фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 21:23

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Пираты Карибского моря

  Фанфик «Forever young или тайна Корабельного Духа. | Эпилог»


Шапка фанфика:


Название: Forever young или тайна Корабельного Духа.
Автор: Lada (Против Лизки)
Фэндом: Пираты Карибского моря
Жанр: юмор, приключения, романтика
Персонажи/Пейринг: Джек/Анжелика
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Содержание: Даже самый навороченный эликсир вечной молодости может иметь побочное действие. А длительное заточение никому не идет на пользу, в том числе и мартышкам...
От автора: во время написания фанфика ни один персонаж серьезно не пострадал.
Статус: закончен
Дисклеймер: все принадлежит Диснею, я лишь взяла поиграться без спроса. Некоторые персонажи - мои собственные.
Размещение: по согласованию с автором


Текст фанфика:

о. Мартиника. Два года спустя...

Яркое полуденное солнце заливало золотистым веселым светом просторные комнаты
изысканного, роскошного особняка, выгодно приобретенного около года назад крупным судовладельцем мистером Джейкобом Спэргюссоном для своего скромного семейства у одного разорившегося торговца. Сурово запущенное жилище нуждалось в основательном ремонте и было куплено лишь по настоянию юной горячо любимой супруги, которой он ни чем не мог отказать, и скрипя золотыми зубами, смирился с ее столь странными приоритетами. Но после усердных трудов лучших мастеров за плату, вдвое превысившую несуразную покупку, это громоздкое неказистое, обшарпанное, облезлое строение, превратившись в уютное семейное гнездышко, вновь возрадовало глаза, вызывая уважение и восхищение прежним шикарным видом снаружи и изнутри.

Новые хозяева не страдали тщеславием, но ужасно гордились великолепным домом, где сегодня с самого утра царили особенное оживление и суета. Супружеская пара собиралась отмечать годовщину совместной жизни, и по такому торжественному поводу уже вовсю готовился праздничный обед. Из кухни доносились его восхитительные ароматы, грохот посуды и громкая жаркая брань немолодой, сварливой кухарки, распекающей нерасторопных помощников.

В отличие от взмыленных поваров, никуда не торопившаяся прислуга лениво убирала многочисленные комнаты и накрывала в богато обставленной гостиной обширный стол. В этот знаменательный день приглашения на торжество получили лишь самые близкие друзья и знакомые счастливых "молодоженов", хоть некоторые из них в нем уже не нуждались, заявляясь по собственному желанию в любое время дня и ночи. А в выходные с визитом ожидалась почти вся местная островная знать, включая самого губернатора, поэтому предстоящий светский раут обещал быть очень напряженным.

Когда-то злые, завистливые языки упорно распускали слухи про хозяина особняка, якобы нажившего свое немалое состояние пиратством, контрабандой и мошенничеством, только на такие нелепые поклепы власти Мартиники давно закрыли глаза и заткнули уши. Не слишком волновал их и тот факт, что быстроходная "Черная Жемчужина" - известное всей Карибике грозное пиратское судно, сменив зловещие черные паруса на невинные белоснежные, теперь горделиво покачивалась на волнах у пристани. Изящный красавец-фрегат, ранее принадлежащий удалому капитану Джеку Воробью, таинственно исчезнувшему из заметно сократившейся в последнее время армии джентльменов удачи, загадочным образом перекочевал к почтенному мистеру Спэргюссону, и был его любимой посудиной. Опытный, просоленный моряк сам являлся кэпом грациозной красотки и не желал расставаться с ней ни при каких обстоятельствах. Многие бы очень хотели приобрести легендарный корабль и предлагали за него судовладельцу огромные деньги, но он оставался непреклонен и тверд, как скала.

Конечно, такие случайности и совпадения поначалу вызывали большие подозрения, но предъявить ему какие-то обвинения не представлялось возможным - все купчие и судовые бумаги находились в полном порядке. Да и желающих связываться с хозяевами процветающей, крупнейшей на острове судоходной компании, наживая себе крупных неприятностей на неугомонный зад, тоже не появлялось - мистер Спэргюссон владел ей с напарником, одноногим мистером Гекторио Барбсом, разбогатевшим столь же странным путем. Вот с этим-то суровым джентльменом совсем никто не желал ссориться, и все за глаза с издевкой поговаривали, что свои солидные капиталы старый суровый морской волк выловил в море.

Кроме того, хитрый, изворотливый, обаятельный Джейкоб сумел крепко подружиться не только с губернатором, но и с другими важными, влиятельными, полезными людьми, крайне неравнодушными к веселому звону и ослепляющему блеску золота. Таких весомых аргументов вполне хватило, чтобы намертво запечатать болтливые рты всевозможным злопыхателям и завистникам.

Теперь капитан Спэргюссон, полгода назад ставший отцом, с чистой совестью и легким сердцем почивал на лаврах, наслаждаясь ранее неведомым благополучием и счастьем в тихой семейной гавани, но частенько покидая ее. Долго не задерживаясь на суше, он водил караван судов в необъятные просторы Карибики по очереди с мистером Барбсом - капитаном могучего галеона "Громовержец". Так его владелец, питающий слабость к громким, звучным названиям во избежание лишних расспросов переименовал свою бывшую "Месть королевы Анны", реквизированную у пирата-колдуна Эдварда Тича. Их компания занималась перевозкой грузов, как собственных, так и чужих, а также торговлей - битком набитые трюмы ломились от обилия всевозможных товаров.

Молоденькая красавица-Анжелика, как и положено примерным женам всех мореходов, дожидалась возвращения супруга на берегу. Первое время она упорно не желала оставаться в гордом одиночестве, и выслушав по этому поводу от него много теплых, душевных слов, тяжко и горько вздыхала, но все равно любыми правдами-неправдами отправлялась в море вместе с ним, действуя Джейкобу на расшатанные нервы. Почтенный судовладелец терпеть не мог присутствия женщин на борту, особенно дражайшей второй половины, которая, к тому же, имела дурную привычку совать хорошенький носик всюду, куда не следовало, вмешиваясь в его дела. Но вскоре эти досадные неприятности кончились сами собой. Жаркие ночи, проводимые молодоженами в пылкой любви и ласке после нередких дневных ссор, незамедлительно дали знать о себе. Многоопытный муж, наконец-то, дорвался до желанных прелестей женушки, и блистая недюжинными постельными талантами, быстро одарил ее плодами. Причем, сразу двумя...

Окончательно убедившись, что скоро станет матерью, смирившаяся Энжи, терзаемая приступами дурноты и отсутствием твердой почвы под ногами, сама перестала проситься в плавание. И к великой радости будущего папаши, очень довольного грядущим прибавлением в семействе, великодушно предоставила мужчинам покорение бескрайних морских просторов и торговые дела.

С появлением на свет близнецов - сына и дочки, юная жена Джейкоба сильно изменилась. И мало кто мог бы узнать в этой красивой, цветущей, холеной молодой женщине бывшую пиратку Анжелику Тич - дочь злодея Черной Бороды, имя которого по какому-то негласному закону не упоминалось ни ей, ни супругом.

Сегодня, в годовщину их свадьбы, все короткое прошлое, начиная со знакомства на острове, куда самозванный "папаша" заявился забрать ее с собой, вновь промелькнуло перед глазами. Она улыбнулась и взглянула на дорогие старинные часы - муженек с самого раннего утра отправился в порт вместе со своим верным старпомом, пока Анжелика спала, и до сих пор не вернулся, крепко задерживаясь. Хоть до званного обеда еще оставалось время, на душе у нее стало как-то неспокойно. Тотчас вспомнилось, как год назад счастливый жених накануне собственной свадьбы умудрился перепить до полной невменяемости, и спьяну чуть не проспал церемонию, опоздав на полтора часа. Тогда ей, сгорая со стыда перед собравшимся народом, со злости и обиды ужасно хотелось пристукнуть его по дурной косматой башке чем-нибудь тяжеленьким. Но в первую брачную ночь Энжи, растаявшая от жарких сладких ласк, словно масло на солнце, простила своего лохматого очаровашку, не в силах долго сердиться на него.

"Наверное, опять на "Жемчужине" с Гиббсом ром хлещет, - недовольно подумала она. - Ладно, черт с ними, лишь бы не опаздывали, а то перед гостями неудобно."

- М-м, Гекки, солнышко, ну, перестань! Ведь мама недавно причесалась, а ты все испортишь! Как ей в таком виде перед гостями появляться? - и попыталась ласково унять полугодовалого пухленького смуглого проказника-малыша, с радостным гурчанием запустившего толстенькие пальчики в роскошные темно-каштановые локоны, красиво выпущенные на плечи из искусно уложенной прически. В это время его сестрица Николь, точная копия брата, запищала в детской на руках у переодевающей ее кормилицы, тоже просясь к остальному семейству.

Шаловливый карапуз не обошел вниманием и изящные золотые серьги с подвесками, соблазнительно переливающиеся разноцветными огоньками алмазов, подаренные любящим мужем еще вчера вечером. Хитрюга-Джек в качестве искупления своей вины за позднее появление в пьяном, непотребном виде решил не медлить с подарком, отлично зная, что его крошка-Энжи, обожающая всяческие драгоценные безделушки, не сможет после этого дуться на него, отказывая в любви и ласке. Но на сей раз дальновидный мореход крупно ошибся, и несмотря на восхитительный дар, был с треском выставлен из спальни, тут же пропитавшейся тяжелыми винными испарениями. Изгнанный на сей раз благоразумно смирился с горькой участью, и не стал брать брачное ложе на абордаж, отправляясь отдыхать на диванчик в соседней комнате. А сверкающие серьги незамедлительно украсили розовые ушки кокетки-супруги, и сейчас не давали покоя мистеру Гектору Спэргюссону-младшему, с младых ногтей тянущего к прекрасному цепкие, загребущие ручки.

- Гекки, ну, хватит же! - уговаривала его Анжелика, пытаясь увернуться от хищных лапок. - Сережки я тебе не дам, даже не надейся. Смекаешь? - не поддаваясь, строго сказала она, но малыш возмущенно запищал, готовясь залиться отчаянным ревом. - Брось, приятель, не поможет. Ты же не девчонка, а мужчины не носят такие побрякушки. Разве что, некоторые, вроде твоего папочки..., - и замолчала, невольно прислушиваясь к хрипловатым голосам, доносившимся с лужайки возле дома, заглушаемых сердитым повизгиванием и хныканьем разбуянившегося сына вместе с соскучившейся по матери сестренкой, поддержавшей его из детской.

- А-а, Бин! Что ты наделал, денерегат! Зачем всю траву посредине выстриг, как монах тонзуру? - раздался испуганный вопль мистера Дюка. - Ведь нам же велели только слегка ее подровнять, а не сбривать наголо, недоумок ты этакий!

- А что? По-моему, очень даже красиво..., - застенчиво отозвался долговязый. - Разве нет? Смотри, какой ровненький кружок получился! У меня глаз - алмаз...

- Ага, бриллиант! Вот увидит хозяйка, мало тебе не покажется. Все алмазы на небе сочтешь, - запальчиво ответил тот. - И я с тобой вместе, - чуть тише добавил он и с опаской покосился на открытое окно нижней комнаты. Как раз к нему и подошла Анжелика с ревущим во весь голос Гектором.

Услышав такое заявление, миссис Спэргюссон фыркнула - она не имела дурной привычки тиранить прислугу из-за всякой ерунды. А парочка недотеп, определенных Джеком с корабельной службы в садовники, слегка раздражала откровенной тупостью и одновременно ужасно веселила. Только сейчас ей было совсем не смешно, тревожась за вполне возможный загул ветреного муженька, с орущим на руках ребенком и искалеченной лужайкой, над которой будут хохотать приглашенные гости. К тому же, что-то очень знакомое мощной обжигающей струей ударило из под притихшего сынка и потекло на новое дорогое платье, сшитое у лучшей модистки в честь намеченного торжества...

- Ар-р, дьявол! Гекки, сладкий мой, ты, как всегда, все делаешь вовремя, и точно туда, куда надо..., - пробурчала Анжелика себе под нос, глядя на большое мокрое пятно, расплывающееся картой Ямайки по яркому темно-бирюзовому шелку. - Анита, будь добра, возьми у меня парня. Возникла крайне острая нужда.., - отвернувшись от окна, крикнула молоденькой полной кормилице обильно политая детскими благами мать. И передав ей свое угомонившееся, довольное сокровище, не обращая внимания на причудливый географический "узор", начертанный облегчившимся сыном, решительной поступью вышла из дома сказать много хороших, теплых, душевных слов попавшим под горячую руку горе-садоводам.

"Джек Воробей... Вот же, зараза! Пиратом был, пиратом и останешься, хоть в белоснежные кружевные панталоны тебя наряди. Все равно изгадишь, скинешь, напялишь другие и будешь делать в них тоже самое, - с досадой думала она по пути. - Да, ведь мне еще нужно переодеться, не заставляя дорогих гостей томиться в ожидании. И встречать их, видно, тоже придется самой..."

Но в данный момент разгневанная миссис Спэргюссон была неправа, хоть и недалека от истины. И в то время, как хозяйка особняка распекала мистера Бина и мистера Дюка, в каюте "Жемчужины" шел очень серьезный, сугубо мужской разговор по душам...

Для начала мистер Спэргюссон в честь знаменательной даты щедро угостил матросов выпивкой, а потом вместе со старпомом не отставал от гуляющих парней, шумно поднимающих заздравные чарки и желающих "молодоженам" всяческих благ. Команда любила кэпа и беспрекословно подчинялась ему, он же, в свою очередь, никогда не обманывал своих ребят, честно выплачивая им положенное вполне достойное жалование, и не придирался по пустякам.

Не так уж и много утекло воды с тех пор, когда старые приятели под черными парусами бороздили необъятные морские просторы Карибики в поисках приключений, неизменно их находя. Но сейчас очень трудно было узнать в судовладельце и его старшем помощнике бывших лихих джентльменов удачи: удалого капитана Джека Воробья и его друга Джошами Гиббса - прилично одетого, аккуратно причесанного, с ухоженными седыми бакенбардами на чисто вымытой, гладко выбритой лоснящейся физиономии. И если Джошами относительно легко пережил такие сдвиги во внешности, то Джеку превращение в добропорядочного господина далось с большими трудами и скрежетом золотых зубов. Только, как бы он ими не скрипел, нынешнее положение ко многому обязывало...

Ему волей-неволей пришлось сменить потрепанный, повидавший виды символ капитанской принадлежности на новую шляпу, снять стоптанные вонючие сапоги и прочий замызганный пиратский гардероб, заменяя все эти "богатства" на дорогие, изысканные, со вкусом подобранные вещи. Исчезли траурные круги сурьмы вокруг бездонных очей, козлиная бородка с бусинками и гремящие побрякушки в многочисленных косичках. Да и сами перепутанные грязные космы приказали долго жить, на совесть отмытые, тщательно расчесанные и собранные черной ленточкой в длинный густой "конский хвост", спускающийся почти до пояса. С разрывающимся от боли сердцем расставшись с затейливой прической, а заодно и с мелкими кусачими насекомыми, обитавшими в ее глубоких недрах, хозяин наотрез отказался укоротить свою роскошную гриву. А потерю звенящей в волосах дребедени с лихвой компенсировал другой, но теперь уже более драгоценной - крупной серьгой в правом ухе, массивными перстнями на пальцах и солидной цепью на шее.

- Что, старина, никак не можешь привыкнуть? - покосившись на кэпа, раздраженно теребившего скользкую шелковую ленту, понимающе ухмыльнулся Гиббс, наполняя кружки добрым ямайским ромом. - Но, согласись, оно того стоило...Вот уж никогда бы не подумал, что мы - двое старых безумных морских бродяг, нежданно-негаданно станем такими важными господами. Особенно, ты...

- А что я? - невозмутимо отозвался Джек. - Ведь ты, приятель, сам отказался от причитающейся доли корабликов, хоть не в пример... некоторым имел на них полное право, рискуя собственной шкурой.

- А на кой черт они мне? - пожал плечами старпом. - У тебя жена, детишки... Ну, сам посуди, дружище - какой из меня судовладелец? Все равно все пропью-прогуляю, сплошная головная боль от этого богатства. Мне с вами хорошо - местечко в твоем доме нашлось, ни в чем не нуждаюсь и при должности. Чего еще нужно? Давай-ка, лучше мы с тобой выпьем... С годовщиной тебя, парень, - и поднял переполненную до краев кружку следом за Джеком.

Друзья, гулко чокнувшись, залпом опустошили их - пить они были великие мастера, и сей недюжинный талант со стремительно бегущими годами не покидал парочку поклонников зеленого змия.

- Что ж ты не женишься? - отдышавшись, спросил кэп, подхватывая с большого серебряного блюда приличный кусок ароматной ветчины, и отправил его в рот, принимаясь неторопливо жевать. - Вон какой видный малый стал. Давно присмотрел бы себе небедную вдовушку, вместо того, чтоб по разным потаскушкам шастать. В твоем-то почтенном возрасте...

- Ну, бывает... Случается со мной иногда такой... грешок, - скромно ответил Джошами. - Мне наша кухарка, миссис Виктория нравится... Но чтоб жениться... К тому же, она - дама слишком уж суровая, и за меня, старого горького пьяницу, ни за что не пойдет. Нет, как ни крути, а связывать себя по рукам и ногам не хочу. А то, не дай бог, попадется такая же злобная фурия, как крошка Торри, и мучайся потом до конца дней. Ты-то себе вон какое сокровище отхватил...

- А то как же! Сам вырастил, вот теперь плоды своих трудов немалых пожинаю, - с гордостью ответил Джек, достал из кармана темно-бордового кафтана миниатюрную бархатную коробочку в форме сердечка, открыл ее и полюбовался тонкой, тускло поблескивающей золотой цепочкой с изящной подвеской в виде чайки с распростертыми крыльями. Мистер Спэргюссон любил дарить жене драгоценные безделушки, а вчера, крепко перепив, позабыл вручить ей еще один презент, купленный к серьгам. Впрочем, он сам был не хуже любого подарка, доставленный домой на широких плечах заботливого Гиббса. А может, сам тащил Джошами на себе... Но это уже неважно, ведь из спальни его все равно с позором выгнали, невзирая на дары.

- Балуешь ты свою молоденькую курочку, парень, - старпом тоже залюбовался оригинальным украшением. - Не боишься, что хлебнувшая живой водицы Анжелика бросит тебя, как только из вашей милости песок начнет сыпаться?

- Не знаю..., - пробурчал Джек, закрыл коробочку и убрал ее обратно в карман. - Конечно, я состарюсь намного раньше нее, а Энжи еще долгое время останется такой же молодой и прекрасной. Но против истины не попрешь... Я просто стараюсь не думать об этом, и до осыпающихся песков мне пока далековато. А там поживем-увидим...

- Тоже верно... Чего раньше времени икру метать? - мудро заметил жующий Джошами. - Знаешь, ведь у меня для вас с Анжеликой, хе-хе, некий своеобразный подарочек имеется, - и выразительно покосился на сундук, в котором спрятал расписную фарфоровую свинью-копилку, красиво упакованную в шелковый ярко-зеленый мешок, перевязанный пышным бантом такого же цвета. - Только я его дома покажу..., - хитро добавил он.

- А зачем же сейчас сказал? Буду теперь сгорать от любопытства, - "молодожен" с притворной укоризной взглянул на сияющую, раскрасневшуюся рожу захмелевшего дружка. И извлек из того же кармана грязную, растрепанную куколку-вуду с вынутыми иглами, когда-то густым лесом торчащие у нее из всех мыслимых и немыслимых мест, делая похожей на дикобраза.

Два года назад по прибытии на Тортугу капитан Воробей первым делом очень выгодно пристроил парочку освобожденных из бутылок красавцев, и затем, чтобы вечно не сидеть на такой "пороховой бочке", рискуя потерять, отыскал самого могущественного, замшелого от старости колдуна вуду. За кругленькую сумму бесноватый дед без особого труда избавил Джека от постигшей напасти, отделив каким-то безумным обрядом тряпичную копию от оригинала. А после без всяких последствий выдернул из нее иголки и вернул уродца владельцу на память. Хоть теперь устрашающая куколка утратила всякую колдовскую силу, превратившись в драную, затасканную тряпку, кэп "Жемчужины" по привычке продолжал носить свою "скульптуру" с собой, не решаясь выбросить или сжечь.

- Любишь ее? - тихо спросил Гиббс, глядя, как тот вертит в руках неприглядное изображение.

- Кого? Куклу?

- Анжелику... Сдается мне, парень, твоя курочка тебя приворожила. Да так, что ты добровольно под венец затащился, - важно произнес Джошами. - Сам бы ни за что до семейной жизни не докатился. Уж я-то тебя, как облупленного, знаю... Ясное дело, без колдовства тут не обошлось.

- Глупости ты говоришь, старина, - отмахнулся от него Джек. - Я женился на Энжи, когда оно уже не действовало. Да если даже и так, какая теперь разница? Она - моя жена и мать моих детей. Я нашел то, что искал, и ни о чем не жалею. А сколько еще ждать пришлось..., э-э...когда подрастет, по-джентльменски ухаживать и...

- Уговаривать, уламывать, да еще, поди, и серенады петь, - ввернул Гиббс. - Ведь в койку-то ты ее до свадьбы уложил.

- Неправда ваша, сэр, не было такого, все честь по чести, - возмущенно фыркнул кэп. - До женитьбы - ни-ни, пальцем не тронул...

- Ох, и горазд же врать, приятель... Да у меня глаза и уши имеются, хоть немного глуховатые. Знаю, чем вы тут, в каюте, темными карибскими ночами занимались, - хохотнул всеведущий старпом. - Ладно уж, "папаша", какая теперь, к черту, разница? Давай лучше выпьем еще по-одной, - и снова наполнил опустевшие кружки. - А помнишь, как ты спьяну чуть собственную свадебку не проср... проспал? Еле добудились, думали, что ты от счастья помер...

- Вот до чего же злой язык у тебя, старина, - надулся Джек и приложился к выпивке, не дожидаясь друга. - У-ф-ф, мог бы лишний раз и не напоминать, - отдуваясь, добавил он. - Мне Энжи и так до сих пор выговаривает. Подумаешь, всего какой-то паршивый час! Ведь храм Божий без меня не рухнул, и пастор жив-здоров... Хотя, конечно, ужасно стыдно, - пробурчал опозорившийся "жених". - Знаешь, давай еще по одной, и до дома... Уже и так крепко засиделись. Скоро гости соберутся, а хозяина до сих пор нет...

- Ну, не-е, по одной - это маловато. А что не хочешь наживать неприятностей с супругой - правильно, лучше не надо, - охотно поддержал хмельной Гиббс. - Кстати, наш одноногий громовержец Гекторио со своей второй половиной появится? - и недовольно поморщился. Несмотря на совместные дела компаньонов, незлопамятный добряк-Джошами продолжал упорно недолюбливать капитана Барбоссу, частенько за глаза награждая его всякими нелестными, а порой откровенно неприличными прозвищами.

- Не знаю... Его горячо любимая дородная донна последнее время плохо себя чувствует, - усмехнулся Джек, возводя бездонные очи к небесам, сокрытым потолком каюты.

- А что с ней такое? Хворает, что ли? - искренне посочувствовал тот.

- М-м..., не совсем... Наш Гекторио хоть и немолод, да удал. Пополнение в его семействе намечается, сам похвастался недавно. Правда, еще нескоро, - Джек мощно хлебнул из наполненной кружки.

- У-у, как все серьезно! Да-а, проворен, старый пердун, нечего сказать, - от такой потрясающей новости Гиббс даже поперхнулся. - Кхм..., гм..., недолго же Гектор по худышке-Лиззи горевал, почти сразу найдя ей замену, - прокашлявшись, заметил он. - Да каку-ую! - и расплылся в похабной ухмылке, выразительно изображая соблазнительные прелести супруги капитана "Громовержца" - пышногрудой испанки, богатой вдовы с двумя маленькими сыновьями, которая была моложе его лет на двадцать с пушистым хвостиком.

- Это точно... На сей раз нашему общему старому другу досталась даже не просто куча - целая гора, да что там гора - море, океан сокровищ! - кэп, не отставая от старпома, тоже обрисовал своими богатейшими жестами внушительные формы сеньоры Корильо. - Да-а, что ни говори, а у нашего громовержца Гектора все большое - и могучий корабль, и огромный домище, и...

- Бескрайняя жена-а! - пьяно простонал Джошами, и оба приятеля громко расхохотались.

- Кстати, ты не в курсе, почему они расстались с Лиззи? - утирая выступившие от смеха слезы, спросил кэп. - Господин Гекторио скрытен и не желает говорить на эту тему. Он приволок свою цыпу на Мартинику, когда я в море был, и пропустил все самое интересное, а ты с лихорадкой дома отлеживался. Наверняка слышал что-нибудь. Версий много и все правдивы, но поговаривали, там приключилась какая-то очень пикантная история..

- Да какая там, к черту..., - махнул рукой Джошами, вновь наполняя кружки. - Рога у Гектора выросли, вот и вся история. Вполне обычное.. украшение для морехода.

- Врешь!? Ты свечку не держал!

- Не вру! Хоть и не держал, а все так и было... Мне знающие люди рассказывали - один знакомый парень у мистера Барбса служит. Да и не только он. Про такой... конфуз столько судачили, просто удивительно, как это ты мимо ушей пропустил.

- А я с местными знатными сплетниками не якшаюсь... Если только острая нужда припрет. И по портовым тавернам почти не шастаю, в отличие от некоторых.

- Что, женушка не пускает? - съехидничал старпом.

- Да причем тут... Ладно, хватит, не томи, давай, выкладывай, как наш громовержец
рогоносцем заделался, - не выдержал Джек, нервно ерзая на мягком резном стуле.

- У-у, тут просто, как все гениальное, - ухмыльнулся Гиббс. - Застукал Гектор свою ненаглядную невесту накануне свадьбы в жарких объятиях какого-то молодого плечистого красавца-самца. Наверное, рыболова... В койке и голышом. Ну, и разумеется, серьезно обиделся... Вот и весь сказ. С праздником тебя, дружище! - и не дожидаясь кэпа, залпом опрокинул в себя добрую порцию рома.

- Ого, какие тайны мадридского двора здесь открываются! Да что там тайны, африканские страсти кипят! Надо же, накануне свадьбы... Сильно, однако, - такая новость не слишком удивила капитана "Жемчужины", по личному опыту знающего о неких... талантах мисс Свонн. - Бедняга-Гектор такого подарочка явно не заслужил. Подумать только - бывшая королева пиратов, губернаторская дочурка! "Любовь к чистоте, моральные устои!", - передразнил он Элизабет, в свое время толкнувшую горячую речь на палубе незадолго до нападения на судно Кракена.

О том, куда завели его пресловутые моральные устои, Джек предпочитал не вспоминать. Равно, как и о любовном приключении в трюме, откуда выполз едва живой, с высунутым языком и выпученными глазами, весь ободранный и искусанный этой очумевшей от страсти, распаленной самкой.

- Что же, сей мерзкий развратный самец, пойманный нашим обманутым громовержцем на месте преступления, так и остался жив?

- Об этом история скромно умалчивает, - вздохнул Гиббс и лениво потянулся. - Конечно же, свадьба не состоялась, но оскорбленный жених поступил с неверной невестой, как истинный джентльмен. Оставил ей на память пару-тройку синяков, подаренный дом, толстозадую шхуну "Анаис" и кругленькую сумму. Пусть маленькая шлюшка-Лиззи, не оценившая предложенного счастья, скажет спасибо сыночку Уильяму. Гектор очень привязался к нему...

- Побитая мордашка не в счет, но поступок воистину джентльменский, - усмехнулся кэп. - Впрочем, дождаться от мисс Свонн чего-то другого ему бы все равно не пришлось. Рано или поздно, только рога неизбежно выросли. Надо сказать, ей сказочно повезло, и Лиззи, как всегда, слишком легко отделалась. Ведь зная крутой нрав и мстительность мистера Барбса...

- Ну, насчет "повезло" тоже спорный вопрос, - загадочно произнес старпом. - Старина Гектор, оскорбленный до глубины души, в долгу не остался. Мисс Элизабет, обзаведясь собственной шхуной, не теряла времени даром, тотчас набрала приличную команду рыбаков...

- И ее суденышко несколько раз крупно обнесли какие-то негодяи, - ввернул Джек и с чувством приложился к кружке.

- Ха, да еще как! Конечно, обнесли, ведь капитан Барбосса тоже времени даром не терял. Три раза брал ее "Анаис" на абордаж, отбирал весь улов, на глазах одуревших от страха рыболовов вываливал его за борт и уходил, ужасно довольный собой, никого пальцем не трогая, - Гиббс потер руки от удовольствия.

- Ого! А вот это по-нашему! Не больно, но крайне обидно. Надеюсь, костяшка-Лиззи не сильно убивалась из-за утраченной рыбы?

- А черт ее знает, - пожал плечами изрядно охмелевший Джошами. - Но зато она поплакалась в жилетку своему бессмертному бывшему супругу, нажаловавшись на бесчинства бывшего жениха. Поговаривают, что эта странная семейная парочка, вроде бы, помирилась. И даже втихушку умудряется встречаться на "Голландце".

- Вот же, зараза-Лиззи! Без мыла в любую дырку пролезет! - изумился Джек. - И что же дальше? Наш грозный бог морей примерно наказал обидчика?

- Примерно, или нет, про то нам неведомо, - развел руками старпом. - Но, видно, побеседовал с ним по-мужски... Во всяком случае, шхуну мисс Свонн капитан "Громовержца" трогать перестал.

- Еще бы! Какой же недоумок попрет против такой мощи... Гроза морей не даст покоя...

- И заставит какать стоя! - оба хмельных приятеля снова раскатисто захохотали.

- Да, дружище, вот такие дела, - Джошами утер вспотевшую, раскрасневшуюся физиономию. - Теперь ее бывшее пиратское величество занимается рыболовством и торговлей. А еще имеет...э-э..., забыл, как называется..., что-то вроде пекарни, где готовят всевозможные деликатесы из рыбы и прочих редких, ценных морепродуктов. Ей их муженек поставляет в избытке. Между прочим, самые знатные господа на острове у нее эту вкуснятину очень охотно покупают.

- О-о, оказывается, как все продумано! - насмешливо протянул Джек. - Значит, ее величество нашла-таки истинное призвание, признание и применение своему недюжинному уму. Ну, что же, очень рад. Надо будет тоже навестить нашу старую боевую подругу... Э-эй, не смотри на меня так, приятель... С целью купить что-нибудь, а вовсе не за тем, о чем сейчас подумал, бесстыжая твоя рожа. Мне одного раза хватило, - и поморщился при воспоминании выпирающих мослов костлявой Лиззи, после которых устал считать синяки. - Черт возьми, как же я безнадежно отстал от жизни! А она у людей просто бьет ключом. Зато ты, старина, слишком хорошо осведомлен, если, конечно, не врешь.

- За что купил, за то и продаю, - обиделся Джошами. - Слухами земля полнится... Сам разговор затеял, а теперь не веришь.

- Ладно, не сердись, дружище. История потрясающая, и рассказчик из тебя великолепный, - кэп похлопал недовольно сопящего старпома по спине. - Но Гектору я искренне сочувствую. По-моему, наш старый морской волк питал к этой тощей потаскушке слишком нежные чувства. А зря...

- Однако, также быстро утешился, отыскав себе новый... клад в лице дородной испанской красотки, - заметил Гиббс, вновь наполняя опустевшие кружки. - Да и бог с ними, как говорится, совет да любовь. Гектор оказался на удивление хорошим компаньоном, за все это время ни разу не подвел и не надул тебя. Разве, что Ван Пука увел из команды к себе, который к святой макак всем сердцем прикипел, - весело фыркнул он, вспоминая до крайности тупого, но рьяно пекущегося о Корабельном Духе китайца.

- Невелика потеря, одним недоумком меньше, - скривился капитан "Жемчужины". Перед бездонными очами у него вновь промелькнул весь бардак, учиненный пару лет назад священной обезьяной, и сам громадный представитель приматов. Джек затряс головой, отгоняя навязчивое жуткое видение.- А насчет Гектора мне самому не верится, но должен признать, что ты прав. Хоть, по правде сказать, поначалу все время ожидал от него какой-нибудь гадости. Видно, приоритеты с годами в самом деле резко меняются. Особенно, если у человека все есть, он счастлив, доволен жизнью и больше ему от нее ни черта не нужно. Пожалуй, за это стоит выпить, - и оба старых приятеля, гулко стукнувшись кружками, шумно приложились к ним. А после немного помолчали, задумавшись каждый о своем...

- Так-то оно так, но неужели ты ни капли не соскучился по нашим черным парусам? - Гиббс хитро покосился на загрустившего кэпа. - А как же "Йохо-хо, такая жизнь по мне"? - сипло пропел он, легонько толкая его локтем в бок. - И совсем не тянет вновь поднять над нашей старушкой весело скалящегося старину-Роджера?

- А тебя что, ностальгия по былой пиратской жизни замучила? - усмехнулся тот в ответ, лукаво сверкая влажными глазами.

- Ну, не то, чтобы очень, только так, иногда, знаешь ли, накатывает... А тебя? Неужели перестали манить опасности и приключения? - старпом недоверчиво покачал головой.

- Счастье не в цвете парусов и флага, дружище, - наставительно сказал Джек. - А опасностей- приключений и сейчас хватает. Слава богу, Карибское море еще не пересохло, и превратиться в сухопутных крыс нам не грозит. Кроме того, я поклялся Анжелике, что больше - ни-ни, никакого пиратства. И свою суровую мужскую клятву твердо намерен сдержать. По крайней мере, пока наш с ней могучий приплод не подрастет. Смекаешь? - и подмигнул пьяно ухмыляющемуся Гиббсу. - А дальше видно будет. Зато на досуге можно немного развлечься, и какой-нибудь завалящий клад со скуки поискать. Порядочный разбой...? Да ну его к черту... Приелось, надоело... Опять же, все они, приоритеты. И положение обязывает...

- Тоже верно, кэп. Положение, и вправду, ко многому обязывает, а жадность - тяжкий грех. Не будем же мы, как Гектор, смертельно разобиженный на неверную возлюбленную, проплывающие мимо посудины ради пустой забавы обносить? А по-после все на-награбленное за борт вываливать, потому что пи-пихать его некуда-а? Или с извинениями обратно обнесенным мореходам возвращать..., - залился хриплым хохотом Джошами.

- Вот то-то и оно, - важно ответил тот и достал из кармана золотые часы на цепочке. - У-у, приятель, как мы с тобой засиделись... Короче, все, хорош гулять - давай-ка, отрываем задницы и тащим их до дома. Там Анжелика, наверное, уже рвет и мечет. Созвал гостей, а сам..., - и неохотно отлип от стула.

- У-уже, уже о-открываю, вста-встаю, - спохватился Гиббс, которому выпитое крепко ударило по голове тяжелым кузнечным молотом.

- Э-э, старина, надо было лучше закусывать...

- По-после пе-первых трех бу-бутылок не им-имею такой, ик, дурной при-привычки. Пи-пижонство это, вот. А может, на до-дорожку, ик, еще по о-одной? - он взял опустевшую последнюю, перевернул и обиженно посмотрел на жалкие остатки живительной жидкости, вытекшие на стол. - Черт, куда вечно ро-ром исчезает? - но ответа на свой риторический вопрос не получил. - Ладно, раз здесь больше не наливают, пожалуй, пойдем домой. Пра-праздновать ваши имени.... тьфу ты, го-годовщины...годовщину, дру-дружище... Вот только по-подарочек прихвачу, - и преодолевая начавшийся в хмельной голове шторм, направился к сундуку, вытащил оттуда зеленый мешок с бантом и едва не грохнул его на пол.

- Смотри, не разбей, приятель, - усмехнулся "молодожен". - Фарфор - штука хрупкая, тонкая и очень нежная.

- А-а ты откуда знаешь, что там? - изумился старпом. - Когда подглядеть ум-умудрился? Ведь я же, вроде, отсюда ни-никуда не выходил...

- А чего мне подглядывать? Ты каждый раз своих любимых животинок даришь - и на свадьбу, и на крестины, и на именины. Привык...

- Ну, да, свинья... Зато ка-какая красотка! - ничуть не смутившись, раздулся от гордости любитель хрюшек. - Ладно, дома о-оценишь, ик, ее по достоинству..., - и подхватив подарок подмышку, ткнулся в открытую дверь, застревая в проеме вместе с подпитым кэпом.

- Эй, па-парень, прибери у капитана! - хором велели они мелькающему взад-перед мальчишке-юнге, который по молодости лет не участвовал в стремительно набирающей обороты пирушке с остальными матросами.

- И передай мистеру Грейсу, что он остается за старшего. Весь спрос за учиненные безобразия целиком и полностью с него, - важно добавил Джек.

- Слушаюсь, сэр! - бодро отчеканил парнишка сразу обоим начальниками и бросился выполнять приказ.

Хмельные друзья покинули судно, и пошатываясь, побрели вдоль пристани, скрываясь из вида в суете многолюдного порта...

И хоть положение ко многому обязывает, только будущее не предопределено. Кто знает, может быть, в один прекрасный день удалой капитан Воробей с верным старшим помощником в погоне за неведомой и капризной леди-Удачей вновь поднимут черные паруса на своей драгоценной старушке "Жемчужине", направляясь навстречу чистому горизонту, леденящим кровь опасностям и самым невероятным приключениям. Но это будет уже совсем другая история.

THE END.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Пираты Карибского моря | Добавил (а): Lada (12.04.2012)
Просмотров: 1103

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4383
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн