фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 15:06

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Pandora Hearts

  Фанфик «На прощание | эпизод 1 Очки»


Шапка фанфика:


Название: На прощание. Эпизод 1. Очки
Автор: Anzz
Фэндом: Сердца Пандоры
Персонажи/пейринг: Зарксис Брейк/Лиам Лунеттес
Жанр: флафф
Тип/вид: слэш
Рейтинг: R
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймеры: не претендую
Размещение: только с согласия автора


Текст фанфика:

Здание «Пандоры» постепенно затихало. Те, кого так надолго задержало совещание, наконец расходились, спешили по домам….. Лиам продолжал работать в своем кабинете. Сегодня он снова задержится допоздна. Конечно, он оправдывает это тем, что накопилось много работы, а затянувшееся бесполезное совещание отняло у него слишком много времени. Герцог Барма будет недоволен, если он не успеет привести в порядок все отчеты.
А возможно…. В действительности ему просто не хочется идти домой. Его ни ждет там ничего к чему хотелось бы спешить…. Здесь же была работа, возможно, не любимая, но ответственная, поглощающая время, отвлекающая от всех неприятных раздумий…..о сокровенном.
Глаза пробегают по описаниям чужих выполненных или проваленных заданий, автоматически отмечая ошибки, просчеты, неточности. Там, за стенами «Пандоры» во мраке ночи и смраде подворотен идет кровопролитная война, а он …… отмечает чужие ошибки, просчеты, неточности. Он тоже делает важное дело, но в отличие от тех, чьи донесения он читает, его жизни здесь, за этим столом, ничего не угрожает. Не он выбирал такую должность, герцог сам определил ему это место, наверное, благодаря его ответственности и скрупулезности во всем, до мелочей.
Лиам вздохнул и откинулся на спинку кресла. Всегда кому-то приходится заниматься бумажной работой, кто-то корпит в тылу, когда другие бьются на передовой. Он же получает отчеты, отмечает ошибки, просчеты, неточности. Зарксис тоже бьется где-то там. Сражается с очередной цепью совершенно не заботясь о собственной безопасности…..или делает вид…. Его бросают против самых сильных противников, владение Безумным шляпником обязывает….. Лиам холодеет, читая эти отчеты. Излишне сухо, сжато, коротко, но он-то уверен, что Зарксис опять рисковал, скользил по грани с грациозностью канатоходца и улыбался… Нет усмехался, издеваясь над собственным критическим положением! И Лиам боялся, панически боялся, что когда–нибудь прочтет отчет с именем Брейка, написанный чужим подчерком, последний холодный отчет о гибели еще одного служащего «Пандоры». Что же тогда будет с ним? Сердце заныло. И ведь это непременно случится. Зарксис не желает думать о себе. Будет играть до последнего вздоха, только для того, что бы просто играть.
Довольно. Опять его мысли сошлись на Брейке. Почему он думает об этом сейчас? Зачем заставляет себя переживать призрак будущей боли? Готовится? Боится не выдержать, когда время придет? Довольно же. Его стол завален бумагами, а время быстро приближается к полуночи. А ведь Зарксис сегодня был как-то особенно задумчив, рассеян, не слушал доклады, не участвовал в обсуждениях, и даже кажется как-то странно на него посматривал единственным рубиновым глазом…… Хватит! Зарксис всегда странен, никогда нельзя было определить наверняка, о чем он думает, даже если он сам об этом говорил. Нужно сосредоточиться на работе, иначе ей так и не будет конца. Завтра ему делать доклад, голова должна быть ясной, а не забита всякой фиолетово-конфетной чепухой. Да, пусть таким и остается, раз не желает покидать его мыслей, бесполезной фиолетово-конфетной чепухой!
- Совещание сегодня было каким-то особенно скучным, - прозвучал откуда-то сзади протяжный голос Брейка.
От неожиданности Лиам вздрогну.
-За.... Брейк? Что ты тут делаешь? – и сердце почему-то бешено заколотилось.
Шляпник стоял у его кресла, облокотившись спиной об алый бархат обивки. Усмехнувшись растерянности Леама, он перегнулся через мягкую преграду, на которую теперь легла его спина. Так их лица, обращенные друг к другу оказались совсем близко… Лиам даже почувствовал карамельный аромат очередной сладости, только что растворившейся во рту Зарксиса. Сердце забилось столь громко, что эту предательскую подробность наверняка заметил даже Брейк.
- Я зашел к тебе по делу. Разумеется, - как ни в чем не бывало заявил Шляпник, - но вижу ты очень занят.
- Да, я занят, - ухватился за эту отговорку Лиам.
«Как будто это его когда-то останавливало», - разражено пронеслось в голове.
Руки принялись быстро перекладывать бумаги, изображая серьезную деятельность.
И почему они подрагивают? Почему сердце не успокаивается? Почему он отводит глаза, когда ему так мучительно хочется смотреть…..? И совсем не на эти постылые отчеты! Потому что Зарксис все еще так близко? Потому что его обоняние все еще ласкает сладостный запах? Потому что белые с сиреневатым отливом волосы именно сейчас нежно касаются его щеки? Вся эта шутовская, но такая провокационная поза с перекидыванием через спинку кресла, к чему она?
- Интересно, каким образом тебе удается читать эти бумаги, если твои очки совсем запотели? – насмешливо поинтересовался Брейк.
- Я….., - Лиам быстро снял выдавшие его стекляшки и принялся нервно протирать их.
Он и не заметил, что очки помутнели, потому что даже и не пытался прочесть, ставшие сейчас таким не важными слова и цифры.
- Так даже лучше, - проворковал Шляпник, вытягивая предательский аксессуар из его затрепетавших пальцев. - Уровняем шансы.
- В каком смысле? – душу начали бередить нехорошие предчувствия.
«Зачем же ты пришел, Зарксис?»
- Ты же знаешь, что мой единственный глаз быстро теряет былую остроту.
- Да, это печально.- обронил Лиам тут же намереваясь спросить, к чему тот все же клонит.
- Нет, временами это даже удобно. Зрение не отвлекает от гораздо более важного. Сейчас и ты в этом убедишься.
И Брейк неожиданно сделал то, от чего Лиама передернуло, и он резко отшатнулся. Прикосновение. Он даже не понял, что это было. Легкий укус? Стремительно приблизившись Шляпник повторил снова. Лиам опять нервно вздрогнул. Поцелуй в шею?
- Что….? Что ты делаешь? – его дрожащий голос ушел в глухой шепот.
- Странный вопрос, - беззаботно хихикнул Брейк. - Ты бы уже должен знать, что такое поцелуй.
- Я…. я спросил не об этом…..я ….
Пользуясь его растерянностью Зарксис еще дважды коснулся его губами, каждый раз вызывая в Лиаме конвульсивное содрогание. Разум захлестнула буря чувств. Почему сейчас? Почему вдруг? Неужели это опять дурная шутка? Всего лишь шутка?! Да, это очень похоже на Брейка, определить слабое место и ударить именно туда…..шуткой, злой шуткой. Но как он догадался, ведь Лиам всегда держал себя в руках, контролировал каждый свой вздох, каждое движение, взгляд, боясь быть понятым, раскрытым, обезоруженным и осмеянным! Сам виноват! Именно сейчас все было против него! Он выдал себя с головой! От оглушительного барабанного боя сердца, до запотевших очков, от неловкой растерянности до невозможности резко оборвать его странные действия - все ясно говорило само за себя. И такой проницательных хитрец, как этот любитель колкостей, не мог всего этого не заметить. Он должен взять себя в руки. Немедленно прекратить эту сладостную пытку. Проклятый шутник! Именно злость поможет ему развеять эти фиолетово-конфетные чары.
- Зарксис Брейк! – как можно тверже воскликнул Лиам, вырываясь из затягивающего его омута, - Извольте немедленно прекратить. И верните мои очки, у меня действительно очень много срочной работы.
Встав, он протянул к Шляпнику руку, пытаясь даже не задеть его взглядом, он и так знал, что его слишком страстный порыв вызовет на карамельных губах только ироничную усмешку. Зарксис соскользнул с кресла и оказался прямо у него за спиной. Руки на мгновение обвили его стан, а потом стали быстро расстегивать верхние пуговицы форменного пиджака. От столь вызывающих, но столь многообещающих действий, у Лиама перехватило дыхание. Вдруг запылавшие губы не могли вымолвить ни слова, а ведь он должен немедленно это прекратить! Гадкая шутка заходит слишком далеко! Он слышит его дыхание у самого уха, ощущает его тепло и расползающееся оттуда чувство щекочущего восторга. Если бы легкий порыв дыхания Зарксиса проник еще дальше, задел то, что в глубине жаждет этого необычного прикосновения…… Голову охватывает сладкий дурман, ноги проваливаются куда-то……Брейк останавливается на середине. Отворачивает левую полу пиджака и аккуратно вкладывает очки в потайной карман.
«И это все!» - возмущается раззадоренное тело.
Бесчестный шутник!
Дело завершено, но руки Зарксиса так и остались полуобхватом на его талии.
Надо собрать волю в кулак и дать решительный отпор!
Лиам снимает с себя его руки. Такие тонкие и невесомые….. но он знает, какая сила кроется в них……., сжать за запястья и затянуть их на себе еще сильнее, что бы Брейк прильнул вплотную к его спине, что бы услышать, что его сердце тоже встревожено бьется. Затянуть их себе на шеи, как удавку, что бы больше ненужно было ни в чем сомневаться….. Такие изящные кисти, что их хочется покрыть поцелуями….
- Вы ведете себя не допустимо! – с невероятным напряжением воли Лиаму удается продолжать играть роль возмущенного сослуживца. - Для меня это совершенно не приемлемо. И вы отвлекаете меня от работы!
- Зачем отрицать очевидное? – томно шепчут ему на ухо карамельные губы.
Лицо Лиама заливается краской. Хорошо, что Зарксис не может этого сейчас видеть, иначе всего усилия создасть маску неприступности будут совершенно бесполезны.
- Что это значит? – вырывается возмущенный возглас. - Я никогда не давал тебе повод думать…...!
- Все очевидно, - настойчиво повторил Брейк, его змеиный шепот будоражит уже другое ухо.- Но если тебе угодно играть, изволь. Ответь мне, Лиам, есть ли у тебя возлюбленная?
- «Пандора»… работа ……она отнимает у меня слишком много времени….. просто некогда подумать об этом…..,- смущенно пробормотал тот.
- А есть ли у тебя друзья?
- У меня прекрасные отношения с коллегами по работе, - на этот раз гораздо бодрее ответил Лиам.
- Я спросил не об этом, - что-то горячее и влажное легонько коснулось его и без того пылающего уха.
Лиам резко повернулся и встретился взглядом с хищным взором рубинного ока. Видеть Шляпника было еще невыносимее, чем слушать и ощущать. Действительно хорошо, что Зарксис предусмотрительно снял с него очки. Мир потерял свою безжалостную четкость, и он мог спокойно не замечать того, чего не хотел. А сейчас ему очень не хотелось разглядеть во взгляде искусителя настоящую издевку.
- Может быть тебе это и кажется чем-то другим и даже не важным…., - он поспешно отвернулся и принялся бессмысленно перекладывать бумаги, что бы хоть чем-то унять разрастающееся волнение.
- Хорошо, - промурлыкал Шляпник, - тогда ответь на последний вопрос: есть ли кто-то, кого ты ненавидишь больше, чем меня?
- Нет, - он снова не смог не повернуться. Опалил душу его горящим взглядом, и опять соскользнул в спасительное созерцание отчетов, но тут же спохватился. - То есть, нет! Нет, я вовсе не питаю к тебе ненависти. С чего ты взял?
- Видишь ли, все, кто со мной более-менее знаком в списке людей, которых хочется если не убить, то изрядно подпортить им красоту лица, на первое место ставят именно меня. Значит, ты ко мне относишься иначе?
- Брейк. - обреченно выдохнул Лиам. - Я устал от твоих шуточек и странных намеков. Довольно. Меня ждет работа, а тебя, наверное, леди Рейнвордс.
- Ах, вот что тебя волнует, - расплылся в улыбке Шляпник. - Теперь, надеюсь, ты не станешь закрывать мой единственный глаз на очевидность. Я для тебя гораздо важнее, чем ты готов себе признаться.
Дурманящие поцелуи опять обжигали его шею, и он снова болезненно ежился от каждого из них. Руки Зарксиса проворно проскользнули под его полурасстегнутый пиджак, потом под рубашку. Пальцы шутника были поразительно холодными. Соприкосновение их льда с разгоряченным телом Лиама обжигало и затягивало остротой ощущений. Дыхание стало порывистым и тяжелым. Он напрягся всем телом и замер, натянувшись до звона, как струна. Одно точное прикосновение и струна либо запоет небесный гимн, либо лопнет ….
Возможно, действительно пришло время во всем признаться, если Зарксис и так догадался, не смотря на все попытки Лиама срыть правду в самом потаенном уголке своей души. Сделать, наконец, этот мучительный шаг в его сторону. Перестать издеваться над своей единственной сильной привязанностью. Броситься в омут страсти, отдаться порывам вожделения, позволить всему этому безумному потоку унести себя в пределы блаженства. Прекратить изначально бесполезную борьбу со своей болезнью по имени «Зарксис Брейк». Да, это именно болезнь, беспрестанно истязающая его упоительным страданием недозволенности. Он заразился им с первого взгляда, когда они с мисс Шерон только нашли его окровавленного и едва живого у врат Бездны. Тогда он казался ему загадочным, отстраненным рыцарем, сокрывшим в душе некую ужасающую боль, не терпящим не сочувствия, ни жалости. Ледяная неприязнь окатывала любого, кто пытался даже просто заговорить с ним, но Лиама уже тогда непреодолимо тянуло к нему. Их отношения завязывались и развивались медленно, слишком медленно для Лиама. Даже сейчас, даже перед самыми близкими, Брейк продолжает держать оборону на последнем рубеже своего сокровенного. Постепенно Зарксис снова научился улыбаться, затем надел маску, которая просто вросла в его образ. Она порвзительно органично подходила его новому осознанию себя, а потому тоже сводила Лиама с ума. Он даже не мог решить, каким Шляпник нравится ему больше.
У болезни нет объяснения, она просто существует, она властно разрастается, овладевая им целиком, не смотря на то, что он делает попытки побороть ее и постоянно проигрывает, в действительности упиваясь своим поражением и беспомощностью пред ним……Зарксис…..Зарксис…..
Ловкие пальцы опять занялись пуговицами. Окончили ряд пиджака. Перешли к рубашке. Движения замедлились. Брейк неторопливо вытягивает еще не до конца разъединенную застежку сорочки из его брюк. Высвобождаемая ткань скользит по тому, что уже и без того переполнено бурлящей страстью. Огненная сжатая пружина готова развернуться…… вырваться наружу…. Ткань форменных брюк выгибается со всей бесстыдной ясностью. Его холодные пальцы продолжают вынимать пуговицы из петель, они неминуемо спускаются вниз, словно невзначай задевают точку наивысшего напряжения. У Лиама мутнеет в глазах. Вся кровь хлынула туда, пронося по жилам сладостную истому предвкушения. И вот рука Шляпника уже со всей определенностью ложится на жаждущую ласк возвышенность. Проходит с легким нажимом сначала вниз, потом снова вверх.
Стойкость покидает его. Лиам склоняется к столу, опираясь на вытянутые руки. Выдох переходит в нежный стон. Руки Брейка движутся поразительно точно, именно так как хочется ему сейчас больше всего. Одна - на груди, слегка царапая и сминая кожу, вторая – ублажая его стремление вырваться….. Губы порхают по шее, по щекам, по плечам, открывающимся из под сползающей одежды. Глаза пытаются закрыться, что бы отгородить его от холодного внешнего мира, и дать полностью утонуть в горячем блаженстве. И все же приученный долгой работой взгляд падает на бумаги и задерживается, без помощи очков он не различает слов, но его цепляет один вид стройных рядов официальных фраз. Происходящее словно зеркально отражается. Как безумно, как должно быть гадко, все это выглядит со стороны! Это не может быть ничем иным, кроме шутки! Издевки! Он проявил слабость. Ему так страстно этого хотелось, что он легко попал в расставленные шутником сети! Это нужно немедленно прекратить! Вырваться! Пусть даже сбежать! Пока еще не поздно! Пока он не проиграл себе и ему окончательно!
Лиам отталкивает эти затягивающие его в безумие страсти руки.
-Нет! Нет! Нет! – сначала хрипит, а потом кричит он.
Резко поворачивается всем телом и оказывается с объектом своего испепеляющего вожделения лицом к лицу. Разве это спасет его? Рубиновый глаз алчно поблескивает. По тонкому лицу блуждает нега. Губы чуть припухли, от прилива крови. И все это сплетение маленьких волнующих подробностей выносит Лиаму безжалостный приговор. Ему не уйти.
«Значит это не шутка», - шумит в голове, лишая его последнего довода для сопротивления.
- Ты хочешь так? – полуутверждая полувопрошая протягивает Зарксис.
Довольно же! И Лиам набрасывается с поцелуем на дразнящие карамельно-сладкие губы Брейка. Тот должно быть немного удивлен, и некоторое время позволяет ему наслаждаться по своему усмотрению. Буря желания захлестывает. Тело дрожит от бешенных ударов сердца, колотящихся внутри приливов. Его пальцы не такие проворные, как у Брейка, он путается в застежках, нетерпеливо тянет, пытаясь даже просто разорвать! Он стремиться прикоснуться к обнаженному торсу Зарксиса, слить их страстный огонь воедино, всего покрыть поцелуями, захлебываясь от восхищения.
Шляпник позволил ему снять с себя пиджак, но когда Лиам уже совладал с первыми противными пуговками рубашки, остановил его руки, и мягко, но настойчиво, склонил на стол, прямо на ворох так и не разобранных отчетов. Тут Лиам понял, что погиб окончательно, дороги назад не будет, мир безвозвратно измениться, и болезнь по имени «Зарксис Брейк» теперь не отпустит его никогда. Пусть будет так! Пусть мир умчится сейчас в неизведанные дали, оставив им только друг друга, одарив их лишь этими минутами безмерно счастья.
Теперь Зарксис целовал его сам, то страстно, то нежно, то слегка прикусывая, то поглаживая кончиком верткого языка, и Лиам то замирал, заходясь в приступе наслаждения, то рвался ответить, что бы дать почувствовать Брейку всю мощь порожденной им страсти. Холодные пальцы, став лишь немного теплее, вихрем проносились по самым чувствительным точкам. Лиам даже представить себе не мог, что его тело способно так неистово трепетать всего лишь от скольжения по нему рук…. «Самых желанных на свете рук! От самых неземных прикосновений!» - стонал разум.
Даже если бы Брейк не делал сейчас ничего, даже если бы просто позволил ему самому…. И даже если бы только обнял, прижал к своему сердцу, убедив его в полной искренности этого порыва, он уже был бы преисполнен безграничным восторгом, теперь же им овладевало бесконтрольной сладостное безумие, сметающее все на своем пути к заветной цели.
Наконец руки Шляпника дошли до застежки его брюк. Петли были так натянуты от внутреннего распирания, что пуговицы выскользнули из них при первом же прикосновении. Зарксис отстранился, что бы сбросить с него последние ненужный оковы одежд, но Лиам тоже приподнялся, последовав за ним. Его жутко раздражало, что сам Шляпник остается таким одетым, а он жаждал полного открытого соприкосновения, что бы почувствовать его всем телом, то вжиматься, то целовать, скользить языком по коже, дурманящей его одним своим видом, манящей едва уловимы теплом и ароматом.
Как много мерзких пуговиц! Отвратительных маленьких препятствий на пути к вожделенной плоти! Его вибрирующие от сладостного перенапряжения пальцы снова запутываются в них! Зарксис перехватывает его запястья и разводит в стороны, отвлекая жгучим лобзанием. Бесшумно спадает одежда. Леам делает еще одну попытку освободить манящее тело от рубашки. Брейк уклоняется, уходя вниз, что бы избавить его от того, что было задержано резиновой перетяжкой, и снова всплывает перед ним с загадочной улыбкой на устах. Лиаму уже безразлично, что скрывается за этой усмешкой, он просто хочет быть с ним, как можно ближе, как можно дольше. Новая попытка разорвать рубашку на груди Шляпника. Теперь он среагировал жестко, до боли стиснув трепещущие от желания руки. Единственный глаз сверкнул гневом. Не проронив не слова, он ясно дал понять, что отказывается подчиниться желанию Леама. Тот немного растерялся. Зарксис недоволен. Почему? Что бы мгновенно стереть этот момент из памяти, Шляпник направляет его руки к себе на пояс. И Лиам легко расстается с чувством неприятного укола, бросаясь выполнять желание Зарксиса. С этими пуговицами он справился гораздо успешнее, верно потому, что они тоже так и стремились быть расстегнутыми. Здесь-то он добрался до плоти, живой, горячей, трепещущей. Вот и дыхание Брейка заметно учащается. Лиам хотел покрывать его огненными поцелуями хотя бы там, где позволяют, но Зарксис потянул его за плечи наверх, как только нижняя часть его одежд тоже оказалась на полу.
Он снова уложил его на стол.
С тихим шорохом бумаги посыпались вниз с закачавшейся поверхности.
Сильные резкие удары сливались с биением его собственного сердца. От каждого порыва внутри все вибрировало, сжималось, конвульсивно разнося по всему телу упоительные волны блаженства. Лиам держал Зарксиса в крепких объятьях и, наверное, мешал его движению своими жадными поцелуями, но остановиться он не мог. Надвигаясь на него раз за разом, Брейк тихо постанывал. Лиам мог поклясться, что не слышал звуков прекраснее. Беспредельное, ничем не омрачаемое счастье, распирало его изнутри. Теперь и навсегда Зарксис принадлежит только ему! В восторге от этого ощущения Лиам прижимает к себе Шляпника еще сильнее, это неуместно сковывает движения Брейка, и он недовольно дергает плечами, что бы освободится. Лиам немного ослабляет руки, но лишь до приступа следующего порыва безмерного упоения свершающимся.
Мир млел в радужном блаженстве. Эта горячая всеохватывающая радость щедро изливалась из его содрогающегося тела. Сиреневое облако ласкало Лиама по лицу, позволяя обонянию ухватить тонкий аромат своего безумно желаемого владельца, заставляя его чувствовать, что он не только прижат к нему всем телом, но и окутан им с головы до ног, поглощен и выпиваем, как чаша хмельного дурмана.
Реальность преобразилась совершенно. Мир сошелся в одной точке. В груди заныло, и Лиам понял, что должен сорвать с себя последнюю печать, что бы раствориться в блаженстве без остатка. С его губ полетели слова, возможно глупые, конечно неуместные, но, если он не исторгнет их сейчас, потом будет поздно.
- Зарксис, умоляю, береги себя. Я без тебя не смогу…. Не выдержу…. Брось все это. Уйди. Твое тело измучено, зачем надрывать его еще сильнее? Зачем тратить на это время, которого осталось…. Не приближай свой конец, это жестоко. Я не хожу переживать твою гибель! Не хочу! Тем более зная, что ты погиб просто играя, просто уступив смерти, когда мог бы спастись. Уйди из «Пандоры»….. Куда угодно, только уйди. ……А если не хочешь, я сам поговорю с герцогами, тебя не будут посылать на задания…..только в самом крайнем случае……Нет! Тем более в крайнем не будут……Я сделаю все, что бы сохранить твою жизнь, как можно дольше! Даже если она не нужна тебе, она жизненного необходима мне! Ты мне нужен, проклятый клоун! Мне! Бесчестный шутник!
Лиам опять сжал его изо всех сил. Брейк вырывается, припадает поцелуем к его губам. Разумеется, он не слушает его сбивчивых горячих речей, но сказав это сейчас, Лиам найдет в себе решимость повторить это и в более подходящей обстановке.
Зарксис стонет, выгибается, по его телу прокатывается несколько волн сладостных судорог.
Когда он преодолел пик блаженства, Лиам не знал и сам. С первого нежного прикосновения волос Зарксиса к его щеке и до последнего мгновения, все слилось для него в дикую муку экзальтированного удовольствия. Вероятно, он совершил восхождение даже не единожды, но страсть, наконец безраздельно завладев его телом и своим бесценным объектом притяжения, никак не желала успокаиваться, дурманя его разум. Он не хотел размыкать объятий. Брейк затих и расслабился. Сейчас он принадлежал Лиаму еще полнее, чем даже в предыдущие бесконечно-мимолетные минуты слияния тел и страстей. Наступило время нежности. Лиам целует его шею, плечи, волосы. Сжимая крепче, вжимаясь плотнее. Ему горько, что все заканчивается, что окружающее обретает свои обычные черты, что мир безжалостно отберет у него Зарксиса и разделит их стеной глупых условностей. Он пытается продлить этот завораживающий сон как можно дольше. Поцелуи становятся все горячее, это отчаянная, невыполнимая просьба: «Останься моим. Не уходи». Они вытягивают Брейка из умиротворенного покоя. Он отстраняется. Поднимается. Его так и не сброшенная рубашка красноречиво измята.
Лиам соскальзывает со стола, опережая его наклон за брошенной на пол формой.
- Позволь мне, - несмело просит он.
Продлить хотя бы еще на мгновение, задержать рассеивающий дурман. Лиам тянет его брюки вверх не дожидаясь ответа, так руки запечатлят на его коже еще одно почти невинное прикосновение. Даже с пуговицами он совладал сразу и не глядя. Не хотелось отводить взгляда от лица Зарксиса, впервые Лиам видел на нем такое просветленное выражение. Как бы хотелось видеть его таким всегда, невыразимо прекрасным, непередаваемо желанным, загадочным и манящим!
- Тебе тоже помочь? – в голосе опять проскальзывает насмешка.
Лиам мотнул головой. Ему сейчас слишком хорошо, что бы обращать на это внимание, в конце концов, таков Брейк.
Одевается, снова заковывает себя в официальные рамки, попутно поднимая разлетевшиеся со стола бумаги. Несколько отчетов, принявших на себя бурю их страсти, безнадежно испорчены. Зарксис, пристроившись на подлокотнике его кресла, задумчиво смотрит в пространство. Достает из кармана очередной леденец, меланхолично разворачивает и подносит ко рту. Протягивает его по губе, по языку, растягивая раскрытие вкуса. Проваливаясь, конфета оставляет на устах блестящий сладкий след. Очки уже вернулись на свое законное место, и от Лиама не ускользнул ни один штрих этого изящного, соблазнительного действа. Он воспринял это как безусловный призыв, всем существом кинулся к Брейку, предчувствуя падение в еще один омут. Шляпник быстро перевел на него где-то блуждавший до этого взгляд. В его ярком рубине была только холодность камня, предостерегающая холодность. Волшебство счастья закончилось. Лиам замер, смешался, вернулся к бумагам. Шляпник встал.
- Однако, я так и не сказал тебе о деле, которое меня привело, – заявил он совершенно обычным голосом.
- Как? – блеснул стеклами очков Лиам. - А я думал, это был только предлог, что бы….
- Что бы прийти, мне предлоги не нужны, - очарование его улыбки граничило с издевкой.
Лиам снова чувствовал себя перед ним, как кролик перед удавом, растерянно и беззащитно, и сопротивляться не было ни малейшего желания.
- У меня к тебе просьба. Его светлость, Руфус Барма совершенно бесцеремонно игнорирует все мои прошения о встрече, а между тем он владеет просто неоценимо важными для меня сведениями. Не мог бы ты, как его личный помощник, посодействовать моей аудиенции?
Леам едва не выронил из рук собираемые отчеты.
- Так ты это только ради…..?! – произнести фразу до конца он не смог, слишком в унизительном свете выступило все произошедшее.
Да, он действительно кролик, глупый съеденный кролик. Это была даже не шутка, это было намного хуже!
- Какой ты все же наивный, Лиам, - Зарксис снова приближается слишком близко.
Он опять улыбается. Глаз искрится лукавством. Еще немного и мир снова опрокинется и завертится в испепеляющей пляске страсти. Склоняющееся сиреневое облако все еще слегка растрепанных пальцами Лиама волос, и этот карамельный аромат из его приоткрытых в ухмылке губ, и …..
«Что же ты со мной делаешь, Зарксис?» - стонет разум, готовый рухнуть в бездну, в бездну блаженства или бездну отчаянья.
Все обман. Ловкий ход. Слишком вовремя сделанный жест, теперь разрушивший Лиаму всю жизнь, самоуважение, честь… Он тяжело сел на край стола, устало опустив голову, сложив руки. Смирись. Что еще он мог ждать от Брейка? Хотя это было слишком даже для этого циничного шутника.
- Так я могу надеяться? – у него даже хватает наглости добиваться ответа.
- Конечно, Брейк. Я завтра же поговорю с герцогом, - совершенно упавшим голосом пообещал Леам. - Я буду особенно убедителен и настойчив.
- Рад это слышать. Я буду ждать встречи. С нетерпением.
От интонации последних слов сердце сладко дернулось. Тело пробила молния. Лиам вскинул голову.
- Зарксис…..! - но Шляпник уже успел исчезнуть.
Нет, все же это имеет для него значение. То, что произошло, для Зарксиса тоже имеет значение. Лиам не знал какое. Возможно, Брейк оценит все это иначе, ведь он всегда смотрит на весь мир по-другому. Просто закрылся от него жестокой шуткой. Эта манера Шляпника невыносима и притягательна одновременно. Лиаму не всегда удавалось разгадать, когда же Зарксис шутит, когда говорит серьезно, а когда только делает вид, что шутит. Может быть он просто и не говорит серьезно, а может быть никогда и не шутит, только окрашивает слова в нужную интонацию, что бы создать у слушателя требуемую иллюзию.
А он безнадежно порабощен болезнью, по имени «Зарксис Брейк. Безумный шляпник». Для него это будут самые трепетные и самые мучительные воспоминания, ведь судьба и Зарксис вряд ли смилостивятся над ним и дадут ему вторую столь же блаженную ночь. Да и сам он не решится повторить подобное безумство. Шляпник дал ему прекрасную отрезвляющую пощечину. Даже не важно, что сам Брейк будет думать о случившемся, воспоминания Лиама останутся только его воспоминаниями, жаркими, пронзительными, рвущими душу и запретными…..








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Pandora Hearts | Добавил (а): Anzz (19.11.2011)
Просмотров: 1243

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4384
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн