фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 16:43

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «The Silent Plague | Глава 6»


Шапка фанфика:


Название: The Silent Plague
Автор: Katherine Lewis
Фандом: Ориджинал
Персонажи/ Пейринг: Дэниэл/Эшли, Влад/Элизабет, Картер/Эшли, Лилиан/Дэниэл
Жанр: Драма, Ангст, Дарк.
Предупреждение: Возможно употребление нецензурной лексики, подробное описание актов насилия и убийства.
Рейтинг: R
Размер: max
Содержание: Под крылом крупной корпорации, чьи истинные намерения известны разве что властям, безликий ученый создает единственное в своем роде вещество, способное вызвать необратимые изменения в организме существ, которые будоражат нашу кровь в самых страшных кошмарах. Разумеется, он преследовал сугубо научные цели, желая всего лишь доказать миру, что это вовсе не сказки. Казалось бы, подобное открытие охотникам на руку. Но как пара пробирок повлияет на жизнь тысяч людей? Или... не совсем людей.
Статус: в процессе
Дисклеймеры: Данное произведение не было создано с целью извлечения прибыли. Права на название, сюжет и героев принадлежат автору.
Размещение: с разрешения


Текст фанфика:

Глава 6. Несовместимое


And if
You don't love me now
You will never love me again
I can still hear you saying
You would never break the chain.*


Ричмонд, штат Вирджиния.
Офис IHC.


Коридор устремлялся куда-то вдаль, на табличках у беспрестанно мелькавших дверей директора сменялись заместителями, бухгалтеры — служащими отдела кадров и некими «специальными работниками». В здании было довольно-таки тихо, однако что-то подсказывало, что на самом деле дела обстоят иначе, и все являет собой лишь хорошо законспирированный муравейник. От этого становилось, по крайней мере, немного жутковато. Эшли почти бежала, ей хотелось поскорее очутиться как можно дальше от злополучного кабинета хотя бы на несколько часов. Но время будто смеялось над ней, и, как бы она не торопилась, лифт все не появлялся в поле зрения. Спустя несколько минут скитаний девушки по нескончаемым лабиринтам, блестящие двери все же показались ей из-за угла, но путь к ним преградили люди, вышедшие из помещения, вероятно, конференц-зала. Они были увлечены каким-то серьезным разговором, и Эшли, вдруг заинтересовавшись, резко завильнула к автомату со снеками и притворилась, будто усердно разглядывает его содержимое. Хотя, конечно, интересом здесь и не пахло. Скорее, она постыдилась одной только мысли, что ей придется с глупыми извинениями протискиваться среди них, привлекая к себе излишнее внимание. Социально-адаптированной Ричардс уж точно не была.

Между тем, краем глаза Эшли стала разглядывать незнакомцев. Их было пятеро: несколько молодых мужчин и женщина. Все они были примерно одного возраста: двадцать пяти-тридцати лет. Один из них был в форме, напоминающей военную, не слишком высок и коренаст. Он был коротко острижен, под машинку, лицо его было не по возрасту морщинистое и нахмуренное. Льдисто-голубые глаза глядели исподлобья, изучающе и сосредоточенно. Рядом с ним стояла женщина, то и дело беспокойно поправлявшая пшеничные локоны. Она была чуть полновата, что ничуть не портило ее, а придавало особый шарм. Вся ее фигура дышала здоровьем и чистым благородством. Женщина была чересчур похожа на того военного; настолько, что можно было бы предположить, что она его родственница. В разговор были вовлечены еще трое. Среди них неожиданно оказалась уже знакомая Эшли личность. Хотя Джоунс вовсе не создавал впечатление мальчика на побегушках рядом с остальными. Странно. Его собеседником был высокий мужчина с темно-русыми волосами, отливающими бронзой. Он что-то рассказывал и громко смеялся, сильно выделяясь своим светлым настроем среди угрюмых коллег. Как и ярко-изумрудной рубашкой. Похоже, он привык быть ярким пятном на любом фоне. Последним из кабинета вышел человек, которого девушка так и не успела рассмотреть, потому что первым, на что упал его взгляд, оказалась она сама. Тихо выругавшись и тридцать три раза поклявшись засунуть свое чертово любопытство куда подальше при первой же возможности, девушка с ужасом поняла, что он направляется прямиком к ней. Конечно, она ведь, как идиотка, стояла и молча пялилась на своих будущих, хотя, скорее, уже настоящих боссов. У Эшли больше не возникало сомнений, что эти люди были управляющим советом. И вместо того, чтобы создать первое впечатление скромной работящей персоны, она… Что сделала, то сделала. Ричардс, в попытках как можно скорее занять себя каким-нибудь делом, изо всех сил пнула автомат, который по придуманной ею в ту же секунду версии отказывался выдать ей положенный «сникерс».

Приближающийся звук шагов заставил ее приготовиться к худшему. Только с ней могло произойти такое. Вылететь с работы с публичным позором, даже не приступив к ней — крайне лучезарная перспектива. Хотя в чем она виновна? Всего-навсего зазевавшийся новичок, что с нее взять? Но ожидания девушки вновь, в который уже раз, не оправдались. Вместо разъяренного выговора за только им самим известные нарушения, Эшли грубо схватили за руку и поволокли в неизвестном направлении. Она почувствовала, как уровень адреналина подскочил до предела. Ричардс истошно пыталась вырваться, но хватка мужчины была настолько сильна, что все ее слабые попытки были тщетны. Выкриков и мольбы о помощи будто никто не слышал, когда ее, брыкающуюся, тащили мимо вышеупомянутых начальников. Одни усмехнулись, другие сделали вид, что не заметили. Проклятый Джоунс вообще, похоже, витал в облаках. В ее голове родилось уже бесчисленное количество идей, что с ней могли сделать: расчленить и продать на органы, использовать свежее мясо как приманку для какой-нибудь твари в одной из очередных операций, да и, в конце концов, утолить физиологические потребности да бросить подыхать в вонючей подворотне. Просто чудесно.

***


Еще спустя пару мгновений Эшли толкнули в какой-то кабинет, и она весьма некстати оказалась прижатой к стене.
— Ты можешь мне нормально объяснить, какого черта ты здесь делаешь?

Ричардс показалось, что ее огрели по голове. Мысли, еще недавно бурно метавшиеся, поспешили ретироваться. Она в неверии смотрела в эти серые, но невероятно теплые глаза и пыталась понять, спит ли она, или призраки прошлого решили навестить ее наяву. Воспоминания замелькали перед глазами.

Вот она, еще совсем девочка, сбегает из-под надзора школьных учителей и изо всех сил несется к заднему двору какого-то здания, где ее поджидает торопящийся темнокожий дилер. Не в первый раз девушка трясущимися руками обменивает деньги на небольшой белый пакетик, едва сдерживая слезы от безысходности. Вслед за ней появляется следующий покупатель, светловолосый парень чуть старше нее, который неспешно говорит с афроамериканцем, как со старым знакомым, после чего торговец скрывается за углом. Следующая картинка залита солнечным светом: они вдвоем сидят на берегу Джеймс-ривер, смотрят на изредка проносящиеся мимо моторные лодки, на минуту разрушающие тишину своим ревом, и автомобили, ползающие, словно тараканы, по перекинутому через реку мосту. Они устроились прямо на каменной плите, согретой весенним солнцем, у самой воды: он — на краю, свесив ноги над речной гладью, а она — подтянув колени к подбородку. Он молча вертит в руках пакетик, изредка подбрасывая его в воздух, и делает вид, что не замечает пристального взгляда ее мутно-зеленых глаз, дрожания рук, готовых в любой момент поймать наркотик за доли секунд до падения прямиком в Джеймс-ривер.

— Давай так, — не спеша начал он, — ответишь на три моих вопроса, и получишь дрянь назад, хорошо?
— Что еще за дурацкие игры? — невесело рассмеялась Эшли.
— Нет, никаких игр, чисто мое любопытство. Ну и простая попытка начать разговор.

Девушка с недоверием посмотрела на него, но не заметила ничего подозрительного. Он улыбался, но это был не измученный оскал и не ехидная усмешка, которые она привыкла видеть. Искренняя улыбка освещала его широкое, не слишком симпатичное лицо, такое… простое, настоящее.

— Не знаю, что ты задумал, но ладно, — буркнула Ричардс. — Согласна.
— Расскажи о своих друзьях. Они тоже частые гости у Гуати?
— Друзья? Нет, что ты, нет, — бессвязно залепетала она, но потом замолчала, осознав правду. — Да. Все они. Дори, Джеймс, да и Энни иногда. И остальные.
— Ого, ничего себе. У тебе правда столько друзей? — решил удостовериться он.
— К-конечно, — с сомнением проговорила девушка. — Как у всех. У всех же есть друзья.
— Уверена?
Она молчала, следя за спокойными и величавыми волнами.
— А семья? Родные?
— Я часто бываю у тети Рейчел и дяди Ника. Вообще, по документам после смерти мамы я живу с ними, но мне, честно говоря, лучше дома. На прошлые летние каникулы я ездила к папе. Он работает в детском лагере в Абингдоне. Видишь, не все так уж и ужасно.
— И правда. Они одобряют твое «увлечение»?
— Они не знают.
— Ты правда так думаешь?
Парень оглядел ее с головы до ног, тощую, сгорбившуюся, с синяками под глазами и зеленой кожей, и хмыкнул.
— Не многовато ли вопросов? — ощетинилась Ричардс.
— Клянусь, последний. Хочешь, чтобы в будущем у тебя была семья?
— Знаешь, мне это надоело! Я давно поняла, к чему ты клонишь. Если хотел прочитать мне нотацию, сказал бы сразу!
Эшли вскочила на ноги и направилась подальше от него. Но остановилась и неуверенно обернулась, глядя на пакетик, по-прежнему находившийся в его руках.
— Отдай, — обиженно попросила она севшим голосом.
— Хорошо, нет проблем, как и договорились.
Новый знакомый без препираний протянул ей наркотик. Почему-то
она стояла, нахмурившись, и не осмеливалась забрать его.
— К черту, оставь себе.
Девушка почувствовала, как защекотало в носу, и поспешила уйти.
— Хоть на этом спасибо. Знаешь, мне он, наверное, нужнее. Сегодня я узнал, что мой брат — гребаный педик. Классно, не правда ли?
Эшли улыбнулась, но не сказала ни слова, удаляясь от речного берега.

— Картер…
— Повторяю вопрос, что ты здесь делаешь? — четко разделяя слова, произнес парень.
— Да, вроде как, работаю… — едва слышно прохрипела она, пытаясь состроить на своем лице подобие улыбки.
— Вот этого только не хватало. Чтоб их всех… Неужели во всех Штатах нет кандидатуры более подходящей, чем ты?
— Не знаю.
— Ладно, я разберусь с этим. Твоей ноги здесь больше не будет.
— Эй, эй, притормози. Ты вообще меня не хочешь спросить?
Ричардс с усилием отлипла от стены и, вздернув нос, направилась к дивану.
— Может, я сама хочу здесь работать.
— Слушай, ты не понимаешь, о чем ты говоришь. Ты даже представить себе не можешь, насколько все хуже, чем кажется. Просто поверь мне, ладно?
— Стоп, а ты-то откуда такой «просвещенный» взялся? — прищурившись, поинтересовалась девушка.
Он рассмеялся и, подойдя к ней, шутливо поклонился.
— Разрешите представиться: Картер Уэлш, руководитель отдела по связям с общественностью; к твоему сведению, — он взял со стола старую черно-белую фотографию в резной деревянной рамке и указал на бородатого мужчину, — это мой прапрадед.

Эшли в полнейшем непонимании подняла на него глаза, казалось, отказываясь более верить. За один день произошло слишком много событий, перевернувших весь ее мир, и она, в конце концов, просто устала. Теперь еще выходит, что единственный человек, которого она с натяжкой могла назвать своим другом, просто-напросто врал ей все недолгое время их знакомства.

Берег Джеймс-ривер стал постоянным и неизменным местом их встреч. Каждый пятничный вечер они проводили, наблюдая, как ветер создает рябь на поверхности реки, и беседуя о своей жизни. Она сама стала реже посещать Гуати: все, что она раньше заглушала наркотиком, теперь выливалось из нее с простым разговором. Это было слишком ново для нее, но, во всяком случае, не так пагубно.

— Выходит, ты не из наших? — с укором прошептала она. — Почему ты не говорил?
— О чем? Не думал, что тебя волновала сумма денег на моем счете.
— Начнем с того, что я даже не знала о существовании этого счета.
— Счетов… — пряча взгляд, с улыбкой поправил он. — И это было то, что вскоре я смогу назвать бурным прошлым.
— Чудно, — холодно прокомментировала Ричардс, бесцеремонно выхватив у него из рук фотографию. — А кто все эти люди?
На потрепанном фото были изображены четверо немолодых мужчин в старомодной верхней одежде, годов этак двадцатых.
— Третий по счету Совет с даты основания: Гаррисон, Джоунс, Айсмит, ну и Уэлш, — задумчиво пояснил Картер, устраиваясь рядом на диване.
— Подожди, — недоумевала Эшли, с усердием пытаясь вновь погрузиться в историю, поведанную Михаэлем Кэнделзом, — а как же пресловутый Коллинз? Мне показалось, что все строилось именно вокруг него.
— Дело в том, что после смерти его жены, Джессики, Коллинз съехал с катушек. Неделями пропадал на охоте, ни с кем не общался и, в общем-то, стал жить одиночкой. Ходят слухи, что он говорил с ней, будто она все это время была рядом. А еще он стал выращивать розы. Белые, как она любила. Только вот на их лепестках стали появляться багровые пятна, похожие на капли крови. Конечно, это была какая-то болезнь, но он не принимал этого. Коллинз просто обезумел. Совет удерживал его, насколько мог, но Луи сбежал. А спустя месяцы вернулся и, представь себе, с добычей. Он отомстил, монстр был убит.
— Как… как ему это удалось?
— Понятия не имею, но факт остается фактом. С тех пор Объект Номер Один находится в хранилище IHC.
— Поймали эту… чупакабру?
— Кого? Чупакабру? — расхохотался парень.
— А что, нет? — смущенно спросила Эшли, едва сдерживая смех. — Не похоже?
— Господи, за что ты свалилась мне на голову? — театрально вскинув руки, воскликнул Картер. — Нет, эти твои «чупакабры» — развод для прессы и доверчивого народа. Иногда мы сами распускаем эти слухи, чтобы не привлекать внимания к реальным операциям. На настоящих монстров мало кто может наткнуться, и уж тем более, эта информация никогда не сможет попасть на всеобщее обозрение. Мы за этим тщательно следим. Хотя большинство существ сами ни за что не захотят быть обнародованными.
— Захотят? То есть как это?
— Многие из них занимают очень высокопоставленные должности, в том числе в правительстве, по всему земному шару. У них есть семьи, дети. Они счастливы. Наша же задача — устранять агрессоров.
— Хм, не думала, что они настолько… повсюду, — помедлила она. — Кстати, а как твои предки затесались в Совет?
— Родственники со стороны миссис Коллинз, — индифферентно пояснил Уэлш, будто не желая более углубляться в эту тему. — Будешь кофе?
— Нет, — с жаром выпалила она, но, наткнувшись на его недоумевающий взгляд, продолжила, — меня уже здорово напичкали всякой отравой, так что, думаю, с меня на сегодня хватит.
— Ты об этом… Знаю, средневековые методы, но так мы стараемся обезопасить себя. Метка помогает чистильщикам. В случае отказа нетрудно понять, чье дело подлежит форматированию. А если все проходит нормально, то один глоток — и ни следа.
— Как это работает? Эта штука не только отметину стирает, но и, вроде как, заживляет все раны. Обновляет.
— Нам нужно сказать спасибо одному медицинскому центру в Трентоне. Конечно, не совсем медицинскому – там работают и физики, и биологи, и даже инженеры. Безусловно, засекреченно. У нас там свои люди, и их разработки во многом определяют успех компании. «Эта штука», как ты говоришь, была создана в ходе исследований в области лечения злокачественных раковых опухолей, но получила свое применение в несколько другом направлении. Понятия не имею, как она действует, но результат на лицо.
— Более или менее ясно, — кивнула Эшли, теряясь в водовороте получаемых сведений. — Но что с остальными? Что с ними делают ваши чистильщики? Наведываются домой и щелкают красным огоньком?
— К сожалению, нет, — грустно усмехнулся Картер. — К этому мы еще не пришли. Я не особо посвящен в их дела, но чаще всего в течение пары недель происходит какой-нибудь несчастный случай, как-то: авто- или авиакатастрофа, нападение дикого зверя, смерть от неудачного удара грабителя — не слишком гуманно, я думаю.
— Господи, — простонала Ричардс, обхватив голову руками, — какое право вы имеете так поступать?
— Согласен, никакого, но это не нам с тобой судить. Все было решено лет сто назад.
— Вы же Совет! Это вы управляете здесь всем. И почему это вы не можете просто взять и отменить эту дикость!
— Это Устав. Его нельзя изменить.
— Почему? Так написано в Уставе, да? Что за идиотизм, мать вашу!
— Там, конечно, нет пункта, запрещающего изменение другого пункта, но для этого нужно согласие всех членов Совета, а некоторые из них весьма и весьма консервативны.
— У вас же есть кто-то вроде генерального директора, почему он не может убедить остальных?
— Да потому что Джоунс не может убедить в первую очередь самого себя.
— Джоунс ваш генеральный директор? — опешила Эшли. — С чего бы ему тогда возиться с кандидатами?
— Дэн заинтересовался новичками? — искренне недоумевал он. — Я не в курсе.
— Проехали… — отмахнулась та. — Расскажи лучше об остальных членах Совета.
— Хорошо, — немного погодя, согласился он.

Картер прошел к своему столу, одному из немногих предметов интерьера (здесь, в IHC, похоже все старательно придерживались неброского минимализма), и взял рамку с другой фотографией, после чего не спеша вернулся к девушке. Она принялась внимательно разглядывать изображенных на ней людей. Честно говоря, в то время, когда было сделано фото, они больше походили на безрассудных тинейджеров, чем на Управляющий Совет мировой корпорации.

На переднем плане с неповторимой смесью восторга, ужаса и отвращения на лице едва стояла улыбающаяся блондинка, из последних сил удерживая в руках огромную рыбину. Ее светло-карие глаза сверкали настолько ярко, что казалось, будто это не пламя костра освещает сумеречный берег реки, а именно они. Пшеничные волосы девушки были убраны в высокий растрепанный хвост. На ее щеке красовалась пара красных пятен, комариных укусов, что, несомненно, говорило о том, что ребята уже долго были на рыбалке.

— Лилиан Айсмит, — сухо прокомментировал Уэлш. — Занимается определением задач, направлений работы. Ее отдел принимает звонки, штудирует газеты, оформляет документы, составляет планы, ведет переговоры — в общем-то, вся офисная работа. В последнее время перестаю узнавать ее. Все мы выросли вместе и знаем друг о друге всю подноготную, но недавно я заметил: с ней что-то происходит. Она становится слишком похожа на своего брата. Гены, наверное. Собственно, Сэм, Сэмюэль, если быть точным, Айсмит.

Картер указал на, тогда еще, паренька, стоявшего за спиной сестры. Он был все таким же мрачным, каким Ричардс видела его несколько минут назад. Сэмюэль говорил по телефону и, казалось, был настолько увлечен в важный разговор, что попытка отвлечь его для памятной фотографии едва не потерпела неудачу. Его серо-голубые глаза смотрели отреченно, будто его взгляд задержался на объективе камеры всего на пару мгновений. Взъерошенные светлые волосы Айсмита еще не были так коротко острижены, и стрижка, похоже, была единственным отличием от него нынешнего.

— Чем он занимается? — спросила Эшли, уже твердо уверенная в том, что сейчас услышит.
— Шеф чистильщиков, — угрюмо ответил Картер, но, поспешив, добавил, потирая виски. — Ну, еще он возглавляет операции, в которых необходимо вмешательство вооруженных людей, и, собственно, договаривается о поставке самого оружия.
— Я так и думала, — кивнула она, пробегая глазами по своему давнему знакомому, подстраховывавшему Лилиан на случай падения чересчур тяжелого груза, и Джоунсу, приобнявшему их обоих за плечи. — А это Гаррисон?

Девушка ткнула пальцем в молодого человека, с огромной улыбкой на лице показывавшего жестом, насколько огромным оказался их улов.

— Да, его трудно не узнать. Таким же был его отец, да и, скорее всего, все Гаррисоны. Ходячее безумие, вечно в отличном настроении. Джордж до сих пор все никак не вырастет.
— Джордж, как тот, первый Гаррисон?
— Полный тезка. Да и, судя по сохранившимся запискам, его копия и внешне, и внутренне. Его дело, кстати, работа и переговоры со сторонними компаниями и прочими организациями.
— Что ж, — задумчиво протянула Эшли. — теперь все, кажется, ясно, и не так страшно.
— Не страшно? — возмутился Картер. — В ближайшие годы тебя будут использовать, как простую рабочую и военную силу. И все было бы не так ужасно, если бы это было так, как ты привыкла думать. Большинство новичков не выживает. Лучше бы ты даже не пыталась представить, с какими существами тебе придется столкнуться.
— Вот только не надо меня пугать, — отмахнулась она. — Хуже уж точно не будет. Как говорится, поживем — увидим. Я больше думаю о том, как я опозорилась перед советом. Они же теперь будут думать, что я психованная дикарка!
— Об этом даже не переживай. Бьюсь об заклад, никто из них даже не заметил тебя. Ну, разве что Гаррисон. Обещаю, если что — я позабочусь о нем.
— Спасибо, — упавшим голосом произнесла девушка, положив голову ему на плечо.

Она благодарила Бога, что рядом вновь есть человек, которому не все равно.

_________________________________________________
* — Отрывок из песни Three Days Grace — The Chain








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): Katherine_Lewis (04.11.2012)
Просмотров: 587

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4380
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн