фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 00:48

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Sailor Moon

  Фанфик «Один вздох до рассвета. | Глава 1. Тени минувшего.(Ч.2)»


Шапка фанфика:


Название: Один вздох до рассвета
Автор: Aleteya Levkora
Фандом: Sailor Moon
Бета: автор.
Рейтинг: G
Пейринг: Серенити/Эндимион (Усаги/Мамору), сенши/лорды.
Персонажи: Они же + Хронос, Селена, аутеры, Луна, Артемис, Берил, и Гелиос.
Жанр: Повесть, романтика, ангст.
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: И, как всегда, простите за занудство и малое количество экшна ;-)
Рейтинг: G.
Размер: Макси.
Содержание: Как известно, будущее, даже заранее предначертанное - вещь относительная. И светлое будущее может оказаться не так уж и светло. И справедливость далеко не всегда гарантирует счастье. И на самом деле нужен всего лишь еще один шанс, право свободного выбора, право сражаться за свою любовь и счастье. Что значит тьма? Что значит смерть? Что значит время? Ничто - перед любовью. Ведь сенши, как известно, никогда не сдавались. А лорды Земли никогда не проигрывали...
P. S. Хеппи-энд гарантируется.
Статус: в процессе написания.
Дисклеймер: все персонжи принадлежат уважаемой Наоко-сенсей.
Размещение: с разрешения автора.


Текст фанфика:

Тень вторая: Шестнадцать лет спустя.

…Это был день нашего конца. И день начала. День нашего поражения – и нашей победы.

(Из воспоминаний леди Рейаны, принцессы Дома Марса.
«История Серебряного Тысячелетия», библиотека Хрустального Токио)

В дворцовом саду Серебряного Тысячелетия властвовал сонный золотой полдень. Теплый ветер лениво шелестел ветвями деревьев, тяжелыми от цветов – на Луне всегда что-то цвело. Солнечные лучи рассыпались огненными каплями в брызгах фонтанов, те звенели тихо и мелодично, перекликаясь с четырьмя оживленными девичьими голосами.
– …И-и теперь два шага вправо, один маленький шаг назад… так… и и-изящный реверанс. Я сказала «изящный», Рей, а ты падаешь, будто каблук сломала!
– И я его точно сломаю, если и дальше буду такие вензеля ногами выписывать! Может, вы там на Венере от нечего делать каждый день придворные менуэты танцуете, а у нас на Марсе…
– Да знаем мы, знаем, как там у вас на Марсе! Но сейчас мы на Луне, и вечером нам четверым открывать бал. Стыдно будет спотыкаться…
– Золотые слова, Лита. Так что тренируемся, девочки, тренируемся!
– Мина, бессовестная, тебе легко говорить, ты этим с младенчества только и занималась! И тебе станцевать так же просто, как… как вон Ами древнеплутонский выучить!
– Ну, его не так сложно учить, на самом деле… Главное, выявить базовые семантические структуры. Древнеплутонианский диалект формируется по принципу пиктографического письма…
– АМЕЛИЯ!!!
– Ой, простите, девочки, я увлеклась…
– Ты бы лучше искусством придворного флирта увлеклась, умница ты наша, а то до сих пор от каждого комплимента краснеешь, Зойсайт с тобой замучался.
– Это ты преувеличиваешь, Лита. Мы с Зоем и без флирта легко находим общий язык.
– Не древнеплутонский, надеюсь?
– Мина, злюка, язык прикуси!
– Да ну вас, девочки, я ж любя…
– А вот мой Нефрит, – вздох – мой Нефрит только и делает, что флиртует. Со всей женской половиной человечества…
– Не грусти, Лита, это он в дипломатических целях. Смотрит-то он только на тебя!
– А ты откуда знаешь?
– Сама видела.
– Да ты, Мина, только Кунсайта и видишь…
– Лита!!!
– Хватит, девочки, Мина тут права. Лорд Нефрит – судьба нашей Литаны, тут уж ничего не попишешь.
– А ты откуда это знаешь, Рей?
– Мне Священное пламя Марса поведало.
– А про тебя и лорда Джедайта оно тебе ничего не поведало?
– А вот это, Минория, уже секрет!
– Да ну какие между нами могут быть секреты, девочки, мы ж тут все свои. И никто не о чем не проговорится, даже такая болтушка, как Серенити. Кстати… а где Серенити?
– Дрыхнет и сотый сон видит наша Серенити. Вчера полночи по амулету с Эндимионом ворковали…
– А это тебе тоже твое пламя поведало, а, Рей?
– Нет, мои уши! У нас комнаты соседние…
– Девочки, мы, кажется, отвлеклись.
– Золотые слова, Ами! У нас еще несколько часов до бала, а протокольный танец не выучен. Так что тренируемся, девочки, тренируемся!
– Амелии легко говорить, она уже давно все выучила. А ты, Мина, сама потренируйся, покомандуй – и станешь форменная Берилл!
– Рей, за что ты так Берилл… Ей до нашей Мины далеко.
– Ах, вот вы как, лентяйки! Вот ты, Лита… или ты, Рей – вы хотите сегодня вечером перед всеми гостями с Системы в бальном зале растянуться и ноги своим кавалерам переломать? А виноват кто будет, а? Минория будет виновата, как всегда, что не уследила…
– Ладно, Мина, не обижайся. Давайте уже… – дружный вздох – тренироваться, что ли…
– Да вы не унывайте, барышни, нам всего одиннадцать фигур выучить осталось!
– ЧЕГО?! Ты говорила, семь!
– Ну… это я в педагогических целях.
– А давайте-ка, девочки сейчас возьмем одну фигуру – не будем говорить чью – и во-о-он в тот фонтанчик макнем. В педагогических целях…
– Эй, эй, дамы, вы чего?! Мы титулованные особы, нам нельзя себя так вести! Ами, скажи им!
– Девочки, в самом деле…
– Да ладно, Мина, мы ж любя!..
…Дружный девичий смех рассыпался по безмятежному парку. Ветер колыхал легкие узорные фонарики, развешенные к вечернему торжеству. Сладко пахли цветущие яблони. Жизнь была прекрасна.
Высоко в темно-синем небе, где даже в полдень видны были звезды, висел пестрый, в белых завитушках облаков, шар Земли. Он был окружен тонкой мерцающей вуалью атмосферы.
По ее переливчатой голубизне медленно ползла туманная грязно-бурая дымка.
И ее становилось все больше.

Королева Белой Луны неподвижно стояла у окна, выходящего в сад и прислушивалась к звонким голосам своих юных воительниц. Закрыв глаза, она подставила лицо солнцу, позволив его лучам щекотать ресницы и щеки. Селена впитывала в себя последние мгновения безмятежности.
– Ваше Величество.
Луна, как всегда, появилась совершенно бесшумно. Ее кошачья природа хронически не терпела обуви, поэтому даже в человеческом облике точеные ножки Первой фрейлины касались пола так же мягко, как и бархатные кошачьи лапки.
Сейчас она была явно встревожена: ее идеально – волосок к волоску – уложенные локоны топорщились в стороны, будто наэлектризованная шерсть, а в фиалковых глазах мерцали нервные золотые искорки. Но голос ее оставался безупречно спокойным и вежливым.
– Прибыла Леди Пеллар с последними новостями с Земли, Ваше Величество.
Не открывая глаз, Селена чуть повернула к ней голову:
– Наши опасения оправдались? – спросила она мягко, как всегда.
– Наихудшие, Ваше Величество, – в безукоризненно ровном тоне Луны появилась едва заметная дрожь.
Помедлив несколько секунд, королева резко повернулась к ней и открыла потемневшие строгие глаза.
– Значит, решено. Собери Хранительниц Внешнего круга планет. В Малом зале Совета через семь минут. Тебя я тоже там жду. Больше медлить нельзя.
– Да, Ваше Величество, – севшим от волнения голосом прошелестела Луна и беззвучно исчезла.
Селена еще пару минут постояла у окна, прислушиваясь к шепоту листвы, журчанию фонтанов и беззаботному девичьему смеху, доносящемуся из парка. Между ее безупречно ровных бровей, пересекая белый знак полумесяца, легла едва заметная тень.

… Малый зал Совета утопал в тишине и солнце. Эта небольшая идеально круглая комната под центральным куполом была, пожалуй, самым изолированным помещением во дворце. Резные стены из знаменитого на всю Систему белого селенита имели цвет матового жемчуга и идеально поглощали звуки и световые блики, создавая атмосферу полной отрешенности от внешнего мира. Этому способствовало также и то, что в зале не было ни одного окна – весь свет проникал через фигурные прорези купола и золотым кружевом клубился наверху, наполняя пространство ровным, без теней, млечным сиянием.
Единственной обстановкой были девять полупрозрачных опаловых колонн и девять разноцветных кресел в простенках между ними. Над каждым был вырезан символ соответствующей планеты.
Сейчас занято было только четыре кресла из девяти.
Хранительницы и принцессы Внешнего круга планет терпеливо ожидали свою королеву, и это ожидание становилось все тягостнее с каждой секундой. Обычай запрещал им вести разговор до начала Совета, поэтому девушки молча переглядывались, чувствуя нарастающую тревогу.
Аквамариновые глаза воительницы Урана нервно поблескивали, и она нетерпеливо постукивала сапожком (туфель она не выносила) по роскошному мозаичному полу, незаметно комкая пальцами правой руки край длинной золотистой мантии, полагавшейся к ее парадному наряду. Левая рука была сцеплена с рукой ее вечной спутницы, принцессы Дома Нептуна. Та выглядела абсолютно безмятежной, пышные темно-синие складки бального платья были расправлены вокруг ее ног идеально ровным полукругом. Только побелевшие суставы ладони, крепко стиснувшей ладонь подруги, выдавали внутреннее напряжение.
Вечно юная принцесса Дома Сатурна с древними, как мир, глазами сидела абсолютно неподвижно, сложив хрупкие детские ладошки на коленях, обтянутых лиловым бархатом. Взгляд ее, абсолютно непроницаемый, был устремлен на сумрачную фигуру Хранительницы Врат Времени. Темно-вишневые и фиолетовые глаза вели молчаливый диалог, и тревожные тени в них становились все глубже.
Наконец напряжение достигло высшей точки. Напоенный солнцем воздух, казалось, начал звенеть от невысказанных вопросов. Истекала последняя минута из назначенных Селеной семи.
– Леди.
Мягкий голос Королевы Белой Луны бритвой полоснул по нервам. Воины Урана и Нептуна синхронно вздрогнули. Плутон медленно перевела глубокий внимательный взгляд в сторону Селены. Одна лишь воительница Теней осталась неподвижной.
Королева медленно прошла к белому креслу с символом полумесяца над ним, присела отработанно-изящным движением, машинально откинув длинный шелковый шлейф. За ее правым плечом встала неотлучная Луна.
– Я прошу прощения, что нарушила ваши приготовления к празднику, созвав вас сюда, – по-прежнему ровно продолжила Селена. – Но обстоятельства таковы, что нам необходимо принять решение немедленно. В течение нескольких месяцев с Земли поступали тревожные новости, о которых все вы знаете. Но сведения, полученные сегодня, являются более, чем просто тревожными… – ее синие глаза встретились с проницательными вишневыми. – Леди Пеллар, расскажите нам все, что вам стало известно.
Плутон медленно обвела взглядом собеседниц. В его глубине полыхнуло давно сдерживаемое пламя.
– Терра покрыта тенью. Вся. Последнее сообщение было получено сегодня на рассвете, после этого – никаких откликов. Только ощутимое присутствие темной энергии такой мощи, какой в Системе не наблюдалось уже несколько десятков тысячелетий.
– Дай-ка я угадаю, – недобро усмехнулась Уран. – Берилл постаралась?
– Она больше не Берилл, – нежный и бесплотный голос принцессы Сатурна, в котором не отражалось никаких эмоций, заставил всех вздрогнуть.
– Что ты имеешь в виду, Хоти? – ласково спросила Нептун.
Фиолетовые глаза Воина теней казались двумя провалами в бездну.
– Она продала свою душу. Она – Потерявшая имя. Время и люди придумают ей другое прозвище. Но Берилл больше нет.
От тихого детского голоса у всех пробежал мороз по коже.
…Потерявшими имя в незапамятной древности назывались слуги Мрака, которые добровольно отдавали ему тело, сердце и душу. Взамен они получали полную неуязвимость, бессмертие и огромную магическую силу. А эта сила, чьей природой было разрушать, со временем пожирала их изнутри, обращая в черные тени. В призраков, которые не могли ни жить, не умереть…
– Кому она продалась, Хоти? – хрипло спросила Уран.
– Эта сила называет себя Металлией, – ответила вместо нее Селена. – Но имя в данном случае не имеет значения.
– Да, – тяжелым, глухим голосом произнесла Плутон. – Мы все знаем, что и кто требует душу в обмен на могущество. Под каким бы именем оно не скрывалось.
В солнечной комнате воцарилась мертвая серая тишина. У нее был ледяной привкус ужаса. И в этой тишине Плутон закончила:
– Древний враг. Родоначальник лжи и смерти, – ее тон был бесстрастно-ровен. – Он бьет наверняка и не оставляет живых. У Терры практически не осталось надежды.
Тягостное молчание нарушила Уран, выдохнув какое-то особенно лихо закрученное проклятие на древнемарсианском языке. Марсианский – язык воинов – вообще был богат на проклятия.
Голос Воительницы бурь разбил гнетущее настроение. Все зашевелились, вздохнули. Луна бросила на принцессу Урана негодующий взгляд – употребление бранных слов в присутствии венценосных особ считалось вопиющим нарушением этикета – но ничего не сказала.
– А… Хранитель? – Нептун задала вопрос, которого все боялись. – Он… тоже?..
– Нет, – твердо ответила Селена. – Я бы знала, если бы… если бы это произошло.
– Последнее сообщение с Терры было от Гелиоса, – медленно произнесла воительница Плутона. – Он успел передать, что закрыл все границы Священного Иллюзиона, сделав его полностью неприступным. Золотой Кристалл Терры не тронут силой Металлии. Следовательно, Эндимион не утратил связи с планетой.
– И как же он все это допустил? – выдохнула Уран, справившись, наконец, с эмоциями. – Он Хранитель или кто? Куда он смотрит, в конце концов?
– В данный момент, полагаю, он смотрит на Серенити, – усмехнулась Нептун.
– Но это не делает из него безумца, – мягко заметила Селена. Она уже давно привыкла к шуткам в адрес своей дочери и Принца Земли. У всей Системы глаза на месте, а между этими двумя все очевидно. Оставалось только наблюдать и улыбаться.
– Хранитель Земли глубоко влюблен, и это могло заставить его ослабить бдительность, – задумчиво сказала Плутон. – Хотя, зная, Эндимиона, я в этом сомневаюсь. Даже в подобном состоянии души он не может утратить связь с планетой. Не он выбрал Терру. Терра выбрала его.
– И я часто себя спрашиваю, о чем Терра думала, когда это делала, – буркнула Уран. – Парень славный воин, но на короля он похож так же, как… как я на придворную даму – извини, Луна.
– Все в порядке, леди Уран, – елейным голосом произнесла та. – На придворную даму вы и впрямь не похожи. Ничуточки.
– Леди, мы отвлеклись, – тихо напомнила Селена. На ее лице не было ни тени улыбки. Только печаль.
– Итак, – негромко произнесла Нептун, – насколько мы можем повлиять на ситуацию? Если Эндимион в курсе происходящего и не утратил контроля над Землей, то все еще может обойтись.
– Точно. Землю голыми руками не возьмешь, – усмехнулась Уран. – Ее жители будут сражаться до конца.
– В этом и есть весь ужас происходящего, – скорбная тень на лбу Селены стала глубже. – Сражаться… больше некому, Уран.
На миг воцарилась тишина.
– Что ты хочешь этим сказать, Светлейшая? – охрипшим голосом выдохнула Воительница бурь.
Вместо Селены ответила Хранительница Врат Времени.
– Я не сомневаюсь, что жители Терры боролись до последнего, как ты и сказала, Уран, – глухо произнесла она. – Но сейчас большинство из них обращено в демонов. Остальные – те, кто не сдался добровольно – мертвы. Металлия не берет пленных.
– Как… мертвы? – потрясенно прошептала Нептун. – И Четверо Лордов Терры тоже?… о Небо! – она зажала рот ладонью.
– Нет, – медленно проговорила Плутон. – Нет, они… не мертвы. Все было бы намного проще, будь это так.
– Ты же не хочешь сказать, Пеллар… – яростно воскликнула Уран. – Ты же не хочешь сказать, что они стали…
– …демонами, – бесстрастно закончила за нее Плутон. – Да. Добровольно. Одними из первых.
– Святое Пламя Жизни… – тихо прошептала Нептун, прикрывая ладонью глаза.
Все знали, о чем она подумала сейчас. О четверых веселых и юных девчушках, которые репетируют сейчас в саду парадный танец для своего предсвадебного бала. Которые будут ждать своих возлюбленных и не дождутся их никогда.
– Девочки еще не знают, – тихо сказала Селена. – Я поговорю с ними… позже.
– О чем они думали?! – взорвалась Уран. – Они предали свою планету своих невест, своего короля – да что там короля! – своего брата! Эндимион им верил больше, чем себе!
– Полагаю, они считали, что так смогут хоть что-то контролировать. Видели в этом надежду – не для себя, для планеты, – все так же бесстрастно продолжила Плутон. – Но они не знали, с кем идут на сделку. Металлия не дает надежд. Он их только отнимает.
– Эндимион знает? – спросила Нептун.
– Да, – ровным голосом ответила принцесса Сатурна. – Но он не верит до конца в происходящее. Он верит, что они вернутся.
Никто никогда не знал, откуда Хранительница Предела Теней узнает обо всем происходящем. Сама она никогда об этом не говорила. Но не было ни одного раза, чтобы она ошиблась.
– А они вернутся, Хоти? – печально спросила Селена.
Воительница Теней на миг замолчала, словно вглядываясь в невидимые другим бездны. Потом сказала то, чего никто от нее не ожидал:
– Я не знаю, Светлейшая.
– Но надежда есть? – настаивала Селена.
– Призрачная, Светлейшая. Они добровольно выбрали Тьму. Но они не потеряли душу. Пока еще нет.
– То есть? – оживилась Уран.
– Их воля не полностью подчинена Металлии. Их память стерта, сердце заперто наглухо, но внутри не тронуто. Туда Враг заглянуть… побоялся.
– Он испугался любви, – тихо сказала Селена. – Это единственное, над чем у Металлии нет никакой власти. И никогда не было.
– Поэтому он и запечатал им память, – подытожила Плутон. – Пройдут тысячелетия, этот огонь угаснет в забвении и перестанет представлять для него опасность.
– Не угаснет, – Селена впервые улыбнулась. – Хроносу любовь тоже неподвластна.
– Но нам это сейчас не поможет, – сурово сказала Плутон.
– Ладно, – задумчиво произнесла Нептун. – Планета опустошена, но Хранитель-то остался! На собственной территории и с Золотым Кристаллом сила Эндимиона практически неограниченна. Если он нанесет удар, Металлию просто сметет. Со всеми ее демонами.
– Эндимион не пойдет против своей планеты и своих лордов, – твердо сказала Селена.
– Никакой планеты фактически нет, – хладнокровно заметила Плутон. – И лордов Терры тоже нет. Есть Негаверс – или Темное Королевство, как они себя называют – и четыре Верховных демона Негаверса.
Нервы принцессы Урана не выдержали.
– Они были моими друзьями, Хаос все раздери! – прорычала она. – Они и сейчас мои друзья… – она замолчала и поникла.
– Теперь ты понимаешь, Уран, – печально произнесла Селена. – Эндимион не станет сражаться против тех, кого по-прежнему считает своими друзьями. И своим народом.
– Да, не станет, – вздохнула Плутон. – Планета предала его. Но он не предаст планету. Это благородно. Глупо, но благородно.
– Именно поэтому он и Хранитель, Пеллар, – мягко сказала Селена.
– Если я правильно поняла, – негромко начала Нептун, – то Металлия хочет получить Золотой Кристалл Терры, что даст ему доступ к огромному резерву энергии и позволит продолжить наступление на Систему. Но мы все знаем, что когда Иллюзион запечатан, то полностью неприступен. Он просто не существует в нашем измерении. Так что Золотой Кристалл вне досягаемости. А с ним – и полная власть над планетой.
– И получить эту власть теперь можно только через Хранителя, – понимающе кивнула успокоившаяся воительница Урана. – Но в нашем случае Хранитель – тот еще фрукт… Да, не повезло нашей Бе… Как ее теперь называть-то?
– Люди Земли когда-то прозвали ее Погибелью, – негромко ответила Воин Времени.
– Подходящее имя, – улыбнулась Нептун.
– Сейчас речь не об этой несчастной, – мягко вклинилась в разговор Селена. – Она лишь пешка. Игру ведет Металлия и Металлии нужен источник энергии. Если он не получил Золотой Кристалл Терры, значит он попытается получить Серебряный Кристалл Луны. Это сразу дало бы ему неограниченную власть над Системой. Мы – его следующая цель.
На несколько мгновений воцарилась тишина.
– Вообще-то было бы справедливо, если бы Эндимион помог нам, – осторожно сказала Нептун. – В конце концов, угроза исходит с его территории.
– Я не стану просить его об этом, – тихо ответила Селена. – Да, ради Серенити он пойдет на многое, но было бы жестоко заставлять его делать выбор между возлюбленной и собственной планетой. Это… граничило бы с подлостью.
– Но помогло бы победить, – заметила Нептун.
– Не такой ценой, – непреклонно сказала королева. – Он сделал для нас все, что мог. Он с помощью Гелиоса запечатал Золотой Кристалл в Иллюзионе и предупредил нас. Полагаю, он попытается предупредить нас еще раз, перед самым нападением. Остальное не в его власти. Не его вина, что планета предала его.
– Да Хаос же все раздери! – с чувством выдохнула Уран. Она ненавидела ощущение беспомощности.
– Леди Уран, – безукоризненно вежливым тоном вставила Луна. – Если вы будете столь неподобающе часто призывать имя Хаоса, то вас может постигнуть судьба печально известной Воительницы Галактики.
– Галаксия – детская страшилка, – раздраженно процедила Уран, – а Погибель – взрослая реальность. Причем реальность, которая очень крепко сидит у нас на хвосте. И с ней надо что-то делать. Как можно скорее.
– Итак, мы вернулись туда, откуда начали, – подытожила Селена. – Нам надо решить, как действовать.
Она медленно обвела взглядом своих воительниц. Четыре пары разноцветных глаз открыто и прямо смотрели на нее, и ни одна из них не опустилась под пристальным взглядом Королевы.

В аквамариновых очах принцессы Урана метались грозовые вихри – она едва сдерживала себя.
Уран. Непокорная и неукротимая, как ветер, ее эмоции порой становятся такими же опасными, как степные смерчи Венеры.
Но она никогда не отступит и не попросит у врага пощады. И никогда не даст ее.
Глубокие миндалевидные, цвета морской волны, глаза Леди Нептун медленно темнели от пробуждающегося шторма.
Нептун. Загадочная и прекрасная, как глубокое море ее планеты. И столь же безжалостная. С легкостью сочетая в себе грацию танцовщицы и неукротимость воина, она не колеблясь, со своей обычной нежной улыбкой, нанесет смертельный удар.
И с той же улыбкой примет смерть, если это будет нужно. Но прежде заберет с собой столько врагов, сколько сможет.
В фиолетовом, непроницаемо-бездонном, таком недетском взгляде Воина Теней отражалось что-то, напоминающее скорбь. О чем ты знаешь и не хочешь рассказывать, малышка Сатурн?..
Сатурн. Отрешенная и бесстрастная, не знающая чувств и эмоций, не умеющая улыбаться. Юное дитя с глазами, полными древних теней. Ее обманчиво хрупкие ладони без колебаний занесут смертоносный клинок, уничтожающий миры.
Но она как никто знает цену жизни. И, пока есть хоть малейшая надежда, не станет опускать лезвие Косы Смерти.
Вишневые и невероятно печальные глаза Пеллар. Она, разумеется, предвидела происходящее, и, как всегда, готова к худшему. Тысячелетний опыт, что поделаешь…
Плутон. Одна она знает, какая цена будет уплачена за победу. Одна она знает, какой будет эта победа. И она молча примет это, неумолимая и бесстрастная, как само Время.
Но она выстоит до конца. И будет верна до конца. И после него. Клятвы, данные ею, бессрочны.
Четыре сильнейших воина Системы. Они пойдут в бой и без колебаний примут смерть, если это будет необходимо. Они понимают, что сейчас все висит на волоске. И что этот Совет, скорее всего, будет последним. И что отступить назад – даже на полшага – у них нет права.
Тем труднее будет сказать им то, что непременно надо сказать…

– Хронос месяц назад передал мне предупреждение о возможном развитии событий, – медленно проговорила Королева. – Если верить ему – а он никогда не ошибается – то нападение состоится в ближайшие двенадцать часов.
– Хранитель Времени снизошел до предупреждения? – изумилась Нептун.
– Он сделал это, чтобы изменить возможный ход событий. Время у нас еще есть.
– Хронос вмешался в ход времени? Значит, дело и впрямь серьезное… – тихо констатировала Уран.
– На кону будущее Системы, – сказала Плутон. – У нас нет права на ошибку.
– Но остается право на выбор, Пеллар, – грустно улыбнулась Селена. – Хронос передал мне, что шанс выйти из этой битвы без потерь у нас только один.
– Какой? – спросила Уран.
– Нанести удар первыми.
Слова Королевы Белой Луны осыпались в тишине дождем острых стеклянных осколков.
Никогда за всю историю существования Лунное королевство первым не начинало войн. Священный Серебряный Кристалл часто использовался для защиты и исцеления, но никогда – ни единого раза – для нападения. Существовало предупреждение из глубокой древности, что если он будет использован как оружие, последствия для Системы будут более страшными, чем смерть. Никто не знал, какие силы будут пробуждены в этом случае. И никто не хотел этого узнавать.
– Но… это ведь выход? – неуверенно предположила Нептун. – В конце концов, Земля… то есть Негаверс… начала войну первой.
– Они еще не нанесли удара, – сказала Плутон. – Предложение Хроноса в том, чтобы стереть Негаверс с лица Земли раньше, чем они того ожидают.
– Стереть – то есть уничтожить? – уточнила Уран. – Я была бы только за.
– Это отбросит Землю на миллионы лет назад, – бесстрастно произнесла Сатурн. – Она обезлюдеет. Гелиос и Хранитель не в счет.
– Но Земля и так уже безнадежно заражена злом, – заметила Нептун. – Что мы потеряем, если ударим первыми?
– Себя, – тихий голос Селены бичом хлестнул нервы. – Мы потеряем себя.
– В каком это смысле? – удивилась Уран.
– Если нанесем внезапный удар, которого сейчас никто от нас не ждет, – медленно начала королева, – то Негаверс будет уничтожен быстро и наверняка. Возможно, вместе с Землей. Металлия, лишившись своего материального воплощения, будет вынужден уйти во тьму, из которой вышел. Но очень скоро – скорее, чем все мы думаем – он вернется оттуда. И через несколько десятилетий в Системе снова появится Темное Королевство, – она помедлила и глубоко вздохнула. – Только появится оно на Луне.
– Это невозможно! – воскликнула Воительница Бурь. – Луна всегда была оплотом Света. Она несовместима с Металлией – или как он там себя еще обзовет.
– Это возможно, – холодно и бесстрастно сказала Сатурн, заставив всех вздрогнуть. – До сего дня Лунное Королевство никогда не отступало от Света. Но достаточно одной ошибки. Всего одной. Так заманчиво спасти все, что нам дорого, нанеся этот удар. Так заманчиво пожертвовать одной планетой ради восьми остальных, – Воительница Теней впервые подняла голову и внимательно обвела собеседниц взглядом. – Но, сделав это, мы будем убийцами, такими же, как и те, против которых сражаемся. И это будет первым нашим шагом к пропасти.
Сатурн очень редко произносила такие длинные речи и еще реже кого-то в чем-то убеждала. Поэтому после ее слов все потрясенно замолкли.
– А… ты не преувеличиваешь, Хоти? – неуверенно спросила наконец Уран.
– Нет, – ответила вместо нее Хранительница Врат Времени. – Такой вариант действительно вполне возможен, хотя я не могу заглянуть так далеко, как Страж Теней, – она склонила голову перед принцессой Сатурна. – И я благодарю ее за предупреждение. Сама я видела Серебряное тысячелетие, превратившееся в Империю Девяти планет с колонией на Земле.
– С колонией?.. – поперхнулась Уран.
– После того, как коренное население было стерто направленной атакой Серебряного Кристалла. Вместе с темным Королевством, разумеется, – уточнила Плутон. – Эта предполагаемая империя очень могущественна, обладает жесткой централизованной властью и строит серьезные планы по завоеванию соседних систем.
– А кто же правит этой империей? – спросила Селена. Потом увидела опущенные глаза Воительницы Времени и слабо улыбнулась: – Не надо, не рассказывай.
– Не расскажу, – тихо произнесла Плутон.
…Она промолчала еще очень о многом, что увидела в Вихрях времени, стоя у своих Врат.
О прекрасной и холодной королеве, которую уже больше никто не называл Светлейшей. О когда-то беззаботных и ласковых девочках-воительницах, большинство из которых стали палачами – эффективным и смертоносным оружием в руках новой власти. И о том, какая судьба постигла тех из них, которые не согласились…
И о маленьком белом ангеле с длинными золотыми волосами и мертвыми глазами, погасшими в том аду, в который превратилась его жизнь. Об ангеле, который с разбитым сердцем улетел к себе на небо, унося с собой свет и любовь…
И еще об очень, очень многом, что никогда не должно прозвучать здесь, в этой солнечной комнате с белыми резными стенами и выложенным красивыми узорами полом. В комнате, где рядом сидят друзья. Им и так сейчас жутко…
– И… как остальные планеты допустили… такое? – нарушила наконец общее оцепенение Нептун.
– После войны с Негаверсом Система была ослаблена. Ведь и другие планеты тоже затронуты темной энергией, и после стремительной атаки Луна оказалась единственной силой, способной предъявить права на власть. Угроза Серебряного Кристалла была более чем убедительна. Он ведь может не только давать жизнь, но и отнимать ее. Просто Светлейшая никогда не использовала его в этих целях.
– Да, – стальным голосом подтвердила Селена. – И никогда не использую. Даже для спасения собственной жизни.
– А для спасения Системы? – тихо спросила Нептун.
Это был запрещенный удар, и все неловко потупились. Однако Селена не прятала глаз, отвечая.
– Мы никого этим не спасем, Мира, – она назвала Воительницу Морей домашним, ласковым именем, и та вздрогнула. – Поверь, я бы очень хотела, чтобы наше Королевство просуществовало еще многие эпохи, но если я сделаю то, о чем мы сейчас говорили, то мы просто сменим одно Темное Королевство на другое.
– Знаю, Светлейшая, – печально произнесла Нептун. – Просто не могу смириться с тем, что наш мир, кажется, уходит в прошлое…
– Нет, постойте! – не выдержала Воительница Урана. – Это что же получается? Либо мы наносим удар и превращаемся в кучку тиранов, либо мы не наносим удар и благородно ждем, когда нас перережут? А наши планеты? С ними что будет? У нас что, получается, нет выбора?
– Почему же нет, моя грозная Уран? – грустно улыбнулась Селена. – Мы будем сражаться. Есть еще один вариант.
– И почему мне кажется, что этот вариант мне не понравится?.. – задумчиво, ни к кому не обращаясь, проворчала Воительница бурь. Но королева услышала.
– Мне он тоже не особенно нравится. Но я перебрала множество решений, и это – самое достойное.
Ответом ей были внимательные взгляды, и только в одном из них – темно-вишневом – вместо любопытства была печаль. Воин Времени почти наверняка знала, что сейчас будет сказано.
– Как уже поведала нам Пеллар, – начала Селена, – не только Земля заражена злом. На других планетах тоже есть тайные сторонники Металлии.
Уран и Нептун синхронно кивнули. Плутон медленно склонила голову. Одна принцесса Сатурна осталась неподвижной.
– Это зло появилось в Системе не вдруг, – продолжила королева. – Металлия ведь не может существовать, не опираясь на материальных носителей. Да, его вызвала Берилл… когда она еще была Берилл, но он не смог бы с такой легкостью поработить целую планету, если бы в сердцах ее жителей не было бы ничего, за что он мог бы уцепиться.
– Да уж, если предали самые верные… – мрачно согласилась Уран.
– И поэтому, уничтожив Негаверс, мы не уничтожим то зло, что уже поселилось в сердцах людей. Нам необходимо не оставить Металлии никакой надежды. Нельзя сражаться его оружием. Он несет смерть. Мы – жизнь. И никак иначе.
– Скажи прямо о том, что ты решила сделать, Светлейшая, – тихо произнесла Плутон.
– Мы дождемся нападения Негаверса и примем бой, – ответила Селена. Нептун тревожно вздохнула, но прежде, чем она успела что-либо сказать, королева продолжила: – И когда появится сам Металлия – не раньше – я нанесу удар.
– Один на один, да? – невесело пошутила Уран. – Это очень большой риск.
– Да. Но только для меня.
– Прежде чем на сцену выступят главные силы, Луну может разнести на атомы. И все остальные планеты тоже. А младшие девочки и Серенити? Что будет с ними? – взволнованно воскликнула Нептун.
– Серенити под такой надежной защитой, какая только возможна, – твердо ответила Селена. – Она недосягаема для зла, хотя еще юна для битвы. А если пострадают младшие воительницы или ущерб для Системы будет слишком… непоправимым, то я сделаю то, что должна…
Сидевшая до этого неподвижно Сатурн повернула голову и темными, как первая ночь мира, глазами, посмотрела в глаза королевы.
– …Я освобожу всю энергию Священного Серебряного кристалла, чтобы исцелить разрушенное и вернуть ушедших, – закончила Селена.
В золотистой комнате уже в который раз воцарилась полная тишина. Настолько полная, что было слышно, как прерывисто, со стоном, вздохнула Луна, стоящая за троном королевы. Чтобы не упасть, она вцепилась побелевшими пальцами в спинку ее кресла. Фиолетовый взгляд Воина Теней стал траурно-черным. Плутон опустила лицо, на миг исказившееся тенью скорби.
Уран и Нептун встревоженно переглянулись.
– Это огромная сила, – осторожно сказала Воительница морей. – Энергетическая волна прокатится до орбиты Плутона, если не дальше. Планеты просто выжжет насквозь.
– Выжжет только зло, – тихо сказала Плутон. – Жизнь не исчезнет.
– Это будет означать конец нашего мира, – с трудом проговорила Воительница бурь. – Конец эпохи Серебряного Тысячелетия.
– Но зато будут другие эпохи, Уран, – мягко сказала Селена. – Если нам не удастся спасти наш мир, мы хотя бы сможем дать шанс тем, кто придет после нас.
Все помолчали, опустив глаза. Мгновения падали, как последние песчинки в колбе песочных часов. Наконец Воительницы стихий одновременно поняли спокойные глаза.
– Что мы должны будем делать, Светлейшая? – со своей обычной отстраненной полуулыбкой спросила Нептун.
Селена глубоко вздохнула.
– Я прошу вас четверых не участвовать в этом сражении, – ее голос был тих, но тверд, как плутонианские скалы.
Темноволосые головы принцесс Плутона и Сатурна синхронно кивнули, принимая волю королевы. Уран первый раз за все это время утратила дар речи. В ее глазах стремительно набирала силу буря недоумения и ярости. Невозмутимая Нептун только нахмурилась.
– Я не понимаю, – опасно-ровным голосом сказала она.
– Вы будете нужны на дальних рубежах Системы, – непреклонно ответила Селена. – Нельзя дать злу ни одного шанса вырваться. Границы должны остаться защищенными, особенно… особенно, если это будет некому сделать, кроме вас.
Уран собралась сказать что-то протестующее, но ее остановил голос Хранительницы Врат Времени.
– Ваше участие в этой битве не повлияет на ее исход, – усталым, каким-то пепельным голосом произнесла она. – Так же как и мое. И Стража Теней.
– Мы не остановим Металлию, – бесстрастно подтвердила Сатурн. – Вся наша сила бесполезна против него, он просто поглотит ее в себя, став еще могущественнее.
– Я прошу вас не сражаться не потому, что не верю в вас, – тихо добавила королева. – Наоборот, я уверена в вас настолько, что оставляю вам Систему. Будут еще битвы. Будут нападения, которые некому будет остановить… кроме вас. Вы должны остаться в живых и сберечь наш общий дом, пока не вернутся младшие девочки… и моя дочь.
– А они вернутся, Светлейшая? – тихо спросила Нептун.
– Они вернутся, – сказала Селена. – Если случится худшее, я отправлю их в дальнее будущее. Может, не скоро, но они вернутся.
– А… ты?
Ответом ей было молчание.
Уран поникла.
– Это похоже на бегство, – бесцветным голосом ответила она. – Мы будто сдаемся заранее…
– Мы никогда не сдаемся, – ровным голосом сказала Селена. – Отступаем – да. Умираем – да. Но не сдаемся.
– Умираем… – задумчиво произнесла Нептун. – Значит, ты предвидишь худший исход?
Селена не ответила. Нептун опустила голову и больше не задавала вопросов. Она поняла.
– Наше будущее еще не решено, – тихий голос воительницы Плутона подвел итог. – Сейчас не время отчаяния. Не время слез. Сейчас время битвы. И сражаться будут все, каждый – на своем рубеже.
– Да будет так, – слова принцессы Урана упали тяжелой медью. – Мы исполним свой долг. Но, Светлейшая, это самый трудный долг из всех, что вставали перед нами…
– … Однако мы сделаем это, – закончила ее речь Нептун.
Селена склонила голову в благодарном поклоне. Она знала, чего стоило неукротимым подругам это согласие. Помолчав несколько секунд, она подняла голову:
– Леди, я закрываю Совет. Время слов прошло.
Она встала, подавая знак остальным. Еще раз, последний, обвела всех глубоким печальным взглядом. Она прощалась.
Воительницы Внешнего круга планет молча смотрели на свою королеву. Они понимали, что очень скоро эта беседа, эта красивая комната и это чувство безмятежности уйдут безвозвратно, и уже завтра – если у них будет это «завтра» – все это станет далеким, очень далеким прошлым. Они это понимали… и поэтому тоже прощались.
Переглянувшись, Уран и Нептун выступили вперед.
– Мы не можем смотреть так далеко в будущее, как Плутон или предвидеть неизбежное, как Сатурн… – начала Воительница бурь.
– …но мы чувствуем бурю, – тихо продолжила ее подруга. – И знаем, что когда она придет, ничто уже не останется прежним. Кроме одного.
– Ты навсегда останешься нашей королевой, Селена…
– Нашей королевой… и нашей сестрой.
Селена склонила голову.
– Пусть свет надежды никогда не покинет вас, – произнесла она древнюю формулу последнего прощания.
Воительницы синхронно опустились на одно колено, коротко кивнули и, выпрямившись, взялись за руки. Уже подойдя к выходу, они обернулись:
– Клятвы, принесенные нами Дому Белой Луны, не имеют срока…
– И если придет новая буря – сейчас или через тысячи лет…
– …то вместе с ней придем и мы.
– Где бы мы ни были – мы придем.
И две фигуры – синяя и золотая – медленно покинули зал.
Юная принцесса Сатурна, встав, подняла бездонный взгляд на Селену.
– Ты сделала свой окончательный выбор, Светлейшая? – бесстрастно спросила она.
– Да, Хоти, – тихо ответила королева.
– Тогда я не стану прощаться с тобой, – в голосе девочки-воина впервые появились тонкие звенящие нотки. – Я скоро увижу тебя снова, чтобы открыть для тебя Врата Теней.
Ее недетские глаза, видящие так много, затуманились печалью, и она еле слышно добавила:
– И это будет единственная наша встреча, которой я всем сердцем хотела бы избежать.
И Сатурн беззвучно исчезла в тени выхода.
Селена пару секунд задумчиво смотрела ей вслед, затем обернулась к своей неотлучной фрейлине. Та была белее мела. Только многолетняя практика и нечеловеческая выдержка помогали ей сохранять хоть какую-то видимость спокойствия. Почерневшие от горя и ужаса глаза казались совсем уж огромными, а плотно стиснутые губы дрожали.
– Ваше Величество… в-вы не можете, Ваше величество, – прошептала она умоляюще.
Селена неожиданно улыбнулась ей.
– Луна, – голос ее был спокойным, в нем звучала улыбка, – я слышала, вы с Артемисом вчера опять поссорились?
Та ошеломленно захлопала ресницами.
– Вчера? Да, мы… то есть, он… то есть, я… А при чем тут…
– Знаешь, – задумчиво продолжила королева, – на твоем месте я пошла бы и помирилась с ним. У нас осталось не так уж много времени, не стоит тратить его на ссоры.
Луна всхлипнула, прижала ладонь к губам, удерживая рыдания, и стремительно вылетела из комнаты. Селена сочувственно посмотрела ей вслед, потом обернулась к последней из оставшихся.
– Ну, Пеллар? – тихо спросила она.
Хранительница Врат времени медленно подняла тяжелые черные ресницы. Ее лицо казалось высеченным из золотистого камня.
– Ты идешь на смерть, Селена, – голос Плутон был безжизненно-ровным.
Королева ответила спокойной улыбкой:
– Знаю.
– Это будет тяжелый удар для воинов Урана и Нептуна. Они предчувствуют беду, но им неизвестно, что ты больше не бессмертна. Что Серебряный кристалл не вернет тебя к живым.
– Знаю. Но они поймут. Они и сами поступили бы так же.
– Они – воины. Ты – королева.
– Королева не имеет права требовать от своих воинов той жертвы, которую не может принести сама.
Плутон на секунду прикрыла глаза, пряча эмоции.
– Эта битва изменит всю Систему, Светлейшая. История пойдет иначе.
– Знаю. Но если мы не станем сражаться, никакой истории не будет вовсе.
– Законы пространства изменятся. Время потечет по-другому. Природа стихий станет опасной для жизни. Возможно, большинство планет будут пусты.
– Знаю. Но останется надежда.
– Серенити.
– Да. Она – наша надежда. Наше будущее. Я отправлю ее, девочек и Хранителя Земли далеко вперед по реке Времени. Силы ее сердца хватит, чтобы возродить наш мир, когда настанет час рассвета.
– Он настанет нескоро.
– Главное, что он настанет, Пеллар.
Плутон помолчала.
– Еще одно… Возможно, что воины Внутренних планет выберут сторону Тьмы, уйдя вслед за возлюбленными.
– Насколько это возможно? – едва слышно спросила Селена.
– Это возможно.
– Ясно, – королева закрыла глаза. Потом открыла их и сказала: – Я освобожу их от клятвы верности. Пусть совершат свой выбор свободно.
– Выбор между любовью и долгом – непростой выбор.
– Если они не сделают его сейчас, то всю оставшуюся вечность будут колебаться и корить себя за несовершенное. Если сделают – пойдут дальше твердо и без сомнений.
– Это риск. Их любовь так же сильна, как и преданность тебе. Мы можем потерять четверых из нас безвозвратно.
– Я верю им, Пеллар. Пусть выберут тот путь, который позволит им стать счастливыми.
Воительница Времени в ответ только вздохнула.
– Ты позаботилась обо всех, Селена… кроме себя.
– Одна жизнь – не такая уж большая цена за жизнь Системы, Пеллар.
Плутон помолчала.
– Что я могу сделать для тебя, Светлейшая? – тихо спросила она.
– Присмотри за Системой, когда я… уйду. Когда Серенити пробудится, помоги ей, чем сможешь. Направь ее и девочек в самую мирную из эпох, какую найдешь. Пусть вырастут и повзрослеют без забот. Большего я сейчас не могу им дать…
– Ты даешь им шанс начать все сначала, Селена. Это дорого стоит.
– Это ничего не стоит, Пеллар, когда любишь.
Воительница Плутона склонила голову.
– Все будет так, как ты сказала, Светлейшая. Мы четверо не будем вмешиваться в битву. Но клятв верности с себя не снимаем. Мы будем служить твоей дочери так, как служили тебе. И… я повторю тебе слова Воинов Стихий: и в жизни, и в смерти ты останешься нашей королевой. И нашей сестрой.
Она низко склонилась перед Селеной в последнем прощании и медленно пошла к выходу. Там она обернулась и тихо сказала на древнем языке, которому скоро предстояло замолчать навсегда:
– Светлого пути через Вечность, сестра моя.
Селена так же тихо ответила ей:
– И тебе светлого пути через Время… сестра.
Они обе знали, что в этом мире не увидятся больше никогда.

… Луна стремглав неслась по парку, не разбирая дороги. В глазах у нее все расплывалось, и она изо всех сил стискивала зубы, удерживая слезы. Ее босые ноги шлепали по мокрой траве, дорожкам, покрытым мягким голубым мхом, гладким камушкам на дне небольших ручейков… Обычно она никогда не была такой неаккуратной, но сейчас ей было все равно. Ее мир рушился на глазах.
Больше всего на свете ей сейчас хотелось выплакаться в каком-нибудь тихом уголке, где никто не увидел бы ее слабости. Она терпеть не могла, когда ее жалели.
– Эй, пушистая колючка, за кем ты гонишься? – высокая светлая фигура преградила ей дорогу, она не успела затормозить и с размаху врезалась во что-то теплое, упругое и пахнущее имбирем.
– Только не говори, что кто-то опять допустил вопиющее нарушение этикета, – со смехом произнес Артемис, ловя ее за плечи и слегка отстраняя от себя. Он увидел ее глаза, и улыбка резко сбежала с его лица: – Луна, что случилось? Кто тебя обидел?
– Отстань!.. – Луна всхлипнула сквозь стиснутые зубы и попыталась вывернуться. Только этого вечного насмешника ей сейчас не хватало…
– Да что с тобой, пушистая? – встревоженный Артемис крепче сжал ей плечи, удерживая на месте. – Ты на меня так сильно вчера обиделась? Ну хочешь, я у тебя первым прощения попрошу?
– Не хочу я ничего… – устав вырываться, Луна ткнулась ему в грудь. У нее больше не было сил сдерживаться. – Обними меня. Крепко-крепко. Пожалуйста…
Теплые руки надежно обхватили ее, гладя вздрагивающие от рыданий плечи, перебирая и разглаживая спутанные локоны. Встревоженный голос шептал над ухом:
– Луна… ну Луна… ну не плачь, не надо… Ну хочешь, я пойду и побью того, кто тебя расстроил? Или расцарапаю всего, а? Я могу! А хочешь, поругай меня, покричи… только не плачь так, а?
– Побьешь, да?! Кого ты побьешь, глупый ты кот! Может, ты Металлию побьешь, то-то он испугается! Или армию демонов с Земли отлупишь?! Или, может, Берилл глаза выцарапаешь, а?! – Луна зашлась в приступе истерического смеха, окончательно перепугав Артемиса. Он обнял ее крепче, уткнувшись лицом в спутанные локоны на макушке, и, слегка покачивая, успокаивал, как ребенка.
Когда судорожные всхлипы стали тише и реже, он осторожно отстранил ее от себя, провел ладонями по бледным щекам, стирая слезы и твердо произнес:
– А теперь рассказывай, драгоценная.
Луна подняла на него черные от отчаяния глаза:
– Будет война, Артемис.
Взгляд ее собеседника мгновенно стал строгим и проницательным, сфокусировавшись, как рентгеновский луч.
– Ах, вот оно что… Значит, все-таки началось.
– Ты знал? – потрясенно прошептала Луна.
– Я не слеп, драгоценная, и у меня есть уши. Немного наблюдательности и логики – и не особенно трудно понять, что происходит. Когда ждем бурю?
– Сегодня… завтра… Не знаю! Это не самое страшное, Артемис! Королева… она собирается использовать Серебряный кристалл.
Глаза Артемиса потемнели:
– Но после рождения малышки-принцессы она утратила бессмертие…
– В этом-то и дело… А она собирается дождаться прямого нападения врага и освободить всю энергию кристалла. Всю! Ты понимаешь, что это значит?
– Очень хорошо понимаю, драгоценная. Как бы ни закончилась битва, Серебряное тысячелетие уйдет в прошлое. И Ее Величество, похоже, решила уйти вместе с ним… Значит, ничего уже не изменить, да?
Луна помотала головой и всхлипнула.
– Королева приняла твердое решение. Это был единственный достойный выход, Артемис, но я просто не знаю, что теперь бу-у-удет!
– Не разрывай себе сердце, драгоценная, – тихо сказал ей тот. – Пусть пройдет бал, и завтра…
– Ты не понимаешь, что ли?! – гневно вскинулась Луна. – Никакого «завтра» может уже не быть!
– А вот этого говорить не надо, драгоценная, – Артемис осторожно взял ее за подбородок и заглянул в огромные заплаканные глаза. – Завтра обязательно наступит. Может быть, оно наступит через сто лет… или через тысячу… или даже через несколько эпох – но оно наступит. И ты снова будешь улыбаться…
Он осторожно обнял ее, уложил взъерошенную голову себе на плечо. Луна приглушенно хохотнула сквозь слезы:
– Ты совершенно…
– …неисправимый оптимист. Знаю. Ну, успокойся…
– Ты просто…
– …невероятный зануда. Знаю, драгоценная. Не плачь.
– Не смей меня…
– …жалеть? Ни в коем случае, – Артемис улыбнулся ей в волосы. – Я не жалею тебя, Луна, я просто тебя очень-очень люблю. И я знаю, что ты терпеть не можешь, когда кто-то видит тебя плачущей, потому, что считаешь это слабостью. Но ты не слабая, Луна. Ты очень сильная. Ты настолько сильная, что сейчас вытрешь слезы, улыбнешься и станешь за троном Ее Величества, безупречная, как всегда. И ты до самого конца останешься самим совершенством, потому, что это ниже твоего достоинства – вести себя неподобающе из-за какой-то там войны…
Луна нервно рассмеялась у него на плече, но это был уже настоящий смех, а не истерика. Артемис обнял ее покрепче, продолжая говорить тихим, успокаивающим голосом:
– Будет буря, драгоценная. Будет большая буря, которая унесет наш мир в прошлое. Но это будет еще не конец. У нас еще долго-долго не наступит конец, драгоценная. И даже если ураган подхватит нас и закружит, мы все равно вернемся, через сто лет или тысячу – неважно…
Луна завозилась в его объятиях, и две тонкие руки крепко обхватили его за шею. Артемис уткнулся лицом ей в локоны и говорил, говорил…
– …А потом снова наступит весна, драгоценная. Она непременно наступит, потому что как же иначе – без весны?.. И снова будет светить солнце, и девочки будут вот так же хохотать и дурачиться в парке, а ты будешь призывать их порядку, у тебя это здорово получается…
Он глубоко вздохнул и поднял потемневшие глаза к небу.
– …А если опять придет буря, то мы не испугаемся, драгоценная. Мы будем сражаться. Мы будем сражаться и обязательно победим. Обязательно.
Тревожные облака медленно заволакивали горизонт. Артемис посмотрел на них и тихо, словно про себя добавил:
– Мы победим. Потому что не можем иначе.

… Башня Молитвы считалась одним из самых древних сооружений Системы. Ходили слухи, что она была выстроена – или создана – вместе с Вратами Времени и Вратами Теней, и простоит вместе с ними до того дня, когда погаснет Солнце.
Выстроенная из светящегося полупрозрачного камня, Башня и впрямь казалась нездешней, будто находилась в пространстве привычного мира только наполовину. Ее вершину, как ни старались, не удавалось разглядеть никому – не из-за высоты, просто ее скрывала тонкая мерцающая дымка. Звезды и небо сквозь нее было видно прекрасно. Башню – нет. Что находится внутри, знала лишь королева, которая одна могла зайти туда – перед остальными арка входа просто исчезала. Впрочем, Селена никогда не говорила о том, что там за входом…
…Сейчас королева неподвижно стояла перед высокой округлой аркой, затянутой туманным маревом. Она медлила, глубоко вздыхая, чтобы успокоить непослушное сердце.
Позади был разговор, которого она боялась больше всего. Она должна была сказать принцессам Внутренних планет о том, что их возлюбленных больше нет, а есть четверка Верховных демонов Негаверса. О том, что их беззаботная юность сегодня закончилась. Навсегда.
Селена устало закрыла глаза. Ужасно, когда ничего нельзя сделать, чтобы облегчить боль тех, кто тебе дорог…
…Они не заплакали. Ни одна. Не закричали, не упали в обморок. Они были воинами.
Перед мысленным взором королевы мелькнуло бледное, до голубизны мраморно-неподвижное лицо Амелии, огромные почерневшие глаза Рейаны, в которых металось обезумевшее пламя, закушенные до крови губы Литы, тонкая красная струйка, стекающая по ее подбородку.
И странно спокойное лицо Мины с помертвевшими выцветшими глазами. Она не удивилась. Будто знала заранее… У них с Первым Лордом Терры всегда была особая связь. Да, вероятно она знала. И вместо жизнерадостной хохотушки Мины перед королевой Луны стояла Минория, Хранительница Венеры, воин Золотого луча, предводительница воинов Внутренних планет и личный телохранитель принцессы. Девочка с умершим сердцем.
Они не приняли назад своей клятвы. Тоже – ни одна. Их предали, но они предательницами не станут, сказали они. Все верно. Они воины Света и останутся ими. Что бы ни произошло. Но Селена все же оставила им право на выбор – между любовью и долгом. Она была почти уверена в том, что они выберут. Но они должны сделать это свободно…
И они поступят так, как должны – эти девочки, за несколько минут ставшие воинами. Они победят все, если потребуется. Даже смерть.
Селена плотно зажмурила глаза и прошептала:
– Девочки… Простите, что не смогла уберечь вас от этой боли.

… Внутри Башни было пусто. Высокие тонкие колонны уходили куда-то ввысь и там терялись. Стены переливались миллиардами крошечных граней, будто башня была высечена из гигантского бриллианта. Прямо центру стекал узкий лучик света. Именно стекал: плотное, радужного оттенка сияние струилось как вода и растекалось мерцающими волнами по полу.
Селена медленно ступила босой ногой в это огненное озеро, подошла к центру и встала под луч. Ее глаза распахнулись навстречу далеким небесам.
– Именем Света, зажегшего Пламя жизни… – тихий шепот наполнил пространство, отражаясь от стен.
– … Я прошу сил для последней битвы. Я прошу возвращения для тех, кому предстоит уйти. Я прошу жизни и счастья тем, кого люблю…
Голос королевы рос и трепетал, казалось, что бесчисленные лучики света на хрустальных гранях осыпаются и звенят.
– …Прощения тем, кто заблудился среди теней. Надежды тем, чьи сердца разбиты. Свободы тем, чьи души пленены…
Тонкие руки взлетели ввысь, радужный свет стекал по ним, как вода.
– …Встречи тем, кто будет разлучен. Памяти тем, кто будет обречен забыть…
Голос начал стихать, наполняясь печалью.
– Спаси их, сохрани их, проведи их сквозь лабиринты Времени. Верни утраченное, возроди погибшее. Пусть в мир придет новая весна. Взамен я отдаю…
Голос снизился до шепота.
– …я отдаю свою жизнь. Забери ее и сохрани мое дитя. Сохрани наш мир до тех пор, пока ему не придет пора пробудиться.
Она вскинула лицо к небу и воскликнула:
– Пусть я буду единственной жертвой в этой битве!
Свет полыхнул, на миг превратившись в огненную реку, и в ладони королевы медленно лег мерцающий кристалл серебряного пламени, собранного в тысяче хрустальных граней.
Жертва принесена. Жертва принята.

…– Ваше Величество.
Несгибаемая Луна ожидала свою королеву у входа Башни Молитвы. Ее глаза все еще были слегка покрасневшими и подозрительно блестели, но прическа вновь была идеально уложена, складки парадного платья лежали ровно, белое, как снег, лицо – спокойно и невозмутимо.
Селена слабо улыбнулась.
– Какие еще новости, Луна?
– Хранительницы Внешнего Круга планет отбыли на свои рубежи, Ваше Величество. Все приготовления к балу закончены. Леди Внутренних планет готовы. Они справятся.
– Да, Луна, – улыбка королевы стала мягкой. – Они справятся.
– И… еще одно…
– Да, Луна?
– Принц Эндимион появился в пределах королевства. Инкогнито. Предполагаю, он прибыл к нашей Серенити.
Селена кивнула.
– Передай страже, чтобы не препятствовали их встрече. Когда Хранитель Земли рядом с моей дочерью, я за нее совершенно спокойна. Он защитит ее от любой бури. Я абсолютно ему доверяю.
– Пожалуй, здесь вы правы, Ваше Величество.
Королева пригладила волосы, расправила складки платья.
– А теперь пойдем и сыграем наши роли наилучшим образом, Ваше Превосходительство. Серебряное Тысячелетие всегда было ожившей сказкой этого мира. И мы сделаем все, чтобы…
– …оно оставалось таким до последней минуты, Ваше Величество, – Луна замялась. – Могу я попросить вас?.. Только об одном.
– Да, Луна?
– Позвольте остаться с вами. До последнего.
Селена обернулась и пристально всмотрелась в серьезные глаза своей фрейлины.
– Верна до конца, Луна?
– И после него, моя королева.
Королева Белой Луны положила ладонь на плечо своей неизменной спутницы.
– Да будет так. До конца. И после него.
– До конца. И после него.
Тут Селена вдруг улыбнулась:
– А теперь пойдем, и будем блистать, Луна. Наш мир уходит в прошлое. Так пусть он уйдет улыбаясь.
– Да, Ваше Величество, – сглотнув комок в горле, Первая Фрейлина королевы присела в идеально грациозном реверансе.
И они направились в сторону главного здания дворца. Оттуда доносилась радостная музыка, в небе сверкали праздничные огни.
Начинался последний бал Серебряного Тысячелетия.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Sailor Moon | Добавил (а): Aleteya (27.03.2012)
Просмотров: 1298

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4381
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн