фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 20:54

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Алиса в стране чудес

  Фанфик «Сердце Алисы | Главы 17-18»


Шапка фанфика:


Название: Сердце Алисы
Автор: Jara
Фандом: Алиса в стране чудес, American McGee's Alice, Alice: Madness Returns.
Бета/Гамма: serg_omen.
Персонажи/ Пейринг: Алиса/НМП.
Жанр: Экшен, Романтика, Ангст.
Предупреждение: Старалась без ООС, если не получилось - кидайте тапками.
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: R
Размер: макси
Содержание: Ничто и никогда не проходит бесследно. Мир, что жив внутри, не вырезать с картинки ножницами. Если ты не хочешь возвращаться к нему, он придет к тебе. Каково это всю жизнь остерегаться малейшей искры, от которой загорится все внутри тебя? Каково лишать себя любого, что с ней сходно? Любого, кто может зажечь пламя…
Статус: в процессе.
Дисклеймеры: Ни на что не претендую, МакГи спи спокойно... Да и Кэррролл тоже, только в могиле...
Размещение: С разрешения автора.
От автора: Один - произведение основано на играх больше, чем на творениях Кэрролла. Два - повествование ведется большей мерой не от лица Алисы. Три - сразу извиняюсь за корявый язык, он не мой родной, и учила его я сама. Четыре - фик будет в форме сказочки, мрачной но сказки;). Пять - приятного чтения (я надеюсь), спасибо за внимание.
Я подумала, еще подумала и сменила рейтинг на R, все таки сцены с увечьями описаны в деталях, а их еще будет много.


Текст фанфика:

Глава 17. Дьявол

В правильном положении: Страхи, эгоизм, сильные сексуальные желания, неуверенность, самобичевание, жестокость, злость, зависимость.
В перевернутом положении: Освобождение от зависимости, свобода от предрассудков, избавление от розовых очков.

Когда Калеб вновь обрел возможность что-либо видеть, он обнаружил, что та часть его тела, что сберегла чувствительность, лежит на полу, утратив возможность двигаться в воздухе. Он уставился на девушку, которая подошла к нему очень близко и перепуганными глазами разглядывала то, что сломало ему хребет.
Калеб повернул морду и краем глаза смог рассмотреть, что это были несколько решеток, подвешенных на цепях в ряд так, чтобы наверняка пригвоздить жертву огромными шипами в виде стрел к полу. Парень, плохо соображая, решил, что он очень вовремя перекинулся. Если бы он остался в человеческом теле, то не смог бы ничего поделать вообще - ни умереть, ни выбраться из ловушки.
Тяжело дыша, Калеб снова перевел взгляд на Алису, она взглянула прямо в его огромный голубой глаз и поняла, что все это было явью. В этот же миг за ее спиной воздух в одном месте вспыхнул, и из него появился кот. Догадаться об этом можно было только потому, что один из желтых глаз был выколот, и заляпанное кровью веко было опущено. В остальном это чудовище мало походило на то, что обычный человек понимает под словом кошка. Размером он был с большую овчарку, тощее тело, вернее, серую обожженную кожу, натянутую на кости, покрывали шрамы и странные татуировки. В одном из ободранных острых ушей сверкала серьга. Но самое жуткое это была человеческая улыбка, неестественно широкая, в буквальном смысле слова от уха до уха, что исказила кошачью морду.
Злость вскипела внутри мгновенно. Упершись подвижной частью шеи и передними лапами в пол, Калеб потянулся к уродливому существу и клацнул зубами в полуметре от него. Бессильный достать своего врага, он выругался вслух, издавая, вместо слов, чудовищный вопль полный боли и злобы. Кот, чья улыбка не стала уже ни на миллиметр, повернулся к Алисе и промурлыкал:
- Тебя там кое-кто ждет, дорогая.
Алиса недоверчиво взглянула на кота, а затем на другой конец коридора. Там стояла ее семья, Калеб понял это сразу. Девушка моргнула, пытаясь прогнать наваждение, но они никуда не делись – высокий черноволосый мужчина, низкая худощавая, но привлекательная женщина с зелеными глазами и юная девушка очень похожа на Алису, но кареглазая. Вся тройка внимательно следила за каждым движением девушки, когда та сделала шаг, они все вместе двинулись ей на встречу.
За стенами замка громыхнуло. "Мама" споткнулась и в последний момент, когда казалось, что она упадет, восстановила равновесие. Снаружи раздался раскат грома в несколько раз сильней прежнего. Калеб видел их лица, настоящие, человеческие, такие, какими их могла запомнить маленькая девочка. Голова "сестры" дернулась в сторону, но выражение ее лица не изменилось. Алиса, словно виновато, оглянулась и посмотрела на него, по ее щекам катились крупные слезы, одна за другой – без остановки, так бывает, когда человек редко плачет. Кот вдруг зашипел вполне по-кошачьи, хоть и очень злобно, а затем растворился в воздухе. Где-то над пустошами громыхнуло раз десять подряд, Калеб понял, что нужно что-то делать. Ему вспомнился выгоревший очерет на болоте и молнии в грязных тяжелых тучах. Своим драконьим чутьем он буквально понимал, как за стенами замка начинается гроза без единой капли дождя.
Упершись подвижной частью тела в пол, как он уже делал прежде, он, подсунув нос под край решетки, начал приподнимать ее. Сначала он ничего не чувствовал, даже видя, как стрелы, очень медленно поднимаясь, вырывают его ребра с целыми кусками мяса, окрашиваясь его голубоватой кровью. Но затем раздался первый глухой хруст, и позвонки начали вставать на свои места. Вместе с подвижностью начала приходить боль, сквозь стиснутые клыки вырвалось глухое рычание, что переходило в вой. Словно чудовищная змея, дракон начал свивать искалеченное тело в кольца, вырывая из него стрелы. И, когда, наконец, кончик хвоста выскользнул из-под решетки, он вытащил морду с содранной на носу кожей и повернулся к Алисе. Она больше не шла навстречу семье, а стояла, вжавшись спиной в стенку. Калеб видел, как слезы падают на руки с зажатым в них ножом, что она поднесла к лицу, не решаясь закрыть его, чтобы не видеть их лица. Парень не мог себе представить, каково ей было смотреть в знакомые до боли глаза - одновременно живые и застывшие, как у шарнирных кукол. Юноша почувствовал острое желание медленно разодрать этого паршивого кота на части, хоть и прекрасно понимал, какой логикой тот руководился.
Когда боль во всем теле перестала быть такой оглушающей, Калеб сделал над собой усилие и, использовав свое тело, словно гигантскую пружину, бросился в сторону девушки. Когда его ощущения окружающего мира снова сузились до человеческих, он увидел перед своим лицом каменный пол. Только еще через несколько секунд, когда изображение перед глазами перестало сильно расплываться, Калеб попытался подняться с колен. Он успел лишь увидеть, как "сестра" хватает Алису за руку, пытаясь отнять ее от лица девушки, но этого хватило с лихвой. Невообразимая ярость забрала у него возможность думать или обращать внимание на поломанные ребра и дыры в животе, хоть это и было сродни чему-то невозможному. Раскачиваясь из стороны в сторону, он встал, а то, что случилось дальше, юноша смог понять по частям тел, что через неопределенное количество времени обнаружил под ногами.
Под кожей и плотью оказались хрупкие фарфоровые кости. Калеб испугался. Но совсем не того, что только что разорвал своих врагов голыми руками буквально, а того, что это не вызывало внутри него вообще никаких эмоций. Все было так правильно - единственный возможный вариант развития событий.
Он попытался вспомнить, что делал миг назад. Куклы, кажется, даже попытались сражаться. У них в рукавах оказались припрятаны длинные лезвия, но они только ускорили их кончину, хоть ран у Калеба и прибавилось. Парень не уклонялся и не обращал внимания ни на что, Алиса не смогла бы его остановить, даже если бы захотела. Юноша не видел, или, точнее сказать, не помнил, что она делала во время короткой, но жестокой расправы над ее "семьей" и не представлял, каково ей было смотреть, как он отрывает руки ее "сестре" или разбивает о стену голову ее "матери".
Сердце бешено стучало, кровь, казалось, просто кипела в венах. Приятное ощущение силы и власти не омрачалось даже адской болью от ранений. Тяжело дыша, Калеб взглянул на Алису. Она как-то беспомощно смотрела на изувеченные тела у его ног. Ее мокрые щеки пылали, с одной стороны лица к ним прилипли волосы, девушка тяжело дышала, Калеб видел, как поднимались и опускались ее плечи.
"К черту... Никому я... ничего не должен..." - слабо подумал юноша, быстро шагая в ее сторону.
Девушка перевела испуганный взгляд на него и, как показалось, поняла, что он собирался сделать. Она попятилась, но очень скоро уперлась спиной в стену.
В голове было пусто-пусто, перед глазами все расплывалось и темнело, быстрые движения ускоряли кровопотерю. Шаг и еще шаг, ее глаза оказались так близко. Он видел в них отражение своего забрызганного кровью лица. Так было правильно для него, если для дьявола вообще что-то может быть правильным. Калеб видел перед собой маленькую девочку. Он сломал всех ее кукол, скинул с нее маски, разбил зеркала и разбросал шахматные фигуры. Где-то внутри за этими заплаканными глазами была почти взрослая женщина, но, чтобы добраться до нее, девочку нужно было убить. Калеб чувствовал себя садистом, он прекрасно понимал, какое расстройство принесет в ее хрупкое душевное равновесие, но ему было все равно. Наверное, в этом и была вся суть дьявола – единственное, что может принести ему радость, это то, что разрушает других.
Когда он начал наклоняться, все перед глазами, как назло, стало размытым. Плохо соображая, Калеб нашел руками ее талию, даже сквозь перчатки он успел ощутить, как Алиса дрожала. В последний момент, когда она была уже так близко, что юноша не видел ее глаз, губы Алисы пропали из виду. Калеб, тяжело выдыхая, на остатках сознания понял, что смотрит на ее живот. Его руки плохо слушались и съехали на бедра девушки, пальцы стали такими холодными, что ее тело казалось слишком горячим. Через миг Калеб перестал чувствовать, где верх, а где низ, и видеть что-либо, но вместе с сознанием ушла и боль.
***
Алисе пришлось упереться обеими руками Калебу в грудь, чтобы он не упал на нее, юноша был тяжелым и намного выше. Ей с трудом удалось уложить его на пол более или менее аккуратно. Сев возле Калеба, Алиса увидела, как под ним расплывается кровавое пятно. Доспехи остались невредимыми, но из-под них продолжала течь кровь, и девушке было страшно даже представить его раны.
Алиса сначала боялась, что парень умрет, но постепенно кровь остановилась, и он задышал ровно, хоть и тихо. Девушка случайно снова взглянула на останки кукол, что привел Кот. Она даже не могла злиться на Чешира за это, он искренне считал, что пускать в Страну Чудес кого-то постороннего было неблагоразумно и пытался донести это любыми доступными способами. Хотя эти куклы и были ударом ниже пояса. Она бы не справилась с ними сама.
Алиса задумалась над тем, почему жители Страны Чудес так хаотично меняют роли. То Кот ее друг, а Королева враг, все понятно и просто, а через миг Чешир пытается убить Калеба, а Королева жертвует жизнью, чтобы его спасти. Девушка вспомнила, как шла на встречу своей семье, хоть и ненастоящей, она хотела только посмотреть на них, но для этого пришлось оставить дракона пригвожденного кошмарной решеткой к полу. Ей стало так жаль в тот миг, что она расплакалась. Такого с ней не случалось с последней встречи с Ангусом Бамби.
Но Калеб в который уже раз сделал все вместо нее, причем сделал правильно. Алиса видела, как ему больно, а от того, каким разъяренным он выглядел, ей стало совсем страшно.
Чувствуя себя беспомощной и жалкой, она просто стояла, пытаясь не смотреть, как Калеб расправился с куклами.
Невольно девушка начала думать о том, что он сделал потом. Щеки предательски залились румянцем снова. Алиса разозлилась на саму себя за то, что с головы не выходило выражение его глаз в тот миг. Девушка в жизни ничего подобного не видела. Наверное, так и выглядело безумие. Он не понял бы, если бы она заговорила, и не остановился, если бы не потерял сознание, рухнув перед ней на колени. Девушка все больше злилась, понимая, что просто стояла и зачарованно смотрела ему в глаза, словно мышь перед удавом. В чувство ее привело то, как руки на ее талии внезапно ослабли. Только тогда Алиса поняла, что любой обычный человек уже давно бы умер. Вот только Калеб не был обычным, особенно здесь, в ее мире.
Девушка наклонилась и присмотрелась к уродливому огромному гвоздю в его груди. В том воспоминании, что взялось непонятно откуда, он чувствовал боль, когда Алиса коснулась гвоздя.
"Что же это такое?"
Королева мола бы объяснить, но она была мертва. Кот пытался объяснить, но девушке совсем не понравилось то, что он говорил. Если Калеб и вправду должен был стать новым тираном, то почему он один по-человечески к ней относился?
Ее смешанные со смущением и раздражением размышления прервало то, что ресницы у Калеба задрожали. Он повернул голову в ее сторону, втянул носом воздух и приоткрыл один глаз, словно просто спал, а не валялся без сознания в луже собственной крови.
Он улыбнулся.
- Что смешного?
- Ничего.

Глава 18. Рыцарь Динариев

В правильном положении: Улучшение положения, прогресс, внимательность, тщательная работа, терпение, старания.
В перевернутом положении: Бедность, лень, неудачная сделка, нет прогресса, застой, задержка в положительном ответе, безответственный человек, человек, который подводит других.

Первое, что Калеб почувствовал, приходя в себя, это знакомый запах. Он повернул голову в направлении его источника и приоткрыл один глаз. Как и ожидал, юноша увидел лицо Алисы - было видно, что она разрывается между беспокойством, смущением и раздражением. Ее выражение лица, дополненное розовыми щеками и широко открытыми глазами, смотрелось так мило, что Калеб улыбнулся, открыв оба глаза.
- Что смешного?
- Ничего, - поспешно ответил он, улыбаясь еще шире и садясь.
От боли не осталось и следа, наоборот, парень чувствовал себя отдохнувшим.
"Если она меня не зарезала во сне, очевидно, я промахнулся".
- Почему ты не сказал, что это не сон?
- Не знаю, - честно ответил Калеб, внимательно наблюдая за ее реакцией.
- Просто прекрасно! - раздраженно выдохнула Алиса.
- Зато я научился играть в шахматы.
- Паршиво играть в шахматы, ты хотел сказать, - поправила его девушка.
Юноша пожал плечами. Внезапно его внимание привлек новый запах, что ударил в нос. Калеб замер, затем поднялся с пола и протянул Алисе руку:
- Надо убираться отсюда. Снаружи начался пожар.
Девушка сначала недоверчиво покосилась на него, но с его помощью тоже поднялась и уверенно зашагала в том направлении, откуда появились куклы.
По дороге Калеб пытался стереть с живота липкую кровь и ему это нисколько не удавалось. Алиса же усердно не смотрела в его сторону и шла настолько быстро, насколько ей позволяло длинное платье. Парень видел, что она напугана, но старается не подавать виду. Снаружи бушевало пламя, сложно было себе представить, что вообще более кошмарное могла произойти именно с Алисой.
Когда они вышли на полуразрушенную террасу, им открылась поистине адская картина. Пожар уже распространился на полностью все высохшее болото, молнии непрестанно попадали в обломки земли, висящие в воздухе, и кости, что их обросли, начинали гореть, испуская клубы черного дыма. Калеб видел, как фантастические за строением конечности - ветви и стебли - корчатся в пламени, а плоть на них медленно обугливается.
Пожар быстро подбирался к замку. Калеб без удивления обнаружил далеко впереди ту самую тонкую луну, что привела его к Алисе.
- Вон! Видишь? - указал он пальцем на нее, наклоняясь к девушке.
Она тоже заметила луну и вопросительно взглянула на юношу, отодвигаясь незаметно, как она думала, подальше от него.
- Нам нужно попасть туда.
- И как мы это сделаем? - спросила Алиса, но тут же сама догадалась, судя из ее изменившегося выражения лица.
Калеб понимал, что ничто так не привлекает девушек, как полет над бушующим пожаром между молний и столбов дыма на огромном драконе, но иных вариантов все равно не было. Алиса, судя по всему, это тоже вполне осознавала. Он не мог больше сопереживать ей, когда она была напугана - эта часть его личности уже успела умереть, как Кролик и говорил. Единственная извращенная форма сочувствия доступная Калебу теперь означала столкнуть ее лицом к лицу с ее страхами и стоять за спиной, чтобы Алиса не упала. Не каждый бой он мог выиграть вместо нее.
Калеб повернулся лицом к девушке и спиной к пожару. Она снова недоверчиво посмотрела на него.
- Не бойся.
- Я не боюсь.
- Врешь.
Она уже хотела возразить, но парень просто сделал шаг назад, ободрительно улыбнувшись перед тем, как полететь вниз, а через миг по стене, словно ящерица, взбирался дракон. Он подставил ей рогатую голову, чтобы Алиса смогла взобраться и устроиться между костяными наростами на его спине.
Добраться до луны оказалось сложнее, чем представлялось на первый взгляд. Девушка была напугана до смерти пожаром - Калеб чувствовал, как ее руки сжимают его шерсть сильнее, чем нужно было. От этого все вокруг становилось действительно опасней - молнии стали не просто вспышками, а сетью из резко изломанных искрящихся веток чудовищного дерева, что рыскали по земле, вслепую пытаясь найти их и изжарить, как те кости. Но благодаря своим нечеловеческим чувствам дракону удавалось в последний момент менять направление и, летя невообразимыми зигзагами, избегать мест, где через миг сверкал удар молнии.
Когда худшая часть пути осталась позади, Калебу удалось разглядеть, к чему его привел косо висящий ослепительно белый серп. Это было похоже на огромную часовню, только стен не было - лишь четыре высоченных колонны, на которых держался второй ярус таких же колонн и крыша. Луна висела под самым потолком этого сооружения в облаках странного сияния, что переливались всеми оттенками холодных цветов от зеленого до фиолетового.
Лишь когда Алиса и Калеб оказались на земле неподалеку, они увидели, что за облака кружили под его крышей. Это было больше всего похоже на крупицы света, что зависли в каком-то газе и медленно струились вслед за его потоками, хаотично меняя оттенки.
Алиса, зачаровано разглядывая эту настоящую звездную пыль, медленно прошла между колонн и остановилась в самом центре здания. Ее движения произвели неожиданный эффект - в потоках света образовался маленький вихрь. Крупицы закружились и, наконец, полетели девушке прямо в лицо, расцвечивая бледную кожу и отражаясь в глазах. Прежде чем Калеб успел ее окликнуть, он увидел, как эти пылинки света затекают ей в ноздри вместе с воздухом, что она вдохнула. Глаза Алисы немедленно закрылись, и парень рванул вперед, чтобы ловить ее, но до этого дело не дошло. Где-то посередине падения девушка внезапно потеряла скорость и, наконец, просто-напросто зависла в воздухе. Ее волосы и одежды разметались в разные стороны, словно от дуновения ветра, и также прекратили движение, отчего Алиса стала напоминать огромный цветок, украшенный звездной пыльцой.
Калеб на ходу сбавил скорость и пригнулся, прикрыв ладонью рот и нос, чтобы не надышаться этого непонятного вещества. Подобравшись ближе к девушке, он заметил, как медленно вздымается ее грудь, и понял, что она просто спит. Причем снилось ей что-то хорошее, судя по ее безмятежному выражению лица. Только теперь он заметил, что на полу валяется множество книг в старых потрепанных переплетах. Некоторые из них были открыты и так брошены, а вырванные страницы со странными схемами и рисунками слабо шевелились, словно опавшие листья сказочного древа.
Прежде чем Калеб решил, что делать с Алисой, луна, что доселе была неподвижной, внезапно плавно сдвинулась с места и поплыла вниз прямо к ним. Она остановилась над головой у девушки, бросая призрачный свет на ее мелко дрожащие ресницы и порозовевшие щеки. Калеб знал, что на самом деле Луна это огромный шар, но этот серп, казалось, был только лишь светом, а скорее даже идеей, что по какой-то причине стала вполне реальным предметом. Один из рогов светила скользнул Алисе под голову сквозь волосы, что медленно расплылись в стороны, словно они находились под водой.
Звездная пыль, что, очевидно, была как-то связана с этой луной, потекла вниз нестройными спиралями и закружила вокруг девушки так же, как несколько минут тому под крышей. Присмотревшись, Калеб увидел в завитках света и цвета очертания разных предметов и даже лиц.
"Вот как на самом деле выглядят сны..."
Решив, что в нем все-таки есть от собаки что-то большее, чем просто морда, Калеб уселся на пол между разбросанных книг сторожить девушку, опершись спиной на одну из колонн. Небрежно перелистывая страницы, он понял, что почти все они были об астрологии или магии. Парень знал, что астрологию уже двести лет как никто не воспринимал, как серьезную науку, но чисто ради интереса подобрал несколько вырванных страниц и начал читать.
На первом обрывке говорилось о знаках зодиака. Калеб помнил, что каждый месяц в году имел свой знак, но, так как ему не было до этого дела, не представлял, какой знак принадлежит ему. Но на это ответ нашелся довольно быстро. В одной из книг чуть ли не на первой странице был нарисован круг месяцев и соответствующих им знаков.
"Скорпион... Что еще за тварь такая?"
В начала раздела, впрочем, оказался занятный рисунок животного, что символизировало его знак.
"Какая прелесть!" - заключил парень, разглядывая существо, что не было похожим ни на одно из тех, что ему доводилось видеть. Калебу быстро надоело читать запутанные и противоречивые заключения о свойствах характеров людей, что родились под знаком скорпиона, и он взял другую книжку. Та была посвящена луне.
Калеб начал читать. В книге были написаны странные вещи, необъяснимые с точки зрения здравого смысла. Оказалось, что Луна покровительствует женщинам, управляет реакцией человека на мир, его чувствительностью, чувствами, ощущениями. Парень заметил, что читает о Луне, а думает об Алисе.
Что или кто бы ни управлял человеческими чувствами, но Калеб упорно не понимал, какая во всем этом была логика. Почему все его мысли занимала какая-то девушка, а все остальное казалось теперь таким несущественным? Юноша подумал о том, через что ему довелось пройти с того самого дня, когда он впервые ей улыбнулся. Ни один здравомыслящий человек не согласился бы столько раз умирать, а вот парню почему-то казалось, что он не изменил бы свою судьбу, даже если бы мог. Возможно, это было связано с тем, что Калеб был теперь не совсем тем же человеком, что прежде. Безумие поселилось в его голове, вот только он не был больным - лишь носителем болезни, сердцем инфекции, ходячей червоточиной и гвоздем бередящим плоть.
Не зря во всех сказках драконы, злодеи и чудовища всегда крали прекрасных принцесс, была в этом частица правды. Но очень кстати вспомнилось, что против них зачастую высылались целые армии рыцарей, чтобы вернуть украденное. Калеб подумал, что он какой-то неполноценный король без собственного войска или хотя бы прислуги в замке.
Словно внимая его словам, из-за утеса неподалеку выбежала, откуда ни возьмись, большая черная собака непонятной породы. Она остановилась и с интересом взглянула на Калеба. В голове у парня начало рождаться понимание механизма этой сказки и его роли в ней. Он хлопнул по колену ладоней, и собака потрусила к нему.
Юноша почесал собаке за ухом, а потом внезапно ухватил ее обеими руками за шею и сконцентрировался на желаемом. Вначале пес просто перепугался и задергался, жалобно скуля и пытаясь вырваться, но затем его тело начало содрогаться в судорогах. Шерсть выпадала целыми клоками, обнажая бледную кожу, лапы вытягивались и выкручивались, хребет сгибался в новых местах.
Когда Калеб выпустил его шею из рук, перед ним стояло на коленях непонятное существо с собачьей головой, покрытой черной лоснящейся шерстью, которая заканчивалась на ключицах мужского тела с необычайно бледной кожей. Юноша снова погладил перепуганного пса по голове, успокаивая, и за загривок притянул поближе к себе. Как он и предполагал, на правом плече оказалась знакомая родинка, он нашел бы также все свои многочисленные шрамы на их привычных местах, но доказательств больше и не требовалось.
Собака или, лучше сказать, песиголовец* сначала терпеливо смотрел на Калеба, а тогда его взгляд упал на новые руки. Он начал сгибать и разгибать пальцы, а затем чисто по-собачьи положил одну руку Калебу на плечо.
Юноша поднялся на ноги и потянул за собой пса:
- Давай, святой Христофор**, прошли времена, когда ты на четырех бегал.
Тот сначала сопротивлялся, но затем, повинуясь своему новому хозяину, вынужден был привыкать к вертикальному положению.
Калеб подумал, что неплохо было бы еще и одеть своего первого солдата, что удивленно прижимал длинные острые уши к голове и насторожено рассматривал пожар вдалеке. В целом все, что от него требовалось, это подумать. Через миг щупальца под кожей его руки, которой он поддерживал пса, зашевелились и проросли сквозь ладонь, очень быстро оплетая тело подобно чудовищной темно-синей лозе. Когда между венами не осталось просветов, они срослись, разгладились, и еще через несколько секунд пес уже действительно походил на воина.
На нем была кираса из темно-синего странного металла, спину которой украшали подобно гусарским крыльям белые оленьи рога. Под доспехом была надета тонкая стёганка из черной ткани, что доходила до колен, но не сковывала движений благодаря двум разрезам спереди. Ее рукава уходили под наплечники и наручи из того же странного металла. На руках были такие же, как у Калеба, перчатки с когтями.
"Неплохо, но мало" - оценил свою работу Калеб.
Юноша сел обратно на пол, поглядывая на Алису, пронзительно свистнул, сунув два пальца в рот, а затем начал расстегивать ремешки, что удерживали его левую перчатку на руке. Пока он снимал ее, как показалось, ниоткуда начали сбегаться крупные собаки самых разных пород и мастей. Они все заинтересовано приглядывались к нему, оставаясь на расстоянии. Калеб выставил левую ладонь перед собой и сделал когтем глубокий порез по ее центру. С него быстро потекла темная, нездоровая на вид кровь. Собаки, как зачарованные, медленно подошли ближе, они окружили юношу, принюхиваясь, а затем начали лакать кровь из его руки.
Через несколько минут Калеб сидел в окружении своих копий с головами овчарок, доберманов ньюфаундлендов и многих других пород собак, которых он не знал. Выбрав среди них пса с белой шерстью и синими глазами, юноша подозвал его к себе. Калеб вспомнил сказки, где маги были не менее опасными, чем воины, так как умели исцелять раны, призывать себе на помощь стихии и насылать проклятия. Из его руки буквально вырос длинный жезл похожий на епископский, и он вручил его песиголовцу.
- Вот, держи. Для начала останови пожар. Тогда ступайте в замок, наведите там порядок и готовьте мое войско.
Калеб встал, окинул взглядом своих новоиспеченных солдат и подошел к Алисе. В реальности его ждало много проблем, которые так или иначе нужно было решить. С тяготением и временем возле нее творились странные вещи. Чувствуя необычайную легкость во всем теле, юноша скользнул рукой по тонкой талии, притянул девушку ближе, а затем вдохнул на полную грудь ее запах, смешанный со сновидениями, что витали в воздухе вокруг. Прежде чем погрузиться в водоворот красочных ярких образов и ощущений под громкий собачий лай, он подумал, что Алиса будет королевой белых в этой партии, а вот черный король останется без королевы, ведь заполучить ее и есть цель игры на самом деле.

* - я знаю, что русское слово - псоглавец, но намеренно взяла то, что исходит из украинского, оно мне как-то ближе звучит. Думаю, особенной разницы нет.
** - святой Христофор - великомученик почитаемый христианами, что отличался огромным ростом и собачьей головой за некоторыми версиями жития.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Алиса в стране чудес | Добавил (а): Jehra (27.06.2013)
Просмотров: 601

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 3
1 Astalavista   (27.06.2013 11:32)
Коварный Калеб. Понравилось сравнение с шахматами: черный король и белая королева. Хотя Калеб же плохо играет в шахматы, но, думаю, так даже интереснее.
Понравилось и то, что персонажи показаны не однобокими. Даже Королева спасла Алису, хоть и была ее врагом.

2 Jara   (04.07.2013 02:58)
Ну, я вообще не люблю "чиста чорный" и "чиста белый" biggrin . Это убивает любую правдоподобность на корню, а я свято верую в идею, что правдоподобными можно сделать даже фиолетовых бобров, что женятся на личинках хрущей, как писал один маленький мальчик biggrin .
Спасибо! happy

3 Astalavista   (04.07.2013 09:47)
Какой шикарный ответ! ))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4385
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн