фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 22:51

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Миры Джона Р. Р. Толкина

  Фанфик «Искра. Книга I: Искра падает | Глава 2»


Шапка фанфика:


Название: Искра, книга 1
Автор: Arinwende
Фандом: Дж.Р.Р.Толкиен, а также Ниэннах, ПТСР и прочие
Персонажи/ Пейринг: Оригинальные/Нет
Жанр: драма, дарк
Предупреждение: сцены насилия! "Где любят жечь и вешать..." (с)
Рейтинг: R
Размер: макси
Статус: в процессе.
Дисклеймеры: права на героев и мир принадлежат Дж.Р.Р.Толкиену.
Размещение: свободное.


Текст фанфика:

Глава 2.

Первая эпоха. Северные земли.

Гром зачерпнул лопатой угля из ящика, стоявшего в углу хибары, и кинул его в горячую печь. Печка была не ахти какая, криво сложенная, с дырявым дымоходом, но все же это была печка. Многие другие каторжники вообще топили свои жилища "вчёрную", очагом без дымохода. Здоровый орк поёжился и придвинулся поближе к печке.
Странный это был орк. Почти такой же странный, как и его хозяин, который медленным шагом возвращался с прогулки по холодному берегу. Все насельники лагеря, которые там, на юге, встречались с орками, хорошо помнили этот грубый и мрачный народ, который издавна служил властелину Мелькору солдатней. О них во все времена шла недобрая слава как о жестоких, злых уродах, которые ничего не умели, кроме как убивать. Нельзя сказать, чтобы это было неоправданно, но, глядя на Грома, очень многие пожимали плечами. Почти никогда он никого не обижал понапрасну, но себя и хозяина в обиду не давал. Трудился на рудниках за двоих, и помогал Амбармору вовсе не из страха: скорее, он был по-собачьи предан ему. Глуп был, что твоя пробка - это да, но среди обычных орков и не встречается вовсе мудрецов. Только это не сумели исправить столетия общения с эльфом: от орочьей грубости и жестокости он отвык, страх сменил на совесть, а вот ума у Грома так и не прибавилось. Старый орк по-прежнему жил одним днем, думал через силу, и все попытки обучить его грамоте и счету все так же оканчивались ничем. Душа у него была, хоть некоторые и утверждают, что у орков-де её нет, но маленькая и простенькая, и почти не менялась с годамиiv.
- А-а! - обернулся он, услышав скрип двери. - Хозяин наконец-то пришел. Как там?
- Все так же - с холодной усмешкой ответил Амбармор. - Как вчера. Как год назад. Как в ту первую зиму, когда нас сюда привели. Холод, ветер, хорошо хоть снега нет. А то занесет - не выберемся. А где Аэнни?
- А дремлет она. Там, за стенкой - Гром протянул руку, указывая. Хижина состояла всего из двух комнат, но даже это было по здешним меркам роскошью: большинство ссыльных вовсе жило в домиках без перегородок и дымохода, ютясь человек по шесть в каждой, а дом Амбармора по здешним меркам казался дворцом эльфийского короля. Другой такой же был только у начальника поселения, пожилого вояки из северных кланов, сосланного в край вечных льдов то ли за казнокрадство, то ли за самоуправство. Стражники зыркали на Амбармора исподлобья, завидуя, но обижать не решались. Может быть, эльфов побаивались. Может быть, именно его, Амбармора. А ссыльные почитали его старшим, наставником и защитником. Ходили слухи, будто бы он главный над всеми повстанцами, волчьими головами и прочими вольнодумцами Белерианда и северных земель. А он сам только улыбался в ответ на вопросы, приставлял палец к губам, да отвечал неизменно: «Это секрет...»

Амбармор скинул темный плащ, встряхнул его - полетели хлопья снега, порыв мокрого ветра всколыхнул огонь в печурке. Он повесил плащ на стену и не спеша сел за стол. Соскреб в глиняный горшочек печной сажи, плеснул водой, помешал - вот и чернила готовы. Открыл самошитую книгу из тряпичной бумаги, вздохнул ещё раз и скрипнул пером. Вот и подошел к концу ещё один долгий северный день.
Тук. Тук. Незапертая дверь дернулась, снова пахнуло холодом, и вошли двое. Судя по одежде - изорванным шерстяным рубахам, меховым обмоткам да неладно скроенным шубам - простые здешние каторжники. Амбармор поднял голову и узнал одного из них. Старый Бронвег вот уже десять лет напролет стучал киркой на этом проклятом всеми прииске; был он в отряде хитлумского мятежника по прозвищу Тень, пока не попался воинам Мелькора. Не убили его сразу, предпочли убить медленно - здесь. Но крепкий, коренастый мужик не отдавал своей жизни за просто так. Второй - незнакомый какой-то, Амбармор раньше его тут не видел.

- Здравствуй, Амбармор - хриплым с мороза голосом сказал Бронвег. - Хлеба тебе и тепла.
- И тебе того же - повернулся Амбармор. - Хотелось бы, чтобы это было не просто пожеланием. А кто это с тобой?
- Марлинг меня звать - ответил гость, невысокий, смуглый, чернявый человек, явно из вастаков, на запястьях его виднелись незажившие, глубокие язвы. - А ты кто? Меня не предупреждали, что здесь заправляет белый демон.
- Марлинг! - воскликнул Бронвег. - Амбармор не "белый демон", как ты его обозвал! И он здесь не заправляет, скорее уж это делает начальник поселения, мать его через коромысло три раза!
- Ну альв, какая разница. Там, на юге, их брата многие так кличут - проворчал Марлинг.
- Мало ли, что там, на юге - уже чуть поспокойнее ответил Бронвег. - И Амбармор не такой, как все прочие эльфы. Он... не знаю, словом другой какой-то. То ли рода какого-то особого, то ли я не знаю что. Он хоть и служил когда-то треклятой Твердыне, но уже сполна расплатился за это.
Марлинг замолчал. Он не привык слышать об эльфах, которые бы служили Мелькору. Ходили, конечно, слухи о том, что такое иногда бывает, но это не вязалось с привычным представлением об этом народе, бытовавшим среди вастаков - и оседлых племен, и бродяг вроде Марлинга.
- Хотелось бы, Бронвег - развел руками Амбармор, и Марлинг заметил, что с правой руки странный эльф так и не снял перчатки - хотелось бы, чтобы я сполна искупил свою вину. Да вот только нет мне такого счастья.

Бронвег присел на скамью. Гром, ковырявшийся в печке, казалось, не обращал на гостей внимания, и Марлинг присел рядом.
- А как это ты сюда попал? - осведомился Амбармор. - Море уже замерзло, а зимние дороги по болотам пока не открылись.
- Да солдаты Короны, будь они неладны! - сплюнул вастак. - Решили, что, мол, зимник уже открылся, и погнали нас в колодках с прутомv прямо по болоту. Сами брели по уши в грязи, но живые, а из наших двадцати семнадцать утопло. Утопли бы все, если бы стражники не разбили цепи, что связывали всех кандальщиков. Gnardanethvi! Обратно побредут только месяца через два, когда топь смерзнется окончательно. А что, нельзя никак отсюда?
- Да как ты убежишь? - пожал плечами Бронвег. - Либо море, либо зимник... либо печи, да прямо к Мандосу. Этой последней дорожкой отсюда и уходят, и никак иначе. Все это поселение - последний трактир на дороге в мир мертвых... и лежит он ближе к нему, чем к миру живых.
- Не может быть, чтобы никак - упорно произнес Марлинг. - Ну, положим, через болото не получится. Я уже нахлебался этой треклятой жижи. А зимой там, поди, замерзнешь насмерть. А корабли, они ведь сюда ходят, летом-то! Привозят и ссыльных, и уголь да еду!
- Я уже думал то же самое десять лет назад, когда попал сюда впервые. Нет, gnardaneth, и так не уйдешь. На кораблях, там полным-полно злющей морготовой солдатни, да ещё с волколаками. Найдут, костей не соберешь. А зимой они разъезжают по зимнику, что идет отсюда на юго-запад, через другие такие же поселения, к землям Семи северных кланов. Никак не пройти... во всяком случае, раньше было так.
- Помню я этот зимник. По нему нас и гнали, от самого Гоннмарского пересыльного острога да до этой дыры. Я-то простой вор, конокрад, не разбойник какой и не мятежник. За что меня сюда сгноили!... - Марлинг сжал кулаки.
- А разбойников тут, считай, и нет - ответил Амбармор. - Почти все здесь оказались за то, что бунтовали против Твердыни и Моргота. Кто-то, как вот Бронвег, с оружием в руках вставал на пути его убийц, а кто-то просто на словах проклинал его, да донес кто-то. Ведь велено считать повелителя Мелькора добрым учителем и наставником человечества... - Амбармор покачал головой. - Так пишут, так возвещают с городских башен. Благодетель, защитник, мудрый творец. А кто говорит иначе, тому горе. В землях Семи кланов таких не так то уж и много, но это понятно, они-то жируют на награбленном орками из Белерианда, им хорошо, им ли ругать хозяина... Впрочем, есть тут и разбойники, ты их легко отличишь. Они носят черные нарамники с белыми коронами, и только им тут можно носить оружие.
- Так какие ж это разбойники? Это ж солдаты Короны! - удивленно сказал Марлинг.
- На словах, а на деле - разбойники. Что ж ты думаешь, здесь всякий хочет служить? Да нет, они тоже своего рода ссыльные, только не на всю жизнь. За чрезмерную жестокость, за мародерство, за воровство... Все это в войсках Мелькора не приветствуется, а виновные отсылаются служить куда подальше. Сюда, например. Им тоже плохо, они тоже озлоблены и срывают злобу на единственных существах ниже их. На нас. Так что не попадайся им лишний раз.
- Давай покороче, Амбармор - перебил его Бронвег. - Объясним ему, как тут выжить. Во-первых, Марлинг, работай. Только за работу тут дают хлеб и уголь. Во-вторых, не спорь со стражниками. Амбармору это можно, потому что он Амбармор, а вот тебе нельзя. Измордуют ни за что, ради шутки. В третьих, держись подальше от чахоточных, а то тоже подхватишь эту дрянь, а она не лечится. В старые времена, говорят, эльфы это умели, но то в старые времена, ещё чуть ли не при Берене. В четвертых, дружи со мной и с другими крепкими мужиками из ссыльных. С Амбармором не ссорься, и не забывай принюхиваться к моссу. Тогда лет десять и протянешь.
К чему-к чему принюхиваться? - переспросил Марлинг, улыбнувшись. Должно быть, его насмешило необычное название.
К моссу. Черному ветру, от «морсул» по-синдарски. И ничего смешного в нем нет. Страшный ветер со льдов, телеги в воздух поднимает. Тут такое часто, каждой весной, когда начинает подтаивать мерзлота. Проживешь тут годик-другой, пообвыкнешься и научишься чувствовать его заранее - ответил Бронвег и пару раз потянул носом, как бы принюхиваясь. - В самом воздухе чувствовать надвигающуюся бурю...

Тут неожиданно встал Гром и вразвалочку подошел к столу. В руках у орка был медный котелок с каким-то варевом.
Вот, хозяин Амбармор. Выменял вчера у ребят на золотую породу. Травы, с юга. Настоящие, привез кто-то, так я заварил на кипятке. Хлебни, они пузо греют.

Это и вправду была большая ценность. Листья квенилас и в Белерианде-то в последнее время стали очень дороги – народ Кирдана, привозивший их, не торговал с затененными землями, а вастакские купцы драли втридорога. А здесь, на замороженном Севере, они и вправду были на вес золота. Обычно здесь пили совсем другой отвар – морковный. Морковь завозили обозами для стражи поселения, чтобы коронные не страдали куриной слепотой, ведь целители Твердыни давно подметили, что корнеплод сей спасает от этой хвори, особенно опасной для стражевых долгими северными ночами; саму морковь они съедали, а вялую мерзлую ботву отдавали каторжникам. Ее-то, ботву, и сушили, и заваривали на кипятке каждый день.
- Спасибо, Гром. Давайте хлебнем немного, в самом деле! - Амбармор достал с полки несколько старых деревянных кружек, и Гром разлил горячее духовитое варево. Он заварил очень крепко, подержав сразу несколько сухих листьев в луженом медном котелке с горячей водой минут пять-десятьvii. Эльф взял чашку и пригубил. Горько... но бодрит и греет. Бронвег глотнул и крякнул.
- А, хорошо!
Амбармор глянул через щель в ставне. На улице было уже совсем темно. Началась настоящая зима, вечная ночь. Свистнул порыв ветра, и через щель он почувствовал мороз. Он откинулся на спинку скамейки и прикрыл глаза, вспоминая ту, первую, страшную ночь...

* * *
4264 год Эпохи Древ. Тирион-на-Туне, Альквалондэ

Этот миг пришел, когда никто не ожидал. Не ожидал тьмы и ужаса, что пала на Валинор, не ожидал гибели того, что было так дорого всем, и этот миг застал врасплох каждого. Страх вошел в беззвездную, бездонную ночь, пришедшую так внезапно на место казавшегося вечным серебряно-золотого света, в сердца эльфов Запада, страх - и гнев. Лишь огонь факелов, поначалу немногочисленных, развеивал мрак с улиц Тириона, такого прекрасного при свете Древ, и казавшегося таким чужим и враждебным во тьме. Но бездействие пугало еще больше, и все больше народа покидало дома, зажигая огонь, и вот уже слабый огненный свет озарил город, и вот уже по рассеченным бледными, дрожащими тенями улицам текут реки факелов, а большая площадь на холме подобна морю огней - и посреди этого моря, на вершине Туны, стоит высокий эльф, одетый в черное и красное, и держит речь.

- Я собрал вас здесь, о нолдор, чтобы провозгласить ужасную весть! - начал Феанор, и его голос разнесся по окрестностям холма. - И она не в том, что мы лишились Древ Света. В Благословенном Краю впервые пролилась кровь - Мелькор убил моего отца, вашего короля Финвэ! И это не последнее его злодеяние, ибо им были похищены Сильмарилли, Камни света, величайшее сокровище нашего народа!

Феанора не ждали здесь, в Тирионе, поскольку срок его изгнания еще не истек, но никто и не вспомнил об этом, и все собирались у холма, чтобы послушать, о чем он будет говорить. Сыновья Феанора - здесь же, рядом с отцом, а чуть пониже стоят другие принцы нолдор, а на склонах и лестницах стоит простой народ. Все взволнованные, все испуганные - но страх так легко обратить в гнев!
- Нет ему, величайшему среди преступников, больше иного имени, нежели Моринготто, Черный Враг Мира! Но знайте, что я готов встать на место погибшего короля, чтобы повести вас к возмездию, в погоню за Врагом - на восток, в Средиземье! Или вы останетесь скорбеть во тьме, о нолдор? Нет, оставьте тоску и боль здесь - путь открыт, хоть и будет долгим и трудным! Или вы по-прежнему будете служить алчным Валар, которые не смогли защитить даже себя и свою землю? И хоть теперь наш Враг - и их Враг, не одной ли он с ними крови? Месть гонит меня отсюда - но и без этого я не жил бы рядом с родичами того, кто убил моего отца и похитил мои сокровища! И я - не единственный храбрец в народе отважных. Или не все вы лишились короля? И чего ещё вы не лишились, запертые в теснине между горами и морем? Прежде здесь был свет, которого не было в Сирых Землях - но теперь тьма уравняла всё. Будем ли мы вечно скорбеть здесь - сумеречный народ, раздавленный мглою - роняя напрасные слёзы в неблагодарное море? Или вернемся в родной дом? Сладки Воды Пробуждения под ясными звездами, и широки земли, что простерлись вокруг него - земли, где есть место для вольного народа. Страны эти ждут нас, а мы по глупости покинули их. Идем же туда, и пусть трусы останутся позади!
И слова его возымели действие. Ярость разожгла сердца собравшихся, полные гордости, полные боли об утрате - и толпа отозвалась одобрительными возгласами.
- Пусть трудна дорога, но дивным будет её конец! Проститесь с оковами! Но проститесь и с беззаботностью! Оставим позади слабых, и оставим позади свои сокровища - ибо мы создадим большие! Возьмите с собой только мечи! Ибо нам идти дальше чем Оромэ, терпеть дольше, чем Тулкасу: мы не повернем назад! За Моринготто - до края Земли, ибо и там не укроется он от нас! Война станет нашим уделом, война и непримиримая ненависть, но когда мы победим и вернем Сильмарилли - тогда мы и только мы будем царить над блаженством и красотой Арды! Никто не лишит нас этого! - и Феанор выхватил свой меч, подняв его над головой. - Слушайте! Я, Куруфинвэ Феанаро, клянусь ненавидеть и преследовать до конца мира вала, майа, эльфа, нерожденного еще человека, или любую иную тварь, добрую или злую, великую или малую, когда бы не пришла она в мир - всякого, кто захватит, или получит, или укроет от нас, или отдаст не нам Сильмарилли! Именем Эру Единого клянусь я в этом, и призываю в свидетели Манвэ Всевидящего и Варду Всеслышащую, и да падет извечный мрак на мою голову, если я не сдержу клятвы! Сыновья мои, клянитесь вслед за мной!
Его голос подхватили другие - нестройным хором.
- Я, Нельофинвэ Майтимо, клянусь ненавидеть и преследовать...
- Я, Канафинвэ Макалаурэ, клянусь ненавидеть...
- Я, Туркафинвэ Тьелкормо, клянусь...

И когда последний из сыновей Феанора повторил последние слова, наступила тишина. Толпа затихла, потрясенная страшной клятвой, и немногие в ней оказались способны вымолвить хоть слово - пока тишину не нарушил другой голос. Финголфин, брат Феанора по отцу, поднялся на вершину, ветер с востока развевал его сине-серебряный плащ и темно-русые, казавшиеся в темноте такими же черными, как и у Феанора, волосы.
- Что я слышу, брат мой! Неужели утеря камней, пусть даже это и Сильмарилли, для тебя тяжелее гибели отца? Почему же не клянешься ты мстить за него, тем более что убит он все той же черной рукой? Или рад ты занять его место, на которое смотришь так давно?
Толпа зашумела, и ответных слов Феанора никто не услышал - зато все увидели, что рука его потянулась к рукояти меча. Никто не услышал и голосов стоявших рядом, призывавших к примирению, а сыновья обоих тоже поднялись и ввязались в жаркий спор. Нет, не о том, уходить или нет, здесь все - и принцы, и народ - согласны с Феанором. Но каждый тянет на себя верховодство в будущем походе, а народ на склонах Туны спорит так же ожесточенно.

- Нет, а все-таки он прав! - убеждал соседей невысокий эльф в недлинной серой рубахе, поднявшись на ступеньку выше, чтобы смотреть на собеседников вровень.- Ну что нам тут делать теперь, во тьме? Как он там сказал? "Сумеречный народ, раздавленный мглою"! Хорошо сказано! А там - он махнул рукой на восток - нас ждут новые земли, новые свершения, новые знания... да вам самим не наскучило веками тут жить?
- Нет, Фиолетовый, тут ты через край хватил, в точности как тот - один из его собеседников махнул рукой наверх, явно имея в виду Феанора. - Наскучило, говоришь? Здесь, в Тирионе, у меня было все, что...
- Было! - возбужденно перебил Истар. - Вот именно что было! Сейчас-то что тебя тут держит? По-моему, терять уже нечего, а вот впереди...
- Что "впереди"? Если бы там было так хорошо, наши предки и остались бы там, а не плыли сюда, на Запад! И вообще, что тебе здесь не живется? Что тебе, что Феанаро - всегда куда-то тянуло, всегда-то не было покоя... Да и внешне похожи – как бы невзначай отметил собеседник. - Только Феанаро, как и положено высокому лорду, вот какой вырос, а ты как был маленьким, так и остался.
- Вы что спорите? - вмешался еще один нолдо, сверху. - Принцы уже всё решили, они идут все. Дружина Феанаро отправляется первой, за ними - Нолофинвэ с Арафинвэ, единым войском. Всякий, кто не хочет остаться здесь, должен взять оружие и идти со всеми, у кого нет оружия - получить его в кузницах. Отправляются дружины завтра - хотя я не представляю, как они теперь узнают, что завтра наступило!

Толпа потихоньку стала расползаться, и Истар, выбравшись на обочину и отдышавшись, зажег факел и, открыв свою дорожную котомку, перебрал немногочисленные пожитки. Хлеб, фляжка с вином, несколько яблок - оставить... Одеяло тоже пригодится, хотя там, наверное, холоднее. О, вот он, наконец. Короткий меч, экет, выкованный им самим еще в Форменосе - зачем Истар взял его с собой тогда, он сам плохо представлял, да видно сердце подсказало... Небольшой, но тугой охотничий лук с запасом стрел - похоже, теперь ему придется охотиться совсем на другую дичь. Пара запасных факелов - эх, маловато! Запасные штаны с рубахой - обязательно. Остальное, наверное, не так-то уж и нужно, да и немного его. Истар достал лук со стрелами, закинул его за плечо, повесил меч на пояс и побрел на восток, к ущелью, через которое шла дорога в Гавани.
* * *

Город закончился, стало ещё темнее, из ущелья дул холодный, пронизывающий ветер - но тем яснее виднелись впереди костры собирающегося войска. Судя по сине-золотому знамени, развевавшемуся между кострами - ополчение Финголфина.
- Стой! Куда идешь, путник? - окликнул его воин, судя по скудному вооружению - меч, лук да сине-золотой нарамник - такой же вчерашний мирный житель.
- Это войско Нолофинвэ? - вопросом ответил ему Истар.
- Да, дружина Аракано. Мое имя Мардиль, а твое?
- Истар Морвион. Я пойду с вами? - спросил Истар, хотя особой надобности в этом не было.
- Конечно. Иди к костру, отдохни, скоро тронемся в путь - он указал рукой на ближайший костер.

У костра собралось с десяток эльфов, все - нолдор, все при оружии, кто-то молча смотрел в огонь, кто-то спорил - видимо, все были взволнованы. На появление Истара никто почти не обратил внимания, и он сел у огня и прислушался к разговору.
- Сейчас-то мы пойдем, спору нет. А ведь скоро дойдем до Гаваней, и дальше придется как-то пересекать Великое море! Об этом они не подумали, а я не знаю, дадут ли нам тэлери корабли.
- Дадут, не сомневайся! - ободрил говорившего другой голос. - Только хватит ли у них кораблей? Ну, Феанаро с дружиной они, может быть, и перевезут. Только ведь у одного Феанаро, не говоря о нас, кроме воинов идут еще женщины с детьми, и если даже хватит места и им, то мы точно останемся на берегу.
- Что ж, им придется сделать второй заход, чтобы нас перевезти - ответил тот, кутаясь в плащ на ветру. - И даже второй, я чувствую, будет не последним!
Как только Истар услышал последние слова, какое-то странное волнение кольнуло его в сердце: дадут ли? И будет ли этот второй заход? Он слишком поздно понял, что произнес это вслух.
- Кто его знает... - услышал он голос Мардиля, подошедшего сзади к костру. - Надейся, что все обернется.
- Не знаю - тихо ответил Истар. - У меня часто бывает такое - когда я заранее знаю, что будет... Ну не знаю, а догадываюсь, и обычно не ошибаюсь. Эту проклятую тьму Моринготто я предчувствовал задолго до того, как она пришла, но только в тот недобрый час понял, что это предчувствие значило. И вот сейчас... когда я услышал этот разговор о кораблях, то... ладно. Буду надеяться. А теперь поспать бы.
- Давай, я, наверное, тоже. Когда нас разбудят, тронемся сразу же.
Истар расстелил на земле одеяло, укрылся походным плащом, положив под голову мешок, и закрыл глаза, погрузившись в сон. Видения прошлого - давно ушедшего, словно стеной отделенного от жизни...

... Вот, когда-то давно - но словно сейчас - ясный день... Их трое - он и два его давних друга. Истар толкает с обрывистого морского берега диковинное сооружение, похожее на исполинского воздушного змея, Лауральдо сидит на сооружении верхом, а Менельдур стоит рядом и смотрит на все - змей был его затеей. "Толкай сильнее - сейчас ляжет на воздух и полетит!" Вот уже оба они толкают змея, он грузно переваливается через обрыв и скользит, скользит, скользит вниз, к морю... Брызги, громкое беззлобное проклятие Лауральдо - тот плывет к берегу, как был, в одежде, а они с Менельдуром стоят на высоком обрыве - Истар весело смеется, а Менельдур, похоже, расстроен. Ну ничего, не полетело, и ладно. Ты же ещё что-нибудь потом сделаешь - и обязательно полетишь, как мечтал... Они не знали тогда, что вовсе не вечность у них в запасе, они были юны и радовались жизни - но судьба разбросала их еще до того, как беда пришла в их земли. Где же они сейчас, его прежние друзья? Остались ли в омраченном краю, или идут, как он, навстречу неизвестной судьбе? Почему-то он был уверен в последнем.
Вот новая картина былого... Его первый день в Форменос. Он стоит за наковальней и кует - тот самый меч, что сейчас лежит рядом с ним. Первое, чему его научили в башне Феанора - искусству ковать орудия убийства. Он держит стальную заготовку щипцами, бьет по ней молотом, а за спиной стоит опытный кузнец и подсказывает - дальше не грей, пережжешь... Клади на наковальню и теперь бей. Да не так криво, старайся, чтобы клинок прямой получился. А теперь закаляй - вот в той бочке с водой. И шевели его, когда в бочку опускаешь, бултыхай - чтоб пар закалке не мешал! И он радуется ярким искрам, вылетающим из-под молота, радуется, что впервые делает это сам - ну, почти сам... Для чего? Для того, чтобы эти мечи очистили от мрака и владычества Черного Врага далекие Сирые Земли? Или для того, чтобы прорубить этими клинками дорогу к свободе - ценой любой крови и любых проклятий?
Вот он уходит из Форменос, с легкой ношей за плечами и тяжелой - на душе. Позади кров, приютивший его на многие годы, а впереди - только неизвестность. Именно тогда он впервые почувствовал надвигающуюся беду... Но никто не узнал в его последних негромких шагах по гулким коридорам Форменос первые отзвуки грядущих громов.
Вот... вот трубит походный рог, разрывая ткань снов. Прошлое вновь ушло, оставив только воспоминания, он снова лежал на холодном ветру у полупотухшего костра, вновь готовый встретить судьбу лицом.

* * *

...Ущелье в горах, пронизанное холодными ветрами с окутанного мглой моря, осталось позади, и взглядам войска, упорно шагавшего на восток, открылась неширокая полоса прибрежных равнин, подернутых туманным покрывалом. Их отряд шагал в угрюмом молчании, только изредка старший отряда, Хисион, отдавал краткие указания, в которых не было особой нужды. Краткий привал - воины расселись на обочине дороги, достали из сумок припасы, чтобы подкрепить силы.
- Мардиль, ты не слыхал, что там впереди? - спросил Истар. - Говорят, дружина Феанаро уже добралась до Гаваней, и сейчас должен решиться вопрос о нашем дальнейшем пути.
- Нет, не слышал - ответил нолдо, прервав скорую и скудную трапезу. - Навряд ли они станут что-то решать, пока не подтянется всё войско. Альквалондэ уже близко, и пути осталось немного, а там мы узнаем всё уже точно. Я надеюсь, что нам не придётся идти по суше, потому что единственный известный мне путь - это северные льды, а я не знаю, проходимы ли они. Да во всех войсках только и разговоров ведется, что об этом. Истар, давай мы не будем думать, а подождем, пока все решат - тем более что решат это без нас.
- Решат без нас! - воскликнул Истар. - Решат без нас, а идти все-таки нам. Ладно, ты, наверное, все же прав. Пошли.

Они закинули за плечо сумки, поднялись на дорогу и быстрым шагом отправились догонять свой уже тронувшийся отряд. Где-то впереди затрубил рог - передовые отряды уже входили в приморский город эльфов-тэлери, признанных мореходов и корабелов. Вот уже и их отряд приблизился к первым домам по эту сторону гор и ступил на мостовые.
- А где наш старший? - спросил кто-то.
- Хисион, кажется, поехал вперед, разузнать обстановку - ответил Истар. - Скоро должен вернуться. Постойте! Слышите? Что это?
Впереди, у моря, послышалось долгое, переливчатое гудение рогов... Воины прислушались - и узнали боевую тревогу, схватившись за мечи. Что случилось? - читалось у всех на лицах. Послышался приближающийся топот копыт, и из-за угла вырвался всадник на взмыленном коне - Хисион!
- Впереди бои на улицах! - громко крикнул он. - Тэлери сражаются с нашим войском!
Истар остолбенел. Эльфы - против эльфов? Здесь, в Валиноре - бой? Проклятие! Avacarima avaquetimaviii!
- В чём дело? - вырвалось у него. - Почему?! Кто начал?!!
- Разрази меня Извечный Мрак, если я знаю! - раздраженно крикнул Хисион. - Но наш кано остался один, без отряда, и послал меня за подкреплением! За мной, воины! - и он медленной рысью, чтобы пешие эльфы от него не отстали, поскакал вглубь улицы.
Бойцы бросились за ним вдогонку, все - с мечами наголо, все - потрясенные, но готовые к бою. Как это могло быть? Кто напал первым? Феанор? Похоже на него - но не мог же он ни с того ни с сего начать убивать корабелов, пусть даже и получив от них отказ в помощи? Или мог?

- Стой! - послышался резкий окрик Хисиона, и сразу после него - свист летящей стрелы. Истар резко обернулся. В конце улицы - двое. Тэлери. С луками и ножами - против мечей и доспехов нолдор.
- Взять! - крикнул Хисион, пустившись с места в галоп, пригнувшись к седлу и приготовившись к удару мечом, но стрелки разбежались в разные стороны, выпустили по стреле и скрылись в переулках. Стрелы не попали - одна просвистела у самого уха Мардиля - но только разозлили нолдор. Мардиль, Истар и еще двое побежали в один из переулков, Хисион и еще один боец - за вторым. Вот он... где-то здесь. Мардиль отбежал влево с натянутым луком, а Истар, натянув свой, медленно пошел вперед, и тут заметил скрывшегося. Эльф-тэлеро стоял в тупике переулка с поднятыми руками, в страхе вжимаясь в стену, его лук лежал в стороне, видимо отброшенный.
- Не стреляй! - надрывно крикнул он и упал на колени. Истар опустил лук и медленно подошел к нему.
- Успокойся, я не хочу тебя убивать - негромко, мягко сказал он... и у самого его левого бока просвистела стрела и попала дрожавшему от страха тэлеро прямо в грудь. Он вскрикнул, упал на живот и затих.

- Кто это сделал? - крикнул Истар. - Кто его убил? - он резко обернулся и увидел Мардиля, в руке которого был лук со спущенной, ещё дрожавшей тетивой. - Ты что сделал? Он же был без оружия!
- Без оружия? Его стрела чуть не достала меня! - Мардиль подскочил к убитому и перевернул его на спину. - Действительно без оружия - уже тихо сказал он. - Я убил безоружного...
- Он же просил меня не убивать его! - все так же громко прокричал Истар. - Я пообещал что его не убьют, а из-за тебя получилось, что я его обманул! Ты не только сам безоружного убил - ты и меня сделал обманщиком!
Не ответив, Мардиль развернулся и побежал обратно на улицу, Истар - за ним. Хисион, уже пеший, прихрамывавший и с окровавленным мечом, ждал их там вместе с остальными нолдор.

- Вы прикончили его? - спросил он.
Мардиль вышел вперед и молча кивнул.
- Никто не ранен? - окликнул старший свой отряд. - У меня убит конь, но сам я невредим.
- Какой там ранен... - ответил Истар. - Он бросил свое оружие, и я хотел взять его живым, если бы не Мардиль!
- Тогда вперед! - Хисиона, похоже, нисколько не задело произошедшее, и он бросился дальше, туда, где, по его словам, был бой. Сколько они бежали по улице, Истар не помнил, но вскоре показалось поваленное дерево, преграждавшее дорогу. У дерева стояли несколько вооруженных нолдор в сине-золотом - такие же дружинники Финголфина, как и они сами.
- Где Аракано? - крикнул им Хисион. - Жив?
- Жив... - отозвался один. - Даже не ранен. Бой почти закончился - у нас, говорят, убили всего десяток, и столько же - у Феанаро. Корабли взяты, только места на них не хватит для всех, и Феанаро со своими присными уже расположился на лучших.
- А у них сколько жертв? - не удержался от вопроса Истар.
- Тэлери убито больше сотни, я не знаю сколько... Это даже не битва была, а какая-то резня, словно и не воины мы, а убийцы беззащитных - проговорил тот же дружинник. - А кто начал-то? Феанаро, что ли?
- Не знаю я, кто начал - ответил Хисион - только ничем хорошим это не кончилось ни для них... ни для нас. Судите сами: на кораблях кто? Феанаро со товарищи. А что думает Феанаро о нашем войске, Нолофинвэ, Арафинвэ и их сыновей? Считает бесполезной помехой, на помощь от которой и надеяться не стоит. Пошлет ли он за нами свои корабли? Нет!
- Да и сами мы трижды подумаем, прежде чем на них ступить, даже если нам и дадут такую возможность - добавил еще кто-то из отряда. - Мы если и убили кого-то в этой резне, то не все и не больше одного, а у феанарова войска руки по локоть в крови, ведь они дрались в самой гуще. Спрашивается, нужны ли нам корабли, добытые такой ценой?
- А вот этого не надо! - резко оборвал его Хисион. - Мы тоже убивали, это во-первых. А во-вторых, как будто ты знаешь другой путь на ту сторону!
Мы все его скоро узнаем... - последовал ответ.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Миры Джона Р. Р. Толкина | Добавил (а): Arinwende (04.12.2011)
Просмотров: 1448

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4386
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн