он снова обычным стал, как все остальные - ни мелким, не крупным. Вот ведь, какие чудеса в жизни бывают, - Джошами закончил свою захватывающую историю, и охнув, встал, потирая поясницу.

- Да, жизнь сюрпризами полна, - усмехнулся Джек, у которого словно гора свалилась с плеч. - Надо же, просто, как все гениальное! Получается, солененькая водица нашего славного Карибского моря может от колдовства избавлять? У-у, тогда она на вес золота цениться должна. Эх, знай мы с тобой, старина, об этом раньше, давно бы уже макаку искупали. И такого бардака бы не случилось, - он тяжко вздохнул, и кряхтя, враскорячку поднялся с мокрой палубы. - А где же тот чудо-плод, подвергнутый нашими уважаемыми денеге... ренеде... Да что за наказание, ну, никак умные словечки не даются. Короче, где бывший большущий банан?

- Так Ван Пук его тут же и слопал, - пожал плечами Гиббс. - А что? Теперь-то, поди, уже ростом с Корабельного Духа не вымахает.

- Надеюсь..., - поежился кэп, представив себе огромного китайца. - Если этот тупой малый вздумает повторить подвиг своего подопечного, боюсь, второго такого нашествия нам не пережить. Впрочем, парню не мешало бы немножечко подрасти, а то прыгает кусачей блохой у всех под ногами...М-м.., дьявол, какая жуткая вонь! Никогда бы не подумал, что обезьяна может так.., фу-у..., - и стараясь держаться с подветренной стороны, зорким взором обозрел происходящее на палубе.

Джек только сейчас заметил, что и без двоения в глазах народу на судне заметно прибавилось. К ребятам из его команды присоединились парни с "Мести королевы Анны", среди которых кэп обнаружил парочку олухов Пинтела и Раджетти. Теперь они все вместе наводили порядок, и суетились, пытаясь достать из воды длинный обломок грот-мачты, а неподалеку еще два таких же недотепы мистер Дюк с мистером Бином убирали здоровенную коричневую лепешку, разлетевшуюся во все стороны. Взмыленные работяги с перекошенными рожами, пыхтя и отдуваясь, лопатой отскребали ее от истертых палубных досок и скидывали за борт, тут же замывая очищенное место.

- Наверное, Гектор серьезно повредился в уме после любящих объятий своей ненаглядной макаки, если сподобился прислать нам подмогу. Да-а, засранцы-канониры постарались на совесть, - зло процедил сквозь зубы капитан Воробей, с разрывающимся от боли сердцем глядя на оставшуюся изуродованную половину, оборванный такелаж и прочую разруху. - Зараза! Это сколько же времени впустую уйдет! Нечего сказать, искусные у него пушкари, мать их во все места... Ни выше, ни ниже, аккурат в самую середину. Эх, познакомится бы с меткими малыми...

- Да ладно, кэп, пожалуй, не стоит, ну их к черту, - пробормотал Гиббс, знающий истинных виновников "торжества". - Починим... На место приладим, будет, как новая... Все сделаем, и до Тортуги как-нибудь дотянем. Куда нам торопиться? - верный старпом изо всех сил старался утешить взбешенного, раздосадованного Джека, хоть сам прекрасно понимал, что положение у "Жемчужины" сейчас хуже некуда. - А ведь нам еще просто сказочно повезло, и все так удачно закончилось. Ведь обломок-то мог за собой и остальные мачты утянуть... Или пришибить кого-нибудь ненароком...

- Это ты обо мне, приятель? - горько усмехнулся тот. - Про своего капитана и закадычного друга, прибитого кучей обезьяньего де... какашек? - и передернулся от омерзения.

- Да при чем тут дер... какие-то ка-какашки, тьфу на них совсем! - искренне изумился Джошами без тени насмешки. - По башке тебе крепко саданула здоровенная чурка, когда ядро в мачту ударило. А макака выстрела напугалась, ну, и... Я же близко стоял и все видел во всех подробностях. Жаль, что вовремя тебя оттащить не успел.

- Правда? - недоверчиво проворчал Джек и осторожно ощупал на макушке внушительную, выпуклую шишку, возвышающуюся из недр затейливой прически, уже в который раз спасающей хозяина от более тяжких последствий. - Но это сути дела не меняет, - и поморщился от боли. - Бардак, он везде остается бардаком. Как на судне, так и на голове его кэпа. Да и не только там...

- Слушай, старина, а на кой дьявол нам мачту чинить? - спохватился Гиббс, озаренный великой идеей. - Ведь у нас с тобой в углу каюты целый мешок корабликов завалялся! Выбирай любой, какой больше глянется... Освободим его из бутылки, старушку-"Жемчужину" на буксир, и вперед! - он в предвкушении потер руки, очень довольный собой.

- М-м, отличная мысль, старина... Но знаешь, мне не хотелось бы этого делать на виду у Гектора и его парней, - задумчиво протянул Джек, с последними бурными событиями совсем позабывший о хрупких "сокровищах", хранящихся в мешке, и с восхищением взглянул на старпома. - Надо дождаться, когда получивший свою драгоценную макаку капитан Барбосса отвалит, куда подальше, вежливо отказавшись от его столь любезно предложенной помощи. Мало ли, в конце концов... Может, мы сами управимся, своими силами. Какое ему дело? - рассуждал он, мысленно уже поднимая паруса на каком-нибудь вызволенном из стеклянной неволи красавце. - Да, черт возьми, именно так мы и поступим! А спровадив Гектора, спокойненько обтяпаем наше дельце. Ну, и голова у тебя, дружище, дай бог каждому! - и на радостях хотел обнять догадливого приятеля, но тот благоразумно попятился от него. - Что, братец, брезгуешь, да? - обиженно пробурчал кэп. - Ладно, сам знаю - вонища ужасная. И как это только ты умудрялся так сладко в свинарнике спать?

- Да я - не брезгливый. Был сильно пьян, вот и спал. А вам, сэр, не мешало бы хорошенько помыться, - хохотнул любитель хрюшек и с размаха выплеснул на него оставшиеся полведра воды.

- Э-эй, мистер Гиббс, что вы себе позволяете? - возмущенно фыркнул вновь облитый с головы до ног Джек.

- Чтоб вонь отбить, - ухмыльнулся проказник-старпом, проворно отскакивая от обтекающего капитана. - Мой свинарник перед вашим обезьянником - жалкое ничто...

- А то без тебя не знаю, - пробурчал тот и повернулся к Анжелике, тихонько хихикающей в сторонке. - Ничего забавного не вижу, цыпа, - строго сказал он. - Вместо того, чтобы от смеха втихушку лопаться, прогуляйся-ка лучше в каюту и пошарься в сундуке. Поищи какую-нибудь мало-мальски приличную рубашку со штанами, и принеси их сюда. Смекаешь? - Энжи молча кивнула и скрылась за дверью. - Ну, чего уставились, други? - и недовольно зыркнул на бесцеремонно глазеющую на него матросню. - Тащите парус, что ли...

Парни, сдерживая рвущееся наружу зубоскальство, мигом исполнили приказание. Они спустили на воду огромный кусок рваной парусины и растянули его, прикрепив наподобие гамака с обоих концов по левому борту, подальше с глаз вездесущего капитана Барбоссы, если бы тому вдруг приспичило выйти из каюты. А пока они возились с нехитрым сооружением, Анжелика принесла найденные вещички - бархатные багряно-красные штаны и белоснежную рубашку с шикарными брабантскими кружевами. Расторопной барышне даже удалось раздобыть в глубоких недрах чудесного сундучка завалявшийся там солидный кусок душистого мыла.

Слегка ошалевший Джек, поперхнувшись слюнями, закашлялся при виде роскошного наряда - юная мисс Тич, без сомнения, обладала тонким, изысканным вкусом. Но, к сожалению, невежественный "папаша" не оценил по достоинству ее старания, и скривившись, со вселенской тоской перевел страдальческий взор бездонных очей на устрашающее мыло. Только деваться от неизбежного все равно было некуда...

- Принять с тобой ванну, дружище? - весело поддел его Гиббс. - Помогу, чем смогу... Ну, спинку там потереть, или еще чего... Приставать не буду, обещаю...

- Благодарю за заботу, старина, не нужно, - огрызнулся тот, со злостью запихивая мыло в карман. - Я - парень самостоятельный, как-нибудь справлюсь. И со спинкой, и со всем остальным, ко мне прилагающимся, - и распираемый досадой капитан Воробей, проклиная все на свете, гадливо передернулся и при полном гардеробе с разбега сиганул за борт.

- Приятной помывки, сэр! - от души пожелал ему вслед Джошами, давясь от смеха, и взял под руку Анжелику. Юная барышня, хлопая невинными шоколадными глазками, с разинутым ротиком довольно бесстыдно рассматривала нетерпеливо обнажающегося "папашу", уютно расположившегося в парусе. - Пойдем, детка, не годится тебе это видеть. Да и нет там ничего интересного. Лучше мне помоги... Будь добра, зашей рубашку, - и найдя любопытной девице достойное занятие, продемонстрировал большущую дыру подмышкой. - Вот, нечаянно порвал, у самого все руки никак не доходят, а расхаживать перед командой в таком виде неудобно, - застенчиво добавил он, поспешно сдергивая с себя замызганное нечто, все еще гордо именуемое рубашкой.

Энжи с тяжким вздохом взяла ее и отправилась в каюту. Правда, крайне далекая от шитья мисс Тич очень слабо представляла, как держать иголку и вставлять в крохотное, едва заметное ушко упрямую, непослушную нитку. Но это были сущие пустяки. Для неопытной белошвейки с нелегкой задачей она, все-таки, вполне успешно справилась, и увлекшись, сначала пришила одежку старпома к платью, а после исколола пальцы, с грехом пополам одолевая обширную дыру.

Тем временем Джек с отборной жаркой бранью принимал за бортом соленые морские ванны. Трудное, хлопотное, нудное дело, крепко действующее на расшатанные нервы, продвигалось ужасно медленно и печально. Противная густая пена, обильно сползая с намыленных, мокрых перепутанных косм, гадко щипала глаза, и мерзкое мыло постоянно норовило выскользнуть из рук. Одежда же никак не хотела отстирываться от чрезвычайно липких и приставучих продуктов жизнедеятельности священного макака.

"Если святость заключалась в создании подобных несмываемых "шедевров", то свой высокий титул эта мохнатая куча скверностей полностью оправдала. А я-то сдуру радовался, что коровы не летают", - подумал он, отплевываясь-отфыркиваясь, и состроив грозную рожу, показал кулак осторожно выглядывающим с борта любознательным ребятам, которых полураздетый старпом, поигрывая бронзовыми мускулами, тотчас же снова разогнал по местам.

И все же героические старания убежденного грязнули были с лихвой вознаграждены. Через пару-тройку часиков на совесть отстиранные вещи капитана Воробья уже сушились на жарком солнышке. А сам их измученный владелец после вынужденного купания пластом отлеживался в каюте, наслаждаясь долгожданным покоем, и даже соскучившаяся Анжелика не смела его тревожить...

Глава 12

Еще один безумный день клонился к закату. Шум, крики и возня на судне постепенно стихли, и уставшие, измотанные матросы расположились на отдых в ожидании скорого ужина, готовящегося на обоих кораблях. Парни с наслаждением принюхивались к его восхитительным ароматам, лучше которых для обоняния голодного человека и быть не может, хоть на "Жемчужине" особых разносолов не предвиделось.

В капитанской каюте царила тишина и умиротворение - Анжелика, взявшая скромное хозяйство в свои хрупкие ручки, не спеша и в полном молчании расставляла на столе тарелки, а недавно проснувшийся Джек полеживал на койке, неподвижно уставясь на приоткрытую дверь. Пострадавшая голова кэпа, наконец-то, перестала болеть, но шевелиться и вставать все равно не хотелось. После крайне неприятных водных процедур и всего пережитого ему удалось заснуть безмятежным сном младенца, до самого вечера отрешившись от всего земного, и суета на палубе не смогла вырвать его с сладких объятий Морфея. Теперь пробудившийся капитан Воробей - выспавшийся, посвежевший и отдохнувший, с нетерпением дожидался возвращения старпома, посланного с дружественным визитом на "Месть королевы Анны" справиться о самочувствии капитана Барбоссы, а заодно вежливо отказаться от столь любезно предложенной им помощи. И разумеется, взглянуть на главного виновника учиненного безобразия - святого макака. Также за здравие священного обезьяна беспокоился привязавшийся к нему Ван Пук, и Джошами по доброте душевной взял с собой приставучего китайца, не убоявшегося праведного гнева хозяина мартышки, навестить своего бывшего подопечного.

А блаженствующий в постели Джек, не теряя времени даром, обтяпывал в смекалистой, переставшей гудеть голове назревающее дельце, время от времени прикладывался к бутылке, заботливо подсунутой сердобольной "дочуркой", и прислушивался к доносящимся снаружи сердитым голосам. На палубе разгорался жаркий спор между двумя парочками блещущих недюжинными познаниями недоумков, стремительно набирающий обороты:

- А мы вам говорим, джентльмены, что истинная верхушка мачты та, которой она в небеса упирается! - наперебой вопили мистер Дюк с мистером Бином.

- Да как бы не так! Ведь она из кусков дерева собрана! Значит, истинная верхушка на том конце, где у того дерева крона зеленела! А низ - где корни были! Вот! - орали господа Пинтел и Раджетти.

- А если тот самый кусок, где крона, потом вниз или середину воткнули? А тот, где корни - наверх, тогда что? - горячились недавние уборщики мартышкиных неожиданностей, успешно справившиеся со своей нелегкой задачей.

- Ха, вот вы загнули, дурни! Думайте, что плетете! - злились толстяк с одноглазым умником. - Да вы в строекорабле... кораблестроении разбираетесь, как макака в вечерних платьях! Помалкивали бы лучше! Вы, поди, и мачту-то первый раз в глаза видите...

- Сами помалкивайте, денерегаты! - не сдавались Бин с Дюком. - Много вы, мерзкие пираты, в строекораблении понимаете!

- Чего-о!? Да сами-то кто? - хором возмутились Пинтел и Раджетти, всерьез собираясь пустить в ход кулаки. - Подумаешь, какие благородные господа отыскались! На себя посмотрите, отскребатели обезьяньего дерьма!

- Э-эй, ребята, а ну, заткнитесь! - рявкнул на придурковатых расшумевшихся парней вернувшийся с "Мести королевы Анны" Гиббс, и дурацкий спор, изрядно раздражающий Джека, вмиг прекратился. А через мгновение приоткрытая дверь широко распахнулась. - Прошу вас, сэр! Добро пожаловать...Наверное, кэп уже проснулся, - старпом учтиво пропустил внутрь нежданного гостя, и капитан Барбосса собственной персоной, прихрамывая, важно вошел в каюту, заставая врасплох ее хозяина, валяющегося на койке. Своего мохнатого друга, вернувшего прежние размеры, Гектор благоразумно не взял с собой, решая лишний раз не действовать пострадавшим на расшатанные нервы, и дать обезьянке хорошенько отдохнуть после пережитого кошмара.

- Мир вашему дому, леди и джентльмены... Дже-ек..., - насмешливый властный хрипловатый бас незваного визитера, словно кинжалом, резанул по ушам, невольно заставляя вздрогнуть. - Рад снова видеть тебя в добром здравии... Сожалею, что пришлось побеспокоить во время твоей тяжкой душевной драмы...

- И наше вам с кисточкой, - капитан Воробей подчеркнуто лениво поднялся с постели, ужасно досадуя на злопыхателя-Гектора, которому посчастливилось поймать его в таком нелепом виде. - По правде сказать, никак не ожидал... Думал, ты все еще зализываешь раны, но вижу, сильно ошибся. Прекрасно выглядишь, старина. Я так рад за тебя... А как драгоценное здоровье любимой зверушки? - и не выдержав, брезгливо скривился.

- С Малышом все в полном порядке, - с гордостью произнес владелец мартышки. - Но мне пришлось оставить его дома, дабы он смог поскорее забыть о пережитых здесь страданиях. А купание в морской соленой водице пошло ему даже на пользу. Да и тебе, вижу, тоже..., - и выразительно оглядел на петушиный наряд Джека. Самому же "щеголю", облаченному в безумные кроваво-красные штаны и густо отделанную пышной пеной брабантских кружев рубашку, не слишком-то похожую на мужскую, под язвительными колючими, желтоватыми глазами капитана Барбоссы стало крепко не по себе. - Шикарная одежка, парень... Ты в красном просто неотразим... Испания, коррида, разъяренные быки, отважные торреро, - продолжал сыпать тот издевательские комплименты, а щедро одариваемому ими кэпу "Жемчужины" очень хотелось провалиться сквозь пол каюты в темный трюм, лишь бы только их не слышать.

- Благодарю, дружище, я знаю, - поморщился он, пытаясь остановить этот бурный поток восторгов. Анжелика, рассерженная на нахального посетителя за недавнюю затрещину, шишку на лбу и насмешки над "папочкой", с грохотом подставила ему стул. Юная барышня фыркнула, намереваясь отойти в сторонку, только не тут-то было. - Да-а, вижу, некоторые здесь мне совсем не рады, - без тени обиды протянул Гектор, и ловко подхватил надутую Энжи под локоток. - О-о, мисс Тич, а я вот напротив, счастлив вас видеть, - и ощупал сальным взглядом ее гибкую, изящную фигурку, заметно округлившуюся в нужных местах. - Все хорошеете, прекрасная донна... Живая водица из Источника пошла на пользу, но я даже и предположить не мог, что настолько явно, - капитан Барбосса, словно галантный кавалер, слегка прикоснулся жесткими, шершавыми губами к ее мягкой нежной ручке. Опешившая девица растерялась и вытаращила изумленные глаза на бывшего обидчика, не зная, что сказать. Напускная учтивость и любезность этого мужлана и грубияна становилась крайне подозрительна. Хитрый, коварный старый морской черт явился сюда не с самыми добрыми намерениями, и Джек, глядя на него, держался начеку, в любой момент ожидая какой-нибудь гадости. - А ведь я даже не сразу признал вас, сеньорита, богатой будете... Вы так изменились..., - не унимался Гектор, не выпуская ручку Анжелики. - Прошу прощения, что ударил, и ужасно сожалею, но, клянусь, вышло случайно, в запале, - закончил он без всякой тени раскаяния и уселся на предложенный стул.

- А передо мной, старина, не хочешь извиниться? - нагло поинтересовался капитан Воробей, осторожно присаживаясь на койку. Тесные бархатные штаны невыносимо давили спереди и сзади, грозя вот-вот лопнуть по швам. - Ты мне нанес оскорбление, однако, - и выразительно потрогал разбитую скулу. - Ведь я, между прочим, вовсе не заслужил...

- Перед тобо-ой? - удивился гость. - Представь себе, не хочу...Ты сам во всем виноват. Ну, ладно, приятель, не дуйся, ведь я пришел вовсе не ссориться. И если разобраться, то виноват в случившемся лишь мерзавец Черная Борода, будь он трижды проклят, со своим жутким колдовством. Не так ли, сеньорита? - Гектор ехидно взглянул на скромно помалкивающую в сторонке Анжелику. - Ваш покойный отец, гореть ему вечно в аду, был великим мастером своего дела.

- Покойный отец!? Сэр, да что вы такое говорите? - ошалевшая от услышанного, мисс Тич задохнулась от негодования. - Мой папа жив-здоров, и сидит перед вами. Разве не видите? Пап, что за вздор несет этот господин? - и с надеждой повернулась к Джеку, у которого сердце рухнуло в живот.

"Ну, вот, и наступил сей долгожданный день твоего Страшного суда, самозванец", - промелькнуло у завравшегося "папаши" в разболевшейся голове.

- М-м, детка, клянусь, я...я все тебе объясню... Потом, попозже...Идет? - и нервно заелозил на койке. Узкие штаны жалобно затрещали, но их владельцу было сейчас не до таких досадных мелочей. - До-дорогая, будь добра, прогуляйся на камбуз, посмотри, как обстоят дела с ужином и поторопи кока. Ужасно хочется есть. Давай, давай, цыпа, иди же, - Джек взял Энжи за плечи и легонько подтолкнул к выходу. - Мистер Гиббс, и вы тоже не стойте столбом, займитесь делом, - строго сказал он старпому, в нерешительности топтавшемуся возле приоткрытой двери. - Если понадобитесь, я вас позову.

- Слушаюсь, сэр, - разочарованно пробормотал Джошами и вышел из каюты вместе с озадаченной барышней.

- О-о, черт тебя возьми, Гектор! Неужели ты явился сюда только за тем, чтобы выложить дочери Черной Бороды всю правду-истину об ее настоящем отце, которого она больше не помнит? - зло процедил сквозь зубы капитан Воробей, борясь со жгучим желанием вытолкать самодовольного наглеца взашей из своего жилища.

- Ну, я же не знал, что мисс Тич не в курсе, - невозмутимо ответил тот, вальяжно развалясь на стуле. - Как я понял, вместе с утраченными годами твоя удочеренная тобой же любовница напрочь утратила и память. А ты все скрыл и с какого-то перепуга решил заделаться ее нежно любящим папашей. Грандиозно! Но тут приперся я и невольно разрушил вашу семейную идиллию. Джек, мне очень жаль, только сам понимаешь - слово, как воробей... И ты при своих талантах к убедительному вранью и бурном красноречии сумеешь достойно выкрутиться, я уверен. И пришел к тебе совсем по другой причине. Во-первых, предлагаю вместе поужинать, и во-вторых, у меня есть к тебе деловое предложение, от которого не сможешь отказаться... Эй, парни, идите сюда! - не давая хозяину произнести ни слова, заорал Гектор, поворачиваясь к выходу.

Тотчас же еще парочка олухов, Мертог с Малроем, толкающиеся снаружи, протопали в каюту. Один из них тащил тяжелую большущую корзину, доверху наполненную всевозможной провизией, а другой, кряхтя, бережно нес огромную пузатую бутыль с темно-рубиновым вином.

- О-о, старина, все свое ношу с собой? - ухмыльнулся Джек при виде принесенной обильной снеди, выкладываемой расторопными ребятами на стол, и внушающей уважение размерами бутыли.

- А то как же! - важно ответил предусмотрительный гость. - Каша с солониной, конечно, замечательно, но иногда непритязательная пиратская душа просит чего-то более изысканного и утонченного. Не так ли? - и хитро подмигнул капитану Воробью, недоверчиво поглядывающему на расставленные яства.

Только сейчас великолепное угощение, наполняющее душную каюту умопомрачительными ароматами, и грядущая выпивка совсем его не радовали. На душе скребли полоумные кошки, а сердце тревожно сжималось от нехорошего предчувствия. Есть резко расхотелось, и даже восхитительный копченый окорок с прекрасным игристым вином, услужливо налитым по кружкам Малроем, не вызвали особого восторга. Но кэп "Жемчужины" постарался взять себя в руки и ничем не выдавать своего смятения и подозрений.

- Ого, да ты просто превзошел самого себя! Черт побери, какой шикарный стол! - от души восхитился Джек. - Служба у английского короля явно пошла тебе на пользу, - ехидно добавил он, недолго думая, подцепил с тарелки приличный кусок розового жирного окорока и принялся с аппетитом жевать. - М-м, божественно! Но ты что же, предлагаешь ужинать без Анжелики? Не пойдет!

- Ну, что ты... Разве можно лишить наше суровое мужское общество такого украшения, этой роскошной розы, раскрывшейся во всей своей красоте? Конечно же, нет. И вот пока твоя крошка не вернулась, предлагаю выпить и быстренько обсудить одно крайне важное дельце, - и проводив взглядом Мертога и Малроя, торопливо покинувших каюту, поднял наполненную кружку. Хозяин уселся напротив гостя и сделал тоже самое. - Кстати, какова в постели столь юная курочка? - похабно хохотнул Гектор. - Наверное, тебе с ней скучновато. Какой-то ты кислый... И нервный...

- А ты пришел обсуждать постельные таланты моей любовницы, и заодно посочувствовать мне? Это и есть твое крайне важное дельце? - фыркнул Джек и с чувством приложился к кружке, не дожидаясь собеседника.

- Не угадал, приятель, мой визит имеет совсем другую цель, - усмехнулся тот, неторопливо, со вкусом потягивая сладко-терпкое вино. - Ладно, не люблю ходить вокруг да около. Короче, как ты сам понимаешь, грот-мачта серьезно пострадала, восстановление займет слишком много времени и своими чахлыми силами вам за сто лет не управиться. Но учитывая то, что ее изуродовали по необходимости мои недотепы, твою чернокрылую красотку, я, так и быть, согласен взять на буксир и с ветерком домчать вас до Тортуги. А за свою небольшую дружескую услугу прошу тоже не так уж и много - всего лишь половину корабликов, упрятанных в бутылки Черной Бородой, - нахально заявил он, залпом допил оставшееся в кружке вино и с хрустом впился в сочное зеленое яблоко.

- Гм..., кхм...Э-э..., с чего ты взял, что они у меня? - Джек поперхнулся слюнями, никак не ожидая такого поворота событий.

Только врать и выкручиваться было глупо и бесполезно - капитан Барбосса отлично знал, о чем говорит и чего хочет.

"Дьявол! Откуда этому одноногому черту известно про корабли? Гиббс... Вот же, трепло! Его работа, больше некому... Чтоб у него болтливый язык отсох!" - со злостью подумал незадачливый владелец бутылочной флотилии.

- Да ладно, приятель, брось... Я точно знаю, они здесь, на "Жемчужине", - поморщился Гектор. - Не жмись, ведь Господь велел делиться с ближним своим. Кроме того, при нынешнем неблагоприятном для тебя раскладе я без труда мог бы реквизировать их все. Но жадность - тяжкий грех...Поэтому прошу лишь половину, которую ты мне, конечно же, любезно подаришь, а я в свою очередь, как и обещал, подбрасываю вас до Тортуги. По-честному, без обмана.

- Хочешь зваться командором Барбоссой? - едко поддел его Джек, и пытаясь унять дрожь в руках, вновь наполнил опустевшие кружки. Как ни крути, а деваться некуда - половину хрупких "сокровищ" придется отдать...

- Я не тщеславен, парень, да и приоритеты с годами резко меняются. Всего лишь хочу обеспечить своей будущей супруге и пасынку достойную жизнь, а себе - спокойную, безбедную старость. Пиратство нынче - ремесло шаткое и недоходное, - Гектор на мгновение задумался, похрустывая яблоком. - Кроме того, Джек, такие крупные судовладельцы, как мы, могли бы стать компаньонами... Не какими-нибудь мелкими, жалкими купчишками. Смекаешь, о чем я? Торговля - великая вещь, - растекался он мыслями по древу, в порхающих мечтах уже возглавляя на дородной красотке "Анне" целый караван великолепных кораблей с битком набитыми товаром трюмами.

Пораженный капитан "Жемчужины", проливая из переполненной кружки вино на пол, с разинутым ртом наблюдал за старым суровым пиратом, успевшим крепко прикипеть к торговым делам.

"Что ни говори, а приоритеты со временем, и в самом деле, могут измениться до неузнаваемости", - хмыкнул он про себя, понимая, что ему отчего-то вовсе не жаль утраченных заточенных посудин. Правда, Джек еще сам толком не знал, сколько их лежало в мешке, но это было неважно, и на его век все равно хватит. - Ведь пожиратель яблок прав - пиратство изживает себя. И быть последним из кого-то уже не прельщает так, как раньше."

- Знаешь, старина, пожалуй, я подумаю над твоим предложением... Насчет компаньонства...Только немного позже. Идет? А сейчас давай пока отложим все наши важные дела... Короче, просто выпьем, - и осушил до дна полупустую кружку, Гектор сделал тоже самое, закусывая сладкое вино кисловатым яблочком. - Кстати, дружище, а как ты кораблики из бутылок доставать станешь?

- Так ты мне и расскажешь, - уверенно сказал тот.

- А если нет?

- Ну, и не надо, не больно-то и хотелось, - невозмутимо пожал плечами капитан Барбосса. - Я и так знаю - невелика премудрость бутылку пистолетом расколотить...

Услышав такое заявление, Джек скрипнул зубами, обрушивая на седую голову старпома всевозможные проклятия. Ему было наплевать на потерянные корабли, но то, что старый друг не умеет хранить тайны, выбалтывая их либо спьяну, либо хвастаясь, невыносимо бесило и серьезно осложняло жизнь.

- Между прочим, это откровенный грабеж! При таком раскладе вовсе не я тебе, а ты мне платить должен - твои дерегенаты мою мачту разнесли. Нечестно..., - сердито проворчал капитан Воробей.

- Я пират, парень. Или позабыл? А ты издевался над моей мартышкой! - грохнул Гектор кулаком по столу

- Твоя мерзкая макака сама виновата! Нечего было всякую гадость жрать! Да она мне на голову нагадила!

- Так тебе и надо, приятель! Будь я на ее месте, еще не так бы...

- Значит, ты такой же засранец, как твой мохнатый дружок!

- Ах, так!?

- Да, вот так!

Разгневанные джентльмены удачи повскакивали со стульев, хватая друг друга за грудки, но тут снаружи донесся легкий звонкий смех поднявшейся из камбуза Анжелики, весело перешучивающейся с матросней.

- Да отцепись же ты, старина. С битьем рож придется повременить, - злобно прошипел Джек, выпуская рубашку разъяренного противника. - А свою долю получишь после ужина. Я не собираюсь устраивать дележку при Энжи.

- Идет, - прохрипел Гектор, неохотно отпуская его.

- Господа, вы снова ссоритесь? - юная барышня бесшумно вошла с небольшим закопченным, дымящимся котелком в руках и нахмурила красивые черные брови. - Может, прерветесь ненадолго поужин... - и обомлела при виде благоухающей снеди, появившейся в ее отсутствие, словно по волшебству. - О, боже, какой шикарный стол...

- Да, детка, наш дорогой гость расстарался от души. И ко всему этому великолепию не хватает лишь каши с солониной, - проворчал "папаша", забирая у нее пышущую жаром посудину.

- Надо же, какая красота, - Анжелика покрутила носиком, с наслаждением принюхиваясь к ароматному окороку, облизнулась и присела напротив капитана Барбоссы. - Не припомню, чтобы когда-нибудь пробовала что-то подобное. Благодарю вас, сэр! Вы устроили нам настоящий пир! - прощебетала она, лукаво взглянув на недавнего недруга.

- Не стоит благодарностей, сеньорита, - довольно ухмыльнулся тот, нахально пожирая ее сальными глазищами. - Лучше приступим к трапезе, мы с вашим отцом успели изрядно проголодаться, да и вы, думаю, тоже. Джек, женщин нужно время от времени баловать, а не пичкать прогорклой кашей с утра до вечера.

- Спасибо за ценный совет, старина, обязательно учту на будущее, - пробурчал "папаша", и с трудом удерживая огромную бутыль, снова налил вина, в том числе и повзрослевшей "дочурке". - Только не переусердствуй, цыпа, а то с непривычки голова утром будет болеть.

- Пап, а почему вы не позвали мистера Гиббса? - удивилась Энжи, с опаской покосившись на темно-рубиновую жидкость. - Нехорошо, однако...

- Позовем, обязательно позовем.. Но немного попозже, - поспешно заверил ее Джек, торжественно поклявшийся хорошенько отчитать болтливого старпома, высказав все, что думает по поводу его метущего помелом языка. - Ну-с, леди и джентльмены, за удачу! - и поднял наполненную до краев кружку.

- За прекрасных дам! - насмешливо пробасил Гектор, впиваясь хищным взглядом в юную визави, которая ничего не сказала и осторожно пригубила сладковато-терпкое вино.

Ужин прошел в непринужденных застольных разговорах. Обычно не слишком словоохотливый капитан Барбосса, находясь в прекрасном расположении духа, блистал красноречием. Он напропалую хвастался своими удачливыми торговыми делами, а прыткий на язык капитан Воробей с испорченным настроением предпочитал помалкивать, налегая на выпивку и закуску. Анжелика с раскрытым ртом слушала хвастливые байки Гектора, не сводившего с нее хмельных похотливых глаз.

Нахальный гость не забыл поведать, как по пути к Тортуге заглянул на тот самый остров, где когда-то много лет назад осталась мисс Элизабет Свонн, нынешняя миссис Тернер. Команда "Мести королевы Анны" пополнила запасы пресной воды, а Гектор нечаянно наткнулся на бывшую королеву пиратов, торговавшую вонючей рыбой на маленьком местном рынке и жившую с сыном в скромном домике на окраине поселка. Вот там-то, за грязным прилавком, и обнаружил крошку Лиззи - сердитую, растрепанную, в замызганном переднике, лениво переругивающуюся с прочими товарками. Тогда он, будучи крайне неравнодушен к ее хоть и костлявым, но все же прелестям, в порыве невесть откуда взявшегося благородства и сочувствия к столь незавидной участи супруги Морского дьявола, скупил у привлекательной торговки всю полупротухшую рыбу. Правда, зловонную гадость позже пришлось выбросить, но это было уже неважно...

Обрадованная Элизабет пригласила его в свой убогий домишко на чарку чая, отчего-то оказавшегося очень крепким. А также ненавязчиво намекнула, что год назад рассталась с бессмертным муженьком, и теперь совершенно свободна. Не растерявшийся Гектор остался у гостеприимной хозяйки на ночь, и утром, не теряя времени даром, сделал ей предложение, которое та, немного поломавшись для пущего куража, все-таки, благосклонно приняла.

И не преминул заметить, что еще до наступления первой брачной ночи ему, так много повидавшему на долгом пиратском веку, пришлось в постели с пылкой миссис Тернер, о-ох, как тяжко:

- Да-а, приятель, что ни говори, а ненасытная крошка Лиззи в порыве страсти племенного жеребца заездить может, - блудливо ухмыльнулся престарелый любовник. Видно, у него ужасно чесался язык поделиться пикантными подробностями. Но Джек, испытавший ее недюжинные таланты на собственной многострадальной шкуре, выразительно покосился на смущенно хлопающую глазками "дочку", состроил страшную рожу и наступил чересчур увлекшемуся собеседнику под столом на единственную ногу.

Бдительного "папашу" крепко цепляло и злило, как нагло капитан Барбосса разглядывает захмелевшую, хихикающую Анжелику, откровенно заигрывая с ней.

"Вот же, старый одноногий черт, седина в хлипкую бороденку, а бес в ребро. Ишь, ты, чего удумал... Мало тебе оттяпанных кораблей, еще и девчонку в придачу подавай. Нет уж, мерзкий яблочный червяк, обойдешься. Сохни дальше по своему мешку с костями, и нечего на чужое сокровище зариться," - с досадой подумал он, и в очередной раз с силой прижал не в меру расшалившемуся Гектору оставшуюся неугомонную конечность, норовящую потрогать маленькие, хорошенькие ножки юной сеньориты. Но вместо этого наткнувшуюся на большую волосатую босую ножищу ее строгого "отца".

Начатое развеселившимся гостем безобразие пора было решительно прекращать, кроме того, у них с кэпом "Мести королевы Анны" имелось важное, до сих пор неулаженное дело.

- Анжелика, детка, если ты уже сыта, сходи прогуляйся на палубу, свежим воздухом подыши. Нам с мистером Барбоссой нужно поговорить, - тоном, не допускающим возражений, произнес крайне недовольный "родитель".

Малолетняя кокетка обиженно фыркнула, только спорить побоялась, и неохотно поднявшись из-за стола, покинула каюту, оставляя мужчин наедине со своими серьезными проблемами.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Пираты Карибского моря | Добавил (а): Lada (11.04.2012)
Просмотров: 935

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4379
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн