фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:32

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по играм » Warhammer 40000

  Фанфик «Коморра | Глава 6.»


Шапка фанфика:


Автор: Gaunt
Бета: KazuMikura
Фандом: Warhammer 40000
Название: Коморра
Персонажи: игровые
Рейтинг: NC-17
Жанр: AU, фантастика, экшн
Размер: миди
Статус: в процессе
Дисклеймеры: Games Workshop - создатели вселенной
Размещение: запрещено
Описание: Коморра - таинственный город затерянный в сплетениях перепутий Паутины. Погрязший в пороках и бесконечных гражданских войнах. Где каждый день жизни очередной пройденный этап странной игры на выживание, устроенной Старухой Судьбой. Где жестокость и коварство уже перешли на очередной этап, а двурушничество и обман - считаются самыми важными навыками, как и умение владеть оружием. Сможет ли человек выжить в этом темном ужасе или его душа станет очередным призом охотника-эльдара.


Текст фанфика:

Глава 6. Союз или предательство?

- Еще раз! – рявкнул Махред. – Давайте!
Собранные в полупустом ангаре бойцы его сотни вновь начали отрабатывать удары и приемы защиты, которые кадианец им показал. В обучении ему помогал Харкинс. Рукопашный бой был одним из ключевых моментов выживания в бою, ибо не всегда враг держится в нескольких сотнях метров от тебя.
На Кадии учили рукопашному бою. Махред помнил суровые лица инструкторов, которые заставляли обессиленных после физической подготовки детей драться в полном контакте друг с другом. А иногда и с самими инструкторами. Эти так называемые «родители» просто лютовали на учениях, заставляли пробежаться по всем кругам Ада и, не сбавляя темпа, вернуться обратно. А на самих учениях, иногда, использовали боевые заряды вперемешку с травматическими. Некоторые умирали в учебных лагерях. Другие гибли в первой же стычке. Доживали до четырнадцати и звания «Белых Щитов» лишь те, кто быстро учился выживать и убивать, а еще иногда доверять и прикрывать спины своим товарищам по взводу и командирам.
Пройдя самую суровую военную школу во всем Империуме, Махред знал, как учить своих людей. Он знал, как отобрать самых упорных и способных из всей этой солянки. Знал, как обучить их. Хочешь выжить – окружи себя опытными бойцами и сделай так, чтобы они были преданней любого пса. А дальше можно думать, как свалить от этих садистов… Но сперва требовалось довершить работу.
- Эй, командир! – вырвал его из задумчивого состояния голос Беатрис. – Есть желание размяться?
Махред с усмешкой поднялся с ящика с боеприпасами, на котором сидел рядом с Харкинсом. Он медленно подошел к бывшей сароритке, оценивая на ходу ее возможности и качества бойца ближнего боя. Массивные контуры брони не скрывали поджарое и привлекательное женское тело. Беатрис не обладала какими-то выдающимися внешними данными, но и не была обделена неким своеобразным шармом.
Кадианец чуть размял шею, повел плечами и встал в классическую защитную стойку. Беатрис была спокойна и собрана, ожидая первых шагов от него. Махред атаковал стремительно. Одна простая серия, затем подсечка и снова серия ударов. Беатрис ловко ушла в сторону и перешла в контратаку, заставив попятиться касркина. Ее движения были профессиональными и пластичными, для того, кто провоевал в «консервной банке», именуемой силовым доспехом.
И все-таки ее неплохо научили в Прогениуме. Инструктора попались совестливые. Скорее всего. Махред снова ушел от атаки, железа-инъектор работала исправно и движения бывшей сароритес были, словно она двигалась в воде. Но тем не менее…
Махред снова сделал подсечку, но воительница отступила. На этот раз не хватило совсем чуть-чуть. Конец играм. От последовавшей отвлекающей серии Беатрис кое-как отбилась, а вот уже на настоящий удар в бок, она не успела отреагировать.
- Неплохо, - констатировал факт Махред. – Совсем недурно. Нет честно! Я думал: вас, Сестер, учат только пению молитв, как правильно пользоваться огнеметом и потрошить еретиков цепным мечем.
- Я не все, - фыркнула Беатрис, сложив руки на груди.
- Догадываюсь, - лукаво подмигнул ей Махред.
Харкинс тем временем наблюдал за тренировками и иногда следил за Махредом и Беатрис.
- Эй, Гром! – приветственно окрикнул его Отец и присел рядом на место Махреда.
- Гром? – хмыкнул тот. – Что за идиотское прозвище? И почему Гром?
- Не знаю. Мне так удобней. В савларском, у нас не было имен, все звали друг друга по прозвищам, полученным еще в шахтах. Даже комиссару дали другое имя. Просто привычней. Да и легче.
Харкинс внимательно следил за новым товарищем по строю. И на всякий случай держал подле аугментированной руки мельту. Отец не выказывал никакой вражды. «Все мы в одной лодке плывем», - подумал Харкинс. – «Надо держаться друг друга».
- А ты чего не тренируешься-то?
- Потому что звание не позволяет, - хмыкнул савларец, указывая на предплечье. Там крепился изогнутый рожок с зазубринами из зеленовато-голубого материала. У Махреда таких было два, и крепились они крест-накрест.
- Ах да! Совсем забыл, ты же сам не из рядовых, - пробормотал Харкинс.
- Это потому что, кроме тебя, меня, Старшого, Биа, нашего вечно недовольного знакомого и тех синеньких мало кто имеет боевой опыт, - Отец кивнул в сторону таурян, сидевших поодаль от других и держащихся независимо, а затем обвел уже ту часть трюма где тренировались другие бойцы. – Им расти, и расти. Как этим увальням удалось выжить на арене – не знаю. Но это недолго. Старшой, думаю, быстро научит их всех.
- Научит. А дальше? – хмыкнул здоровяк, поглаживая сверкающий при люминесцентном свете протез. – Дальше?
- Будем работать на ксеносов, что не прискорбно, но факт. Хотя, такое положение дел меня вполне устраивает, - бывший Хемо-Пес пожал плечами.
- Устраивает, устраивает, - проворчал Янкель. Кригговец имел самую неприятную из черт - неожиданно и бесшумно появляться, как вскоре выяснили его новые товарищи и те, кто проживали с ним в одной комнате. – Вас все устраивает. А вот как броситься на врагов Империума, так вы в темный угол забиваетесь…
Отец и Харкинс скептично посмотрели друг на друга.
- Молчите? – не прекращал мутить воду бывший гвардеец. – Стыдно стало, да?
- Да я зеленокожих и на Армагеддоне убивал и на Иклосе выжигал. Много где, - спокойно и рассудительно ответил Харкинс, Отец снова пожал плечами и как-то скептично взглянул на кригговца. – Мне без разницы, где и под чьим началом уничтожать их. Хоть руководи стадо толстожопых кретинов из штаба, хоть ксеносы. Эти хотя б воевать не разучились. Как считаешь?
Отец согласно кивнул головой.
- Не в долге дело теперь, дружок, - Харкинс хлопнул Янкеля по плечу. – Теперь мы сами себе предоставлены здесь. И выживем мы или отправимся на корм или еще куда-то – уже от нас самих зависит. Будь ты порасторопней, да рассудительней, был бы сейчас вместе с нами. А не простым бойцом.
- Я не собираюсь перед этими космическими чужаками унижаться и вылизывать им сапоги по мановению пальцев, - яростно прошипел Янкель, стряхнув с плеча здоровую руку Харкинса. – Вы можете!
- «Выживать» и «лизоблюдить» - два разных понятия. Совершенно, - философски подметил Отец. Кто-кто, а савларец прекрасно знал оба понятия, так как на луне-тюрьме, где провел несколько лет своей жизни, недаром все назвали его Отцом. Хоть и незаслуженно, как сам он считал, но молчал об этом. – Иногда они, бывает, пересекаются, но я предпочитаю больше выживать.
- Послушай, Янкель. Хочешь поднять бунт кинуться на первого попавшегося эльдара? Валяй! Только других не зови, а? Побереги уж ближних своих, - Харкинс уже задумался врезать криговцу по лицу, чтобы тот очнулся наконец, идиот фанатичный! Идеальный солдатик с промытыми мозгами, полностью изведенными инстинктами выживания и без грамма здравого смысла. Такого не грех отправить в мусоросборный шлюз и выгрузить в космосе или отправить в плазменный реактор погреться. Хотя нет, уж лучше не в реактор! С этого кретина станется устроить диверсию и уничтожить корабль. Да варп с кораблем, он погубит их всех! Пускай валит в космос через мусоросборный шлюз. Там он, хотя б ничего фатального не натворит, кроме как не будет какое-то время давать мусору падать, но это будет очень недолго.
- Если хочешь пожертвовать своей жизнью, чтобы удушить Дрикса, я поддержу тебя. Морально, - мрачно усмехнулся Отец. – Этот парень мне совсем не по нраву. Напоминает нашего комиссара. Та же сволочь и постоянно следил за нами, вынюхивал, высматривал… А потом, бац! Застреливает кого-нибудь. «Для урока», - как выражался ублюдок. Этот тоже такой.
- Ага, как глянешь, так сразу не по себе, все равно, что по минному полю прогуляться отправляют, - поддакнул Харкинс. Янкель пробормотал что-то нечленораздельное.
Трое бывших имперцев посмотрели на обсуждаемую, и так не любимую личность, которая опершись о переборку возле двери и лениво наблюдала за тренировками. Он принадлежал к расе эльдар. Высокий, непомерно худощавый, но жилистый и проворный. Длинные черные волосы были сплетены в толстые косы. Рядом с дручием была прислонена осколочная винтовка – ксенос ни под каким предлогом не расстанется со своим оружием.
Как сказал Махред – эльдара приписали к ним, чтобы тот следил за дисциплиной и должным исполнением приказов. Отсюда такая нелюбовь рядовых, отсюда косые взгляды бывших гвардейцев.
Ничего не сказав, только сплюнув в душе, Янкель отошел от своих товарищей.
- Парню менять свои взгляды надо, либо он станет помехой в будущем, - констатировал факт Отец. Вскоре к ним подошли Махред и Беатрис.
- Что случилось? – поинтересовался Махред, заметив мрачное выражение лица у Харкинса.
- Янкель, - коротко бросил Отец, доставая сигарету. – За ним глаз да глаз нужен. Учудит – нам потом достанется.
- Дрикс доберется раньше, - покачал головой Махред, – если парень скомпрометирует себя где-то. Но мы не будем препятствовать нашему товарищу. Пока что.
- Почему, старшой?
- Потому что, этот кретин стоит, по крайней мере, десятка этих увольней, - Махред мотнул в сторону новоявленных бойцов сотни, а потом озвучил предыдущие мысли Отца по поводу новых бойцов. – Не знаю, как они выжили на арене, но им еще далеко до нас. И шансов, что их положат всех в первом бою предостаточно.
- Нам стоит объединиться с тау, - резюмировал Отец. – И не просто как в одно подразделение, я имею в виду, а так чтобы они влились в нашу компанию.
- Вот это я сейчас и хотел сделать.
Махред пересек весь грузовой трюм. Бойцы мало-помалу переставали отрабатывать приемы и глядели на своего командира, который спокойно шел к таурянам, изначально ведущими себя отстраненно от остальных.
- Привет вам с Терры, - начал Махред.
- Твои соплеменники нам уже передавали привет, - сухо обронил тау с мечом, видимо старший среди них. – Домоклов Поход. Помню, прекрасно помню, как командир Фарсайт гнал их. Тогда были не столь жаркие бои. Многие из твоих соплеменников отвергли веру в вашего бога и приняли Высшее Благо. Они неплохо себя показали в последующих боях, кстати, - добавил он. – Да, хорошие воины были.
- Это ты от них выучил готик? – поинтересовался Махред, не ожидавший что ксенос поймет его. Тау кивнул в знак согласия.
- Твои соплеменники были крайне разговорчивы, - произнес синекожий. – Они много нам рассказали о себе. И своей вере. Не пойму вас людей, как не понял и тех гуэ’ла, перешедших на сторону тау. В чем заключается ваше благо? Почему вы так служите своему богу, который не дает ничего взамен?
- Если бы ты спросил, когда я еще служил – сказал бы долг. И выстрелил бы из лазгана, - спокойно ответил Махред, как ни в чем не бывало. Красные глаза тау сузились, но, не зная особенностей их поведения, бывший касркин ничего не мог сказать, поэтому решил продолжить говорить как есть. – А сейчас я скажу, что просто хочу выжить. И все.
- Ты не врешь, человек, - кивнул в ответ на свои мысли тау. – Сказал прямо, как есть. Это делает тебе честь, как воину.
«Честь, как воину? Сказал как есть? Вот знал бы ты…» - подумал Махред, но сам лишь просто улыбнулся.
- Да. Ты воин, человек. И прибыл сюда со своими товарищами, дабы объединить наши усилия. Ведь поэтому ты нам решил помочь на арене? Тебе нужны союзники. Сильные союзники. Что ж, выжить для нас теперь тоже благо. И мы согласны пойти на такое.
- Вот и славно...
- Однако! Сейчас ты в данный момент заботишься только о себе и своем сохранении. Что непроизвольно наталкивает меня на мысль – пожертвуешь ли ты нами, чтобы спасти себя?
- Шас’Урил, думаю, мне следует продолжить, - неожиданно оборвал его второй таурянин. У него был гораздо более высокий и звонкий голос, если можно выразиться не принадлежавший мужчине. Махред непонимающе уставился на заговорившего. До этого он не видел лиц остальных двоих, но, по мнению Махреда, эти двое ничем не отличались от своего командира. Или же это был не командир?
У говорившего были куда более мягкие черты лица, нежели у Урила и более выразительные глаза. И еще темно-синяя прядь волос, заплетенных в косу, спускавшаяся с левой стороны к плечу.
Урил сделал шаг назад и с почтением кивнул.
- Я Шас’Вре Виор'ла Ниара Ка’Элан. И старшая среди них, - представился второй тау.
- Так, - Махред помассировал переносицу, первый признак того, что у кадианца сейчас пошло отторжение полученной информации. – Еще раз, для туго соображающих. Как твое имя? И, прошу прощения, ты – она?
- Тебя что-то смущает? – уголки губ тау приподнялись, символизируя усмешку.
- Нет, - Махред посмотрел на своих товарищей, стоявших за спиной и не встревающих в разговор, но ошарашенных не меньше кадианца. – Просто…
- Сложно представить. Или же сложно выговорить мое имя? – поинтересовалась таурянка.
- Наверное, второе. Щас ври… как там дальше? А покороче нет?
- Есть. У тау есть короткие имена. Но их используют, только лишь близкие…
- Эй! Ты не намекаешь ли?.. – Махреду сейчас казалось, что ксеносы просто делали из него идиота перед его же подчиненными. – Так! А теперь без увиливаний! Выкладывай, что задумали!
- Та'лиссера, ритуал единения. Ритуал скрепления уз воинов, - таурянка сложила на пепельного цвета нагруднике руки. – Когда разбитые части становятся одним целым. Когда индивиды объединяются ради общего блага…
- Стоп! Вам нужен этот ваш ритуал, хорошо, - прервал патетическую речь этой Шас’Вре… как дальше-то?
- Та'лиссера не просто ритуал или объединение, человек, - хмуро бросил третий тау. – Это нерушимая клятва воинов всегда и во всем помогать друг другу.
- Если уж эта клятва так много значит для вас.
- Очень много, человек. Очень, - загадочно ответила таурянка-командир. – За нарушением такой клятвы смерть – самая малая цена расплаты.
- Буду иметь ввиду. А моих эта клятва тоже касается?
- Нет, если они не участвуют в ритуале.
Махред посмотрел на стоявших за ним людей. Беатрис сделала шаг первой, чем ничуть не удивила кадианца. Бывший имперский штурмовик подозревал, что воительница-монахиня проявляла лишь видимое усердие в Прогениуме, нежели действительно оно было. Небось, проносила еще на вечерние молитвы какую-нибудь запретную литературу еще. Но самым главными достоинствами в ней все-таки были здравый смысл и рациональное зерно.
- Если наш командир принимает эту клятву, то и я тоже, - просто ответила Беатрис. – Он вывел нас с арены. Помог одолеть того страшного верзилу. Куда он, туда и я.
За такие слова Махред был готов носить ее на руках. Такая похвала много значила, в их ситуации. Но Махред так же осознавал, что тау не просто так тут распинываются. Они доверяли ему. Все и безоговорочно. Хотя доверие это пока слишком хрупкое и ненадежное, вызванное лишь первыми успехами, которые не должны позволить вскружить голову. Любой лидер бы уже надулся бы от гордости, но Махред себе этого не позволит. Он должен и дальше трезво мыслить и уверенно вести своих, если хочет удержаться на плаву. «Успех и удача - не все. Нужно еще уметь справиться с их последствиями».
Дальше за Беатрис последовал Отец, а потом и Харкинс. Оба промолчали, но Махред и так понимал, чем вызван был их шаг. Кадианец осмотрел собравшуюся вокруг их небольшой группы толпу, которая в это время должна была тренироваться. «Дисциплину придется вбивать гидравлическим молотом», - невесело усмехнулся Махред, ища глазами Янкеля. Вскоре криговец обнаружился в дальнем углу, который безразлично смотрел на помигивающую лампу над головой. Он был не в духе и это мягко сказано.
- Остальные свободны, можете возвращаться на свои места, - произнес бывший штурмовик. – Можете отдыхать, пока что. Но не надейтесь, что я отстану от вас надолго. Пока вы не научитесь стрелять так, чтобы хотя б не попадали в своего соседа по строю, а еще лучше стреляли точно во врага, будете крутиться тут. А теперь проваливайте, живо!
Уговаривать не приходилось. Бойцы группами покинули трюм. Последним ушел Янкель, просто ушел. Даже не обменялся взглядами со своими товарищами.
- Видать парень весь испереживался, - хмыкнул Отец.
- Испереживался… Этот фрагоголовый просто не хочет погибать один, вот и подначивает окружающих, - скривился Харкинс.
Остался только Дрикс. Темный эльдар даже не шелохнулся.
- Особое приглашение нужно тебе? – поинтересовался у дручия Махред. – Нас тут не так уж много, чтобы была какая-то вероятность бунта.
- Возможно, - сверкнул в ответ глазами Дрикс. – Но я бы остался тут. Здесь так удобно. Тихо, прохладно, никто не мешает, - эльдар снялся со своего места и подошел уже к кадианцу. – Никто не слышит и не следит. Идеальное место просто, для… заговоров.
Махред уже задумывался послать дручия в более грубой и содержательной форме, но сдержался.
- Он нам не помешает, - успокоила его Беатрис. – Так ведь?
Тау переглянулись, но ничего не сказали. Видимо согласились.
- Тогда покончим с этим поскорее.
Раздевшись по пояс, они встали в круг. Ниара держала в руке короткий клинок с изогнутым внутрь острием. Схожая в некоторых местах по физиологическим показателям с женщинами-людьми, таурянка совсем не стеснялась обступивших ее мужчин, собственно как и Беатрис. Махред подошел к Ниаре, которая передала ему клинок.
- Вверяем тебе мы судьбы свои. Силой крови принимаем братские узы, которые свяжут нас крепче, чем узы семейные. Моя жизнь - это твоя жизнь, твоя жизнь - это моя жизнь. Все, что мы сделаем - мы сделаем вместе. Все, что у нас есть – наши имена. Ты наш лидер и наш командир. Твои приказы – закон. Твой долг – стремиться к всеобщему благу твоей команды и уберегать своих бойцов.
- Мне нет места вне команды. Отныне все, что мы делаем – делаем вместе и только мое имя принадлежит мне, - произнес на скорую руку заученную ритуальную фразу Махред. – Силой крови моей и крови воинов, что я возглавляю, я принимаю связавшие нас навсегда братские узы.
Он раскинул в стороны руки и выпятил грудь, ожидая, когда клинок вонзится в его грудь. Ниара осторожно проткнула острием кожу и сделала надрез. Махред ожидал, что будет злобно шипеть или тихо ругаться от боли, но вместо этого он чувствовал нечто иное. Его наполняли доселе покинутые эмоции. Сплоченность, чувство плеча товарища по команде – словно он вновь вернулся в свой родной кадианский полк.
Затем Ниара отошла и передала клинок Махреду. Бывший касркин вдохнул поглубже и сделал надрез чуть выше правой груди. Таурянка даже не шелохнулась. А затем повторил ритуал с остальными.
Потом Махред, следуя наставлениям Ниары, все тем же клинком, испившим за сегодня кровь всех собравшихся, рассек по диагонали ладонь. Тоже самое сделали и остальные. Под конец они встали в круг и хором произнесли:
- Как неразрывен круг, так эти руки никогда не будут разомкнуты. Пока жив один из нас, будут живы и другие. Мы всегда будем равны, ибо все мы одно и часть никогда не превзойдет целое.
Дрикс скептически наблюдал за всем этим и не понимал, зачем оно нужно было этим варварам, которые слезли с деревьев несколько тысячелетий назад. А тау совершенно недавно, можно сказать. Не проще ли отвечать только за себя и стремиться к своей выгоде? Глупо заботиться об окружающих, если они могут вогнать тебе нож в спину.

***

Покои архонта Драксарра на «Пустынном Драконе» были обставлены не с экстравагантным изыском и гротескной роскошью, но со вкусом. Несколько шкафов хранили на своих полках труды по философии и военной стратегии и казались довольно древними, даже древнее своего хозяина. Украшенные витиеватой резьбой со вкраплениями топазов и каких-то еще драгоценных камней желтого цвета, эти предметы интерьера явно были позаимствованы с какого-то имперского мира или корабля. Но, тем не менее, они были довольно изящными, несмотря на то, что вышли из-под грубых рук мастеров мон-кей.
Так же Малис заметила, что широкий стол, рядом с которым стояли стулья из посеребренного металла. Кровать находилась возле окна закрытого переборками. А Карон еще и романтик! Аурелия усмехнулась. Канделябры с имитирующими огонь светокристаллами освещали каюту ровным оранжево-алым тоном и играли расплывшимися причудливыми бликами на черном, отполированном до металлического блеска дереве, превращая его естественную фактуру в причудливый узор.
В нишах дальней стены под двойными полями стазиса стояли самые важные экспонаты – три чучела архонтов, которых он одолел в поединке, а над ними висели их знамена. Малис перешла к этой «жемчужине» коллекции трофеев архонта Драксарра. Те, кто сделали эти чучела, постарались действительно на славу – никаких ран, никаких хирургических вмешательств или каких либо других изъянов. Все спрятано и замаскировано, так, что они казались вполне живыми. От мумий шли трубки с какими-то веществами, которые, вероятно, не давали телам иссохнуть.
- Они живы, - спокойно произнес Карон, сидя в своем кресле за столом. – Я не убил их тогда.
Малис приподняла бровь, возможно от восхищения, но само лицо с изящными чертами никак не отреагировало на сказанное. Карон продолжал читать книгу, которая была у него на данный момент в руках. Скорее всего, это была какая-то походная книжонка в потрепанном и растрескавшемся от времени кожаном переплете. Аурелия была даже немного удивлена, увидев Карона с подобным.
- Это «Записи комиссара Яррика», - ответил на немой вопрос архонтессы хозяин корабля, не отрываясь от чтения. – Копия. Стиль довольно сухой и грубый, на мой взгляд. Но большего я и не ждал от военного, тем более человека. Однако здесь довольно подробно расписано об орках.
- Об орках? – на этот раз Малис не смогла сдержать удивления.
- Да, об орках. Яррик практически всю жизнь сражался с этими варварами. Изучал их повадки и способ мышления. Здесь изложены все его наблюдения. Несмотря на свое примитивное развитее, орки довольно смышлены. Иногда они способны найти такой ход, о котором ни один нормальный тактик даже и не задумывался. Но тем не менее…
- О, поверь Карон, я достаточное количество раз сталкивалась с этими… животными, чтобы научиться не недооценивать их.
- И, тем не менее, у них есть слабость, - закончил начатую фразу архонт Драксарр. – Они зациклены на определенной вещи. Помешаны, думают в категории и возможностях одной детали. Чаще это помешательство возникает из-за какого-нибудь оружия или вида техники. Но неважно, что это может быть. Если знать что именно привлекло внимание орка, то понять что задумал он становится проще. Гораздо проще. Люди же подобного недостатка лишены и приходится изучать каждого конкретного индивида. «Изучай своего врага, дабы понять его. А потом нанеси смертельный удар», - цитата лорда Ликаэлы воеводы древней Империи Эльдар.
Малис плавной тягучей походкой подошла к Карону. Сегодня для обеда она оделась в простое черное платье с глубоким вырезом на груди и приколотой у плеча платиновой брошью с темно-зелеными изумрудами. Темные волосы ровными прядями ниспадали на узкие плечи, обрамляя лицо, и спину. Она решила продолжить свою игру, начатую на арене. Когда такие личности решают вести дела с ней, невозможно просто устоять от таких соблазнов.
Аурелия любила общество сильных и умных мужчин, добившихся многого. Еще она любила загадки. Поэтому, ее тянуло раньше к Векту, поэтому сейчас ее интересовал Карон. И ей нравилось добиваться своего.
Хотя оставалось то самое обещание на капитанском мостике за ее молчание по поводу инцидента с флотом Тиг’Эрэля. Но архонтеса еще возьмет свое и без этого, при условии если понадобится.
- Ты изучаешь древнюю философию нашего народа? – Малис придала своему голосу, как можно более заинтересованный тон. – Зачем? Разве великая Империя Эльдар не пала?
Аурелия приблизилась к стулу, где сидел Карон, и положила руку ему на плечо. Тот, чтобы показать свою заинтересованность, отвел чуть в сторону книгу, продолжая удерживать ее одной рукой на уровне глаз, вторую он положил на поверхность стола.
- Они канули в небытие. Погибли. Были уничтожены в Великой Катастрофе, когда появилась Та-Что-Жаждет. Не спорю. Но их царство просуществовало десятки тысяч лет. И, тем не менее, оно пало. Все что от нашего древнего величия осталось это наши сородичи, прячущиеся на своих космических громадных скорлупах, которые именуют так гордо искусственным миром. Разве к этому ты стремишься, Карон?
Карон оторвался от изучения книги и посмотрел на архонтесу. Его глаза встретились со взглядом Малис, которая не без удовольствия отметила в них интерес.
- Я стремлюсь совершенно к другим вещам, Аурелия, - спокойно произнес архонт Черной Скалы. – Знаешь ли ты, как древние правители управляли империей эльдар?
- Два правителя. Два равноправных индивида, - Малис с пониманием кивнула. – Первый – власть и сила. Второй – хитрость и дипломатия. Каждый имеет свои обязанности, но оба едины, действуют как одно целое…
- Дополняя друг друга. Неплохо, - ровно произнес Карон. – Я и не думал, что кто-то еще читал Эленвиля и его «Звездный Город».
- Я читала копию, - с улыбкой произнесла Малис. – Не ты один интересуешься древними временами. Меня заинтересовала его модель государства и живой язык.
- Вот как. И ты попыталась что-то подобное воплотить в жизнь. С Вектом… не так ли, - это было, скорее всего, утверждение нежели вопрос. Аурелия мысленно улыбнулась про себя. О, нет. Зачем теребить старые раны? Зачем вспоминать прошлые унижения? Она выше этого. «Изучай своего врага, дабы понять его». Да? Карон наверняка заранее знал, что запланировал Гимгольт и оперативно собрал информацию. О нем. О ней. – Я слышал об этой… неприятной истории, - продолжал осторожно углублять столь болезненную тему архонт Черной Скалы. – Тогда я действительно считал, что с Аздрубелем вы составите сильный тандем. Союз. Но его паранойя и единоличие разрушили все.
- Карон, - мягко произнесла Малис, одаривая собеседника чарующей улыбкой, хотя обычная прохладная вежливость никуда не исчезла. Аромат ее духов щекотал ноздри Драксарра, а ладонь архонтессы легла с плеча на его кисть, которая была на столе. – Я не люблю ворошить прошлое. Тревожить старые раны. Не отрицаю, что мы с Верховным Лордом Вектом были любовниками. Но он отверг меня и выбросил как ненужную вещь. А этого я никогда не прощу ему. Ни-ког-да, - последнее слово она произнесла по слогам, чтобы дать понять собеседнику, что она совершенно серьезно говорит об этом.
Доля искренности тоже была полезна, а Аурелия была искренняя. В этот раз. Она действительно когда-то была любовницей Векта. Имела некоторую репутацию, положение, привилегии. Но это продлилось не так долго. В конце концов, паранойя и излишние подозрения взяли верх, и верховный правитель Коморры стал относиться к ней хуже, чем к отбросам. А потом и вовсе вышвырнул из своего дворца, как шелудивую дворнягу. Такого Малис не смогла стерпеть. Она покинула Коморру, на время. Ушла в глубины Паутины, чтобы трезво осмыслить все произошедшее и просчитать все свои шаги на будущее. А вернувшись, снова заняла свой пост архонта Ядовитых Языков и начала действовать…
Да, Азлрубель Вект был ее поражением, горьким опытом. Она позволила себе вскружить голову, увлечься и отдать самой что было нужно Верховному Лорду. Больше такой ошибки она не повторит.
- Ты довольно смело высказываешь свои мысли, Аурелия, - спокойно произнес Карон.
- А что? – в темных глазах архонтесы промелькнули озорные огоньки. – Брось. Сплетни, клевета и доносы – не твой стиль, Карон. Ты привык больше действовать, и это доказывает случай с Тиг’Эрэлем. Тебе мало одного разгрома врага – ты стремишься доказать свое превосходство во всем, - Малис посмотрела на троих побежденных архонтов, которые стали просто элементом декора. Что же они испытывают, по прошествии стольких лет? Неудержимая агония, постоянное дыхание смерти, которая так и не приблизилась… - Разве эти высохши мумии не доказательство?
- Возможно, ты права…
- О! Поверь мне на слово, дорогой мой Карон, в таких вещах я никогда не ошибаюсь. Не ты один так хорошо подготовился к нашему предприятию, - Малис с истинно королевской грацией села напротив него, продолжая держать архонта за руку. Аурелия взяла второй у Карона потрепанную книжонку и отложила ее в сторону. – Ты бы мог и не связываться с Тиг’Эрелем. Несомненно, этот глупец все равно бросился бы в погоню, но не с таким энтузиазмом как сейчас. Разве тебя не должно беспокоить, то, что Тиг’Эрель может позвать подмогу?
- Несомненно, он найдет союзника из моих недоброжелателей. У меня их хватает, - невозмутимо ответил Карон. – Это было бы настоящей глупостью – погнаться за нами сейчас.
Малис усмехнулась.
- Карон Драксарр ты это сделал не только ради спортивного интереса, - произнесла она, продолжая тихо смеяться. Чуткий слух сидевшего перед ней дручия уловил странное эхо идущее от архонтессы, как будто смеялись сейчас двое. И оба были в одном живом существе. Но Малис тут же взяла себя в руки вновь вернула лицу, постоянно сопутствующую ей прохладную вежливость. – Нет, это был твой очередной ход. Вект слишком ценит проход в Паутину. Это ключ его контроля над остальными кабалами. Прорывы случались и ранее, но тогда было легко отследить зачинщиков. И разбирались именно с зачинщиком. Сейчас же возникла такая ситуация, что сторожа нет, а дверь раскрыта нараспашку. Естественно, каждый, кто не дурак, воспользуется ситуацией в своих целях. И в такой толпе мы затеряемся. Тем более что отходы заранее запланированы.
Малис умела видеть полную картину мозаики, еще на половину составленной. Могла связать отдаленно произошедшие события в одно и увидеть сложную картину. Увидеть все завитки сложной паутины интриг и предсказать очередной ход противника.
- И, конечно же, найти виновных становится гораздо сложнее. Не говоря о репутации и прочем. Если повезет, то мы спокойно вернемся в Коморру, с тем, что хочет заполучить Гимгольт, - кивнула ходу своих мыслей Аурелия. – Тиг’Эрель так просто не отделается от Векта.
- Небольшая поправка, с тем, что хотим заполучить мы, Аурелия. Каждый из нас… - в глазах Карона читалось вежливое одобрение, он по достоинству оценил ее логику.
- Каждый? – леди Малис с наигранным разочарованием надула губы. – А как же двое? Или это были лишь пустые слова?
- Я никогда не сотрясаю воздух попусту, - холодно парировал Карон. – Не в моих правилах. И если бы эта экспедиция не сулила ничего ценного, вряд ли я был бы здесь. Как и ты.
Расчет. Холодный расчет и логика, вот, что вело его. Вот, что было в необычных темно-карих глазах. Толстый слой рационализма, скрывающий в самой глубине души все эмоции и чувства, даже похоронивший под собой жажду чужих страданий. Карон был терпеливым охотником, очень.
- Только двое, - произнес задумчиво Карон. – Третий – лишний. Всегда лишний, - с этими словами он откинул на подлокотнике фальшпанель, под которой был набор миниатюрных кнопок. Длинные пальцы архонта пробежались по небольшой клавиатуре и неожиданно один из бывших противников дернулся.
Глаза до того не подвижно смотревшие в одну точку пробежались по комнате, остановившись сначала на Кароне, а потом на Аурелии. Где-то в глубине зрачков промелькнули ненависть и боль и тут же угасли. Проигравший архонт издал серию злобных булькающих звуков, а потом его голова дернулась. Будто бы кто-то незримый стоял за его спиной, выворачивая руки в суставах. Питательная жидкость перестала поступать по трубкам и вместо этого по ним побежала фиолетовая субстанция, выходившая из тела архонта.
Экстракт души. Чистая жизненная энергия, наполненная эмоциями живого существа, ожидавшего смерть несколько десятилетий. Такой экстракт был способен дать дручию несколько лет, а может даже и целое столетие. Сберечь его собственную душу от вечно голодного взора Той-Что-Жаждет. Это было проклятием для темных эльдар. Проклятием и благословлением. Потому что именно это проклятье научило их выживанию в гораздо более жестокой Галактике. Да, дручии выживают, но не живут. Но так не должно продолжаться, Карон это знал.
Тело архонта задергалось еще сильней, глаза расширились, руки сжаты в кулаки до предела. Все говорило о том, что процесс был невероятно болезненным. Карон взял со стола два граненных кубка, придирчиво изучая их формы. А потом поднялся со своего места и подошел к нише, где за стазисным полем корчился его прошлый враг. Глаза бывшего архонта беспомощно метались по сторонам, губы двигались в безмолвном крике. Вскоре он осел на пол витрины, в которой он был заточен, сложившись словно марионетка, которой обрубил нити кукловод.
Карон ждал, когда экстракт души весь стечет. Затем он обернулся, неся в руках наполненные до краев кубки. Малис почувствовала ментальную агонию разорванной на части души.
Архонт Черной Скалы протянул Малис кубок наполненный экстрактом. Даже в разделенной на две половины душе чувствовалась немалая жизненная энергия, которая даст не одно десятилетии жизни. Карон Драксарр – хитрый, расчетливый и жестокий ке’даа, который обратит все в свою выгоду. Даже такой щедрый жест мог нести за собой множество тайных помыслов. Вдруг стенки одного из кубков обработаны ядом или еще каким-нибудь веществом? Вдруг, весь их разговор ложь и провокация?
Нет. Это слишком серьезная игра. Слишком много поставлено на карту. Втроем они поставили слишком много… третий лишний, только двое. Да. Только двое. Это уже не та ситуация где придется искать выгоду лишь для себя. Карон это понимал.
Малис приняла кубок от архонта Черной Скалы. Едва слышимый звон соприкоснувшихся граней нарушил тишину.
- Ваше здоровье, милорд, - произнесла Аурелия.
- Ваше здоровье, миледи.
В первый раз Малис увидела вежливую улыбку на строгом лице Карона.
- Интересно, - задумчиво произнесла она, отпивая экстракт души. – О чем думает Вект?
Собеседник архонтесы пожал плечами.
- Сложно понять Аздрубеля. Еще сложнее просчитать его ходы. И, тем не менее, это возможно.
Время перемен? Скоро оно настанет.

Вект прошелся по всему залу и замер возле резного черного трона. Лицо Верховного лорда Коморры сейчас было крайне задумчивым. Глаза метались по сторонам, а поза была напряженной. В голове уже выстраивалась череда логических цепей и размышлений, но пока что либо отметалось, либо откладывалось в память для дальнейшего более тщательного обдумывания.
Аздрубель Вект погладил острый подбородок, пытаясь сложить мозаику в голове из домыслов и фактов. Его соглятаи доложили, что Тиг’Эрэль сразу после окончания вредоносного излучения Украденных Звезд взял свой флот и умчался на всех парах в Паутину. Это можно было бы назвать обыденным и чем-то тривиальным, если бы Тиг’Эрэль не увел остатки своего флота. Часть кораблей была не способна двигаться, а другие медленно погибали. До сих пор кварталы Холодных Фантомов были засыпаны останками космолетов и тем, что осталось от незапланированного боя над Коморрой.
Разборки? Этот высокомерный и самоуверенный выскочка успел повздорить со всеми соседними кабалами, а последний культ ведьм, с которым сотрудничал кабал Тиг’Эрэля вообще предложил лично ему и его воинам стать очередными гладиаторами на их арене, если те сунутся к ним в очередной раз. А с гомункулами он предпочитал общаться как можно меньше. Но если бы это было разборкой, то флот Тиг’Эрэля так легко бы не отделался. Нет, было что-то еще.
Атака на флот Кровавого Ветра была запланированной акцией, но с другой целью. Осталось понять только с какой именно. Ни о составе, ни о том к кому из кабалов этот флот мог принадлежать, ни об их командирах не было известно. Зато известно, что неизвестный флот вышел из Коморры как раз прямо перед началом периода активности Похищенных Звезд…
На лбу Векта залегла глубокая морщина, затем так же исчезла, а потом снова появилась и снова исчезла. Вздохнув, Верховный Лорд подошел к шкафчику, где хранились все его любимые напитки. Откуда-то из глубин зала поспешила появиться прислужница-раба из человеческой расы. Девушка что-то раболепно пробормотала на своем грубом языке и упала перед ним на колени. Следуя жестам своего хозяина, молодая девушка налила вино в фужер и по очередному пренебрежительно-властному жесту поспешала убраться. Вект проводил задумчивым взглядом ушедшую служанку, а потом снова переключился на свои мысли.
Тактика была знакомой, что-то подобное провернул Карон Драксарр из Черной Скалы, но этот же трюк провернули и до него, а потом несколько раз и после его удачной операции. Хотя между Тиг’Эрэлем и Драксарром был серьезный конфликт, но поражение тогда потерпел первый архонт, так что у Карона просто нет причин уничтожать соперника. А может быть есть. Следует его попридержать пока у себя в голове, на всякий случай.
Аздрубель Вект всегда все делал «на всякий случай». Это не раз помогало.
В голове всплыли еще кое-какие интересные факты, к коим Лорд решил прислушаться. Что-то было даже интересным. У него была отличная память, хранившая не только многочисленные политические ходы и планы, но и полезную информацию о ближайшем окружении.
Появилось время проведать своих лазутчиков в других кабалах. А так же оказать знак своего внимания другим архонтам, направив своих представителей

Сикул вышел из «Яда», когда гравискиф сел на посадочную площадку у крепости кабала Ядовитых Языков. Его уже ждала помощница леди Малис, но не сама архонтеса. Она была молода, даже, скорее всего моложе Аурелии, возраст которой едва перевалил за тысячу. На время Сикул даже подумал, что девушка оделась для свидания с любовником, нежели для официального приема визитера. Но это было неважно…
Статной и плавной походкой Сикул шел к помощнице архонтесы Ядовитых Языков, пытаясь что-либо разобрать в ее движениях или мимике. Девушка оставалась неподвижной, словно статуя из крисмрамора, а на лице была вежливая и довольно чарующая улыбка.
Сикул остановился, не дойдя каких-то трех шагов, но уже ощутил легкий манящий запах духов, окружавших неплохо слаженную фигурку помощницы.
- Господин Сикул, - пропела она мелодично, кивая в знак приветствия. – Я – Амана. И я здесь за свою госпожу.
- Вот как, - наигранно разочарованным голосом произнес Сикул, кивая в ответ. – Какая жалость. А ведь я так хотел лично повидать леди Малис.
- О! Несомненно, вы ее увидите, когда она вернется. Но боюсь, что это произойдет не скоро.
- Какие-то проблемы? – участливо поинтересовался Сикул.
- Ничего особенного, - Амана продолжала так же завораживающе улыбаться. – Старые дела.
- Старые дела? - не всегда срабатывал старый добрый метод – заслать лазутчика. По крайней мере, с таким искушенным лидером как Малис. Так что приходилось выяснять все самому и очень осторожно и деликатно. – Не мое дело, конечно же, но не связано ли это как-то с… вашим флотом?
- Лорд Вект очень осведомлен, - улыбка на лице Аманы стала шире, но чуть холоднее обычного. – У него прекрасные информаторы.
«Да у Малис, я погляжу, тоже», - подумал про себя Сикул, делая мысленную пометку в голове. – Не ожидал, не ожидал, - произнес он, глядя на Аману совершенно по-другому. – Совсем не ожидал такого от вас, миледи.
Осторожно запустить наживку, и… Сикул пробовал сыграть на гордыне помощницы леди Малис, которой так славились дручии, стараясь преувеличить ее значимость в кабале.
- Ах, как мило, - кажется, он немного смутил Аману, по крайней мере, ее большие темные глаза смотрели на черный мозаичный пол, а на щеках выступил румянец. Ни дать ни взять сама скромность и невинность. Только если бы эти слова не были пустым звуком в Коморре. Но Сикул чувствовал себя удовлетворенным.
Амана сделала пару шагов навстречу ему, все так же совершенно невинно глядя в пол. И это ей чертовски шло!
- Не хотите ли вы посмотреть на наши доки? – спросила она, взглянув на него. Теперь невинности уступило место нечто иное.
А это что? Вот так просто взять и осмотреть доки? Что-то тут не так… Амана сделала еще один шаг. Теперь девушка стояла довольно близко от него. Мягкий и практически неосязаемый аромат духов усилился, превратившись в дикий возбуждающий коктейль феромонов. Сикул почувствовал легкое головокружение от возбуждения. Эта девчонка была гораздо опасней, чем казалась!
Мысли сбивались и уходили в разные стороны. Смешивались в непонятную кашу.
- Что-то не так? – взволновано спросила Амана, заметив, что Сикул растерялся. – С вами все в порядке, милорд?
Сикул мотнул головой, а потом моргнул. Это обращение «милорд» или «миледи» в строгом эльдарском этикете – даже в анархичной Коморре был свой этикет, который коморриты частично переделали и частично видоизменили под свои нужды – употреблялось лишь к персонам, имевшим довольно высокий статус в обществе. Сикул сам воспользовался этим, чтобы как-нибудь поддеть себялюбие Аманы, дручии не смотря на свое общество, оставались эгоистичными индивидуалистами, желающие выгоду только себе. Но меньшего от помощницы Малис он просто никак не мог ожидать.
Амана встала сбоку от Сикула. Тонкие девичьи ручки обвились вокруг его крепкого предплечья, а ее щека невзначай коснулась плеча. Теперь посланец Лорда Векта дышал лишь духами Аманы.
- Прошу следовать, мой господин, - мягко прошептала девушка и повела его к открытым вратам крепости кабала Ядовитых Языков.
После несколькочасового обхода Амана, так же под руку, вывела Сикула к взлетной площадке, где стоял его «Яд». Девушка все так же мило и зачарованно улыбалась ему, даже когда Сикул садился в кабину гравискифа.
Представитель Лорда Векта прокручивал в голове все увиденное. Корабли флота Ядовитых Языков были на вервях плотно окруженные строительными верфями настолько, что даже за несколько дней их всех не выведешь из доков. Повреждения же были такими, что о перелетах в таком состоянии и речи никакой не могло быть. Значит, за пределы Коморры Малис улететь не могла. Что ж, отрицательный результат тоже результат.
Амана проводила взглядом улетевший гравискиф, а затем направилась к крепости, где поджидали ее несколько воинов из числа «чистокровных». Вперед вышел Глейтенор их командир.
- Ну что? – поинтересовался он Аману.
- Все в порядке, - спокойно ответила та, пожимая плечами. – Думаю, мне удалось выиграть кое-какое время для госпожи, как она и приказала.
Аристократические черты лица «чистокровного» заметно напряглись, но он промолчал.
- Да не беспокойся ты, - рассмеялась Амана, подойдя к нему, и погладила его по щеке. – Все в полном порядке.
Глейтенор перехватил ее руку за запястье и ощутимо сжал.
- Если бы этот, ке’даа хоть пальцем тебя тронул, то я бы выпустил ему кишки… - с угрозой прошептал он, - и тебе.
Амана улыбнулась, прекрасно зная характер Глейтенора.
- Это бы осталось угрозой, в отношении меня, по крайней мере - мягко сказала она. – А теперь, мне нужно в душ.
Глейтенор проводил вожделенным взглядом помощницу леди Малис и последовал вслед за ней, оставив своих воинов на посту.

- Ваару, что ты можешь мне сообщить?
- Ничего полезного. Кроме того что мне удалось выяснить.
- Интересно... Что же это?
- Лорд Драксарр покинул крепость вместе со всем своим флотом.
- Очень интересно, Ваару. Очень. Видишь ли, нашему достопочтимому нанимателю очень было бы интересно знать, когда Драксарр ушел со своим флотом.
- Он ничего точно не сказал. Он всегда сообщает все, что нужно в самый последний момент и только тем, кого это касается.
- То есть тебе Ваару, он ничего не сказал, так?
- Нет. Но я проверил терминалы доков – флот ушел сразу после периода активности Украденных Звезд.
- Ясно, Ваару. Больше ничего не можешь сообщить?
- Нет, милорд.
- Удачи, Ваару. Наш Лорд еще свяжется с тобой.

Спустившись к грузовым докам, Вект лично все проверил. Послание, печати на нем, контейнеры с подношениями, естественно после того, как его телохранители лично убедились в отсутствии механизмов-ловушек и бомб. Всегда следовало быть настороже. Корабль тоже подвергли тщательному осмотру, пилоты со смесью раздражения наблюдали, как телохранители Лорда чуть ли не языками вылизывали палубы. Все было соблюдено.
- От кого? – спросил Вект у Фэйлока, главного интенданта крепости. Лицо дручия было покрыто глубокой сетью болезненных шрамов, а левая ушная раковина отсутствовала. Эти увечья он заработал, когда владыка Коморры получил не слишком приятное подношение от одного из архонтов – целую стаю разъяренных кеерских крысоволков, которых, по-видимому, еще не кормили целую неделю и напичкали стимуляторами. Фэйлок еще легко отделался, хотя бы, потому что кинулся защищать своего Лорда, но это не спасло от наказания.
- От архонта Гимгольта из Ледяных Лезвий.
- От Гимгольта. Он куда-то собрался?
- Покинул Коморру сразу после «затухания» Звезд, владыка.
- Сегодня все так и норовят пораньше уйти, а? – Вект был уверен, что ни один кабал не оставил без внимания произошедшие события и наиболее жадные или активные архонты находившиеся в Коморре кинулись к проходам в Паутину на полной скорости двигателей. Определенно следует наказать Тиг’Эрэля, не смотря на причины побудившие его покинуть Темный Город. Он виновен, и этим все сказано.
- Верно, владыка. Будто бы кто-то все это специально устроил, - подхватил слуга. Его голос был неестественно тихим – по приказу Векта придворный гомункул сделал несколько ювелирных надрезов голосовых связок, так чтобы Фэйлок навсегда лишился своего красивого ораторского голоса, предмета его гордости. Это было еще одно наказание за недосмотр за крысоволками.
- Конечно же, это поймет даже самый глупый мон-кей, - сардонично усмехнулся Вект. – И я найду организатора всего этого. Поверь.
Верховный Лорд Коморры развернулся к огромному стеклу из армированного хрусталя. Он любил смотреть на Коморру именно отсюда. Отсюда открывался замечательнейший ракурс. Внезапно на одной из башен, которые высились в нескольких километрах от крепости кабала Черное Сердце, промелькнула серия вспышек. Теневой щит, окружавший цитадель Векта среагировал на энергетическую атаку, разводами там, где темные лучи ударили. Но неведомый убийца, кажется, все просчитал. Сразу за энергетическими лучами ударил еще один, гораздо более мощный, который пробил насквозь щит и врезался в окно из армохрусталя за которым стоял Вект.
Лорда спасли лишь намертво вбитые в сознание и тело еще со старых времен инстинкты самосохранения, благодаря которым он не раз выживал. Спасли они его и сейчас. Это было не первое и не последнее покушение, которое пережил Вект. Тысячелетия, пять из которых приходились на его статус де-факто правителя Коморры, долгой жизни заставили быть всегда настороже. Черный луч ударил по мраморным плитам туда, где только что стоял Аздрубель.
Сейчас он сидел возле любимого окна, которое обезобразила прожженная дыра с оплавленными краями. А ведь его могло и распылить на атомы, прямо на месте, если бы не второе теневое поле, которое прикрывало само окно. Почему-то в голове появился образ Верховного Архонта Краиллах, которого испарил «случайный» выстрел из «темного копья». То, что это было «темное копье» сомнений не было. Только это оружие обладало достаточной дальностью и убойной мощью, чтобы атаковать с такого расстояния. И самое обидное, винить в этом покушении совершенно никого из своих слуг. Пока никого. Пока не вычислишь организатора покушения.

Вернувшись в тронный зал крепости, Верховный Лорд Коморры перевел дух. Исполнитель, а может исполнители, ведь вполне возможно, что убийца мог действовать не один, повел себя мудро – спустя какое-то время произошел мощный взрыв, поглотивший несколько уровней той злополучной башни. Воины на гравискифах, вырвавшиеся из цитадели практически сразу после выстрелов, даже не успели добраться до места. Теоретически снайпер мог выбраться оттуда еще до взрыва, но, ведомые мудрым командиром, ставленником самого Векта, воины-кабаллиты оцепили весь район. Если убийца еще там, ему придется сильно постараться чтобы сбежать.
Но это было лишь отвлечением. Главной темой оставались, пока что, пропавший Тиг’Эрэль с его флотом и тот, кто виноват в бардаке, происходящем сейчас возле порталов. Пока в голове одни догадки, а на руках собранная информация. Но только пока. Это все равно, что зарыть в землю семена и ждать всходов. Надо только дождаться, а дальше интуиция, логика, глупость и нетерпение врагов внесут ясность в картину. Нужно только дождаться следующего хода.
Но Вект чувствовал, что Тиг’Эрэль и сегодняшнее покушение были как-то взаимосвязаны. Лорд удовлетворенно откинулся на спинку трона – его ждали интересные события.








Раздел: Фанфики по играм | Фэндом: Warhammer 40000 | Добавил (а): Gaunt (06.06.2012)
Просмотров: 1081

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 3
1 Алиcия_Равен   (06.06.2012 14:10)
Комментарий Инквизитора.

А вот и продолжение)) традиционно начнем с ошибок:
"Хочешь выжить окружи себя опытными бойцами" - потерялось тире.

"Кадианец чуть размял шею и повел плечами. Беатрис была спокойна и собрана, ожидая первых шагов от кадианца" - повтор.

"и снова серия ударов. Беатрис ловко ушла от ударов" - и опять повтор.

"вас Сестер учат" - обращение выделяется запятыми.

"«Выживать» и «лизоблюдить» - два разных понятия" - второго понятия не существует вообще. Есть слово "подлизываться".

"только сплюнув в душах" - чьих душах? Своих? У него их несколько??

"если можно выразиться не принадлежавший мужчине" - смысл остался мне неясен.

"проявляла лишь видимое усердие в Прогениуме, нежели действительно его проявляла" - по-первых, повтор, во-вторых - в чем смысл предложения?

"Но самым главными достоинствами были все-таки здравый смысл и рациональное зерно" - чьими?

"А тау и того совершенно недавно" - выделенный оборот не к месту.

"приколотой платиновой брошью" - приколотой куда?

"которая не без удовольствия отметил" - ошибку видим, да?

"Карон видать заранее знал" - во-первых, слово "видать" здесь неуместно, во-вторых, оно или его замена выделяется запятыми.

"ладонь архонтессы легла с плеча на кисть, которая была на столе" - кисть - руку? Чью?

"глазах Карона читалось" - кто съел предлог?))

"Его уже ждала помощница леди Малис, но не сама архонтеса. Она была молода по меркам эльдар" - помощница или архонтеса была молода?

"оставив своих людей" - понимаю, что это устойчивое выражение, но оно теряет смысл, поскольку речь идет таки не о людях, а об эльдарах.

"голос был неестественно тихо" - "тих" или "тихим".

Разумеется, это далеко не все ошибки. Но об этом я уже говорила столько раз, что нет смысла опять повторяться. Поэтому сразу к приятному - то бишь к сюжету.
А сюжет меня продолжает радовать. И старые знакомые, и новые персонажи выписаны достоверно, интрига держится, хитрые эльдары вынашивают каждый свои планы, а люди и тау заключают союз, чтобы выжить. Замечательно. Особенно мне понравился эпизод с мыслями Дрикса - "Не проще ли отвечать только за себя и стремиться к своей выгоде? Глупо заботиться об окружающих, если они могут вогнать тебе нож в спину" - квинтэссенция философии темных эльдаров. Глава объемная, и описания и действия в ней на уровне. Жду продолжения))

2 Gaunt   (07.06.2012 10:28)
"второго понятия не существует вообще. Есть слово "подлизываться". " - вот как раз таки "лизоблюдить" от слова "лизоблюд", что является синонимом "подхалим" и прочее, а значит просто более грубая форма к "подлизываться" в разговорной речи, Отец же у нас бывший заключенный, к тому же еще и солдат.
а так, спасибо за указанные ошибки, я их уже поправил, надеюсь дойдет и до остальных )))

3 Алиcия_Равен   (07.06.2012 10:51)
Слово "лизоблюд" действительно есть, но глаголы от него не образуются в литературной речи. Впрочем, поскольку у вас в тексте подразумевается именно разговорная речь, это можно посчитать и придиркой и оставить правку на усмотрение автора))
Всегда пожалуйста и с удовольствием.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4390
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн