фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:31

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по играм » Dragon Age

  Фанфик «Избранная | Главы 7, 8, 9»


Шапка фанфика:


Название: Избранная.
Автор: Энн
Фандом: Dragon Age 2
Бетта: Helga Rais
Персонажи/Пейринги: фем!Хоук/Андерс и др. персонажи DA2
Жанр: Романтика, фэнтези, гет
Предупреждения: ООС
Рейтинг: R
Размер: Макси
Содержание: История о магессе Мариан Хоук.
Статус: В работе.
Дисклеймеры: права на героев и мир принадлежат создателям игры.
Размещение: Только с разрешения автора.


Текст фанфика:

7 глава.

Путешествие на Глубинные Тропы прошло не совсем так, как планировал Варрик. За время пребывания там Хоук успела тысячу раз проклясть себя за то, что не доверяла своей интуиции. Впрочем, с самого начала ей было понятно, что эта экспедиция никогда не будет такой идеальной, какой ее описывал гном.
В этот день компания бродила по подземелью в поисках выхода почти неделю. Они шли по абсолютно одинаковым коридорам, сворачивая на одинаковых поворотах, и не было видно этому ни конца, ни края. В начале колонны шел Варрик. Предательство брата выбило его из колеи: таким хмурым Мариан его еще не видела. Пройдя очередной поворот, путники нашли подходящее место для привала. Отдых давался им редко, учитывая то, где им приходилось бродить, и это место оказалось очень кстати. Через несколько часов Авелин уже спала. Андерс сидел у костра и наблюдал за Хоук, которая пыталась разговорить угнетенного гнома. Упорные старания магессы пропадали даром: Варрик только изредка отвечал ей, бурча себе что-то под нос. Наконец, не выдержав, девушка поднялась и направилась к костру.
- Как он?
- Сказал, чтобы я от него отстала – разберется сам, - с тяжелым вздохом ответила Мариан, устраиваясь рядом с магом.
Андерс метнул взгляд на гнома, готовившего вдали от спутников ночлег. Потом посмотрел на девушку, которая сидела рядом, прислонившись к холодному камню, и практически дремала.
- Тебе нужно поспать.
- Я не могу здесь заснуть, мне тут не по себе.
Хоук, открыв глаза, заметила, с какой заботой смотрел на нее маг. От этого взгляда ей стало тепло и хорошо, несмотря на то, что в пещере было сыро и холодно. Девушка невольно улыбнулась.
- Мне тоже не нравится это место, - вдруг произнесла она. – Выбора не было. Нужно было спрятаться на время от храмовников. Да и деньги были нужны. Я обещала маме, что мы вернем ее поместье. Но каждый раз, когда вижу Порождений Тьмы – вспоминаю, что произошло тогда, в Ферелдене, в нашем доме...
Хоук прикрыла глаза. Целитель заметил, что она вот-вот заплачет. После секундных колебаний он решил, что ей будет лучше выговориться.
- Они напали на ваш дом?
- Нет. Был день, и ничего не предвещало беды. Хотя, с того момента, как брат ушел в Остагар – меня всюду преследовало плохое предчувствие. Я не могла рассказать об этом матери – она и так места себе не находила. Но когда Карвер пришел домой, весь окровавленный… Окровавленный, но почти не раненый. Понимаешь? Это была не его кровь, это была кровь его друзей. Тогда я сразу поняла, что произошло. Мне стало страшно, но - ради своей семьи, ради отца, мне пришлось взять себя в руки. Мы второпях собрали вещи и убежали. Перед смертью отец взял с меня обещание – заботиться о семье. Но именно в этот день я нарушила свое обещание…
Мариан резко замолчала. Слезы предательски выступили на ее глазах. С того самого дня она старалась не вспоминать о том, что случилось, о том, что она тогда чувствовала. Сейчас выговариваться Андерсу оказалось на удивление легко. Но рассказывать про сестру было все еще больно. Целитель это понял.
- В этом нет твоей вины. Ты сделала, все что могла, - мужчина попытался успокоить девушку, но в ответ получил лишь молчание. Что ж, не получилось.
Взгляд Хоук был устремлен вперед – сквозь пламя костра. Из глаз, по щекам, тонкими струйками бежали слезы.
- Мне хочется поскорее выбраться отсюда, - шепотом произнесла она.
- Мы выберемся. Я уверен – мы уже достаточно близко к выходу. Порождений Тьмы все меньше и я их почти не чувствую.
- Каково это – быть Серым Стражем? – после небольшой паузы спросила Мариан, заглядывая магу в глаза.
Андерс замешкался, не зная, что ответить. Он не особо стремился рассказывать об ордене всю правду.
- Зачем тебе это? Я больше не один из них.
- Мне интересно. Когда я была маленькой, как-то случайно услышала про орден. Мне стало любопытно, и я просила отца поведать мне о них. Он часто мне что-нибудь рассказывал, но про Серых Стражей от него я узнала очень мало. Я до сих пор думаю, что отец что-то скрывал. Когда он рассказывал об ордене, он всегда злился. Мне казалось, что это что-то личное. С того времени у меня к вашему ордену смешанные чувства.
- Смешанные? – недоумевающе переспросил маг.
- Ну да. Раньше я боялась Серых Стражей. А сейчас не знаю, что и думать.
- «Раньше». Что же изменилось?
- Я встретила тебя, и ты оказался не таким страшным, как я себе представляла. И я подумала – может, и остальные Стражи – такие же?
Ее глаза были наполнены такой теплотой, что Андерс думал только об одном – как же ему сопротивляться, когда магесса так смотрит на него?
- Тебе лучше отдохнуть, - поспешно ответил маг. – Только пообещай мне, что если мы еще встретим Порождений Тьмы – ты будешь держаться от них подальше. Не хочу, чтобы ты заразилась скверной. Ее нельзя ничем вылечить.
- Обещаю, - с улыбкой ответила Мариан.
Она откинулась назад, прикрыла глаза, и очень быстро провалилась в сон. Андерс сидел рядом, смотрел на огонь и обдумывал ее слова, как вдруг голова магессы оказалась на его плече. Мужчина никак не ожидал такого: слега вздрогнул, чуть повернул голову и внимательно посмотрел на нее, но она продолжала мирно спать. Он не стал ее отталкивать: для него было главным, чтобы она хорошенько отдохнула. И не важно, насколько больно и не выносимо было находиться так близко рядом с девушкой, которой не можешь раскрыть свои чувства. Аккуратно, чтобы не разбудить, Андерс обнял магессу за талию, прижимая к себе. А сам, прислонившись затылком к каменной стене, погрузился в размышления.
***
Проснувшись, Хоук обнаружила, что лежит на какой-то подстилке, укрытая одеялом. Она скинула с себя одеяло и резко села, оглядываясь вокруг. Понадобилось несколько раз поморгать, чтобы начать нормально видеть. Рядом горел костер, значит Мариан никуда не переносили. Недалеко от него виднелись силуэты Варрика и Авелин. Но вот только было одно «но» - Андерса нигде не было. Ее взгляд обеспокоенно стал метаться из угла в угол - безуспешно. Магесса подошла к стражнице и растеряно уставилась на нее.
- Как спалось? – улыбаясь, бодрым голосом произнесла капитан.
- Спасибо. Хорошо. Где Андерс?
- Он просил предупредить, что отошел. Решил, что нужно оглядеться вокруг, поискать выход. Тебе не о чем беспокоиться, он не чувствовал Порождений Тьмы поблизости…
- Что?! – возмутилась Хоук - внутри нее все перевернулось от страха. – Как он посмел туда пойти? Один? Без моего ведома?!
- Он уверял меня, что так будет лучше. Если он почувствует этих тварей – сразу вернется. Мариан, он – Серый Стаж. Он же не первый раз на Глубинных Тропах, - Авелин попыталась успокоить подругу.
Женщина ободряюще положила руку на плечо магессы, но та ее скинула и подобрала свой посох.
- Лекарь. Один. На глубинных тропах. Практически беззащитный. И не волноваться?! Я иду за Андерсом, а вы двое остаетесь здесь!
Авелин с изумлением вглядывалась в лицо Хоук, но не узнавала его. Глаза, решительные, как никогда, пылали огнем, в голосе появился приказной тон. Хоук выглядела так, словно всю жизнь была командиром, ведущим армии.
- Мариан, но…
- Он хочет поставить под удар всю команду, оставив нас без целителя? Нет. Я приняла решение – я иду за ним!
С этими словами магесса решительно направилась по туннелю.
Хоук осторожно пробиралась по пещере, оглядываясь вокруг. Со всех сторон доносились пугающие звуки, будто еле слышное рычание диких тварей. За десять минут она не нашла ни следа, указывающего на целителя.
- Это называется «недалеко уйти»? - сквозь зубы прошипела девушка.
Страх перемешивался с ужасом перед неизвестностью, но все же эти чувства уступали перед решительностью найти мага.
- Знай, Андерс – если я найду тебя, то запущу в твою сторону самый большой огненный шар, на который я способна! А потом задушу. В объятьях.
Неподалеку магесса услышала странные звуки, похожие на звуки боя. Не думая о том, что ждет ее там, Хоук устремилась вперед. Уже на подходе к тому месту она услышала сдавленный крик. Это был крик Андерса. Все внутри сжалось так, что Мариан стало трудно дышать. Магесса бросилась на помощь.
Прибежав на место, она обнаружила на каменном полу двух огромных пауков. Один из них был уже мертв, а второй еще только догорал и даже пытался покалечить мага, который еле стоял на ногах. Девушка на бегу атаковала тварь огненными шарами, помогая огню сделать свое дело. Андерс, весь бледный, оперся о посох. Хоук успела подбежать и схватить мужчину под руку, чтобы он не упал. Она осторожно подвела мага к стене, помогла прислонится.
- Ты не ранен? Что случилось?
- Все в порядке, - улыбнулся Андерс. – Просто сложно одновременно сражаться с такими огромными существами и успевать исцелять себя.
Хоук вспомнила, зачем она сюда прибежала. Лицо ее нахмурилось.
- Ну, зачем? – к ее неудовольствию, в ее голосе появилось что-то жалостливое – Зачем ты пошел один? Не спросив разрешения? Подвергнув всю команду риску остаться без целителя?
- Мне надо было побыть одному. К тому же, Порождений Тьмы рядом не было. Кто же знал-то… Кстати. Я нашел выход. Он не далеко.
- Я испугалась за тебя.
Девушка протянула руку к щеке мага, но тот мягко отстранил ее.
- Мариан, не надо, прошу тебя, - он на секунду прикрыл глаза и тяжело вздохнул. - Нам нужно возвращаться и сообщить остальным новости.
Андерс отстранился от стены, все еще упираясь на посох. Мариан, первым порывом которой было желание помочь, быстро сообразила, что из этого не выйдет ничего хорошего. Она нахмурилась, быстрым шагом догнала целителя и пошла впереди, готовая обороняться в любой момент.
Добравшись до друзей, маг рассказал, что обнаружил выход. Спутники свернули лагерь и отправились в путь.
***
Выбравшись с Глубинных Троп, Хоук первым делом поспешила домой. Ей не терпелось скорее увидеться с семьей, увидеть маму, брата, все им рассказать. Но, уже подходя к двери, она почуяла что-то неладное. Сердце странно ёкнуло, и меньше всего на свете ей захотелось сейчас заходить внутрь. Помедлив, она решительно распахнула дверь и прошла внутрь. Интуиция ее не обманула: ровно в центре комнаты стояли мать и брат. Лиандра, судя по виду, была очень сильно расстроена, а Карвер… Создатель, на Карвере был доспех храмовника.
- Ах! Посмотрите, кто вернулся! – с привычным раздражением воскликнул он. В его глазах сестра впервые разглядела что-то, доселе невиданное ею: радость и облегчение.
- Мариан! Хорошо, что ты вернулась! Умоляю тебя, убеди своего брата не делать этого! – не сдерживая слез, выкрикнула женщина.
- Не делать - что?
- Идти в храмовники!
- Что?! – ее голова была будто ватная, и она отказывалась понимать что-либо. – Как… как… ты можешь? Зачем?
- Я пытаюсь найти себя в этом мире. Почему же мне не попробовать сделать что-то хорошее для этого города?
- Но почему именно храмовник? – Карвер хмыкнул, понимая, к чему клонит сестра.
- Не беспокойся. Это еще одна гарантия того, что никто не узнает, кто ты, - парень прошел мимо старшей сестры, которая до сих пор стояла, как вкопанная, и, выходя из дома, напоследок добавил. – Ты должна меня понять – там я смогу хоть что-нибудь изменить. Это для твоего блага.
Лиандра, не выдержав, заревела пуще прежнего.
Хоук несколько часов успокаивала мать. Убедившись, что женщина успокоилась, и подождав, пока она уснет, девушка выбежала на улицу.
***
За то время, что Андерс пробыл на Глубинных Тропах, лечебница оставалась открыта. Если ему приходилось уходить куда-нибудь с Хоук, он доверял ее нескольким беженцам, которые не раз выручали его. Но на столько времени он еще лечебницу не оставлял. Запасы лекарств были почти на исходе.
Маг, смешивая снадобья, углубился в размышления. Он не знал, как быть с Мариан. Находиться с ней было все труднее, а без нее - просто не выносимо. Но девушка сама страдает, когда находится рядом с ним. На Глубинных Тропах, до того момента, как Мариан отыскала его, маг принял решение – отстраняться от нее. Ведь это необходимо, как бы тяжело это не было.
Целитель услышал, как сзади хлопнула дверь. Обернувшись, он увидел Хоук, на лице которой читалась невыносимая боль. Андерс не успел и слова сказать, как девушка подлетела к нему так, что маг выронил склянки из рук, и, уткнувшись в плечо, зарыдала. Над лечебницей повисла тишина. Лишь короткие всхлипы магессы прерывали безмолвие. С расспросами лекарь приставать не стал – если захочет, расскажет сама. Сейчас, он просто стоял и нежно обнимал Хоук, одной рукой поглаживал ее по светлым волосам. Он понимал, что нарушает обещание, данное самому себе, но он не мог оставаться в стороне, когда ей так плохо.
Так они простояли минут десять. Мариан оторвалась от мага, пряча от него свои заплаканные глаза.
- Прости, - тихо произнесла она, пытаясь вытереть выступающие слезы.
Андерс поднял за подбородок лицо магессы, заглянув ей в глаза, прошептал:
- Что случилось?
- Мой брат…, - вновь выступившие слезы заставили ее замолчать.
- Что он опять сделал тебе?! – видя ее страдания, лекарь начал выходить из себя. Он знал, что Карвер недолюбливает магов, но так поступать с родной сестрой…
- Он ушел. Он ушел от меня… Мой брат ушел от меня! Решил стать храмовником и просто бросил меня! Сказал, что так будет лучше для всех. Для него, и для меня. Сказал, что не выдаст меня. Мой собственный брат…
Слезы Мариан так и не высыхали. Андерсу было тяжело смотреть на нее. Поборов желание поцеловать магессу, он просто крепко обнял ее. Наконец, успокоившись, Хоук нехотя вырвалась теплых объятий лекаря и попыталась мягко улыбнуться.
- Спасибо. Еще раз извини, что потревожила тебя своими проблемами. Не понимаю, зачем я пришла… - девушка направилась к двери.
- Ничего страшного. Мы ведь… друзья, - произнес маг, странно выделив последнее слово - так, словно сам не верил в то, что говорит ей это.
Хоук остановилась и, замерев на секунду, обернулась, внимательно всмотревшись в лицо мужчины. Его глаза, еще недавно полыхавшие такой теплотой, были непреклонны – друзья. Магесса задумчиво посмотрела в сторону и тихо сказала:
- Да… Друзья.
Андерсу было нелегко после этого смотреть на Хоук. Он опустил взгляд на пол, обращая внимание на разбитые склянки, валяющиеся на полу рядом с ним. Когда маг поднял глаза на дверь, девушки уже не было. Он прекрасно понимал, как больно ей сейчас должно было быть, ведь ему самому было так же тяжело. Ему оставалось только надеяться на то, что он делает все правильно.
Мариан, как молния, вылетела из лечебницы. Захлопывая за собой дверь, она прижалась к ней спиной. Слезы с новой силой покатились из глаз. От слов, сказанных лекарем, ей стало очень больно. Она знала, что это ложь. Зачем он так сказал? Хоук не могла больше находиться здесь, рядом с Андерсом. Ее одновременно охватывала невыносимая боль и ненависть к магу. Оттолкнувшись от двери, Мариан убежала прочь из Клоаки.

8 глава.

Три недели. Три мучительно долгих недели прошло с того момента, как Андерс в последний раз видел Хоук. После разговора в лечебнице она стала его избегать — что ж, он сам этого хотел. Ведь он думал, что так будет лучше, и в первую очередь для нее. Но удержаться было намного сложнее, чем он думал. Уже через три дня он готов был нарушить любое свое обещание — его спасало только то, что работа не давала толком опомниться. Но вот, поток больных схлынул, и свободного времени появилось больше. Через несколько дней он почувствовал беспокойство — Мариан вообще не показывалась ему на глаза. Две с половиной недели он пытался хоть что-то разузнать о ней. Магесса часто наведывалась к Варрику, но Андерс ее там ни разу не застал. Когда спрашивал о ней, гном упорно молчал, также как и Авелин. Идти к ней домой? Это было бы уже слишком. Впрочем, сегодня он не выдержал и решил сходить к Гамлену: девушка с матерью до сих пор жили у него, пока решался вопрос с поместьем.
Было около полудня. Небо с самого утра затянуто темными тучами. Лил сильный дождь, но магу на все это было наплевать. Ему во что бы то ни стало нужно найти девушку: узнать, как она.
Подойдя к дому, лекарь несколько секунд помедлил. Как Хоук отреагирует на его приход? Что она скажет? Вряд ли она сильно обрадуется. Тяжело вздохнув, мужчина постучался в дверь. Открыл ему не тот человек, которого он ожидал увидеть.
- Это ты, - пробурчал Гамлен. – Ты к моей племяннице? Ее нет.
- Нет? Вы не знаете, где Мариан? Мне нужно с ней поговорить.
- Эта девушка разрешения у меня никогда не спрашивает. Рано утром за ней зашел эльф и они вместе куда-то ушли.
Андерс кивнул мужчине на прощание, переваривая услышанное. Когда за дядей магессы закрылась дверь, целитель прислонился спиной к холодной стене здания и закрыл глаза. Вся его одежда давно промокла до нитки, но ему было все равно. Маг так и продолжал стоять под сильным ливнем. Он чувствовал, как обида, и даже ревность, заполняли его изнутри. Она начала общаться с этим, лириумным? Вне сомнения, Справедливость был рад такому повороту событий.
- И что же этому эльфу нужно от нее? – произнес лекарь.
Ему все равно нужно было найти девушку и выяснить, все ли с ней в порядке. Ему больше ничего не оставалось, как пойти назад в лечебницу, чтобы вернуться сюда вечером.
***
Последняя фраза Андерса все три недели отдавалась эхом в голове Мариан. Не было ни дня, чтобы она не вспоминала тот вечер. Тогда ей показалось, что что-то в ней оборвалось. Глупо было на что-то надеяться: маг с самого начала дал понять Хоук, что между ними ничего не может быть, но сердце просто отказывалось в это верить. За тот срок, что девушка не виделась с лекарем, она все сильнее скучала по нему. Обида почти сразу прошла, оставив место невыносимой боли и одиночеству. Только недавно Мариан осознала – то, что испытывает к магу, было отнюдь не каким-то влечением. Она полюбила его. Но сейчас, девушка была готова вырвать себе сердце, лишь бы ничего не чувствовать. Все равно все бессмысленно.
От Варрика и Авелин магесса узнала, что Андерс расспрашивал о ней. От этого внутри все вскипало. Хоук сразу поняла, что лекарь хочет держаться от нее подальше – и она это ему устроила. А теперь он сам разыскивает ее? Девушка обошла всех друзей и просила их ничего не рассказывать магу о ней. Но легче от этого не стало. Даже Лиандра забеспокоилась о дочери, которая стала очень замкнутой. Она думала, что магесса так тяжело переживает уход брата, но была не права. На Карвера Хоук уже не сердилась, даже учитывая, что он ушел в храмовники. Брат хотя бы присылал ей письма. Рассказывал, как ему там нравится.
Сейчас Мариан сидела в своей комнате и перебирала вещи в шкатулке – единственные воспоминания о доме, которые девушка успела взять с собой. Там лежали всякие мелочи: ожерелья, колечки, подаренные ей отцом с матерью. В основном, это были подарки от отца. Он любил дарить что-нибудь старшей дочери. Мариан помнила, что он всегда относился к ней по-особому, всегда говорил, как гордится ею. Девушка всегда думала, что именно поэтому Карвер ее невзлюбил. Обычно отцы проводят больше времени с сыновьями, а тут все было по-другому.
Перебирая подарки, Хоук заметила небольшой кулон, аккуратно сложенный в самом углу. На нем красовался герб Ферелдена: два мабари, высеченные до малейшей детали. Мариан осторожно взяла его в руки. От воспоминаний о том, как он ей достался, внутри все сжалось. Она получила кулон в подарок несколько недель назад, на свой день рождения. От Андерса. Он говорил, что хотел сделать ей подарок, который напоминал бы о доме. Для магессы этот кулон был самый важный из всех, что лежали в шкатулке.
Надев медальон на шею, Хоук пошла к зеркалу и принялась разглядывать его. Она еще ни разу не надевала кулон, боясь, что такой ценный подарок потеряется. Стук в дверь вырвал девушку из забытья. Спрятав медальон под одежду, магесса направилась посмотреть, кто пришел.
На пороге стоял Фенрис, в своем неизменном боевом облачении.
- Ну что, ты готова? – выжидающе посмотрел он на Хоук.
Несколько секунд мысли Мариан крутились в голове. Что же такого она могла забыть? Наконец, она вспомнила, что хотела помочь эльфу с работорговцами, которые засели на Рваном берегу.
- Сейчас буду готова. Ты пока проходи.
Девушка распахнула дверь, приглашая мужчину в дом. Она уже развернулась было, чтобы пойти собираться в комнату, но неожиданно бывший раб схватил ее за руку и, притянув к себе, заглянул в ее голубые глаза.
- Ты плакала? – нахмурившись, спросил Фенрис.
У Хоук от удивления пропал дар речи. Она недоумевающе смотрела на мужчину, который до сих пор удерживал магессу и не спешил отпускать.
- Это все из-за него? Из-за этого одержимого?
- Фенрис! Не называй его так! – возмутилась девушка.
Она пыталась вырвать руку из хватки эльфа, но бывший раб крепко ее держал.
- Ты все еще его защищаешь?
- Я сама разберусь со своими проблемами. Отпусти меня. Нам пора выходить. Или ты уже забыл, зачем пришел ко мне?
Фенрис нехотя ослабил хватку. В то же мгновение Хоук вырвала свою руку и, не оборачиваясь, направилась к себе в комнату.
***
Ливень застал девушку и эльфа уже на Рваном берегу. Мантия магессы вымокла насквозь. Фенрису было легче: его броне ничего не будет. Хоук вся сжалась от холода. Из-за дождя было трудно разглядеть дорогу. Эльф несколько раз предлагал ей вернуться. Девушка, отнекиваясь, отвечала ему, что дело нужно завершить.
Подходя к тупику, Мариан с Фенрисом услышали какие-то голоса. Спрятавшись за небольшую скалу, они заметили троих человек в облачениях работорговцев. Головорезы что-то между собой выясняли и не заметили, как к ним подкрались незваные гости. Хоук пустила во врагов несколько огненных шаров, которые раскидали их по разным сторонам. Фенрис, обнажив меч, кинулся на работорговцев, еще не оправившихся от неожиданного огненного удара. Ливень сильно мешал разглядеть фигуры, которые то и дело перемещались. Эльф был рядом с работорговцами: ему было легче. А магессе приходилось прищуриваться, чтобы не попасть в друга. На холме, чуть выше, из-за невысоких кустов появился лучник. Мариан слишком поздно заметила врага. Тот направил лук в ее сторону. Они почти одновременно выстрелили друг в друга. Огненный шар, посланный девушкой угодил прямо в головореза, но и его стрела попала в цель. Добивая последнего работорговца, Фенрис услышал пронзительный крик магессы и испуганно оглянулся. Стрела лучника угодила ей в живот. Хоук тут же повалилась на мокрую землю и потеряла сознание. Эльф немедленно подскочил к ней. Одним резким движением Фенрис выдернул стрелу. Подхватив бессознательную девушку на руки, быстрым шагом, как только можно по этой слякоти, направился обратно в город.
***
Время для Андерса тянулось слишком долго. И как назло - за сегодня ни одного пациента. Лекарь не мог дождаться вечера. Что он скажет Мариан? Даже написание манифестов, не так давно ставших для него одним из важных занятий, не помогало отвлечься от мыслей о девушке.
Услышав позади быстро приближающиеся шаги, маг обернулся. Встав со стула, мужчина замер, выронив из рук перо. Двери лечебницы были распахнуты настежь. Фенрис почти бежал к ней, неся на руках магессу. С ее мантии капала кровь. Андерс, в глазах которого читался ужас, подлетел к эльфу.
- Что с ней?
- Стрела, - ответил бывший раб, осторожно укладывая Хоук на койку. – Я не понимаю. Она сразу потеряла сознание.
Маг протянул руки над ее раной. Вокруг них образовалось голубое сияние, окутавшее магессу, но рана все также кровоточила. Лекарь еще раз внимательно осмотрел Мариан. Она выглядела очень бледной, пульс почти не прослушивался. Рана девушки была неглубокая и много крови потерять она не могла. Но все же, магесса с каждой секундой угасала. Фенрис все время стоял неподалеку и следил за действиями мага. Когда тот кинулся к полкам со снадобьями и принялся поспешно что-то искать, эльф не выдержал.
- Как она?
- Стрела была отравлена.
Андерс схватил несколько бутылочек. Подскочив к Хоук, мужчина напоил ее каким-то снадобьем. Он взял холодную руку Мариан и замер, словно ожидая чего-то. Результат показался только через несколько минут: пульс магессы участился. Целитель, облегченно вздохнув, осторожно поцеловал руку девушки. После этого стал обрабатывать рану, которая уже не так кровоточила.
- Как это произошло? – не отрываясь от дела, спросил маг.
- Мне стало известно, что на Рваном берегу прячутся работорговцы. Я попросил Хоук помочь. Она согласилась.
- И вы отправились туда одни? – возмутился лекарь. - Мариан – маг, а не грозный воин, закалённый в боях. Она даже не целитель.
- Хоук сильная. К тому же, она сама не захотела…
- А тебе обязательно нужно было с ней в этом согласиться! – мужчина зло смотрел на эльфа, но переведя взгляд на Хоук, слегка смягчился. – Можешь идти. Мне нужно заняться своей пациенткой.
Фенрис виновато взглянул на магессу. Он послушался ее, и вот результат: теперь вся промокшая от сильного дождя девушка, лежит с кровоточащей раной, находясь на грани между жизнью и смертью. Как эльфу не отвратительно думать, но маг был прав, обвиняя его.
Занимаясь Хоук, Андерс не заметил, когда вышел бывший раб. Сняв с нее верхнюю одежду, лекарь продолжил обрабатывать рану. После часа работы, маг перевязал ранение. Накрывая магессу самым теплым одеялом, которое смог найти, мужчина только сейчас заметил кулон на ее шее. Тот самый кулон. Целитель потрясенно сел на стул рядом с койкой. Он помнил, как Мариан говорила, что будет надевать медальон только в особых случаях. С чего же вдруг она решила его надеть? Маг взял руку девушки и поднес к своим губам, разглядывая в ее лицо. Как он мог так с ней поступить? Думал, что это для ее же пользы.
- Я чуть не потерял тебя, - прошептал отступник. – И больше никогда не отпущу.
Прошло несколько часов, а лекарь так и сидел возле кровати Хоук, удерживая в своих руках ее руку. Послышались быстрые шаги и маг обернулся. В лечебницу влетели Авелин и Варрик.
- Фенрис нам только что рассказал, что случилось, - на ходу произнес запыхавшийся гном. – Как она?
- Уже лучше, - устало ответил Андерс. – Только пока не просыпается.
- Почему ты не воспользовался магией?
- Там яд. Я дал Мариан снадобье, которое не позволит ему распространиться. Нужно часто обрабатывать рану, чтобы яд совсем вышел.
Авелин с Варриком заметили в каком состоянии был лекарь: его клонило в сон, было где-то за полночь.
- Мы можем присмотреть за ней, пока ты…
- Нет, - перебил стражницу отступник. – Все в порядке. Я продержусь. Ради нее. Я не оставлю ее больше.
Варрик попытался ему возразить, но маг повернулся к Хоук. Еще немного подождав, Авелин потащила гнома из лечебницы.
***
Первые лучи солнца – те, которые сумели пробиться сквозь грязные окошки клиники - озарили комнату. С наступлением утра магесса начала просыпаться. Первое, что она почувствовала - это сильная боль в области живота. Попытавшись пошевелиться, она почувствовала теплое дыхание на руке, и давление, как будто кто-то слегка сжимает ее. Несколько секунд глаза привыкали к полумраку. Рядом с ней безмятежно спал кто-то, до боли похожий на Андерса. Она даже не поверила своим глазам, и еще некоторое время напряженно всматривалась в силуэт, как будто ждала, что он вот-вот исчезнет, или она проснется и никогда не вспомнит этого. Однако, чуда не произошло, и наконец сомнений не осталось – это был Андерс. Его голова лежала на собственной руке, на кровати, рядом с девушкой, а другой рукой он держал ее руку. Мариан медленно окинула взглядом комнату и поняла, где находится. Это место она ни с чем не спутает. Магесса вгляделась в лицо лекаря. Его лицо осунулось, было видно, как он измотан. Видимо, он провел рядом с ней все это время. Рука Хоук непроизвольно потянулась к голове мага и прикоснулась к его светлым волосам. Мужчина вздрогнул, проснулся, поднял голову. Протирая заспанные глаза, Андерс поднялся со стула, обеспокоенно глядя на Мариан.
- Как ты себя чувствуешь?
- Немного больно, но я в порядке, - улыбнулась магесса. – Я не помню, что произошло.
Бывший Страж сел обратно на стул, устало потирая лоб.
- В тебя попала отравленная стрела. Вчера днем сюда пришел Фенрис, с тобой на руках.
- Стрела? Я даже не помню этого…
- Мариан, зачем ты пошла туда с этим эльфом одна?
Он посмотрел на нее, в его глазах она явственно увидела продолжение фразы. «Почему ты не взяла меня?» - спрашивали его глаза, но он смолчал. Андерс вновь поднялся со стула, начал расхаживать по лечебнице, ругая девушку, как маленького ребенка. Хоук только удивленно хлопала ресницами. Она, пытаясь привстать с кровати, хотела было что-то возразить лекарю, но вчерашнее происшествие дало о себе знать. Застонав от боли, девушка опустилась обратно. Отступник мгновенно подскочил к Хоук.
- Постарайся не шевелиться. Я сейчас посмотрю, можно ли залечивать рану.
Андерс потянулся к повязкам, но магесса перехватила его руку и умоляюще посмотрела в глаза магу.
- Не надо. Это тебя истощит еще больше, - девушка слегка сжала его ладонь. - И так на ногах еле держишься.
- Все равно нужно осмотреть рану.
Лекарь, вытащив руку из нежной хватки Хоук, принялся разматывать повязку. Пока маг осматривал ранение, Мариан рассматривала лицо мужчины. Внутри вновь стало так больно. Не от раны, которая заныла из-за действий отступника. К горлу подступил ком, на глазах стали наворачиваться слезы. Девушка отвернулась от целителя, только чтобы он не видел ее лица. В голове крутились воспоминания, связанные с лекарем – от первого до последнего: их разговора три недели назад.
- Ты тоже тогда ушел совсем один на разведку, - тихо, укоряющим тоном произнесла Хоук. – И ты прекрасно знаешь, что было бы, если я не появилась.
- Это совсем другое. У меня было преимущество.
- У того паука тоже было, - девушка, нахмурившись, обернулась к магу.
- Я бы сам справился. Не в первый раз, - Андерс, закончив перевязывать Мариан, посмотрел ей в глаза и добавил. – А какое у тебя было преимущество перед этими бандитами? Лириумный эльф, которому наплевать на магов?
- Но он же принес меня сюда.
- Принес, - поморщился отступник. – Но если б он хотя бы еще несколько минут промедлил…
Тут он заметил слезы на ее лице. Андерс протянул руку к ее лицу и нежным движением стер их со щек.
- Прости, - после недолгого молчания добавил бывший Страж. – Я не должен был тебя отпускать, зная в какие передряги ты можешь влипнуть.
- Что? – взбунтовалась Хоук. – Я сама могу…
- Я уже все решил, - перебивая магессу, спокойно ответил лекарь. – Как только ты поправишься – будешь мне помогать в лечебнице.
От возмущения Мариан слегка приподнялась с подушки, не обращая внимания на боль. Она уже была готова возразить отступнику, но быстро передумала. Ей больше не хотелось так надолго отстранятся от мужчины.
- Я не знаю ни одного целительного заклинания, - хитро прищурила глаза девушка. – Но если ты меня научишь, значит, я смогу отправляться на задания одна.
Переварив услышанное, маг резко побледнел: Хоук явно пытается довести его до белого коленья.
- Ну, уж нет, - твердо произнес он, пытаясь спрятать свой испуг. – Я все равно буду за тобой присматривать.
Магесса в ответ ничего не добавила, лишь лукаво улыбнулась. Внезапно почувствовав слабость во всем теле, Хоук резко повалилась на койку.
- Тебе нужно больше отдыхать, - мужчина заботливо накрыл магессу одеялом. – Постарайся поспать.
- Я ведь недавно проснулась. Это тебе нужен отдых.
- Лечебница сегодня закрыта. Я отдохну, когда ты заснешь, - улыбнулся Андерс, ласково поглаживая Хоук по волосам.
Долго упрашивать девушку магу не пришлось. Сонно перехватив руку лекаря, Мариан прижала ее к своей щеке и вскоре засопела.

9 глава.

Роскошная комната, освещаемая лишь тусклым огнем из камина. Еще недавно Хоук даже представить не могла, что когда-нибудь у нее будет такая комната. Она была раза в три больше ее комнаты дома, в Лотеринге. Целый год им пришлось потратить на то, чтобы вернуть себе имение. Когда Мариан впервые зашла в свою спальню, то глазам своим поверить не могла: ведь она не привыкла к такой роскоши, и первые недели в новом доме, так же как и в самом городе когда-то, ей было неуютно. Прошло уже три года после экспедиции. Лиандра была рада снова жить в имении ее детства, Гамлен был на седьмом небе от того что больше никто не будет толпиться в его домишке. Мариан и Лиандра его часто навещали, и хотя, мужчина старался не показывать это, но было видно, что он скучает по ним. Карвера пока никуда не отпускали. Он так ни разу и не увидел новый дом своей семьи, но по его настоятельным просьбам старшая сестра в подробностях описывала комнаты дома. В ответ на это он почти в каждом письме проклинал себя за то, что так рано ушел в храмовники.
Друзья Хоук тоже за эти годы устроили свою жизнь в городе. Фенрис успел обжиться в особняке Данариуса, но, к большому сожалению капитана стражи Авелин, не захотел запоминать простых правил поведения в Верхнем городе. К стражнице то и дело приходили жалобы на него.
Варрик, как всегда, все время проводил в Висельнике, рассказывая посетителям различные истории, главным героем которых почти всегда была Мариан. Это вечно злило ее: она все-таки магесса-отступница и такая слава ей не нужна, но гном постоянно ее успокаивал, что никто не догадается.
Отношения магессы не сложились разве что только с Мерриль. Каждое посещение дома эльфийки заканчивалось ссорой. Мариан попрекала Мерриль за ее пристрастие к магии крови, но та будто не слышала всех предостережений магессы и ее друзей.
Сама Хоук почти все свое время проводила в лечебнице, помогая Андерсу. Они держали между собой дистанцию, вели себя как хорошие друзья, и пока их обоих это устраивало. Мариан не хотела говорить что-то лишнее, боясь, что маг снова станет ее избегать.
Лиандра обучала свою дочь светским манерам. Девушка, всю жизнь прожившая в деревне, вынуждала себя, ради матери, терпеть все нудные уроки. Магесса быстро обучилась всему, что за эти годы смогла вспомнить мать. И вскоре женщина отметила, что Хоук стала вести себя, как настоящая леди. И чем чаще она проявляла такие манеры, тем больше лекарь убеждался в том, что такой девушке не место рядом с одержимым отступником.
Мариан казалось, что жизнь понемногу стала налаживаться, но так было только до определенного момента…
Хоук лежала на большой кровати, свернувшись в клубок, и смотрела на пляшущие языки пламени в камине. За всю ночь магесса не могла сомкнуть глаз: перед взором всплывал вчерашний момент. Вот - Андерсом овладевает дух, вот Мариан пытается достучаться до мага. И все-таки, она смогла. Еще чуть-чуть, и он убил бы ту магессу, которую пытался спасти от храмовников. После этого, Хоук несколько часов провела в лечебнице, успокаивая целителя, пока тот не выставил ее, мотивируя это тем, что устал и хочет побыть один. Девушка полночи расхаживала по комнате, пытаясь представить, что сейчас творится с отступником. Больше всего на свете магесса боялась, что он убежит из города и бросит ее.
Ночь близилась к концу. Сквозь высокое окно Хоук разглядела, как светает. Больше не в силах терпеть это ожидание, вскочив с постели, магесса быстро оделась и вышла в холл. Лиандра уже не спала. Женщина, разбирая письма на столе, окинула удивленным взглядом дочь.
- Куда ты так рано собралась?
- В лечебницу, - на ходу ответила девушка.
Хоук уже открывала дверь в погреб, который вел прямо в Клоаку, как мать окликнула ее.
- Может, сегодня не пойдешь?
- Не могу, мне надо проверить как там… - магесса резко осеклась. – В смысле, там работы много.
Лиандра с подозрением оглядела дочь.
- Хорошо. Но только приходи сегодня пораньше. Тебе нужно подготовиться.
- К чему?
- Помнишь… Я говорила тебе, что тебе нужно подыскать жениха, подходящего под наше нынешнее положение? Сын одного из здешних аристократов придет сегодня к нам на ужин.
- Что?!
Мариан была потрясена. Она никак не ожидала, что мать такое может выкинуть. Ноги подкосились, рука вцепилась в дверную ручку. Хоук растерянно глядела на женщину и не знала, что сказать.
- Дорогая, нам только вчера вечером прислали письмо. Я хотела тебе сказать, но ты так быстро пронеслась в свою комнату…
- Значит, это не ты это устроила? – немного придя в себя, тихим голосом произнесла Мариан.
- Конечно, нет, - улыбнулась Лиандра, подходя к дочери. – Их сын хотел познакомиться с тобой. Я не буду тебя заставлять. Если хочешь, все отменю.
- Нет, - вдруг ответила магесса. - Не надо ничего отменять.
Хоук на прощанье обняла мать и направилась в погреб.
Дорога до лечебницы была короткой. Мариан всегда выбирала этот путь, чтобы быстрее добраться до Андерса.
Магесса сама не поняла, зачем согласилась на этот ужин. С одной стороны, ей хотелось сделать приятное матери, а с другой стороны был Андерс. Пора было что-то с этим решать. Она надеялась, что у них все же есть шанс.
Девушка осторожно приоткрыла двери лечебницы и зашла в комнату. В помещении было пусто. Утро только наступало, и для посетителей было еще не время. Маг, сгорбившись, сидел на своей кровати, уткнувшись лицом в ладони. Он не заметил, как Мариан села рядом. Ей пришлось слегка дотронуться до его плеча, чтобы он обратил на нее внимание. Но тот даже не вздрогнул, продолжая сверлить взглядом пол.
- Ты сегодня рано, - без каких-либо эмоций произнес отступник.
- Я хотела тебя проведать.
- Мариан, будет лучше, если ты сюда больше не придешь…
- Опять? Мне казалось, мы вчера все решили. Это был не ты.
- Это не оправдание. Что, если в следующий раз на месте той девушки будет кто-то из пациентов? Или… или ты. Что, если я не смогу остановиться…
Девушка развернула целителя к себе, взяла его за руки.
- Ты никогда так не сделаешь. Я уверена, – заглядывая мужчине в глаза, решительно ответила магесса.
- Только ты в меня веришь, - натянуто улыбнулся Андерс.
Он даже представить себе не мог, что за этой решительностью прятался страх. Каждый раз, когда дух пытался захватить тело мага, у Мариан все сжималось внутри. Каждый раз она боялась, что больше никогда не увидит лекаря. К счастью, за свою жизнь девушка хорошо научилась скрывать свои страхи.
- Ну, раз мы все выяснили, пора открывать лечебницу, - поднимаясь, ответила Хоук, и прошла к столу со склянками. – Только… Мне нужно сегодня освободиться пораньше.
- Снова идешь на какое-то дело?
- Нет. Домой надо.
- Что-то с твоей матерью?
- Нет-нет, с ней все хорошо. Просто… она устраивает мне… Ну, устраивает ужин… - под пристальным взглядом лекаря Мариан становилось все труднее говорить. – С одним аристократом.
- Она хочет… выдать тебя замуж? – настороженно спросил целитель, отворачиваясь от собеседницы.
- Нет, они сами прислали письмо. Мама просто согласилась.
- И ты тоже решила на это согласиться?
- Ну, знаешь. Я свободна, - девушка сверлила взглядом спину лекаря.
Хоук ждала его реакции. Ждала, что может, отступник начнет ее отговаривать. Но никакой реакции не последовало. Больше не сказав и слова, Андерс стал перебирать баночки с лекарствами.
Весь остаток дня маги перекинулись лишь парой слов. Когда подошло время и пациентов стало меньше, девушка предупредила лекаря и направилась к выходу. Мужчина лишь угрюмо смотрел ей в след. С каждой секундой, что магесса удалялась из лечебницы, к целителю все сильнее подступало желание – остановить ее, обнять и никуда не отпускать. Но все же Хоук уже скрылась из вида.
***
Девушка пристально рассматривала свое отражение в зеркале. Когда она пришла домой, все уже было готово, даже ее наряд. Магесса до сих пор не могла привыкнуть ко всем этим роскошным платьям. И каждый раз, когда их с матерью звали на приемы, девушка нехотя наряжалась в них. Но сегодня она не возражала. Вернувшись из лечебницы, она вообще перестала проявлять какие-то эмоции. Даже в зеркало она глядела пустым взглядом, про себя повторяя только одну фразу: «Зачем я это делаю?»
***
- Милая, ты очень красивая, - с улыбкой произнесла Лиандра, заметив дочь, которая спускалась по лестнице в длинном красном с золотой вышивкой платье.
- Спасибо.
Тон Мариан казался настолько безжизненным, что женщина испуганно поглядела на нее.
- С тобой все хорошо? Хочешь, все отменим? Я не хочу тебя заставлять…
- Нет! – вспылила девушка. – Все в порядке. Я должна себя заставить.
Магесса облокотилась руками на письменный стол, прикрыв глаза. Лиандра все также растерянно смотрела на старшую дочь.
- Заставить?
«Забыть его», - мысленно ответила Хоук. Слезы подступали к глазам, но ей нельзя сейчас плакать. Не здесь, не при матери.
- Все хорошо. Я готова, - попыталась улыбнуться магесса.
- Монна Хоук, - объявил Бодан, заходя в холл. – К вам пришли.
Мариан тяжело вздохнула. Теперь ей действительно никуда не деться.
- Это, наверное, наш гость. Бодан пропусти его, - скомандовала Лиандра слуге.
- Там мессир Андерс.
- Кто? – магесса ошеломленно уставилась на гнома.
Не говоря больше ни слова, Хоук поспешила к входной двери.
Слух ее не обманул. Маг действительно стоял на пороге, с ног до головы осматривая Мариан. Лекарь никогда еще ни видел девушку в выходном наряде.
- Зачем ты пришел? – ее голос слегка дрожал. Магесса старалась изобразить строгость, но у нее плохо получилось.
- Нам нужно… поговорить, - наконец очнувшись, ответил отступник. – Только не здесь.
Не ответив мужчине, Хоук деловой походкой направилась обратно в холл.
- Мама, мне нужно поговорить со своим другом в библиотеке. Мы ненадолго.
Магесса выжидающе глядела на Андерса, пока тот не сдвинулся с места.
***
Закрыв за собой дверь, девушка сложила руки на груди. Она внимательно смотрела на мага, который метался по библиотеке.
- Что с тобой? Я тебя не узнаю.
- Это я тебя не узнаю, - укоряюще произнес лекарь, приближаясь к магессе. – Зачем ты так поступаешь?
- Как я поступаю? Разве не ты мне постоянно твердил, что должна забыть свои чувства к тебе?
- Ты права, - лицо Андерса исказилось от боли, он опустил взгляд на пол. - После всего я не имею никакого права… Я не знаю, зачем пришел.
Он почувствовал на щеке нежное касание руки магессы, и, подняв глаза на девушку, столкнулся с ее теплым взглядом.
- Не уходи, пожалуйста.
Лицо Хоук медленно приблизилось к магу. Она почувствовала его горячее дыхание на своих губах. Лекарь, из последних сил, отстранился от девушки.
- Нет, - шепотом произнес он. – Я не хочу испортить тебе жизнь. Ты заслуживаешь лучшего.
После сказанных слов, Андерс выбежал из библиотеки. Мариан еще несколько секунд смотрела на пустой проход. А затем, не задумываясь о своем наряде, опустилась на пол.
Услышав громкие всхлипы, Лиандра растеряно подбежала к дочери.
- Милая, что случилось? - женщина, подсев рядом, обняла магессу. – Я увидела, как Андерс выбежал, не сказав ни слова. Потом, услышала, как ты тут плачешь. Что произошло? Вы поссорились? Я так давно не видела, чтобы ты плакала.
Хоук, все также рыдая, лишь уткнулась в плечо матери, крепко обняв ее. Еще немного Лиандра успокаивала дочь, поглаживая по оголенной спине.
- Значит, мои подозрения были верны, - тихо произнесла женщина.
- Подозрения? – со всхлипами переспросила девушка.
- Он тебе нравится.
Мариан резко оторвалась от материнского плеча и, вытирая слезы, удивленно посмотрела на женщину.
- Откуда ты…
- Знаю? – ласково улыбнулась Лиандра. – А ты думала, я не замечаю, как вы друг на друга смотрите. Так почему же вы не вместе?
- Это сложно. Есть… обстоятельства, которые мешают.
- Мариан, если бы нам с твоим отцом мешали обстоятельства…
- Вы – это совсем другое. Если бы ты знала… - слезы вновь подступили к глазам.
- Я лишь хочу сказать, что не нужно сдаваться. Нужно бороться, - женщина взяла в ладони лицо дочери, заглядывая ей в глаза. – Ты же у нас сильная. Неужели ты сдашься? Иди к нему.
- А как же прием?
- Когда этот человек придет, я что-нибудь придумаю. Я не хочу поступать с тобой так, как поступили мои родители: я не собираюсь насильно выдавать тебя замуж.
Лицо Хоук засветилось от счастья. Слова матери придали ей уверенности. Поцеловав женщину, магесса поднялась с пола и, подобрав подол платья, кинулась на второй этаж. Не разгуливать же в таком платье по Клоаке?
***
На этот раз Мариан не пошла через подвал. Она решила выбрать путь длиннее, который поможет ей развеяться и придумать, что сказать магу. Но всю дорогу девушку занимала только одна мысль. На улице с каждой минутой становилось темнее. Даже в Верхнем городе было в такое время небезопасно. Она надеялась, что доберется до места без происшествий.
Зайдя в лечебницу, магесса слегка удивилась увиденному: Андерс сидел, склонившись над миской с молоком.
- Ты все-таки решил завести котенка? – обходя отступника, поинтересовалась Хоук.
- Нет, это просто на всякий случай. Вдруг какой-нибудь забредет.
Лекарь задавался вопросом: зачем она пришла. Прошел всего час с их разговора в имении. Маг думал, что девушка будет злиться и снова будет его избегать. Но сейчас в ее глазах отступник не видел обиды, лишь решительность.
- К тебе вот-вот должны прийти.
- Ужина не будет. Мама все отменила.
Андерс не знал, что ответить на такую новость. Наверно, не нужно было приходить к ней домой? О чем он только думал? О себе? Но сил сопротивляться Хоук больше не осталось.
- Знаешь, я тут думал: ты так часто помогаешь магам, ты была бы неплохим лидером, - бодрым голосом произнес целитель, пытаясь сменить тему разговора.
- Я все это делаю ради тебя.
- Мариан, зачем ты дразнишь меня, мучаешь? – умоляюще прошептал отступник, отворачиваясь от девушки. – Ты видела, что я сделал с той магессой. Я – чудовище. Но я все еще человек. И я с трудом сдерживаюсь.
- Я и не хочу, чтобы ты сдерживался.
Внутри Андерса что-то оборвалось. Стена, которую он с таким трудом строил все эти долгие три года, доводы, которые он старательно искал ночами… Все это перестало что-то значить. Он просто не мог больше без нее. Просто не мог.
Он сорвался с места, жадно прижал ее к себе, прильнул к ее губам. Те несколько секунд, что они стояли рядом, так близко, он чувствовал себя снова старым Андерсом, изворотливым Ферелденским отступником, свободным. Когда он ослабил хватку, Мариан почувствовала, как кружится ее голова, как по всему телу медленно разливается слабость. Ей на секунду показалось, что она упадет, если он отпустит ее. Андерс чуть улыбнулся и провел рукой по ее щеке.
- Это безумие. Если ты будешь со мной, тебя будут презирать так же, как меня. Но я не могу себе позволить не сказать тебе о своих чувствах. Мариан, обдумай все хорошенько. Если твоя дверь будет открыта сегодня ночью – я приду к тебе. Если нет - я все пойму.
- Я буду ждать тебя, - прошептала Хоук, нежно улыбнувшись, слегка коснулась губ мужчины своими губами и вышла из лечебницы.
Андерс еще некоторое время глядел на закрытую дверь, перебирая в голове все последние прошедшие воспоминания. Что теперь делать? Он слишком сильно любит Мариан и не хочет, чтобы она страдала рядом с ним. Но и отпустить ее не может.








Раздел: Фанфики по играм | Фэндом: Dragon Age | Добавил (а): Энн (02.05.2012)
Просмотров: 1200

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4390
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн