фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 03:06

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Ворон / The Raven

  Фанфик «Знаю, — больше никогда! | Глава 1.»


Шапка фанфика:


Название: Знаю, — больше никогда!
Автор: Emmet Fields
Фандом: Фильм The Raven (Ворон) 2012.
Бета/Гамма: нет.
Персонажи/ Пейринг: Инспектор Филдс/Эдгар Алан По
Жанр:Драма
Предупреждение: слеш, незначительные несоответствия с фильмом
Рейтинг:R
Размер: мини.
Содержание: Рассказы скандального автора начали печатать с тем усердием, какое часто случается при загадочных и таинственных смертях. Из крови выступило его имя, ядовитыми строками отравляя душу самого его главного читателя. Кто же этот читатель? На чьих коленях теперь восседает енот Эдгара Алана По? Чьи пальцы перебирают бесценные рукописи? Того, чье сердце не успокоилось одной лишь местью.
Статус: в процессе
Дисклеймеры: Все права на персонажей принадлежат кинокомпаниям Relativity Media
VVS Films, FilmNation Entertainment, Galavis Film, Pioneer Pictures и литературному гению Эдгару Алану По
Размещение: Да, с уведомлением и указанием автора и ссылки на мой профиль.


Текст фанфика:

И душе не встать из тени, пусть идут, идут года, -
Знаю, — больше никогда!
Эдгар Алан По. Ворон.


24 сентября 1850
Чистый лист. Белый. Настолько чистый, что не нарушен даже помятостями. За спиной множество таких же скрученных листов, но исписанных красивым, хорошо поставленным почерком. Множество рукописей. Я предпочел читать написанное Эдгаром с них. От пестрых газетных и книжных изданий веяло холодом, бездушностью и печатью смерти. Его смерти. Мой чистый лист так не похож на хрупкие скрученные в трубки листы, которых вольно не вольно касались руки По. Давно. Еще в те времена, когда я лишь вскользь прочитал пару его рассказов и не подозревал, что этому интересному эксцентричному автору предстоит изменить мою жизнь. И вот стараясь изгнать из памяти эти въедливые проникновенные строчки черных иногда аккуратных, а иногда торопливо наседающих друг на друга букв, я кладу на стол чистый лист бумаги. В руках перо. То самое, что когда-то мой личный консультант по всем видам насильственной смерти, оставил в моем доме. Вместе с остальным скудным набором вещей. Прозрачная чернильница, почти до краев наполненная темными чернилами, отливает синевой. Почти черная, она все же заигрывает со мной, этим синим оттенком. Я намерено отказался от черных чернил. Черный – цвет писателей. Цвет гениальности, распробованный мной, но не давший насытиться. Цвет почти черного, очного неба подходит как нельзя. Почти такой же насыщенный, как в ту ночь, когда в моем доме раздался стук, а на моем пороге объявился Эдгар Алан По. Главный свидетель и помошник в расследовании дела об убийствах и похищении. Мы почти не отдыхали в ходе торопливого и чрезвычайно напряженного расследования. Ответственность всегда была частью моей профессии, но никогда я не чувствовал ничего подобного, как во время розысков похищенной Эмили.
Смотреть на медленно затухающую надежду По с каждым днем было все невыносимее. И чем больше сомнений терзали мою душу дьявольскими соблазнами, подталкивая к не слишком уж рьяному старанию в деле, тем больше я чувствовал, что не могу позволить Эдгару погружаться в эту пучину боли, вины и безысходности. А когда он, находясь почти что не в себе, рассказывал о своей жене, у меня возникло чувство, которое, пожалуй, чувствуют отцы. Дикое желание защитить, оградить. Но не только их. Ко всему прочему, первые неосознанные еще, но оттого не менее глубокие желания вызвать в Алане подобные чувства, что вызывала белокурая красавица, дочка полковника Гамильтона. И вся расчетливость вдруг приобретала совершенно иные мотивы. Решительно и с новыми силами я брался за поиски преступника и отгадок. А однажды, в одну из тех немногих, ночей, что мы успели провести вместе, с тех пор как дом писателя сгорел, Алана вдруг уснул прямо на диване, где мы разговаривали о новых зацепках из его рассказа. Губы так и остались приоткрытыми, замерев прямо посреди недосказанной мысли, энергичное лицо обмякло, голова сползла по жесткой спинке неудобного дивана и оказалась прямо на моем плече. А через какое-то время и сам мужчина облюбовал меня в качестве мягкой перины. На самом деле я, конечно же, не мог знать, насколько мягко на мне спится моему неожиданному постояльцу, но когда я думал об этом, почему-то представлялось, что мягко.
С пера так и не срывается ни строчки, ни буквы, ни даже кляксы. Лист так и остается белым. Готов ли я начать новую жизнь? Взгляд падает на клетку с енотом. В глазах появляется привычная уже нежность. Мое первое в жизни домашнее животное. Которое мучительно сладко наполняет сердце болью воспоминаний об Эдгаре. Я достаю питомца из клетки, сажу на колени, как это делал он. Только у меня врятли получится так же смешно и глупо тискать животное. Я просто степенно поглаживаю любимца по жесткой шерсти. Пальцы узнают эти ощущения. Я отличу эту шкуру от любой другой. Хотя бы потому, что часами готов изучать ее, анализируя воспоминания, то, что случилось, то, чего я не знал наверняка, но понял по одному единственному предсмертному бреду своего сумасшедшего любителя бренди. Бреду переданному мне случайным прохожим, но несомненно предназначавшимся только для меня. Если бы Эд хотел поведать правду всему миру, он бы написал письмо. Или сказал бы, что Айвен Рейнельдс, этот чертов одержимый наборщик, убийца. Но он не сделал ни того ни того. Лишь мое имя и фамилия того жалкого ублюдка, что лишил меня спокойствия до конца моих дней. Работа превратилась в тяжелую рутину. А все свободное время обратилось в разговоры с енотом и бесконечные перечитывания всего, что успел оставить Эдгар. Когда я вернулся из отпуска во Франции, Балтимор еще долго не мог прийти в себя, ожидая новых ударов от убийцы. Но со временем люди затихли, лишь изредка вспоминая те дни как кошмар. Я же потерял интерес к этим людям, ведь в отличие от них вспоминал это кровавое прошлое как лучшие дни своей жизни. Нет, мне все еще было жаль жертв бездарного маньяка-плагиатора. Но мне не хватало Алана. И единственное, что хоть как-то связывало меня с ним, было то время. Каждая секунда, прожитая в нашем смешанном в одной комнате дыхании, каждый день, проведенный с ним рука об руку, вселяли в меня жизнь. Хотя иногда сомнения закрадывались в душу. Нужна ли мне такая жизнь. Такое существование, в котором мой сильный и всегда ловкий партнер, вдруг сдался. Просто умер. Позволил себе умереть от руки того чью смерть смаковал на языке и предвкушал за завтраком, обедом и ужином. Останься он жив, посмеялся бы сам над собой. Так и звучат в голове насмешливые саркастические комментарии. Несколько раз, пренебрегая своей репутацией инспектора, я заваливался в паб из которого не единожды вышвыривали пьяного дебошира По и методично напивался там бренди. Иногда в глотках алкоголя мне мерещился привкус поцелуя Эда, который не был и не мог быть мне знакомым. Но фантазия, эта лукавая соблазнительница ума, делала свое дело весьма талантливо. А в одинокой жизни, полной лишь малочисленными воспоминаниями, для нее было полное раздолье.
Я смотрю на одинокий чистый лист. В нем, и то больше смысла, чем в моей жизни. Но тут, к себе привлекает внимание енот, кусая меня за руку и спрыгивая на пол, наглец мчится к двери и обнюхивает дверную щель. Он уже не впервые срывается вот так. Все еще надеется, что хозяин вернется. Хорошо животным. У них нет такого развитого мозга, который убил бы все надежды. Рационалист и аналитик, я был лишен такой иллюзии ожидания. Но даже мое сердце иногда давало короткий сбой, когда полосатый зверек замирал у двери. Казалось, что запертая на несколько замков дверь, вдруг распахнется и на фоне темного неба и деревьев, что растут во дворе, вновь будет стоять Алан. Укутанный в пальто, как всегда местами заляпанное, местами помятое но от того не менее подходящее его мужественному облику. Сознание привычно подернулось дымкой фантазии, и я так реалистично и ярко увидел писателя на своем пороге. На полу живописно были рассыпаны щепки от выбитой двери. На лице знаменитого писателя бушевала целая буря каких-то неопределенных изменчивых эмоций. У его ног довольно похрюкивал енот. А Эдгар все не делал шага вперед, как будто выбивал дверь не для того чтобы ворваться в дом, а лишь для того чтобы ворваться в мою жизнь. Может это смерть пришла за мной, в обличии самого желанного, самого необходимого. Получилось бы иронично и в духе этого непредсказуемого литературного гения. Жаль только енота, за которым станет некому ухаживать. Дурацкие размышления отвлекают меня от удовольствия смотреть на ожившее приведение. И оно не преминув этим воспользоваться, оказывается в паре сантиметров от моего лица. И я наконец чувствую тот ускользающий вкус на губах. Тот, который я искал в стаканах с бренди.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Ворон / The Raven | Добавил (а): EmmetFields (16.04.2012)
Просмотров: 2133

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 7
+1   Спам
1 Maya   (22.04.2012 09:51)
Комментарий Инквизитора:

Ошибки:
Мой чистый лист так не похож на хрупкие скрученные в трубки листы которых вольно не вольно касались руки По – после листов запятая.
То самое что когда-то мой личный консультант… - после самое запятая.
И чем больше сомнений терзали мою душу, дьявольскими соблазнами подталкивая к не слишком уж рьяному старанию в деле… - после душу лишняя запятая, а после соблазнов она пропущена.
А когда он, находясь почти что не в себе, рассказывал о своей жене у меня возникло чувство, которое пожалуй чувствуют отцы – после жене запятая и пожалуй обособляется с двух сторон.
то что случилось, то чего я не знал наверняка, - перед что и чего запятые.

И много таких пунктуационных ошибок.

Рассуждения о писательстве, рассуждения о мотивах , которые заставляют нас браться за перо – это всегда что-то новое. Каждый автор видит их по своему, каждый чувствует эту непреодолимую тягу писать по-разному. Ваши строчки о чернилах меня очень удивили, разве есть разница в цвете чернил, ведь главное то, каким содержанием они пропитывают листы. Но эти строчки такие трогательные, прочувственные.
Первое желание главного героя – защитить – плавно перетекает в желание владеть. Ведь только так можно дать полную защиту. Описанные чувства глубоки, герой смирился с ними, он уже не переживает все так ярко, как раньше. Он погружается в них, словно живет.
Каких-то замечаний по стилю у меня нет – он спокойный, ровный, даже несколько тихий.

2 black_cat   (26.04.2012 19:13)
Честно, даже не знаю, то ли радоваться, что такой хороший фик, то ли грустить, что он такой короткий.... Дорогой Автор, с нетерпением жду продолжения, ибо написано прекрасно и передаёт все те мысли, которые возникли у меня в голове после просмотра фильма.

3 EmmetFields   (28.04.2012 01:50)
Спасибо за помощь с пунктуацией и полезный отзыв. happy

Касательно чернил, тут было не очень уместно подробнее объяснять и разворачивать, но мысль была такой, что черные чернила неизменно ассоциировались у него с рукописями По и с книгами. А он пытался начать новую страницу, и не имея еще понятия, что получится и получится ли вообще. Как бы демонстративно "рукописный" черновик. Который мог дорасти до отражения в привычном цвете но лишь со временем. Вы правы, никакой ценности этот инструмент сам по себе не несет. Мелочь. Но тут уж, я по собственному капризу добавил Эммету отсебятины - увлечения незначительными и бессмысленными на первый взгляд мелочами. Так уж сработала моя фантазия. Благо никто не знает, что могло бы на самом деле с инспектором в подобных обстоятельствах и простор для воображения отличный.

Вот в вашей формулировке, я даже больше понял о чувствах героя, чем когда писал.

Если ничего не напутал, то вроде поправил указанные места. Еще раз благодарю.

4 EmmetFields   (28.04.2012 01:52)
Не грустите пожалуйста))
Мотивацией моего труда уже занимаются особо опасные личности, так что продолжение будет wink
Спасибо)

5 Ambitious   (05.05.2012 19:18)
а я уж думал, что один такой чокнутый, что видит слэш везде. biggrin ан нет. оказывается кто-то еще его здесь увидел.
а если серьезно, то чудесный прочувствованный текст. спасибо огромное, автор!

6 EmmetFields   (09.05.2012 23:44)
Да, мы сидели в кино и видели его прямо перед собой на экране. Этот пейринг. Море впечатлений. wink

7 Амидас   (23.03.2013 17:39)
Настолько чистый, что не нарушен даже помятостями. - автор, нарушить можно работу двигателя, программы или какого механизма, но лист бумаги - помятостями... Фраза очень корявая.

Цвет почти черного, очного неба подходит как нельзя. - очного неба? автор, может, вы имели ввиду "ночного неба"?

Алана вдруг уснул прямо на диване, - может, Алан уснул прямо на диване.

и сам мужчина облюбовал меня в качестве мягкой перины. - ну, не знаю, имхо, конечно, но слово "облюбовать" применяя к человеку всё-таки не слишком-то хорошо звучит. И потом, человек - отнюдь не мягкая перина, если конечно в нём не центнер весу, и он полностью не состоит из жировых складок. А так - лежать на другом человеке достаточно жёстко и неудобно.

Только у меня врятли - во-первых раздельно, во-вторых, вряД ли.

Но он не сделал ни того ни того. - не звучит фраза, есть устоявшееся выражение - ни того, ни другого.

Автор, у вас ещё есть ошибки, но могу сказать так. Я, конечно, не смотрела фильм, но теперь обязательно гляну. Но что могу сказать - весь текст будто пережёвываешь резину, понимаете. Весь отрывок, на главу это никак не тянет создаётся впечатление, что вы пляшете вокруг первого абзаца, переписывая его более длинными фразами и другими формулировками. У вас очень много коротких и рваных предложений, усложняющих повествование и делая его очень рубленым. Я так и не поняла к чему эти самокопания. при чём здесь этот чистый лист бумаги над которым вечно склоняется главный герой.
на мой взгляд очень затянуто вышло, скучно и пресно. пытаясь показать насколько человеку плохо вы слишком переусердствовали, сделав повествование нудным.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн