фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 17:05

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по сериалам » Прочее

  Фанфик «Белые камелии | /4/»


Шапка фанфика:


Название: Белые камелии
Автор: Franni-tyan
Фандом: Константин: Повелитель тьмы
Персонажи/ Пейринг: Джон Константин, Чес Креймер (john/ches)
Жанр: Джен, Слэш (яой), Ангст, Психология, Философия, Hurt/comfort, AU
Предупреждение: -
Тип/Вид: Слэш (яой)
Рейтинг: PG-13
Размер: Миди, 34 страницы, 5 частей
Содержание: Немного о безумии, о попытках убежать от незначительного прошлого, о будто бы оригинальных мыслях про жизнь и смерть; и, конечно же, немного о белых камелиях.
Статус: Закончен
Дисклеймеры: Персонажи принадлежат оригинальному фильму.
Размещение: с разрешения (http://ficbook.net/readfic/2264590)
От автора: Идея появилась не так и давно. Зато долго размышляла, какие цветы взять. В итоге остановилась на этих. Спасибо за это "Идиоту", в котором было упоминание о них.


Текст фанфика:

Однажды мы все бываем безумны.
Неизвестный автор ©.


Дела у Чеса вскоре направились в хорошую сторону: несмотря на его последний обморок, всё становилось замечательнее день ото дня. Да и сам настрой его, признавался парень, был на высоте, не так, как в прошлые недели, когда он в действительности думал, что умрёт. Хотя стыдно за те слова, сказанные в тот период, ему не было; он откровенно признался, что до сих пор считает это нужным. К тому же, правда всегда ценна и приятна любому человеку – так считал Креймер. Джон же за эти дни претерпел многое, даже больше, чем когда-либо: наконец, после двух недель отсутствия новостей о Чесе, к нему пришла Лина, его девушка (хотя вернее сказать, бывшая), и закатила такую истерику, такой плач, что Константин, кажется, понял, почему Креймер решился притвориться мёртвым. Лина, с порога пригрозив ему, стала с видом капитанши допрашивать его не как взрослого мужчину, даже старшего её намного, а как нашкодившего мальчишку; однако Константин за две секунды поставил её на место, заявив, что не помнит, что у его водителя была такая невоспитанная девушка и что кому попало говорить о случившемся с ним он не разрешил. Тогда Лина, тряхнув своей ухоженной блондинистой головкой и потупив голубые глаза, робко присела на стул, сказала «Простите» и вежливо попросила рассказать, не известно ли ему что о пропаже Чеса. Тогда Джон с необыкновенным спокойствием, но некоторой нервозностью в движениях (специально) рассказал, что, как бы ни было ей тяжело после того, что он скажет (глаза девушки уже наполнились ужасом), но ей стоит быть сильной и пережить это.

– Чес Креймер погиб, попав в аварию, – сказал он тогда, а у самого как-то незапланированно дрогнул голос – мерзкое ощущение, когда врёшь о смерти живого человека, причём не какому-нибудь его другу или коллеге (такое повелитель тьмы уже прошёл), а когда-то любимому им человеку. – Я сам узнал несколько дней назад и был в шоке. Я опознал тело, хотел было связаться с родственниками и сообщить об этом, но не смог найти номер хоть кого-нибудь – даже тебя. Ещё Креймер оставил просьбу в письменном виде, чтобы его тело немедля кремировали; я не осмелился противоречить покойнику. Если ты не веришь, то вот, посмотри... – мужчина начал было доставать бумажку, заранее написанную Чесом, но Лина, закатив глаза, сидела вся белее стены позади себя и готова была упасть в обморок с минуты на минуту. Собственно, Джон тоже ощутил, как во рту стало горько и сухо, а дрожь слишком неприлично для его статуса прошла по всему телу.

– Чес... его нет... погиб?.. – Лина вздрогнула, прикрыла рот ладошкой и, глядя большими ужаснувшимися глазами, вдруг повалилась в сторону, упала на пол; лишь волосы её разметались в разные стороны. Константин сумел привести её в чувство, только девушка казалась немного безумной и не понимала, вероятно, всего, что ей говорил мужчина. Она была в горе, это Джон определил; он посоветовал ей идти домой, отоспаться, сходить к психологу и более-менее успокоиться, но потом сжалился и вызвал ей такси, посадив её туда сам. Встреча с девушкой Чеса сильно поразила его; ступая назад, в квартиру, Константин ощутил такую тяжесть в груди, будто действительно схоронил Креймера. В тот день он понял, что не сможет жить нормально, пока не увидит его; тут же собрался и поехал в больницу, наплевав на то, что до посещений оставался ещё целый час.
Прибежав туда, мужчина сразу бросился в палату, удивляясь потом, как его вообще пропустили. Как только он появился в дверях, то застал Чеса встающим с кровати; он было улыбнулся, но, заметив на его лице тяжкий отпечаток горя, спросил сразу:

– Джон, что случилось? – А Джон, не слыша его вопроса, подбежал к нему и... остановился в паре десятков сантиметров, боясь подойти ближе. Он лишь слышал своё частое дыхание, а смотреть старался вниз, не в эти родные карие глаза. Тёплая ладонь коснулась его руки, а пытливый взгляд пытался рассмотреть его лицо.
– Джон, что с тобой? – шёпотом спросил Креймер, крепче взяв его за руку своей здоровой рукой. Константин, прикусив губу, помотал головой в разные стороны и уселся на стул позади себя; согнувшись, он запустил пальцы в волосы и просидел в таком состоянии около пяти минут; парень не решался его более допрашивать, лишь устало присел на кровать, ожидая, когда мужчина начнёт сам.

– Чес, это невозможно! – вдруг сдавлено произнёс он. – Невозможно больше играть в твою игру. Я всё терпел, когда то были твои друзья, коллеги, просто едва знакомые – нечасто слёзы их были искренними. Этих пешек мне было не жалко... Но когда пришёл человек, который любит тебя!.. Это было выше моих сил. Нет, не переживай, я всё выполнил, как ты сказал: теперь Лина думает, что ты мёртв. Да, она, конечно, немного истеричка, но на нервах мы все такие, однако... знаешь, она выглядела так убито. – Джон вдруг резко вскинул свою голову и взгляд на него. – Так убито!.. Тогда я подумал: а стоит ли игра свеч? Мне кажется, она действительно искренно любит тебя. Я бы свихнулся, будь на её месте. Пойми, Креймер, я тебя не критикую и не говорю, что начатое тобой плохо – может, оно имело и благородные цели, но просто дам тебе один совет (только не смотри, какой я бледный и что весь на нервах): переосмысли свои решения. Ещё не поздно что-либо переменить.

– Джон... – тяжко вздохнув, твёрдо начал Чес, – Я понимаю, каким негодяем выгляжу в твоих глазах. Но прошу лишь одного (так как знаю, что это у тебя есть) – терпения. Потерпи немного, Джон, и ты узнаешь больше, чем можешь себе сейчас представить...

– Ты говоришь терпи-терпи, жди да жди! – Мужчина вскочил с места и стал быстро ходить по палате. – А на деле-то ничего не происходит. Уж прости, но у меня действительно начинают возникать мысли, что ты, просто совершив глупую ошибку из-за своего непомерно высокого самомнения, решил придумать глупую отмазку, которой на самом-то деле и нет, а существует она лишь в каком-то неопределённом будущем. Просто подумай над моими словами: может, это так? Может, это действительно стоит пресечь на корню, сейчас, хотя уже и довольно поздно? – Константин подошёл к нему и внимательно оглядел его – вмиг мрачного, уставшего, ослабевшего. Опираясь о костыль, Чес с трудом привстал и глянул на него слишком пристально и невыносимо, что хотелось сразу забрать все свои слова назад.

– Джон... ты вот... считаешь меня придурком, – тихо и сипло говорил он, – А я ведь не таков. Я ведь всё это, понимаешь, проходил: и похороны, и плачи, и ссоры, и всё это жизнь мне умножила на два, преподнесла в двойном объёме, представляешь? А после сколько дел: оказывается, про покойников говорят и плохое, прикинь? Оказывается, потом столько желчи наружу выходит, что думаешь: зря умер человек, хотя бы по той причине, что не уладил за собой несуществующих долгов. Грешно, конечно, так думать, но я думал, понимаешь? Я думал и сделал много выводов, хоть и был мелким. Если жизнь даёт повод скрыться от старого мира, от старых проблем, от старой дряни – нужно пользоваться этим, уходить, уходить, ничего не оставляя с собой. Лишь только ценный груз. Те, кому ты нужен. Остальные должны отсеяться. Я хотел сказать тебе это потом когда-нибудь, в более торжественной обстановке, но ты вынудил меня сделать это сейчас. Потому что я не могу заставлять тебя так мучиться. Потому что ты... тот ценный груз, понимаешь? – шёпотом добавил Чес и направился к двери. – На похоронах ты увидишь, что я был прав, – добавил чуть громче. – Все эти слёзы, плачи, обмороки, всё это, Джон Константин, напускное. Да, они придут на мою могилу и, быть может, ради приличия будут ходить туда каждый год; но лет через пять забудут. А сердца их забудут и того быстрее – через месяц, например. Забудут, что вообще существовал такой парнишка. А ты нет. Ты бы не забыл.

Толкая дверь, Креймер обернулся и кинул на него такой двоякий взгляд, что Джону стало не по себе: нежность, перемешанная с грустью, связанная с недовольством и перепутанная с раскаянием. А в общем, это оказалось как ударом ножом по сердцу. Причём нужным ударом... Будто бы он рассёк наконец чёрствую и жёсткую ткань его сердца, давая всем нужным, человеческим чувствам выйти наружу. Чес шагал уже где-то по коридору, Константин выбежал за ним и вскоре поравнялся; они в некотором молчании шли вплоть до выхода. Джон думал о сказанном парнем, а сам парень не думал, кажется, ни о чем, а лишь тяжело дышал после долгой речи. Наконец, когда они ступили на влажный, усыпанный свежими огненными листьями асфальт и прошли где-то метров сто с чем-то, мужчина решился заговорить:

– Чес, я верю тому, что ты сказал, но не слишком ли ты переоцениваешь меня?.. – Креймер невидящим взглядом смотрел впереди себя и в ответ покачал головой.

– Может, и переоцениваю. Но скорее всего такое навряд ли возможно, Джон. – Его взгляд – тяжёлый, больной, помутневший – поднялся на него. – Однако и я хочу верить в то, что прав хоть в этом. То ли ты ещё узнаешь, Джон!.. – воскликнул он слегка горестно. – Я и сам не в курсе, но чувствую, что нам с тобой обоим не поздоровится от этого знания. Впрочем, не слушай меня: я стал очень часто бредить, сам видишь – иногда может температура подняться, да и погода сейчас такая... я слаб и жалок, зачем ты со мной таскаешься, Джон? – нервно улыбаясь, вдруг спросил Креймер и остановился – Константин оглядел его: происходящее было похоже на то, когда медленно, но верно парень начинал скатываться в бездну безумия. Обычно это кончалось обмороком; мужчина уже говорил об этом с врачом, но тот заявил, что это временно и от сильного сотрясения мозга. Вскоре после лечения нервозность должна пройти. К тому же, сам парень перенёс такой шок, что не всякий бы на его месте остался вообще в своём уме...

– Чес, – серьёзно начал Джон, подойдя к нему и крепко взяв руками его вздрогнувшие плечи. – Чес, пожалуйста, прекрати нести чушь. Я знаю: ты немного в шоке после того, что с тобой произошло, но... но постарайся держать себя в руках. Особенно насчёт меня. Я, кажется, ещё давно высказал, какого мнения о тебе, – твёрдо и неспешно говорил он, заглядывая в глаза изумлённого Креймера. – Я вовсе не считаю тебя жалким, слабым, негодяем и тому подобное. Я знаю одно между нами взаимное: доверие. – С секунду Константин думал – делать не делать, – а после наконец всё-таки сделал: приблизился к ещё дрожавшему (непонятно, от холода или от чего другого) парню и осторожно прижал его к себе. Чес не двигался, просто уткнувшись ему в грудь лицом, и лишь с нервическим смехом прошептал: «Только ли одно?..» Что это значило, Джон так и не понял.

В продолжение этого объятия мужчина едва мог понимать что-то серьёзное – слишком неподходящим казался момент. Прохладное, всё менее дрожащее тело Креймера ему слишком сильно нравилось обнимать; становилось тошно не только от этого, но ещё и потому, что дать себе отчёт «А почему он так делал?» Константин не имел возможности. Как сейчас Джон помнил это мгновение: перед его глазами тёплые, курчавые, пахнущие палатой волосы Чеса, от его головы развевается белая повязка бинтов, дальше впереди – простирающаяся, казалось, до бесконечности серая дорожка асфальта, припорошённая горящими, красноватыми и жёлтыми листьями, на ней – ни души, лишь белое здание больницы, как какой-то замок, высится в конце. Непростиранные облака ровно над головой – готовы выжать свою грязь с минуты на минуту; деревья нагибаются под натиском ветра, сейчас пронизывающего насквозь. Только эти огнём горящие листья, было ощущение, давала осень в качества компенсации за всю мерзость своей погоды, за подавленность и за стрессы. А прохладу и одновременно тепло этого человека впереди... Джон не знал, кто ему дал это и в качестве чего. Уж явно не хотелось, чтобы это была компенсация. Мужчина хотел, чтобы Чес был дан ему просто так, не за что-то, не из-за чего-то, а просто по счастливому стечению обстоятельств. Да, конечно, желал он много. Непозволительно много. Но был готов продать себя самого с потрохами в Ад, отказаться от места в Раю, лишь бы знать вечно, что это существо рядом, под боком.

– Джон... – тихо начал Креймер, стараясь приподнять голову наверх, – Кажется, мы выглядим глупо. И это, мне кажется, то, чего никогда бы не сделал Константин со своим водителем. Слишком приторно и нежно. Как в романтических фильмах. Ты сам говорил. Ты не такой. Ты же не можешь... не хочешь!

– Я уже и сам не помню, что говорил и зачем. Я, наверное, впадаю в такое же безумие, как и ты, – шёпотом отвечал мужчина, попытавшись повернуть голову, но вместо этого уткнувшись носом в его волосы. – И, знаешь, пускай это приторно и нежно, зато я хочу этого. На миг. Позволь мне. Сойти с ума. Да и ты хочешь того же... я же вижу! Ты и не можешь хотеть иного! Наши желания зеркальны. Это значит, что лишь чем-то похожи, сущностью, но представляются по-разному. Моя сторона та, которая в зеркале, ненастоящая, показывающая перевёрнутые буквы. Понимаешь? – Константин едва смог отстраниться от Чеса и взглянул на его вмиг повеселевший и ясный взор; они ещё не отошли друг от друга, мужчина даже не до конца опустил руки.

– Джон Константин становится безумцем, – улыбаясь, проговорил Креймер. – Но мне нравится такое безумие. Оставь его в себе.

– Пожелание взаимное. Помни про зеркало, – на полном серьёзе ответил Джон, хотя думал, что парнишка рассмеётся, но он не рассмеялся. В любое другое время мужчина бы сгорел от стыда за такую бредятину, сказанную от его лица, но сейчас был уверен, что впервые в жизни высказал правду. Чес, всё ещё не скрывая улыбку, заковылял вперёд, медленно притягивая к себе сломанную в гипсе на ступне ногу.

– Почему же между нами вдруг образовалось зеркало? Точнее, между нашими желаниями? – спросил Креймер; мужчина нагнал его и усмехнулся, степенно зашагав рядом.

– Ты знаешь сам, Чес. Ты знаешь многое, а значит, обязан знать и это. – Парень хитро улыбнулся и зачем-то глянул на небо.

– Да, ты меня раскусил: знаю. Впрочем, я об этом часто говорил, так что не заставляй меня повторять вновь, – заявил Чес, задумчиво хмыкнув.

– Ты не в восторге от этого, да? Потому что считаешь, что причиной служила жалость? – «Боже, я уже не тот! К чёрту!..»– лихорадочно размышлял Джон, пристально глядя на собеседника; тот потупил голову и весь нехотя смутился.

– Да... да, ты совершенно прав.

– Тогда ты совершенно дурень. Упрямый дурень. Ибо нужно быть запущенным таким бараном, чтобы не понимать этого с сотого раза, – раздражённо сказал Константин, вздохнув и закатив глаза.

– Потому что... прости, я не скоро смогу это принять, – Чес отчаянно замотал головой. – Не смогу принять то, что доверие ко мне в тебе вызвало что-то другое, а не моё состояние. Да, вероятно, я глуп и упрям, впрочем, мне нужно время, чтобы понять это.

– Ты разве не веришь? Вдруг это доверие было с самого начала? – Джон помог спуститься Креймеру с поребрика и пристально заглянул ему в глаза – как и ожидалось, страх.

– Верю. Но не понимаю, – Чес смотрел на него в ответ, и в глазах не было и доли лжи – врать он как-то давно отвык. – В общем, это мои проблемы, Джон. В скором времени я приму это. Мне нужно немного времени. И, кстати заметить, мы разговариваем как вообще в пух и прах нетипичные Джон Константин и Чес Креймер, неправда ли? – парень задорно усмехнулся, а повелитель тьмы пожал плечами.

– Может быть. Да, такой несусветный длинный бред мне не свойственен.

– Мы поменялись безвозвратно. – Они долго глядели друг на друга: так пристально, внимательно, словно пытались рассмотреть глубоко зарытое; казалось, могли пройти столетия, прежде чем они сдвинулись бы с мест, как в кармане Константина что-то звякнуло. Мужчина очнулся, доставая мобильный; очнулся и Креймер, сразу потупив голову и чего-то стыдясь. Джон увидал, что ему пришло новое сообщение от Лины: она писала, что благодарна за помощь и что уже более или менее приходит в себя после «величайшего горя её жизни». Приписала, что нашла в себе силы заняться похоронами, ведь по-хорошему её парня не предали земле, а лишь как-то варварски сожгли, что, впрочем, не избавляет его от настоящих похорон. Также она сказала, что сама займётся рассылкой приглашений знакомым и друзьям и обязательно сообщит ему о точной дате. Константин лишь усмехнулся – разговор о живом как о мёртвом ещё вызывал у него диссонанс, – но ответил ей спасибо. Всё-таки какая-то доля лжи в ней была – так просто и быстро отойти от горя казалось даже мужчине делом загадочным.

Джон зашагал вперёд, увлекая за собой Чеса и одновременно пересказывая ему сообщение. Выслушав просто, без единой эмоции на лице, лишь как-то побледнев, парень в конце нервно ухмыльнулся и ответил:

– Я пойду с тобой. Ты сначала покажешься в общей толпе, а потом уйдёшь ко мне в сторону. Я хочу глянуть на это.

– Это... это как-то слишком жестоко, – неуверенно проговорил Константин, но более ничего добавлять не стал, а лишь, загоревшись какой-то идеей, вдруг достал телефон вновь и стал набирать кому-то сообщение. Потом, закончив, сказал:
– Я написал Лине о твоём желании. О белых камелиях. Правда, они ужасно дороги и редки...

– Откуда ты знаешь? – горько усмехнулся Чес, не смотря на него. Джон хотел что-то сказать, но запнулся.

– Весьма редко видел их в цветочных магазинах. А если и видел, то цена была заоблачная, – выкрутился мужчина, и Креймер вроде как поверил ему, промолчав. Наконец пришла ответная смс – девушка с готовностью согласилась и собиралась завтра прошерстить все магазины. Константин поблагодарил её вновь.

– С таким благоговением отзывается о твоём желании... Ладно, чувствую, переубеждать тебя не за чем и глупо. Я сам вижу эту стеклянность, – решительно проговорил мужчина, кидая телефон в карман. Чес благодарно на него посмотрел и прошептал: «Сам увидишь, как я был прав...»
Они быстро возвращались в корпус больницы, шелестя единственным подарком осени под ногами; но после чего-то, вероятно, серьёзного на душе было удивительно спокойно и тепло, несмотря на то, что ветер обычный и ветер ужасных мыслей пытались растревожить их внутреннее умиротворение, внутреннюю весну или даже лето. Хотя нет – весну. Это пока весна – нечто переходное. Вроде ещё и не лето, не время каких-то сильных эмоций, но вроде уже и не зима, не застой важных пониманий в своей жизни. Это что-то между. До определённого времени.
Когда Джон собирался уходить, то встретил нежный, искренний взгляд Чеса и приостановился в дверях.

– Спасибо за... впрочем, мне глупо говорить. Сам ведь знаешь, верно? – И Константин, улыбнувшись, кивнул. Он знал. А как же не знать то, отчего на душе так потеплело?
Странно. Странно вообще всё это и его случай в частности. Он как будто действительно изменился. Действительно понял, что такое забота, понятие чужой души-потёмки, моральная поддержка и переступание через себя ради каких-то таких объятий или прикосновений, от которых потом широкая улыбка и пару укоряющих слов в свой адрес. Последнее можно и пережить. Главное теперь в них самих, в их зеркальности и в том крепком мосту доверия, что успел выстроиться (так казалось) за какие-то ничтожные две недели, а на деле строился же давно. Впрочем, срок не такой большой, зато насыщенный; этому одному можно было уже отдать честь. Джон, усмехаясь, выходил из больницы уже с какой-то надеждой. Понять бы на что.








Раздел: Фанфики по сериалам | Фэндом: Прочее | Добавил (а): Julia_Shtal (31.01.2015)
Просмотров: 322

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4385
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн