фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 19:17

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по играм » Warhammer 40000

  Фанфик «Король Теней | Вступление, Пролог, Глава 1.»


Шапка фанфика:


Название*: Король Теней
Автор*: Рэн Гэттэн
Фандом*: Warhammer 40000
Персонажи: Темные Эльдар.
Жанр*: Дарк\Дезфик\Агнст\Драма\Фантастика\Фэнтези\Космоопера.
Предупреждение: Нецензурная лексика.
Рейтинг*: R
Размер*: Миди
Содержание: Мрачная история, пронизанная интригами, ложью, предательством и кровью десятков замаранных душ. Одна из многих легенд Комморага, сумрачного города темных Эльдар - расы, которую в тайне боится вся сознательная вселенная.
Статус*: В процессе.
Дисклеймеры*: Games Workshop
Размещение*: Нельзя.
От автора: С нетерпением жду критики и комментариев. Ради них и выкладываю собственно. Негатив, позитив - вываливайте все и сразу.


Текст фанфика:

Действующие лица

Кабал Детей Мглы:
Архонт – владыка кабала Детей Мглы. Его имя скрыто завесой тайны, и потому не будет названо до момента, когда это окажется уместным.
Элистина – "сестра" владыки. Суккуба культа Призрачный Клинок.
Ксирос – советник владыки. Наставник драконтов.
Дрош – сибарит.
Элайя – сибаритка.
Релгар – драконт.
Эльташ – драконт, сын Элистины.
Соркен – драконт, любимец Архонта.
Альмареш – клейвекс инкубов из личной гвардии Архонта.

Культ Обнаженной Смерти:
Арьястира – Белая Ведьма Комморы. Высшая суккуба культа.
Ксаната – младшая суккуба культа.
Лавирал – младший суккуб культа.

Другие значимые персонажи:
Аздрубаэль Вект – "владыка" Комморага. Архонт кабала Черного Сердца.
Дражар – мастер клинков, величайший из инкубов.
Герцог Слискус (эпизодический персонаж) – главарь пиратов, пария в Коммораге.
Уриен Ракарт – величайший гений среди гомункулов. Верховный старейшина ковена Пророки Плоти.
Лилит Хесперакс – темная муза ведьм, верховная суккуба культа Распри.

Относительно нейтральные персонажи:
Нинтареш – бичеватель.
Геллистрайд – геллиарх из Стражей Полуночи.
Тсареш Таризак – гомункул.
Главкаска – акофист Таризака.
Лилиара – госпожа бичевателей.
Рахилес – мадрагор.


Введение


В сердце известной вселенной, вне понятных механизмов пространства и времени, в царстве извилистых коридоров и невероятных тайн, именуемом Паутиной - располагался сумрачный мир Темных Эльдар, родственников загадочной и прекрасной расы. Когда-то, эти существа создавали величественные города, превосходящие пределы понимания боевые машины и смертоносное оружие. Сияние их чистого, могучего разума зажигало звезды и, казалось, не было силы способной победить прекрасных детей Древних. Утверждение оказалось истинным, ведь катаклизм, уничтоживший все достижения эльдар, погубивший миллиарды жизней и стерший память о гордых правителях вселенной, был вызван ими же самими. Чудовищное создание рождалось в их стремящихся к великим знаниям разумах, и наконец, результатом нагнетания темных энергий в имматериуме - пространстве между осязаемым миром и Миром За Гранью, стало рождение ужасного демона, ставшего последним в списке Божеств Хаоса, и имя ей Слаанеш - Та Что Жаждет.

Владыки эльдар поняли, к чему приведет их народ беспризорное расточительство могущественных ресурсов сознания слишком поздно. Им не удалось спасти тех, кто слишком глубоко погряз в псионических путах, сплетенных собственными, слишком искушенными разумами. И в единый миг загадочная, могущественная раса практически полностью исчезла с лица вселенной. Лишь немногим удалось спастись на огромных космических ковчегах, названных Искусственными Мирами. А в месте, где располагался некогда прекрасный, процветающий центр империи эльдар, теперь сияла чудовищная рана, названная расой людей Оком Ужаса. Похожее на огромный глаз образование, в сердце которого виднелся обнаженный варп – грязная хаотическая энергия, развращающая умы, разрушающая тела и превращающая материальный мир вокруг в Ад.

К счастью, варп не хлынул в космос из рваной ало-пурпурной раны, он сконцентрировался внутри Ока Ужаса, являясь домом для устрашающих созданий и нечестивых богов. Однако его слуги не раз проходили сквозь открытые двери в мир и пытались уничтожить или поработить его. Но так или иначе разумные расы раз за разом препятствовали этому, и многие привыкли думать, что эта битва будет вечной и что силы Хаоса бесконечны числом. На самом деле это далеко от истины, однако сокрушить Извечного врага не может какая-то отдельная раса в одиночку. Если бы все народы поднялись в едином порыве и попытались положить конец этому бедствию, то… Сложно сказать что случилось бы, ведь ни один союз в этом раздираемом войнами мире не вечен, и друзья вонзают нож в спину ничуть не реже, чем появляются новые твари Хаоса.

Однако я чуть отвлекся. Итак, в многогранной Паутине, что связывает варп и реальность незримыми нитями, надежно скрыт сумрачный мир темных эльдар, родственников величественной расы, отличающихся от своих собратьев невероятным коварством и жестокостью. У них нет единого правителя и в городе-мире, который именуется Коммораг, царит анархия. Здесь, в рассаднике лжи и порока, выживают только самые хитрые и безжалостные эльдары. И даже среди них выделяются владыки разрозненных кланов – Архонты. Это самые могущественные и нередко наиболее древние представители расы. Их отличает огромное мастерство боя и интеллект, заточенный под достижение наивысших силы и власти.

В наказание за рождение нового бога Хаоса, душа каждого эльдара после смерти переходит к Слаанеш, что является куда более страшной участью, чем обыденный конец существования человека. Светлые собратья научились заковывать свои бессмертные души в особые псионические аномалии, называемые камнями души. Каждый уроженец Мира-Корабля держит его у сердца, и вместо того, чтобы перейти в цепкие руки Той Что Жаждет, душа такого эльдара навеки оказывается запертой в камне, позволяя ему направлять потомков и сражаться за них с помощью псионических конструкций, называемых призрачными доспехами.

Однако темные сородичи были лишены этого спасения, так как камни души требуют пути спокойствия и хладнокровия, а привыкшим к невоздержанности существам, такая догма кажется неприемлемой. Для злых душ был уготован злой путь. Когда темные эльдары вкушают зрелище чужих страданий, гибели и крови, их тела обновляются и начинают сиять здоровьем, что практически делает их бессмертными. Однако, это только уход от неизбежного рока, ведь чем старее эльдар, тем больше страданий и боли нужно ему вкусить, что бы продлить свое существование еще хотя бы на день. Более того, обновление происходит только с телом эльдара, в то время как его душа продолжает изнашиваться, иссыхать и растлеваться, что превращает древних эльдаров в кровожадных чудовищ скрытых маской прекрасной юности.

Поэтому Слаанеш продолжает ждать у порога в имматериум и с радостью пожирает любого эльдара выпавшего из разбитого камня души или павшего, не в силах отсрочить рок.

Иногда темные эльдар размножаются посредством природных физиологических возможностей, но беременность у женщин этой расы протекает крайне тяжело и жестоко. Поэтому гомункулы – своего рода гении и ученые темных эльдар, разработали особую технологию, которая позволяла вытаскивать оплодотворенную яйцеклетку из лона и растить ее в пробирке, опрыскивая отвратительными составами, ускоряющими рост и развитие эмбриона. На таких, по сути грязнокровок, рожденные естественным путем эльдары всегда смотрят свысока, и вряд ли настанет день, когда подобный встанет во главе Кабала.

Кабалами же здесь называются кланы, собранные единым владыкой – Архонтом, который опирается на помощь гомункулов и суккубов – предводительниц культов ведьм, а также имеет личную гвардию из инкубов или других наемных воинов, обладающих непревзойденными навыками убийства. Что касается гомункулов, то если говорить подробнее – это эльдар посвятившие себя бесконечным экспериментам с чужим или же собственным телом, они обладают огромным арсеналом инструментов и оружия, а так же искусны во всех возможных и невозможных видах пыток. Так что даже ученые этого жуткого мира представляют собой страшную опасность не только для иных рас, но не редко и для неосторожных эльдар…

Пролог


Гомункул раздраженно развернулся к своему заказчику, от чего десятки костяных наростов на его теле вышибли трещотку. Этот напыщенный юный архонт уже успел вывести Таризака из себя, но хитрый эльдар прекрасно помнил о сумме оплаты, и продолжал стоически терпеть бесконечные требования клиента, хотя в этот момент ему чертовски хотелось погрузить свою перчатку плоти в тело высокомерного засранца. Тем не менее, жесточайшим усилием воли, гомункул подавил жажду крови и прошипел самым добрым голосом:

– Вы не понимаете, нужно время, много времени, у вас очень специфические требования, я не могу выполнить такой сложный проект за пару циклов.

Женщина, пришедшая вместе с архонтом, одетая в облегающие легкие доспехи, цвета воронова крыла, которые едва прикрывали ее соблазнительное тело, раздраженно сплюнула. Ее мелодичный голос никак не вязался с горящим в глазах желанием убивать, впрочем, такой контраст мог удивить только тех, кто оказался среди темных эльдар впервые.

– Разве мы недостаточно платим? Мне казалось что средств, которые мой дорогой брат выложил тебе, хапуга, хватило бы, чтобы нанять целых десять гомункулов! Возможно, нам стоит так и поступить, от десятерых, будет больше пользы, чем от одного шарлатана.

Эльдар вздохнул, что прозвучало скорее как жутковатое шипение, из-за респираторной маски, скрывавшей половину лица. Похоже, мирно решить инцидент будет крайне сложно. Будь его воля, он бы охотно прирезал юнца и его подружку, как следует развлекшись с ней перед этим у него на глазах. Однако гомункул прекрасно понимал, что уничтожив парочку прямо сейчас, он навлечет на себя излишние неприятности. Кабалы всегда мстили за нанесенное им оскорбление, а что могло быть оскорбительнее архонта, убитого в лаборатории гомункула, который не принадлежал к ковену? Вообще-то гомункулов боялись, но это не касалось одиночек, подобных Таризаку, за которых не могли вступиться могущественные друзья. Поэтому эльдар еще раз шипяще вздохнул и уставился на пару тяжелым взглядом, прикидывая свои шансы.

Они были живорожденными, это чувствовалось по манерам и позе, а так же по количеству денежных единиц, спускаемых в его карманы. Более того они любовники, что так же можно было легко прочитать на их телах. А значит выражение лица архонта, в тот момент, когда его сестра, если конечно она его действительно его сестра, завопит под гомункулом в экстазе бесконечной боли, будет стоить затраченных усилий.

Но существо быстро выкинуло столь соблазнительные мысли из головы, закончить заказ сейчас было гораздо важнее и интереснее, ведь на вырученные деньги, он сможет купить себе даже более совершенную парочку для экспериментов. А юнец оказался достаточно хитер, что бы придержать большую часть суммы в кармане до окончания исследований. К тому же, сам проект невероятно заинтересовал гомункула, а завершить его без помощи кабала, было, по меньшей мере нелепым, если не невозможным предприятием.

Таризак был гением даже по меркам эльдар, один из лучших на данный момент ученых, которые не занимались всякой ерундой вроде изобретения новых орудий пыток. Гомункул проектировал оружие и занимался генетическими мутациями, причем высочайших стандартов и качества, поэтому он не удивился, услышав пожелание этого архонта, но его нетерпение начинало выводить из себя. Создание аппарата, способного вытягивать и трансформировать псионическую энергию, было крайне сложным и не менее интересным исследованием. И пусть работа Таризака была связанна с немалым риском, ведь психические проявления были под запретом в Коммораге, опасность только заводила пытливый разум гомункула. К тому же Кабал Детей Мглы, предводителем, которого являлся этот юноша, взял все расходы на себя. Более того они даже предоставили Таризаку псайкеров превосходного качества. И не простых латентов, а боевых, разум которых был способен уничтожить десяток противников. Конечно же, ни один уважающий себя гений не упустит столь заманчивую возможность расширить границы своего знания, и гомункул не стал терять шанс.

Но как же ему удержаться от уничтожения обоих и в тоже время успокоить их нервы…

– Все в порядке, Элистина, пусть работает. Мы вернемся через три цикла, проверить ход исследований, не более того.

Таризак с удивлением уставился на молодого эльдара, который самолично уладил разожженный им же конфликт. Женщина за его спиной также не скрывала своего удивления и кинула мимолетный подозрительный взгляд на ученого, раздумывая, не сделал ли он что-то с ее принцем. Но архонт как будто прочитал мысли своих собеседников и, развернувшись к выходу, от чего его длинный иссиня-черный плащ взметнулся над полом, тихо произнес успокаивающим тоном.

– Не вводите друг друга в заблуждение, мне ни к чему кровопролитие. Пока он выполняет свою работу хорошо, мы не имеем права к нему придираться, просто я терпеть не могу ждать, ожидание разрушает сознание и уносит с собой море драгоценного времени. Прошу прощения за неприятную сцену Таз, – гомункул даже поежился от того как насмешливо прозвучало сокращение его имени в устах юноши.

– Но я действительно очень нетерпелив, и надеюсь, что все будет завершено в установленные контрактом сроки. Для твоего и нашего блага.

Женщина смотрела на своего господина со смешанным чувством восхищения и недоверия, похоже он впервые показал себя здравомыслящим, ехидно заметил про себя Тазирак. Так же он не преминул отметить, что слова молодого лорда звучат не жестко и нагло как у большинства темных, а скорее успокаивающе. Это выдавало в нем кровь могущественного родителя. Такие как он всю жизнь купались в роскоши и вырастали менее жестокими и вероломными, чем их сородичи из лабораторий гомункулов. Подобные ему рождались естественным путем. Сложно было сказать, лучше ли это было для самого вида, но одно признавалось всеми, сила интеллекта и физическое совершенство чистокровных эльдар было на много ступеней выше, чем у грязнокровок.

Видимо решив, что разговор не стоит продолжения, архонт вышел из лабораторий и тут же окунулся во тьму улиц Комморага, где за каждым углом поджидала смерть, а удар в спину был самым обычным событием. Элистина ни на шаг не отставала от господина, двигаясь с завораживающей грацией и изяществом. Среди эльдар она, вероятно, должна была считаться невероятно красивой, столь правильными и тонкими были ее черты, но сама женщина никогда не задумывалась о подобных мелочах. Когда ей хотелось кого-то, она просто брала его, никогда не встречая возражений, и подобное положение вещей было для нее вполне устраивающим.

Юноша обернулся к спутнице и чуть заметно кивнул, после чего оба эльдара накинули капюшоны и свернули в переулок, где был спрятан их транспорт. Машина представляла собой продолговатую иглу, с местом для двух человек, оснащенную двумя реактивными двигателями и небольшими маневровыми крыльями. Не боевой истребитель конечно, но и привлекать к себе внимание слишком дорогой и мощной техникой, пара явно не хотела.

Как только спутники уселись в глиссер, они тут же скинули маскировочные плащи. Внешность их нисколько не изменилась, а вот биослед, на который могли напасть ищейки, резко поменялся. Осторожность никогда не помешает, если ты живешь в рассаднике пороков и предательства.

– Думаю, мы неплохо разыграли спектакль, этот сумасшедший будет играть по нашим правилам, я прочла все мысли в его глазах, все так, как ты и предсказывал.

Юноша слегка улыбнулся и кивнул. Конечно же, все прошло гладко, ведь план был продуман до мелочей. У молодого лорда просто не было права на ошибку, он подошел настолько близко к разгадке тайны терзавшей его долгие годы, что провал мог бы оказаться смертельным. Единственное что волновало его, это справится ли избранный им гомункул со своей задачей. Таризак имел неприятную репутацию среди сородичей и именно благодаря ней архонт решил поручить дело ему. Никто не мог справиться с работой, которая была способна повредить обыденному миропорядку лучше, чем ренегат.

Он слегка потер виски, снимая с глаз напряжение. Играть молодого амбициозного глупца, сорившего деньгами ради своего удовольствия, начинало утомлять. Истинная природа архонта начинала постепенно брать свое. Там, в лаборатории, он едва не прикончил гомункула, но сдержал негодование и заставил себя успокоиться. Подождать несколько циклов не так уж и страшно, ведь у него в запасе остается несколько десятков лет, достаточно, что бы проявить терпение…

– Полетели Элис, я слишком устал от этой суеты, пора немного отдохнуть.

Летательный аппарат плавно выплыл из темного закоулка и растворился среди сотен таких же. Ни одна пара глаз не проводила его взглядом…

Глава 1.

Паутина черного города.


Рискнувший играть со смертью
рискует только лишь умереть.

Укротитель Вейрок из Кровавой Длани


Зала собраний кабала Детей Мглы представляла собой громадное овальное помещение, абсолютно пустое в центре. Пол устилала сложная мозаика, складывающаяся в очертания алого ястребиного глаза – герба Детей Мглы. Гостю приходилось останавливаться прямо на зрачке циклопического ока, как будто под взором самой башни, что не могло не вызывать неприятные мурашки. По стенам зала были развешены трофеи, гротескное оружие и жуткие картины кровавых побоищ. Последние были выполнены настолько искусно, что бросивший на них неосторожный взгляд, погружался в пучину жестокости и насилия, буквально ощущая как капли крови разбиваются о его лицо, а острые лезвия вспарывают тонкую кожу.

В дальнем конце помещения, вделанный в стену высокой Башни Теней, что располагалась в гавани Артециантов, возвышался жуткий престол. Собранный из костей множества жертв кабала, он походил на громадную, раскрытую грудную клетку некого титана. Однако, присмотревшись, гость невольно осознавал, что на самом деле трон состоит из останков темных эльдар. Это было третьим ударом по самообладанию и, как правило, этих ударов хватало, что бы незнакомец застывал в центре залы в благоговейном молчании.
Внутри этой белоснежной массы, на удобном сиденье из сточенных черепных коробок восседал юный повелитель Детей Мглы. Архонт - овеянный тайнами и мраком.

Его чистые зеленые глаза затрепетали, когда в залу вошел высокий гордый эльдар. Сибарит Дрош похоже уже вернулся из рейда в реальное пространство, вернулся гораздо раньше, чем можно было надеяться. Но удовольствие архонта так и не успело проявить себя. Релгара – драконта, который вел рейд, не было рядом с вернувшимся эльдаром, и усталость, сквозившая в каждом движении Дроша, дала Архонту ответы раньше, чем тот успел открыть рот.

- Что случилось?

- Мой лорд… - Дрош немного замялся, окидывая нервным взглядом зал. Гвардия повелителя, состоящая из инкубов – величайших воинов темных эльдар, внимательно наблюдала за каждым его шагом. Одно неверное слово и тени у стен оживут, ощетинившись клинками, и покромсают нарушителя раньше, чем тот успеет шевельнуться. – Мы попали в засаду, погибло более половины рейда, Релгар в их числе и все живорожденные с ним…

Архонт выгнул черную, как смоль бровь и прикусил кончик языка, что бы неосторожное слово бешенства не убило Сибарита раньше, чем тот предоставит всю информацию. Металлический вкус собственной крови вернул эльдару ясность разума, и он тихо прошипел, готовый едва ли не разорвать сибарита на куски одним лишь взглядом.

- Как?

- Мон-Кай из клана Астартес мой лорд. Их было слишком много, но нам удалось захватить девятерых. Релгар приказал отступать, прикрывая добычу, и я не смог возразить ему. Простите, мой лорд.

Девять. Всего девять рабов, пусть даже столь могучих как космический десант Империума Человечества. Этого было недостаточно, что бы покрыть чудовищные расходы, которые будут неизбежны, когда кабал обратится к гомункулам с просьбой восстановить телесные оболочки павших воинов. Однако в сложившейся ситуации был еще один странный момент. Темный эльдар, даже такой умный и рациональный, как Релгар, вряд ли был способен на самопожертвование. Неприятный запах предательства коснулся раздутых в гневе ноздрей Архонта.

- Где тела? Как многих вам удалось привезти обратно?

Сибарит сглотнул и внезапно стал почти незаметным, изо всех сил пытаясь оказаться в другом месте.

- Никого… мой лорд.

Изумрудные очи Архонта едва ли не осязаемо вонзились в серые глаза Дроша, прожигая насквозь и превращая в беззащитного щенка. Тени у стен зашевелились, глубокая тишина всегда предвещала кровавую расправу, и сибарит с ужасом приготовился к обреченной битве, сжимая тонкую рукоять силового клинка.

Несколько минут липкое безмолвие оплетало эльдара подобно сетям паука-клиссидуса, чья паутина была смочена особым ядом, лишавшим возможности двигаться и медленно сжигавшим кожу, превращая тело в кусок окровавленного мяса. Но наконец, юный лорд вынес свой вердикт, разрывая гнетущую тишину своим поразительно мягким голосом.

- Ты отправишься туда и вернешь все тела, или их куски. И когда ты вернешься, мы спросим Релгара, действительно ли Мон-Кай стали причиной гибели всех чистокровных членов рейда и правду ли ты сказал о его поразительной жертве.

Дрош осторожно отпустил рукоять своей сабли и медленно кивнул. Он уже понял, что Архонт не ждет его возвращения, но в глазах сибарита мелькнуло нечто, крайне неестественное для темных эльдар. Воин развернулся так, чтобы не потревожить бдительность инкубов и молча вышел из высокой залы. Вышел, чтобы никогда не вернуться назад...

- Разумно ли это, брат мой?

Элистина подошла бесшумно, как и всегда, не потревожив даже воздух вокруг белоснежного трона. Облегающий костюм серебристого оттенка очерчивал ее формы с невероятной чувственностью, а удачно расположенные вырезы лишь усиливали общее впечатление. Вряд ли в кабале, да и вне его, можно было найти эльдара, которому не хотелось бы овладеть прекрасной суккубой культа Призрачного Клинка. Однако похвастаться таким достижением, до сих пор могли немногие.

Женщина как будто прочла мысли Архонта, что было неудивительным, учитывая их долгую связь, но, как и любой, кто стоял ниже него, в лестнице власти кабала, Элистина не понимала и не видела картины с той кристальной четкостью, с какой ее ощущал темный лорд.

- Владыка... Полагаю, что я предположу верно, если скажу, что сибарит, скорее всего, не вернется к нам.

Ксирос был советником Архонта и хитрейшим из живорожденных воинов кабала. В свое время он пользовался репутацией одного из наиболее опасных драконтов. Отличавшийся редким тактическим гением и практичностью, советник был более осторожен, чем венценосная сестра их повелителя. Он всего лишь высказал предположение, не вызывая недовольства или разочарования своего лорда, что было редким даром среди темных эльдар.

Архонт медленно повернул голову в его сторону, от чего теневые поля вокруг его тела слегка зарябили, перестраиваясь под новое положение. Даже дома, темный эльдар, да еще и такого высокого ранга, не мог чувствовать себя в совершенной безопасности.

- Может быть и так. Но если он вернется, все останутся в плюсе, а если нет... Его смерть не будет сильным ударом, после потери Релгара. Он недостаточно значим.

- А если он вернется с трупом драконта, - Продолжил Ксирос, внезапно осознав весь хитроумный замысел своего господина. - То станет героем, либо изгоем, в зависимости от того, что случилось в рейде!

Архонт удовлетворенно кивнул, ему нравилось, когда подчиненные сами продолжали его мысль, избавляя от необходимости говорить ее вслух. Действительно, если Дрош убил соперника, то они получат Релгара обратно, а сибарит будет уже не важен. Если же Релгар действительно погиб в бою, то Дрош окажется героем в его глазах, и заслужит уважение, что было редким явлением в мире эльдар. Никто, кроме трех присутствующих и инкубов не слышал разговора. Сестра и советник ни за что не откроют рот, если это будет противоречить воле Архонта, они не раз были свидетелями того, как жестоко он расправляется с предателями, а инкубы молчали всегда, подобные живым статуям, в нужный момент готовые ощетиниться лезвиями. И посему весь кабал, включая погибших живорожденных, будет считать, что Дрош сам бросился спасать своих собратьев, как только доставил ценный груз в Коммораг. Это позволит ему обрести невероятную и ценную вещь, которая редко появлялась даже внутри семей эльдаров — доверие.

Если же Дрош – всего лишь сибарит, а соответственно командир отряда грязнокровок, погибнет, то кабал уже не ощутит потери, после лишения нескольких отрядов живорожденных. Релгар же был драконтом – командиром подразделения естественно-рожденных эльдар – элиты кабала, он и его эльдары были действительно тяжелой потерей, с которой Архонту совершенно не хотелось мириться.
Элистина с легким удивлением и восторгом уставилась сначала на Ксироса, от чего у того едва не подогнулись колени, а потом на своего брата, пораженная его дальновидностью.

Архонт только скривил губы в усмешке и удовлетворенно откинулся на белоснежную спинку костяного трона. Никто, включая Ксироса и самого Дроша, не понимал ценность сибарита. Владыка был уверен, что его маленький военачальник вернется живым и вернется с богатым уловом. Но знать об этом было не обязательно даже его ближайшим соратникам. Такова была правда Комморы (старое название города, использующееся преимущественно древними эльдар) что именно друзья и соратники, чаще всего оказывались на вершине заговора. Темная паутина города не прекращала сплетаться в узоры, и тот, кто не мог понять и совладать с этим – умирал, причем, весьма мучительной смертью.

***


Шпили Тетриума. Колизей культа Обнаженной Смерти.
За три дня до начала событий.


Суккуба небрежным движением убрала белоснежный локон за острое ушко и внимательно посмотрела на двух своих сородичей. Мужчина и женщина – младшие суккубы Обнаженной Смерти, спокойно выдержали ее взгляд. Ни один мускул не шелохнулся под их алебастровой кожей. Арьястира удовлетворенно хмыкнула и гибким движением поднялась с места, принимаясь кружить вокруг стола.

- Если вы сомневаетесь, то скажите об этом сейчас, пока еще не поздно. Я не хочу иметь за спиной эльдар, которые сомневаются в моих действиях. Верховная власть моя, но без вашей поддержки ничего не выйдет. Мне нужны два моих лучших воина, мне нужна ваша верность.

Лавирал – второй суккуб, с усмешкой достал свой короткий клинок и отвлеченно провел по острию языком. Очевидно, ему происходящее доставляло немалое удовольствие, но женщина, сидевшая напротив, лишь нахмурилась. Ксаната была куда более осторожной, чем ее собратья по триумвирату, и она не скрывала опасений, по поводу безумного плана. Арьястире пришлось сильно потрудиться и потратить две жарких ночи, что бы склонить Ксанату на свою сторону. Однако рыжая суккуба до сих пор была настроена скептично. Тем не менее, она молча поджала пухлые губки и кивнула, в знак того, что участвует.

Белая ведьма, как называли венценосную суккубу Обнаженной Смерти, ласково провела кончиками пальцев по точеному личику подруги и снова скользнула на свое место, включая динамическую стратегическую карту, встроенную в круглый стол культа.

Плоская поверхность пошла рябью и, после некоторых волнений, создала идеальную трехмерную копию предстоящего сражения. Изящные, миниатюрные фигурки транспортных рейдеров и веномов заполонили воздух. Три ударные группы раз за разом повторяли свои боевые заходы на длинный караван похожих суденышек. Две группы заходили с боков, а одна падала буквально сверху, разрушая строй каравана и стремительно проходя сквозь образовавшуюся брешь, в то время как остальные войска нагоняли и уничтожали разрозненные и уцелевшие корабли.

Ксаната с кислой физиономией перевела взгляд на Лавирала и покачала головой.

- Ничего не выйдет. Если бы это был другой кабал, то возможно, но не Черное Сердце. Сам Вект будет в этом рейде. Мы не сможем даже приблизиться к нему, не говоря уже о том, чтобы уничтожить в числе первых.

Лавирал ухмыльнулся, показывая зубы, заточенные словно акульи, и ткнул концом кинжала в обозначенную особым цветом барку (более крупное вооруженное транспортное судно) в центре каравана.

- Если он будет здесь, то я точно его уничтожу. Орудия моего Губителя пронзят его насквозь. Еще никто не уходил от моих темных копий, и я не собираюсь нарушать эту прелестную традицию.

Суккуба только скривилась в ответ на нескрываемое хвастовство и развернулась к белой ведьме.

- Нира, в тебе больше здравомыслия, чем в этом пафосном ублюдке. Прошу тебя снова, остановись, нам не тягаться с владыкой Комморага, он просто раздавит нас.

В ответ она получила лишь грустный взгляд серых глаз и легкое покачивание головой. Женщины понимали друг друга без слов. Суккуба не могла справиться со жгучей ненавистью, питавшей ее сердце, не могла простить того, как Аздрубаэль Вект унизил ее культ. Лишь благодаря этому архонту, несомненно, пользовавшемуся всеми выгодами абсолютной власти, культ Обнаженной Смерти теперь был вынужден выступать на задворках, довольствуясь бедной и не слишком-то достойной толпой зрителей. А ведь когда-то, еще до того, как иерархия Комморы извратилась, культ Арьястиры был одним из величайших, пользовавшихся огромной популярностью и успехом. Все изменилось, когда Вект прекратил существование дворянских домов и взял под крыло другие культы, не столь прекрасные и славные, как Обнаженная Смерть. Одним из таких стал культ Распри, чьей верховной суккубой была Лилит Хесперакс – темная муза Комморы. Лилит и ее ведьмы с удовольствием заняли нишу и колизей Обнаженной Смерти, бесцеремонно, хоть и кроваво выпнув их на нижние уровни. Но эта мерзкая манипуляция ни за что бы не вышла, не помогай им Черное Сердце – кабал Асдрубаэля Векта.
Ксаната разочарованно фыркнула и снова кивнула головой.

- Хорошо, я с вами, но если что-то пойдет не так, я исчезну первой.

- Никто и не сомневался в твоей смелости, дорогуша.

- Заткнись Лавирал, иногда ты даешь слишком много воли своему излишне длинному языку.

Суккуб удивленно уставился на белую ведьму. Раньше она никогда не повышала на него голос, и уж точно никогда не защищала свою подружку. Подозрительно оглядев эльдарок, мужчина рыкнул и вылетел из-за стола, не потрудившись попрощаться. Женщины всегда раздражали его, слишком высокомерные и слишком наглые. Он еще не успел выйти из залы, а мысли его уже полетели к солдатам, которых он должен был подготовить. Что ж, он выберет парочку самых способных и… позанимается с ними индивидуально.
- Я не слишком-то верю в его лояльность Нира.

Девушки проводили эксцентричного мужчину отсутствующими взглядами и бросились друг к другу, едва дверь закрылась. Арьястира пробормотала что-то в ответ, но ее голос утонул в поцелуе, поэтому Ксаната попросила ее повторить, едва смогла оторваться от сладких губ любовницы и удобно устроилась у нее на коленях.

- Я сказала, что мне плевать на его лояльность Сана, мне нужны лишь его навыки, а он, что и говорить, хорош в деле пронзания соперников своим копьем.

Девушки расхохотались пошлой шутке и вновь сплелись в поцелуе. Руки эльдарок нетерпеливо блуждали по закованным в символические доспехи телам, а водопады волос смешались в бело-рыжем вихре, когда два самых смертоносных существа во всех шпилях Тетриума с веселым смехом свалились на пол.

Следующие несколько часов были наполнены сладостными стонами, приступами проникновенной жестокости и очаровательной нежности. Женщины возносили друг друга на вершины удовольствия, все глубже падая в недра животной похоти. Темные эльдар всегда выкладывались на полную, и Та Что Жаждет, всегда с улыбкой наблюдала за ними. И она и ее несчастные жертвы прекрасно осознавали, что над каждым жителем этого города висит неотвратимый рок попасться в ее сети и исчезнуть из этой реальности навеки, и потому каждая секунда жизни темных эльдар была пронизана самыми невероятными и самыми острыми ощущениями и удовольствиями. Только так, им удавалось убедить себя, что они до сих пор живы.

***


Гавань Артециантов. Кабал Детей Мглы.


Архонт недовольно сощурился, когда крылатая тень с тихим шелестом скользнула на карниз и направила загорающееся пурпурной энергией дуло ему в затылок.

Облаченный в безупречно облегающую тело броню, по которой во все стороны расходились узоры из темно-фиолетовых чешуек, мужчина медленно развернулся, от чего теневые поля вокруг его фигуры исказили облик, наслаиваясь друг на друга и скрывая действия от пришельца. Тонкое, аристократичное лицо исказилось в гримасе, а изумрудные глаза вперились в прорези ястребиного шлема гостя.
Нинтареш злобно захихикал и убрал бластер за спину, усаживаясь на носочки и положив локти на колени. Его видоизмененные ступни крепко обхватили перила балкона башни Теней, а перепончатые крылья с шуршанием сложились за спиной. Несмотря на то, что образ стервятника у многих вызывал глубокое отвращение, Архонт не раз ловил себя на мысли, что завидует крылатому эльдару.

Те, кто получил от гомункулов крылья, дорого платили за свою призрачную свободу, позволявшую рассекать небеса Комморы. Их внешность навсегда приобретала животный оттенок, а тела, нередко, только лишь напоминали эльдарские. Архонт никогда не видел лица Нинтареша и был более чем уверен, что оно и к лучшему.

Однако, несмотря на, казалось бы, ужасные минусы, существование в виде стервятника имело и свои плюсы, причем настолько сладкие, что все остальное казалось слишком ничтожным на их фоне.

Стервятники не отвечали ни перед кем, хотя по задворкам не раз проходили слушки о жутких кликах бичевателей – тайных образований из множества особей входящих в одну стаю. Впрочем, слухи, даже самые жуткие, всегда имели под собой хотя бы небольшую толику правды. Более того, каждый стервятник был крайне ценен для тайной игры темного города, и смерть любого достойного представителя этой касты, могла повлечь за собой крайне мучительную смерть. И наконец, что было наиболее важным и сладким в существовании бичевателей – это уважение и страх. Безусловно, только лучшие и богатейшие эльдар могли купить себе возможность стать стервятником, и далеко не каждый мог выдержать долгий и крайне опасный полет от лабораторий гомункула, до вершин Шпилей. Только самые достойные, отчаянные и смертоносные из стервятников, добирались до своих сородичей и признавались бичевателями. А потому, каждый из них, обладал определенным влиянием и богатством, располагая только лучшим вооружением и самыми надежными связями, которые только мог предоставить темный город.

По этим причинам, Архонт не раз прощал Нинтарешу его замашки. Бичеватель был нужен владыке Детей Мглы. Был нужен лояльным и, конечно же, живым.

- Что принесли твои крылья на этот раз?

Птицеподобное существо небрежно вытащило запечатанный пакет и протянуло Архонту. На лицевой стороне было отверстие для трех пальцев, в каждый из которых впрыскивался крайне опасный, многокомпонентный токсин, противоядие от которого было только у адресата. Во всяком случае, так предполагалось.

Владыка нахмурился, узнав печать Черного Сердца, над токсиновым замком. Еще сильнее он напрягся, когда узнал руны ядов, которые были использованы для запирания. Эти токсины были излюбленной отравой герцога Слискуса, которого крайне ненавидели в Комморе, и расположением которого невольно пользовался Архонт.

Довольно прозрачный намек Аздрубаэля Векта гласил следующее: "Сможешь открыть послание – подтвердишь свое близкое знакомство с опальным пиратом. Не сможешь – окажешься посмешищем".

Архонт презрительно фыркнул и надавил на затворы замка. В его пальцы вонзились тончайшие иглы, разгоняя по крови опаснейший яд, способный убить на месте монстроидальное чудовище. Однако задержки было достаточно, что бы эльдар успел вколоть в тонкое запястье антидот. Конечно, это давало в руки Векта определенные карты, которые могли скомпрометировать юного повелителя гавани Артециантов, но это было не так опасно, как презрение к трусу. Едва темные эльдар почуют запах страха, и спасения уже не будет, такова природа расы убийц.

Под внимательным взором бичевателя, мужчина неторопливо раскрыл контейнер, отходя от последствий сильнейшего отравления. Гололитический дисплей гласил, что через четверть цикла, в амфитеатре культа Распри, пройдет беспрецедентное представление. Белая Ведьма Комморага схлестнется в неистовой схватке с чудовищным тиранидским монстром, будучи полностью обнаженной и безоружной. Приглашались все, кому удалось открыть контейнер.

Эльдар некоторое время молча разглядывал послание, после чего положил контейнер в поясную сумку и вложил в когтистую ладонь Нинтареша крупную сумму.

- Я приду.

Стервятник заклекотал и неожиданно взвился в воздух, исчезая во мгле шпилей. Щедрая оплата заставит его сказать Аздрубаэлю только нужные вещи. За годы сотрудничества, Архонт Детей Мглы и честолюбивый бичеватель научились отлично понимать друг друга. А дружба, поддерживаемая подарками, была, как водится, наиболее крепкой.

Архонт задумчиво сжал перила балкона и устремил взгляд вниз. Темный город поражал своим мрачным великолепием. Многоступенчатые острия шпилей, пронзающие пасмурное небо. Освещенные светом десяти украденных солнц: дворцы из вороненой стали, костяные колонны, гротескные сооружения нижних уровней вызывали острое чувство эйфории. Но он один понимал все великолепие отвратительного пейзажа. Он один видел, как глубоко уходит каждый шпиль, насколько изящна каждая арка и сколь отталкивающе прекрасны горгульи из плоти, охранявшие врата в ковены гомункулов. Только его изумрудным глазам открывалось сердце Коморры.
Архитектор поднял полные боли глаза вверх, на тонкую сетку Паутины, расходящуюся по куполу неба. Он отвлеченно отметил, что седьмому солнцу осталось жить еще ровно сорок три цикла. Приметил несколько флотилий, выходивших в порталы, пути по которым он знал наизусть. На тонких, бескровных губах расцвела хищная улыбка и юное лицо преобразилось. На краткий миг случайному наблюдателю открылось бы, насколько чудовищно стар этот эльдар. В глазах его отразились тысячи солнц, смерть каждого из которых ему удалось пережить. Миллиарды чужих смертей, что дали ему возможность продолжать свое существование. И старое великолепие самой большой гавани древней империи эльдар, многие признали бы эту картину галлюцинацией, жутким видением, ведь так мало осталось тех, кто еще помнил первый рассвет темного города.

Архонт звонко расхохотался, спугнув стаю геллионов, проплывавших мимо на своих скайбордах.

- Хочешь сразиться юнец, что же, пусть будет так, посмотрим, чья паутина, окажется крепче.

Черный плащ с сиреневым отливом полоснул воздух, в том месте, где только что стоял Архонт, а потом на город снова опустилась гнетущая тишина. Лишь пара ястребиных глаз наблюдала еще некоторое время за опустевшим балконом, а потом шелест крыльев проводил их владельца в ночь.








Раздел: Фанфики по играм | Фэндом: Warhammer 40000 | Добавил (а): Ren_Getten (16.08.2014)
Просмотров: 749

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн