фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 03:04

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Фанфики о реально существующих личностях (RPF)

  Фанфик «На своем месте | Часть 3»


Шапка фанфика:


Название: На своем месте
Автор: berty
Фандом: Hurts
Бета/Гамма: ...MERCY...
Персонажи/ Пейринг: Тео Хатчкрафт/ОЖП, ОМП/ОЖП, Адам Андерсон
Жанр: гет
Размер:мини
Содержание: "Бойтесь своих желаний — они имеют свойство сбываться" Булгаков М.А.
Или по крайней мере, не жалуйтесь потом, что получили то, что хотели.
Статус: закончен
Дисклеймеры: прав на реально существующих людей не имею, как и на буквы русского алфавита (только на их последовательность в этом произведении), прибыли не извлекаю. Поигралась - положила на место.
Размещение: если вдруг, то только ткните в автора.
От автора: Не знаю, насколько этот текст конкретно по фандому Hurts. И хоть мистер Тео Хатчкрафт здесь присутствует и оказывает непосредственное влияние на развитие сюжета, а мистер Андерсон просто случайно пробегал мимо, это вполне можно читать, как оридж с легким налетом фандомности (если, конечно, это не будет рассматриваться, как нарушение авторских и смежных прав :)). ОЖП и ОМП в ассортименте.
Кроме того, так как я с г-ном Хатчкрафтом лично не знакома (и фанатом тоже не являюсь. скорее, я просто человек, которому вынесли весь мозг восторженными "Тео просто супер-мега-космос". хотя и глубоко уважаю творчество группы Hurts), поэтому я не знаю всех граней его характера и как он проявит себя в той или иной ситуации, могу лишь предполагать. Поэтому, возможно, следует поставить ООС.


Текст фанфика:

Лие снова снилась толпа и пустующая сцена. Люди толкались, Лия старалась устоять на месте, но человеческий водоворот упорно относил ее все дальше и дальше от сцены и одинокого луча прожектора. Внезапно девушку охватила паника, она беспорядочно завертела головой по сторонам, пытаясь ухватиться хоть за что-то. Вдруг кто-то схватил ее за руку. Лия подняла глаза – она стояла у самого края сцены, а напротив, держа ее за руку, улыбаясь, стоял Тео.
– Давай сбежим? – предложил он и рванул девушку на себя.
Лия резко распахнула глаза. Пару секунд она пыталась сообразить, где находится. А когда поняла, едва сдержалась, чтобы не застонать от разочарования. Часы показывали семь утра. Осторожно, чтобы не разбудить Джейдена, Лия выбралась из кровати и побрела в ванную. Она ополоснула лицо холодной водой и посмотрела на свое отражение.
– Бойтесь своих желаний, – тихо сказала она, глядя на себя. – Они имеют свойство сбываться.
Девушка выдохнула и опустилась прямо на кафельный пол ванной, запустив руку в волосы. Неужели это навсегда? Она навсегда застряла в жизни Джейн Лэнгтон? Ее дети будут называть Лию мамой, Джейден будет смотреть на нее и говорить «Джей», словно на ее лицо надета маска, и весь мир будет смотреть на нее и думать, что она чертова Джейн Лэнгтон. Пока она не свихнется окончательно, потому что она не готова. Она не знает, как быть Джейн Лэнгтон.
И Тео Хатчкрафт – мужчина с карими глазами и дьявольской улыбкой так и не узнает, что она – Лия Тодд, которой он целовал руку при встрече.
Просидев на холодном полу минут десять, Лия поднялась. Если Судьба так решила, у нее нет выбора, кроме как играть по ее правилам. Девушка включила воду и посмотрела на две зубные щетки в стакане – синюю и зеленую.
– Можете считать меня параноиком, – Лия открыла шкафчик в поисках новой щеки.
Ее внимание привлекла белая пластинка, перевязанная розовой лентой. Лия взяла в руки пластинку и поняла, что это был тест на беременность. Положительный, с двумя четкими полосками, тест на беременность! Джейн Лэнгтон была беременна.
Лия выронила пластинку и прижала ладонь к своему абсолютно плоскому животу.
– Не может быть, – прошептала девушка и принялась копаться в шкафчике в поисках еще одного не использованного теста.
– Ага! – победно воскликнула Лия, выуживая на свет необходимое.
Девушка чувствовала, что близка к истерике, когда трясущимися руками поднесла к глазам тест, который после проведения всех указанных на упаковке процедур, показал ей отрицательный результат. Лия едва не расплакалась от счастья. Нет, она любила детей. Но сейчас у нее их и так было двое, к третьему она была не готова.
– Нужно будет для верности сходить к врачу, – решила Лия.
Она выбросила использованный тест и потянулась за тем, что был празднично, мать его, перевязан. На месте, где он обнаружился, Лия заметила небольшой листок, явно наспех вырванный из тетради, сложенный вчетверо. Лия развернула его, узнавая размашистый и неровный почерк Джейн. Кое-что было перечеркнуто, что-то обведено, словно Джейн писала речь. Лия пробежала взглядом по строчкам.

«Джей, я знаю, что ты давно /слово зачёркнуто/, что мы давно хотели… девочку. И, наверное, кто-то там наверху любит тебя, сукин ты сын, или просто жалеет из-за того, что из всех женщин мира тебе досталась я. И вот /жирно зачеркнуто/ у нас будет малышка, Джей. /две строчки полностью перечеркнуты/ и ты, конечно же, прав. Это глупо до сих пор скрываться ото всех. Может, мы даже закатим огромный праздник. Помнишь, как мы мечтали тогда, в том хреновом номере хренового мотеля? /дальше все перечеркнуто вплоть до слова «Рождество»/.

Лия прижала ладонь к губам. Джейн Лэнгтон была беременна и хотела сообщить об этом мужу в Рождество. Лия почувствовала, как к горлу подкатывает комок. Она и подумать не могла, что Джейн способна так сильно любить кого-то, чтобы втайне от всех пожениться, чтобы принять чужого ребенка, чтобы хранить свой дом от чужих глаз и грязных сплетен.
Лия Тодд еще никогда не ненавидела себя так сильно.
Она сложила листок и тест обратно, чувствуя, что не имеет права что-то делать с ними. Она почистила зубы синей щёткой и вернулась в комнату. Кровать была пуста – Джейдена не было. Лия быстро оделась, решив, что никто не осудит, если после Рождества они придет на работу менее эффектной, чем обычно.
Джейден обнаружился на кухне. Он, что-то тихо напевая себе под нос, готовил завтрак. Алекс и Сандер, уже полностью одетые, сидели за столом.
– Доброе утро, – Лия вошла в кухню.
Все трое вмиг повернули к ней головы.
– Доброе, – Джейден широко улыбнулся. – Омлет?
– Нет, спасибо, я сегодня пораньше поеду, – девушка налила себе кофе – Детей…
– Я отвезу сам, – кивнул Джей.
– Что бы я без тебя делала? – без тени иронии сказала Лия, оставляя пустую чашку в раковине.
– А без нас? – подал голос Сандр (или Алекс?).
– Без вас бы меня вообще не было, – Лия чмокнула обоих мальчишек в русые макушки и послала воздушный поцелуй Джейдену. – Я побежала, – Лия скрылась за дверью, но через секунду снова показалась в дверном проеме: – Мама любит вас, – сказала она, имея в виду отнюдь не себя. – Вы не представляете, насколько сильно.
Лия заскочила в машину Джейн и уронила голову на руль. Она не могла, не могла их любить так же, как Джейн. Взяв себя в руки, девушка завела машину и отправилась на работу. Одно дело быть Джейн Лэнгтон дома, где тебя все любят, и совсем другое – в редакции, где почти все ненавидят.
В редакции царило обычное недовольно-послепраздничное настроение. Лия быстро пронеслась в офис редактора. Джейн, точнее Лия, сидела на привычном для помощника месте и листала журнал. Завидев Лию, девушка выпрямилась и убрала чтиво под стол.
– По-твоему, я за это плачу тебе деньги? – не удержалась Лия.
– Доброе утро, мисс Лэнгтон, – как ни в чем не бывало, ответила Джейн. – Почта, – она протянула Лие увесистый пакет корреспонденции.
Лия, обескураженная таким поведением, молча приняла письма и так же молча скрылась за дверью кабинета главного редактора.
– Охренеть, – сказала сама себе девушка. – Стерва она и есть стерва.
Лия положила почту на стол и стянула с плеч пальто. Что делать дальше, она не представляла. Если бы она сейчас была Лией Тодд, то принесла бы кофе, зачитала список дел на день, отчиталась об уровне продаж нового номера и оставила на утверждение список тем для следующего. Чем же занималась, оставшись в своем кабинете, Джейн Лэнгтон, Лия понятия не имела. Девушка села в кресло редактора и положила руки на стол, примеряясь. Затем нажала кнопку селектора и вызвала помощницу в кабинет.
После короткого, чисто формального стука в кабинет вошла Джейн. Она поставила перед Лией чашку кофе (вообще-то Лия любила чай) и присела в кожаное кресло напротив начальницы, сложив на коленях блокнот и ожидая дальнейших указаний.
– Как вчера повеселились? – спросила Лия, не придумав ничего больше.
– Да, – Джейн заметно удивилась, – нормально. Алкоголь, музыка, танцы на барных стойках.… Ну вы знаете.
Лия хотела было возразить, что совсем ничего не знает о танцах на барных стойках, но сдержалась.
– А как ты? Хорошо себя чувствуешь?
Идеальные брови Джейн выгнулись в два вопросительных знака.
– Ну, знаешь, я беспокоюсь о работниках. Они должны хорошо себя чувствовать, чтобы продуктивно трудиться, – Лия решила, что пора перестать пороть чушь и потянулась за кофе.
– Это все мои задания на день? – усмехнулась Джейн. – Хорошо себя чувствовать?
Лия почувствовала себя жалкой и никчемной. Даже несмотря на то, что в кресле руководителя сидела она, расклад «начальник/подчиненный» был явно не в ее сторону. На секунду она даже задумалась о смене помощника.
– Ладно. Как дела в редакции?
– Журнал на верстке. Сегодня к пяти должны будут закончить. Курьер привезет номер вам. Сегодня все подчищают хвосты. Летучка по новому номеру завтра в десять. Сегодня свободный день, – закончила Джейн.
– И что, никому не нужен добрый совет или просто компания главного редактора?
Джейн покачала головой.
– Ладно, спасибо мис… Лия.
Девушка кивнула и вышла из кабинета.
– И какого черта тогда ты таскаешься сюда каждый день, Джейн Лэнгтон?
Лия включила компьютер и запустила интернет-браузер. Может, в сети слышали про то, что случилось с ней? Может, есть какие-то артефакты или целители, в конце концов? Пока компьютер загружался, Лия решила разобраться с почтой. Перебрав ворох документов, девушка добралась до последнего письма. Выглядело оно довольно странно для редакции журнала. Лия перевернула желтый пакет, на котором незнакомым почерком был написан адрес. На обратной стороне черным маркером было написано «Давай сбежим?».
– Быть не может, – выдохнула Лия.
Она скрыла письмо – внутри лежал диск с фильмом «Джейн Остин». Девушка повертела диск в руках, на обратной стороне в тексте краткого содержания уже зеленым маркером было выделено «Сможет ли Джейн отвергнуть ухаживания племянника леди Гришем, пойти наперекор воле родителей и бросить вызов общественным устоям?». В пакете обнаружился еще и телефон. Обычный, новый телефон. Лия повертела аппарат в руках – единственным номером в списке контактов значился «Позвони мне».
– Глупость какая-то, – Лия отложила в сторону телефон и диск. – Я и так натворила дел. Больше не собираюсь.
Для надежности девушка накрыла вещи горой документов и отвернулась к компьютеру. Но черные маркерные буквы не шли у нее из головы. Ей действительно хотелось сбежать. Вернуть настоящую Джейн ее семье, а самой просто взять и исчезнуть.
Девушка бесцельно пролистала несколько интернет-страниц, то и дело, бросая косые взгляды на гору бумаги, под которой покоился телефон.
– Нет, я не буду этого делать. – Лия взяла в руки свой собственный телефон (точнее, телефон Джейн) и набрала номер Джейдена. Тот ответил через пару гудков.
– Привет.
– Привет.
– Просто хотела спросить, как дела?
– Все отлично. Парни в садике, я еду на съемку.
– Ясно.
– Как дела в редакции?
– На удивление, все тихо. Никто не хочет меня убить. И мне даже нечем заняться.
– Ты уверена, что ты на работе? – усмехнулся на том конце Джейден. – Обычно у тебя нет времени даже на обед.
– Я сама не понимаю, что такое, – призналась Лия.
– Ладно, детка, я уже на месте. Увидимся вечером. Люблю тебя.
– И я тебя, – сказала Лия и отключилась.
Полазив еще немного по телефонной книге, Лия так и не решила, кому еще позвонить.
– Черт с тобой, – вдохнула девушка, выгребла из-под документов телефон и нажала на контакт «позвони мне».
Ответ последовал почти сразу.
– Я знал, что ты позвонишь, – вместо приветствия сказал Тео. Лия могла поставить сотню, что он довольно улыбался.
– Я позвонила только, чтобы узнать: ты действительно смотрел «Джейн Остин»? Если да, то я немедленно остановлю верстку журнала и подправлю статью. Мир просто обязан знать о том, что ты ценитель мелодрам.
– Тебе не подорвать мою репутацию. Никто не верит бульварным изданиям.
– То есть ты любитель мелодрам. Что же, это очень мужественно.
– Нет. Я не смотрел «Джейн Остин». Просто это оказался единственный фильм с твоим именем в названии, более или менее подходящий к ситуации.
– К какой ситуации? К твоей?
– Ты боишься.
– Извини?
– Не знаю, конечно, как тебе удалось заморочить мне голову в нашу первую встречу. Ты просто излучала уверенность, что тебе по плечу и полную непоколебимость в своих силах. А вчера ты была, словно, другим человеком. Потерянная, испуганная.
– Все это ты понял за десять минут разговора?
– Я же говорил, что наблюдательный.
– Может, ты ошибся? Вчера я просто была немного уставшей. Будни журналиста выматывают. А на самом деле я, как ты там сказал? Уверенная и непоколебимая?
– Я не ошибся?
– Почему?
– Если бы я был хоть на йоту неправ, ты бы не позвонила.
Лия промолчала.
– Ты молчишь. Это значит, что я прав.
– Это значит, что у меня много работы и больше нет времени на пустые разговоры.
Тео на том конце молчал. Лия уже было подумала, что он отключился, когда мужчина снова заговорил.
– Я хочу дать интервью.
– Но статья про «Hurts» уже выпущена в печать.
– Нет. Не журналу. Тебе. Я хочу поговорить с тобой. Моя история в обмен на твою.
– С чего ты взял, что я захочу слушать?
– Ты журналист. И если бы не хотела, ты бы не позвонила. На Уайтхолл есть хорошая кофейня. Она называется "Белый Кролик". Я буду ждать тебя в семь.
Лия не успела ничего ответить, Тео уже отключился. Девушка отложила телефон и потерла лоб рукой. Она не собиралась идти на встречу с этим самоуверенным типом, который наверняка рассматривает ее как очередную свою фанатку, с которой можно поразвлекаться вдоволь и бросить. Ей было бы интересно, если бы она была Лией Тодд. Но теперь она Джейн Лэнгтон. И она не может.
Весь остаток дня девушка бросала взгляд на телефон, присланный Тео, борясь с желанием «поступить неправильно». В шесть часов она вышла из своего кабинета. Джейн сидела на месте помощницы и рассматривала что-то в красном бархатном футляре. Лия заметила на ее столе обрывок синей упаковочной бумаги – подарок Джейдена, который она так и оставила в ящике стола.
– Хорошего вечера, Лия, – девушка прошла мимо стола помощницы.
– Всего доброго, – сказала ей вдогонку Джейн.
Лия спустилась в подземный гараж. У машины ее ждал Джейден.
– Почему ты не позволила мне подняться? – спросил тот, целуя девушку.
– Вся редакция дразнит нас Джей-Джей, – Лия обошла машину и села на пассажирское сиденье.
– Тебе же всегда это нравилось, – Джейден завел мотор. – Разве нет?
– А еще Лия влюблена в тебя.
– Серьезно?– рассмеялся Джей. – Никогда бы не подумал.
– Ты что не видел, как она на тебя смотрит? Это же очевидно
– Ты ревнуешь?
Лия возмущенно фыркнула. Остаток вечера прошел спокойно. Кажется, девушка начала привыкать к своей новой жизни и даже стала различать Алекса и Сандера. И даже Порши провела весь вечер у ног хозяйки.
И дни понеслись вперед. Лия просыпалась по утрам, видела перед собой комнату Джейн, вставала, будила детей, собирала их в сад, выгуливала Порши, собирала себя на работу, ела завтрак, приготовленный Джейденом, и отправлялась в офис. Где в предновогоднюю неделю творилось что-то невообразимое: они не успевали выпустить журнал к Новому году, Лия носилась от одного отдела в другой, с одной встречи на другую, не успевая даже поесть. Девушка искренне не понимала, как Джейн все успевала. А настоящая Джейн каждый день становилась все тише и незаметнее. Она больше не вставляла свои саркастичные реплики в любое предложение начальницы. Лие казалось, что Джейн словно таяла, истончалась, словно кусок масла, размазанный по слишком большому ломтю. Она тухла в жизни Лии Тодд, и та ничего не могла с этим поделать, но и избавиться от своего дурацкого чувства вины тоже не могла.
– К вам посетитель, – Джейн заглянула в кабинет Лии.
– Если это Стив, то скажи, пусть захватит фотографии, – не отрывая взгляд от бумаг, сказала Лия.
– Это не Стив, – раздался знакомый бархатный голос.
Лия подняла глаза и обомлела.
– Извини, – девушка пришла в себя после секундного замешательства, – я тогда не смогла…
– Я знаю, – Тео присел в кресло напротив нее и снял свои кожаные перчатки. – Я не ждал тебя там. Я знал, что ты не придешь, – спокойно сказал он.
– Ты знал?
– Ты боишься.
Лия покачала головой и снова опустила взгляд на бумаги.
– Ты совсем не знаешь меня.
– Конечно, не знаю. Мы разговаривали всего, от силы, двадцать минут.
– Тогда зачем ты здесь?
– Ты посмотрела фильм?
– Нет.
– Жаль. Я думал, ты дашь мне отзыв.
– Я не собираюсь смотреть его, прости.
– Тогда ты не узнаешь, осмелилась ли Джейн начать жить так, как она хочет, а не как этого от нее ждут.
– Ты тоже не узнаешь.
– Но я уже делал глупости в своей жизни. Делал то, что хочу.
Лия хмыкнула и отложила ручку.
– И это приводило к плохим последствиям?
– Конечно. Чаще всего. Да почти всегда.
– И ты предлагаешь мне рискнуть, чтобы это привело к чему-то ужасному? Не всегда то, чего мы хотим, действительно нам нужно.
– Ты права. Именно поэтому я предлагаю тебе сейчас пойти со мной. Как раз потому, что ты этого не хочешь.
– Мой рабочий день еще не окончен.
– Я сбежал с записи новой песни, – парировал Тео. – Адам меня теперь ненавидит.
– И о чем новая песня?
– О девушке Джейн.
– Ты лжешь.
– Я лгу, – согласился мужчина. – А ты боишься. Ты живешь по чужому шаблону.
– Я несу ответственность.
– Но ты не хочешь.
– Ты не знаешь всего, – устало сказал Лия.
– Давай тогда начнем с того, о чем ты мечтала в детстве? Кем ты хотела стать?
– Мне нужно работать, – Лия снова закопалась в бумажки.
– Твой рабочий день до шести? – Тео посмотрел на часы. – Я подожду здесь, – он уселся на кожаный диван и взял с кофейного столика журнал.
– Слушай…
Лия хотела сказать, что у нее есть муж и двое детей, и ей точно не до интрижек с музыкантами с раздутым самомнением, но вспомнила, что это у Джейн Лэнгтон муж и двое детей, а она Лия Тодд, и она устала. Она чертовски устала.
– Я хочу сбежать, – сказала девушка.
Тео победно улыбнулся.
– Твой рабочий день до шести, – напомнил он. – Еще три часа.
Лия кивнула и, написав Джейдену смс, что сегодня задержится, вернулась к работе.
– За нами сейчас не увяжется толпа фанатов? – с опаской спросила Лия, выходя вслед за Тео из машины.
– Нет, – ответил тот, надвигая на глаза кепку. – Но если что, мы всегда можем от них убежать.
– Ладно, – согласилась Лия.
Они шли по широкой аллее парка. Снег приятно хрустел под ногами, а вечерние огни освещали путь.
– Почему мы здесь? – спросила девушка. – В смысле, это довольно жутко. Ты и я в пустом парке.
– Думаешь, я тебя убью?
– Ты похож на маньяка – ты прислал мне странный диск и телефон с номером «позвони мне».
Тео рассмеялся. Громко, искренне, заразительно. И Лия невольно подхватила его смех.
– Никогда не думала, что буду гулять в Центральном парке с мировой звездой, – призналась девушка.
– Никогда не думал, что стану мировой звездой, – ответил Тео. – Знаешь, это было здорово в начале. Эфиры, внимание прессы, фанатки и прочее, ну, знаешь…. А потом я понял, что людей, вообще-то интересует больше, с кем я сплю, нежели, что я думаю о том, как помочь голодающим детям Африки.
– Но это нормально. Зрители любят глазами и ушами. Всем хочется смотреть на красивую картинку и слушать приятный голос. Им нужно что-то, что бы отвлекало их от проблем, а не заставляло думать над ними.
– В этом все и дело, – Тео остановился и глубоко вдохнул промерзший вечерний воздух. – Когда мне было восемнадцать, я, как и все подростки, хотел, чтобы меня заметили, с моим мнением считались. Потому что мне казалось, только я один, ну и группка моих единомышленников – только мы мыслим в корне верно, а весь мир ошибается. Наверное, поэтому и появились Daggers. Сейчас, по-моему, мир по-прежнему не прав, и вроде бы меня все видят, но никто так и не слышит. Это замкнутый круг. Рано или поздно ты начинаешь писать важные вещи, тебе кажется, что важные, но они хранятся стопками в твоем столе, потому что никто не захочет думать о них, включая радио в обед. И ты больше не делаешь, что ты хочешь. Ты несвободен даже в собственной музыке.
– Не ты ли мне говорил, – Лия зачерпнула в ладонь немного снега, – что решения намного проще, чем кажутся. Если ты не можешь разорвать круг, выпрыгни из него. Уйди туда, где ты будешь свободен. Все просто. Разве нет?
Тео усмехнулся и, сняв кепку, зачесал волосы назад.
– И кто из нас боится? – усмехнулась Лия.
– Туше, – признал Тео.
– Так чего боится Тео Хатчкрафт? – Лия подошла к мужчине ближе. – Потерять фанатов, потерять известность? Деньги? Гордость из-за того, что сдался? Что мешает запрыгнуть в корвет и ехать навстречу солнцу? – она говорила, подходя все ближе и ближе, пока не оказалась совсем рядом. Протяни руку и можно коснуться ледяной от ветра кожи.
– В корвете слишком много места для одного, – Тео поднял руку, чтобы заправить Лие выбившуюся прядь волос.
– Одиночество, – догадалась Лия. – Мне не нужна эта жизнь….
– Мне просто нужно, чтобы было за кого умереть, – подхватил Тео.
Лия почувствовала его дыхание на своей щеке.
– Почему я? Неужели вокруг тебя мало женщин?
– Мне захотелось умереть за тебя, – Тео двинулся вперед, находя губы Лии.
Девушка закрыла глаза, позволяя ему целовать себя. И именно это было правильно. Неприемлемо с точки зрения Джейн Лэнгтон, которую дома ждал муж и дети, но чертовски правильно со стороны Лии Тодд. У Джейн был Джейден, а у Лии не было ни кого, чтобы было за кого умереть.
– Теперь твоя история, – Тео отстранился, опаляя кожу Лии горячим дыханием.
– Я живу не своей жизнью,– просто ответила Лия. – Моя настоящая жизнь казалась мне полным отстоем – серая и однообразная. И я была идеальная для нее – такая же серая. Я даже не решалась надеть на работу что-то, кроме серого цвета. И я подумала, что если стану кем-то другим, если люди увидят меня кем-то другим, все станет проще.
– Не стало? – Тео обхватил лицо девушки ладонями.
– Не стало, – Лия прикрыла глаза, ощущая тепло от чужих прикосновений.– Все перестали видеть меня настоящую. Меня больше нет. Я все испортила. Просто потому что побоялась бороться со всей серостью в своем сером мире. И теперь я не могу делать, что хочу. Я тоже в центре замкнутого круга.
– В моем корвете есть пассажирское сиденье, – сказал Тео. – Оторвем поводья от старых стальных оград….
– Я не знаю этой песни, – призналась Лия.
– Будем жить как лошади [3], – подсказал Тео.
– Звучит довольно странно, – усмехнулась девушка.
– Возможно, не самая лучшая аллегория, – признал музыкант. – Но какой полет мысли.
– О боже, твое самомнение имеет границы?
– Определенно, – кивнул Тео. – Но я пока их не нашел.
Лия рассмеялась и прижалась к мужчине, пряча лицо у него на плече.
– Я снова хочу быть собой, – тихо сказала она.
– Мы могли бы открыть небольшую пекарню где-нибудь в маленьком городке. Сменили бы имена. Бони и Клайд звучит здорово.
– Но не очень оптимистично, – заметила Лия. – Здесь холодно.
– Моя квартира в соседнем квартале, – пожал плечами Тео.
Лия отстранилась и покачала головой.
– Поверить не могу. Ты это планировал.
– Ты не можешь этого доказать, – невинно ответил Тео.
– Но я могу уйти, – настаивала девушка.
– Можешь, – согласился Тео. – Но не хочешь.
– Не хочу. Мне кажется, здесь и сейчас я – снова я. Не Джейн Лэнгтон, а я.
– А я чувствую себя глупым подростком на первом свидании, – фыркнул Тео. – Ты только посмотри, мы стоим посреди Центрального парка.
Лия рассмеялась и, зачерпнув немного снега, швырнула его в мужчину. Тео смешно открыл рот, охнув, когда холод пробрался к нему за шиворот.
– Ты играешь с огнем, – предупредил он, набирая полные руки снега.
– Нет, – Лия, не переставая смеяться, замотала головой, отступая назад. – Ты не сделаешь этого.
Вместо ответа Тео подхватил Лию, и вместе с ней завалился в огромный сугроб. Лия попыталась подняться, но мужчина держал крепко. Все ее попытки привели только к тому, что Тео оказался полностью обсыпан снегом. Лия замерла и снова громко рассмеялась, откинувшись на спину.
– Я уже говорил про подростков? – вытирая лицо, спросил Тео.
– Да, – кивнула Лия, вглядываясь в темное небо.
– Все в порядке, – Тео кивнул каким-то прохожим, которые вероятно решили, что у них возникли проблемы.
– Здесь совсем нет звезд, – разочарованно протянула Лия, не сводя глаз с неба.
– Мы поедем на север, – предложил музыкант, – остановимся где-нибудь посреди поля, и всю ночь будем смотреть на звезды.
– Да, – решила Лия.– Да, мне нравится. Если, конечно, мы не заболеем менингитом после сегодняшнего, – девушка отряхнула снег со своего пальто. – Нам нужно в тепло.
Тео молниеносно поднялся и протянул Лии руку.
– Только мы входим через черный вход, – предупредил он по пути к машине. – Фанаты как-то прознали мой адрес и теперь периодически дежурят у дверей.
В квартире Тео было тепло и пахло корицей. Лия хотела спросить, почему именно так, но потом передумала. Ей не хотелось знать все сразу. Ей нравилось узнавать этого мужчину по капле, растягивая знакомство как можно дольше. Они узнавали друг друга каждую минуту, хотя было чувство, что знакомы не меньше сотни лет. И это было главным – Тео узнавал Лию Тодд, а не слепо шел за Джейн Лэнгтон.
– Здесь довольно мило, – сказала Лия, проходя в квартиру-студию.
– Я здесь бываю довольно часто, но в основном живу за городом, – Тео протянул Лие сухой свитер, кивая на ее промокшее платье.
Лия благодарно приняла его.
– Ванная прямо и налево, – словно прочитав ее мысли, сказал музыкант.
Через десять минут они сидели на огромной кровати Тео, повернувшись к окну, открывающему вид на ночной Лондон. Лия грела ладони о фарфоровые бока чашки, а Тео гонял по стакану виски кубики льда.
– Это довольно странно, – тихо сказала Лия, – сидеть в квартире парня, с которым знакомы в общей сложности несколько часов, да еще участником группы, у которой недавно брали интервью.
– Неисповедимы пути, – философски изрек Тео.
– Так, а что ты загадал под первой звездой?
Тео молчал несколько минут, и Лия уже не надеялась получить ответ, когда он заговорил.
– Новые ботинки.
– Серьезно? Ты загадал новые ботинки?
– Я могу купить их когда угодно, но мне нравится верить в чудо. Кто знает, может однажды они свалятся на меня с неба. Как раз моего размера.
– Я хочу, чтобы у нас была красная машина.
– Это пошло, – скривился Тео. Он оставил виски на пол и растянулся на кровати позади Лии, устроив ладонь у нее на спине.
– Но это так в стиле историй с побегами, – Лия тоже отставила свой чай, к которому так и не притронулась, и легла рядом с Тео.
Они лежали лицом к лицу. Ладонь Тео лежала прямо на солнечном сплетении Лии, и девушке казалось, что она чувствует исходящее от нее тепло. Лия не знала, сколько они так пролежали, минуту или час, прежде чем Тео поднялся на локте и накрыл ее губы своими. Лия обвила его шею руками, притягивая ближе. Широкие ладони Тео отглаживали ее бока, пока он сминал ее губы, кусал и тут же зализывал это место. Лия подняла руки вверх, позволяя ему снять с нее собственный свитер. Губы Тео спустились ниже по шее девушки, оставляя мокрые следы: по ключицам, ниже, по груди, до впадинки пупка. Лия судорожно вздохнула, чувствуя по всему телу мелкую дрожь. Воздух холодил оставленные на ее коже метки, а горячие губы Тео посылали локальные взрывы в каждую клетку тела, которой касались. Лия закусила губу. Тео вдруг оторвался от изучения ее тазовых косточек. Его лицо оказалось на одном уровне с ее.
– Не молчи, – прошептал он, царапая кожу проступающей щетиной.
Его ладонь прошлась по внутренней стороне бедра Лии вниз-вверх, поднялась на живот и опустилась ниже. Лия тихо застонала, а Тео довольно улыбнулся. Лия совершенно потерялась в своих чувствах и мыслях – были только губы Тео, его руки, его голос, нашептывающий ей что-то о звездах и красном кадиллаке. Лия не заметила, как на Тео не осталось одежды, под пальцами горела мягкая кожа, внизу живота тянуло, а воздух в комнате стал густым и липким. Тео хрипло дышал, все еще оттягивая основной момент, словно ждал чего-то особенного. Лия царапала его спину короткими ногтями, попеременно прося то прощения, то большего. А он продолжал свою невообразимую пытку губами и руками. И когда Лии стало казаться, что она просто умрет от этого, все тело пронзило яркой вспышкой сладкой боли, и ей показалось, что она увидела звезды на темном лондонском небе.

_____________________________________________________________________________
[3] – Отсылка к песне «Live Like Horses» группы Hurts (Elton John cover)








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Фанфики о реально существующих личностях (RPF) | Добавил (а): berty (26.01.2015)
Просмотров: 357

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн