фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 04:09

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Alien vs Predator

  Фанфик «Mondengel II. Чёрный Трон | Эпизод 14 - Охота на ксеноморфов»


Шапка фанфика:


Название: Mondengel II. Чёрный Трон
Автор: Darkflight
Фандом: Чужой против Хищника
Персонажи: Яуты, Аттури, Берсеркеры: Охотники и Охотницы, Учёные и Ремесленники, Элдеры. Уманы, Чужие (+другой вид) и ещё кое-кто. Гуан-Тант'ер/Андрейст, Фатор/Корле-корла’йе, Насид-Меам/Мул-Радж.
Жанр: Романтика, Ангст, Фантастика, Экшн (action), Философия, Даркфик, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Предупреждение: BDSM, OOC, Изнасилование, Групповой секс, Нецензурная Лексика
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Содержание: Что есть власть - дар или проклятие? Бремя или благословение? А может, и то и другое? Гуан-Тант'ер сталкивается с трудностями на пути к Чёрному трону. Что ждёт истинного Правителя Сендара и каким он должен быть? Пока альбинос вкушает власть методом проб и ошибок, Воины Аттура берут под контроль Учёных, намереваясь развязать с Науд-Аурит'сенейем кровопролитную войну... Продолжение рассказа "Mondengel. Легенда о Ночном Хищнике".
Статус: в процессе публикации
Дисклеймеры: Вселенная Alien vs Predator принадлежит её создателям.
Размещение: Только с разрешения автора
От автора: Так же, как и Mondengel I, этот рассказ является альтернативной вселенной (Вселенная Mondengel). Некоторые эмоции, выражаемые Хищниками, такие как улыбка, ухмылка и пр. отображаются эмоционально, в воздухе, так как на лице по понятным причинам выражены быть не могут.

"Кровь Королей" (Ария) - тема всего рассказа.
"Я объявляю Войну" (Кукрыниксы), "Anti-angel" (Battery Cage) - темы Гуан-Тант'ра
"Бьет по глазам (Адреналин)" (Total) - тема Андрейст
"Das Omen Im Kreis Des Bosen" (E Nomine) - Великий Владыка Волве
"New divide" (Linkin Park) - тема Таск-Маоленда
"Cyanide" (Deathstars) - тема Сау-гканна
"Wach Auf!" (Oomph!) - тема Рино-Длаар'хата. Формация "Гларо".
"Guitare gitane" (Paul Koulak - Fort Boyard) - тема Гашинда
"Твой День" (Ария) - тема Крак-линда
"Golden Mask" (Kitaro) - Тема Варэ’нинда
"Sworn Through Swords" (Ost Devil May Cry 4) - тема Бирта
"Dark Fields Of Pain" (Pain) - тема Фаитинда и его клана "Штормов".
"Fighting till Death" (Lord Wind) - Тема клана "Чёрного Зверя" (Гуан-Тант'ер)
"Going In" (ost Prometheus) - тема клана "Холодного Клыка" (Сау-гканн)
"Рядом быть" (После 11 и Хелависа) - Гуан-Тант'ер/Ирмолинд-Зигв'а (Андрейст)
"Охотники" (Смысловые Галлюцинации) - Гуан-Тант'ер/Блаи-хад
"Туда" (Михей И Джуманджи Ft. Инна Steel) - Фатор/Корле-корла’йе
"The Past" (Korn) - Насид-Меам/Мул-Радж
"Ratman" (Paul Koulak - Fort Boyard) - Торговцы Адомура. Фраст
"Fuck The Police" (Dope) - Отступники
"Ice Queen" (Within Temptation) - тема Корле-корла’йе
"Regret" (Ice Ages) - Тема Адем-Вадера, Кровавого из клана "Холодного Клыка". Противник Наунда в пространстве сна.


Текст фанфика:

Воины и Кровавые спустились к заброшенным руинам, состоящим из причудливых колонн, уходящих под землю. Они вошли в улей, единственный вход в который располагался в завале каменного строения, напоминавшего перекошенную, перевёрнутую пирамиду. Пятнадцать минут Хищники двигались по уходящему вниз пологому тоннелю, пока он не упёрся в пол. Дальше тоннель был горизонтальным. Бич двинулся вперёд. В конце коридора послышался писк разведчиков. Где-то ближе шнырнула тень. Улей пребывал в состоянии полной активности – группы Чужих искали несуществующую вражескую Мать. Воин засёк ползущего по потолку трутня и с силой швырнул сюрикен. Шипастый диск повредил жёсткий толстый хитин и сбил особь со стены. Ксеноморф с визгом свалился, подскочил и бросился в атаку. Рядом послышалось агрессивное шипение. Разайд сорвал с пояса диск и вонзил раскалённый край в сидевшего на стене Кайндэ. Тем временем Насид-Меам вооружился хлыстом. Отпрыгнув от пола, растопырив ряд колючек на продолговатой голове и выпятив лапы вперёд, на него летел трутень. Воин с размаху ударил его хлыстом, одновременно отпрыгнув. Приземлившись, Чужой натянул “жало” оружия, хитин с треском начал ломаться. Бич подтащил к себе добычу и, упёршись ногой в её голову, с силой дёрнул рукоять – передняя часть черепа отлетела, плоть упала на пол, шипя кислотой. Он обернулся – из конца тоннеля на них мчалось около восьми особей. Мимо просвистел плазмозалп – Кашинн начал обстрел живых мишеней. Один за другим ксеноморфы падали, сбиваемые сгустками плазмы, но их броня выдерживала эти атаки и они, отряхиваясь и злобно щетиня колючки, вскакивали, ускоряя свой бег. Бык злобно фыркнул и начал скапливать энергию для достойного выстрела. Насид-Меам не успел его притормозить... Мощный сгусток плазмы полетел в сторону нескольких Кайндэ, сползающих вниз по хрупкой старой колонне. Точно в цель. Одного из Жуков порвало на части, остальные бросились врассыпную, унося хвосты от серьёзного завала. Единственный проход забросало обломками и камнями. Фатор ухмыльнулся. Разайд покачал головой. Насид-Меам десять секунд смотрел на образовавшийся тупик, стараясь привести в порядок участившееся от ярости дыхание. Он развернулся, резко схватил Кашинна за крупное кольцо, красовавшееся на лицевой части маски, и потянул на себя. Металлический лицехват оказался прямо перед глазами Кровавого. Младший ощущал леденящий, кипящий ненавистью взор, вдавливающий его здесь и сейчас куда-то вниз, прямо в землю.

- Идиот! – рык Воина отражался от стен улья, уходя вглубь далёким эхо. Он оттолкнул его, а затем с размаху съездил когтями по широкой груди. Кашинн издал скулящий звук и опустил голову в знак подчинения. – Каждая секунда в зачистке – это секунда жизни вас и ваших собратьев! - ругался Бич. – Быть несосредоточенным и неосторожным – подвести не только себя, но и всю команду! А если бы мы сейчас неслись с той стороны от взрыва бомб?! Слушай, когда я говорю, с'йюит-де! – он треснул Младшего по маске, тот снова молча опустил голову. – Будь сосредоточенным. Сначала посмотри, куда ты стреляешь, и подумай о последствиях!

Насид-Меам молча кивнул головой Разайду. Тот подошёл к завалу и достал из поясной сумки ярко-синюю густую жидкость – мощный растворитель. Эта жидкость, находящаяся в специальном сосуде, уничтожала не только биоматериалы, но и твёрдые породы, такие как камни и металл. Воин вскарабкался наверх и начал разливать растворитель, израсходовав примерно одну треть сосуда. Обломки исчезли за минуту, открыв проход, за которым виднелось круглое помещение, очевидно, когда-то являвшееся подвалом одного из строений. Разайд замер, внимательно сканируя открывшуюся территорию. Его заставил обернуться звук сюрикена – Фатор швырнул оружие в наступающего с тылов лицехвата. Шипение. Воин повернул голову и встретился взглядом с солдатом. Ксеноморф сидел прямо перед ним, ощетинив иглы на покрытой слоящейся бронёй голове. Обнажённые зубы... Яут не дал противнику выстрелить челюстью, схватив его за глотку и зажав язык свободной рукой. Лёгкое усилие и клацающая вторичная пасть была выдрана и отброшена в сторону. Охотник резким движением выпустил ки’чти-па и с силой (иначе броню не пробить) вонзил их в нервоузел на голове. Мёртвый Кайндэ скатился вниз... Внезапный плевок кислоты. Воин укрылся за цельной частью завала.

- Орда разведчиков. Ползают по стенам, сюда не приближаются.

Бич кивнул. Он залез по обломкам к проходу и выглянул, тут же увернувшись от кислотной атаки. Уничтожить подобную преграду не составляло для него никакого труда, но суть сегодняшней Охоты была не в этом.

- Итак, – обратился он к Кровавым. – Фатор будет прикрывать, мы проскакиваем помещение и укрываемся в продолжении тоннеля. Младший, все Кайндэ должны быть убиты. Попадание кислоты на плоть ничем хорошим не кончится. Вперёд.

Ветер несколькими уверенными прыжками преодолел расстояние до прохода и проник в помещение. На стенах и потолке ползали небольшие Чужие. Два плевка – Кровавый отступил и швырнул пару сюрикенов, одновременно целясь из плазмомёта. Он уже успел оценить обстановку и решил подбивать бегунов слабыми залпами, сбрасывая их с “насеста”. Один из шипастых дисков попал в цель, вскрыв бок Жука, второй не долетел и вернулся обратно. Уворачиваясь от кислоты, пребывая в постоянном движении, Ветер сначала кидал сюрикены, а по мере их возвращения стрелял из плазмомёта. Упавших вниз Кайндэ Хищник молниеносно добивал нагинатой. Лезвие нарезало хитин как плотные ткани мяса. Кровавый оценил преимущества этого оружия в бою. Длинная рукоять позволяла бить жертву на расстоянии, не подвергая себя опасности быть заваленным внезапной атакой или порванным когтями. Сзади проскользнули собратья. Никто из них не сделал и выстрела, не позволяя себе вмешиваться в чужой бой. Они быстро скрылись в тоннеле. Насид-Меам кивнул Разайду и Кашинну, приказывая идти дальше, а сам остался наблюдать за действиями Фатора. Первый помощник Вождя маневрировал между плевками. Он прислушивался, резко оборачиваясь и успевая отскакивать. Разведчики имели стандартную гладкую внешность, выводясь из примитивных четвероногих животных. Уровень их интеллекта был очень низким, так что хитроумных атак от них ждать не приходилось. Двое спрыгнули вниз и попытались напасть со спины. Ветер описал нагинатой полукруг и резко вышел из него боковым ударом лезвия с разворота в голову, завалив сразу обоих. Этот приём он тщательно отрабатывал в кехрите в последние восемнадцать оборотов. Разведчиков осталось всего трое. Один из плевков чуть не попал Кровавому в ногу, зашипев на полу. Неожиданно из завала показалась голова трутня. Чужой вылез, прополз вниз и спрыгнул на пол, агрессивно обнажая текущие те'дки острые зубы. Колючки на голове и теле вздыбились. Плевок со стены. Фатор отпрыгнул, спровоцировав этим атаку ксеноморфа. Жук рванул вперёд – Хищник прыгнул ввысь, выставив острое лезвие. Жёсткое Мясо ушёл от атаки, оказавшись за спиной только что приземлившегося на ноги Охотника. Рывок. Ветер обернулся – ксеноморф завалил его на пол. Нагината вылетела из рук Кровавого, стукнувшись об груду каменных плит и со звоном упав рядом. Стреляющая челюсть норовила пробить маску. Младший услышал шум плевка справа. Он резко повернулся, заваливая Жука на бок. Кислота попала в спину трутня. Зарычав, Фатор ударил дичь тяжёлой рукой по морде и, вскакивая, перехватил летящий в него хвост. Кровавый крепко держал грозное оружие Чужого, Кайндэ поднялся, агрессивно визжа. Только он развернулся, как Хищник пробил его грудь двойными запястными лезвиями, а левой рукой, державшей острый наконечник хвоста, вонзил его в глотку трутня, пригнувшись и прикрывшись добычей, как щитом, от очередного плевка. Трутень издал своё последнее шипение и поник. Фатор вырвал лезвия и метнулся к нагинате. Злобно фыркнув, он подбил одного за другим трёх оставшихся раннеров, затем рассёк их, быстро закончив своё задание здесь. Ветер осознавал, что разведчики, даже в таком количестве, добыча лёгкая и много чести не принесёт. А вот своего первого Гва’арского трутня он решил сохранить. Кровавый присел, достал нож с раздвоенным клинком и отделил голову убитого врага, бережно положив её рядом с растворяющимся телом. «На обратном пути постараюсь забрать, если ничто не помешает». Он встал, спрятал нож, закрепил нагинату, поднял с пола сюрикены, поместив их на положенное место, и отправился в тоннель. Бич стоял у исчезающих трупов двух крупных особей. На левой руке виднелась небольшая твееточащая царапина. Ничего не сказав, Воин пошёл вглубь коридора. Фатор последовал за ним.

***

Кашинн и Разайд осторожно продвигались по прямому, тёмному тоннелю. Бык услышал в маске голос Насид-Меама:

- Постоянно сканируй стены.

Последовав совету Учителя, Кровавый обратился к карте. Примерно через десять шагов, слева, виднелся потайной тоннель. Справа был глухой, тупиковый поворот. Кашинн подошёл к стене и с разгона врезался в неё, проломив тонкую перегородку. Снизу послышались пронзительные визги. Поток ксеноморфов мчался по узкому, скрытому лазу. Бык быстро сорвал с ремня металлический трёхлистник и кинул его на стену. Устройство автоматически закрепилось на поверхности и загорелось красными полосами. В двух метрах показалась морда первого трутня. Он оскалился, вздымая иглы, и прыгнул вперёд. Яут нажал кнопку на энергосистеме, резко отойдя. Врубилась лазерная сеть, перекрыв выход. Летевшего снизу трутня разрезало на части красными нитями. Остальные, зашипев, остановились. Минуты две они метались у сетей, но, убедившись в недосягаемости врагов, отправились обратно, в обход. Хищники прокрались ещё пятьдесят метров, прислушиваясь и присматриваясь, а затем Разайд оставил Быка, уйдя вперёд на выполнение своей основной миссии. Младший постоянно сканировал тоннель на наличие тайников. Он обнаружил и перекрыл ещё два таких хода, один из которых оказался полноценным лазом, ведущим, правда, не к Королеве, а в лабиринт-ловушку с лихо устроенным тупиком. Возможно там поначалу сидела Матриарх, становясь более развитой, сильной и крупной особью. Некоторые тоннели соединялись с основными при помощи узких ходов, поэтому Кашинн не пожалел ещё одной лазерной сети для перекрытия данного тайника. Внезапный визг, раздавшийся впереди, заставил Охотника замереть. Десяток особей, агрессивно шипя, двигались прямо на него. Кровавый нервно сглотнул. «Нападай сразу, используй всё, что у тебя есть», - вспомнил он слова Кар’клейя о массовых атаках Жёсткого Мяса. Эта часть коридора находилась глубоко под землёй, и угрозы обвала тут не было. Времени на раздумья тоже. Он отцепил сюрикены и швырнул их в шевелящуюся массу. Визг. Кто-то упал. Внезапно мимо просвистели ещё четыре сюрикена и два плазмозалпа. Кашинн, не оборачиваясь, начал стрелять.

- В атаку! – взревел Насид-Меам и, словно безумный, кинулся на надвигающуюся волну.

В его руке мелькнула глефа. Кайндэ кидались на Воина со всех сторон, но он постоянно двигался, не позволяя им повиснуть у себя на плечах. Обоюдоострая рукоять с длинными раздвоенными клинками вонзалась во плоть врагов, пробивая прочный, толстый хитин, отсекая дыхательные трубки, лапы, хвосты. Кислота брызнула на правую руку. Бич взревел, но не остановился. Замереть тут было смертельно опасно. Воин прижался к стене, отбрасывая трутня.

Ряды Кайндэ дрогнули под грубой атакой Кашинна. Попирая боль от когтей, молодой яут швырнул копьё, убив направляющего трутней солдата, затем схватил за хвост попытавшихся залезть на стену Чужих, и начал бешено раскручивать. Кайндэ Амедха громко визжали. Их головы сталкивались с сородичами, валя их на пол, натыкались на рёбра стены. Удары были сильными, броня дала трещину. Хищник швырнул врагов в темноту коридора. Они упали на пол, прокатившись до развилки, и, оглушённые, замерли. Кашинн, пригнувшись и увернувшись от атаки взъерошенного битвой ксеноморфа, добрался до копья. Он выдернул его из бока поверженного солдата и, развернувшись, едва успел поставить блок от удара когтистой руки.

Фатор рассекал хитин лезвиями нагинаты. Он двигался вокруг своей оси, стараясь держать оружие как можно крепче. Поначалу ксеноморфы кидались со всех сторон, и он больше оборонялся, чем нападал. Теперь, когда их ряды заметно иссякли, Охотник мог сосредоточиться на агрессивных прямых атаках. Младший целился в голову, стараясь по привычке поразить нервоузел, но броня здесь была куда мощнее чем, допустим, на спине.

Ноги, - внезапно услышал телепатический говор Насид-Меама Фатор.

Мимо пролетел Кашинн, врезавшись в противника и уволакивая его к стене. Лезвия вошли в глотку. Тяжёлое копьё торчало из бока трутня, крутившегося волчком в углу. Двое Кайндэ атаковали первого помощника Кар’клейя с фронта и тыла. Третий, небольшой, норовил спрыгнуть на голову, вися на потолке. Фатор резко крутанулся, одновременно присаживаясь. Нагината ударила атакующих по ногам, завалив. Хищник резко отпрыгнул, сверху, как снег на голову, свалился разведчик. Ветер с размаху вонзил лезвие в его голову, выдернул и, пнув встающего справа трутня ногой, грубо проткнул насквозь поднявшегося слева, атаковавшего с фронта. Тот, что был справа, зашипел. Фатор аккуратно прижался к стене... противник прыгнул, Хищник выкинул вперёд оружие. Треск пробитых рёбер. Сбоку послышался финальный аккорд – удар хлыстом с последующим отрыванием головы. Мёртвое тело упало на пол... Кровавый стряхнул с нагинаты обмякшего Кайндэ и оглянулся вокруг. Он не чувствовал боли ожогов, не замечал рваных ран от когтей. Повсюду зеленел твей и разваливались, уходя в пол, останки Жёсткого Мяса. Кашинн сидел в углу, держась за руку и презрительно оглядывая поле боя. Насид-Меам стоял в центре коридора, слегка опустив голову и молчаливо смотря на свежеубитого Жука. Булькающий писк. Бич обернулся и приглашающе расставил руки: давай, покажи чего ты стоишь, мне плевать.

Оттолкнувшись от пола сильным хвостом, лицехват, расставив лапки, полетел на потенциального носителя. С громким шлепком он приземлился на маску Насид-Меама, прямо поверх металлического собрата. Хвост тут же попытался замотаться на шее, но затянул поверхность металла, изображавшего тот же хвост. Бич лишь ухмыльнулся. Он встал на одно колено и слегка нагнул голову. С лязгом выскочили ки’чти-па. Лезвия начали медленно отрезать верхнюю лапку промежуточной стадии развития Кайндэ. Фэйсхаггер издал пронзительный писк, попытавшись задушить своего носителя, но сплав был в стократ прочнее его хватки. Лапка упала на пол. Кислота капала вниз. Бич начал отделять хвост. Тельце лицехвата беспомощно тряслось, из последних сил пытаясь нащупать края маски. Есть! Усилия, предпринимаемые небольшим скорпионообразным созданием ни к чему не привели. Маска плотно сидела на лице носителя, пока кислота нещадно покидала тельце фэйсхаггера. Отделённый хвост повис на шее Бича. Он сорвал его и швырнул в сторону. Лезвия прошли насквозь, заставляя лицехвата в конвульсиях отцепиться. Как покалеченный осьминог на вилке, он тряс лапками, покидая эту зря прожитую жизнь, так и не выполнив своей миссии.

- Массовая атака... – задумчиво протянул Бич, глядя на застывшего фэйсхаггера, - требует жёстких прямолинейных мер. Незамедлительная контратака – вот единственный метод сбить с толку врага и не потерять Чести в случае неудачи. Здесь в ход идёт всё – всё оружие, имеющееся в арсенале, весь навык, накопленный за годы Охот. Как только видите крупную волну, сразу начинайте стрелять, чтобы поразить как можно больше целей на расстоянии и проредить их ряды. Используйте все виды метательного оружия, имеющегося при вас, но никогда не оставайтесь с пустыми руками, - он взглянул на Кашинна. Тот понимающе кивнул. – Оказавшись в центре битвы, двигайтесь. Не позволяйте им окружать вас. Отгоняйте и калечьте, рубите лапы и хвосты. Не бойтесь их кислоты, х'длак (страх) – ваш главный конд (враг). Добить их можно будет позже, главное, сдержать первый натиск и определить командующего. В крупных ульях это обычно преторианец. Здесь был солдат. Устранив надсмотрщика, наведете смуту.

- Смуту? – послышался рычащий голос поднимающегося на ноги Кашинна. – По-моему, смута тут невозможна. Они налетают со всех сторон...

- Младший, - снова сдерживая вспышку гнева, продолжил Бич, - Кайндэ - существа выполняющие команды: Матриарха, преторианцев, солдат и так далее в зависимости от ступени, занимаемой той или иной особью. Трутень идёт в бой и его направляют. Внезапно полководец, ведущий группу, резко исчезает. Приказы не поступают. Это секунды на осознание ситуации. И этими секундами обязан воспользоваться ТЫ.

- Да, Сильнейший, - Бык виновато поклонился.

- Гва’арский ксеноморф... Какое у него слабое место? – поспешил задать свой вопрос Фатор. – До нервоузла добраться не так просто. Не всегда есть возможность совершить точный удар такой силы, чтобы пробить броню.

- Глотка, - коротко ответил Воин, просматривая карту. – Мы на месте. Пора разделяться. Кашинн, остаешься здесь. Сторожи коридор, через который будет осуществляться наша эвакуация. Ни одно Жёсткое Мясо не должно пройти через тебя. - Кровавый учтиво кивнул. – Фатор, поворачиваешь налево. Уничтожай дичь и береги бомбу. Ты должен донести её до центра улья. Твоя задача сделать это максимально быстро, – первый помощник Вождя утвердительно защёлкал. – Вам будут попадаться группы Кайндэ. Сейчас они рыскают по улью. Запах чужой Королевы по-прежнему не оставляет их в покое. Фатор, встречаемся в лагере Разайда.

- Лагерь? – улыбнулся Кровавый. – Он там шатры из костей Королевы мастерит?

Бич улыбнулся “оскалом”:

- Будем надеяться, что да.

***

Разайд подошёл достаточно близко к цели. Несколько ран от когтей на спине и пара царапин на груди – отсутствие преторианцев сказалось на обороне улья. Все ксеноморфы рассредоточились по своему дому, сбитые с толку чужим запахом и присутствием нескольких нарушителей. Убедившись в том, что Кайндэ поблизости нет, Воин снял заплечный мешок и достал из него два ремня с рядом ритуальных метательных ножей. Плотные, очень острые лезвия были гладкими по бокам, чтобы эффективнее входить в плоть врага. Яут начал закреплять ремни. Один был натянут поперёк груди, поверх оставшихся двух лазерных сетей, второй затянулся на поясе, рядом с бомбами. За стеной была камера Королевы. Сделав вдох и впав в состояние зазин, Разайд двинулся к ней...

***

Фатор внимательно сканировал коридоры, изучая развилки и перекрывая нужные ходы. Ему удалось отбить атаку четырёх трутней и продвинуться вглубь. Где-то сбоку послышалось шипение. Хищник резко повернулся и взмахнул нагинатой. Лезвие чиркнуло по стене – Чужой ушёл от нападения, агрессивно выставив истекающую слюной вторичную челюсть. Он спрыгнул и начал петлять, подбираясь к врагу. Жук уцепился за соседнюю стенку тоннеля и пополз по потолку. Фатор задрал голову вверх, готовясь сорвать противника с его позиции... Резкая боль заставила взвыть. Передние лапы проскользнувшего во время отвлекающего манёвра трутня, схватили за глотку, задние упёрлись в спину. Копьевидный наконечник хвоста торчал из пробитого плеча Охотника. Ярко фосфорицировал твей. Ещё немного, и победоносно визжащее Жёсткое Мясо прокусил бы голову яута, но Фатор с разбегу налетел на стену спиной, придавив соперника и, схватив за вытянутую морду, перебросил через себя. Острый наконечник болезненно вырвался из раны, ярко зеленея. Разбрасывая твей, первый помощник Кар’клейя с размаху вонзил нагинату в открывшуюся на доли секунды глотку. Враг издал короткий визг и умолк. Сзади раздался звук когтей клацающих об пол – с потолка спрыгнул “Отвлекающий”. Ветер резко развернулся и тут же встретился с его агрессивной атакой. Впереди зазеленели фигуры ещё четырёх особей. Ксеноморф стоял на задних лапах и наносил злобные отрывистые удары передними. Кровавый выпустил ки’чти-па на обеих руках и прикрывался ими, ставя крестовой орн’тей. Когти выбивали искры. Хитин на ногах “Отвлекающего” измазался кровью врага. Хищник почувствовал сзади повышение световых волн - Чужой оттеснял его к лазерам. Рядом с сетью алых нитей Фатор резко контратаковал, грубо съездив запястными лезвиями по морде ксеноморфа, следующий удар заставил Кайндэ обороняться. Воспользовавшись этой секундой, яут размахнулся и пронзил противника насквозь, резко откинув ещё извивающееся тело в алую паутину. Лазеры разорвали плоть в клочья. Свежеприбывший кинулся вперёд, Фатор пригнулся – трутень пролетел над ним. Его постигла та же участь, что и собрата. Ошмётки упали с той стороны сетей. Ещё двое сорвались со стен одновременно, слева и справа. Фатор прыгнул навстречу третьему. Стремительный взмах нагинаты рассёк пополам вставшего на задние лапы и готового нанести удар Чужого. Резко развернувшись, Кровавый пальнул из плазмомёта по попавшему под треугольный прицел трутню. Тот с визгом отлетел спиной в лазерную сеть. Последний попытался маневрировать, находясь на потолке и уходя подальше от опасных, красных нитей. Он развернулся и тут же встретился с мощным плазмозалпом. Его разорвало на части. Фатор презрительно тряхнул головой. Ярко мелькнул отблеск лазеров на золотом унтаре. Достав аптечку, Охотник быстро обработал рану. Через несколько минут он двинулся дальше.

***

Тонкий писк заставил Кашинна обернуться. Лицехват уже приготовился совершить прыжок. Лазерный прицел лёг на спину промежуточной стадии развития ксеноморфов. Фэйсхаггер оттолкнулся хвостом от пола... плазмозалп разорвал его в воздухе. Кислота забрызгала маску Охотника, несколько маленьких капель попали на грудь. Бык стиснул клыки – жжение длилось достаточно долго, но твей науду имел свойство нейтрализовать действие кислотной крови Чужих. С момента ухода собратьев прошло около получаса. Из глубин улья то и дело доносился высокочастотный визг Кайндэ, но ни одна особь так и не показалась из тоннелей. Перекрывая потайные ходы, Бык истратил все лазерные устройства. Яут уже начинал немного нервничать. Он то и дело обращался к карте, чтобы убедиться в целости собратьев. Неожиданно, сзади, за спиной, раздались тяжёлые шаги. Глубокое дыхание, смешанное с низким рычанием... Кашинн, крепче сжимая в руке копьё, медленно развернулся. Перед ним, истекая те'дки, в мощной, плотной броне стоял преторианец. Его гребень по выступающим рёбрам был покрыт редкими, плотными иглами, которые начали вздыматься при виде врага и напоминать шипы. Похожие иглы торчали из боков, но были заметно крупнее. На локтях, чуть загибаясь, виднелись острые выросты. Этот элитный воин улья только пережил трансформацию и, не найдя корабля для миграции, возвращался домой, к Матриарху. Он угрожающе оскалился и начал раскачивать хвостом, сделав несколько уверенных шагов вперёд. Бык быстро просканировал территорию – группа ксеноморфов вырвалась из потайного хода и устремилась на охоту. Им нужно было кормить улей, давно никто не возвращался с едой. «К’жит! – выругался яут. – Эта сволочь сорвала мои лазерные сети!». Хищник снял с пояса сюрикен и швырнул его в морду приближающемуся врагу. Преторианец поднял мощную лапу и отбил нелепую крутящуюся железяку. Агрессивно зарычав, он бросился в атаку, врезавшись в противника и отшвырнув его к стене. Кашинн больно ударился спиной и скатился вниз, чуть не выпустив из рук копьё. Он поднялся – по маске прошлись загнутые толстые когти, оставив глубокие борозды. Это заставило Охотника на секунду отвернуться. Последовал болезненный удар хитиновой рукой в бок, который снова завалил Быка на пол. Личный охранник Королевы резко прижал нарушителя, встав тяжёлой ногой на его грудь. Кровавый ощутил, как прогибаются его рёбра. Вязкая, липкая те'дки падала на маску. В пасти показался видоизменённый язык. Кашинн дернулся, копьё всё ещё было в его хватке. Он напряг мышцы правой руки и с размаху возил наконечник комбо-шеста в бок преторианца. Тот пронзительно взвыл и, отступив чуть в сторону, попытался выдрать проклятую металлическую палку. Копьё лишь поверхностно пробило прочный хитин, погрузившись остриём.

- Арррр! – Бык вскочил на ноги и резко повернул ручку оружия, выпустив из ребристого наконечника крючковатые захваты. Минуя удар хвоста, он поднажал и с разбегу прижал соперника боком к стене. Копьё погрузилось глубже. Преторианец издал пронзительный рёв, призывая трутней, но большинство тоннелей было перекрыто, и Кайндэ следовали цели потайными извилистыми путями. Это позволило яуту выиграть время. Хвост полетел в плечевой сустав, но Кашинн успел перехватить его, натянув и упёршись ногой в бок. Он резко рванул комбо-шест на себя. Захваты впились в плоть и броню изнутри, наконечник вылетел вместе с куском шипящего кислотой мяса и хитина.
Кровавый перехватил хвост левой рукой, из правой выскочили ки’чти-па. Он намеревался отсечь его, но преторианец приложил усилия и резко дернул хвостом, отчего Бык пролетел по коридору, с грохотом приземлившись на пол и прокатившись прямо до разведчика и трутня. Трутень схватил его за глотку, попытавшись сорвать маску. Слева уже подползал лицехват. Охотник поднял руку, вооружённую копьём, но сидящий рядом бегун плюнул кислотой в его пальцы. Взвыв от боли, Хищник выпустил оружие. Тяжёлый комбо-шест с грохотом упал на пол... Тонкие цепкие пальцы Чужого проникли под края маски и сорвали её. Кашинн чувствовал страх. «Х'длак – ваш главный конд», - пронеслась фраза Учителя в его голове. Он взвыл, прижав жвала, и попытался вырваться, но из темноты появились ещё две особи, заблокировав его мощные, мускулистые руки. Хвосты зажали ноги, и тот трутень, что сидел на его груди, заграбастал лапой фэйсхаггера, прижав к его лицу. Темнота. Хищник слышал, как с лёгким писком разбегаются ксеноморфы, созванные хриплым рёвом израненного преторианца. Воин улья решил оставить этого носителя здесь. Удаляющиеся тяжёлые шаги... тишина. Трубки скользили по глотке и трахее. Ничего хуже и позорнее представить себе было нельзя. Яйцеклад, личинка... Нехватка воздуха... Потеря сознания.

***

Насид-Меам уловил эхо пронзительного рёва. Сложно было сказать, с какой точно стороны он раздался, но было очевидно, кому он принадлежал. «Преторианец?». Тоннель снова разделялся, уходя вправо и влево. Мельтешение трутней. Бич попытался обратиться к карте, чтобы выяснить, что происходит на выходе, но на его палец с потолка капнула слюна... Воин за доли секунды сорвал с пояса хлыст и нанёс удар вверх, затем дернув на себя. Разведчик упал прямо перед ним. Яут не дал ему очухаться, наступив на голову и сильнее дернув за рукоять. Половина вытянутого черепа отлетела. Шум за спиной. Охотник обернулся и сразу швырнул сюрикены. С другой стороны послышался топот лап и скрежет когтей. Ксеноморфы ждали его здесь, устроив ловушку. Волна трутней шла с обеих сторон. Воин, поймав сюрикены, снова швырнул их в обе стороны и начал стрелять из плазмомёта крупными залпами. Из наручей обеих рук выскочили длинные, чуть загнутые резные ки’чти-па. Как только волна трутней оказалась в зоне досягаемости, он метнулся вверх, направляя движение своего тела по спирали, против часовой. Кайндэ ринулись на Хищника, отталкиваясь от пола и стен. Дикий визг. Треск рассекаемой брони. Знаменитый «Винтовой Раскрут», разработанный Насид-Меамом в далёкие времена Великого Заражения, помогал выстоять во время массовых атак Жёсткого Мяса. Двойные запястные лезвия проламывали плотный хитин, отрубали конечности, головы. Кислота летела во все стороны, попадая на доспех и маску. Некоторые капли задевали и кожу, но Волве с самого раннего возраста вырабатывал в будущем Зачистщике болеустойчивость, подвергая жестоким испытаниям, поэтому сейчас Воин спокойно переносил эти привычные ощущения. Насид-Меам приземлился на пол, продолжая движение. Он плавно вышел из раскрута, ускользнув подальше от места успешной атаки. Там по полу ползали изувеченные особи. Повинуясь инстинктам, они даже в таком состоянии пытались уничтожить врага. Внезапно снизу раздался неистовый вопль Королевы. Она звала своих детей. Оставшиеся трутни резко повернули назад, спеша в камеру Матери. Это был верный знак – Разайд добрался до Матриарха и атаковал. Кто-то схватил Бича за ногу – особь с отрубленными задними лапами подтянулась, чтобы выстрелить второй челюстью в уязвимый живот. Он грубо вонзил ки’чти-па в голову Чужому и, отбросив его, отцепил от крепления глефу. Быстро метнувшись навстречу покалеченным, он начал добивать их точными, чёткими, отработанными движениями. Убедившись в том, что не осталось ни одного живого Жука, Насид-Меам быстро застучал когтем по энергосистеме, обращаясь к сканерам. Зелёные фигуры блуждали вне улья, а на развилке неподвижно лежал силуэт Кашинна.

- Рйет! – выругался Воин. – Преторианец сбил лазерные сети. Нужно срочно завершать задание.

Он сорвался с места, быстро продвигаясь к камере Королевы. Каждый яут знал, что невозможно долго выстоять в одиночку против Матки и её детей. К тому же там было много нераскрытых яиц.

***

Фатор отбивался от множественной атаки. Кислота уже успела забрызгать его руки, нестерпимая боль пресекала зазин на корню. Кровавый только недавно вооружился нагинатой и ещё не очень уверенно владел ею. Этот факт давал большое преимущество многочисленным Кайндэ. Солдат взмахом хвоста выбил из руки Ветра двулезвийную рукоять, резко прыгнул, протаранив головой, и откинул к стене. Он грозно зашипел, занося хвост. Фатор приготовился уйти от удара, либо попытаться блокировать его, как вдруг по коридору пронёсся вой Королевы. Чужие начали отступать, скрываясь в тоннелях, но солдат решил быстро завершить начатое. Эти секунды отвлечения на зов стоили ему жизни. Хищник молниеносно оттолкнулся от стены и пробил плоть врага двойными запястными лезвиями. Отбросив его и громко фыркнув, первый помощник Вождя подобрал нагинату. Внезапно сзади послышалось тяжёлое дыхание. Звук отлетающей от стены лазерной сети. Фатор обернулся и увидел немного потрёпанного преторианца.

- К’жииит...

Элитный воин улья злобно зарычал и бросился устранять очередное препятствие на пути к зовущей на помощь Матери. Ветер швырнул сюрикен, но ксеноморф, не сбавляя скорости, сбил его рукой. Удар лапы – Охотник пригнулся. Резкий разворот с попыткой атаковать хвостом – яут подпрыгнул и, приземлившись, быстро ушёл назад. Преторианец неуклюже развернулся и... удар по ногам лезвием нагинаты. Раздался характерный треск. Чужой сделал шаг... Неистовый визг наполнил тоннели. Ноги надломились, и ксеноморф упал на пол. В горло тут же вошли ки’чти-па... Фатор, не тратя более ни секунды, спрятал лезвия, подобрал шипастый диск и ринулся в сторону камеры Матриарха.

***

Плазмомёт Разайда раскалился от бесконечных выстрелов. Одна бомба с пояса ушла на уничтожение большей части кладки, которой была окружена висевшая в “гамаке” из слюнных нитей и полос биополимерной смолы Королева улья. Воин, не останавливаясь, уничтожал оставшиеся яйца, не позволяя ползающим вокруг лицехватам подобраться к себе. Он быстро двигался, как можно дольше избегая атак трутней, отстреливая и отбрасывая их плазмозалпами, перекидывая через себя и пронзая длинным тонким копьём. Чужих становилось всё больше. Разайд успел очистить территорию от кладки, тем самым взбесив Матриарха. Хищник, отскакивая от удара солдата, резко сорвал с пояса пару метательных ножей и, прицелившись, швырнул их в Матку. Кислостойкие лезвия вошли в переднюю часть морды и “корону”. Самка, издав истошный вопль, дернула большими передними лапами и порвала слюнные нити. С резким звуком рвущегося, совсем недавно отращенного яйцеклада, она освободилась от “гамака” и приземлилась на пол. Глаз резко подал назад, ловким движением пробив бок попытавшегося напасть трутня. Как только Королева приблизилась, Воин запрыгнул на покосившиеся ветхие руины и, швырнув несколько ножей в ползущих к нему ксеноморфов, прыгнул. В полете он выставил вперёд копьё и вошёл им в голову Матриарха, но... гребень-чехол этого типа Кайндэ был прочнее, комбо-шест впился неглубоко. Мать, взвизгнув, стряхнула с себя врага, выбив мерзкую металлическую иглу из своей брони. Охотник свалился на землю. На него тут же налетел солдат, но слабый плазмозалп скинул его. Разайд ушёл от удара хвоста, вскочил и прокатился под разворачивающейся самкой, оказавшись с другой стороны. Тут его встретил разведчик, плюнув кислотой в ноги. Рёв боли вырвался из глотки яута, он молниеносно вонзил ки’чти-па в бегуна, затем резко обернулся и получил удар ребристого хвоста в грудь, откинувший его к перекошённой колонне возле стены. От такого грубого столкновения тяжёлого тела Хищника с крошащимся камнем колонна угрожающе накренилась. Разайд очнулся и, стиснув клыки от жжения, резко сорвал нож с пояса, вонзив в грудь нападающего солдата. Запястные лезвия, вошедшие в глотку, завершили дело. Неуклюжая Королева повернулась, задев разъеденную временем скульптуру, очевидно, когда-то поддерживающую потолок здешних этажей, свалив её. В маске Воина отобразилось падение камней... Прыжком он отскочил чуть левее, где его уже ждала пара скалящихся трутней. Первый был отброшен сгустком плазмы. Второго пришлось грубо забивать лезвиями. Трутень успел болезненно рассечь кожу груди когтями, сорвав оба ремня. К счастью, ножи на одном из них закончились, но оставалась ещё пара на поясе. Глаз метко швырнул в дальнего трутня нож и метнулся в сторону, уходя от наконечника хвоста Королевы. Он побежал, что есть силы, к колонне. Ксеноморфов вокруг стало меньше – Воин разрядил их ряды. Где-то сзади клацнула челюсть. Впереди приготовился к прыжку лицехват. Он так и не успел оттолкнуться своим пружинистым хвостом – нога тяжёлого яута безжалостно раздавила его. Разайд взмыл вверх, растопырив когти на руках. Он впился ими в шершавую поверхность и быстро пополз. За ним полезли двое разведчиков. Оказавшись на краю перекошенного произведения искусства, Хищник схватился за пояс, но его руки нащупали лишь один метательный нож. Он фыркнул и отцепил диск, швырнув его в приближающихся раннеров. Оружие рассекло хитин обеих особей и вернулось к хозяину. От кислоты тяжёлая колонна накренилась сильнее. Матриарх подошла и подняла голову, агрессивно обнажив острые зубы. Те'дки упала на пол...

- Давай же, - сквозь зубы прошипел Разайд.

Позади неё, с выходов показалось несколько хребтов трутней. Потом ещё, ещё... Шипя, они ползли по стенам, угрожающе приближаясь.

– Давай! – рявкнул Воин, резко сорвав последний нож и швырнув в её скалящуюся морду.

Королева взревела и с разгона врезалась в колонну головой, попытавшись столкнуть врага. Хрупкое, обветшалое строение не выдержало, всей своей массой рухнув на самку, повалив её и придавив. Хищник прокатился по полу, затем метнул диск в сторону рванувших на него ксеноморфов. Быстро встав на ноги, он на бегу подхватил своё валяющееся копьё и, не дав Матриарху выкарабкаться, вонзил его в её глотку. Кайндэ Амедха задёргалась, визжа и скребя всеми четырьмя передними лапами. Кислота зашипела на полу. Воин поднял руку и поймал свой диск. Он с размаху заехал раскалённым лезвием по шее элитной добычи, добив её. С яростным визгом в камеру ворвалось два десятка оставшихся в улье особей. Разайд обернулся и приготовился противостоять жестокому натиску. Неожиданно с двух сторон полетели плазмозалпы. Четыре сюрикена разрежали ряды Чужих. Из главного тоннеля вырвался Насид-Меам, занося в атаке глефу, слева вылетел Фатор, вращая нагинатой. Кайндэ отчаянно бросались на осквернителей улья, трещал хитин, брызгала кислота... Разайд запрыгнул наверх. Болезненно ныли раны. Швырять диск было опасно, кроме того, такой напор был хорошим испытанием для Фатора, поэтому Глаз решил не вмешиваться, оставив последние аккорды собратьям. Кровавый был ранен в плечо, но попирал боль, сражаясь в полную силу. «У этого юнца хороший потенциал. Есть шанс, что далеко пойдёт», - впрыскивая обезболивающее, подумал Разайд. По потолку к нему полз трутень. Он скопил заряд и разорвал его сгустком плазмы. Ветра прижали к стене. «И как ты поступишь?». Молодой яут пригнулся, чиркнул вставшим на “дыбы” ксеноморфам по ногам, а затем прикончил их запястными лезвиями и взмахом нагинаты. Насид-Меам неистовствовал. Воин Чести явно вошёл во вкус, хватая оставшихся Жуков за глотки и вырывая им языки. Разайд ухмыльнулся: «Опять свихнулся от боли». Бич взял размах и с силой ударил последнего трутня хлыстом, дернув и снеся ему голову. Он презрительно рявкнул, сворачивая оружие кольцами и вешая на пояс. Разайд спрыгнул. Пахло кислотой и жжёным мясом. На остатках цельной ткани кожи Насид-Меама, виднелись свежие вкрапины от крови Кайндэ Амедха. Правая рука Фатора зеленела точками от колючек гва’арского ксеноморфа. Из левого плеча тёплой струйкой на пол стекал твей.

- Отцепляй бомбу, - рыкнул Бич первому помощнику Вождя, снимая с пояса продолговатую, металлическую коробку. Ветер последовал его приказу. Разайд стоял у стены, закрепляя на неё взрывчатку. Насид-Меам кивнул молодому собрату в сторону центра помещения. Яут бросил туда свою бомбу.

- Как будем взрывать? - закончив закрепление и приступив к отделению головы Королевы от тела, вопросил Глаз.

- Сегодня с энергосистемы. Нам ещё предстоит добить тех, кто покинул улей.

Разайд на секунду замер и поднял голову.

- С Кашинном что-то случилось. Скорей всего, его уничтожил преторианец.

Фатор напряжённо щёлкнул. Воин, чуть слышно фыркнув, закончил отрезать голову и, взвалив трофей на спину, прорычал:

- В таком случае не будем терять время.

Охотники покинули камеру Королевы. На выходе, Бич положил на порог бомбу и устремился за собратьями. Быстро двигаясь по тоннелям вверх, Насид-Меам включил карту и осмотрел местность на много миль вокруг улья, но не обнаружил ни одной особи. «Хмм. Странно».

***

Страшная, давящая тишина, разбавляемая лишь размеренным капаньем воды с влажного потолка. Скребущие ощущения в пересохшей глотке. Темнота. Кашинн открыл глаза – всё плывёт. Он пошарил рукой рядом, ища маску. Пальцы нащупали что-то холодное, напоминающее затвердевшее желе. Тонкие лапки, поднятые вверх.

- Ааа! – Бык одёрнул руку от мерзкой мёртвой плоти лицехвата. Он повернул голову и уставился на погибшее создание, осознавая, что...

- Я заражён. Я заражён! Нет, не может быть...

Яут немного привстал. В глаза бросилась маска. Пальцы легли на борозды, чуть проведя по ним. Он начал вспоминать... «Преторианец. Был преторианец, который пришёл с выхода». Копьё с остатками хитина на наконечнике... «Я ударил его в бок. Что было потом?». Он приложил когтистую руку к гудевшей голове. Тонкая нить слюны стекала с пасти Хищника на доспех. Взмах хвоста преторианца, полёт по коридору и приземление. От дальнейших воспоминаний в глазах застыл тошнотворный ужас. Ком подкатил к горлу. Трутень, снимающий с него маску, раннер, плюющий в руку кислотой. Лицехват, трубки спускающиеся по пищеводу вниз... Плоть пошла крупной дрожью. Хищника вырвало на холодный липкий пол. Он судорожно зашевелил мандибулами и, покачиваясь, встал. Надев маску, Кашинн подобрал копьё, чуть отряхнулся. Трубки с дыхательной смесью. Да, теперь уже лучше. Гудение в голове начинает отступать, сознание проясняется. Внезапно с выхода послышался шум чьих-то шагов. Он обернулся и увидел незнакомого Воина. На маске был знак клана Ганерина, одного из Элдеров, входящих в Совет – три поднятых ввысь когтя. Сама маска выглядела как бы потресканной со всех сторон. Трещины сходились на лбу, в месте символа. «Клан «Острого Когтя»?! Что здесь делает один из Воинов Великого Ганерина? Это наша охотничья территория!». Хищник слегка притормозил, окидывая презрительным взглядом носителя-неудачника. Кашинн почувствовал вспышку гнева – с какого этот дерзкий нарушитель границ так смотрит на него?! Из глубин тоннелей послышался топот ног. Незнакомец, заинтересованно щёлкая, перевёл свой взгляд на развилку. С правой стороны показались три фигуры...

"Right Now" (Korn) - Насид-Меам vs Конд-орлоинд

Насид-Меам шёл впереди. Он резко остановился, увидя рядом с Быком неизвестного ятжа. Затем в поле зрения попал мёртвый лицехват. Моментальное сканирование Кровавого.

- Немедленно доставить Кашинна на ближайший Атолл, - телепатически прорычал Бич собратьям. – Он заражён. БЫСТРО!

Разайд и Фатор направились к собрату. Незнакомец не стал мешать им. Он лишь злобно ухмыльнулся, взирая на давнишнего соперника.

- Сколько оборотов, Насид-Меам? – едко прорычал Воин, кладя руки на рукояти двух загнутых сабель с крючковатыми зазубринами на лезвиях. Рука Сильнейшего сжалась в кулак. В конце коридора обернулся Разайд.

- Идите, идиоты! Я задержу его!

- Так, так, таак, - неизвестный начал медленно расхаживать поперёк тоннеля. – Клан неудачников в попытке уничтожить улей... – он резко остановился. – Неплохо. Заражённый и целая группа упущенных Кайндэ.

- Тебе предстоит ответить за каждое своё слово, - прошипел Насид-Меам, - в том числе и за то, что ты болтал на базах.

- Да нуу? Неужели я удостоюсь боя с самим... жалким прихвостнем павшего Владыки?

Бич оскалился. Он чуть было не поддался на эту провокацию, бросившись в слепую атаку.
Они начали кружить друг напротив друга.

- На кой к’жит ты преследуешь меня, ита?! (низшая каста дефективных, сильное оскорбление для Воинов).

Конд-орлоинд зарычал, крепче сжав рукояти оружия.

- Ошибаешься, квей, не я преследую тебя.

Враждебный (Конд-орлоинд) напал. Он налетел как ветер, в полёте вырвав мечи из ножен. Бич едва успел среагировать, поставив перекрёстный орн’тей при помощи ки’чти-па. Лезвие, высекая искры, соскользнуло вниз и ударило по доспеху.

- С'йюит-де, - презрительно рявкнул Воин клана «Острого Когтя».

Насид-Меам резко прыгнул в сторону, на лету сорвав с пояса хлыст. С разворота Сильнейший нанёс удар, зацепив руку, держащую оружие. Он уже напряг мышцу, чтобы дернуть ручку и лишить врага конечности, но тот проявил моментальную реакцию и отсёк жало хлыста второй саблей. Конд-орлоинд резким движением отмотал оставшийся кусок от своей руки и презрительно швырнул в маску противника.

- Это всё детские игры, Насид-Меам! Не для этого я пересекал полгалактики!

Бич прерывисто и ненавистно рявкнул. Он знал, что ему, будучи измотанным после улья, нападать будет сложнее, в отличие от соперника, который, похоже, особенно не заморачивался в последние пять часов. Яут злобно отбросил ручку хлыста и достал глефу. Враждебный надменно усмехнулся. Он будто специально вёл себя спокойно, демонстрируя своё превосходство и дразня Дакинд Тант’ра (Знаменитого Воина). Насид-Меам не торопился. Он знал слабые места своего “старого приятеля”. В руках угрожающе крутанулась металлическая рукоять. Конд-орлоинд осклабился. Последовала резкая лобовая атака. Лезвия сабель рассекли воздух прямо перед маской Бича, тот подался назад и, с разворота, присев (тем самым снова минуя клинки), ударил соперника по ногам. Насид-Меам замахнулся, целясь в грудь лежащего, но враг резко дал слабый залп из плазмомёта, откинув неприятеля. Воин Чести врезался в стену, чуть не выронив глефу. Он встрепенулся и, встав, зарычал:

- Презренный с'йюит-де, ты нарушаешь законы честного боя и ведёшь себя подобно варварам!

Фыркнув, Враждебный сорвал плазмомёт и откинул его в сторону. Оскалившись, Насид-Меам повторил этот жест. Он медленно отошёл от стены и, неожиданно размахнувшись, попытался ударить соперника в бок, на что тот ответил высоким боковым прыжком с последующим отталкиванием от стены и полётом с выставленными вперёд саблями. Бич оперативно вытянул глефу, как штырь, в его сторону. Клинки скрестились и столкнулись с двойным наконечником металлического шеста, сам летящий Хищник выбросил ноги вперёд и с силой врезался ими в открытую грудь соперника. Насид-Меам свалился на спину, немного проехав назад, тормозя скольжение по полу вторым концом глефы. Противник приземлился перед ним и, крутанув саблями, направил их во врага. Бич быстро перекатился на бок, постаравшись зацепить врага ногой. Рывок – неприятель завалился, но, упёршись лезвиями в пол, быстро встал. Воин Чести уже замахивался с правой стороны. Конд-орлоинд не успел отреагировать, лишь немного прикрывшись клинками. Лезвия глефы рассекли ногу выше колена до мышц. Брызнул твей. Бич начал агрессивно наступать, отводя удары сабель в сторону и пытаясь прижать врага к стене. Воин клана Ганерина неожиданно крутанулся вокруг своей оси, приседая. Обе сабли, находясь параллельно друг другу, летели прямо в ноги Насид-Меама. Бич подпрыгнул. Приземлившись, он с размаху съездил неприятелю ладонью в маску. Секундное замешательство могло стоить Враждебному жизни, так как ки’чти-па уже летели в его глотку, но стремительность снова спасла ему жизнь – он успел отсечь запястные лезвия врага, тем самым сбив его с толку. «Что за?.. Что это за сплав?!». Удар... Боль. Невыносимая. Резкая. Сводящая с ума. Насид-Меам взвыл, но его рука автоматически лишь крепче сжала глефу. В его голосе была хрипота. Глотка начала наполняться твеем. Он не понимал, что делал, что происходило дальше. Его рефлексы, отточенные в боях, вкупе с сильнейшим инстинктом самосохранения, полностью отключили разум. Бич нанёс резкий, автоматический удар головой, заставив врага отпустить торчащую из его плоти рукоять. Он схватил когтями вооружённую второй саблей руку и вывихнул её, одновременно с этим вонзив шпору правой ноги в лодыжку врага, заваливая его. Потеряв равновесие и корчась от боли, Конд-орлоинд свалился на пол. В его плечо тут же вонзилось раздвоенное лезвие глефы, пройдя насквозь и пригвоздив его к холодной поверхности. Бич быстро присел и воткнул выпавший из вывихнутой руки клинок в ладонь Враждебного. Его рёв и попытка схватить когтями лишь подлили скорости автоматике Насид-Меама. В глазах начинало двоиться, становилось невыносимо больно дышать. Воин Чести наступил на запястье правой руки, прижав её.

- Не двигайся. Или я прикончу тебя.

- Ты мертвец, Насид-Меам, - холодно прорычал Конд-орлоинд, даже не делая попыток выбраться. Противник заслуживает уважения за подобную выдержку. Он даст ему шанс использовать аптечку, потому что он дал шанс ему, пронзив ладонь, но не глотку.

Бич достал небольшую продолговатую коробку и, проведя когтем, открыл её. Дрожащая рука вынула сильнейшее ярко-красное лекарство. Его использование позволялось лишь в самых крайних случаях. Оно в разы ускоряло процессы регенерации тканей внутренних органов, останавливая кровотечения, позволяя выиграть время, но в его состав входило пьянящее Молоко Королевы. Вещество, свойствами напоминавшее адреналин, давало плоти силу. В повышенных дозах лекарство вызывало галлюцинации, а в худших случаях привыкание. Хищник опустил голову... из груди виднелась рукоять. «Он пронзил меня насквозь. Пробито лёгкое. Я задыхаюсь... Кетану, почему именно здесь и от его руки?». Из прозрачной колбы выскочила короткая игла. Он вонзил шприц в живот, впрыснув весь препарат. Через секунду пустая колба упала на пол, рядом с неподвижно лежащим и ухмыляющимся Конд-орлоиндом. Бич вырвал глефу – неприятель взревел и схватился за плечо. Воин отступил на пару шагов. Боль притупилась, дыхание выровнялось. У него появился шанс.

- Ты безумец, Насид-Меам, - с усмешкой зарычал Враждебный, отнимая зеленеющую твеем руку от ранения и хватаясь ею за воткнутую в пол сквозь ладонь саблю. – Весь ваш клан – собрание безумцев под предводительством сумасшедшего Кар’клейя.

- За нами победа, Конд-орлоинд, - прохрипел в ответ Бич, глотая твей. Враждебный дернул за рукоять, вынимая лезвие из пола и ладони. По тоннелям разорённого улья прокатился его рёв.

- За вами позор, квей. Позорное услужение перед Аттуром!

Враждебный знал, на какую “больную мозоль” нужно давить. Отношения Насид-Меама с женской половиной этой планеты были, мягко выражаясь, натянутыми. А Великий Гуан-Тант’ер придерживался стабильной политики “терпения сквозь клыки”, стараясь не нарушить хрупкий баланс холодно-напряжённых отношений между двумя племенами науду. Эта провокация заставила Дакинд Тант’ра кинуться в бой. Попирая боль от ранений, хромой Воин клана «Острого Когтя» вскочил на ноги и резко занёс саблю над головой. Бич автоматически отреагировал орн’тейем, выставив глефу вперёд, но прочнейшее лезвие рассекло её напополам. Воин Чести фыркнул, перехватив обе части, крутанув и удобно устроив в руках. «Этот сплав явно с Аттура».

В глазах заплясали тени. Он тряхнул головой, чтобы восстановить зрение. В этот момент Враждебный оттолкнулся от пола и попытался опрокинуть противника, что для Бича было бы равносильно поражению – торчащий из спины клинок мог окончательно убить его, но реакция Воина под сильнейшим препаратом не подвела – он отскочил и треснул с замаха лезвиями глефы по маске, высекая искры и оставив на клановой метке глубокую борозду. Каждое движение давалось всё с большим трудом. Лекарство действовало, но вместе с тем опьяняло. Рыкнув, Враждебный описал обратную полуторную петлю, выходя из неё ударом снизу вверх. Бич метнулся назад, резко швыряя в оппонента часть глефы. Тот пригнулся, минуя эту атаку, и бросился вперёд, крутанувшись в воздухе для наилучшего замаха. Насид-Меам едва успел выгнуться назад, упав на колени – лезвие пронеслось прямо над ним, но, увы, зацепило и срезало торчащую из груди ручку сабли. Снова дикая боль, затмевающая сознание. Вой, слабость... За силуэтом замахивающегося Конд-орлоинда стоит...

- Волве?!

Это имя на секунду ввело смуту в действия противника.

«Нет! Только не на его глазах! НЕТ!». Бич поднял руку и, замахнувшись, перехватил летящее лезвие сабли, зажав между клинками глефы. Он крутанул ручку влево и клинок оружия врага обломался.

- Противоречия ломают дух, Конд-орлоинд.

Удар в сердце. Рёв поверженного Воина клана «Острого Когтя» ушёл в недра улья. Его тяжёлое тело свалилось на пол. Бич упал на колени рядом, держась за пронзённую грудь. «Нет, не здесь. Только не в этом улье, не с ним». Он поднял голову. Мощная фигура Вождя в чёрной мантии и клыкастой скалящейся маске исчезала в стороне выхода.

- Волве... Мой Кар’клей, - Воин протянул руку. – Только не здесь, прошу, не оставляй меня здесь.

- Брось его. Встань.

Бич попытался подняться, воздуха стало не хватать. Он пошатнулся и снова осел на колени.

- Я сказал ВСТАТЬ!

Насид-Меам опёрся об стену. Затуманенное сознание играло с ним жестокие шутки. Он смог подняться, но ноги едва держали. Повсюду фосфоресцировал твей. «Обильная твеепотеря», - констатировали факт обрывки разума, прорываясь сквозь пьянящую пелену. Тяжёлое хрипение. Шаги. Вождь подошёл... Бич поднял голову.

- Отец... (“Отец”, “Папочка” – прозвища Волве, которыми его кликали Охотники клана за спиной).

Удар в место ранения. Несносная боль, сковывающая всю левую часть тела.

- Брось бомбу. Заверши начатое и НЕ смей более позорить меня, первый помощник!

Бич отцепил висевшую на поясе металлическую коробку и кинул в центр коридора. Чёрная мантия Владыки мелькнула в темноте, растворяясь в тоннеле, ведущему к выходу.

- Иди за мной, - послышался исчезающий властный голос.

Воин, держась за ранение, двинулся за ним. Ноги были ватными и не слушались. Всё вокруг превращалось в сплошное, однообразное пятно, и лишь движение грозной фигуры, мелькавшей впереди, было единственным ориентиром. Они вышли в ночь, в руины. Перекошенные колонны и лежавшая на боку полуразрушенная пирамида постепенно начали возвращать Воина в реальность. Он оглянулся – Вожака нигде не было. Несколько лун зависли над головой, ярко освещая пространство. От их бледного света вокруг искривлялись причудливые тени павших строений. «Галлюцинации. Я видел галлюцинации, Великий Наинд’эред-Гелл, его не было. Его не могло быть, он давно мёртв». Бич, теряя твей, попытался дойти до корабля, но ноги более не слушали его. Воин упал на колени и завалился на левый бок. «Прости меня, Владыка. Я выполню свой долг, но это будет последнее, что я сделаю». Коготь вонзился в энергосистему и на бомбах, лежащих в ульях запустился стандартный трёхминутный таймер. Сил на установку более короткого времени не было. Перед тем, как закрыть глаза, Воину привиделась нависшая над ним знакомая маска с глазом посредине. «Галлюцинации», - шепнул разум. Темнота.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Alien vs Predator | Добавил (а): Аннет (04.04.2013)
Просмотров: 711

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 3
1 Амидас   (13.05.2013 17:09)
Ну, надеюсь время потом появится, и тогда вообще - персик со вкусом яблочка будет))))

2 Амидас   (13.05.2013 10:59)
Хищник резко отпрыгнул, сверху ссыпался разведчик. - не очень удачное слово. Ссыпается пыль или штукатурка, но никак не живое существо. Может, ринулся или бросился?

смотря на застывшего фэйсхаггера, - глядя, автор. Глядя. В таких контекстах "смотря" не используется. У вас это постоянно присутствует. Используете слова-синонимы "разглядывая, посмотрев, поглядев, рассмотрев". Слов-то много, но "смотря" не употребляйте.

Хмм... Неплохая глава и лекарство такое неоднозначное. Да, Насид-Меаму не позавидуешь, куда не пойди - одни проблемы. А то что клан у них - сплошные безумцы... По крайней мере, никто не знает, чего от них можно ожидать и в этом их преимущество)

3 Аннет   (13.05.2013 12:24)
"Каков Вожак, таков и клан" (с) Волве

"Смотря" ещё много где будет повторяться, не удивляйтесь. Моя бета данную вещь не затрагивала, а у меня сейчас уже просто нет времени ни на прочёсывание таких объёмов текстов, ни на писательство в целом smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн