фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 04:09

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Katekyo Hitman Reborn

  Фанфик «Когда плачут цикады.»


Шапка фанфика:


Название: Когда плачут цикады.
Автор: Naina_
Фандом: реборн
Персонажи/ Пейринг: Бьякуран, Шоичи.
Жанр: повседневность с претензией на психологию
Рейтинг: пг
Размер: миник
Статус: закончен
Дисклеймеры: Амано
Размещение: спросить


Текст фанфика:

Когда ему принесли кольцо Марэ, он нисколько не удивился. Он даже честно признался, что обязательно затеет что-нибудь веселое — мировую войну или что-то в этом роде.

Если бы Червелло умели удивляться, они бы обязательно это сделали — улыбка Бьякурана не была безумной, однако мысленно девушки сделали заметку, что он однозначно немного не в себе.

Джессо видел их насквозь, как и всех людей вокруг — бездельников-одногруппников, скучных профессоров и милого Шо-тяна. Он улыбался, кивал, выслушивая неэмоциональные речи девушек в темных плащах, прикрывал глаза от слепящих лучей закатного солнца.

Он почему-то знал, что так и будет.

Червелло отдали Бьякурану кольцо и поспешно скрылись за воротами университета, оставляя после себя странное ощущение умиротворения и легкой неопределенности. Джессо задумчиво повертел кольцо в руке, положил во внутренний карман куртки и пошел в кафе на соседней улице.

То был конец мая, теплые вечера которого так и тянули на улицу — насладиться ароматом наступающих сумерек и свежей листвы. Людей на узких пешеходных дорожках было мало — все разъехались со своими семьями на курорты, а студенты уже несколько часов как отмечают конец очередной рабочей недели.

Бьякуран не любил шумных компаний и крепкой выпивки; так же он не любил вообще что-либо так неэлегантно отмечать, предпочитая провести вечер в компании уставшего Шоичи или наедине с собой.

Парк, в котором находилось небольшое кафе, встретил его приглушенным стрекотом цикад и прохладной тенью раскидистых каштанов. В самом помещении было полно народу, и поэтому, наскоро заказав кофе и булочку с корицей, он вышел на воздух и присел на деревянную скамейку поодаль.

Было спокойно.

Умиротворение тихого майского вечера расслабляло, погружая в дрему, а запах кофе и корицы почему-то напоминал о родной Италии, куда он и вернется после успешной сдачи выпускных экзаменов.

Бьякуран усмехнулся вслед пролетающей мимо цикаде, отпивая кофе и прикрывая глаза.

Всего каких-то полтора месяца и он вернется к еще более скучной и монотонной жизни. Через полтора месяца, а то и раньше, они с Шо-чаном попрощаются в последний раз.

Стакан с кофе опустел после третьей пролетевшей мимо цикады; после пятой в голову Бьякурана вернулись мысли. Он выбросил мусор, изящным жестом взглянул на наручные часы — без четверти восемь. Пора возвращаться.

***

— Тадаима, Шо-чан.

В их комнате всегда закрыты окна и царит постоянная духота. Прохладно, разве что, в ванной — горячую воду у них отключили два дня назад, и запах сырости все сильнее закреплялся между светлыми плитами кафеля.

— Окайри.

Он опять сидел, сгорбившись, за компьютером, что-то проектируя и высчитывая. Как будто цифры могли иметь настолько важное значение.

Джессо снял куртку, положил ее на кровать и подошел к Ирие, поглядывая на монитор.

— До сих пор пишешь эту работу?

Он кивнул, тускло сверкнув очками в свете экрана. Бьякуран положил руки ему на плечи, расправляя спину. Раздался едва слышный хруст; Шоичи прищурился, вздрагивая.

— Ара-ра, прости, — виновато улыбнувшись, произнес он. Ирие повернулся к нему лицом, отвел взгляд в сторону.

— Тебе тоже нужно бы закончить выпускной проект, — улыбнулся, едва-едва... — или хотя бы начать...

Бьякуран рассмеялся. От души так — звонко, аж легкие сводило.

В этот момент его наполняло странное ощущение — как будто кольцо, лежащее во внутреннем кармане темной куртки, постепенно поднимало его на новую ступень. Джессо отчетливо понял — он уже не студент, еще не Бог, но восемь триллионов его жизней будут не такими ужасными в своей монотонности.

Шоичи смотрел непонимающе; почему-то его глаза странно блестели за стеклами очков. С лица Бьякурана мгновенно сползла улыбка.

— Ты расстроен, Шо-чан?

— Бьякуран...

Он вздрогнул, в упор глядя на собеседника, покачал головой.

— Может, помочь тебе с проектом? А то ты и не возьмешься до последнего дня, — Шоичи до сих пор думает, что за его жестом поправления очков не заметно, как он отворачивается, — Сдача уже...

— Шо-чан.

Молчание растянулось чуть ли не на минуту — Джессо улыбался, Ирие забывал дышать. Солнце почти село.

Бьякуран думал — сказать ли ему о кольце, о планах на будущее, о двух девушках в темных плащах?.. Но у Шоичи был слишком испуганный взгляд.

— Сегодня в том кафе, что в парке, были такие вкусные булочки... Ты же любишь корицу? Ты просто обязан попробовать их!

Они улыбнулись друг другу, Шо-тян неуверенно кивнул и пообещал сходить в кафе следущим утром.

***

Утро выдалось прохладным и сырым — асфальт дорог только-только начал высыхать после ночного дождя. Запах озона медленно растворялся в воздухе, на траве поблескивали прозрачные капли. Шоичи ежился при порывах прохладного ветра; Бьякуран же, нагло издеваясь, стряхивал на него капли с небольших деревцев по краю дороги. Шоичи ежился еще сильнее, обиженно бормотал что-то, но после пары извинений сквозь смех уже улыбался вместе с Бьякураном и жаловался на мокрые волосы и запотевшие очки.

Парк был пуст и тих — без привычного стрекота цикад исчезло очарование мая и весь уют тени под каштанами. Скамейки были мокрыми, а в помещении сидеть не хотелось, поэтому, купив поскорее булочек и кофе, они пошли обратно.

Небо все сильнее заволакивало тяжелыми серыми облаками, снова накрапывал дождь. Когда парни вошли в комнату, послышался первый раскат очередного майского грома.

Шоичи сильно нервничал и просил не включать свет; Бьякуран смеялся над ним и жаловался, что ничего не видит.

Они сидели на кровати, пили остывший кофе и обсуждали всякую ерунду. Пахло корицей и теплым хлебом; дождевые капли стучали по стеклу.

Бьякуран умиленно улыбался, когда, при очередном раскате грома, Шоичи непроизвольно вздрагивал и прижимался к нему. Джессо начинал смеяться и Ирие, краснея и бормоча извинения, отодвигался на другой конец кровати. Повторялось это ровно пять раз, пока Шоичи не укутался в плед и, вроде, успокоился.

Кофе закончился, пустые упаковки со слоеными крошками внутри лежали на столе. Дождь утихал.

Они молчали, вслушиваясь в мелодию погоды и мечтая раскрыть друг другу все секреты и опасения; Ирие боялся будущего, воспоминания которого сопровождались жуткой головной болью, — Джесоо все еще не решил, просвещать ли его пугливого Шо-тяна в подробности вчерашнего дня.

— Бьякуран.

Он повернулся на тихий неуверенный голос. Шоичи смотрел прямо перед собой — в пустоту — и теребил футболку под пледом.

— М?

— Где ты был вчера?

Ирие произнес это таким извиняющимся тоном, как будто это именно он пропал на весь день никого не предупредив. В его голосе было столько безнадежной тоски, словно он знал, что его лучший друг весь вчерашний день провел, путешествуя по параллельным мирам.

Бьякуран не хотел врать. Он тихо вздохнул и перевел взгляд на противоположную стену. Он не улыбался.

— Я знакомился со своим будущим.

Шоичи, почти судорожно, выдохнул и начал мелко трястись, пытаясь укрыть пледом свою дрожь.

— Тебе нехорошо, Шо-чан?

Бьякуран придвинулся к нему, осторожно дотронулся губами до лба. Взгляд приобрел некую осмысленность, дрожь унялась.

— Ты бледный, но температуры нет.. Может...

— Бьякуран!

Они смотрели глаза в глаза: Джессо — удивленно-встревоженно, Шоичи — яростно-извиняясь. Они ждали продолжения.

— Что такое, Шо-чан?

Ирие просящим взглядом посмотрел в почти искренне непонимающие ситуацию глаза цвета ранней сирени, бессильно опустил руки и прислонился спиной к прохладной стене.

— Нет... Ничего. Извини, пожалуйста.

Молчание никто не нарушал.

На тридцать седьмой секунде сверкнула молния — Шоичи сжал шерстяную ткань в ладонях, зажмурился.

На тридцать девятой он оказался в объятиях самого странного и дорогого ему человека во всех мирах.

***

Бьякуран вышел из комнаты, аккуратно закрыл дверь на ключ.

Кто же знал, что Шоичи настолько перенервничал, что отключился с раскатом грома прямо на его плече? Бьякуран тогда усмехнулся, обнял своего Шо-тяна покрепче и уложил его на кровать, укрыв двумя одеялами.

Небо уже было голубым, а серые тяжелые облака постепенно светлели; некоторые из них уже были белыми и легкими. Над парком изогнутым полукольцом висела бледная радуга.

Бьякуран улыбнулся солнцу, тускло поблескивабщему из-за туч и облаков, и пошел туда, где под тихой тенью каштанов стрекочут цикады и витает аромат кофе с корицей.

В парке было сыро, пахло озоном и мокрым асфальтом; были слышны редкие голоса птиц и обрывки разговоров персонала кафе. В остальном — пустота и тишина.

Все скамейки блестели от капель дождя; присесть было некуда, и Джессо решил просто пройтись по мокрым асфальтовым дорожкам.

Он шел, засунув руки в карманы и улыбаясь — почти машинально, почти без чувств. Почти — потому что при случайных мыслях о зефире, спящем Шо-тяне, грозе и кофе с булочками она теплела и выходила более живой. Почти — потому что кольцо все еще лежало во внутреннем кармане куртки. Почти у сердца, почти в нем самом.

Цикады не стрекотали, и уют вчерашнего дня и мая потухал с каждой каплей, упавшей с зеленого каштанового листа на темно-серый асфальт, деревянные скамейки и растрепанную белоснежную шевелюру.

Почему-то небо прояснялось, а какой-то невидимый груз все сильнее давил на него, заставляя улыбаться все приторнее и непроизвольно прижимать руку к левому легкому, к сердцу, к кольцу — ощущая его силу.

Бьякуран пока еще ни разу не доставал небесное Марэ из кармана. А может, он просто уснул в парке чудесным майским вечером и все волнения — его, Шо-тяна — были выдумкой?

Просто игрой?..

Он пока ни разу не одевал кольцо. Не боялся. Просто знал — еще не время. В конце концов, он уже делал это восемь триллионов раз.

Он смотрел на солнце и почему-то вспоминал Шо-тяна; хотя общим у них был, разве что, цвет волос и закатных лучей.

Бьякуран взглянул на идеально круглый тусклый диск на фоне серо-голубого неба.

Не греет.

***

Он тихо повернул ключ в замке, тихо зашел в комнату. Солнце снова скрылось за тучами; в комнате потемнело.

— Тадаима, Шо-чан. — едва слышным шепотом.

Он стоял, ждал ответа. Знал, что не спит.

— Окайри, — хрипловатым голосом, — Бьякуран...сан.

Джессо не отреагировал. Улыбнулся только — сладко-сладко, как будто Шо-чан не самый дорогой ему человек.

— Как спалось?

— Красочно.

Бьякуран присел на край кровати. Шоичи сидел, обняв руками колени и уткнувшись в них лицом. Голос его был приглушенным.

— Что же тебе снилось?

Джессо уже начинало тошнить от собственного тона — ведь в него хотелось вложить какие-нибудь добрые нотки светлой грусти, а не эту патоку издевок.

Ирие молчал. Бьякурану даже внезапно показалось, что он всхлипнул.

— Руины Нью-Йорка. А потом Намимори. И еще каких-то городов, — он впился в шерстяной плед, да так, что костяшки пальцев побелели. — А я был посреди всего этого кошмара.

Бьякуран подсел ближе, посмотрел на него, склонив голову набок. Выражение его лица стало удивленно-серьезным.

Он ведь тоже это видел.

— Если Шо-тяну приснился плохой сон, он ведь просто может включить свет и забыть о нем, так?

Шоичи приподнял голову и и посмотрел на Бьякурана. Его глаза снова странно блестели; в них также читалось странное бессилие.

— Хочешь, я включу свет?

Он опять улыбается. Но улыбка-то не его, совсем не та, что раньше. не та, что вчера.

Шоичи закрывает глаза, опускает голову, разжимает пальцы. Он будет совершенно беспомощен в новом мире, который создаст новый Хранитель небесного кольца Марэ.

— Нет, не нужно.

Бьякуран, едва касаясь, провел пальцами по волосам Ирие и с виноватым видом положил руку на его плечо.

— Бьякуран-сан, что будет с нами через пять лет?

— Страшные сны на тебя плохо влияют.

Шоичи неуверенно взял руку Джессо в свою и сжал — крепко-крепко — словно не желая отпускать. Потом поднял голову и посмотрел ему в глаза.

Почему-то, глядя на Ирие, Бьякурану становилось теплее: на душе, у самого сердца, которое замораживал металл его кольца.

Понял. Шоичи и есть Солнце, поэтому у них и нет ничего общего.

Он улыбнулся, тепло-тепло, чтобы согреть его в ответ.

По кровати, стенам и рыжим волосам скользнули мягкие лучи заката. Май вернулся в их сердца.

— Все будет хорошо, Шо-тян.

***

Был уже поздний вечер — последние отблески света скрылись за покровом ночи, и только редкие звезды ярко светили по следам дневной радуги.

Бьякуран шел в парк — это, наверное, уже стало своеобразным ритуалом. Его успокаивал сладковатый запах булочек с корицей, витающий там в любое время дня и года; почему-то так и хотелось прямо посреди ночи притащить сюда сонного теплого Шоичи и обсуждать всякую ерунду до самого утра.

Джессо улыбнулся, прищурился слегка. Шо-тян бы непременно уснул на его коленях.

Но сейчас он пришел сюда не просто так — это место обещало стать неким алтарем. Для чего — он пока и сам не знал, но был твердо уверен, что пришел не зря.

Было тихо; лишь ветер изредка покачивал верхушки каштанов да шелестел молодой листвой. Запах дождя и озона до сих пор витал в воздухе — даже казалось, что немного грозового электричества осталось в пределах этого парка; оно заставляло воздух слегка потрескивать от напряжения и ожидания.

Бьякуран ощущал это, улыбался, но все еще ждал, просто стоя посреди поляны.

Он достал кольцо, положил его на ладонь. Серцевина блеснула ярким рыжим огнем — почти таким же, как волосы у Шо-тяна. Бесцветный камень теперь сиял, отбрасывая торжественные блики на серебряные крылья рядом. Металл теплел, хоть руки у его владельца были холодными и немного дрожали.

Когда кольцо сверкнуло последним, самым ярким лучом Небесного Пламени, Бьякуран почувствовал, что в его руке лежит что-то такое, что принесет ему немало проблем и веселья. Он чувствовал жар, ослепительный свет и жжение в глазах; правую ладонь немыслимым грузом начало притягивать к земле. Вдруг стало так тяжело, будто его душило его собственное пламя.

У него стрельнуло в шею; он вспомнил, что у Шо-тяна температура и он просто шел к врачу в соседний корпус. А кольцо опутывало странными невидимыми паутинками, придавливая к земле и желая обладать своим новым хозяином.

Бьякуран резко дернулся, услышав гул встревоженных цикад и прогоняя наваждение.

Он вздохнул, закрыл глаза и одел кольцо.

Он знал — цикады плакали, провожая его к приболевшему Шо-тяну и желая больше никогда не пускать в свои владения человека со столь отвратительным смехом и слишком сладкой улыбкой.

Бьякуран развернулся, засунул руки в карманы и ушел. Он знал, что Шоичи уже не понадобится врач; он знал, что теперь всегда будет улыбаться; он знал, что даже если уничтожит всю планету этот парк будет жить.

Он еще долго слышал плач цикад, пока неторопливо шагал к своей комнате. в которой постоянно царит духота. Он знал, что его сосед еще — или уже? — не спит.

Бьякуран решил подарить ему кольцо Солнца, чтобы он никогда не болел.

В комнате горел свет, было открыто окно и Ирие, завернутый в шерстяной плед, сидел за столом и смотрел на звездное небо. Он слегка вздрогнул, услышав тихий скрип двери.

— Тадаима, Шо-чан~
Поделиться…








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Katekyo Hitman Reborn | Добавил (а): Naina_ (05.02.2012)
Просмотров: 1386

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн