фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 19:16

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по муз. группам » Рок

  Фанфик «Kalte Sonne»


Шапка фанфика:


Название*: Kalte Sonne
Автор*: Мора
Автор идеи: RossomahaaR
Фандом*: Zeraphine
Персонажи/ Пейринг*: Свен Фридрих, Норман Зельбих, Мануэль Зенгер, Марцелло Пулеманн, Михаэль Нэпп, Юлиана Рихтер
Жанр*: Ангст, Драма, Мистика, AU, Songfic
Предупреждение: ОЖП
Тип/Вид: гет, слэш
Рейтинг*: NC-17
Размер*: мини
Статус*: закончен
Дисклеймеры: персонажи принадлежат самим себе, я лишь представила, что могло бы быть.
Размещение*: только здесь
От автора: фанфик написан по клипу Zeraphine "Still"


Текст фанфика:

I wake up, it`s dark
It`s cold, but I`m not freezing
I don`t know where I am, don`t know how I came here
I try to get up, but I`m paralyzed
The last snow is melting, it`s march
It`s always cold in march, isn`t it?

I`m trying hard to remember
What happened yesterday, or was it the day before
I see blood beside me and on my hands
I see your face

It`s raining heavier and life is coming back to my body
I try to find the moon, but it`s too cloudy
I try to move - and I can move

I try to make out where I am
There`s a lake with silent waves and there are trees
I see your body with dislocated limbs
And I see your face

`My shivering hands vainly try to touch your face
Something holds me back approaching your face...`

Your eyes are open, are you crying?
But these tears are rainwater filling your eyes
You don`t move, you don`t answer, you don`t react at all
It smells like burnt rubber, I see a car
And I remember it was ours
And now the fog is clearing
Very slowly I begin to understand
Begin to understand

We wanted to end our lives
Of sorrows and agony
We wanted to escape
And now you`re dead
Now you`re dead and I`m alive

Why do I live when you`re dead
Why should I live when you`re dead
(Dreadful Shadows – Torn Being)

Kalte Sonne, schon tausend mal bist Du erfroren
(Zeraphine – Flieh mit mir)

Свен Фридрих уже около часа стоял у окна, вцепившись в решётки так, что костяшки пальцев побелели. Пристальный взгляд направлен вглубь сада. Небо затянуто плотной серой пеленой, грязь, голые ветви деревьев – всё недвижно. Но он ждал.
Дверь с грохотом ударилась об косяк, Фридрих не отреагировал.
Пожилая медсестра, громко топая, подошла к пациенту, сердито дёрнув его за рукав чёрной больничной робы.
-На завтрак, быстро!
Свен не отреагировал, по-прежнему неотрывно вглядываясь в унылый пейзаж сквозь прутья решёток. Медсестра грубо схватила его за руку:
-Ну ты, пошевеливайся! Мне выговор не нужен.
Фридрих неохотно отупил от окна и последовал за женщиной. Он не любил выходить из палаты, и не потому, что поведение некоторых больных его пугало, просто шум мешал сосредоточиться на ожидании.
Суицидальный синдром, затяжная депрессия… Доктор Тиеле был уверен в том, что пациент скоро пойдёт на поправку (типичнейший случай, таких, как Фридрих – пол-отделения, но все они быстро шли на поправку и подолгу не задерживались), поэтому назначил стандартный курс лечения. Но состояние Свена не улучшалось. Помимо депрессии проявлялись признаки шизофрении, но новое обследование до сих пор проведено не было.
Ел Фридрих крайне мало. Вяло поковыряв кашу, он вылез из-за стола, направляясь в свою палату. Один из соседей по столу, тут же придвинул не убранную тарелку к себе, воровато озираясь.
Когда Свен только поступил в лечебницу, пациенты побойчее пытались его задирать (медперсонал не в состоянии уследить за всеми), но им это быстро наскучило, так как новенький ни на что не реагировал. Его соседи по палате (двое суицидников) сперва пытались разговорить его, но безуспешно, и в итоге перестали обращать на него внимание, как будто он был предметом интерьера. Недавно их выписали, и Свен остался в палате один, пока что никого к нему не подселили.
Фридрих свернулся на узкой койке в позе эмбриона, обхватив колени руками, и уставился в выкрашенную зелёной краской стену. _Она_ не приходила, но Свен умел ждать. Внутри было пусто и холодно, минуты тянулись часами, но безумная надежда жила.

Where will I see you again
Hoping for coincidence
When will I kiss you again
Feeling no more alone
(Dreadful Shadows – Mortal Hope)

Раньше _Она_ приходила чаще, чем теперь. Наверное, это всё из-за лекарств – после них становится совсем одиноко, мысли путаются.
-Пора принимать лекарство! – молоденькая медсестра поставила небольшой поднос на тумбочку.
Свен закрыл глаза, словно надеясь, что шумная санитарка исчезнет и не станет ему докучать. Но девушка начала трясти его за плечо.
-Фридрих, лучше по-хорошему выпей, иначе я позову кого-нибудь из санитаров. – Она сурово нахмурилась, скрестив руки на груди. – Ты же не хочешь, чтоб было как в тот раз?
Свен нехотя сел, ожидая, когда медсестра поднесёт ему очередную дозу анафранила и стакан воды.
-Вот и умничка. – Девушка потрепала пациента по волосам, но тот не отреагировал. Медсестра (на бейдже её значилось Джулиана Рихтер) осторожно приподняла его голову за подбородок. Пальцы её были холодны.
-Ты можешь сколько угодно делать вид, что не реагируешь ни на что, но взгляд у тебя слишком осмысленный.
Мужчина взглянул в глаза Джулиане. Смутившись, она отвела взгляд от не моргающих зелёных глаз, в которых невозможно было прочесть ни одной эмоции. Джулиана разжала пальцы, и Свен опустил голову.
-Жалко мне тебя. – Вздохнула девушка. – Ты мне нравишься. Такой симпатичный… - Она провела накрашенным перламутровым лаком ногтем по щеке Фридриха. – Гниёшь здесь, вместо того, чтобы…
Свен мотнул головой, отстраняясь от неё.

I keep my eyes shut when you want me to see
I keep my mouth shut when I don’t want to speak
And if you try to touch me and I run away
You get cross, as you cannot feel my pain
I keep my eyes shut when you want me to speak
I keep my mouth shut when I don’t want to see
And if you ask my questions and expect an answer
You get cross, when I don’t waste futile words on you
(Solar Fake – I keep my eyes shut)

На миг Джулиане показалось, что нечто странное промелькнуло в его взгляде. Она поспешила уйти. После того, как дверь захлопнулась за нею, Свен выплюнул начавшие растворяться под языком драже. После них во рту было сухо и горчило.
Одно из побочных действий анафранила – он вызывает чувство спутанности и страха. Однажды Свен в полной мере ощутил действие этого препарата (по сути, его должны были заменить на другой, но этого так и не произошло). Если говорят пить, нужно делать вид, что выпил, иначе заставят силой. Не самое приятное ощущение, когда тебе разжимают челюсти…
***
Норман Зельбих был явно не в духе. Санитар курил на крыльце, кутаясь в потёртое пальто. Неприятный ноябрьский холод закрадывался под одежду. Вчера старшая медсестра чуть не застала его, когда он пытался вытащить из сейфа очередную пластинку кодеина. Хорошо ещё, что данный препарат не значился в списке назначения, иначе достать его незаметно не было бы никакой возможности. Выкрутиться удалось, а вот заполучить заветный кодеин – нет. Чёртовы таблетки отпускаются только по рецепту, а его подделать куда труднее и рисковее, чем спереть их из кабинета старой ведьмы.
Медбратья покрикивали на прогуливающихся пациентов – им хотелось скорее пойти на обед. К Норману подошёл приятель – Мануэль Зенгер.
-Что злющий такой? – Вяло поинтересовался у него Норман. Мануэль, прежде чем ответить, затянулся сигаретой.
-За Джулианой понаблюдал.
-Ну и? – Зельбих уже с бОльшим интересом взглянул на Зенгера. Похоже, у завзятого ловеласа что-то не клеилось с очередной пассией.
-Она заигрывала с пациентом. – Скривился Мануэль.
-Да ну?! – Норман едва сдерживался, чтоб не расхохотаться. Он всегда завидовал умению приятеля быстро уламывать девиц, и теперь злорадствовал: фроляйн Рихтер предпочла самоуверенному Зенгеру какого-то психа. – И как ты это выяснил?
-Проходил по коридору, дверь в палате приоткрыта была. Глядь, а она там с пациентиком… любезничает. – Мужчина презрительно ухмыльнулся. – Правда, напугала, похоже, парнишку.
-И кто этот «счастливчик»?
-Я их всех по именам помнить должен? – Зенгер затушил сигарету об перила крыльца. – Этот, то ли гот, то ли кто он там… Его вроде летом сюда из травматологии перевели.
Норман пожал плечами:
-Не припомню. Покажешь.
-Устрою я ему весёлую жизнь. – Процедил сквозь зубы Мануэль.
-Ну всё, время вышло, загоняем обратно! – На крыльцо поднялся ещё один медбрат – Марцелло Пулеманн. – Мы там мокнем, а они тут курят, слышь, Михаэль? – Крикнул он, обернувшись через плечо.
-Совсем обленились. – Буркнул подошедший Михаэль Нэпп. – Хоть бы сигаретами поделились.
Норман и Мануэль протянули ему пачки.
-Вы чего такие скисшие? – Марцелло пихнул в бок стоящего рядом Зенгера.
-Пойдём, расскажу.
***
Интуитивно Свен чувствовал, что ему грозят неприятности. Он передёрнулся, вспоминая прикосновения Джулианы. Вечернее освещение коридора вползало в тёмную палату из-под закрытой двери. Спать не хотелось. В памяти вяло копошились неприятные воспоминания об электродах. Их применяют при сильном нервном возбуждении и бессоннице. Боли от слабого разряда нет, но привязанное к кушетке тело выгибается дугой, а затем сознание поглощает чернота. Электроды потребовались когда к Свену впервые пришла _Она_. Мелькнула в дверном проёме и исчезла. Тогда у Фридриха началась истерика. Сейчас он вспоминал, как лежал на полу, умоляя _Её_ не уходить. В итоге оказался в процедурном кабинете с проводками на висках. Кажется, это случилось в сентябре… Именно тогда он перестал разговаривать, и если до того хотя бы односложно отвечал «да/нет», то теперь никто припомнить не мог, как звучит его голос.
Ночной дождь монотонно барабанил в стёкла. В палате было довольно прохладно, и Свен подумал, что надо бы завернуться в одеяло, но двигаться не хотелось. Тихий скрип двери не заставил Фридриха повернуть голову - _Она_ появляется бесшумно, а раз это не она, то не имеет значения, кто там.
-Вот этот. – Прошептал Мануэль, стоя у приоткрытой двери.
-Симпатяжка. – Съехидничал Зельбих, поддразнивая приятеля.
В щёлку заглянул Пулеманн:
-А, этот-то… - Марцелло сразу же потерял интерес к затее, увидев пациента. – Я уж думал, наша цыпа положила взгляд на настоящего шизика…
-Угу, - Поддакнул Мхаэль, - Он же вроде не псих, а на реабилитации здесь? Проблем с ним никаких.
-Зато у него будут. – Зенгер прикрыл дверь.
-Где логика? – Непп с умным видом поправил очки. – Джулиана заигрывает с ним, кстати, не в первый раз, а не он с нею. Так что «весёлую» жизнь ты должен устраивать ей.
Норман хитро прищурился:
-Да просто засиделся наш доморощенный садист без дела. Поусмирять, как назло, некого, так хоть на этом отыграться. Угадал?
-Домой поехали, ревнивый садюга! – уже с лестницы крикнул Марцелло.

-Вы завтра оба в ночную смену. Надеюсь, ничего не… предпримите?
-Не-не, это мы так. – Отмахнулся от Михаэля Зельбих.
-Что-то вид у тебя нездоровый… - Непп окинул копошащегося в раздевалке напарника подозрительным взглядом.
-Ноябрь. Простыл. – Нервно отозвался Норман.
_Она_ пришла. Белое платье словно светилось в темноте. Свен хотел подняться к _Ней_ навстречу, но _Она_ жестом остановила его. Девушка осторожно коснулась лба Фридриха белой прохладной ладонью, и он мгновенно провалился в сон. _Она_ постояла рядом с койкой ещё несколько секунд, всматриваясь в лицо спящего, пока не растворилась.
***
Заступившему в ночную смену Норману вчерашняя идея сорвать злость на бессловесном пациенте уже не казалась такой забавной. Да и плевать на этого парня, как бы достать кодеин, или ещё лучше, промедол?
Ещё не так давно Зельбих подворовывал морфин на продажу, но после того, как старшая сестра сменила замок в кабинете и чуть не застала Нормана за снятием слепка, об этом пришлось забыть. Теперь не до торговли, самому бы чем поживиться.
Глаза покраснели, язык словно наждачка… и всю ночь не спать. Хреново. А тут ещё Мануэль на всякую ерунду подбивает…
Зельбих знал Зенгера уже давно, и садистские наклонности приятеля не были для него тайной. Этот любимец медсестричек являлся большим любителем срывать злость на пациентах. Издевательства над буйными он считал вполне оправданными мерами, но в последние время новых пациентов в лечебницу не поступало. Этому Фридриху не повезло, раз он попал в поле зрения Мануэля – Зенгер нашёл козла отпущения, на котором можно безнаказанно срывать злость.
Норман выяснил о новой жертве вот что: Фридрих и его девушка пытались покончить с жизнью, посредством автокатастрофы. В итоге Свен выжил, а его подружка погибла. Переломы у пациента были не серьёзными и вскоре его выписали, после чего он попытался вскрыть вены, но ему помешали. И поместили сюда. Типичный случай, ничего особого.
В курилку вошёл Зенгер.
-Ну что, Норм, идём сначала по твоим делам, потом как и планировали? – он хитро взглянул на Зельбиха.
-Сегодня мне это не кажется хорошей идеей. – Буркнул тот.
-Да ладно, возьмёшь, что хотел, и настрой сразу поднимется.

_Она_ не приходила. Походив из угла в угол, Свен опустился на койку, обхватив голову руками. Его мучил вопрос, почему _Она_ приходит так редко. Свену хотелось взять _Её_ за руку, попросить остаться… или забрать с собой, но она слишком быстро исчезала. Ласковый взгляд, печальная полуулыбка, длинные чёрные волосы, резко контрастирующие с белым платьем… Где же _Она_? На душе скребли кошки, их остро наточенные когти рвали на клочки сердце.
-Полегчало?
-Ну ещё бы! – Норман наконец-то почувствовал вожделенную лёгкость и беззаботность. – Но всё-таки, мне кажется, зря ты это затеял.
-Я не мешал тебе получать удовольствие, теперь ты не мешай мне.

Свен нехотя раскрыл глаза, услышав тихие шаги и скрип двери. Над ним склонилось двое санитаров. Зачем? Да не всё ли равно?
-Не поймёт он твоих претензий. – Зельбих приподнял Фридриха за шиворот.
Тот заторможено повиновался, принимая вертикальное положение. Эмоции давно замёрзли, не осталось ни раздражения, ни страха. Пусть делают, что хотят. Сил хватало лишь на ожидание.
-Всё он прекрасно понимает, я уверен. – Мануэль приподнял голову Свена за подбородок, заглядывая в глаза.
Свен попытался вывернуться из жёстких пальцев, но Зенгер сильнее сжал пальцы.
-Не дёргайся.
Норман с интересом наблюдал за Мануэлем, пинавшим скорчившегося на полу пациента. Лунный свет, проникающий сквозь зарешёченное окно, расчерчивал палату изломанными линиями. Происходящее казалось сюрреалистичным. Реальность там, за закрытой дверью, из-под которой пробивается свет энергосберегающей лампочки. Зельбих не находил ничего аморального в избиении ни в чём неповинного и не сопротивляющегося Фридриха, потому что психов за людей не считал. Хочется приятелю поразвлечься – его право. Главное, чтобы всё оставалось в тайне. Принимать участие не хотелось (Норман не любил рукоприкладствовать), но в мозгу, получившем дозу, заворочалась идейка насчёт избиваемого.
Непонятно, за что. Больно. Глаза застлали не пролившиеся после удара в живот слёзы. Свен сжался на полу, втянув голову в плечи. Рано или поздно это кончится, думал он. Ногти впиваются в запястье до крови, рывок – приказ подняться.
Мануэль грубо толкнул Фридриха на кровать и молча вышел из палаты. Норман поспешил за ним.
-Ну что, отвёл душу?
-Как сказать. – Зенгер потирал костяшки пальцев. – Скучный он. Обычно они хоть какие-то звуки издают, а этот… Всё равно, что труп пинать.
-По мне, так уж лучше чтоб молчал. – Норман внимательно посмотрел на Мануэля и продолжил, - А тебе хотелось, чтобы перед тобой пресмыкались, упрашивали?
***
-На завтрак! – рявкнула санитарка, идя по коридору.
Свен медленно поднялся с постели, скривившись от боли. Вчерашнее казалось страшным сном. Разбитая губа неприятно саднила. Медсёстры косились на него, но никто не задавал вопросов, зная, что бесполезно ждать ответ.
Вернувшись в палату, Свен попытался сосредоточиться на ожидании и воспоминаниях о _Ней_, но вчерашняя ночь не выходила из головы. Медперсонал и больные давно перестали обращать на него внимание, и потому внезапная агрессия санитара не ясна. Где-то во внутренностях живота пульсировала боль.
Джулиана на миг замерла, увидев Свена. Торопливо поставив лекарства на тумбочку, она присела на корточки перед койкой. Фридрих как всегда не отреагировал на неё, уставившись в потолок с потрескавшейся штукатуркой.
-Что… откуда?.. – Девушка осторожно провела пальцем по коросте в уголке губ Свена, но даже прикосновение не заставило его оторваться от созерцания сети трещин.
Рихтер заметила под задравшимся рукавом пациента глубокие следы ногтей.
-Кто это сделал?
Свен высвободил руку из пальцев медсестры и отвернулся.
-Опять любезничаем? – Мануэль положил ладонь на плечо Джулианы. Та вздрогнула, вскочив.
-Ману?! Ты же отдежурил!
-Специально ради тебя остался.
-Твой тон меня пугает. – Девушка подхватила поднос с тумбочки, выставив его перед собой, словно отгораживаясь.
-Пойдём-ка, побеседуем. – Зенгер грубовато подтолкнул её к выходу.
Свен повернул голову, лишь когда дверь за медперсоналом закрылась. Тот голос… Теперь всё стало ясно: он стал жертвой ревности. Как глупо…

Джулиана сидела на посту дежурной сестры, заполняя бланки.
-Привет, чего такая грустная? – Михаэль облокотился о стойку.
-Привет… - Санитарка тяжело вздохнула. – С Ману поругались.
-Да ладно, не расстраивайся! – махнул рукой Нэпп.
-Неприятно, знаешь ли… - Джулиана подпёрла рукой подбородок. – Ну это ещё ладно, но похоже, что он из-за меня пациента избил…
-В первый раз, что ли? – хмыкнул мужчина. – Почему это тебя так беспокоит?
-Потому что тот парень совсем безобидный, за что его? – Рихтер нахмурилась. – Я начинаю бояться Ману. Может, ты, как приятель, поговоришь с ним?
В курилке сидел один Марцелло. Нэпп прикрыл за собою дверь.
-Зенгер нас не послушал.
-Ну, надеюсь, это сойдёт ему с рук. – Меланхолично отозвался Пулеманн, туша окурок в пепельнице.
-Повезло ему, что этот Фридрих, или как его там, жаловаться точно не будет.
-Доиграется Ману… - Вздохнул Марцелло. – Нельзя ему здесь работать. А если и докопается кто, так опять же, все знают, что пациентика этого никто не трогает. Ну упал где-нибудь, он же еле ногами перебирает…
-Рихтер может высказать свою версию – она обижена. – Фыркнул Михаэль, щёлкая зажигалкой.
-Ну и хрен с ним, выгонят да и всё.
***
Свен провёл пальцем по царапине на запястье. Боль в теле мешала сосредоточиться на ожидании. Боль будила мысли и эмоции, которые он похоронил в себе.

As I tried to take your hand
The vision suddenly disappeared

And when the sun went down again
I felt you close behing
And I began to close my mind
(Dreadful Shadows – Dirge)

Нынешняя боль была гораздо слабее, чем та, когда он лежал со сломанными рёбрами возле разбитой машины. И конечно, она была ничтожна в сравнении с той болью, когда Свен понял, что _Она_ мертва. Чувство утраты не отпускало его ни на секунду. Когда _Она_ явилась ему после гибели, у Фридриха появилась надежда, что они вновь будут вместе, _Она_ не растворилась в небытие. Попытки умереть тщетны, словно смерть избегала его. Оставалось лишь ждать. Ноющие от побоев рёбра наталкивали на мысль, что освобождение от бренной оболочки близко – внезапная агрессия санитара вполне может повториться, вероятно, он может совершить убийство по неосторожности. И тогда Свен воссоединится с _Нею_.

Death is the release
Death is the eternity
Death is the origin of a new life
(Dreadful Shadows – The release)

Тени деревьев в лунном свете сквозь решётки отбрасывали на стены причудливые тени – паучья сеть, когтистые пальцы. Свен видел, как пошёл первый снег. И вспоминал о том мартовском дне, когда лежал в окровавленном талом снегу, пытаясь дотянуться до _Неё_. Слёзы обожгли глаза, горячие, едкие. Комок в горле душил.

In isolation I cry but no tears leaves my eyes
And the walls will crush me again
All that we wanted was eternity
Didn't care for the price we would pay
(Dreadful Shadows – Condemnation)
***
-Чёрт, скукотища… - Зевнул Мануэль. Футбол его не интересовал. Никто из смотрящих матч не обратил на эту реплику внимания, кроме Нормана.
-Шумно тут, пойдём покурим.
Приятели спустились на второй этаж.
-Я смотрю, ты опять закинулся? – хитро прищурился Зенгер.
-Тихо! – Шикнул на него Норман. – Скучно тебе? У меня мыслишка появилась… - Он что-то шепнул на ухо Мануэлю. Тот на мгновение нахмурился, но потом кивнул.
-Единственное, что меня удивило, откуда у тебя гексенал?
Зельбих улыбнулся:
-Профессиональная тайна. Транквилизатор не самый сильный, но нам хватит.
-_Тебе_ хватит. – Ткнул пальцем в Нормана Мануэль. – Я посмотрю.
-Вуайерист. – Фыркнул Норман.
-Какие проблемы? Раньше тебе это не мешало.

Ожидание прервал скрип двери. В темноте были видны лишь белые силуэты. Фридрих не ошибся в своих предположениях. Запоздалый страх.
-Нас точно никто не заметил? – хрипловато прошептал один из вошедших.
-Катрина храпит на посту, сиреной хер разбудишь, а мужиков от футбола не оторвать.
Норман дёрнул Свена за руку, закатал рукав робы. Фридрих попытался высвободиться, но Зельбих держал крепко. Злой шёпот в ухо: «Не дёргайся» - это опять тот самый…
-Ману, посвети.
Тусклый свет мобильника. В сгиб локтя Свена больно входит игла.
-Ты хоть вену нашёл?
-Ну а то? У меня опыт, знаешь ли.
Когда иглу вытащили, Свен коснулся повреждённого участка – рука онемела.
-Минут пять, не больше. – Прикинул Мануэль, ожидая, когда подействует транквилизатор.
-Ты на него посмотри, - Норман склонился над Свеном, за волосы приподнимая его голову. – Симпатяжка.
-Тут темно. – Хмыкнул Зенгер.
Фридрих чувствовал, как накатывает слабость, глаза закрываются. Даже ощущение вцепившейся в волосы руки ушло на задний план. Темнота… бархатная, обволакивающая, подползала со всех сторон, затягивала. Язык присох к нёбу, веки отяжелели. Грубоватые руки торопливо срывают робу. Это всё где-то так далеко… Не с ним.
Мануэль развернул лицо Свена к себе, наклонившись вплотную, вдавил пальцы в его подчелюстные узлы.
-Ну да, красавчик. Небось, от девок отбоя не было.
Норман хмыкнув провёл ладонью по шее Фридриха. У него уже давно не было с парнями, и совсем забыл захватить смазку. «Да и хрен с ней, не впервой» - подумал он. Какая шея… Зельбиху захотелось впиться зубами, ощутить биение быстро бьющейся жилки. Нужно устроиться поудобнее. Чёрт, тяжёлый… В теле Нормана приятная расслабленность от промедола.
-А он вообще реагировать не будет? – поинтересовался Зенгер, сидя на корточках возле койки.
-Не должен. – Отмахнулся Норман.
От нахлынувшего возбуждения у Зельбиха задрожали пальцы, пока он торопливо высвобождался из белья. Плевать, что Мануэль смотрит, в конце концов, за годы их знакомства прошла ни одна пьянка, закончившаяся групповухой с их участием.

Темнота мягко покачивала Свена на своих волнах, вызывая тошноту. Перед упорно закрывающимися глазами маячат расплывающиеся лица. Прохладно, голая кожа покрывается мурашками. Чьи-то пальцы сдирают коросту из уголка губ. Больно, но нет сил отодвинуться, тело словно чужое.
Мануэль впился ногтями в подбородок Свена, но тот не отреагировал, лишь веки чуть дрогнули.
Фридрих силился стряхнуть транквилизаторное оцепенение, но тщетно. Переворачивают на бок, прямо на повреждённую руку. Неприятно холодные пальцы скользят по бедру, затем сжимают гениталии. Непроизвольный рефлекс – сжаться.
-Давай уже, не церемонься. – Хрипловатый шёпот Мануэля.
Пальцы поочерёдно проникали вовнутрь, но невозможно даже дёрнуться от боли. Из приоткрытых губ – нитка слюны. Что-то горячее касается внутренней стороны бёдер. Тошнота усиливалась. Рвущая боль заставила широко раскрыть глаза. Напротив – лицо того длинноволосого санитара.
-Норм, по-моему, он приходит в себя!
-Всего лишь реакция на боль.
Зельбих впился пальцами в острые косточки таза Свена. Ни с чем не сравнимое ощущение – чувствовать полную власть над партнёром, причинять боль безнаказанно. Поскрипывание пружинной койки заставляет сердце биться быстрее, трудно сдерживать рвущийся стон. Ощущение обладания ещё слаще от того, что ты первый, никто до тебя не трогал.
Мануэль чувствовал возбуждение, наблюдая за приятелем и беспомощным пациентом. Фридрих приоткрывал рот, хрипло дыша от боли. Хотелось впиться в его губы, прокусить до крови. Мануэль уже с нетерпением ожидал, когда кончит Норман.

Больно… больно… больно… Если раньше боль была где-то далеко, тело не слушалось, то теперь она становилась всё реальнее. Придавленная всем весом рука онемела, пальцы неприятно покалывало. В горле пересохло. Резко-тягучая боль где-то внутри.
Норман закусил губу, готовясь кончить. Под закрытыми веками – красные всполохи. Он подумал о том, что в следующий раз можно попробовать обойтись без транквилизатора – трахать бесчувственное тело не так уж интересно, а пациента, в конце концов, можно связать.
Свен ощущал что-то неприятно-липкое; обжигающе-влажное дыхание над самым ухом; боль от впившихся в бёдра чьих-то пальцев…
-Ну как? – усмехнулся Мануэль.
-А ты как думаешь? – усмехнулся Норман, одеваясь. – Я так понял, ты решил тоже?
-Угу.
Свен почувствовал приятное прикосновение прохладной ладони ко лбу. Он с усилием приоткрыл глаза и увидел, что _Она_ склонилась над ним. В глазах _Её_ блестели слёзы. Это прикосновение вырвало Фридриха из лекарственного оцепенения, транквилизаторная тьма отступила. Сознание прояснилось, происходящее обрело чёткость.
Зенгер взобрался на койку, брезгливо ворча, что Норман «не убрал за собой».
Злость захлестнула Свена. Тело по-прежнему плохо слушалось, но ему удалось вырваться из рук Мануэля.
-Норм, его отпустило!
-Твою мать, не может быть! – Зельбих почувствовал леденящие иголки страха.
-Придержи.
Норман с готовностью скрутил слабо сопротивлявшегося Свена.
-Бля, да не дёргайся! – Зельбих заломил руки Фридриха, но удерживал с трудом.
Свен дёрнулся ещё раз и затих, поняв, что вырваться не удастся. Мануэль ударил его по лицу, и Фридриху показалось, что от этой пощёчины у него едва не выпал глаз.
-Норман, ты в курсе, что наш милашка должен сидеть в тюрьме?
-О чём ты?
-Если бы он не загремел сюда, его бы посадили – в гибели той девки виноват он.
-А, это у тебя, значит, праведная злость? – усмехнулся Зельбих.
Упоминание о _Ней_ задело Свена – как смеют эти скоты говорить о _Ней_? Фридрих боднул Нормана в грудь. Тот явно не ожидал этого, и поэтому Свену удалось высвободиться. Он не планировал своих действий. Мануэль попытался ухватить Свена за руку, но он чудом уклонился. Зенгер потерял равновесие и Свен, схватив его за шиворот, оттолкнул. Санитар ударился головой об угол тумбочки и, обмякнув, сполз на пол. Норман впал в ступор. Происходящее и наркотическая расслабленность вывели его из колеи. Страх от того, что на шум может кто-нибудь придти, сжимал сердце. Он попытался скрутить разбушевавшегося пациента, и они покатились по полу. Свен отчётливо понимал, что не справится с противником, к тому же, второй санитар мог очнуться. Норман пытался прижать отчаянно извивающееся тело к полу.
Что-то оцарапало руку Свена. Это оказался шприц, которым ему ввели инъекцию. Фридриху удалось подцепить его. В слабом оконном свете Норман заметил это движение и успел уклониться. Ладонь его попала во что-то липкое и горячее. Похоже, у Мануэля пробита голова… жив ли? Испугаться Зельбих не успел – игла вонзилась в шею, не задев ничего жизненно важного. Вскрикнув от боли Норман выпустил Свена, схватившись за повреждённую шею. Фридрих выскочил из палаты, пока санитар не оправился от шока, на ходу поправляя одежду.
***
Коридор покачивался перед глазами, нестерпимо мутило. В конце коридора он заметил спящую на посту санитарку. Несколько шагов влево, спуск по лестнице, а под нею – запасный выход. Свен двинулся по коридору, держась за стенку.
По лестнице спускалась сонная медсестра, нагруженная какими-то папками. Фридрих едва успел отступить в тень, замерев за пыльным фикусом. Сердце, казалось, колотится под языком. Вялая санитарка скрылась в кабинете. Рывок вниз по лестнице. Услышав шум внизу Свен замер, но нет – в коридоре никого, зато в ординаторской явно какое-то бурное веселье.
Фридрих тяжело опёрся об дверь пожарного выхода – заперто на кодовый замок. Лихорадочно работающий мозг судорожно просчитывал нужные комбинации трёх затёртых кнопок. Дрожащими пальцами он набрал цифры 3, 6 и 1. Не верно. Ещё попытка. Обострившийся слух уловил шум наверху. 1, 3, 6. Щелчок. Свен выскочил в сад. Босые ступни погрузились в кашу из грязи и снега. Покрутив головой, он попытался наметить путь бегства. Если вырваться не удастся, так хоть доставить неудобства – вглубь сада, продираясь через колючий кустарник.
Фридриха вырвало желчью на ходу. Сердце было готово остановиться. Свена захлестнуло отчаяние – забор из железных прутьев непреодолим, а за спиной отчётливо слышна ругань медбратьев. Краем глаза Свен заметил что-то белое справа от себя в нескольких шагах. _Она_ стояла по ту сторону ограды, где прутья были кем-то разогнуты. Ломанувшись туда сквозь заросли, Фридрих не думал о том, что может застрять в лазе. Ветка едва не выткнула ему глаз, но вот он уже на той стороне. Оскальзываясь в снежном месиве, Свен бежал в сторону леса, зная, что там его найти будет сложнее. Облака затянули тусклую луну. В темноте искать сложно, есть возможность затеряться.
***
Свен не знал, сколько времени шёл так, шатаясь из стороны в сторону. Тело казалось ватным и холод начал проникать в каждую клетку. _Её_ нигде не было, и Фридрих никогда ещё не чувствовал себя настолько покинутым. Начался мелкий колючий снег. Свен шёл по лесу, не зная куда, но у него была цель – найти _Её_.
Чёрный силуэт на фоне белого. Чёрный – цвет смирения, белый – цвет скорби. Под тонким слоем декабрьского снега скрывалась застывшая грязь. Фридрих думал о том, что медперсонал тоже облачён в белое – с виду чистые, не порочные, а внутри столько грязи.
Тело болело всё сильнее, ног он уже не чувствовал. Свен свернул вправо. Привалившись спиной к шершавому стволу, Фридрих подтянул колени к подбородку. Ступни кровоточили, но этой боли он не ощущал, она была лишь тонкой нитью в общем полотне. Пальцы побелели не слушались. Порывы ветра бросали в лицо колючие снежинки, которые, казалось, режут до крови.
_Она_ появилась рядом. Снег запутался в её чёрных волосах. Свен боялся, что _Она_ исчезнет так же внезапно, как и всегда, но она села рядом с ним. Он обнял _Её_, крепко прижав к себе, ощущая, как _Она_ уткнулась лицом ему в шею. Когда-то они могли сидеть так часами. По телу разлилось тепло, веки отяжелели.
-Ты ведь теперь не уйдёшь? – спросил Свен полушёпотом, будто боясь нарушить окружающую тишину.
-Нет. – Так же тихо ответила _Она_, улыбнувшись. – Теперь мы будем вместе.
-Я умираю?
-Да. Это совсем не страшно. - _Она_ взглянула в глаза Свена. – Мы всегда-всегда будем вместе, как и мечтали.
Фридрих улыбнулся ей побелевшими губами.

A cold night - my breath turns into ice
The long track to this holy place starts now
The bright moon shines above the trees
I don`t feel well, `cos it`s me who died
(Dreadful Shadows - Funeral Procession)
***
С утра погода выдалась собачья: небо заволокли серые облака и дул промозглый ветер. Временами начинал падать липкий снег, превращающийся в морось. Полицейские и несколько санитаров прочёсывали окрестности в поисках сбежавшего из психиатрической лечебницы пациента.
Марцелло угрюмо поглядывал по сторонам – лесок реденький, уйти далеко беглец не мог, рано или поздно найдётся. В случившееся не верилось.
Вчера дежурили Норман и Мануэль. Андре сказал, что пока все смотрели футбол, эти двое ушли покурить, а примерно через час, Зельбих поднял тревогу. Для всех осталось не ясным, что Норман и Зенгер делали в палате, где находился только один пациент. И он по каким-то причинам напал на них, умудрился проломить череп Мануэлю и повредить шею Норману. Воспользовавшись этим Фридриху удалось сбежать.
Пулеманну, как и остальным, не давал покоя вопрос, откуда там взялся шприц? Экспертиза выявила, что в нём находился транквилизатор. Зельбиха допрашивали как свидетеля, но Нэпп слышал, что в крови Нормана содержалось какое-то наркотическое вещество. Марцелло давно подозревал приятеля в употреблении чего-то психотропного, и даже не особо удивился. Из лечебницы нередко увольняли персонал за кражу препаратов. И всё равно что-то не сходится. Мужчина покопался в памяти, вспоминая Фридриха. Тот был тихим и совершенно безобидным. Не верилось, что он мог убить Мануэля, пусть и нечаянно.
-Мы нашли его. – Полицейский связался по рации с остальными поисковыми группами.
Марцелло вынырнул из задумчивости и увидел, что трое служителей правопорядка склонились над чем-то под старой липой. Пулеманн с напарниками поспешили за ними. Их пропустили вперёд.
-Это он?
-Да. – Ответил Марцелло.
Свен Фридрих лежал в позе эмбриона между липовыми корневищами. Пулеманна передёрнуло от его застывшей улыбки. Белая, словно мраморная кожа; снег засыпал его остекленевшие зелёные глаза. Он замёрз вчерашней ночью. Марцелло показалось всё это донельзя нелепым: сбежать, чтоб погибнуть.
-Уносите! – скомандовал полицейский. Его напарники приблизились к трупу с плотным чёрным пакетом.
Солнце… холодное. Похожее на глаз дохлой рыбины. Пулеманн плотнее запахнул куртку. Какое-то движение слева отвлекло его от созерцания неба. Сердце пропустило удар, а затем болезненно застучало: на дороге стояли взявшись за руки погибший Фридрих и девушка в длинном белом платье. Они улыбались, глядя на возню под липой.
-Эй, с Вами всё в порядке?
-Да, герр лейтенант. – Откликнулся Марцелло.
-Ну что, куда отправимся? – спросила _Она_ Свена, когда труп забрали.
-Куда захочешь! – улыбнулся Свен.
-У нас впереди целая вечность! – рассмеялась _Она_.
Фридрих обнял _Её_ за плечи и фигуры их растворились в снежной пелене, начавшегося снегопада.

Now we stand here side by side
And we're waiting for the next black night
You give me a smile and you say:
Now we start our second life!
And when the sunset comes
We kiss that bloody life good-bye
And we take off and fly away...
(Dreadful Shadows – Dirge)








Раздел: Фанфики по муз. группам | Фэндом: Рок | Добавил (а): Мора (25.11.2012)
Просмотров: 1040

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 5
1 Алиcия_Равен   (25.11.2012 16:59)
Комментарий Инквизитора

Начнём даже не с шапки - с названия. Уважаемый автор, Zeraphine - ваш фандом, не выносите его в название. Он указывается как раз в шапке. А название - это название.
"появление нового женского персонажа" - это обозначается как ОС или ОЖП.
"Размер*: мини, наверно" - точно-точно мини))
Лишние, пустые строки просто уберите.

Касательно вплетённых в повествование текстов песен. Не все читатели разумеют иностранные языки, потому рекомендовала бы выложить перевод вместо оригинала. Но, впрочем, благодаря некоторым аспектам это субъектив.

"-На завтрак" - тире отделяется пробелом от реплики. Исправьте везде, пожалуйста.

"не убранную тарелку" - слитно, либо поставить зависимое слово: "не убранную ещё".

"_Она_" - воспользуйтесь для выделения курсивом, или просто будет достаточно заглавной буквы.

"не моргающих зелёных глаз" - не звучит... "немигающих"?

"-Жалко мне тебя. – Вздохнула девушка" - неправильное оформление прямой речи. Это не только здесь.

Это не все ошибки, но Инквизитор - не бесплатная бета. В целом же текст приятно грамотен.
Красивая по-своему, интересная и проникновенная история. Все герои выглядят реалистичными и яркими, живыми - в них, в происходящее с ними верится. Вроде бы и описания прямого самой больницы не дано, но представить не составляет никакого труда, и это замечательно. Повествование последовательно и логично, увлекает с первых строк и захватывает - не напряжением, а вот этой психологичностью, достоверностью.
Спасибо за рассказ, автор. С удовольствием почитала бы и другие ваши работы.

2 RossomahaaR   (25.11.2012 17:23)
Комментарий читателя:
Замечания по тексту высказаны, добавлять не стану. Но мне есть что сказать.

Джулиана Рихтер - и кто это? Её зовут ЮЛИАНА. Срочно исправить.
Свена маловато. Хотелось бы увидеть описание его внутреннего мира, скажем так: его воспоминания, мысли. На мой взгляд, он получился довольно бледно на фоне таких реалистичных Норма и Ману.
По поводу Неё. Когда у меня появилась идея этого фанфика, я не акцентировалась на этом образе. Для меня это была просто девушка, погибшая в "Torn Being". Ты решила развить эту мысль, молодец, но! раз ты делаешь акцент на этом образе, то могла бы придумать девушке имя (только не "Луиза" и не "Элли", пожалуйста).

Солнце… холодное. Похожее на глаз дохлой рыбины - шикарная фраза, очень яркая и пробирающая.

Исправь, пожалуйста, недочёты и получится очень хорошая, реалистичная АУ-шка.

3 Мора   (25.11.2012 17:33)
Большое Вам спасибо smile
Обязательно исправлю все недочёты, но чуть позже.

4 Мора   (25.11.2012 17:44)
Точно, она же немка! Извини, всё время коверкаю её имя.
Свена мало? Не знаю, не знаю...
Безымянную девушка жаль, но так как-то атмосфернее wink И почему нельзя брать эти имена, которые сразу всплывают в памяти любителей его творчества?
Спасибо за комментарий, я ожидала от тебя больше придирок biggrin

5 RossomahaaR   (25.11.2012 17:53)
Эти имена нельзя брать, потому что я их уже уволокла в свой фанфик) Получится, будто поклонницы Свена из женских имён знают только эти 2.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4382
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн