фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 16:40

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Uragiri wa Boku no Namae o Shitteiru

  Фанфик «Маятник»


Шапка фанфика:


Название: Маятник
Участник конкурса "Новогоднее волшебство"
Фандом: Uragiri wa Boku no Namae o Shitteiru
Автор: Lumino
Пейринг: Лука/Юки
Рейтинг: PG
Жанр: романтика
Саммари: Только я знаю о твоей боли, сомнениях и одиночестве. Если бы нам позволили остаться вместе навечно, я бы повторял эти слова столько, сколько бы ты пожелала… «Я не предам тебя!» © Предательство знает мое имя.
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймеры: не претендую.

+13


Текст фанфика:

Я невозможно скучаю,
Я очень болен, я почти умираю.
А где-то ты и ничего не узнаешь,
И я боюсь, что потерял тебя.


- Лука!
Девушка с длинными рыжими волосами бросается к мужчине, цепляясь за его одежду. Она рыдает взахлеб, уткнувшись лицом в его грудь. Пальцы неосознанно поглаживают клеймо на левой руке: два кроваво-красных креста, когда-то давно вырезанных на белом алебастре кожи, в наказание за предательство.
- Юки, не плачь, Юки… Что случилось?
Лука касается пальцами волос, нежно проводит по щеке и приподнимает за подбородок, вынуждая посмотреть в глаза.
- Лука, посмотри туда, - голос чуть хриплый из-за слез. Мужчина послушно поворачивает голову туда, куда указывает девушка.
- Видишь эти часы?
Старинные напольные часы еле слышно тикают, а тяжелый маятник медленно покачивается из стороны в сторону.
- Ты ведь помнишь, что они никогда не останавливаются, символизируя войну между нами и Дюра…
- С твоей стороны было жестоко напомнить мне об этом, - тихо произносит Лука, глядя в сторону.
Два уродливых креста на руке – вечное напоминание о его прошлом, когда он еще сражался вместе с демонами, убивал, не думая о чести и правде. Когда он еще жил вместе со своим народом.
Кровь – не вода, и сколько бы ни прошло столетий, немногие сумеют простить ему, что он – один из Опастов, один из самых могущественных Дюра, некогда истреблявший людей, как никчемных тараканов.
Пока не встретил ее.
- Прости, Лука. Этот маятник… Пусть он напоминает тебе обо мне. Пока часы будут идти, обещаешь ли ты любить меня, Лука Кроссзерия?
- Обещаю.
Тихий шепот в волосы, закрытые глаза – в этой войне она может погибнуть в любой момент: сила Божественного света слишком велика, чтобы Дюра могли оставить Юки в покое. И неважно, что он, Лука или Зесс, всегда будет рядом с ней, чтобы защитить.
- Я люблю тебя, Лука.
Юки приподнимается на цыпочки и целует его, закрывая глаза, поглаживая по спине руками, надеясь, что он не заметит, как она плачет.
Прости, Лука, но мне будет лучше, если в следующей жизни я не буду ничего помнить о тебе. Я слишком запуталась. Эта жизнь…Она похожа на головоломку, и я никогда бы не поверила, что смогу полюбить Дюра, само воплощение тьмы. Если в моей следующей жизни мы снова столкнемся – я, быть может, однажды вспомню о тебе.
Прощай, Лука Кроссзерия, Опаст Дюра.

***
Лука сидит на кровати в той самой комнате, глядя на старые часы. Маятник медленно раскачивается из стороны в сторону, тихое тиканье напоминает о словах, когда-то сказанных в этой комнате:
Пока часы будут идти, обещаешь ли ты любить меня, Лука Кроссзерия?..
Он обещал ей.
Лука предал тогда всех: свою семью, своего хозяина и тех, кто вместе с ним проливал кровь людей. У него было право выбирать – и он выбрал.
Юки обязательно возродится, Зесс знает это. В очередном витке войны без ее исцеляющей силы у них не будет никакого шанса, поэтому Такаширо придется снова насильно возвратить ее душу к жизни.
А когда это произойдет – завтра, через месяц, через год… Что ж, Лука ждал ее тысячи лет и готов был подождать еще столько же.
***
Лука бредет по улице, не замечая падающего снега и холодного ветра, в одном тонком плаще. Черные волосы промокают и облепляют его лицо, еще сильнее подчеркивая бледность кожи, и бессмысленный взгляд светло-серых глаз, словно черным углем обведенных по краю, заставляет немногочисленных прохожих сторониться странного мужчины.
В этой раз Юки родилась парнем.
Почему?
Она всегда рождалась женщиной, но теперь все изменилось. Чувства его самого к Юки не угасли, даже наоборот, разгорелись еще сильнее, потому что ветер раздувал угли той любви, пока душа Юки снова не оказалась на земле.
И все же это была его Юки – пусть и в теле этого парня. Пусть на чувства Зесса не может быть ответа – он просто будет рядом и защитит его, потому что сила Божественного света важнее всего в этой войне: только она может помочь им окончательно выиграть битву с Дюра.
Лука медленно идет по улице, не замечая, как капли стаявшего снега скользят по его щекам, словно слезы.
***
- Неужели ты ничего не помнишь о прошлой жизни? – спрашивает Токо, пока Юки медленно проходит по комнате, касаясь пальцами спинки большой кровати или поверхности комода.
Короткие рыжие волосы обрамляют его лицо, будто последние лучи солнца.
- Нет, Токо… Мне кажется, что я уже был здесь, но, как я ни пытаюсь, я не могу вспомнить. Это как стена: ты можешь ходить вдоль, даже трогать пальцами камни, но пройти сквозь нее ты не в силах.
Токо опускается на стул, короткая юбка школьной формы обнажает ее колени.
- Любую стену можно сломать, Юки.
Парень подходит к большим напольным часам и останавливается, глядя, как маятник раскачивается из стороны в сторону.
- Токо, что это за часы?
- Самые обыкновенные, но мы сравниваем их с нашей извечной войной. Пока она не закончится навсегда, пока жив хоть один Дюра, они всегда будут идти.
Юки проводит ладонью по полированной поверхности, прикрывает глаза, хмурится: неясные воспоминания скользят рядом тенями, не давая вспомнить и понять.
- Они связаны с чем-то важным для меня… И почему-то напоминают мне о Луке.
- О Луке? Ну разве только то, что он один из Дюра.
Парень отходит от часов и прислоняется лбом к стене.
- Скажи, Токо, - слышится его неясный голос, - почему Лука так ко мне относится? Он будто готов умереть за меня.
Девушка молчит, повисает неловкая пауза. Сказать ему правду нельзя – он должен вспомнить все сам, потому что в прошлой жизни Юки сама пожелала все забыть.
- Когда-нибудь ты поймешь это сам…
Юки вздыхает и выходит прочь, а Токо глядит ему вслед, слушая тоскливый перезвон часов.
***
- Лука, не уходи, пожалуйста, Лука!
Юки мечется по кровати, не в силах выбраться из кошмара, что топит его в своих темных водах, заставляя захлебываться тоской и безысходностью.
Я не предам тебя.
Кто-то шепчет в ночи, чьи-то пальцы скользят в волосах, нежно касаются дрожащих век.
Я навсегда останусь с тобой.
Юки по-прежнему тонет в черной мгле кошмара, наполненного кровью и криками, но теперь он видит тонкую ниточку света, и он хватается за нее, надеясь спастись, проснуться…
- Юки?
Парень открывает глаза, и тело дрожит, а в сердце что-то щемит, сжимается измученная душа. Лука сидит на кровати, обнимая его, и в серых глазах есть что-то знакомое, и кажется, что остался последний шаг, чтобы понять, вспомнить, почувствовать.
- Не уходи, Лука. Останься со мной, - шепчет Юки, и голос надломленный, чуть хриплый от слез, застрявших где-то в горле.
- Спи. Я никуда не уйду.
Юки закрывает глаза, и постепенно его дыхание успокаивается. На грани сна ему кажется, будто кто-то легко целует его, и Юки тянется к нему, теплому, живому, тому, кто вырвал его из кошмара зимней кровавой ночи, но память ускользает причудливыми солнечными зайчиками, растворяется и исчезает в фальшивом тумане, и тихий звон часов одиноким звуком повисает в комнате.
***
- Лука.
Мужчина поворачивает голову, и Юки подходит к креслу, в котором тот сидит, погруженный в свои мысли.
- Я больше не могу так, Лука. Помоги мне вспомнить.
До Нового Года остается всего лишь один час, и парень уже почти чувствует приближение чуда.
- Ты уверен, что хочешь этого, Юки? – тихо переспрашивает Зесс. – Ритуал сложный и может оказаться болезненным для тебя.
Любую стену можно сломать, Юки…
- Да, Лука.
Мужчина молчит, легко подхватывая парня на руки. Тот пытается сопротивляться, и Зесс шепчет:
- Не дергайся.
Юноша послушно затихает, и Лука кладет его на кровать. Он раздвигает шторы, чтобы в комнату падали призрачные лунные лучи, подходит кровати и опускается рядом.
- Ты можешь передумать, Юки.
Тот молча мотает головой, с мольбой в глазах глядя на Зесса. Тот на секунду прикрывает серые глаза и тихо произносит:
- Тогда терпи.
Ладонью он проводит по лицу юноши, закрывая тому глаза, и кладет руку на сердце. Слова слетают с его губ, тяжелые, будто серебряные птицы, которые падают на землю, не в силах удержаться в воздухе. Монотонный голос Дюра успокаивает, и хочется спать, уснуть навсегда и не проснуться.
***
Звон заставляет разом открыть глаза и охнуть – Юки стоит перед той самой каменной стеной, которая скрывает всю правду о его прошлом. Голоса Луки уже не слышно, и парень ощущает непривычное одиночество, смешанное со страхом. Вокруг пушистыми шапками сугробов виден только снег, и парень ощущает холод – легкая рубашка совсем не греет. Ледяной воздух при вдохе заполняет легкие, заставляя закашляться.
Он делает шаг к стене, желая проверить ее камни на прочность, когда знакомый голос за спиной возражает:
- Куда направился, Юки?
Юноша резко оборачивается и чувствует, как падает камень с сердца: Зесс сумел пройти за ним, а значит, теперь ему ничего не страшно.
- Лука, как ты смог…
Черноволосый мужчина неприятно усмехается, и Юки видит что-то незнакомое, скользящее в чертах лица.
- Я не Лука. Я страж.
В серых глазах нет ни капли того тепла, которое всегда было у Луки, когда он смотрел на парня. Они выглядят, словно красивый застывший лед – такие же неживые.
- Ты сам поставил меня сюда, чтобы не добраться до своей памяти. Хочешь узнать, что за стеной – победи меня.
В руках стража появляется хорошо знакомый Юки черный клинок – за время, проведенное с Зессом, юноша прекрасно запомнил каждую линию смертоносного лезвия.
- Но почему ты не пропустишь меня? – тихо спрашивает он. Против стража – а уж тем более отражения Луки – у него нет ни единого шанса.
- Видишь ли, когда ты запирал свою память, то сделал все возможное, чтобы не добраться до нее как можно дольше. Победишь меня – милости прошу за стену, - ухмыляется мужчина.
Он внезапно делает быстрый рывок, да такой, что Юки не успевает даже распознать удара, и парень вскрикивает – лезвие чертит на его плече кровавую полосу, разрезая легкую ткань рубашки.
- Сражайся, Божественный свет, или умри.
Что Юки может против стража с клинком Зесса в руках? Ничего. Только пытаться отклониться от ударов, что, естественно, не получится.
В прошлой жизни он все просчитал – знать, что каждая капля крови пролита из-за Луки – больнее всего. Страж делает еще один выпад, и бок окрашивается красным.
- У тебя нет шанса, Юки.
Звон заставляет парня вздрогнуть, а мужчину – остановить очередной удар.
- Кстати, этот ритуал мог быть совершен только в предновогоднюю ночь. Так что радуйся… Только помни, что как только часы пробьют двенадцать раз – ты погибнешь, если не сумеешь прорваться за стену. К тому же, если воспоминания захлестнут тебя и ты не сможешь понять, где ты настоящий – тебя не выжить.
Юки ждет очередного удара, но, видимо, время здесь растянуто, будто резина, и звона не слышно. Страж исчезает, и шепот за спиной юноши отдает холодом:
- Я здесь…
Очередная царапина расцветает на предплечье кровью, и тоненькие ручейки бегут по руке, капельки падают на серебристый в свете луны лучей снег.
Юки закрывает глаза – ему не устоять перед натиском стража, ограждающего его память.
***
Он стоит на коленях, истекающий кровью, раненый, почти умирающий. Часы отбили еще один раз – всего вместе трижды. Парень не имеет понятия, как одолеть того, кто прячется под внешностью Луки, и это в тысячу раз хуже – знать, что те глаза, что смотрели раньше с заботой, теперь прожигают душу насмешкой.
Он склоняет голову к земле, и слова, которые срываются с губ – будто слетающие белые перья снега, падающего с неба.
- Прости, Лука. Я не смог победить. Не держи на меня зла, прошу…
Глаза жжет, в горле застревает тугой комок, и дышать становится больнее. Юки закрывает глаза, потому что страж собирается сделать последний удар.
Он ждет, что обсидиановый клинок пронзит его сердце, но лезвие не касается его груди, и парень тихонько открывает глаза, охая от изумления.
Вокруг него снежинки летят вверх, нарушая все законы физики, и страж замирает на месте, удивленно глядя на Юки. Все вокруг залито бледным золотистым светом, и мерцающие искорки медленно поднимаются обратно к небу, словно тысячи крошечных огонечков, бросая блики на сверкающий снег.
Страж склоняет голову, и юноша видит, что вокруг него искорки собираются в плотную паутину-кокон. Мгновение – и перед тем, как сгинуть в сиянии, мужчина шепчет:
- Сломай стену, Юки.
Слышится звон, и парень, не вставая с колен, протягивает руки в сторону стены, всю свою силу, все желание знать и помнить направляя в холодные твердые камни.
Удар отдается в ладонях неприятной болью, но юноша снова бьет, и по пальцам медленно сбегает кровь, но за секунду до падения она обращается маленькими сверкающими бабочками, похожими на золотистые блики, и поднимается вверх – в момент силы кровь Божественного света бесценна.
Часы бьют еще раз, а вместе с ними и Юки, пытаясь проделать хотя бы брешь в непоколебимой каменной стене. Пальцы жжет, в груди что-то сжимается – уходят силы, а он не может пробить и щелки. Он ударяет, снова и снова, и с каждым разом сияние разгорается все сильнее – как угли, так ярко пылающие перед тем, как погаснуть. По щекам текут слезы, обжигая замерзшее лицо, раны неприятно жжет, и холодный поднявшийся ветер закручивает вокруг него снег, сверкающих бабочек и летящие к небу маленькие золотистые огонечки.
Стены нужно ломать…
Юки кричит, снова ударяя в равнодушный камень и чувствуя обжигающую резкую боль в руке – может, сломал, а может, просто сильный ушиб – ему все равно. Часы бьют раз за разом: шесть, семь, восемь… Он кричит, надрывно, как раненый зверь, загнанный в угол, которому нет пути назад – сломать или сломаться самому.
Удар в пыль обращает столетние камни, и маленькая брешь ослепляет его глаза рвущимся из-за стены белым светом. Юноша будто сходит с ума, раз за разом нанося удары в стену, ощущая, как постепенно рушится каменная кладка.
Часы бьют девять, когда стена рассыпается невесомыми искрами и исчезает в вихре, бушующем вокруг.
Воспоминания, когда-то его, а теперь кажущиеся чужими, захлестывают сознание, и Юки кричит, не понимая, падает ли он в черную пустоту бездны или летит вверх, вместе с золотыми бабочками и сияющими снежинками. Сотни картинок калейдоскопом блестящих осколков мелькают перед глазами, собираясь в единую картинку, и отдаленный звон, похожий на еле слышное эхо, возвращает его к настоящему – десятый удар.
Юки пытается выцепить что-то знакомое ему, нужное, какую-то константу из бесконечной череды воспоминаний, и часы бьют еще раз – одиннадцать. Вихрь вокруг закручивается смертельным ураганом, готовый обратить в пыль, мгновенно стереть с лица земли, и Юки знает – если это случится, его душа никогда не вернется назад.
Лицо, обрамленное черными волосами, серые глаза, к краю радужки становящиеся абсолютной тьмой – юноша помнит этого человека, знает, что нужен ему, помнит, что когда-то этот мужчина сказал…
Двенадцатый удар – и смертоносный ветер сжимается вокруг, пытаясь удушить.
Я не предам тебя.
***
- Юки… Юки!
Шепот проникает в сознание, раздражает слух, и парень шевелится, чувствуя, что тело стало будто деревянным, непослушным.
Он открывает глаза: Лука сидит над ним, и серые глаза те же, что были всегда – живые, настоящие, не подделка стража, что годился быть лишь отражением, хранящим память.
- У меня получилось.
Голос охрип от крика, пальцы саднит, но ран нет. Юки садится на кровати, чувствуя, как дрожь сотрясает его.
- Ты мог умереть.
Лука обнимает его и выдыхает: в один момент он ясно почувствовал, что сердце Юки остановилось.
- Хоцума пытался зайти, позвать нас вниз, но барьер не дал ему войти. Нас ждут, Юки…
Зесс торопливо поднимается с кровати, отходя к окну. Луна покрывает призрачным туманом шрамы на его плече, и Юки встает, с радостью чувствуя, что не шатается.
- Что случилось, Лука?
Мужчина не оборачивается, и в голосе слышится какая-то горечь.
- Ты вспомнил, Юки?
- Да.
Парень стоит неподвижно, и потом до него доходит – Зесс ведь думает, что…
- Лука.
Юноша подходит ближе, касается плеча ладонью и твердо произносит:
- Посмотри на меня, Лука, - Дюра поворачивается к нему, и Юки продолжает. – Я помню все, и тебя тоже. Можешь думать, сколько хочешь, что мне все равно, но, как ты думаешь, почему я выжил?
В глазах мужчины парень видит неясную надежду поверить, что дни отрешенной радости и обычной дружбы закончились, сменившись старым чувством, которое лишь окрепло за то время, что охранялось нерушимой каменной стеной и стражем-подделкой.
- Ты нужен мне.
Дюра выдыхает, и его пальцы судорожно сжимаются на предплечье юноши. Он легко целует его, и Юки чувствует губами его улыбку.
- Пойдем, нас ждут.
Зесс хмыкает, и парень понимает, что больше всего мужчина не хочет сейчас никуда уходить от него, отпускать от себя, даже если дело идет о том, что Юки будет сидеть на соседнем стуле, а не находиться в его, Луки, объятиях.
- С Новым Годом, Юки.
Дюра сжимает его пальцы своими, и они исчезают, чтобы мгновением спустя появиться в празднично украшенной обеденной зале.
Старые часы в комнате негромко тикают, и потемневший от времени маятник вторит им тихим стуком.
Пока качается маятник, я буду любить тебя, Лука.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Uragiri wa Boku no Namae o Shitteiru | Добавил (а): Lumino (12.12.2011)
Просмотров: 3602

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 13
1 Amidas   (12.12.2011 12:33)
+
Романтика, к сожалению, не моё. Поэтому оценить её правильно не могу, мне не очень понравился сам фанфик, но написано очень хорошо, чувственно, нежно, красочно и ярко. Поэтому плюсую, автор очень старался и насытил этот рассказ эмоциями под завязку и ему это удалось. За это, хорошую стилистику и качество самого рассказа ставлю плюс.

2 Thinnad   (12.12.2011 13:47)
Смешноооой!!!!!
Пока коммент писал, про конкурс забыл)
Хорошо хоть оценку в начале поставил, а то бы мы гадали по контекстУ happy

3 Lumino   (12.12.2011 13:52)
Тоже прочитала, посмеялась - благо хоть оценка стояла.
А так - да, обо всем сказал, кроме конкурса smile

4 bianco_nero   (13.12.2011 22:27)
+
Я тоже не знаю героев этой манги и аниме. Конечно, это усложняет восприятие, но автор, используя красочные описания и яркие образы, помогает мне почувствовать персонажей и понять суть происходящего в рассказе. Объективности ради, нужно пожурить автора за несколько не очень удачно построенных фраз и словосочетаний. Приводить примеры здесь не буду.

5 Lyasiki   (14.12.2011 00:54)
+
Очень красивая новогодняя сказка.
А сколько тепла и любви.
Я в восторге.

6 Lumino   (17.12.2011 15:14)
Господа, одиночный плюс принадлежит Саншайн, Thinnad может подтвердить.

7 CyMpaK   (17.12.2011 18:12)
можно пояснить комментарий?) я не понял sad
Это порицание, похвала или просто констатация факта??

8 Thinnad   (17.12.2011 19:59)
Что именно подтвердить?
Комментарий совершенно не понятен))

9 Lumino   (17.12.2011 21:23)
Поясняю. Кто-то удалил одиночный плюс, я его восстановила, ибо решением администрации было сохранить голос Саншайн, хотя она к тому времени была забанена.

10 vzruv   (18.12.2011 15:59)
+
Понравилось! Все описания,сравнения - замечательные!!!
"...Юки мечется по кровати, не в силах выбраться из кошмара, что топит его в своих темных водах, заставляя захлебываться тоской и безысходностью..."- слова запали в душу.

11 Batman   (18.12.2011 17:48)
Хорошая работа, нравится. Сонгфик же? Ну вот.
Плюс.

12 lolimilk   (18.12.2011 21:53)
Я ставлю -
Хоть всем и нравится, но мне очень тяжело было читать.
Может и не выросла я до таких описаний, но покрайней мере говорю честно.

13 CyMpaK   (18.12.2011 22:12)
+)
замечательная история) чуть нудноватая для меня, затянутая, но милая и чувственная))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4380
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн