фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 19:19

Статистика
Главная » Фанфики » Ориджиналы » Ориджинал

  Фанфик «Хроники десяти королевств | Глава 1. Продолжение»


Шапка фанфика:


Название: Хроники десяти королевств
Автор: DrNudяччо
Фандом: Ориджинал
Бета/Гамма: zmeuka
Персонажи/ Пейринг: свои
Жанр: Фэнтези
Рейтинг: R
Размер: Макси
Статус: в процессе
Дисклеймеры: -
Размещение: только с разрешения автора


Текст фанфика:

Однажды, двумя месяцами ранее, в очередной раз выйдя за границы своих территорий, Тени под покровом ночи нагрянули в город. Набеги эти повторялись уже не раз: они происходили два раза в год - во второй месяц весны и в последний месяц осени. Но, не смотря на кажущуюся предсказуемость их действий, предугадать, куда именно Тени нанесут удар, никогда не удавалось.

Быстро и бесшумно проникнув в столицу, они сумели похитить с десяток детей, а также нескольких женщин и мужчин прямо из их домов. И вновь королевская армия была брошена на поиски пропавших, хоть поход этот и был заведомо обречен на провал: спасти пленников уже не представлялось возможным; на тот момент их кровь наверняка уже оросила алтари Сардимит. Однако, неожиданно для всех, впервые за много лет, карательный отряд вернулся домой не с пустыми руками...

В тот день, после обеда, Мириэн укрылась от палящего солнца и нападок Эмгара на балконе второго этажа, выходящего во двор замка. Девушка наблюдала за пролетающими высоко в небе птицами, за суетой слуг, за будто бы оцепеневшими на посту стражами, охраняющими центральные ворота дворца, и жалела, что не сможет сегодня увидеться с Келлаем. Весь день тот должен был провести с Эмгаром, а вечером оба мужчины отплывали в Брастос по неизвестным ей делам.

Не смотря на разницу в симпатиях правителя к двум своим отпрыскам, Келлай и Тиссай относились друг к другу с равным уважением и даже некой братской любовью... Так, по крайней мере, утверждал Келлай. Мириэн знала об этом лишь из его уст, так как сама лично никогда не видела старшего сына своего супруга: к моменту, когда девушка прибыла в Сейдарию, тот жил уже в Брастосе.

Людской гомон, раздавшийся со двора, отвлек девушку от печальных мыслей. Упершись ладонями о перила, Мириэн устремила взгляд на центральные ворота, перед которыми началась какая-то суматоха. Слуги поспешно разбегались, а стражи встряхнулись, сгоняя с себя навеянные жарой леность и сонливость, - равномерное течение придворной жизни в один момент было нарушено.

Наконец, тяжелые ворота из парротии - самого прочного дерева во всех десяти королевствах, завезенного с восточной Моссабии - плавно открылись, пропуская внутрь вернувшееся войско. Во главе отряда восседал на гнедом коне Родван Урбийский - один из генералов армии, за ним следовало несколько старших офицеров. А далее, на узкой телеге, сбитой из осиновых кольев, перемещаться в которой можно было только стоя, ехал, а точнее, ехала, как чуть позже разглядела Мириэн, их пленница, сверля всех окружающих злобным взглядом.

Процессия остановилась перед самым входом во дворец. Клетку, в которой находилась невольница, отворили. Один из стражников с силой рванул за прочную веревку, что крепилась к кожаному ошейнику, сдавливавшему шею женщины, и та, не издав ни звука, рухнула из своей клетки на вымощенный булыжником двор. Она была почти нагая: из одежды на девушке была лишь набедренная повязка, едва прикрывающая причинное место. Длинные, черные, словно безлунные ночи, волосы спадали на обнаженные груди, но ни они, ни грязь на смуглом теле невольницы не могли скрыть идеальность ее форм. Пожалуй, только этим отличалась пленница от большинства сейдариек - местные жительницы почти поголовно были от природы наделены либо чрезмерной худобой, либо излишней дородностью, - в остальном же эта была вполне обычная жительница Сатиора.

Мириэн взирала на происходящее во дворе действо с нарастающим волнением. Поскольку королева не знала, в чем провинилась бедная женщина (да и была ли провинность вообще), девушке было жаль несчастную пленницу. В некотором смысле, Мириэн видела в ней себя, запертую в дворцовой клетке, скованную волей супруга, всеми презираемую и гонимую...

- Мы поймали её в лесу, возле одного из алтарей, - холодно доложил Родван подошедшему к нему Вескраю - верховному служителю Эола в Сейдарии.

Этот вездесущий человек средних лет, надменный и высокомерный с прислугой и подобострастный и почтительный с власть имущими, никогда не нравился Мириэн. Впрочем, симпатии у нее не вызывали и остальные ставленые Великим Владыкой верховные служители, с которыми ей приходилось сталкиваться лично. Дарованная им "свыше" божественная власть обычно применялась для вершения обычных мирских дел: не редко верховным служителям приходилось решать важнейшие вопросы внешней и внутренней политики королевств в обход их правителей.

Триста лет назад вера в единого бога Эола объединила в сплоченный цивилизованный мир десять величайших королевств: Ансарию, Сейдарию, Вилию, Даркарию, Мантрис, Олорин, Фаракию, Эктелион, Лоттланию и Синзарию. Союз этот помог им возвыситься над множеством варварских племен, населяющих материк Иримон. Священным Центром мира было названо небольшое южное королевство - Анарримия. С тех самых пор, каждый из десяти королей, присягнувших Анарримийскому Владыке - первому служителю Эола, мужу всей земли и единственному сосуду истинной веры, - был обязан выполнять каноны, предписанные им Священной книгой Богов.

Вескрай благодарственно кивнул генералу, скривив губы в гнусное подобие улыбки, а затем направился к распластавшейся на земле женщине. Стражник, крепко сжимающий в руках поводок пленницы, не расслаблялся ни на секунду и был готов в любой момент пресечь попытку к бегству. Вескрай с брезгливой миной на лице склонился над женщиной, вцепился в ее вьющиеся волосы и с силой потянул их вверх, заставив её встать на колени и задрать голову. Взорам окружающих предстало симпатичное, еще совсем юное, с правильными чертами лицо, перекошенное гримасой презрения. Несмотря на плачевный внешний вид пленницы, дух ее остался несломленным: она с надменностью и вызовом взирала на своих мучителей огромными ясными глазами.

- Ведьма! - донеслось из толпы.

Вескрай никак не отреагировал на брошенную реплику. Видимо, сказанное было для него и так очевидным. Неожиданно выражение его лица резко изменилось, а блуждающая высокомерная ухмылка испарилась без следа. В недоумении он застыл над женщиной, уставившись на её затылок, будто заметив на нем что-то странное. Несколько секунд он разглядывал шею пленницы, затем перевел взгляд на Родвана. Коротко кивнув генералу, верховный служитель обратился к людям, собравшимся во дворе.

- Она не просто ведьма! Она - исчадие ада, монстр, убивающий ваших детей, мужей и жен, купаясь в их крови! И всё это ради похотливой дряни Сардимит, которую она называет своей богиней. Пред вами жрица Теней, их матерь, - торжественно отчеканил Вескрай. Каждое его слово, подобно ударам плети, ложилось на обнаженную спину невольницы; под конец своей тирады он вновь рванул её за волосы, продемонстрировав собравшимся людям то, что сам так пристально рассматривал на её шее. - Доказательство тому - вот этот знак, метка Теней.

Изумленный ропот прокатился по двору, затем кто-то взвыл:

- Сжечь её!

Этот выкрик словно прорвал плотину: настоящая лавина из угроз и оскорблений обрушилась на гордо поднятую голову невольницы. Она внимала им без страха и раскаяния, обводя беснующуюся толпу равнодушным взглядом.

- Уводите её, - скомандовал страже Родван.

Мириэн с грустью взирала на происходящие. Хоть она и была королевой, но чем-либо помочь пленной девушке не могла - её слово в этой стране не имело никакого веса. Как ансарийка ни старалась, ей так и не удалось с балкона разглядеть таинственный знак, по которому Вескрай определил матерь Теней, и вызвавший столь бурную реакцию придворных. И лишь внутренней голос подсказывал ей, что уже совсем скоро свершится непоправимое.

<center><b>***</b></center>

Спустя несколько минут, отослав генерала Родвана отдыхать после тяжелого похода и строжайше наказав охране не спускать глаз с пленницы, Вескрай склонился пред королем Сейдарии, представ пред ним с докладом. И, хотя в поимке ведьмы не было ровно никакой его заслуги, именно он вызвался сообщить Эмгару радостную весть. Сейдарийский повелитель принимал посетителя в спальной комнате, где он вальяжно возлежал на удобной, расшитой красным бархатом кушетке. На застеленном дорогими коврами полу подле Эгмара пристроились несколько полуобнаженных девушек. Металлические цепочки и подвески, украшавшие скудную одежду наложниц, мелодично звенели при каждом их движении.

- Ваше святейшество, чем обязан? - с нескрываемым недовольством ответил король на низкий поклон Вескрая и щелкнул пальцами. Повинуясь воле повелителя, девушки, окружавшие его, поднялись и поспешили покинуть комнату.

- Спешу сообщить Вам добрую новость, Ваше Величество, - оставшись один на один с королем, торжественно и патетично начал верховный служитель. - Войско, что Вы отправили утром на поиски пропавших из города людей, на этот раз вернулось с добычей. Да еще с какой! В это трудно поверить, но нам попалась сама жрица Теней.

- Жрица Теней, говоришь? - скривился в недоброй усмешке Эмгар, пристально оглядывая своего первого духовного советника.

Вескраю было чуть меньше сорока, он был высок и худ, но не тщедушен - широкие кости делали его вполне крепким и сильным на вид человеком. Черные, как смоль волосы без намека на седину, высокий лоб прямоугольной формы, подчеркнутый чуть вздернутыми линями бровей, из-под которых соколиным взором на мир смотрели холодные, выразительные, кристально чистые голубые глаза. Прямой нос, четко очерченный контур губ и широкий массивный подбородок - всё подчёркивало мужественность этого человека. Да, Вескрай был совсем не плох собой и, если бы не глубокие морщины, за годы тяжелой службы уродливой паутиной покрывшие его лицо, его даже можно было бы назвать симпатичным. Но внешность верховного служителя всегда отступала на второй план, когда тот проявлял основную черту своего характера - упорство.

Вескрай знал, чего хочет, и готов был приложить максимум усилий, чтобы добиться цели, причем она для него всегда была важнее средств. Этим он заслужил репутацию эгоистичного, беспринципного, коварного и опасного человека. Благодаря своему упорству мужчина и добился столь высокого положения: выше него были лишь магистры, ну а там и на место Великого Владыки можно метить. Для Эмгара не было загадкой, что из себя представляет и к чему стремится этот властолюбивый человек; правитель Сейдарии с первого взгляда раскусил своего верховного служителя, а раскусив - проникся к нему глубоким отвращением. Эгмар справедливо рассудил, что не доживет до того дня, когда Вескрай взойдёт на Анарримийский трон, даже если этот момент вообще когда-нибудь наступит, и поэтому не таил своих чувств от духовного советника, при этом давая тому понять, что только он, Эгмар, является королем Сейдарии, и никому другому управлять страной не позволит.

- И как же вы определили, что пред вами жрица Теней, а не обычная выжившая из ума девка, заблудившаяся в лесу? - насмешливо поинтересовался Эмгар, испытующе глядя на служителя грозным взором. - С чего вы вообще решили, что у Теней есть какая-то там жрица?

- Так говориться в Священной книге Богов, - спокойно, не выказывая никакого волнения, объяснил Вескрай и процитировал те самые строки: - "... А во главе - порочная блудница, Богопротивная, сама матерь Теней. Лишь умертвив нечистой веры жрицу, ты сможешь усмирить ее детей". А далее в писании "Об отродьях Сардимит" описываются некие метки на телах её прислужников, которые должны быть расположены на шее, чуть ниже затылка. Если позволите процитировать...

- Можешь не продолжать, у меня нет времени слушать эти рифмованные бредни. Я тебя понял, - перебил его Эмгар, отхлебнув красного вина из увесистого кубка, взятого им со столика возле кушетки. - Через три часа мы с Келлаем отплывем в Брастос. У тебя есть полтора часа на то, чтобы собрать весь Сатиор на главной площади для отмщения Теням за все причиненные моему народу горести. Тебе же не надо объяснять, что ведьму нужно сжечь? И молись Эолу, чтобы она оказалась той, за кого ты её принял. Иначе следующий костер, который запылает на площади, будет твоим погребальным!

Вескрай был наслышан о том, как короли, уставшие от контроля своих духовных советников, находили какие-либо изощренные методы для избавления от соглядатаев первого служителя, но происходило это чаще всего в отдаленных от Анарримии королевствах, таких как Лоттлания, Даркария или Ансария. Здесь же, в Сейдарии, находящейся в непосредственной близости к духовному центру и, соответственно, самому Великому Владыке, такое вряд ли было возможно. Поэтому пропустив угрозу, верховный служитель решился коснуться темы, которая на его взгляд должна заинтересовать короля.

- Ты еще здесь? - возмутился Эмгар.

- Да, - выдержал небольшую паузу Вескрай, - у меня есть еще одна новость.

- Ну, не томи... время идет, а приготовления к казни еще даже не начались!

- Думаю, Вы уже знаете, что вчера вечером в Анарримии был избран новый Великий Владыка. Неугодного нам Валмара I из Даркарии, почившего неделю назад, сменил Умбар III из Синзарии...

Эмгару все это было прекрасно известно, как и иерархическое устройство культа Эола, коему поклонялись все десять королевств. Низшими рангами в ней являлись насельники - постоянные жители храмов; чуть выше стояли служки - они наблюдали за насельниками, просвещали их и наставляли на путь истинный, а так же помогали почитателям, занявшим следующую ступень в иерархической лестнице культа. В обязанности почитателей входили каждодневное чтение молитв и выслушивание людских исповедей. Еще выше были смотрители, ведающие храмовым имуществом и распоряжающиеся нижестоящими чинами. Именно смотрители обычно имели дело с представителями мирской власти. Все эти ранги относились к священным храмам Эола, находящимся в больших количествах в каждом из десяти королевств. Высшим саном в храме был Вершитель, на каждый храм приходился один Вершитель. Выше были лишь Хранители, которые трудились при дворе короля, в их обязанности входили составления летописей и ведение прочей королевской документации, а так же перепись священных рукописей. Как правило, при дворе было от семи до девяти Хранителей. Но главным духовным лицом в королевстве являлся Верховный Служитель: он был единственным на все королевство ставленым лицом и выбирался лично Великим Владыкой из многочисленного числа Вершителей, по рекомендации совета Магистров. Сами же Магистры находились непосредственно в Анарримии, было их десять, по одному от каждого королевства. Место магистра, по каким-либо причинам покинувшего свой пост (чаще всего причины было две: смерть и становление Великим Владыкой), автоматически занимал Верховный Служитель. Но выше всех на материке Иримон был священный сын Эола, муж земли и неба, отец всех живущих - Великий Владыка. Несмотря на столь громкие эпитеты, был он выборным лицом и выбирался из числа десяти магистров, однако после избрания он проходил тайный обряд посвящения, после которого, считалось, он мог общаться с самим Эолом.

- ...теперь, у Вас появилась возможность избавиться от обузы, которая обременяла Вашу жизнь последние семь лет, - между тем продолжал Вескрай, - думаю, Умбар без труда даст разрешение на Ваш развод с бездетной ансарийкой, этим враждебным клещом, не принесшим никакой пользы нашему королевству. Она пила наше вино, ела наш хлеб, а взамен источала яд, медленно вытягивая жизненные соки из вас, наш благочестивый правитель.

Чем больше вникал в слова служителя Эмгар, тем ярче багровело от гнева его лицо.

- Богохульство! - наконец взревел он, - как может новый Владыка перечеркнуть деяния предыдущего, если они благословенны самим Эолом? Разве не по воле нашего единого Бога нас венчали в божественном соборе? Или со сменой власти меняется и Бог? Ты еретик! Твои слова грешны!

- Но...

- Заткнись, не смей мне перечить! Я сожгу тебя вместе с ведьмой! Запомни одно: ансарийка - моя игрушка, орудие для мести, она - моя! Я никому её не отдам, мне не нужны её дети, у меня итак достаточно наследников. Ты единственный клещ, что пьет мою кровь, и я бы раздавил тебя прямо сейчас, если бы...

Эмгар замолчал, переводя дух. Впервые Вескрай видел государя в состоянии, подобному бешенству или безумию - его глаза горели адским огнем, руки тряслись, побледневшее лицо перекосило гримасой гнева, а слова, вылетающие из его уст, сотрясали стены небольшой спальни. Это не могло не пугать, в такую минуту человек способен на всё. Казалось, сейчас он вызовет стражу, и несчастного Верховного Служителя сволокут в темницу. Поэтому, услыхав спасительное "если бы...", Вескрай выдохнул. Сам он пребывал в состоянии легкого шока, жалея о том, что решился на этот разговор, ибо не такую реакцию он ожидал.

- Слушай меня, - наконец проговорил немного утихший правитель, - сегодня же, после казни жрицы, ты отправишься в Анарримию, встретишься там с нашим магистром Мэггоном и уговоришь его собрать совет. Я хочу внести поправку в закон о престолонаследии в своем королевстве, следующим, кто взойдет на трон в Сейдарии после меня, будет - Келлай. Но до того, как совет вынесет свой вердикт по этому вопросу, об этом никто не должен знать. И в твоих же интересах сделать всё возможное, чтобы их вердикт был утвердительным. А теперь убирайся с глаз моих!

Вескрай поспешно покинул покои его величества.

Эмгар тяжело опустился на кушетку, последнее время он неважно себя чувствовал. Былая прыть исчезла без следа, на смену ей пришли неповоротливость, вечная усталость и утомительная слабость. "Мне всего пятьдесят три, но силы меня стремительно покидают. Говорят, человек чувствует приближение смерти, моя, уж точно, не за горами", - думал мужчина, допивая вино из кубка. Опрокинув всё до капли, Эмгар швырнул позолоченную чашу на пол, та звонко отпрыгнула на ковер, где совсем недавно восседали наложницы, оказавшись прямо напротив бросившего её человека. Своей пустотой, обреченным положением - использованной и брошенной на пол, - она словно подтвердила мысли Эмгара: твоя чаша жизни испита до дна.

<b><center>***</center></b>

Шум и гам сотрясал улицы Сатиора, словно полноводная река. Поток разношерстной человеческой толпы устремился со всех сторон столицы в центр города, вливаясь в огромный бурный океан. Здесь, на центральной площади совсем скоро начнется представление, посмотреть на которое собралась вся знать, включая самого короля. Что тут скажешь, увидеть правителя Сейдарии - это все равно что прикоснуться к реликвии, а уж тем более узреть сожжение ведьмы - праздник вдвойне. Вот и тянулись к площади ходоки всех мастей: от простого люда, до купцов, ремесленников, храмовников различных рангов, а так же иноземные гости оказавшиеся в этот час в порту.

Специально для королевской семьи, а так же наиболее знатных горожан был сооружен крытый помост, расположенный в непосредственной близости от места казни. Ещё час и свершится акт возмездия.

Вескрай отдал последние распоряжения служкам, обустраивающим ложе для Эмгара и его свиты. Он расспросил стражу о состоянии пленницы. Узнав, что ведьма за всё время прибывания в тюремных подвалах дворца, не произнесла ни слова, вновь строго наказал не сводить с неё глаз. После чего направился к собору Эола, грандиозному сооружению возвышающегося над всеми домами в Сатиоре, даже над самим королевским дворцом.

Молчание пленницы ничуть не удивляло его, сомнений в её порочных связях с кровожадной Сардимит быть просто не могло. В священной книге описывались существа, отличные от человеческой расы, и Тени - одни из них. Вескрай впервые за свою жизнь столкнулся с таким существом, знак на шее пойманной в лесу ведьмы невольно заставил верховного служителя отшатнуться, зрелище было не из приятных. Даже сейчас, когда мужчина находился в относительном отдалении от адской жрицы, неприятная дрожь проняла его при воспоминании об увиденном.

- Эол защити нас, - буркнул Вескрай себе под нос. И тут же чуть не вскрикнул: неожиданно тяжелая ладонь опустилась на его плечо. Служитель резко обернулся. Позади него обнаружилась коренастая, среднего роста мужская фигура, обтянутая рясой храмовника, с накинутым на голову капюшоном, частично скрывающим лицо.

- Ваше святейшество, - обратился незнакомец, слегка откинув складки капюшона, чтобы можно было увидеть, кто скрывается под ним, - по какому важному делу, Вы задержали отплытие будущего короля в его ненавистный загнивающий Брастос?

- Тиссай! Так ведь можно в могилу загнать, - возмутился священнослужитель.

- Уверен, смерть будет более изобретательной, когда явится за тобой, ибо околеть от испуга - слишком щедрое вознаграждение Эола для такого как ты, - с высокомерием нынешнего короля возразил старший сын. Напыщенность отлично уживалась в этом человеке с другими характерными ему чертами, такими как: властолюбие, эгоизм, бескомпромиссность, завистливость, язвительность, жадность. По свой жестокости он превосходил собственного отца. Обиженный, отвергнутый, семнадцатилетним мальчишкой сосланный в провинциальный городок, он ненавидел всех и вся на свете, мечтая, чтобы Эол поскорее прибрал Эмгара в царство мертвых.

За десять лет графства Тиссая в Брастосе в этом городе обезглавили четыре мэра, виной тому был необузданный гнев юного графа. Не смотря на это, Вескрай гораздо более комфортно ощущал себя в компании Тиссая, нежели его родителя. Набожность старшего отпрыска короля, никогда бы не позволила ему казнить священнослужителя, лишь иногда он повышал тон и иронизировал в адрес храмовников, но и то, когда был чем-то сильно недоволен, как в этот раз.

Вескрай, сдержанно улыбнувшись и пропуская язвительность мимо ушей, решил немедля перейти к делу:

- Не слишком ли Вы спешите "будущий король"? Похоже, на Ваше место есть другие желающие, и когда Вы вновь сможете прибыть в Сатиор, на престоле вполне может восседать кое-кто другой.

- О чем это ты? - в состоянии полного замешательства грозно спросил Тиссай, вплотную приблизившись к Верховному Служителю и сверля его взглядом карих глаз. Проделал он всё это резко, но так неуклюже, что капюшон сполз на плечи, полностью обнажив его лицо.

Взору Вескрая вновь предстала крупная голова графа, было в ней что-то бычье: широкие скулы, точеный, почти квадратный подбородок, широкий прямой нос, крупный рот с тонко очерченными линиями пыхлых губ. Широко распахнутые глаза со зрачками золотисто-коричневого оттенка, густые брови и копна курчавых волос угольного цвета. Телом граф был коренаст, но невысок, имел смуглую кожу (характерная черта для всех сейдарийцев), при первой встречи всегда производил впечатление сильного и уверенного в себе человека, коим по сути и являлся.

- Спрячьте лицо, - отступив на шаг и оглядываясь по сторонам, произнес Вескрай, - не нужно, чтобы король знал о ваших столь частых визитах в Сатиор и уж тем более о наших встречах.

- Тогда не виляй, а говори по делу. Кто, если не я, может занять место на троне, после смерти отца? - сквозь зубы прорычал Тиссай, вернув капюшон на место.

- В таком случае научитесь слушать, не перебивая, - возразил Вескрай, - я должен был увидеть вас до отплытия в Брастос, то что открылось мне менее часа назад не терпит отлагательств. Начну по порядку, я встречался с его величеством. Желая угодить ему, я вскользь намекнул о выпавшей возможности избавиться от неприятной многим ансарийке. Я полагал, что брак с ней тяготит короля, но его реакция поразила меня - вместо благодарности он пригрозил мне расправой.

- Какое отношение имеет эта девка к престолонаследию?

- Конкретно она - никакого, но сам факт, что мое предложение настолько взбесило Эмгара, - он ведь чуть не отправил меня на костер вместе с ведьмой, обеспокоил меня. Никогда бы не подумал, что он испытывает хоть какие-то чувства по отношению к этой девке, всегда полагал, что она для него пустое место.

- Ближе к делу, - поторопил Тиссай.

- Похоже, ваш отец серьёзно болен, частое посещение его покоев лекаря, лишний раз доказывает это. Жить старику осталось не долго, и он чувствует приближение смерти, однако судьба королевства все еще заботит его, причем сейчас больше чем когда-либо. Может поэтому вместо того, чтобы казнить меня, он поручил мне очень важную миссию. Сегодня после сожжения жрицы теней, я отправляюсь в Анарримию, где буду вынужден встретиться с нашим магистром. Я должен убедить его собрать Совет Десяти, дабы тот с позволения Владыки принял поправки в закон о престолонаследии в нашем королевстве. Полагаясь на волю Эмгара, следующим, кто взойдет на престол Сейдарии, согласно этим поправкам, будет ваш сводный брат Келлай, но не вы.

- Что? Этот выродок? Бастард? - вновь взревел граф.

- Тише, нас могут услышать.

- Ты хоть знаешь, кто его мать?

- Конечно, ее звали Ариэна, - нарочито брезгливо, словно это имя увязло на языке, скорее не произнес, а сплюнул Вескрай, - язычница, верующая в пантеон Богов и не пустившая в свое сердце Эола, за что была обезглавлена по приказу самого Владыки. Король знал о её староверческих взглядах, но держал при дворе в числе фрейлин королевы и любил больше своей первой жены Иврин - вашей матери. Ариэна появилась в замке уже беременной Келлайем, Эмгар привез её из удаленной провинции Экланвир, расположенной на границе с Моссабией. Этот город имел скандальную славу - пристанища еретиков, среди его жителей до сих пор встречаются староверы, теперь они скрываются, боятся выказывать свое недовольство Верховным Владыкой, однако еще двадцать лет назад, экланвирцы требовали независимости от Анарримии. За что и поплатились, по настоянию Владыки, войска Эмгара во главе с ним, явились в ту провинцию, дабы покарать грешников. Все предатели истиной веры были схвачены и повешены, поговаривали, будто на каждом дереве в городе и округе болталось по висельнику. Как не странно, это не помешало вашему отцу завести себе новую любовницу из числа тех самых еретиков и что ужасней всего привезти её во дворец. Недовольству королевы на появление соперницы не было пределов, но что она могла поделать? Тогда она еще не знала, кого пригрел её муженек на своей шее.
Годы шли дети подрастали, ваша мать, всё чаще замечала, насколько Эмгар привязан к сыну любовницы и насколько безразличен к её детям. Ненависть Иврин к Ариэне достигла предела, и она решилась на крайние меры: разузнала всё о своей сопернице. Тут то и всплыла её родословная, оказалась, что Ариэна дочь одного из предводителей староверов, а значит по определению еретичка. С моей помощью, это был мой первый год в сане Верховного Служителя, королева известила нашего магистра, о присутствии язычницы при дворе Сейдарии, ну а тот уже донес это до ушей самого Владыки, который тут же приказал обезглавить неверную. Как же страдал Эмгар, признаюсь, мне его было жаль. С тех пор в нём что-то переменилось, он стал совсем безразличен к жене, вам и вашим сестрам. Все чаще окружал себя распутными девками, практически перестал посещать храм и затаил злобу на всех храмовников. Как не пыталась ваша мать воскресить хоть какие-то теплые чувства супруга к себе и детям: она заискивала лаской, она требовала, она угрожала, но увы, так ничего и не добилась. Вся любовь короля доставалась лишь бастарду. Последней каплей, переполнившей чашу терпения Иврин, стала ваша отправка в Брастос, этого она снести не смогла, и сразу же после вашего отъезда, перерезала себе горло. Спустя три года, вашего отца обвенчали с ансарийкой.

- Мне всё это известно. Я презираю и ненавижу этого выродка Келлая, он виновен во всех моих бедах, и я не допущу, чтобы он забрал, то, что принадлежит мне по праву. Слушай меня, после казни, ты отправишься в Анарримию, как велел тебе мой... выживший из ума предок, - назвать Эмгара отцом, у Тиссая не повернулся язык, а точнее не позволили гнев и отвращение, которые он испытывал к близкому человеку. Нервно сглотнув, он продолжил, - встретишься с магистром, прямо укажешь на беды, которые может повлечь за собой правление бастарда. Уверен, как только Келлай придет к власти, те кого, так усердно искоренял Великий Владыка, эти Эолу неугодные язычники вспомнят, кем была мать нового правителя, и уж тогда не миновать новых восстаний. Или еще хуже, Сейдария вовсе может выйти из числа десяти став языческим королевством. Думаю, эта новость тут же будет на слуху у наместника нашего Бога - Умбара третьего.

- Но, как же я вернусь обратно? Эмгар точно казнит меня, если я не выполню его приказа, - недоумевал Вескрай.

- Будь спокоен, меньше чем через месяц старик отправится в Леса Дисила, где, если верить Священному писанию, расположено царство мертвых. Как только это произойдет, я вызову тебя, пока же поживешь в Анарримии.








Раздел: Ориджиналы | Фэндом: Ориджинал | Добавил (а): DrNudяччо (21.05.2014)
Просмотров: 422

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4382
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн