фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 06:54

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Uragiri wa Boku no Namae o Shitteiru

  Фанфик «Над бездной разлук»


Шапка фанфика:


Название: Над бездной разлук
Автор: Lumino
Фандом: Предательство знает мое имя
Рейтинг: R
Пейринг: Такаширо/Рэйга
Жанр: романтика, ангст, драма, POV
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймеры: не претендую
Содержание: Холодные пальцы касаются щеки, заставляя повернуть голову. Лед, весь ты как лед – острый, черный, колкий, но такой ранимый, и одно движение может сломать тебя до конца.
Черный – твой цвет, твоя тьма, твоя боль.
Размещение: запрещено
От автора: Первая проба в подобном стиле.
Смешение эмоций и чувств, просто переплетение фраз.
Особой смысловой нагрузки не несет. В общем, тяжелый случай.
Сцены прошлого и настоящего пересекаются, так что воспринимайте просто как историю, где воспоминания перемежают настоящие события.


Текст фанфика:

Посмотри в небо. Оно снова будто жгучий чернильный лед, почти как тогда, помнишь?
Новый виток, новый поворот, ведущий прямиком в бездну.
Сколько еще надо боли, чтобы понять – все напрасно, потому что конец никогда не настанет?

***
А ты помнишь, как облетали сакуры в том саду, будто с неба сыпался бесконечный снег, такой легкий, уносимый ветром? Их было три, и лишь одна из них никогда не цвела. Достаточно малейшей «раны», чтобы дерево навсегда осталось бездушной палкой. Почти как твоя душа, правда?

***
Под ногами полыхает лед, а ты стоишь напротив, и в твоих глазах нет страха и света. Там есть лишь тьма, черная, густая, вязкая, будто смола, которая затягивает все глубже. Мы оба знаем, что тебе никогда не выбраться назад.

***
Изо рта идет пар, и ты прижимаешься ближе, пытаясь согреться. Мы не идем домой – кто променяет последний танец сакуры на теплую постель?

***
На небе холодным светом пламенеют звезды, и у тебя глаза, как они. Серые, нет, не как облака. Облака умеют чувствовать – их любит ветер, и они отвечают ему взаимностью. Твои глаза – серебро, равнодушное в своей застывшей холодности, безразличное ко всему.
А когда-то они были другими. Живыми, как душа серых осенних дождей.

***
Провести по щеке рукой, ощутить проклятую полоску старого шрама, закрыть глаза, вспоминая тот день, когда рушился мир, и старый дом сгорал в пламени очищающего пожара.
Резко открыть глаза, до боли стиснуть кулаки. Нет, не время думать о минутах, которые текли и текли сквозь пальцы быстрым песком, унося с собой жизнь и свет.

***
- Такаширо, они боятся меня!
Голос полон дрожи и страха, а еще боли, ужаса.
- Им просто надо привыкнуть.
- Они никогда не примут меня! Ты забыл, что я наполовину дюра?..
Тяжело вздохнуть. Прости меня, я уже давно оставил надежду, что люди когда-нибудь будут относиться к тебе так, как ко мне или Ёми.

***
Холодные пальцы касаются щеки, заставляя повернуть голову. Лед, весь ты как лед – острый, черный, колкий, но такой ранимый, и одно движение может сломать тебя до конца.
Черный – твой цвет, твоя тьма, твоя боль.

***
У твоих губ привкус первого осеннего льда и совсем немного – сакуры, нежной, летящей. Зачем я принял тебя? Не ведаю сам.
Но ты бы погиб тогда, когда остался один в кромешной тьме, полной боли и страданий. Я нужен тебе так же, как и ты мне: воздух сгорает, а солнце теряет свое тепло.

***
Как ты можешь смотреть на меня так – с отчаянной нежностью, любовью в серых облаках глаз? Тишина разбивается на сотни мерцающих осколков, потревоженная твоим дыханием.
Когда-то мы мечтали, что это никогда не закончится.

***
Что такое пустота? Это тяжелая вуаль мрака, когда две силы схлестываются в ледяном чернильном небе, и в груди становится невыносимо больно.
Кто знал, что все закончится вот так?
Неверно.
Это никогда не закончится.

***
Сколько времени понадобится, чтобы спаять две души? Пять совместных прогулок, три тысячи дней, проведенных рядом, двадцать поцелуев?
Одна-единственная жизнь. Одна ошибка, один поворот не туда и одна истина, что это нужно, это правильное – любить, ошибаться и любить.

Сгорать.
***
Холод мерцающими искрами касается кожи, вплетается серебряными бабочками в волосы, затмевает собой полыхающий солнечный отблеск – цвет моей Силы.
Мне надо было понять еще раньше, еще тогда, когда мои пальцы рождали сверкающие цветы огня, а меж твоих рук танцевал холод далеких звезд.
Мы не хотели принимать правды. Мы знали, что тебе не место рядом со мной, как не может обжигающий пламень ужиться с безразличным льдом.

***
Всегда близко, но никогда не рядом. Ветреный, верткий, свободный – и не в моих силах ограничить ее, эту свободу. Черные волосы, темно-синее кимоно, серые тучи глаз – твои цвета. Только холод и ни капли тепла вокруг. В твоих глазах я вижу твою судьбу.
Тебе не быть счастливым, Рэйга.

***
В тебе никогда не было лжи. Твои чувства не были занесены снегом фальши, и все в тебе было открыто, распахнуто.
Не это ли нас сгубило?
Всегда только правда, режущая, острая, как те ледяные осколки.
Один из них навсегда оставил у меня на щеке рваную отметину – память о тебе.

***
Ты мало смеешься, предпочитая молчать. Ёми все время старается развеселить тебя, но ты уворачиваешься от ее рук, не желая этой заботы.
Ты думаешь, что ты один. Не желаешь признать меня, но в глубине души знаешь, что нас двое. И мои пальцы по ночам согревают твои ладони.
Лед не может растопить сам себя, как не в силах огня остыть.

***
Нежность может причинить боль.
Я не знал, что настанет время и холодные пальцы на щеках заставят сердце биться быстрее. Я не думал, что когда-нибудь смогу сгорать в пламени, таять, будто маленькая свечка, освещая собой тебя – абсолютную пустоту тьмы.
Почему я, почему моя судьба должна была сломаться в тот день?

***
Искалеченная сакура – что твоя душа.
- Мне никогда уже не расцвести, Такаширо.
Качаешь головой, а в тумане глаз плещется боль. Мне кажется, что она сейчас перельется за край и захлестнет меня, и я потону в ней, погасну, как маленькая беспомощная свеча, отжившая свое.
- Вот увидишь, в этом году эта сакура будет цвести.
Прошептать, коснуться губами скул, ощутить привычный холод. Может быть, ты сделан изо льда, Рэйга?

***
Каково это – нести на себе бремя проклятого, отверженного? Я не знаю.
И сейчас мне еще неведомо, что минуют сотни лет, и тогда я пожалею о том, что не разглядел, не увидел, не спас.
Не сумел исцелить твою душу.

***
Ночами ты переплетаешь пальцы с моими, и холод и жар наших тел заставляют терять разум. Это уже привычно, так, как дышать.
Сколько ночей нужно, чтобы связать огонь и лед?
Бесконечное множество, и каждая секунда мрака все плотнее сковывает нас.

***
Скажи мне, ты помнишь, как танцевал пепельный снег, когда ты ночами, покинув меня, смотрел на мертвую сакуру? Остекленевшую, застывшую в переплетении времен, увядшую, погибшую, оскверненную ранами.
Сколько раз ты сравнивал ее с собой – жалкой подделкой, порождением человека и демона? Сколько ты думал о том, что принесет тебе твое наследие?
Я не хотел думать, не хотел знать, что происходит в твоей душе. А понимал я тебя когда-нибудь хоть немного так, как ты меня, Рэйга?

***
Жгучий, чернильно-синий лед, промозглый серый туман и почти абсолютный мрак, где только тот, кто хорошо ищет, может увидеть тонкий росток солнца. Ты ревновал меня ко всем, кто только был рядом.
Даже к Ёми, хотя она мне как сестра, и у меня даже мыслей не возникало таких. Она боялась тебя, до дрожи, до теплых соленых слез, и я утешал ее.
Я говорил, что ты никогда не переступишь черты. Я убеждал, что все останется, как раньше. А Ёми плакала и шептала, что твоя сила превосходит и мою, и ее.
Кто знал, что она окажется права?

***
Взгляд – тяжелый, презрительный, гордый. Ты никогда не был моим. Ты принадлежал лишь себе.
Так почему в серебре твоих глаз я вижу отголоски той боли? Почему я знаю, что ты испытываешь те же страдания, что и раньше?
Мы бежим друг от друга, надеясь обмануть самих себя. Мы уповаем на злобу и Силу, не зная, что огонь и лед может связать одна-единственная ночь. Касание рук, когда холод и жар переплетаются настолько, что достигают абсолютного нуля.
Сотни поцелуев и тысячи взглядов: нежных, тоскливых, грустных, тех, где сверкает солнечными гранями любовь.
Тех, где перепачканными в крови губами нам улыбается ненависть.

***
Ты помнишь, как не хватало воздуха в душные ночи, когда мы забывались и терялись в немилосердном быстротечном времени? Ты помнишь, как стонал, и черные волосы чернильными полосами пластались по полу?
Ты помнишь, Рэйга.
Ты ничего не забыл и не сможешь забыть. Как кричал и как до синяков стискивал мои плечи, как обжигали друг друга наши взгляды. Как ловил поцелуи и дарил свои, как отдавал себя и свой холод, чтобы получить мое тепло?
Мы оба знаем, что те ночи отпечатались где-то в сознании, остались. Так запоминают первый поцелуй, первую ночь, первую падающую звезду.
А я запомнил тебя.

***
Мерцание ледяных острий больно бьет по глазам. Не бьет – вбивает. В промерзлую отвратительно-мертвую землю – в могилу. И усмешка на губах – как отравленный ядом кинжал.
Мы знаем, что те ночи остались где-то рядом, но не близко. Где-то. Тихим шепотом звучит похоронная песня ветра – а я смотрю, как Сила скользит в твоих руках, как закручиваются смертельные вихри.
Мне не страшно. Поверь, я давно уже понял, что есть вещи хуже смерти.

***
Ночь душит нас воздухом, и волосы ожившей тьмой касаются щек, спускаются ниже, по шее. Полувздох-полустон, ты усмехаешься, и губы скользят ниже. А я закрываю глаза, потому что ночь – последняя.
Потеряться в стонах и вскриках, ловя губами твои вдохи, крепко сжимать пальцы и закусить губы изо всех сил – не хочу оставлять тебя. Отчего-то все ползет перед глазами, и мне кажется, что на щеке у тебя застыла слеза. Больно, я знаю. Подожди…
Жарко, так, что пальцы почти горят, ощущая рядом лед твоих рук. Сколько еще минут нам осталось до утра? Хочется остановить время здесь и сейчас, когда мы лежишь на моей груди, и черные пряди щекочут живот.

***
- Не уходи. Прошу тебя, Такаширо.
Еле слышно, боясь нарушить момент, разбить хрупкое мгновение покоя.
- Я вернусь. Ты ведь подождешь немного?
Прости, Рэйга, я ничего не могу сделать – приказ нельзя нарушить. Я должен уехать.
- Обещай вернуться к цветению сакуры, - судорожный шепот в приоткрытые губы и лихорадочно горящие глаза – будто две серебряные свечи.
- Обещаю…

***
Солнца нет. Пасмурные облака застилают ему путь, и твой тоскливый взгляд – словно их отражение в кристально-чистой озерной воде. Прости, я не могу остаться.
Держаться. Пока не сяду на лошадь и не покину дом вместе с отрядом, я должен вести себя, как полагается.
Как только я останусь один – тогда уже можно будет сесть на холодной земле, подставить лицо струям дождя. И вспоминать, все вспоминать: и пальцы, и губы, и глаза, и улыбку, ту последнюю улыбку, самую счастливую.
Или волчью тоску в глазах-облаках и раздирающую сердце боль.

***
В каждом взмахе меча видеть тебя. Ощущать твое присутствие в каждом вздохе дремлющей Силы.
Каждый шаг, когда больше всего хочется задохнуться в отчаянии и не встать – путь к тебе. Потому что каждый миг пронзает болью – не рядом.
Не близко.
Тучи нависли над землей.

***
- Ты ведь вернешься к цветению сакуры?
- Обещаю.

***
Ловить губами воздух и вглядываться в тоскливые серые облака. Искать там оттенок твоих глаз и не находить его, потому что не в силах блеклые потоки воздуха передать плотный туман, стелющийся в радужке.
Жить, чтобы ждать.

***
Знать, что новые сражения с демонами приближают к тебе. Как только задание будет выполнено – я вернусь, я ведь обещал успеть к цветению той самой умирающей сакуры.
А на ней ведь набухли почки – она снова будет жить.
Оживет ли твоя душа, Рэйга?..

***
Вспоминать и жить этими воспоминаниями – призрачным отголоском смеха и тусклой улыбкой, которая постепенно стирается из памяти. Но я не забуду. Я буду помнить, как холодны были твои губы и как дрожали ресницы, как мой огонь смешивался с твоим льдом.
Как расцветала Сила, смешанная, могучая и неукротимая, как ветер – абсолютная Сила, порожденная сплетением противоположностей.
Подставлять лицо солнечным лучам и шептать, зная, что ветер донесет до тебя слова.
Подожди еще чуть-чуть.

***
Мчаться в ночи, зная, что случилось что-то страшное и непоправимое, неверное, нарушившее покой моей души. Корчиться от боли – мы ведь связаны, и каждую твою рану я чувствую так, будто нанесена она мне.
Бросить все ради мимолетного чувства, шепчущего о близкой смерти. Вороны криком оглашают свой путь.

***
Лошадь падает, загнанная, и я бреду, словно в лихорадке. Нужно еще немного, я должен успеть, я же обещал.
Осталось недолго, и мне кажется, что я успею к цветению сакуры.

***
Сколько ты мог бы продержаться еще, Рэйга? Сколько бы ты выдержал без меня, опоздавшего, не вернувшегося в дни опадающих лепестков?
Ты не смог. Ты сломался, и абсолютная Сила прельстила тебя, затмила разум. В огне сгорают дома, и мертвые тела вокруг навсегда застыли неподвижными изваяниями.

***
Сакура и вправду цветет. Горящие, стонущие под крики исступленного ветра лепестки пепла летят по воздуху, закручиваясь и опадая на землю. Воздух полон дыма, но я не замечаю этого, дышу, словно чистым кислородом, а не последними вздохами выжженной земли.
Где же ты, Рэйга?..

***
Я боюсь свернуть и увидеть тебя, задохнувшегося в едком дыму, опаленного неистовым пламенем. Как в деревеньку могли попасть демоны? Я не знаю, кто-то провел их, кто-то предал нас, и я бегу так быстро, как могу, надеясь найти тебя прежде, чем ты покинешь этот мир.
Мертвая сакура расцвела огненными цветами.

***
В горящем доме, где я когда-то жил, я нахожу умирающего слугу.
- Кто это сделал? Кто это был?
Перекрикиваю рев пламени, бушующий ветер и стоны умирающей земли.
- Рэйга…
Мир раскалывается пополам, перед глазами плывут круги, кашель терзает легкие плотным черным дымом, и я чувствую, как медленно разбивается что-то внутри.

***
Она лежит в комнатке, полностью объятой пламенем. Длинные темные волосы шелком раскинулись по полу, и на лице почти улыбка.
Вокруг меня полыхает огонь, а я могу только сидеть на коленях и сжимать в руках тело той, что была мне ближе родной сестры.
Прости меня, Ёми.

***
- Ты все-таки вернулся…
Ты спокоен, как никогда, и волосы, доходившие до пояса, темным облаком вьются вокруг твоего лица – их вздымает бешеный ветер.
- Почему? Почему, Рэйга?..
Еле слышно, потому что голос хрипит от дыма, боли и слез, застрявших где-то в горле.
- Ты опоздал.
Сверкающие ледяные осколки твоей Силы распарывают мне левую щеку, и кровь яркой лужицей растекается на деревянном полу. Я не заслоняюсь и не атакую – внутри будто тоже все выгорает, как умирает в пламени мой дом, как погибает то, ради чего я жил.
Ты поворачиваешься и исчезаешь, и мне хорошо видно старую сакуру, что расцвела пеплом, огнем и смертью.

***
Сколько сотен лет прошло с того момента, когда кровь Ёми жгла мои руки? Это ведь я не сберег ее. Это я доверял тебе, Рэйга.
За сотни лет чувства не исчезли – лишь чуть изменились, приобрели новые грани. Ненависть, месть, злость.
Боль, сжигающая душу. Тоска, заставляющая по ночам просыпаться от кошмаров, где Ёми протягивает ко мне окровавленные ладони и спрашивает – почему, Такаширо?..
Потому что я верил. Верил в тонкие ростки посреди тьмы. Знал, что душа еще может расцвести.
Только вот цветы эти не принесли с собой ничего кроме крови, боли и смерти.

***
Мы встречались снова и снова: ты возрождался, а я не умирал, и память давила на меня, не давая забыть ничего из прожитого.
Я помнил улыбку, прохладную, не совсем радостную, но улыбку. Я помнил поцелуи и взгляды, обжигающие страстью. Ночи, душные, когда воздуха остается совсем чуть-чуть, и слияние Сил обращает их в абсолютный ноль, в пустоту.
Я не забыл сотни бесконечных битв, тысячи убитых демонов и холодную усмешку – ты играл со мной, зная, что раз за разом мы снова встретимся.

***
Снова. Вокруг ледяная стена, и мы одни здесь. Над нами холодное чернильное небо, будто сделанное изо льда. Совсем как раньше.
Ты помнишь, Рэйга?..








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Uragiri wa Boku no Namae o Shitteiru | Добавил (а): Lumino (21.12.2011)
Просмотров: 1025

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4382
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн