фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 09:42

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Драма Пангеи | Часть 3»


Шапка фанфика:


Название: Драма Пангеи
Автор: Zardim1991 (Зарницкий Дмитрий)
Фандом: Ориджиналы
Персонажи: их имена вам ни о чем не скажут
Жанр: Фурри-фэнтези
Рейтинг: PG-13
Размер: Макси
Статус: завершен
Размещение: только с разрешения автора


Текст фанфика:

Одиночка против древнего закона.

Прошел час. Придя в себя, Кэтти стала медленно открывать глаза. Голова «гудела». Кошка попыталась подняться, но ее кто-то остановил.
- Лежи! Тебе еще рано вставать! – услышала она знакомый голос.
Вскоре после исчезновения мутной картинки перед ее глазами Кэтти увидела того самого летучего мышонка, который вчера вечером едва не влетел в нее. Рядом с ней по бокам лежали те двое монстров, но с отсеченными головами.
- Что здесь произошло? – промямлила Кэтти. – Что со мной?
- Не бойся, жить будешь, – сказал летучий мышонок и протянул ее какой-то листок. – Пожуй, это не ядовито. Легче станет.
- Ты уверен? – спросила кошка, потихоньку приходя в себя.
- Не спорь с крыланами, - улыбнувшись, сказал он. – Мы в этом разбираемся. Это лист с Древа Здравия, как его называют, - обладает хорошими целебными свойствами и повышает тонус сосудов. Поверь, хуже не будет. Две минуты, а потом выплюнешь, ясно?
- Ясно, - робко кивнула Кэтти, взяла листок в рот и скривилась. – Фу, горький!
- Терпи, терпи, не умрешь, - буркнул летучий мышонок. – Лучше поблагодари свою судьбу за то, что я возвращался домой через это место и услышал взрыв. Если бы не я, то тебе давно был бы конец! Эх, что я только ни делал, чтобы ты вышла из обморока: и ноги тебе поднимал, и спортивную куртку тебе расстегнул…
- Что? Что?! – встрепенулась кошка, выплюнула тот горький листок и посмотрела на свою куртку, которая действительно была расстегнута. – И это ты называешь лечением? Маленький извращенец!
- Вообще-то, глупая, ноги поднимают для того, чтобы обеспечить максимальный приток крови к головному мозгу, а верхнюю одежду расстегают, чтобы дышалось лучше, - сердито сказал крылан. – Элементарные правила лечения обморока. Только не говори мне, что ты о них не знаешь! И мне, кстати, уже пятнадцать, так что я давно не маленький!
- Меня медицина не интересует, - сказала Кэтти. – У меня свои способы лечения.
- Интересно, какие? – прищурив один глаз, спросил летучий мышонок.
- Это секрет, - с улыбкой сказала кошка. – Пятнадцать, говоришь? Не строй из себя взрослого крылана. Пока ты еще только подросток.
- Не умничай, а то улечу! – сказал крылан. – Кстати, у тебя на левом рукаве дырка.
Кошка посмотрела на левый рукав – действительно, там куртка сильно порвалась.
- Моя любимая куртка… - грустно произнесла Кэтти. – Как жалко…
- Не волнуйся, сейчас зашью, - успокоил ее летучий мышонок и достал из кармана иголку с нитками, после чего принялся исправлять изъян; удивленное выражение лица кошки его немного смутило. – Ты чего на меня так смотришь? Что удивительного в том, что я ношу с собой иголку с нитками? Всякое ведь случается…
- Причем здесь это? – сказала кошка. – Меня поражает, что ты заботишься обо мне так, будто я - твоя сестра.
- Так оно и есть, - подтвердил крылан. – Ты мне сестренка по несчастью. Мы оба стали жертвами техноплантов, но в итоге выжили.
- Технопланты – это те монстры, да? – спросила Кэтти.
- Да, это их самоназвание, - ответил он. – Странное, не правда ли? Эти монстры уже несколько лет охотятся за мной. Если они поймают меня – мне конец. Слишком много неприятностей я успел им причинить, так что в ближайшее время спокойная жизнь мне точно не обеспечена. Примерно за три года я убил 528 техноплантов, но они все с тем же успехом продолжают покорять одну страну за другой. Неужели ты не знаешь, что такие крупные государства, как Вайтклауд, Минклей, Старшайн, Линоу и Сендленд и ряд других давно пали под натиском этих монстров и объявлены владениями неизвестного Великого Патрона, который руководит всеми их действиями?
Кошка с широко открытыми от удивления глазами подала ему отрицательный знак головой. После этого летучий мышонок рассказал ей о нынешних нападениях монстров на уже полуразрушенное Барское государство, Грассу, Лотилию, а также безуспешных атаках на Техтоп и столицу Страны Барханов. Вооруженные силы последних обладают оружием, перед которым даже техноплантам тяжело устоять, но и это не сдерживает монстров от новых попыток наступления. Среди жителей более слабых государств пошло поверье, что падут эти страны – и миру конец.
- То есть… идет война? – полностью «разбитым» голосом спросила Кэтти.
- Официально это названо не войной, а Великим противостоянием мировому злу, но реально это самая настоящая жестокая война, - пояснил крылан, - но вот против кого – понять никто не может. Предполагают, что враг - оккультист. Скорее всего, так оно и есть, но у него какие-то странные воины – умирают уже после потери головы. Они куда слабее, чем известные нам демоны. Неужели все демоны и вправду были убиты одним котом?
- Ты знаешь легенду о Глориане? – поразилась кошка. – Но откуда?
- В Рабадане, столице Страны Барханов, расположена самая крупная библиотека планеты, - ответил летучий мышонок. – Там много редких и любопытных книжек.
- Здорово, - сказала Кэтти. – Кстати, почему ты тогда не сказал мне, как тебя зовут?
- Понимаешь, в последнее время с этим Патроном начинают сотрудничать всякие предатели из обычного народа, - ответил крылан. – Меня зовут Эрик, и это имя на устах у моих врагов. Ты же называй меня Эрджи – это мой псевдоним для друзей. Можно легко отличить врага от всех посторонних по тому, знает он мое имя или нет, но это только в том случае, если мое имя, тем более мой псевдоним, не будет широко известно посторонней публике, в противном случае я не смогу отличить того, кто работает на Великого Патрона, от остальных. Именно поэтому я не говорю, как меня зовут, кому попало. Да и вообще я стараюсь вести уединенную жизнь.
- Тогда почему ты сейчас так спокойно доверил мне свои имена? – спросила кошка.
- Ответ прямо перед твоим носом, - сказал Эрджи и показал на двух техноплантов, убитых им таким простым и в то же время необычным способом, а также на взорванный дом Кэтти у нее за спиной. – Как я понял, они уничтожили твое жилище и едва не убили тебя, поэтому ты никак не можешь быть на их стороне. Только никому не говори мое имя посторонним, особенно псевдоним, – это секрет.
- Эти монстры хотели не просто убить меня, - грустным голосом сказала Кэтти. – Они сказали, что Великому Патрону потребовалась моя душа, но зачем – не объяснили.
- Потребовалась твоя душа? – удивился летучий мышонок. – Интересно…
Крылан еще раз внимательно оглядел кошку с ног до головы, задаваясь вопросом, что в ней такого особенного, и поинтересовался, как ее зовут. Та представилась.
- Оуни? – переспросил Эрджи. – Необычная фамилия. Ты случайно не пришлая?
Кошка решила кратко рассказать летучему мышонку обо всем, что произошло с ней до встречи с крыланом: о жизни в Рэдхилле, о браконьерстве в лесах, о странных снах и многом другом. В итоге оказалось, что Эрджи не только понятия не имел о городе, что так часто снился Кэтти, но и не знал, кто это вообще такие – воины-ниндзя. Да уж, похоже, что выяснить, существует ли некая «Страна ниндзя», и если да, то где она находится, у этого крылана ей не удастся, что очень печально.
- Ниндзя – это воины, обладающие невероятным мастерством владения телом и способные пользоваться в бою нетрадиционными приемами, некоторые из которых чем-то похожи на магию, - объяснила кошка крылану. – На самом деле никакого колдовства нет. Просто будущие ниндзя интенсивно проходят специальные физические и духовные упражнения, для того чтобы воин научился использовать ранее скрытые и недоступные возможности головного мозга. В итоге они получают умение отчасти использовать все существующие природные стихии, чтобы материализовывать чакру – жизненную энергию своего организма, но это опасно, если действовать необдуманно и неаккуратно, так как можно быстро выбиться из сил или вообще умереть, но последнее бывает крайне редко.
В это время, пока Кэтти рассказывала о сущности ниндзя, Эрджи представлял себе этих бойцов и иногда почему-то ехидно улыбался и издавал подозрительные смешки.
- То есть если я пройду эти твои упражнения, то стану ниндзя и смогу управлять силами природы? – недоверчиво спросил летучий мышонок.
- Может быть, - ответила Кэтти. – Ведь прежде чем пойти под опеку назначенного ему мастера, новичок заранее должен обладать превосходной физической подготовкой, отличной выносливостью, еще необычайной ловкостью и адским терпением, иначе его не примут. Таковы правила.
- Понятно, - усмехнувшись, сказал крылан. – В таком случае, почему ты не одолела всего каких-то двух жалких техноплантов, если ты у нас вся такая сильная, а?
- Не твое дело, - грубо сказала кошка и замахнулась на него правой рукой, окружив кисть голубым, не обжигающим ее пламенем, хотя бить Эрджи она не собиралась. – Что, хочешь узнать на собственной шкуре, что такое удар «Огненной руки»?
Увидев своими глазами эту странную «магию», летучий мышонок испугался и едва не вскрикнул, но Кэтти расслабилась, и огонь моментально исчез.
- Ну как, понравилось? – лукаво спросила кошка.
- Не то слово, - испуганным голосом промямлил Эрджи. – Первый раз вижу такое…
Кэтти горделиво подняла голову вверх. После такого она стала вызывать у Эрджи еще больший интерес. Он не думал, что та бледно-розовая кошка, которую он встретил в лесу, обладает подобной силой, хотя понять, почему он нашел ее без сознания рядом с живыми и ни капельки не поврежденными техноплантами, он так и не смог. У Эрджи не было родственников, и в голове пробежала мысль о том, почему бы не пригласить Кэтти жить у него дома, ведь у этой несчастной кошки тоже никого из родных не осталось.
- Кстати, Эрджи, - обратилась к нему Кэтти. – Разве ты не должен сейчас спать? По законам летучих мышей, как мне рассказывал дед, вы должны ночью летать, а в другое время суток – спать, и это закон, за нарушение которого другие соплеменники начинают презирать того, кто на это пошел, как врага.
- Ты права, - улыбнувшись, сказал Эрджи, - но вот я считаю, что это просто старый, тупой и совершенно нелогичный обычай. Спать больше половины своей жизни – и зачем? Ведь другие расы спят всего около девяти часов, да еще ночью, и все нормально. В мире столько всего интересного, и убивать на сон столько времени – по-моему, очень глупо. Ты правильно сказала, что таких крыланов, как я, соплеменники осуждают. Но за последние три года я узнал, что из своего клана остался только я один.
- Неужели? – удивилась кошка. – Я же несколько раз видела, как над Рэдхиллом пролетали разные летучие мыши, иногда парами или целыми группами.
Крылан посмотрел на небо и о чем-то задумался.
- Ты что-нибудь знаешь о клане летучих собак? – после непродолжительной паузы спросил летучий мышонок, серьезно посмотрев на Кэтти.
- Э-э… летучих… собак? А разве он существовал? – нахмурилась кошка. – Лично я знаю летучих лисиц, слышала о каких-то вампирах, которые сосут кровь… и все. А зачем ты это спросил?
- Потому что я и есть летучая собака, - ответил Эрджи, вздохнув. – Мой клан был полностью уничтожен техноплантами. Сколько я ни пытался найти соплеменников, ничего не вышло. Все пещеры, где они жили, оказались пустыми, да еще со следами борьбы. Так вот, возвращаюсь к теме: есть такое правило – с нарушителями этого неписаного закона разбираются только соплеменники. Летучие лисицы не могут наказывать летучих собак, а мы, в свою очередь, не можем разбираться с ними и с вампирами, и так по кругу между всеми летучими мышами. Поэтому я могу летать и спать, когда мне вздумается, и никто меня за это не накажет, потому что уже некому. Поверь, ночь скучнее, чем кажется…
- А твоя семья? Она тоже погибла? – с чувством сопереживания спросила Кэтти.
Летучий мышонок опять глубоко вздохнул и утвердительно покачал головой. Тут кошка поняла, что она и этот крылан находятся в одинаковом положении. Между ними оказалось намного больше общего, чем Кэтти думала. Ей нравился характер Эрджи – он добрый, заботливый, и с ним, как выяснилось, легко найти общий язык, или, по крайней мере, очень интересно разговаривать. В целом, они хорошо подходили друг другу, хотя и были представителями разных рас.
- Сколько тебе лет? – неожиданно спросил кошку Эрджи.
- Мне? Шестнадцать, - ответила Кэтти. – Между прочим, я уже совершеннолетняя. Таковы наши обычаи. В этом возрасте кошка считается уже совсем взрослой.
«Надеюсь, она не будет вести себя, как мамочка», - подумал крылан и спросил. – Послушай, Кэтти, а как ты смотришь на то, чтобы жить вместе со мной?
Кошка явно не ожидала подобного предложения. Эрджи рассказал ей о том, что его дом находился на острове. При последнем слове у Кэтти сразу возникли ассоциации с пляжем, тропической экзотикой, прекрасной рыбой и тому подобным, и она согласилась. Да и что она от этого теряла? Все равно бездомная… Внезапно крылан подхватил кошку на руки и взмыл вместе с ней в небо.
- Ну как, не страшно? – спросил у Кэтти летучий мышонок. – Голова не кружится?
- Какой потрясающий вид! – восхитилась кошка. – Здесь так здорово, Эрджи!
- Тогда вперед! – сказал он и поднялся на еще большую высоту.
Под летящими куда-то вдаль Кэтти и Эрджи разворачивалась неописуемая картина природы. Внизу проносились поля и луга, покрытые красивыми желтыми цветочками. Вскоре показались редкие деревенские избы, кажущиеся с огромной высоты мелкими деревянными постройками. Потом кошка увидела еще один лес, который красовался кронами деревьев, облаченных в зеленую одежду. Посмотрев наверх, кошке захотелось дотронуться до облаков. Кэтти поглотила целая волна положительных эмоций.
- Я лечу! – громко кричала кошка. – Смотрите все – я лечу!!!
- Ты чего шумишь? – спросил Эрджи. – Я сейчас оглохну от твоего крика!
- Ой, извини, просто меня переполняют эмоции, - объяснила Кэтти. – Я впервые в жизни нахожусь так высоко. Никогда не думала, что быть летучей мышью так здорово!
- Еще бы не здорово, - усмехнулся крылан. – Вот только учти, что под нами могут находиться технопланты, и ты своими воплями только привлечешь их внимание.
- Ладно, прости, я больше так не буду, - извинилась кошка. – Совсем забыла…
Вскоре из-за горизонта показались огромные небоскребы. Наши герои постепенно приближались к какому-то очень крупному городу. Достигнув его черты, Кэтти увидела множество летающих машин, длинных прозрачных труб и самых обычных пешеходов.
- Над каким городом мы сейчас летим? – спросила кошка у Эрджи.
- Это тот самый Техтоп – наиболее технически продвинутый город-государство Пангеи, - ответил летучий мышонок. – В нем располагается девяносто пять процентов всех научных центров. Техтоп – это главная мишень для техноплантов, но, как видишь, он пока что ничуть не пострадал. Если хочешь, мы можем когда-нибудь слетать сюда, а пока мне хочется как можно скорее добраться до дома – слишком уж долго я тобой занимался, да и есть что-то хочется.
- Мне тоже, - тихо сказала Кэтти и продолжила свысока любоваться городом.
Городской пейзаж подходил к своему завершению. Дальше снова расстилались поля и луга, покрытые различными цветами, сверху кажущимися лишь смесью желтых и красных точек. Изредка виднелись деревья и кустарники. Неожиданно Кэтти услышала:

Как красив зеленый фон
С желто-красной сыпью,
Да с веселым ручейком –
Дай водицы выпью!

Сколько вниз ты ни смотри
С подругой милой вместе:
Никогда ты не забудешь
Впредь об этом месте.

Будешь вечно вспоминать
Всю ту красу природы,
Чью сущность обласкают
Трава, цветы и воды.

И для потомков сохранить
Нам нужно эти краски,
Чтоб мир был полон теплоты,
Добра, любви и ласки.

- Эрджи, это ты сочинил? – восхитилась Кэтти.
- Да, я, только что, - ответил летучий мышонок. – Я люблю сочинять стихи, когда есть настроение, хотя настолько складно у меня получается далеко не всегда.
- Наверно, в прошлой жизни ты был прекрасным поэтом, – тихо сказала кошка.
- Кто знает, - сказал Эрджи. – Честно говоря, я не сильно увлекаюсь поэзией.
В этот момент у Кэтти почему-то промелькнула мысль, что все это просто долгий сон: эти технопланты, Эрджи, та встреча, взрыв, какая-то война – лишь его порождения. Возможно, она вот-вот проснется в своей уютной кроватке, скажет «Что за странный сон?» и побежит на тренировку. Но кошка понимала, что это всего-навсего обычные мечты.
Спустя некоторое время над нашими героями снова показался городской пейзаж, но на этот раз Кэтти увидела совершенно другую картину: маленькие полуразрушенные домики, огромное количество мусорных свалок, нищих и тому подобное. Единственное, что более-менее привлекало внимание – необычайной красоты деревья с разноцветными листьями. Они назывались Карбсами.
- А это что за место? – поинтересовалась кошка, наблюдая жалкую картину города.
- Это Грондер – один из беднейших городов на нашей планете, - пояснил летучий мышонок. - По словам многих, раньше этот город был процветающим, но длилось это до тех пор, пока не пришли технопланты. Все, что ты видишь – это их работа. Для того чтобы хоть частично восстановить Грондер, его правительство попросило у Техтопа выделить им под проценты большую сумму денег, которую они не могут вернуть по сей день. За долги тот город-государство сделал его частью своей области. Грондер еще больше обнищал. Чтобы выжить, его жителям пришлось почти за бесценок продавать редкую древесину не только Техтопу, но и многим другим государствам. Неконтролируемая вырубка Карбсов скоро приведет к полному уничтожению этих чудеснейших деревьев. Увы, но это закон природы – сильнейшие выживают, а слабые и беспомощные или попадают в плен, или умирают.
- Откуда ты обо всем этом знаешь? – удивилась кошка.
- От моего лучшего друга и всяких прохожих, а также случайно найденных газет, - ответил летучий мышонок. – Моего друга зовут Кондо. Он родом из жаркого Сендленда, но по вынужденным обстоятельствам его семья перебралась на север, в город Техтоп. С ним я познакомился случайно.
Эрджи рассказал, как он услышал чьи-то крики, когда пролетал над тем городом. Снизив высоту, он увидел четырех преступников в масках, двое из которых держали за руки взрослого кенгуру в белом халате. Третий держал за хвост мальчишку, который звал на помощь. Четвертый стоял между ними с оружием в руках. Из криков крылан понял, что это отец и его сын. Он полетел им на помощь, но опоздал. Раздался выстрел. Преступники убежали, а мальчишка сел рядом с телом отца и начал истошно рыдать. Эрджи опустился на землю и подошел к нему. Сначала кенгуренок очень испугался, но крылан сделал все, чтобы заслужить его доверие. Мальчишка рассказал о своем отце, много лет работавшем инженером в Главном Центре научных разработок Техтопа, о маме, которая бросила его несколько лет назад, не выдержав климата северного полушария, о тяжелом переезде и о таинственном исчезновении некоторых ученых города Техтопа. Его дом находился рядом с Томберским озером. После потери отца кенгуренок целых полгода не мог прийти в себя. Крылан частенько навещал Кондо, успокаивал его и приносил ему продукты, несмотря на постоянную угрозу быть замеченным техноплантами. Вскоре они стали как братья. Он был очень благодарен ему за все, что Эрджи для него сделал. Летучий мышонок до сих пор время от времени навещает его. Его друг – самый настоящий изобретатель, мастер на все руки, хотя иногда его новые творения неожиданно взрываются, но это уже мелочи жизни.
- Как ты думаешь, связаны ли исчезновения ученых с Патроном и техноплантами? – спросила Кэтти.
- Возможно, – ответил Эрджи. – Вероятнее всего, с одним из них я уже встречался.
Кошка попросила рассказать все подробности той встречи, но крылан отмолчался. Вскоре Кэтти и Эрджи миновали Грондер. Вдруг за горизонтом показалась морская гладь. Меньше чем через четверть часа кошка увидела довольно крупный остров. В его центре находился давно потухший вулкан, рядом с которым и приземлились наши герои. В нем была огромная пещера. Эрджи взял Кэтти за руку и повел внутрь нее. Кромешная тьма да скользкая поверхность. Сверху постоянно капала вода.
- Ты куда меня ведешь? – спросила кошка. – Что это за дыра такая?
- Эта дыра – мой дом, - сердито ответил Эрджи. – Добро пожаловать, Кэтти Оуни.
Кэтти почувствовала себя неловко. У нее из головы вылетело, что летучие мыши живут в пещерах, а не в домиках или квартирах многоэтажных домов. Действительно, по сравнению с другими видами жилища это – настоящая «дыра», но для крылана это слово могло стать оскорблением. Кошка виновато опустила голову и побрела дальше, держась за руку летучего мышонка. Тот просто шел вперед, не обращая ни на что внимания.
- Извини, я не хотела, – после долгой паузы сказала кошка.
- Перестань, Кэтти, - отмахнулся летучий мышонок. – Я не сержусь на тебя.
Через некоторое время перед Кэтти и Эрджи показался небольшой источник света. Рядом с ним стал отчетливо виден какой-то деревянный стол, на котором располагался коробок спичек и кончик идущего неизвестно откуда фитиля.
- Вот мы и пришли! – радостно сообщил летучий мышонок. – Располагайся!
- И где мне располагаться? – удивленно спросила Кэтти. – Здесь же так темно.
- Это ненадолго, - сказал Эрджи и подошел к деревянному столу. Он взял коробок, достал одну спичку и резко чиркнул ей. На конце вспыхнул маленький огонек, и летучий мышонок поднес его к фитилю. Вскоре все преобразилось. Кошка увидела вокруг себя достаточно уютную для пещеры комнатку. На «потолке» кое-как висела старая люстра, уставленная восемью свечами. В стенах были выдолблены многочисленные углубления, которые были занавешены кусками от старых штор, державшимися на ржавых гвоздях. Неподалеку от Кэтти располагалась «кровать», представленная четырьмя вертикально и десятью горизонтально лежащими камнями.
- Никогда не думала, что летучие мыши спят на таких кроватях, – сказала кошка.
- Нет, я всегда сплю на потолке вниз головой, обхватив ногами вон ту деревянную палку, – ответил ей летучий мышонок, указывая на «потолочную кровать». – Эта кровать сделана мной специально, на случай, если придут гости, чтобы им было, где спать.
- Разве в твоей пещере часто бывают гости? – спросила Кэтти.
- Нет, ты первая, - опустив голову, ответил Эрджи. – И, наверное, последняя…
- Так зачем она нужна, если тебя никто не навещает? – поинтересовалась кошка.
- Скорее всего, ждала момента, когда ты здесь появишься, - пошутил крылан.
Сначала Кэтти не поняла шутку и решила просто так посмеяться, чтобы не огорчать Эрджи из-за напрасно потраченной им доли юмора, но когда до нее неожиданно дошло, кошка насупилась и проворчала:
- Постой-ка, ты хочешь сказать, что я буду спать на холодных каменных глыбах?
- Если не нравится, можешь спать на холодном полу или вообще где-нибудь там, снаружи, - сердито ответил крылан. – Скажи спасибо, что хоть такая есть, неблагодарная.
- Ладно, прости, – извинилась Кэтти. – Это с непривычки…
Кошка продолжила осмотр жилища летучего мышонка. Тем источником света, что она увидела тогда, когда вокруг было еще темно, оказалась огромная дыра, выходящая наружу потухшего вулкана. В открытом коробке на деревянном столике осталась только одна спичка. Рядом со столом располагались многочисленные глиняные горшки, которые сверху были накрыты белой наволочкой. Эрджи подлетел к одному из них и достал оттуда фруктовый плод оранжевого цвета.
- Есть будешь? – спросил летучий мышонок, протягивая этот фрукт Кэтти.
- Мы такими вещами не питаемся, - отвернувшись, сказала кошка. – Вот если бы ты предложил мне вареную или жареную рыбу и молоко – я бы не отказалась.
- Жаль, но у меня нет того, чего ты хочешь, - скептически сказал Эрджи. – Рыбы ты, конечно, можешь наловить в море, но от молока тебе пока что придется отказаться. Мы, крыланы, пьем пресную, морскую воду, сок из фруктов, и другие жидкости нам не нужны.
- Ну и вкусы у вас, - скривилась Кэтти, но вспомнив, что она получила новый дом только благодаря этому летучему мышонку, перестала строить недовольные гримасы. – Ну а фруктовый сок из этого плода можно сделать?
- Конечно, - ответил крылан. – Знаешь, какой он сочный!
Да, ничего ужаснее для кошки, чем отказаться от молока и перейти на фруктовый сок, в плане питья еще не было. Она уже до этого понимала, что жить с крыланом будет непросто, но идти на такие жертвы ради того, чтобы не остаться бездомной, Кэтти явно не была готова. Внезапно у Кэтти заурчало в животе. После всей сегодняшней встряски она была так голодна, что выходить наружу, делать удочку (у крылана ее не было, в чем нет ничего удивительного) и ждать, когда рыбка клюнет, ей было невмоготу. Кошка высунула от отвращения язык и попросила Эрджи дать ей фрукт. Летучий мышонок с удивлением на лице достал из того же сосуда еще один оранжевый плод и вручил его Кэтти. Кошка с каким-то брезгливым не то шипением, не то сопением, в общем – специфическим звуком, стала кусать фрукт. «Полакомившись», она сделала кислое выражение лица и принялась кашлять и отплевываться. Видно, что к такой еде Кэтти точно не привыкнет. Все это время, пока кошка ела, Эрджи сочувствующе смотрел на нее, так как прекрасно понимал, что он с точно таким же «удовольствием» ел бы рыбу и пил молоко.
- Первый и последний раз ем фрукты, - сказала кошка. – Эрджи, у тебя случайно не найдется какой-нибудь хорошей палки, крючка и лишней катушки с нитками?
- Это еще зачем? – спросил летучий мышонок. – Хочешь удочку сделать, что ли?
- А ты догадливый, - улыбнувшись, сказала Кэтти.
- Что ж, лишние нитки у меня в пещере всегда найдутся, крючка нет, зато там, на столе, лежит согнутый гвоздь – думаю, он вполне подойдет, - сказал Эрджи, - а палку можно найти снаружи. Я могу хоть сейчас ее принести, если хочешь.
Кэтти утвердительно кивнула. Крылан вылетел из своей «комнаты» и полетел по пещерному «коридору». Кошка села на каменную «кровать», опустила голову и начала тихо бормотать:
- Вот так судьба! Еще вчера жила в нормальном доме, пусть даже среди колючек…
Кэтти подняла голову и, задумчиво посмотрев на потолок, продолжила бормотать:
- А сегодня нахожусь в пещере, с ужасной кроватью и каким-то странным летучим мышонком, который, видите ли, не желает быть таким, как все.
Минуты через две в пещерную комнату залетел Эрджи, весь мокрый и с длинной палкой в руках.
- Прости, Кэтти, но с рыбкой придется повременить, - сказал крылан. – Там дождь льет, как из ведра. Придется теперь одежду сушить.
Кэтти с улыбкой посмотрела на летучего мышонка.
- А я-то думала: почему из этой дырки в потолке вдруг вода потекла? – сказала она.
Получив все необходимые материалы, кошка принялась мастерить самодельную удочку. Эрджи с интересом наблюдал за ней. В пещере становилось все холоднее из-за понижения температуры воздуха, повышенной влажности и усилившегося ветра снаружи. Летучий мышонок сидел рядом с Кэтти в майке и полосатых семейных трусах (во всяком случае, именно на них больше всего была похожа эта часть нижнего белья). Рубашка и джинсы сушились на веревке прямо в «комнате». Вдруг кошка заметила, что по его рукам идут длинные шрамы – такое чувство, будто в этих местах Эрджи сначала порезали ножом непонятно для каких целей, а потом все зашили нитками для хирургов. То же самое было на шее (Кэтти не могла заметить этого раньше из-за воротника). Теперь понятно, почему крылан носил рубашку с длинными рукавами и воротником, закрывавшим всю шею. Но сразу возникал другой вопрос: откуда все эти шрамы и связано ли это с теми режущими цепями, хотя это оружие скорее походило на толстенные металлические нити, овальные в разрезе и состоящие из отдельных звеньев. Я бы даже назвал их режущими стальными шнурами или хлыстами, но официально это оружие значилось как «цепи». Кошка решила спросить летучего мышонка, откуда у него зашитые порезы и это странное вооружение. Эрджи долгое время старался уйти от ответа, но Кэтти умела быть настойчивой. Крылан в итоге согласился, но предупредил, что она будет второй, кто об этом узнает (первым был Кондо, как, думаю, вы уже догадались), и заставил дать слово, что она никому об этом не расскажет, иначе моментально потеряет его доверие. Поверьте: эта кошка умела держать язык за зубами, так как одно из основных правил ниндзя звучало так: «Ни под какими, даже самыми страшными, пытками не выдавать врагу государственную или иную особо важную тайну». Эрджи и Кэтти сели на каменную кровать, хотя так назвать это скопление камней язык не поворачивается, и летучий мышонок с грустью начал свой долгий рассказ.

***

Шел третий год «Великого противостояния мировому злу». Несколько государств уже пали под натиском неизвестного противника. На планете паника. Покоренные земли попадали под эгиду Великого Патрона, хотя кто он и где расположен его штаб понять не мог никто. Глобальная разведка не принесла ничего, кроме лишних вопросов, ответы на которые не лежали на поверхности в прямом и переносном смысле.
Леонские горы. Место, располагающееся недалеко от границ Барского государства. Утро. Природа постепенно пробуждалась ото сна. На безоблачном небе показался силуэт взрослого крылана из клана летучих собак, который постепенно снижал высоту полета. Приземлившись, он вошел в пещеру одной из гор. Там его уже давно ждали.
- С возвращением, дорогой! – сказала супруга, выйдя ему навстречу. – Еда на столе.
- Спасибо, Сэлли! – поблагодарил муж. – Где Эрик?
- Уже девятый час как спит, - с какой-то легкой тревогой в голосе ответила жена.
- Что? – возмущенно сказал муж. – Мой сын опять спал ночью?
- Дорогой, я целый час уговаривала его, - едва не плача, сказала супруга. – Он меня и слушать не хочет! Я не знаю, что с ним делать. Пожалуйста, только не бей его!
- Это мы еще посмотрим! – грубо сказал отец мальчишки и полетел вглубь пещеры.
Супруга полетела за ним, уговаривая не делать Эрику больно. Муж только сопел и ругал жену за ее бессилие в плане воспитания достойного сына, доведя супругу до слез. Подлетев к сыну, мирно спавшему вниз головой, он взял его за шкирку и стал трясти. Тот проснулся и с негодованием сонными глазами посмотрел на разозленного отца.
- Сколько раз тебе нужно повторить, чтобы ты перестал спать ночью! – кричал отец. – Как ты не понимаешь, что ты позоришь нашу семью в глазах клана летучих собак и всех летучих мышей в целом!
Эрик лишь презрительно хмыкнул и отвернулся. Разъяренный отец продолжил:
- Пойми ты, наконец, что закон есть закон, и его нужно соблюдать! Я не знаю его истоков, но так все летучие мыши живут уже более двух тысяч лет! А если тебя увидит кто-то из наших соплеменников и доложит об этом другим, что тогда будет, а? По законам я должен прикончить тебя своими руками, но моя доброта, как видишь, не знает границ. К тому же ты наш единственный сын, и мы с мамой тебя очень любим, а ты подставляешь нас под удар!
- Не говори глупостей, папа, - равнодушным голосом сказал его сын. – Кто же меня заметит днем, когда все хорошенькие и добропорядочные летучие мыши, как ты, спят в своих пещерах, соблюдая свой старый и потрепанный веками обычай?
Взрослый крылан со словами «Дерзкий мальчишка!» откинул сына в сторону, да так сильно, что Эрик едва не влетел в стену. Мама лишь смотрела на все это и плакала.
- Слушай меня внимательно, Эрик, - грозно сказал отец. – Еще раз я увижу такую выходку, и я за себя не отвечаю. Сейчас же марш на свою кровать и спи еще тринадцать часов, а мы с мамой немного поговорим по делу и потом присоединимся к тебе. Учти: ты сегодня останешься без завтрака! Это самое мягкое наказание, что тебе можно дать!
Эрик неохотно подлетел к своей потолочной палке-кровати, обхватил ее ногами, закрыл глаза и начал сопеть, притворившись, что крепко заснул. Выпустив весь пар, супруг немного успокоился и сел за стол, на котором лежали, как вы уже догадались, различные виды фруктов и всякие съедобные травы. Напротив него села жена. Во время завтрака на лице мужа читалась тревога.
- Что-то случилось, Сэм? – спросила супруга. – Ты сегодня неважно выглядишь…
Съев все, что было на тарелке, муж после непродолжительной паузы сказал:
- Сегодня ночью нам всем придется покинуть эту пещеру, и чем дальше мы с тобой и сыном улетим отсюда, тем лучше.
Эти слова прозвучали, как приговор. Шокированная жена не поняла, в чем дело.
- Эти монстры… - тихо сказал супруг. – Они идут по направлению к нашей пещере.
Жене стало дурно, и она едва не упала со стула (у Сэлли были аристократические привычки, ведь она происходила из некогда знатного рода), бормоча себе под нос: «Ах! Какой ужас! Что с нами будет? Мы все умрем!», а также много других глупых тривиальных фраз «слабоумных белоручек из высшего общества». Со стороны это выглядело, как не совсем удачная репетиция актрисы, которой отвели главную роль в трагическом фильме.
- Хватит стонать, Сэлли, - устав слушать все это, сказал муж. – По моим расчетам, они придут сюда только завтра утром. К этому времени мы уже будем далеко отсюда.
- Дорогой, ты уверен? – обеспокоенно спросила супруга.
- Да, - ответил Сэм, хотя по лицу было заметно, что эти расчеты могли где-то дать трещину. – В любом случае, мы должны сейчас поспать, как следует, а ночью найти новую пещеру, где нет посторонних летучих мышей.
- А если они все-таки придут сюда раньше, что тогда будет? – спросила жена, видя неуверенность своего супруга, у которого не получалось демонстрировать жене полное спокойствие и твердость в сказанном.
В итоге супруг настоял на своем, попросил не паниковать и спокойно лечь спать. Он понимал, что было бы намного лучше улететь сейчас, но ведь тогда выйдет, что Сэм тоже нарушит неписаный закон номер один, за несоблюдение которого он очень часто, почти каждый день, наказывал Эрика. Архаичный обычай против здравого рассудка. В конце концов, победил первый, и вскоре этот триумф еще сильнее убедил молодого крылана в правильности своих поступков.
Пока родители разговаривали друг с другом, Эрик подслушивал их беседу, делая вид, что он сладко спит. Для того чтобы папа и мама не сомневались в этом, он смачно похрапывал через определенные промежутки времени. Когда его родители подлетели к своим палкам, повисли вниз головой и заснули, Эрик открыл глаза, незаметно слетел с «кровати» и покинул пещеру. Пролетев пару километров, он вдруг увидел стремительно бегущих по земле в сторону его дома техноплантов. Их было приблизительно сто, и на их руки были надеты те самые массивные перчатки. Эрик быстро повернул назад и полетел к своей пещере, для того чтобы предупредить семью о надвигающейся беде. Вернувшись к себе в дом, крылан начал кричать и трясти родителей, чтобы они проснулись и как можно скорее покинули эту пещеру. Драгоценное время неумолимо текло. Вскоре проснулся отец, и вместо того, чтобы немедленно выполнить просьбу сына, он начал ругать его за то, что он сам не спит, да еще и будит других, при этом отец не вдумался в смысл сказанного Эриком, спросонку пропустив его слова мимо ушей. Когда до него, наконец, дошло, что происходит, он кое-как разбудил свою супругу. Но было уже слишком поздно. Не хватило всего нескольких минут. У входа в пещеру их поджидал десяток монстров, отделившихся от остальных для обследования гор. Они увидели трех крыланов и принялись оттеснять их вглубь пещеры. Вскоре завязался настоящий бой между отцом Эрика и техноплантами, но силы были неравны. Несмотря на дар эхолокации, успешно сражаться с десятью такими противниками в резко ограниченном почти со всех сторон пространстве было крайне сложно. Одним быстрым и мощным ударом металлической перчаткой один из монстров моментально лишил жизни супруга Сэлли. Жена на коленях начала просить у них пощады, но в итоге ее жизнь завершилась ударом в спину. Всего за несколько минут были убиты оба супруга.
- Так, а что нам делать с этим? – спросил один из монстров у других, показывая на забившегося в угол и дрожащего Эрика. – Тоже убьем?
Технопланты задумались, ведь их задача состояла не только в том, чтобы убивать, но и приносить Патрону дополнительных пленников. В итоге они решили оставить его в живых. Один из них медленно подошел к перепуганному мальчишке и сделал ему укол высунувшейся из центра указательного пальца длинной и тонкой иглой. Примерно через полминуты летучий мышонок заснул под воздействием снотворного.
Когда Эрик проснулся, он был в ужасе. Летучий мышонок находился в помещении, представлявшем собой что-то наподобие больницы, с лабиринтами и многочисленными пронумерованными дверями по бокам довольно узких коридоров. Его руки и ноги были прикованы к стене. В таком же положении находились другие пленники, которые почему-то спали, причем все, независимо от расы. Судя по всему, им тоже вкололи снотворное.
Молодой крылан стал кричать и звать на помощь, хотя в душе он понимал, что все это бесполезно. Внезапно ближайшие к нему двери распахнулись, и из своих комнат стали по очереди выходить те самые монстры, обступая летучего мышонка. Через некоторое время к нему подошел командир. Он мало чем отличался от других монстров, разве что выше ростом и куда более темный, чем все остальные ему подобные. Рядом с лидером техноплантов стоял какой-то ученый, который трясся от страха всем телом. Он был в два раза ниже командира и примерно на четверть – прочих присутствующих здесь монстров. Похоже, что его заставляли сделать что-то против воли.
- Что-то ты рано проснулся, - сказал командир. – Действие препарата должно было закончиться только на следующий день.
- Где я? – с ненавистью разглядывая монстров, спросил Эрик. - Что это за место?
- Тебе это знать необязательно, – сказал командир. – Я прав, Фокс?
- Да, да, конечно, - едва не заикаясь, робко сказал стоявший рядом ученый.
Командир-наставник приказал остальным техноплантам вернуться в свои комнаты.
- Раз уж ты проснулся, нам стоит определить уровень твоего потенциала, - сказал командир летучему мышонку и снова обратился к ученому. – Фокс, принеси «Духометр»!
Ученый из расы лисов с жалким видом пошел в отведенный ему кабинет.
- Да, кстати, забыл тебе представиться, - сказал командир. – Меня зовут Репейник, я глава техноплантов и правая рука нашего отца - Великого Патрона.
- А я Эрик, и я ненавижу всех вас за то, что вы сделали с моей семьей! – выпалил молодой крылан. – Я бы всех вас уничтожил вместе с вашим Патроном!
Репейнику не понравились эти слова, но он сделал вид, что ничего не слышал. Вскоре к нему подбежал Фокс. В его руках был какой-то странный агрегат. Ученый нажал на кнопку включения и провел антенной прибора по всему телу Эрика. Закончив, Фокс посмотрел на экран и охнул от удивления.
- Сумма уровней его духовной силы составляет четырнадцать баллов из пятнадцати возможных, - доложил ученый. – Для ребенка это крайне высокий показатель.
- Ты уверен, что твой прибор не лжет? – спросил его командир.
- Исключено, сэр, - сказал ученый. – Я недавно тестировал его работоспособность.
- Хорошо, - сказал командир. – В таком случае он достоин самого лучшего оружия.
Командир послал Фокса как раз за теми самыми особыми «цепями», полностью изменившими в будущем жизнь летучего мышонка. Через пару минут ученый вернулся с большим чемоданом в руках.
- А теперь тебе стоит еще немного поспать, - сказал командир и сделал крылану укол высунувшейся из пальца иглой. У Эрика стало троиться в глазах, и он уронил голову набок, погрузившись в глубокий сон.
Летучий мышонок проснулся через три часа на том же самом месте, с по-прежнему прикованными к стене конечностями. Но в обеих руках, в районе шеи и частично спины ощущалась просто дикая боль. Когда Эрик окончательно пришел в себя, он посмотрел на свои руки и увидел длинные шрамы, под которыми чувствовалось присутствие какого-то не слишком тяжелого инородного тела. Перед ним с довольным лицом стоял Репейник. Рядом с командиром был лис-ученый, около которого располагался стол с медицинскими принадлежностями для хирургов.
- Прекрасная работа! – похвалил Фокса командир техноплантов. – Первая стадия успешно завершена!
- С-спасибо, - прежним трусоватым голосом сказал ученый. – Рад… стараться…
Эрик посмотрел на свои ладони. В центре них виднелись небольшие углубления. На коже в этих местах оставалось неприятное ощущение. Внезапно у летучего мышонка в голове промелькнула мысль о том, чтобы инородные тела покинули его тело и избавили Эрика от чувства боли, и в этот миг из ладоней вырвались шнурообразные металлические цепи с утолщениями на концах.
- Что вы со мной сделали? - закричал он.
- Теперь это будет твоим новым оружием, - сказал командир. – Оно называется «Режущие цепи», хотя лично мне больше нравится его первоначальное наименование – «Цепные лезвия». В любом случае, звучит красиво, не правда ли? Принцип действия тебе объяснит мой ассистент как их разработчик.
- В связи с тем, что эти цепи непосредственно примыкают к центральной нервной системе, работа оружия зависит от того, какой сигнал от мозга ты им подашь. Чтобы тебе выпустить из ладоней режущие цепи, достаточно лишь, условно говоря, подумать об этом и сосредоточиться на них. Теперь, чтобы вернуть их обратно в руки, ты должен всего лишь захотеть этого. Не бойся, попробуй! – сказал ученый.
Летучий мышонок сосредоточился на оружии и мысленно сказал: «Хочу обратно!», или что-то в этом роде, ведь читать чужие мысли я, увы, не умею, и цепи моментально, как по волшебству, стали втягиваться обратно. И что удивительно: эти цепные лезвия не причиняли ущерба внутренностям их хозяина. Магия? Нет, это просто чудеса техники…
- Как видишь, все работает, - продолжил ученый. – Пока ты спал, я очень аккуратно сделал надрезы в шее, руках и спине. Затем я быстро заморозил кровь в твоем теле и на время полностью остановил все твои жизненные функции. Сделав это, я вставил прочные трубки с цепными лезвиями вместе с пусковыми механизмами между костями рук, так что при запуске или дезактивации цепи тебя не поранят. От них я провел тонкие провода и прикрепил их к спинному мозгу, и при поступлении того или иного сигнала механизмы заработают в соответствии с твоим желанием. Цепи на концах имеют особые утолщения. Это своего рода мощные разнополярные магниты, которые тоже активируются в связи с поданным от мозга сигналом включения. Фактически, все составляющие этого оружия будут подвластны твоему желанию, твоей силе мысли, твоему сознанию. Считай, что эти цепи – часть тебя, своего рода новый орган, подконтрольный мозгу. При этом он весит так мало, что вскоре, когда пройдут временные болевые ощущения, ты не будешь замечать, что в твоем организме есть инородные компоненты, и этот процесс мы ускорим, сделав из тебя первого технопланта с оружием лично моей разработки.
У Эрика екнуло в груди. Выходило, что этих монстров создавали из таких, как он, и всех тех, что рядами висят недалеко от него. Но каким образом? Что это за технология? Крылану оставалось лишь смотреть, что будет с ним дальше.
- Понял, насколько замечательно это оружие, Эрик? – усмехнулся командир. – При помощи этих цепных лезвий ты будешь обматывать и рассекать наших врагов на части! С таким вооружением ты станешь отличным сыном нашего великого и могучего отца! Все, что нам остается – это подчинить твой разум воле Патрона и сделать из тебя нового брата.
- Я не хочу становиться одним из вас! – закричал крылан и начал вырываться из сковывающих его руки и ноги железных скоб, но все усилия оказались тщетными.
- Куда ты денешься? – засмеялся лидер техноплантов. – Твоя жизнь в наших руках.
Командир попросил Фокса вытащить что-то из кармана. Этим «что-то» оказался небольшой пузырек с зеленой булькающей жидкостью. Вот он, тот самый растительный яд, превращающий ни в чем не повинных представителей разных рас в монстров! Вдруг из дальнего кабинета выскочил один из техноплантов, подбежал к командиру и доложил ему, чтобы тот сообщил Великому Патрону последние новости. Командир повелел лису завершись начатое дело с крыланом без его участия и пошел за своим младшим братом (командир среди этих монстров рассматривался как старший брат). Как только он зашел в нужный кабинет, ученый обратился к Эрику:
- Ты желаешь выбраться отсюда, не так ли? Хочешь, я освобожу тебя?
Летучий мышонок совсем не ожидал такого поворота событий. Фокс рассказал ему о том, что он не по собственной воле работает в этом месте уже больше года. В течение этого времени несколько раз пытался бежать отсюда, но безрезультатно. Пока Репейник отсутствовал, ученый мог освободить его и показать, в какой стороне выход. Но Эрик не должен был никому говорить о том, где располагалась эта лаборатория по производству техноплантов, так как она далеко не единственная, при этом, где остальные – он понятия не имел. Уничтожение всего одной из них не приведет к существенному сокращению сил Великого Патрона, но значительно усилит агрессию противника по отношению к мирным жителям и пленникам. А также самим ученым, что когда-то работали в Техтопе, но потом были похищены предателями, связавшимися с Великим Патроном ради надежды обрести особые привилегии за помощь в деле завоевания им всей Пангеи, и распределены по разным лабораториям. Местонахождение главной базы «отца техноплантов» Фокс тоже не знал.
Лис-ученый достал из другого кармана пульт управления и нажал на коричневую кнопку. Зажим ослаб, и летучий мышонок оказался на свободе. Фокс сказал ему, куда он должен лететь, но попросил крылана оставить свою верхнюю одежду. Летучий мышонок не понял, зачем это нужно, но хитрый лис быстро растолковал крылану, что к чему. Эрик выполнил его просьбу и помчался к выходу, предварительно вытащив из отданной части одежды свой «идентификатор личности» - своего рода паспорт пангейцев, который все получают по исполнении двух или трех лет, в зависимости от принадлежности к расе.
После этого ученый нажал на другую кнопку, снова активировав зажим. Он открыл пузырек с жидкостью и выпрыснул его содержимое на стену, как раз в том месте, где тот крылан обязан был висеть. Под медленно стекающей со стены на пол «зеленой грязью» Фокс положил верхнюю одежду Эрика. Если вы, уважаемые читатели, еще не поняли, для чего это все ему нужно, то поясню. Во время создания новых техноплантов происходили случаи, когда пленники выпивали токсичную жидкость, но вместо того, чтобы молекулы этого препарата успешно соединились с клетками крови, и произошла мутация, которая превращала все животные ткани в растительные, происходило разложение тела вместе с испарением водной составляющей организма. В итоге вместо монстра получали лишь не прошедшую удачное смешение зеленую жидкость в исходном состоянии, ну и одежду, что оставалась от жертвы эксперимента. Что ж, лис придумал довольно хитрый план спасти летучего мышонка и самому не попасть под гнев командира за своеволие, но в нем была одна маленькая загвоздка: после безуспешных попыток преобразований от пленников оставалось и нижнее, и верхнее белье. Фокс не хотел ставить крылана в крайне неловкое положение, особенно там, снаружи, после побега из проклятой лаборатории, и попросил оставить только второе из двух вышеперечисленных. Он не думал, что Репейник станет рыться в одежде от пленника и внимательно изучать ее, но все-таки некоторые опасения у Фокса были. Вдобавок, после летучего мышонка должны были остаться цепи, так как эти токсины не действовали не только на металлы, но и на всю неорганику. У лиса оставались еще одни точно такие же «Режущие цепи». Он ринулся в свой кабинет, достал их (у него было всего два экземпляра, один из которых достался крылану), вернулся к тому месту и бросил оружие рядом с одеждой.
Вскоре вернулся командир. Фокс сделал жалобное и напуганное выражение лица.
- Сэр, простите, у меня ничего не вышло! – симулируя сокрушение и горе, слезливо прокричал лис. – Он выпил и на моих глазах начал разлагаться! Эта несовместимость…
- Хватит скулить! – грозно перебил его командир. – Я уже понял, что ты мне хочешь сказать. Вместо того чтобы стоять и дрожать, ты бы лучше вымыл стену, выкинул всю эту грязную одежду, помыл «Режущие цепи» и вернул их на место.
У лиса-ученого от этих слов отлегло на душе, хотя он продолжал строить из себя «до смерти перепуганного и скорбящего Фокса». Первым делом он взял одежду Эрика и побежал в свой кабинет, чтобы избавиться от нее как можно быстрее. Вышел он из него уже в резиновых перчатках и с тряпкой в руках. Командир техноплантов пошел сообщать Великому Патрону плохую новость, и, уходя, повернулся и сказал тщательно мывшему стену ученому:
- Учти, Фокс, если ты еще раз попытаешься сбежать или хоть раз обманешь нас, я убью тебя и найду замену такому жалкому ассистенту, как ты…
Внезапно Фокс содрогнулся, поняв, что своей добротой все же совершил ошибку.
«А если технопланты вдруг натолкнутся на него?» - думал он. – «Его можно сразу вычислить по шрамам! К тому же у него это оружие, а он наверняка использует его при самообороне! Что я наделал? Зачем я проявил к нему жалость? Что меня толкнуло на это? Да еще эти показания «Духометра» - такие большие, и у какого-то простого мальчишки? Если он только не вампир или летучая собака. Но его лицо… значит, это… не может быть, я ведь слышал, что технопланты истребили их в первую очередь. Получается, одного все же решили оставить и сделать из него сильного брата, который обладал бы эхолокацией!»
Тем временем, крылан Эрик летел высоко в небе, сам не зная, куда. У него было такое состояние, что ему было на все наплевать. Он меньше, чем за сутки, лишился всех родных, своего жилища, появляться в котором теперь было опасно, и нормальной жизни обычного крылана-подростка. Ни о какой лаборатории он и думать не хотел. Вскоре Эрик вообще забыл, где она находилась. В голове осталось только одно – лаборатория где-то под землей. Там, скорее всего, и все остальное, включая базу Великого Патрона. Сразу напрашивался вывод, что таинственный враг с замашками мирового гегемона – один из представителей расы кротов. Но так ли это на самом деле? Ведь среди пленников были и эти подземные жители. Неужели он использует в качестве материала для техноплантов даже себе подобных?








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Zardim1991 (10.05.2012)
Просмотров: 644

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4379
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн