фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 05:51

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по книгам » Гарри Поттер

  Фанфик «Зеркала и лица | Главы 7-9»


Шапка фанфика:


Название: Зеркала и лица
Фандом: Гарри Поттер
Автор: Миссис Х
Бета. Орфография и пунктуация: Критик
Гамма. Стилистика: HallowKey
Персонажи/ Пейринг: Лили Эванс/Северус Снейп; Лили Эванс/ Джеймс Поттер, Петуния Эванс, Сириус Блэк, Ремус Люпин, Питер Петтигрю, Люциус Малфой, Нарцисса Блэк
Жанр: приключения, романтика
Предупреждение: детство героев
Тип/Вид: гет
Рейтинг: G
Размер: макси
Аннотация:
Лили одиннадцать, жизнь её полна ярких впечатлений. Всё в первый раз - Школа Волшебства, дружба с волшебниками и конечно же, самое первое и светло чувство - любовь.
Глава 7 Вести из Хогвартса
Глава 8 Диагон-аллея
Глава 9 Будь ты проклята!
Статус: в работе
Дисклеймеры: все права принадлежат Д. Роулинг. Ни на что не претендую.
Размещение: размещайте, если есть такое желание. По возможности - уведомляйте автора


Текст фанфика:

Глава 7
Вести из Хогвартса


Одиннадцать Лили исполнилось в январе.
Теперь на исходе был апрель, а долгожданное письмо из Хогвартса всё никак не приходило. Девочка с замиранием сердца ждала, когда же в окно впорхнет волшебная сова, неся благую весть? Но совы предпочитали облетать дом Эвансов стороной.
- Наверное, ты всё-таки ошибся, - говорила она Снейпу.
- Не ошибся, - отвечал он.
Между тем солнце растопило немногочисленные английские снега, разогрело землю, покрыв её первой порослью травы. На деревьях набухли почки, небеса посветлели и словно поднялись над землёй. Жизнь ключом забила с прежней, даже удвоенной, силой.
Снейп, любивший уединение, никак не желал вписываться в общее радужное настроение, и Лили, вместо того, чтобы просиживать с ним часами в Проклятой Мельнице, предпочитала играть с подругами.
Сразу после школы они носились веселыми беззаботными пташками по просторным тенистым паркам. Или бежали в кино. Или неслись за мороженным. Да мало ли интересных занятий можно отыскать, когда тебе одиннадцать?
Лили втайне хотелось, чтобы Северус боролся за её внимание, добивался её расположения. Но он даже бровью не повел, чтобы показать, будто перемены в настроении подружки его как-то задевают. А может быть, был даже рад такому повороту событий?
Письма из Хогвартса не было. А мальчик ясно дал понять, что его будущее простирается в иной плоскости, чем Бирючиновая аллея или Ткацкий тупик.
Зато Петуния выглядела чрезвычайно довольной.
- Наконец-то ты прекратила нести эту несуственую чушь про волшебство, - ехидничала старшая сестра.
Лили с раздражением отмахивалась:
- Я никогда не несу чушь. Это ты настолько узколобая, что не желаешь видеть ничего дальше своего носа. Вместо того, чтобы принимать мир таким, как он есть, ты пытаешь причесать его под гребёнку своих представлений…
- Какая заумная речь для такой маленькой девочки!
- Смотри!
Лили наклонилась и сорвала цветок с клумбы.
Петуния из любопытства подошла поближе.
- Что ты собираешься делать? – на всякий случай спросила она.
- Сейчас увидишь.
Лили дунула на лепестки цветка, и они начали раскрываться и закрываться сами по себе, словно щупальца необыкновенного моллюска.
Петуния визнула, ударяя Лили по руке, словно стараясь выбить опасное кусачее насекомое.
- Он же тебя не съест, - засмеялась младшая сестра.
Девочка разжала пальцы, роняя цветок на землю.
Петуния не сводила с него брезгливого взгляда, словно тот был ядовитой змеёй.
- Как ты это делаешь?
- Это же очевидно, - услышали девочки рядом с собой хриплый голос.
- Северус! – радостно обернулась Лили.
Петуния недовольно нахмурилась.
– Давно ты здесь? – улыбнулась Лили другу.
- Только что пришёл, - Северус повернулся к Петунии. – Это же очевидно. Разве нет?
- Что очевидно? – фыркнула Петуния. – Что ты имеешь в виду?!
- Твоя сестра – ведьма.
Петуния засмеялась, и в её смехе не было ни капли веселья. Один яд.
- Моя сестра – ведьма? А ты, должно быть, волшебник? Да знаю я, кто ты такой, сын Снейпов! Это все знают. Вы нищие сумасшедшие из Ткацкого тупика. И вам оттуда ни за что не выбраться, если не тешить себя вот такими сказками…
В глазах маленького колдуна полыхал огонь:
- Ты…маггла… - выговорил он с презрением. – Как ты смеешь…?
Лили стало страшно за сестру.
Петуния понятия не имела, кому говорила такие слова. Оскорблять и задирать Северуса не решались даже мальчишки, любящие нарываться на неприятности.
- Дай подумать? – сахарным голосом проговорила Петуния. - Как я «смею»? Очень даже легко, знаешь? Я и не слишком-то пуглива. Совсем не боюсь спятивших идиотов. Особенно тех, кто младше меня.
- Очень может быть, ты вскоре поменяешь приоритеты, - пообещал Северус.
- Все, Лили! Я не стану делить с этим площадку ни одной лишней минуты. Мы уходим.
Лили бросила на Северуса умоляющий взгляд.
Ведь он умел, когда хотел, нравиться людям. С любознательной любопытной Петунией вовсе не сложно было поладить. Особенно ему. Ведь оба книжные черви, оба во многом похожи.
Но одного взгляда на Снейпа хватило, чтобы понять, что мириться Северус не намерен.
- Идем, Лили! – повысила голос Петуния.
Стоило ослушаться на этот раз, и сестра окончательно рассорится с ней.
Лили тяжело вздохнула. Похоже, на этот раз её выбор останется не за Снейпом.
- Девочки мои! – радостно встретила Роза дочерей в дверях. – Идите, идите скорее! У нас гость.
- Что за гость? – заинтересовалась Петуния.
- О! – взгляд матери метнулся к младшей дочери и задержался на ней с особой гордостью. Лицо Розы расцвело улыбкой. – Особенный! О каком и помыслить нельзя. Но не стойте в дверях. Проходите, девочки. Проходите...
Переполненные любопытством сестры Эванс поспешили в гостиную, где сидели отец со странным незнакомцем.
Человечек с виду был крошечный и Лили было подумала, что он лилипут. Она видела лилипутов в бродячем цирке. Ростом он был даже ниже, чем сама девочка, но с лицом человека зрелого возраста. В зеленой ливрее, какие на памяти Лили носили только консьержи и лакеи из фильмов. Бутылочного цвета смокинг дополнял высокий, в тон, цилиндр.
- А вот и юные дамы, - пропищал человек, поднимаясь, чтобы отвесить девочкам старомодный поклон. – Позвольте поприветствовать вас. Меня зовут мистер Флитвик. Можно - профессор Флитвик. Я преподаватель в Хогвартсе, Школе Магических Искусств и Чародейства.
У Лили загорелись глаза:
- Вы из Хогвартса…?!
- Да, да. Я привез вашим родителям письмо, мисс Эванс, - кивнул профессор, - обычно мы в таких случаях посылаем сову… но тут знаете ли…?
Билл добродушно засмеялся.
- Вы совершенно правы, что обо всем решили сообщить лично. Право, даже не знаю, что бы я подумал, если бы мне доставили письмо таким экзотическим способом. Наверное, решил бы, что кто-то меня разыгрывает.
Мужчины посмеялись.
На фоне крошечного профессора Флитвика Билл Эванс казался здоровяком.
Петуния застыла с вытянувшимся, как у лошадки, лицом.
Лили опасливо поглядывала на сестру – такого выражения у Туни ей ещё видеть не доводилось.
- Мистер Флитвик рассказал нам о твоих необычных способностях, Лил, - улыбнулась мать.
- Да мы и сами не слепые, - поддакнул Билл, - видели. Только ведь думали, что ты у нас одна такая - необычный Солнечный Зайчик, - глаза Билла даже увлажнились, до того он был тронут.
Профессор Флитвик выразительно посмотрел на часы и поднялся.
- Меня ждут неотложные дела. Итак, 31 августа Лили необходимо быть на вокзале. Позаботьтесь купить до этого времени все необходимое, перечисленное в списке. Деньги я вам передал, этого должно с лихвой хватить. И ни о чем не беспокойтесь. Ах, да… Как же я сразу не подумал? – ударил себя по лбу маленький профессор. - Вам нужен будет попутчик? Ведь Диагон-аллею магглам сложно отыскать.
- О! Это-то как раз и не проблема! У меня есть друг. Он тоже в этом году едет в Хогвартс, - заверила Лили.
- Юный Снейп, я полагаю? - улыбка по-прежнему держалась на губах профессора. – Что ж? Тем лучше, тем лучше! – потирал он ручками. - Ну, всего хорошего. Ближе к сентябрю я пришлю вам сову. Если возникнут какие-то затруднения, дайте знать. Мы непременно все уладим. Непременно.
Родители пошли провожать странного гостя, а Лили закружилась по комнате, от радости пританцовывая.
- Ты слышала, Туни? Я не сумасшедшая! И Северус не сумасшедший. Я настоящая волшебница! И я поеду в Хогвартс - лучшую школу для волшебников. Я же говорила тебе, что тем, кто хочет летать, небо обязательно дарит крылья! Туни…? Туни, почему ты плачешь? О, прости! Я не хотела… Не плачь, Туни! Не плачь, пожалуйста! Мы что-нибудь придумаем! Не может быть, чтобы у тебя не было магических способностей, ведь мы сестры!
- Отстань от меня, - холодно блеснула глазами Петуния. – Со всеми твоими глупостями. Думаешь, я тебе завидую? Я за тебя переживаю! Да неужели родители согласятся на это: отправить тебя в экзотическую школу для уродов?! Ты этого «профессора» хорошо рассмотрела?
- Туни…
- Действительно, Туни, сбавь обороты, - цыкнул Билл. – Не тебе решать. У Лили, слава богу, есть родители.
- Вы все с ума сошли, да? – Петуния скрестила руки на груди. Глаза её лихорадочно блестели. – Вы что, не понимаете? Мама, тебя же предупреждали насчет этих…существ.
- Они такие же люди, как и мы, - нахмурился отец. – В моем доме не будет нетерпимости, Петуния.
- Ты отдашь колдунам свою дочь?
- Петуния, немедленно поднимайся в свою комнату! Я не намерен…!
- Вы! – крикнула Петуния, похожая на древнюю пророчицу. – Вы…вы все горько пожалеете об этом!
Поднявшись по лестнице, девочка громко, демонстративно хлопнула дверью.
- Не обращай внимания, детка, - обнял Билл младшую дочь, расстроенную дальше некуда.
Как-то быстро улетучилась радость.
– Ты же понимаешь, почему она так говорит, да?
Лили кивнула, глотая слезы.
Самое печальное, что сердиться на сестру она не могла. Она прекрасно понимала Туни. Наверное, на её месте она повела себя так же? Хотя нет. Ей было бы очень больно, но она иначе проявляла бы свою боль.
- Она привыкнет, – подмигнул Билл младшей дочери. – Не огорчайся, маленькая фея! Ты мой Солнечный Зайчик.
Ссора с Петунией изрядно испортила настроение. Но даже сквозь слезы, которые роняла Лили по сестре, все равно просвечивала радость.
Она – волшебница!
Она поедет в Хогвартс!
Она имеет право на небо, цветы и луну. На свою горсточку звезд…
Но самое главное - она теперь сможет не бояться, что Северус отвернётся. Они будут вместе всегда.
А Туни…?
Но люди ведь вырастают, заводят собственные семьи, расстаются? Папа прав – Петуния привыкнет. Со временем. А может быть, у неё тоже есть магические способности? И тогда она тоже окажется в Хогвартсе? Они все будут очень, очень счастливы!
Лили с трудом дождалась утра.
- Северус! – кинулась она к другу, как только увидела его. Не обращая внимания на удивленные взгляды.
- Северус!
Он остановился, взглядом требуя объяснений. Они негласно сводили в школе своё общение на нет. Но сегодня был особенный день. Лили не сомневалась – он поймет.
- Я вчера получила вести из Хогвартса! Я еду, Северус! Еду!!!
Лили смотрела на него, ожидая реакции. И Северус не обманул её ожиданий. На сей раз улыбка вспыхнула не только в глубине черных глаз; она впервые изогнула тонкие губы.
- Я же тебе говорил!
- Я так счастлива!
- Будто осторожнее,– лукаво шепнул он, подмигивая. – А то взлетишь прямо сейчас. Тогда Министерству придётся исправлять память всей школе.
Лили звонко, весело рассмеялась.
После школы они оба, не сговариваясь, направились в их заповедное место – к Проклятой Мельнице. Впрочем, в само строение они уже давно не заходили, найдя себе укромное местечко на берегу речушки.
Лили навсегда запомнит это место. Посреди высоких вековых дубов ручей из-за небольшой запруды превращался в полноценную речку. Вода струилась почти между стволами. Летом, наверное, здесь будет густая прохладная тень, но пока листва была совсем юной и светилась драгоценными изумрудами в ярких лучах солнца.
- А если бы я и вправду полетела, что бы со мной сделали?
- Ничего, - усмехнулся Северус.
- Ты говорил, что Министрество отслеживает проявления магии. А я ведь использовала магию вне школы… не раз уже. И ничего? Никаких уведомлений?
- Нам можно, мы дети и пока у нас нет волшебных палочек. Вообще считается, что маленькие дети не способны контролировать магию. Вот когда начнём учиться, тогда придётся быть осторожнее.
Лили подняла с земли ветку и принялась крутить ею в воздухе. Она представляла, что ветка покрывается цветами. Но ничего не получилось, лишь в воздухе таяли зеленые искры.
Снейп засмеялась. Без издевки, весело. Но почему-то все равно стало обидно.
- Да не волнуйся ты, Лил. Придёт время, у тебя все получится. В тебе куча магии. Я видел это не раз.
- Правда? – с надеждой подняла на него зелёные глаза девочка.
- Конечно, - кивнул мальчик.
- Ты поможешь мне подготовиться к школе, Северус? Профессор Флитвик, что приходил к нам, говорил о Диагон-аллее…
- Когда мы с мамой пойдем туда, непременно возьмём и тебя с собой.
- Мне показалось, я ей не понравилась.
- Она считала тебя магглой. К волшебникам мама иначе относится.
Лили снова помолчала, собирая остатки быстро улетучивающейся храбрости.
- Сев…?
- Что?
- Можно задать личный вопрос? Ты не рассердишься?
- Не знаю. Попробуй.
- Как дела у тебя дома?
- Нормально, - он потянулся к следующей былинке. Сорвал и закусил её, вертя в пальцах.
- Твоему отцу не нравится магия?
Северус промолчал.
- Северус?
- Что?
- Расскажи мне ещё раз про дементоров.
- Лил, это смешно! Они не пошлют за тобой дементоров. Дементоры сторожат замок Азкабан, где содержатся очень злые волшебники: чернокнижники, убийцы, колдуны, практикующие черные ритуалы с человеческими жертвоприношениями. Не люди, а скорее демоны в человеческом воплощении. А банальная маленькая шалость…?
- Ты говорил, они осушают человеческую душу, выпивая из неё радость. Я не понимаю! Ну как можно высосать из человека радость? – поежилась Лили, будто на неё повеяло замогильным холодом.
- В присутствии дементоров человек начинает думать лишь о самом плохом. Дементоры сводят людей с ума. Ну, как высокочастотные звуки у магглов…
- Туни! – прервала его Лили.
Снейп недовольно обернулся и, увидев старшую Эванс, мгновенно замкнулся, словно устрица в раковине.
- Что ты здесь делаешь? – зло спросил он, поднимаясь. – Шпионишь?
Петуния хотела что-то ответить, но в это мгновение раздался треск. Сверху рухнула тяжелая толстая ветка. Лили буквально выдернула сестру из-под удара, но ветка больно ударила Петунию по плечу.
- Туни! Туни, ты в порядке? Туни!
Петуния обернулась к Снейпу:
– Это ты со мной сделал!
Северус, белый как мел, сверлил девочку неподвижными глазами-жуками.
- Что молчишь, дьявольское отродье?! Ты хотел убить меня!
- Не хотел, - яростным присвистом ответил мальчик.
- Но это ты! Ты! – надвигалась на него Петуния.
Если она думала, что заставит его отступить, то ошиблась. Снейп словно в землю врос.
- Вот, Лили, с кем ты водишься. Ослепла?! Не видишь? Это же монстр! Таких в былые времена на кострах сжигали!
- Лили, - повернулся Снейп к младшей Эванс, – пусть твоя сестра замолчит.
- Твой друг чуть не убил меня! Он нарочно обломил ветку! – не желала уняться Туни.
- Нет. Я не нарочно. Убирайся отсюда. Слышишь? Тебе не место рядом с нами, маггла.
- Северус, прекрати! – вмешалась Лили, вставая между сестрой и другом. – Не кричи на неё. Не надо!
- А ей, выходит, на меня кричать можно? – тихо спросил он.
- Но ты действительно… - начала было Лили.
И осеклась.
Страшно было договаривать. Ещё страшнее было в это верить.
- Ты ведь не хотел причинить моей сестре вред, Сев? Не хотел, да?
- Это был спонтанный выброс магии. Когда я злюсь, я не могу это контролировать…
- Он лжёт, Лили! Разве не ясно? Ты будешь смотреть сквозь пальцы, как у тебя на глазах убивают твою сестру?
Разрыдавшись, Петуния убежала.
У Лили было такое чувство, что сердце у неё сейчас разорвется. Она подняла голову, заглядывая в черные непроницаемые глаза.
- Ты это сделал специально?
Снейп в упор смотрел на девочку, упрямо сжав челюсть.
- Нет.
- Ты ранил её.
- Лили! - он втянул в себя воздух, отворачиваясь в сторону. – Черт! Ты что думаешь? Магия - это цветочки, да? Полеты на метле, сияние искр? Нет! Магия – это смерть, кровь и грязь. Это подарок людям от демонов из ада. Почему, ты думаешь, в Министерстве обучают таких, как ты, даже входя в материальные растраты? Ведь содержание грязнокровок обходится недёшево. А потому, что неконтролируемая магия -это вообще кошмар. Она способна выворачивать людей наизнанку, так, что будешь смерть звать, да не дозовешься.
- Что ты сказал? – отшатнулась Лили.
- Я много чего сказал, - нахмурился Снейп.
- Как ты назвал таких, как я? – тихо спросила девочка.
- Не помню, - буркнул он, отворачиваясь.
- Ты сказал: «грязнокровки». Что это значит?
- Лили…! – он сжал кулаки, словно боялся наброситься на неё. – Лили, я пытаюсь донести до тебя, что не хотел причинить твоей сестре вред! Так получилось. Я сделал это – не отрицаю. Но это было не специально. Прости. Я не хотел.
Лили чувствовала себя так, будто на неё вылили ушат ледяной воды. Ей было холодно.
Она хотела верить. Она и верила, только… только этот новый Снейп, такой порывистый и горячий, какой-то яростный, пугал её.
Мальчик сжал руку девочки в своей руке, чего никогда не позволял себе прежде:
- Ты веришь мне? Ты должна мне верить!
- Я поверю. Но просто запомни на будущее, Сев. В следующий раз, когда у тебя будут эти…неконтролируемые выбросы магии, или как их там?… Лучше пошли её ко мне, Сев. Даже если это покалечит меня, мне будет простить тебя за это легче, чем если ты причинишь боль тому, кого я люблю.
- Я никогда больше не трону твою сестру. Хочешь, дам Непреложный Обет?
- Не надо. Ни клятв, ни обетов. Я хочу, чтобы ты не причинял людям боли не из-за меня, а по убеждениям, Сев. Пойми, мы сильнее их, - тех, кого ты зовешь магглами. А значит, должны быть добрее. Ты говоришь, магия подарок из ада? Если и так, при желании даже плохая вещь может служить добру. И ещё – знаешь что? Не верю я ни в каких дементоров. Они не смогут забрать мою радость. Их на неё не хватит. Они лопнут!
Сев усмехнулся.
- Правда, лопнут, - в свой черёд улыбнулась Лили. – На каждую съеденную у меня радость я придумаю ещё. И ещё. И ещё. И ещё. В этом мире достаточно света, чтобы порождения ада таились в тени и не рисковали оттуда носа высунуть. Зло нас забрать не может. Даже в самой кромешной тьме у нас остается наша душа - светлая частичка самого бога. Если мы сами не погасим этот свет, никому этого не сделать.
- А если - смерть?
Лили на минутку задумалась, прикусив губу. А потом строптиво тряхнула головой.
- Пока я живу, Северус, я не увижу её. А когда она придёт - меня уже не будет.

Глава 8
Диагон-аллея


- Спасибо, миссис Снейп, спасибо. Но вы уверены, что вас это не затруднит? – в который раз спросила Роза хмурую женщину с глазами, словно подведёнными сажей.
- Вам не о чем беспокоиться, - холодно ответила мать Северуса. – Не утруждайте нас обеих ненужной благодарностью.
Женщина кивнула переминающейся с ноги на ногу миссис Эванс.
Пока они ехали, Лили в очередной раз развернула треугольник конверта, оставленного мистером Флитвиком и пробежалась глазами по строчкам:

"ХОГВАРТС"
ШКОЛА КОЛДОВСТВА и ВЕДЬМИНСКИХ ИСКУССТВ

ФОРМА
Учащимся первого года обучения необходимо иметь:
1. Простая рабочая роба (черная)3 шт.
2. Повседневная островерхая шляпа (черная)1 шт.
3. Защитные перчатки (из драконьей кожи или аналогичные)1 шт.
4. Зимняя мантия (черная, с серебряными застежками)1 шт.
Убедительная просьба проследить, чтобы на одежду были пришиты метки с фамилией учащегося.

СПИСОК НЕОБХОДИМЫХ УЧЕБНИКОВ

Каждый учащийся должен иметь следующие книги:
Миранда Гошок "Сборник заклинаний (часть первая)"
Батильда Жукпук "История магии"
Адальберт Вафлинг "Теория колдовства"
Эмерик Свитч "Превращения. Руководство для начинающих"
Филлида Спора "Тысяча волшебных трав и грибов"
Арсениус Джиггер "Волшебные отвары и зелья"
Ньют Скамандер "Сказочные существа и места их обитания"
Квентин Трясль "Силы зла: руководство по самозащите"

ПРОЧЕЕ ОБОРУДОВАНИЕ

Волшебная палочка1 шт.
Котел (оловянный, размер 2)1 шт.
Набор флаконов (стекло или хрусталь)1 шт.
Телескоп1 шт.
Медные весы1 шт.
Учащимся разрешается привезти с собой сову ИЛИ кошку ИЛИ жабу

ВНИМАНИЮ РОДИТЕЛЕЙ: УЧАЩИМСЯ ПЕРВОГО ГОДА ОБУЧЕНИЯ НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ

Лили уже наизусть выучила список, но перечитывать его всякий раз доставляло ей удовольствие. Письмо являлось вещественным доказательством того, что её мечта вот-вот станет былью.
Они вышли из такси на самой обычной улице.
Миссис Снейп решительно направилась к крохотному, неприметному на фоне шикарных кинотеатров и магазинов, заведению. Большинство людей шли мимо, словно не замечая его.
«Дырявый котел», - прочитала Лили.
- Дырявый котел? – фыркнула она вслух. – Ну и название!
Внутри бара оказалось темно и неуютно.
Следуя за миссис Снейп, дети вышли во внутренний дворик, со всех сторон огороженный кирпичной стеной. Лили с удивлением озиралась по сторонам, не понимая, где тут можно обзавестись волшебными палочками? Кроме мусорного бака и многолетних сорняков - ничего.
Когда миссис Снейп кончиком палочки постучала по кирпичам, стена мелко задрожала и стала извиваться, как в пластилиновых мультиках. Извивалась до тех пор, пока в центре не образовалось отверстие. Сначала небольшой, проём всё увеличивался и увеличивался.
Через секунду они шагнули на мощёную улицу, уводящую вдаль.
Обернувшись, Лили увидела, как проем снова превращается в твердь стены.
- Здорово! – улыбнулась она Северусу.
Он, как обычно, ответил одним лишь взглядом, без улыбки. Однако Лили оказалась слишком увлечена новыми событиями, чтобы расстраиваться из-за этого. Она рассматривала котлы, выставленные у раскрытых дверей, неподалеку от которого распахивал свои недра магазин с вывеской: «Совиная империя». Откуда и в самом деле доносилось приглушенное уханье. С другой витрины на улицу выглядывало несметное количество метёл. Совсем таких же, на каких катал Лили Северус.
- Пожалуй, начнём с формы? – вздохнула миссис Снейп.
«Мадам Малкин – робы на все случаи жизни» - прочитала Лили на очередной вывеске.
Войдя в магазин, Лили с любопытством крутила головой во все стороны. У неё было такое чувство, будто она перенеслась на машине времени в 20-е годы. Всё в магазине дышало стариной.
- Добрый день, – приветствовала улыбчивая невысокая ведьма с модной стрижкой от Коко Шанель. – Мадам Принс, - склонилась она перед матерью Снейпа. – Как поживаете? Могу я поинтересоваться здоровьем вашего батюшки?
Миссис Снейп ответила с отстраненной надменностью:
- Мне нужны новые робы для детей.
- В «Хогвартс» собираетесь?
Лили рискнула улыбнуться колдунье в ответ.
- Ваша дочка настоящая красавица, - попыталась подольститься хозяйка магазина, но миссис Снейп осталась невозмутима и холодна как лёд.
– Вот табуретки, деточки, - сменила объект сюсюканья продавщица. - Сниму мерку и подберу вам робы.
После снятия мерок женщина принесла требуемые робы и с улыбкой выпроводила троицу из магазина.
Когда они зашли за учебниками, миссис Снейп чуть ли не силой пришлось вытаскивать детей из магазина. Это был настоящий книжный рай! Полки с пола до потолка были забиты книгами: большими и маленькими, яркими и неброскими, тоненькими и пухлыми.
В соседнем магазине подверглось проверке терпение самой Лили, ибо разделить зачарованность Северуса бочками со слизью, связками зубов и когтей девочка не решалась.
В «Совиной империи» миссис Снейп купила каждому ребёнку по сове. Лили выбрала себе клетку с белоснежной полярной, а Северус взял чёрного филина, чьи перья на солнце переливались, словно драгоценные камни.
В последнем магазине оказалось тесно из-за толпы народа. Лили с удивлением рассматривала девочек, одетых в длинные платья прошлых веков, и мальчишек чуть ли не в камзолах. На их фоне Снейп со своими старомодными женственными блузками казался вполне современным.
- Добрый день, Эйлин, - с улыбкой приветствовал их человек лет сорока-сорока пяти. – Давненько ты нас не навещала.
- Не было повода.
- Ну, разумеется, разумеется, - невыразительные большие глаза скользнули к Северусу и задержались на Лили. – Какая очаровательная у вас дочка. Наверное, ваш отец гордится таким внуками?
- Девочка, которой вам пришёл каприз восхищаться, - насмешливо ответила мать Северуса, - не имеет к моему отцу никакого отношения. Это дочь наших соседей-магглов, Лили Эванс.
- Какие у девочки глаза! – восхитился колдун. – Амортенция вам никогда не понадобится, правда?
Лили в ответ улыбнулась. Не слишком уверенно, так как не понимала, о чем идёт речь.
- Что ж? Приступим? С кого из вас, молодые люди, начнем?
- С меня, - ответил Северус, делая шаг вперёд.
Серебристые пронзительные глаза волшебника, не мигая, уставились на мальчика.
- Так, так… Дайте-ка взглянуть. Какой рукой колдуете?
- Правой.
- Вытяните руку. Так, так…
Вслед за Снейпом той же процедуре подверглась и Лили. Продавец волшебных палочек измерил детям руки от плеча до кончиков пальцев.
Северусу подошла палочка тринадцати с половиной дюймов, с сердцевиной из высушенной жилы дракона. Лили – десять с четвертью, из ивы, с сердцевиной из пера феникса.
Стоило девочке взмахнуть палочкой, как в воздухе рассыпались серебристые искры, словно снежинки той ночью, когда Северус впервые катал её на метле. Лили, обернувшись к другу, засмеялась.
- Отличная палочка, - похвалил мастер. - Очень гибкая. Особенно хороша для чар.
Продавец уложил палочки в коробки и завернул в коричневую бумагу.
Колокольчик на двери дрогнул. На пороге показалось два человека. Судя по всему, отец и сын. Оба были красивы необычной, непривычной для Лили красотой. Девочка не могла оторвать от вошедших глаз. На обоих мужчинах были длинные черные одеяния. В обоих было нечто высокомерно-надменное и агрессивное.
Старшему мужчине на вид было не больше сорока пяти. На красивом породистом лице тонкими линиями пролегли морщины, особенно щедро рассыпавшись вокруг глаз, рта и на лбу. Впереди на мантии, застегивающейся под самый ворот, сверкали серебристые пуговицы – единственное, что не было черным в его облике. Если не считать волос. Широкие залысины на лбу, напоминавшие вдовий чепец, нисколько не портили общее впечатление.
- Господин Абраксас? – склонился в поклоне продавец волшебных палочек. – Какая несравненная честь! Чем могу служить?
- Эйлин Принс? – низким голосом обратился вошедший к матери Снейпа. – Неожиданная встреча. Люциус, небрежно бросил мужчина красивому юноше, стоящему за его спиной со скучающе-равнодушным выражением на лице, - познакомься с последней представительницей рода великих магов.
- Мое почтение, - сохраняя то же каменное выражение на тонких чертах, уронил юноша, растягивая слова с некоторой ленцой.
- Мой сын, - с улыбкой заметил господин Абраксас, – изрядный шалопай. Увы! Он последний в роду Малфоев, что вынуждает меня сквозь пальцы смотреть на некоторые выходки. Вас, Эйлин, небеса вознаградили более щедро. У вас такие милые детки.
Лили стрельнула взглядом в сторону миссис Снейп. И испугалась: такой бледной стала женщина, никогда не блиставшая румянцем.
- Как тебя зовут, красавица? – присел мужчина перед Лили на корточки.
У него были красивые, но совершенно ледяные глаза.
- Лили, сэр.
- Красивое имя. Знаешь ли ты, что так звали самую первую ведьму на земле? Конечно же, знаешь, - скупые черточки пролегли в углах тонкогубого рта, обозначая улыбку. – Мама наверняка рассказывала тебе сказки на ночь? А ты, мальчик…?
- Северус, сэр.
- Похож на истинных Принсев, хвала Мерлину! Что ж, Эйлин, – мужчина вырос над ними вновь, – добро пожаловать домой. Хоть и полукровки, дети всё равно Принсы.
Глаза-льдинки снова вонзились в Лили. Девочка почти чувствовала, как этот страшный и злой, она не сомневалась в этом, человек, обдумывает нечто для него важное.
- Красивая девочка. Правда, Люциус? Ваши имена неплохо звучат вместе. Что скажешь?
- Как скажете, отец, - ровным голосом отозвался юноша.
- Прошу вас, Абракас, не делать поспешных выводов, - вмешалась миссис Снейп. - Девочка не моя дочь.
Тонкие брови господина Малфоя вопросительно приподнялись.
- Лили дочь моих соседей, - пояснила Эйлин. - Не стану скрывать, я нахожусь в… - миссис Снейп гордо выпрямилась, - в стесненных обстоятельствах. Министерство взялось оплатить издержки по содержанию Северуса в Хогвартсе в обмен на некоторые услуги с моей стороны.
- Даже так? - Мистер Абраксас снова приподнял тонкие брови. – Вы отвергаете помощь отца затем, чтобы стоять с протянутой рукой перед Министерством? А ведь было время, я считал вас… разумной женщиной. Но мальчик, без сомнения, внук твоего отца. Семейное сходство не спрячешь. Ты слышал когда-нибудь об Эльдаре Принсе, Северус?
Друг Лили отрицательно помотал головой.
Ноздри Абраксаса гневно затрепетали:
- Мы скоро исправим этот пробел в твоем воспитании. Мой отец и твой дед были очень близки, и мне больно видеть… - в воздухе повисла насыщенная эмоциями пауза. - Ты, Северус, всегда можешь рассчитывать на помощь Малфоев. Мое почтение, Эйлин. Идём, Люциус…Люциус!
Вздрогнув, юноша отскочил от окна:
- Да, отец?
- Попрощайся с нашими друзьями.
- Всего доброго, - склонил юноша белокурую голову.
Малфои ушли.
- Ваши палочки, - напомнил продавец, пододвинув детям коричневые коробки.
***
Родители с веселым любопытством разглядывали вещи, принесённые с Диагон-аллеи.
- Какие интересные костюмы, - хихикала Роза, и становилось понятным, у кого Лили унаследовала эту привычку. – Как на карнавал! Неужели они это носят?
- Конечно, - кивнула Лили.
- Представляю, как это выглядит, - скривила губы Петуния.
Интересно, что бы сестра сказала, если бы видела сегодня Малфоев? На тех «странные одежды» очень даже «выглядели».
Лили подошла к полярной сове, подсыпала корма в кормушку. Сова тихонько ухнула и осторожно прижала палец девочки клювом.
- И что? У всех твоих будущих одноклассников есть такое чудовище? – насмешливо фыркнула Туни.
- Вовсе и не чудовище. Смотри, какая симпатяга!
- Да уж! Жабы, крысы, черные кошки... на них ты меняешь свою семью? Свою жизнь? Меня меняешь на Снейпа?
- Я не меняю, - в тысячный раз возразила Лили. – Ты – моя сестра, а он – мой друг. Привязанность к одному не отменяет привязанности к другому.
- Нет, Лили, не обманывай себя. Даже если бы я согласилась дружить с этим твоим тощим монстриком, он ни за что бы меня не принял. И ты это знаешь. Он хочет, чтобы я держалась от вас подальше. Не только от него, но и от тебя. А ты его послушаешься. Я тебя знаю.
- Туни…
- Но придёт время, и, когда тебе это будет выгодно, ты выкинешь его из своей жизни так же, как выкидываешь сейчас меня.
- Я никого не выкидываю! Это ты отдаляешься от меня.
Петуния надменно передёрнула плечами и направилась к лестнице, гордо печатая шаг.
- Туни!
- Оставь, Лили, - удержал отец дочь. – Успокоится, и все пройдет.
Но у Лили было горькое, как настойка полыни, чувство, что она теряет сестру. Теряет безвозвратно.
Первые свои радости и первые горести сестры делили пополам. И представить себе мир, в котором Туни так или иначе не присутствовала бы, Лили просто не могла. Это как потерять часть себя, как отрезать руку или ногу – никогда не забудешь, никогда не смиришься, никогда не переживёшь.
«Не слишком ли дорогая плата за возможность парить над землёй?», - думала Лили, глотая слёзы.
Из клетки, стоящей на полке, тускло светились глаза тихо ухающей совы. В окна заглядывали звезды. Тикали часы: «тик-так».
Серебряные стрелки судьбы начали своё кружение по циферблату. Колесики невидимых жерновов медленно сдвинулись с места.
Что-либо изменить было не в силах Лили Эванс. Ни в своей судьбе. Ни в судьбе других…

Глава 9
Будь ты проклята!


Лили проводила время за учебниками, боясь, что в школе окажется единственной, кто не знает ничего. Она штудировала их от корки до корки, с головой окунаясь в волшебную историю и описания заклятий.
Памятуя о страстном интересе своего друга к зельям, особенно тщательно изучала "Тысячу волшебных трав и грибов", "Волшебные отвары и зелья", выписывая названия трав, описание их свойств и возможных сочетаний.
Они часто встречались с Северусом. Он охотно разъяснял то, что оставалось для девочки непонятным. Иногда вместе готовили простенькие зелья. Вернее, готовила Лили, а Северус сидел рядом и контролировал процесс. Чаще всего атаке юных магов подвергалась кухня Розы Эванс, которая с понимающей улыбкой и тайной гордостью наблюдала за действиями ребятишек.
Петуния, стоило Северусу переступить порог дома Эвансов, демонстративно задерживалась у подруг, в библиотеке, на площадке, да где угодно. Лишь бы не встречаться « с этим Снейпом».
- Она меня ненавидит, - с горечью поделилась Лили душевной болью. – Она всех магов ненавидит.
Северус скривил губы:
- Эта стерва просто тебе завидует.
- Не смей называть так мою сестру! Петуния - не стерва.
- А со стороны так выглядит, что очень даже… И кстати, не просто стерва, а лицемерная стерва. Потому что делает вид, будто презирает то, чем сама на самом деле хочет обладать.
- Даже если и так! Все равно, не смей, Северус! Не смей! Или мы сильно поссоримся! Ясно?
- Яснее не придумаешь. Значит, - скрестил руки на груди мальчик, - твоя сестра ненавидит магов, да? А как ты объяснишь вот это?
Северус не воспользовался палочкой. Лили не понимала, как он это сделал, но в её руке оказался свиток.
- Что это? – подозрительно сощурилась девочка.
- Письмо.
- Письмо?
- Да, письмо.
- Из Средневековья, судя по форме?
- Из Хогвартса.
- Мне письмо?
- Нет, не тебе, - сладким «терпеливым» голосом ответил мальчик. – Ты читай, читай…
- Но… нехорошо читать чужие письма.
- Читай, Лили. Или я сделаю это сам.
«"ХОГВАРТС"
ШКОЛА КОЛДОВСТВА и ВЕДЬМИНСКИХ ИСКУССТВ
Директор: АЛЬБУС ДАМБЛДОР
(Орден Мерлина первой степени, Великий Волшебный Уровень, Главный. Колдун, Важная Персона, Всемирная Конфедерация Чародейства)
- Что за галиматья? – удивилась Лили, отрываясь от письма. – Это чья-то шутка?
- Нет. Стандартная форма официального письма. Читай дальше, Лили. Чи-тай.
«Уважаемая мисс Петуния Эванс.
С прискорбием извещаю, что принять Вас в Школу Колдовства и Ведьминских Искусств мы не можем. Для этого мало иметь желание. Никакими стараниями невозможно искупить отсутствие Магического Дара.
Приношу искренние соболезнования по поводу предстоящей разлуки с Вашей любимой сестрой и выражаю надежду, что, несмотря на обстоятельства, узы, связывающие вас, с годами станут только крепче.
С искренним уважением,
Альбус Дамблдор».
- Что это, Сев?
- Это же очевидно. Письмо директора Хогвартса к твоей сестре, - лишь в темных глазах друга таилась недобрая усмешка, как всегда, не задевая его губ. – Судя по стилю, ответное.
- Но…как? Как Туни могла связаться с ним? Ведь в вашем мире обычная почта не работает, правда?
- «В вашем»? – невесело хмыкнул Снейп, скрещивая руки на груди. – Да. В нашем мире не требуются конверты и марки. Видимо, твоя сестра действительно умнее тебя, Лили. Скорее всего, она использовала твою сову. И твои учебники. Твоя сестра стерва – уж извини, но я буду называть вещи своими именами. Но она умная стерва, и…
Вжих!
На бледной щеке мальчика остался багровый след.
Лили и Северус оба в недоумении смотрели друг на друга.
Лили посмотрела на руку, будто та действовала сама по себе. Без её ведома.
- Ты ударила меня? – не столько гневно, сколько удивленно воскликнул мальчик, держась за щёку.
- Моя сестра не вещь, - непривычно тихо и твердо сказала девочка. – Извини, мне, конечно, не стоило…
- Я понял. Ты тоже…извини.
Но на бледном лице не отражалось раскаяние. Понял ли он Лили? Ии просто спешил замять ненужную сейчас ссору?
- Ах, Северус! Ну почему ты бываешь таким чужим? – воскликнула девочка, заломив руки. – Ты все время застегнут на все пуговицы. Никогда не поймешь, что у тебя на душе на самом деле!
Снейп улыбнулся. На сей раз одними губами. Глаза его оставались тусклыми и холодными, словно погасшие угли.
«Боже! Каким этот человек станет, когда вырастет?!», - подумала девочка.
- Ты хотела бы знать, что у меня на душе?
- Конечно.
- А ты не боишься?
- Чего?
- Того, что тебе это может вовсе не понравиться.
- Боюсь, - честно призналась Лили. – Боюсь тебя потерять. Я так люблю тебя, что все за тебя готова отдать, - все свои тайны и мысли; все мои любимые книжки, игрушки …
- О! Даже так? – язвительно засмеялся мальчик. – Такую жертву с твоей стороны я никогда не приму. Игрушки и конфеты? – это уж слишком жестоко, право...
- Не смейся надо мной. Это не смешно. Ты стал частью моей жизни, частью меня самой. Но мне иногда страшно, что для тебя это ничего не значит. Наверное, это не правильно, вот так прямо говорить о том, что думаешь, что чувствуешь? Ты никогда так не делаешь. Ты всегда ставишь между собой и людьми барьеры. Северус, что у тебя на сердце, на душе?
Лили потянулась к нему, желая погладить по щеке. Но мальчик перехватил тянущуюся к нему ладошку, крепко сжимая.
- Хочешь знать, что в моём сердце, Лили?
Он в упор смотрел на неё, и под этим взглядом Лили охватило привычное желание поежиться. Будто она долго стояла в прохладной комнате.
– Но для того, чтобы ты поняла, мне нужно слишком многое тебе рассказать. Моя мать, Лили, принадлежит к самой верхушке аристократического магического общества. А я вынужден пресмыкаться здесь. Не просто среди магглов – среди маггловского отребья! Я живу не своей жизнью. Я ненавижу все, что меня окружает. Этот Ткацкий тупик – воистину тупик, из которого нет выхода. Знаешь, зачем я день за днем варил эти проклятые зелья? Искал яд. Можешь сколько угодно таращиться на меня, Лили. Но, да! Я искал этот яд, который не смог бы определить ни один маггловкий врач. Я воображал, что если бы отец сдох, мы могли бы с матерью остаться одни, стать свободными! Мы вернулись бы туда, где нам и место.
- Нет, Северус. Ты не смог бы этого сделать…
Мальчик скривился. Это не было ни улыбкой, ни усмешкой. Это было гримасой, жутко искажающей тонкие, неправильные, и без того некрасивые черты:
- Смог бы.
- Нет, ты не такой. Просто тебя все достало. Но ты все равно не смог бы убить своего отца.
- Дело не в том, смог бы я или нет! – заорал он неожиданно, взмахивая руками, будто собираясь улететь. – Дело в том, что это ничего бы не изменило! Я все равно был обречен жить здесь! С вами!
В его голосе гремели боль и ярость. Жгучая, как кислота, ненависть:
- А я хочу домой! Я хочу на то место, которая моя мать, глупая женщина, потеряла! Как она могла так поступить с собой? С нами обоими?! День за днем я живу и вижу, как она ненавидит Ткацкий тупик, этих мелких людишек, копошащихся вокруг нас. Но если для меня ещё есть надежда – для неё её нет! Нет, понимаешь? И я не смогу ничего с этим сделать. Она обречена прожить и сдохнуть здесь!
- Сев! – Лили хотелось заплакать, и она боялась, что не сдержится, понимая, что её слезы ещё больше разозлят друга. – Мне жаль. Правда – жаль! Даже если я не понимаю всего. Но ведь я не виновата…
Снейп моргнул. Слабая улыбка коснулась бледных губ.
- Ты…? Да кто винит тебя, Лили? Я не знаю, как прожил бы без тебя последний год. В тебе столько радости. Ты словно сплетена из теплых лучей полуденного солнца. Это чувствуют даже магглы. Недаром же тебя зовут Солнечным зайчиком.
Лили притянула его пальцы, все ещё сжимающие её руку, к щеке и потерлась о них, ласкаясь, словно кошка.
- Ты спрашиваешь, что в моем сердце? – повторил Северус. - Надежда на то, что я вернусь в мой мир, займу в нем свое место и разделю его с тобой.
- Северус! Я всегда буду с тобой! Я никогда тебя не оставлю. Я – твоя. Вся – сколько меня есть. Я живу для тебя и, если потребуется, - умру…
- Хватит! Хватит уже говорить о смерти. Смерть – не игрушка. Это очень хреновая вещь, Лили.
Мальчик зарылся руками в пушистые светло-рыжие волосы - волосы цвета опавших листьев. В локоны, в которых причудливо и необычно перемешались золото и закат, огонь и солнце.
- Я клянусь тебе, Лили. Клянусь, что завоюю мир и положу его к твоим ногам.
- Ох, Северус! – засмеялась девочка. – Какой ты смешной! Мне не нужно мира. Мир вроде коврика под ногами? Для чего это? Вполне хватает того, что есть: моей семьи, тебя и возможности стать волшебницей. Сколько радости я могу подарить людям? Мне так хочется сотворить какое-нибудь красивое-красивое волшебство! Ну, вроде тех лилий на ветке, что ты мне подарил. Заставить дождь застыть и поцеловать каждую застывшую капельку. А ещё лучше сыграть на них, на висящих в воздухе капельках, как на колокольчиках. Пусть звенят! Или…дай подумать? Превратить жгучие языки пламени в мягкие и нежные, похожие на прикосновения шелка ленты. Пусть красиво летят к небу и не причиняют никому боли…
- Это уже просто издевательство над природой. Давай хоть огню позволим быть самим собой?
- Хорошо, ладно, пусть огонь будет огнём. А мы будем просто летать. Вместе. Всегда.
- И мир таки будет лежать под нашими ногами? – издевательски выгнул бровь Северус, – ковриком?
- Ох! – засмеялась Лили,- ну, если только так. Тогда пусть лежит.
***
В последний день августа Эвансы первый раз провожали свою девочку в Школу Магических Искусств. Миссис Снейп любезно согласилась послужить проводником на Другую Сторону.
В четверть одиннадцатого Лили, охваченная радостным возбуждением, стояла на вокзале Кинг-Кросс.
Она почти всю ночь не спала, переполненная волнением. И сейчас с любопытством посматривала по сторонам, наслаждаясь видом поездов. Пол подрагивал, когда очередной состав вползал по рельсам.
Всё вокруг переполнялось ожиданием.
Вновь прибывшие и уезжающие, все чего-то ждали. Самое волшебное место - вокзалы. Вокзал – родитель множества дорог, разбегающихся в разные концы нашей матушки-планеты. Дороги, ведущие из одного места в другое, дороги, бегущие из прошлого к будущему.
Лили сама себе казалась сосудом, до краев переполненным ожиданием счастья. Огромного, способного разорвать её маленькое тело на части.
Она шагала вместе с мамой и Туни за миссис Снейп и Северусом. Замыкал шествие отец, тащивший за собой тележку, груженную вещами. Билл периодически отдувался – тележка была отнюдь не легкой.
Миссис Сней сбавила шаг, только когда они подошли к платформе, над которой висела большая табличка с цифрой десять.
- Не отставайте, - прозвучал колючий голос матери Северуса.
Лили даже дышать от волнения перестала. Шаг, ещё шаг. К ним стремительно приближался железный барьер.
Ещё секунда, и они в неё врежутся!
Словно пелена скользнула, как будто в глаз что-то попало… и вот перед Лили совсем другой вокзал, полный людьми, так же сильно отличающимися от оставшихся позади, как день отличается от ночи. Одежды, голоса, прически, даже лица у них были другие.
Лили заметила, как жадно её сестра вглядывается во все, что их окружало. Заметила и ощутила острый, болезненный укол. Как ужасно, наверное, бедная Туни чувствует себя, увидев лишь самый краешек чуда, в то время как Лили достанется всё. Она опустошит всю чашу, до донышка.
-Туни! - попыталась Лили взять старшую сестру за руку.
Но та отшатнулась, словно Лили превратилась в трёхглавого змея.
- Туни, пожалуйста! – взмолилась Лили. – Пожалуйста! – снова попыталась девочка схватить старшую сестру за руку.
И снова потерпела поражение.
Нужно было немедленно найти слова, что залатали бы брешь, способную потопить кораблик их отношений. Нужно было что-то сделать. А слов не было. Только тупая, саднящая боль в душе да предательская влага на глазах.
- Ну пожалуйста. Ну не сердись на меня! – в отчаянии всхлипнула Лили. – Ну прости!
Лили хотелось вцепиться в сестру и трясти её, пока та не поймет…
А что, собственно, Туни должна была понять?
- Прости! Я… - Лили все-таки удалось схватить сестру за руки. – Я…послушай! Ты только послушай меня! Может быть, когда я окажусь там… ну, услышь меня, пожалуйста! Может быть, когда я там окажусь, я смогу пойти к профессору Дамблдору и уговорить его изменить своё решение…
Это были не те слова.
Брешь на глазах превращалась в пропасть. Глаза Петунии расширились, губы задрожали. Она вся вспыхнула.
- Ты?! – зашипела Петуния. – Ты рылась в моих вещах?! Гадина!
- Нет, нет! Я не…
- Конечно, ты «не»! Это всё твой мерзкий дружок! Ты бы сама не дотяпала!
- Петуния! Я просто хочу…
- Мне плевать на то, что ты хочешь! Ты для меня умерла, Лили! Слышишь?
Лили потрясенно подняла глаза на сестру. Пальцы вдруг сделались ватными и рука сестры выскользнула из её руки.
- Туни…? Что я тебе сделала, что ты так говоришь со мной?
- Лили! – позвал Билл, оборачиваясь. – Ты идешь? Солнечный Зайчик, не опоздай!
- Иди же, великая волшебница! Иди к своему драгоценному «Севу»! Он вон с тебя глаз не сводит. Смог бы, наверное, оторвал бы мне голову! И подарил бы тебе, чтобы ты не плакала, скучая. Заставил бы говорить меня только то, что ты хочешь слышать. Кэтрин хренова, нашла себе Хитклифа? Цепного песика? Иди! Скомандуй ему: «Фас»!
- Туни…как ты можешь…?
- Думаешь, сможешь держать его на поводке? – лицо сестры, искаженное злобой, будет сниться Лили в кошмарах. – Он, твой драгоценный Северус, дикий зверь. И когда-нибудь он разорвет тебя! Он тебя уничтожит!
- Тише, пожалуйста…
- Что? Стесняешься этих чудаков? Открой глаза и посмотри, куда ты попала. Это же бедлам! Настоящий сумасшедший дом: совы, жабы, цилиндры… Чему, интересно, вас станут учить? Пить кока-колу из черепов?!
- Хватит!
В груди образовывался неприятный ком. Будто сестра проделала там огромную дыру. И воздух выходит, выходит…
- Ты действительно думаешь, что меня может это расстроить – отсутствие возможности стать чудачкой и уродкой?
Туни, Туни…
С тобой ли мы делили все – от шоколадки до мечты? Ты отдавала Лили свою порцию сладостей, защищала от бродячих собак, мальчишек и ночных кошмаров. Ты была первой, кто учил Лили читать и рисовать. Ты делилась любимыми мелодиями и книжками…
Никто не сможет ударить так больно, как человек, который знает о тебе все. Который для тебя – всё.
Петуния, охваченная злым духом, не желала тормозить:
- Ты ведь урод, Лили. Ты не понимаешь, тебе никогда не стать нормальной. Уродка! Уродка! – с каким-то сладостным исступлением шептала сестра.
- Я не уродка…
Снейп смотрел на них. Лили затылком чувствовала на себе его взгляд. Кожей ощущала холодную ярость, направленную на её сестру. Ледяные, опасные щупальца, протянутые через пространство…
Лили постаралась выставить щит.
«Не смей!», - мысленно кричала она своему другу. – Не суйся. Я сама разберусь!».
- Ты едешь в спецшколу для уродов. Это к лучшему, что вас станут держать подальше от нормальных людей. Это делается для нашей безопасности.
Лили отвернулась.
Родители оглядывали платформу с видимым удовольствием.
«Уродка…для нашей безопасности! Уродка, ты уродка! Уродка!», - гремели в ушах сказанные с ненавистью слова сестры.
- Вряд ли ты думала, что это школа для уродов, когда писала директору и клянчила, чтобы тебя приняли, - жестко сказала Лили.
- Клянчила?! – визгнула Петуния. - Я не клянчила!
- Клянчила. Ещё как. Просилась стать уродкой…
Сестры стояли так близко. И никогда не были так далеки друг от друга.
- Будь. Ты. Проклята! - сказала сестра.
И, развернувшись, пошла прочь.
«Если тебе станет страшно, а меня не будет рядом, просто досчитай до ста. И прежде, чем скажешь «сто», - я буду рядом», - говорила ей в детстве Туни.
Лили изо всех сил старалась не разреветься.
Туни можно понять…
Ей просто очень больно, очень обидно. Если бы все было наоборот…
Если бы все было наоборот, она, Лили, никогда бы так не сказала!
«Мне плевать на то, что ты хочешь! Ты для меня умерла!
- Ты едешь в спецшколу для уродов. Это к лучшему, что вас станут держать подальше от нормальных людей. Это делается для нашей безопасности.
- Будь. Ты. Проклята!...».
Никогда бы не сказала. Никогда! Никогда - никогда!!!
Не отдавая себе отчета, Лили принялась считать
«Раз, два, три…»
Мама и папа улыбаются, а Северус так внимательно смотрит на неё. На Лили.
«Десять, одиннадцать, двенадцать…».
Туни вернётся. Она просто погорячилась. Чего в гневе не скажешь? Она опомнится. Она вернётся. Они помирятся. Они не могут вот так расстаться!
«Тридцать три, тридцать четыре, тридцать пять…»
- Если станет страшно… - сорок четыре, сорок пять, сорок шесть, - …а меня не будет рядом… - пятьдесят семь, пятьдесят восемь, пятьдесят девять… - … ты просто досчитай до ста… - семьдесят, семьдесят один, семьдесят два, - …прежде, чем скажешь «сто»… - восемьдесят девять, девяноста один, девяноста два, - …я буду рядом…
СТО!
Петуния не вернулась. Не пришла.
То, что случилось, уже не изменить.
Чаша разбилась…
Взгляд Лили скользил по платформе. По кошкам, совам в клетках. По школьникам, большинство из которых уже надели длинные черные одежды. Кто-то грузил чемоданы в ярко-алый паровоз, кто-то приветствовал друг друга после долгой разлуки.
- Ты чего загрустила, Лилия моей души? – обнял отец. – Не грусти. Мы будем часто писать тебе.
- Вы что? Поссорились с Туни? – нахмурилась Роза.
- Мы не ссорились, - соврала Лили.
Отец в последний раз поцеловал её.
Лили по железным ступенькам взобралась в алый поезд.
Паровозный гудок разнёсся над перроном.








Раздел: Фанфики по книгам | Фэндом: Гарри Поттер | Добавил (а): Миссис_Х (07.04.2013)
Просмотров: 627

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4384
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн