фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 19:18

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Пираты Карибского моря

  Фанфик «Forever young или тайна Корабельного Духа. | Глава 8-9»


Шапка фанфика:


Шапка фанфика:

Название: Forever young или тайна Корабельного Духа.
Автор: Lada (Против Лизки)
Фэндом: Пираты Карибского моря
Жанр: юмор, приключения, романтика
Персонажи/Пейринг: Джек/Анжелика
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Содержание: Даже самый навороченный эликсир вечной молодости может иметь побочное действие. А длительное заточение никому не идет на пользу, в том числе и мартышкам...
От автора: во время написания фанфика ни один персонаж серьезно не пострадал.
Статус: закончен
Дисклеймер: все принадлежит Диснею, я лишь взяла поиграться без спроса. Некоторые персонажи - мои собственные.
Размещение: по согласованию с автором


Текст фанфика:

Текст фанфика:

Глава 8

Ночь прошла спокойно и благопристойно, если не считать добросовестного до фанатизма Ван Пука, еще три раза наведавшегося к Джеку с визитом и просьбой выдать для священного обезьяна новую бутылку рома, доведя измотанного капитана до настоящего исступления. Ответственный до тошноты, к счастью, непьющий, но убийственно тупой китаец сначала сунулся к крепко принявшему "на грудь" старпому, мирно дрыхнущему в кубрике, после чего был послан очень далеко, а именно к кэпу, который даже не думал спать. Воспользовавшись тем, что заснувшая Анжелика перестала его доставать с подаренными картами, истосковавшийся по любви и ласке мореход с горя решил на сон грядущий без всяких помех погрузиться в чтение, и в предвкушении потирая руки, уже выудил из кармана скабрезную книжонку. Только углубиться в литературу ему не удалось, и теперь сгорающему от нетерпения Джеку, скрипя зубами, пришлось выслушивать подробный сбивчивый отчет о проделанной работе. В своем докладе этот болтливый малый, сумевший быстро найти общий язык со зловредным подопечным, не преминул сообщить, что он " вычистить священному обезьяну клетка, кормить похлебка, давать выпивка, а потом тот хотеть еще и громко ломать решетка".

На предпоследнее заявление разъяренный кэп послал Ван Пука в... бананово-лимонный Сингапур, Корабельного Духа - ко всем морским дьяволам, и велел заткнуть огромной святой макаке пасть целым бочонком рома, а его больше беспокоить.

- И упаси тебя бог, Пук, еще раз сунуться ко мне. Застрелю... Сразу и наповал... Клянусь, - прорычал он, хорошенько встряхивая перепуганного китайца за грудки, и захлопнув перед его носом дверь, с опаской покосился на спящую Анжелику. А после протопал в дальний угол каюты, снова улегся на матрас, и облизнувшись, открыл пухлую книжицу на самом захватывающем месте.

Впрочем, в ней было до дрожи интересно все, и пролистав несколько засаленных страниц, глубоко впечатленный Джек, задыхаясь и обливаясь жарким потом, почувствовал ужасную обделенность судьбой, какую может испытывать, наверное, свежеоскопленный евнух в султанском гареме. А пробежавшись по книжонке еще немного, ясно осознал, что потихоньку начинает терять рассудок. И к тому же, очень рискует остаться с лопнувшими штанами, не выдержавшими мощной атаки проснувшегося в них "жильца", выставляя себя на потеху "дочурке" и всей своей матросне. Он судорожно сглотнул, зло захлопнул греховную книжонку и затолкал ее подальше под матрас.

"Не стоит так издеваться над собой, старина... Тем более, все равно без толку, - с тяжким вздохом подумал несчастный страдалец, глядя на внушительный бугор, вздувшийся в правой штанине, и хищно покосился на сладко посапывающую во сне Энжи. Будь на ее месте сейчас какая-нибудь другая барышня постарше, со всеми полагающимися женщине частями, то разговор с цыпочкой был бы совсем другой, а уговорить капитан Воробей умел кого угодно. Только приставать с грязными желаниями к пигалице-"дочурке" у него даже в мыслях не было. - И не пялься туда зазря, приятель. Там для тебя, "папаша", ничего подходящего нет. Понял? Вот то-то же. Конечно, досадно... Ну, и ладно, - Джек презрительно фыркнул и отвернулся от картинно раскинувшейся Анжелики. - Ха, тоже мне, женщина...Вот уж кого-кого, а мисс Тич я после всего случившегося, точно, не захочу ни в каком виде - ни с сиськами, ни без... Фу-у, черт, что за похабный бред я несу? Бр-р-р..., - он поднял валяющуюся рядом бутылку и жадно припал к горлышку. - А почему, собственно, бред? Пожалуй, с сиськами было бы гораздо лучше... Гм..., кхм..., так все, хватит. Ложись-ка ты спать, дружок, нечего понапрасну торчать в ожидании чуда, - строго велел хозяин тому, кто все еще возмущенно ворочался в штанах. - Да только черта с два тут уснешь, если у тебя под матрасом люди, пусть даже и нарисованные, вовсю пылкой любви предаются. Обидно... Завтра же эту похабщину за борт без всякого сожаления вышвырну. Или Гиббсу отдам, пускай развращ... просвещается на старости лет. А с меня довольно..."

Вскоре добрая порция успокоительного сделала свое благое дело, даруя измученной душе, а самое главное, растревоженной плоти долгожданный сон и унося на мягких крыльях в волшебное царство Морфея. И там, в роскошном гареме, среди многочисленных восточных красоток блаженствующий Джек нежился в жарких объятьях одной из них, пригревшись меж пышных прелестей, словно невинный младенец возле материнской груди. Ведь во сне он был евнухом, и сейчас испытывал лишь единственное самое сильное желание. Суровая правда жизни рвалась наружу, грозя насквозь промочить соломенный матрас. Но вовремя проснуться, все-таки, успел, и не обуваясь, вышибленной из бутылки пробкой вылетел на палубу, от души порадовавшись, что бредовый сон растаял вместе с уходящей темнотой.

- Эй, а ну-ка, подъем, други! Хватит дрыхнуть! - попутно рявкнул кэп на несущих ночную вахту Бина и Дюка, уютно пристроившихся под грот-мачтой и оглашающих близлежащие окрестности переливчатым храпом. Вмиг продравшие глаза засони испуганно подскочили, а тот, не обращая на всполошенных парней никакого внимания, принялся обильно орошать борт драгоценной старушки, любуясь нежно алеющей зарей, во всем великолепии расцветающей над полусонным морем.

Из кубрика доносились хриплые голоса разбуженной матросни, спозаранку бесцеремонно поднятой похмельным, невыспавшимся старпомом. Утро нового дня медленно, но верно вступало в свои права, и никто из пробудившихся мореходов, включая самого капитана, даже не догадывался, какие невероятные сюрпризы он, этот безумный день, начинающийся так тихо и мирно, еще преподнесет им на блюдечке с голубой каемочкой.

* * * * *

Чернокрылый красавец-фрегат вновь рассекал могучие сине-бирюзовые волны славного Карибского моря, как в старые добрые времена. Капитан Воробей горделиво стоял на мостике, сжимая в истосковавшихся ладонях теплое дерево тяжелого штурвала, отполированное до блеска за долгие годы безупречной службы. Вернув свою ненаглядную красотку "Жемчужину", Джек словно обрел утерянную часть души, оказавшейся в любимой стихии. "Корабль - это свобода..." Ему ужасно хотелось завопить от распирающей радости, но капитанское положение обязывало... Он ограничился тем, что лишь счастливо вздохнул, и с наслаждением подставил сияющую физиономию солнечному соленому ветру, басовито гудящему в наполненных парусах и снастях.

Ему не хотелось думать ни о плохом, ни о хорошем, а просто вести корабль вперед, к желанной цели - Тортуге.
Вот только совсем ни о чем не думать все равно не получалось, и перед глазами то и дело всплывала повзрослевшее, похорошевшее личико Анжелики. Джек очень внимательно разглядывал ее за завтраком - теперь компанейский Джошами питался вместе с матросней, не желая мешать почтенному семейству. Зато в лице лихой команды нашел целую кучу свободных ушей, и махая болтливым языком, будто помелом, травил различные байки, попутно слушая чужие. А "папаша" с "дочкой" остались вдвоем, и у того появилась прекрасная возможность рассмотреть изменившуюся за ночь крошку-Энжи во всех подробностях. Осмотром появившихся новых "достопримечательностей" он остался очень доволен, если не сказать больше - приятно поражен.

Детский жирок на нескладном тельце распределился в нужных местах, и угловатая фигурка обрела изящество, стройность и гибкость. Заметно округлившаяся грудь отчетливо вырисовывалась под легким шелком изумрудно-зеленого платья, которые Анжелика, как настоящая благородная леди, теперь каждый день меняла. Хоть сам потрясенный "отец" старался сидеть за столом с самым невозмутимым видом, юная барышня выразительно поглядывала то на него, то с явным удовольствием обозревала себя. Сейчас кокетливой цыпочке с легкостью можно было дать не менее четырнадцати-пятнадцати лет, и такие изменения ей очень нравились. Это читалось крупными буквами на ее цветущей свежей, гладкой мордашке.

Лишь озабоченный "папаша" чувствовал себя не в своей тарелке. Джек еще плохо представлял, как будет делить каюту с обольстительным созданием, постоянно имея под боком ангельский, вернее, дьявольский соблазн. С пухленькой симпатичной малышкой, восседающей на горшке, было труднее, но гораздо спокойнее.

"Да, старина, что ни говори, а положение обязывает... Только окажись ночью в твоей койке прежняя Анжелика, ты бы ни за что не утерпел, - со вздохом подумал он и покосился на Энжи, торчащую на палубе и донимающую выбравшегося из трюма взмыленного, раскрасневшегося Ван Пука. Побаиваясь "отца", любопытная девчонка не решалась спускаться вниз и наседала на туповатого китайца с расспросами о мохнатом дружке, спьяну мирно дрыхнущем в клетке. - И не нужно врать самому себе. Смекаешь? Черт побери, уж не влюбился ли ты в нее заново? - но ответить на этот вопрос не смог и снова тяжко вздохнул. - И как же ты выкручиваться будешь, "папаша"? Может, не мучиться и по-честному сознаться во всем? - продолжал сомневаться Джек. - А если не поверит? Знаешь, что крошка тогда подумает о тебе? Ну, вот то-то же. - и зябко поежился. - Нет уж, пусть пока все останется, как есть, а от длительного воздержания еще никто не умирал. В конце концов, Энжи съела всего лишь половину чудесного яблока, и значит, все равно в скором времени станет такой, как прежде, но значительно моложе. А учитывая действие живой водицы Источника, песок из меня посыплется гораздо раньше, чем из нее. Сейчас же тебе, старина, светит лишь мрачноватая перспективка заливать слюнями старый матрас, ворочаясь на нем в гордом одиночестве, нарезать из шелковых панталон несметное количество носовых платочков, чтобы утирать эти слюни, и держать наготове нитки с иголкой. Ну, ладно, не будем о грустном..."

Однако, разные мимолетные сомнения и тревоги не испортили капитану прекрасного настроения, и чувствуя, что все на свете по плечу, он замурлыкал под нос про "грязную шайку бесов морских", изредка поглядывая на Энжи, одолевающую Ван Пука.

"Эх, цыпа, вырастай скорее, что ли... Так ведь совсем спятить недолго..."

- Наслаждаетесь жизнью, сэр? - хмуро окликнул его поднявшийся на мостик Гиббс, потирая свеженабитую шишку. Похмельный Джошами неудачно обнялся с мачтой, вовремя не заметив ее.

- Ей самой, дружище... Душа поет и праздника требует, - ухмыльнулся Джек, ослепительно сверкнув золотыми зубами, глядя на надутого, мрачного старпома с фиолетовой "звездой" во лбу.

- Ха, ну, еще бы, - проворчал тот. - Всю ночь напролет, поди, эту свою похабную книжонку взахлеб без отдыха читал, да на картинки непотребные полюбовался, слюной истекая.

- Неправда ваша, даже не заглядывал, - не моргнув бесстыжим глазом, соврал кэп, вытаскивая из кармана книжку, и засунул ее Гиббсу за пазуху. - Держи, приятель, дарю... Потрясающая вещь... Так поднимает... боевой дух, - хохотнул он, вспоминая свои ночные страдания. - Только слишком не увлекайся, вредно...

- Благодарствую, сэр, - расплылся во всю опухшую физиономию довольный Джошами. - Не откажусь и ребяткам тоже дам... почитать.

- Ребятки-то как раз могут и обойтись. Им сейчас не о... чтении думать нужно, а обязанности свои на совесть исполнять. Слушайте, мистер Гиббс, я что-то не понял - а почему мы тащимся, словно на морских черепахах? - недовольно поморщился Джек.

- По морским черепахам ты знаток, тебе виднее. Я ни разу не... Да почему тащимся-то? - удивился старпом. - Нормально плывем, не хуже других...

- Вот именно, плывем... Плавает сам знаешь, что... А корабли ходят. Эй, обезьяны неуклюжие, добавить паруса! - рявкнул капитан Воробей копошащимся на реях матросам, понимая, что при такой малочисленности многого от них требовать глупо, но потакать им не собирался. - Это вам не какое-нибудь старое, гнилое корыто, а грозное пиратское судно. Самое быстроходное во всей Карибике, между прочим, - он резко замолчал, кое о чем подумав. - Подержи-ка, старина, - и передал штурвал Гиббсу, сунув ему за пазуху в придачу к книжице подзорную трубу.

- Насущные нужды приперли, что ли?

- Можно сказать и так, - коротко бросил тот и спустился на палубу, чувствуя, как праздник в душе вмиг улетучился.

Терзаемый нехорошими предчувствиями, Джек в несколько прыжков преодолел крутую скрипучую лестницу и оказался в полутемном трюме. Уже на подступах к кутузке оттуда раздавался раскатистый храп, и по тонкому обонянию кэпа шибанул тошнотворный запах сильнейшего перегара, удушливыми миазмами висящий в тяжелом, спертом воздухе. Сам же виновник зловония, упившийся вдребезги, бессовестно дрых в позе убитого воина, картинно раскинув могучие волосатые лапы и выставляя напоказ мохнатое пузо. Длиннющий хвост, словно дохлая пушистая змея, торчал наружу из клетки, безжизненно валяясь на грязном полу. А возле нее лежал опрокинутый небольшой бочонок, наполовину опустошенный Корабельным Духом. Добросовестный китаец постарался на славу, выполняя желание своего капризного подопечного, снова споив его до полного бесчувствия.

Джек вплотную подошел к ржавой решетке, погнутой в нескольких местах разбушевавшейся макакой. Ее внушительные размеры остались прежними - ни больше, ни меньше мартышка не стала. Такая новость даже слегка порадовала посетителя, приготовившегося увидеть в кутузке нечто ужасное, с трудом помещающееся внутри. Но, как оказалось, рановато...

Священная обезьяна вдруг лениво повернулась на бок, и ошалевший кэп в ужасе остолбенел, уставившись на огромную банановую кожуру, в которой спала эта хвостатая трагическая пьянь.

"Зараза!" - у капитана Воробья отнялся болтливый язык и прошиб холодный пот. - Пу...Пу...Пу-у-у-ук! - завопил он, как только дар речи вновь вернулся, рискуя разбудить спящее чудовище, вкусившее невесть откуда взявшихся чудесных плодов, и бросился к лестнице.

Только шустрый китаец, услышавший отчаянный вопль, уже сам примчался в трюм.

- Пук, сотню дьяволов тебе в печенки! Что это, я тебя спрашиваю? - Джек подтащил его к клетке и припечатал широкой физиономией к решетке.

- Моя не понимать, капитана?! - проблеял перепуганный страж Корабельного Духа. - Я все делать, как вы велеть!

- Откуда там кожура!? Этот придурок нажрался бананов! - взревел кэп, развернув Ван Пука к себе, и хорошенько встряхнул за щуплые плечи. - Где ты умудрился раскопать их, недоумок? Говори, или я не знаю, что с тобой сделаю!

- Капитана, моя не виновата! Моя не знать, что Корабельному обезьяну их нельзя, а ваша не говорить, - запричитал несчастный китаец, сжавшись в комок. - Моя их найти... Там, там, за бочка! - и махнул рукой в сторону пузатых бочонков, вчера составленных матросами на место в стройный ряд. - Банана за ними лежала. Моя думать, для святого макака оставлен, однако...Он их любить и ими выпивка закусывать...

Договорить ему не дал какой-то плечистый малый, вихрем ворвавшийся в трюм, поблескивая оголенным потным загорелым торсом:

- Сэр, там, справа по курсу, судно! Совсем близко..., - заорал расторопный морячок, подскакивая к Джеку. - Вроде бы, не военное, но идет прямо на нас.

Разгневанный капитан отпустил обделавшегося от испуга и душевного расстройства Хранителя священной обезьяны, плавно стекшего на грязный пол. Он вместе с парнем пулей вылетел наверх, взбежал на мостик, молча забрал у встревоженного Гиббса подзорную трубу и прилип к ней, до боли в глазах приглядываясь к приближающемуся кораблю, который мог бы узнать из сотен.

Через несколько мгновений все сомнения окончательно рассеялись. Грозная "Месть королевы Анны", наводящая ужас одним своим устрашающим видом, окутанная зыбким полуденным маревом, шла полным курсом навстречу "Черной Жемчужине".

Глава 9

Могучий галеон быстрокрылой птицей летел по искрящимся волнам, и расстояние между ним и легким, изящным красавцем-фрегатом стремительно сокращалось.

Капитан "Жемчужины" уставился в подзорную трубу, и в это время с "Мести королевы Анны" прогремел раскатистый пушечный залп, окутывая борт густым облаком сизо-белого дыма, затем еще один, и еще...

- Дьявол их разбери! Джек, кажется, эти недоноски обстреливают нас! - выругался Гиббс, разглядывая грозных пришельцев.

- Тебе не кажется, приятель, все так оно и есть. Скорее всего, просто приветствуют, - неуверенно отозвался кэп. - Вряд ли Гектор станет нападать... Хотя, черт его знает, - и нервно стиснул оптический прибор вспотевшими пальцами.

Учитывая малочисленность команды, не умеющей толком обращаться с оружием, и острую нужду в порохе и ядрах, подобная встреча в море с любым вооруженным судном была теперь слишком нежелательна, и могла окончиться очень печально.

- А вдруг капитан там вовсе не Барбосса? Ведь мог же он ее продать или как-нибудь нечаянно прос... потерять? - мудро предположил старпом, не сводящий встревоженного взгляда с тяжелого галеона.

- Это мы скоро узнаем, - пробормотал Джек и повернулся к главному канониру, торчащему рядом с пушкой. - Эй, мистер Грейс, не стойте столбом, поприветствуйте дорогих гостей!

- Есть, сэр! - радостно отчеканил тот и засуетился возле застоявшегося без дела орудия. Через мгновение "Жемчужина" содрогнулась от оглушительного залпа вместе с непривычной к грохоту пушек напуганной командой, а следом последовала еще парочка...

- Э-эй, хватит, господин бомбардир! - вовремя остановил его кэп. - Не увлекайтесь, у нас с ядрами туго. Забыл, что ли, парень?

- Виноват, сэр, запамятовал! - с сожалением ответил истосковавшийся по стрельбе пушкарь, которому ужасно хотелось снова хорошенько пальнуть. Но приказ есть приказ.

Последние слова Грейса потонули в жутком грохоте нового выстрела с "Мести королевы Анны", и Джек, до рези в слезящихся глазах приглядываясь к происходящему на ней, все больше убеждался, что атаковать пришельцы явно не собираются. А еще он смог рассмотреть самого капитана Барбоссу, собственной персоной картинно красующегося на мостике с подзорной трубой в руках. Некоторое время вечные соперники таращились друг на друга, затем Гектор взмахнул заколдованной саблей, так удачно реквизированной им у Черной Бороды, и судно заметно сбавило ход.

- Убрать паруса! - прикинув расстояние, рявкнул капитан "Жемчужины" на всполошенную матросню. - Всем держаться начеку и не расслабляться!

Последнее приказание было излишне - парни с тревогой следили за приближающейся громадой, не ожидая от этой встречи ничего хорошего. Тем временем корабли медленно сближались, и Джек, не сводящий напряженных глаз с мостика, отчетливо видел самодовольную, ухмыляющуюся физиономию новоявленного судовладельца. Но на сей раз тот, видно, находился в настроении настолько прекрасном, что даже изволил помахать шляпой прежнему недругу. Такой поворот событий уже сам по себе крайне удивлял, ведь старый суровый морской волк редко снимал перед кем-то свой символ капитанской принадлежности.

"Ну, мало ли, в конце концов..., - подумал Джек и тоже замахал Гектору, отвечая на приветствие. - И потом, неужели я, сумевший вернуть "Жемчужину", не заслужил хоть каплю уважения? Конечно же, да. Но терять бдительность все равно не нужно и доверять ему нельзя. А вдруг в придачу к своей грозной посудине капитану Барбоссе понадобится еще и моя чернокрылая красотка? Против такой силы и мощи вперемежку с магией мерзавца Бороды никуда ты, приятель, не попрешь. Одна его чудо-сабелька чего стоит, не говоря уже про все остальное... А у тебя что? Двенадцать человек ни черта не умеющей команды, сопливая девчонка, да огромная пьяная макака, запертая в трюме. О, кстати, пора бы вернуть старине Гектору его любимую зверушку. Пусть забирает свой священный обезьян, однако, - передразнил он Ван Пука, и тут же воспрянув духом, радостно потер руки. - А нас оставит в покое."

- А шикарный кораблик отхватил себе этот одноногий черт , - восхищенно пробормотал Гиббс, вырывая кэпа из сумбурных размышлений. - Просто кровь стынет в жилах...

- Подумаешь! Ничего особенного... Старая, неуклюжая, неповоротливая посудина, - фыркнул Джек в ответ. - Да если бы не волшебная сабля поганца Бороды, это трухлявое корыто уже давно бы развалилось на части и ушло на дно морское, к чертовой матери...

Только сам опытным, зорким глазом успел заметить, что хозяйственный капитан Барбосса не терял времени даром и не плошал, надеясь на чудеса, а успел заменить рваные паруса на новые. Вместо устрашающего скелета с копьем в руках на форштевне теперь красовалась грудастая морская дева с поднятым мечом, и все потрепанное, пошарпанное судно сейчас выглядело великолепно. Над повидавшим виды кораблем, реквизированном у Черной Бороды в уплату за кражу одной кривой волосатой ноги, от души потрудились мастера своего дела, полностью приведя его в порядок. О прежнем ужасном хозяине напоминало лишь название, видно, крепко приглянувшееся нынешнему.

- Ты просто завидуешь, дружище, - понимающе усмехнулся старпом, пожирая горящими глазищами величественное судно.

- Ну, вот еще! - скривился Джек. - Да я свою драгоценную старушку и на десяток таких развалюх ни за что не променяю.

- А тебе никто и не предлагает, - поддел Гиббс. - Но ты все равно завидуешь, признайся честно...

- Вот и нет!

- Вот и да!

- Э-эй, на "Жемчужине"! Вы что там, уснули? - властный хрипловатый бас Гектора вмиг прервал их спор. Капитан Барбосса спустился с мостика, и прихрамывая, важно подошел к борту. - Джек Воробей! О-ох, пардон, сэр... Капитан Джек Воробей... И все равно невежа. Может, ты, все-таки, поздороваешься со старым приятелем?

Но "невежа" уже сбежал на палубу, вальяжной походочкой направляясь навстречу собеседнику:

- Гектор Барбосса... О-о, пардон, капитан Барбосса, - и прижав к груди шляпу, насмешливо поклонился. - Прошу прощения за нашу неучтивость, задумались, обсуждая со старпомом...м-м..., один крайне важный вопрос, - он незаметно толкнул локтем в бок разинувшего рот Джошами, толкающегося рядышком.

- О, да-да... Приветствуем, сэр. Ужасно рады вновь видеть вас в добром здравии, - спохватился тот и поморщился, некстати вспоминая, как в Англии этот одноногий мерзавец, предавший великие идеи славного Берегового братства, заделался слугой жирного английского короля и едва не вздернул его сушиться на солнышке.

"Сотню дьяволов тебе в печенки и огромных почечуев в зад", - с досадой подумал Гиббс, неприязненно разглядывая цветущего, расфуфыренного Гектора. И хоть встреча с ним совсем не доставила незлопамятному Джошами никакого удовольствия, а совсем наоборот, он также, как и кэп, состроил радостно-любезную рожу, попутно обозревая многолюдную команду "Мести королевы Анны". Народу на судне было полно, и даже больше, чем требовалось. А среди всей этой кишащей, пестрой кучи друзья заметили старых знакомцев, которых считали бесследно сгинувшими. Господа недоумки Пинтел и Раджетти, и вместе с ними бывшие солдаты-олухи Мертог с Малроем топтались неподалеку от капитана, таращась на освобожденную "Жемчужину", словно на ожившую диковину.

- Ха, ну, надо же... Смотри-ка, Гиббс, кто там притаился... Вот уж воистину верно, что придурки в огне не горят и в воде не тонут, - хохотнул Джек, от души порадовавшись за спасшихся туповатых малых.

- Выжили парни-то! Ну, и молодцы! - шмыгнул носом старпом, и не удержавшись, помахал им, а те, в свою очередь, не остались в долгу - тут же загалдели и замахали руками. Но кэп сурово зыркнул на расшумевшихся ребят, обрывая их бурные восторги.

- Ладно, Джек, ведь мы с тобой знакомы сто лет, и обойдемся без лишних глупых церемоний, - подбоченясь, важно продолжал Гектор. - Ты, все-таки, вернул себе "Жемчужину"...

- А ты только сейчас заметил? - фыркнул тот, видя, как Барбосса хищным горящим взором впился в извечный предмет своих мечтаний, и по спине ее капитана пробежали противные колючие мурашки. Даже теперь, имея в полном распоряжении такой роскошный корабль, соперник не смог вырвать из своего сердца чернокрылую красотку, на протяжении стольких лет сводящую его с ума.

- Да брось, парень, расслабься, - ухмыльнулся он, чувствуя тревогу Джека. - Ведь я подошел вовсе не ссориться с тобой, и уж, тем более, не собираюсь отбирать у тебя твою любимицу. Свое драгоценное сокровище, дородную крошку "Анну", я на десять других посудин ни за что не променяю. В том числе и на "Жемчужину"...

- Приятная новость, Гектор... А то я уже подумал, что ты, как в старые добрые времена, вновь горишь желанием оставить меня с голым задом., - вымученно отшутился хозяин "яблока раздора". - Слушай, а может, не стоит орать с борта на борт, понапрасну раздирая глотки? Перебирайся ко мне... Ну, или я к тебе. Посидим, выпьем... за все хорошее. Заодно расскажешь, откуда и куда держишь курс... Я же взамен открою тайну, как выудил свою старушку из бутылки, и много о чем еще... Идет? Кроме того, в твоей лихой команде мы ясно видели до боли знакомые рожи..., - и кивнул в сторону четверки воскресших умников.

- М-м..., приятель, ты, верно, позабыл, что я почти не пью? - поморщился Гектор. - Но дело сейчас не этом, и с превеликим удовольствием посидел бы с тобой за бутылочкой доброго рома. Просто мы очень торопимся по крайне важным... делам. В моей бравой команде много достойных джентльменов, а наших... дегенератов подобрал на Тортуге, куда теперь и направляемся.

- Денеге... Генеде...

- Дегенераты..., - шепнул Гиббс запутавшемуся в собственном языке кэпу.

- Мудреное словечко, нужно обязательно запомнить. Смекаешь? Видно, при дворе английского короля этот пожиратель зеленых яблок досыта наобщался с крайне образованными людьми, не то, что мы с тобой, неучи, - проворчал тот, а вслух весело крикнул:

- Смотрю, дела твои идут в гору... Ты процветаешь... И даже принарядился, просто чистый... барон.

- Ну, не без этого. Во всяком случае, не жалуюсь. Видишь ли, приятель, по нынешним тяжелым временам одним пиратством сыт не будешь, и как ни крути, его золотой век истекает. Да и леди Удача - дама капризная, - наставительно произнес Гектор. - А я теперь в некотором роде купчишкой заделался. Перевожу кое-кой товар и кое-кому его очень выгодно сбываю.

- Надеюсь, не рабов на плантации, и не баб в бордели?

- Обижаешь, Джек, - презрительно скривился удачливый торговец. - На кой черт они мне нужны? Нет, парень, у меня все намного серьезнее. Ну, и доход, разумеется, приличный, - самодовольно добавил он. - Кроме того, я, джентльмены, намерен в скором времени жениться.

- Ого, какая прекрасная новость. Поздравляю, старина..., - от такого заявления Джек поперхнулся слюнями и чуть не уселся на палубу. - Только вот даже не знаю, чего пожелать, у тебя, вроде бы, и так все есть.

- Ха, еще один старый пердун похабных книжек начитался! То-то голую девку с такими огромными сиськами на форштевень прилепил, - фыркнул Гиббс и прикрыл рот ладонью, опасаясь ляпнуть что-нибудь более неприличное. А в то время его кэп, прокашлявшись, опустил бездонные очи в сырые палубные доски, стараясь не взорваться от клокочущего хохота.
- И нечего, господа, втихаря животы надрывать, пукая от натуги, - начал сердиться Гектор. - Не так уж я и стар, а моя невеста, между прочим, достойная во всех отношениях дама. Бывшая супруга Морского дьявола и королева пиратов. Теперь, правда, тоже бывшая... Мисс Свонн, вернее, миссис Элизабет Тернер...

- Что-о!? Лиззи!? - в голос охнули потрясенные друзья, переставая давиться от смеха, и уже на пару захлебнулись избытком различных чувств, выпирающих наружу.

- Э-э, так она, что же..., того..., овдовела? - брякнул Джошами, переглянувшись с Джеком.

- Не овдовела, а просто они с супругом решили... В общем, поняли, что брак, которым я по глупости и доброте душевной связал их в пылу боя, оказался роковой ошибкой. И разошлись, как в море корабли, без шума и пыли, - доходчиво объяснил Гектор. - Ну, капитан Барбосса, конечно же, не растерялся и сразу сделал миссис Элизабет предложение. А она любезно согласилась, - гордо произнес счастливый жених, крепко потрепанный тяжкой пиратской жизнью. - И в скором времени мне предстоит стать примерным семьянином. - О-о, да ты, я вижу, тоже времени даром не терял, пригрел под боком столь юную цыпочку, - и ухмыльнулся при виде Анжелики, прихрамывающей из каюты. За неимением обуви юная барышня разгуливала босиком и умудрилась порезать ногу. А сейчас перевязала ее куском шелковой тряпки и так не вовремя объявилась на палубе. - Только в былые времена ты не брал своих курочек в плавание. Ну, за исключением... некоторых. Да-а, видно, с годами приоритеты, и вправду, резко меняются, - продолжал он, бесстыдно ощупывая масляными глазами Энжи, спрятавшуюся за спиной у "отца" и вцепившуюся в его рубашку.

- Но на сей раз ты сильно ошибаешься, приятель, - усмехнулся Джек. - Эта крошка - моя дочь. Была потеряна, а теперь вдруг неожиданно нашлась при весьма загадочных обстоятельствах. Смекаешь? - и ласково потрепал без того взлохмаченные волосы обретенного "сокровища". - Детка, посиди пока в каюте, не мешай нам. Идет?

Она в ответ лишь молча кивнула, только уходить не торопилась, и прислушиваясь к разговору, не спеша заковыляла к приоткрытым дверям.

- А-ах, дочь, говоришь? - недоверчиво протянул Гектор. - Теперь это так называется? Ладно, черт с тобой, любитель юбок, пускай будет... дочь.

" Вот ведь стареющий похотливый сластолюбец", - проворчал он себе под нос.

Капитан Воробей смотрел на будущего супруга миссис Тернер, и ему даже стало его немного жаль. Но известие насмешило до слез... Грядущая женитьба обожателя яблок на губернаторской дочурке, когда-то сдуру выскочившей из роскошных платьев и нарядившейся в матросско-пиратские штаны, из которых ее не мешало бы вытряхнуть и хорошенько всыпать широким ремнем по голому заду, тотчас навеяла воспоминание о рандеву в трюме "Жемчужины" накануне нападения Кракена. И эта благородная леди, носившаяся со своей любовью к чистоте и моральными устоями, будто курица с яйцами, недолго корчила из себя гордячку и недотрогу. Она накинулась на слегка ошалевшего Джека, не ожидавшего от неопытной девицы подобной прыти, словно голодная пантера, и в порыве кипящей страсти завалила жертву на мешки, до крови обдирая долгожданной добыче спину и плечи. Ему же ничего не оставалось, как делать то, чего больше всего хотела распаленная самка. А желания у нее были ого-го, какие нескромные...

Кэп тряхнул головой, прогоняя прочь ненужные воспоминания, вызывающие лишь похабные усмешки. Сейчас над ним нависли куда более серьезные заботы, чем перебирать в памяти громыхающие мослы мисс Свонн, выпирающие из тощего, плоскогрудого тела. И задачей номер один было вручение огромной макаки ее законному хозяину. А для этого его нужно сначала любыми правдами и неправдами заманить на "Жемчужину". Вот тут-то Джеку сделалось немного не по себе.

"Ну-с, пожалуй, начнем, благословясь..."

- Послушай, старина, ведь нам с тобой сам бог велел выпить за ваше с мисс, миссис Тернер семейное счастье и могучий приплод, который у вас, несомненно, будет, - засовывая одолевающие страхи куда подальше, он вновь насел на капитана Барбоссу. - Давай же, соглашайся скорее. Что тебя, как невинную девицу, уговаривать приходится? Кроме того, в моей каюте остались кое-какие твои... вещички. Заодно и заберешь их. Особенно, одну, сидящую у меня в печенках, зато очень ценную для тебя.

- Учти, книжку не отдам, - буркнул Гиббс, незаметно дергая кэпа за рукав.

- Расслабься, дружище, книжица твоя навеки...

- Можешь оставить все себе, парень. Я их тебе дарю, - великодушно ответил Гектор. - Верни мне мохнатого друга и мирно разойдемся в разные стороны. Я точно знаю, моя любимая зверушка у тебя.

- Ну, насчет сторон не слишком уверен - наше славное Карибское море не такое уж большое и благословенная Тортуга тоже. А мартышку - это конечно, всегда пожалуйста, - обрадовался тот, хоть у самого оборвавшееся сердце рухнуло в живот и прокатилось до самых пяток. - Но вот ведь какая незадача - твой мохнатый, в некотором роде, того, не совсем здоров...

- Как это - нездоров? - нахмурился хозяин "хворой" обезьянки. - Что ты несешь, приятель? Разве нежить может заболеть?

- М-м..., наверное, да... Ты, ты только не волнуйся, - замахал руками Джек. - Я думаю, ничего страшного, просто легкое недомогание... гм...кхм... Съел какой-то испорченный фрукт или еще что-нибудь. Капризничает и никому в руки не дается. Поэтому тебе лучше забрать его самому. Только с одной ногой, пожалуй, будет тяжеловато.

"Да и с двумя - тоже...", - пробормотал он себе под нос.

- А вот это уже не твоя печаль, парень, - прорычал владелец "зверушки". - Ты, верно, думаешь, что одноногий капитан Барбосса, неуклюжий и неповоротливый инвалид, окончательно превратился в старую скрипучую развалину? Так сейчас сам сможешь убедиться в обратном...

Гектор взмахнул чудо-саблей, с которой за это время научился виртуозно обращаться, и обрушившийся сверху длинный толстый канат обвил его туловище.

- Сэр, сэр, можно, мы тоже с вами!? - хором завопили Пинтел и Раджетти, подскакивая к кэпу, готовому отправиться в полет.

- Так хочется еще разок оказаться на нашей красотке, - мечтательно вздохнул толстяк.

- И на волшебной веревке прокатиться, - добавил одноглазый умник.

- Вот только вас, олухов-денеге... ренеде, тьфу ты..., дегенератов, мне там для полного счастья не хватало! - сердито фыркнул Гектор и отвернулся от скисших парней. - Э-эх, отдать концы в хорошие руки! - рявкнул он и через мгновение уже стоял на палубе "Жемчужины", а канат, освободив его, отправился обратно.

- Добро пожаловать на борт, старина! - медовым голосом пропел Джек, на всякий случай отступая от угрюмого гостя подальше. - Пойдем, для начала хлопнем с тобой по чарке и все основательно обсудим...

- Не заговаривай мне зубы, Воробей! - Гектор начал не на шутку злиться. - Где моя мартышка? Куда ты ее дел?

- М-м..., нигде, нигде, - заюлил тот. - Успокойся, сейчас позову Ван Пука, этот парень за твоим дружком на совесть ухаживает, и тебя к нему проводит.

- Кого-о!? Какого еще Пу...Пука!? - взревел разгневанный хозяин. - Что же, мой шустрый, ловкий малыш сам даже передвигаться не в силах?

Но тут из недр трюма послышался сильнейший грохот и грозный рев, переходящий в пронзительный визг, а следом за этими устрашающими звуками оттуда на палубу стрелой вылетел взмыленный китаец:

- Капитана, святой макак опять бушевать. Бочонок рома выпить, решетка ломать... Баба хочет, однако..., - шумно отдуваясь, доложил он кэпу, в ужасе прикрывшему рот ладонью. Торчащий неподалеку Гиббс тихо застонал и схватился за голову.

- Че...чего-о!? Ка...ка-какая решетка!? Ка...ка-какой ром!? Ка...ка-какую, к черту, бабу!? Это пиратское судно, или ты, Воробей, открыл здесь обезьяний бордель!? - у взбешенного Гектора стал заплетаться язык, будто вместо Корабельного Духа, пустившегося во все тяжкие, пресловутый бочонок только что выхлебал сам. - Ах, вы, грязная шайка развращенных злодеев! Что вы сделали с моим несчастным другом!? - и ухватив главного дьявола-искусителя за грудки, принялся яростно трясти его. Прыткий Ван Пук шарахнулся прочь, не желая попасть под раздачу, команда недовольно загудела, но вмешиваться в назревающую драку не решалась.

- Послушай, старина, ты, главное, только не нервничай. Позволь мне все объяснить, - затараторил Джек, безуспешно пытаясь вырваться из стальных ручищ законного владельца, в приступе бурлящего негодования готового уничтожить на месте виновника растления мартышки. - Ну, не будем же мы, в конце концов, ссориться из-за какой-то паршивой, гадкой, мерзкой, вонючей, как мои сапоги...

Последние слова были явно излишними и крайне неосторожными - увесистый кулак капитана "Мести королевы Анны" со свистом припечатался в челюсть капитану "Жемчужины", который от сокрушительной затрещины лягушкой распластался на палубе.

- Не смей трогать папу, черт одноногий! - юная мисс Тич, выглянувшая на шум из каюты, тигрицей набросилась на обидчика побитого "папаши" и повисла на нем.

- Пошла вон, маленькая шлюшка! - прорычал тот, отшвыривая дерзкую девчонку от себя, и она пушинкой отлетела в сторону, больно ударившись об сырые доски.

- Э-эй, приятель, а ну-ка, умерь свой пыл, - рявкнул Гиббс, бросаясь на Гектора. - А то я тебе сейчас сам всю бесстыжую рожу разобью, и не посмотрю, что ты капитан...

Только крепко расколотить друг другу физиономии и все остальное, к ним прилагающееся, у разъяренных бойцов не получилось. Из трюма раздался ужасающий треск, и кто-то громадный с громким сопением затопал по старой лестнице, жалобно скрипящей под тяжелой поступью гиганта, выбирающегося из темноты на свет божий...








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Пираты Карибского моря | Добавил (а): Lada (08.04.2012)
Просмотров: 1022

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4382
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн