фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 08:43

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Fairy Tail

  Фанфик «Иллюзия правды | Глава первая.»


Шапка фанфика:


Название: Иллюзия правды
Автор: Basa
Бета: Нужна!
Фэндом: Fairy Tail
Персонажи: Мавис, Макаров, Полюшка, Роб, Зереф, Слезула, Мелди, Джерар Фернандес, Нацу Драгнил, Грей Фуллбастер, Гажел Редфоркс, Джастин Фрид, Бикслоу, Лексус Макаров, Эльфман, Эвегрин, Эльза Скарлетт, Мираджейн, Лисанна, Люси Сердоболия, Леви Макгарден, Дождья Локсар, Кана Альберона, Венди. Свои: Анна, Габриэль, Анжелика, Ричард и Вильям Аэроны.
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Романтика, Юмор, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), AU, Злобный автор
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП
Размер: Макси
Описание: Ценой невероятных усилий и помощи со стороны нынешнего поколения хвостатых магов Мавис удалось отбить атаку могучего черного дракона, вот только участники экзамена едва живы, а жизненные нити волшебников вот-вот порвутся...Что делать могущественному, но, увы, не столь всесильному призраку? Сфера фей уже действует, но даже оно не может остановить степенно приближающуюся смерть. Стоит ли рвать соглашение ради людей, которых и не знала? Позволить ли надежде умереть или согласиться на невозможное?
Статус: в процессе написания
Дисклеймеры: Не претендую.
Публикация на других ресурсах: Запрещено.
Примечания автора:
Примечание первое: Отправная точка событий – нападение на остров черного дракона, потому все арки, бывшие до этого, вернее происходившие там события, будут учитываться. А еще автор свято верит, что погибнув, волшебники обязательно попадают в ад. Так что не удивляйтесь, если увидите подобное в тексте.
Примечание второе: Да, господа, вы не ошиблись. Это будет моей первой Аушкой, но с присутствием магии. И да рейтинг я выбрала повыше, но он появится не сразу, так как я собираюсь писать объемную работу. ООС будет ехидно ухмыляться, ибо предсказать мысли уважаемого Машими по той или иной ситуации я никак не могу. Конечно, я постараюсь соответствовать заданным характерам, но если где и отклонюсь, не обессудьте. И! Если совсем уж жуткий ООС, то тыкните, я постараюсь исправить.


Текст фанфика:

Глава первая. Ничего не меняется, а просто теряется, обретая многогранные формы....

Испокон веков миры имели свойство меняться, познавать нечто неизведанное, а после подстраивать под себя, делая занудно-обыденным и странно приемлемым. Они всегда рождались разнообразными, непохожими друг на друга и даже зеркально-подобные были обречены на искривление.

Миры, переименованные в измерения, постоянно множились, создавая племена и общины, не забывая развивать собственный интеллект... Вот только живые существа, обитающие на землях обетованных, не посвященные и не ведающие основ бытия, имели привычку рвать намертво закрепленные узы, создавая вместо былого хлипкие перегородки из тонких мысленных нитей и низменных желаний жаждущего тела, пошедшего от дикого зверья. Но закон сильнейшего царил везде, и хаос со временем исчезал, позволяя умнейшим, не потерявшим ни капли осторожности, править и устанавливать свои законы...

***

А время все шло и мирам приходилось усмирять свою гордыню, чтоб потом, скрипя сердцем, позволять существовать другим; а люди – все те же престранные измерения, появившиеся, будто из ниоткуда, прежде грязно-уродливые, а после – князья многогранные, купающиеся в низменных пороках и каленых страстях.

***

А песок временных стрелок невзрачным ручейком медленно стекал поближе к бездонному дну конца, а знания с легким оттенком страха потихоньку накапливалась в до сих пор не окрепших душах... И все же люди могли мириться со многим, в том числе и с колдунами, живущими у подножий их крепостей. И даже позволяли обращаться за помощью к ним, старательно пряча страх и, прорывающееся сквозь трухлявую маску, желание сжечь, разорвать на куски то, что зашоренное условностями и “святыми” пороками сознание понять никак не могло. Люди смертны и не все предубеждения, выращенные на костях предков, уничтожались по мановению королевского перста иль взмаха выше стоящих. Некоторым требовалось время, много времени...

***

Остров медленно умирал. Веками питающая его магия аккуратно выливалась в могущественное заклятье, творимое призраком первого мастера “Хвоста Феи” – Мавис Вермаллион. Вот только даже всей мощи древнего острова и силы первой волшебницы гильдии едва хватало на поддержания жизни в телах хвостатых волшебников.
Слишком сильно покалечила остров магия черного волшебника Азумы, слишком мощной оказалась атака черного дракона, слишком много волшебства потребовалось Мавис, и так отдающей последние крохи былой мощи на собственное существование. Слишком много "слишком". Стечение треклятых, роковых обстоятельств...

***

Не так хотелось Мавис закончить свой нелегкий призрачный путь. Когда-то, следуя старому уговору, отдав возможность уйти в обмен на вечное существование души в земных пределах, сейчас Вермаллион хотела спасти свою гильдию снова, хотела помочь тем, кто не побоялся связать собственные души магическими узами, кто не испугался отдать свою жизнь ради правого дела. Поддерживая заклинание фей из последних сил, Мавис с горечью осознавала, что надежда на счастливый конец снова исчезает подобно миражу, и никто не сможет ей помочь... Или все же сможет?

***

Белокудрая красавица, будто сотканная из воздуха, с ярко-зелеными очами и острым, не по-детски серьезным взглядом; душа истинного рыцаря, закованная в красивую оболочку; дочь знатного вельможи, с немалым приданным и неплохими внешними данными – все про нее и все о ней. Вермаллион легко могла найти подобающего ей по статусу жениха, а после родить детей и вести обычную, спокойную, не обремененную глупостями жизнь. Вот только такая судьба была ей не по нраву. “Таких принцесс в старинных пьесах давно сжигали на кострах...” – вычитанная в детстве из книжки фраза намертво выжглась раскаленным мечом, полностью расставив приоритеты. Она хотела быть сильной, способной защитить кого угодно, и магия могла стать прекрасной помощницей...
Встретив ярое возмущение родителей, Мавис не стала удивляться и возмущаться, ибо прекрасно понимала, что она другая, что непотухающий огонек, живший в ней с самого рождения, есть знак отличия, клеймо настоящего мага, истинного волшебника. С самого детства Вермаллион ощущала магию всем своим естеством и легко могла отличить обычного смертного от адепта великой магии.
А Мавис очень любила своих родителей, но даже такое сильное чувство не могло позволить ей отказаться от собственной сущности, от невероятной силы, от магии, бурлящей внутри. Конечно же, девушка прекрасно понимала, что в магический мир так просто ее никто не впустит, он не терпит чужаков и выскочек, потому для признания и принятия требовались нешуточные знания.
Вот только сразу возникал весьма интересный вопрос. Как же их получить? Ведь просто так обучать никто не станет, но будущая волшебница не унывала. Мавис искренне надеялась, что как бы родители не относились к магии, дочь они любили все, же сильнее... И Вермаллион не ошиблась в своих предположениях.
Пусть несмело и отчаянно нервничая, но все же отец решился на уступку, предложив познать мирную профессию целителя, вот только, учуяв уступку, девушка не собиралась пускать столь важное дело на самотек. Пусть и выращенная в тепличных условиях, Мавис искренне верила в неисчерпаемую силу магии, способную наделить даже мирное “добро” крепкими кулаками...
И вот на уставшие плечи родителей незамедлительно ложится отказ от столь “щедрого дара”. А Мавис даже не грозилась сбежать, ибо ее горящий упрямством взгляд обещал все возможное, кроме согласья и принятья немагической жизни. А магия была согласна с хозяйкой, раз-за-разом разрушая каминные залы, уничтожая аляповатые люстры до последнего камушка и сея раздор сред прислуги и черни до ужаса боящейся единственной дочери господ, оказавшейся ведьмой... И Вермаллионы сдались, дали слабину. Даже все их предубеждения не могли остановить вырывающуюся, неподконтрольную магию дочери. Пришлось смириться и нанимать учителей-магов.
Мавис была способной ученицей, а вскоре, раз за разом приобретая необходимый опыт в довольно многочисленных схватках, сумела прекрасно зарекомендовать себя сильной боевой магичкой. Шли годы, и слава о ее могуществе и подвигах росла, но Вермаллион мало волновало подобное. Она просто хотела колдовать, помогая попавшим в беду.
Рыцарь-ведьма, положившая на алтарь магии семейное счастье и радость матери, добилась многого в магическом искусстве, вот только она не собиралась останавливаться на достигнутом...
“Один в поле не воин”, – так любил говорить первый учитель девушки, в чем Мавис не раз приходилось убеждаться на деле...
А “Хвост Феи” появился не сразу, ибо в гильдию маги вступали неохотно, недоверчиво относясь ко всему новому и непривычному, но шло время и потихоньку волшебникам начинало нравиться работать в команде и возвращаться обратно в гильдию, ставшую настоящим домом.

***

Магические гильдии росли и процветали, а “Хвост Феи” переживал свои лучшие дни, раз, за разом завоевывая почет и уважение среди жителей страны. Вот только на душе Вермаллион все равно было неспокойно. Неясная тревога царила в сердце девушки. Да и внезапно объявившийся друг детства Зереф, сынок верного слуги, доверия не вызывал, ибо сколько себя помнила Мавис, с парнем вечно что-то случалось и отнюдь не самое хорошее... А нехорошее предчувствие, терзавшее ее душу на протяжении многих дней, оказалось абсолютно верным...Слишком много после случилось страшного и непримиримого...

Зереф, тихоня Зереф, оказался сильнейшим волшебником из всех, которых она знавала раньше. Истинный темный маг, спрятавший собственное обличье в образе бедного, затюканного властью, крестьянина. И его дар... Слишком страшный даже для древности, слишком невозможный даже для настоящего. Дар смерти – возможность отнимать жизнь одним ударом, без раздумий и архисложных заклинаний...

Мавис слишком хорошо запомнила ту битву. Долго лелеемая репутация рассыпалась в пыль, а от состава гильдии, от ЕЕ людей, проверенных в самых худших бедах и глуповатых ненастьях осталась лишь жалкая горстка. Зереф побеждал, а она, хвостатый рыцарь, терпела поражение...

***

“Хвост Феи” должен был проиграть. Ничего не попишешь, так сложились обстоятельства, именуемые рекой жизни. Надежды не осталось, как и магов способных оправдать хоть какое-нибудь ожидание... “Лежал живой на мертвом, а мертвый на живом...”, – а строчка из песни оказалась отнюдь не метафорой. Феи Мавис пали, а она сама, едва держась на ногах, с горечью наблюдала, как останавливается дыхание и замирает зрачок даже у самых непобедимых.
“А мама все же оказалась права, надо было учиться целительству”, – пусть на мгновение, но смалодушничала умирающая мастер фей. А сил оставалось только на последний удар, и даже сама девушка не знала, станет ли он решающим...

***

В магических архивах Совета хранилось множество старинных свитков о делах минувших дней. Старые, потрепанные, заляпанные кровью и едва не уничтоженные при последнем магическом перевороте, рукописи берегли древние даты и точные цифры, сочившиеся горечью неудач и сладостью побед, но даже они не знали, что случилось четыреста лет назад...
Об окончании террора могущественного колдуна Зерефа было написано множество тяжеленных томов, а вот о его смерти... уделялось лишь пара туманных строк: “Ценой невероятных усилий хвостатому мастеру удалось хоть на время, но запечатать силу Зерефа внутри его собственной души, тем самым уничтожив земную оболочку мага на многие века...”
Вопреки логике и общеизвестным фактам в тот не по-летнему промозглый день Мавис удалось уничтожить угрозу всех магических земель. Вот только мастер фей не спешила рассказывать, как ей это удалось.
Поначалу нежелание поведать о прошедших событиях принимали за пережитый ужас и боль от потери дорогих сердцу товарищей, а после... А после Мавис Вермаллион выступила с официальным заявлением, что главная реликвия могущественной гильдии “Хвоста Феи”, великое заклятье “Фей” смогло уничтожить злого волшебника и больше сильным мира сего не стоит волноваться, что грязный смутьян сможет потревожить их покой. Впрочем, предъявленный труп мага Зерефа лишь подтвердил устные показания ужасно уставшей девушки.
Вопросов больше не возникало, история послушно записала положенные слова и датированные события, а опустевший “Хвост Феи” сверкал в лучах славы, набирая новых магов и колдунов. Все вставало на свои места, и лишь горькая, неприятная тайна, надежно укрытая в сердце главной феи гильдии, сильно терзала девушку до самой смерти и последующего призрачного существования.

***

Следуя уговору в тот злополучный день, в ту горькую битву, забравшую жизни ее верных товарищей, Мавис промолчала и не поведала правду. Она, познавшая суть истинной магии, как никто другой понимала, что людям не стоит знать абсолютное правду, ибо сия вещь – есть меч, причем смертельно острый даже со стороны рукояти...

***

А она в последний момент, плюнув на жизнь, смерть и прочие атрибуты, вложила всю оставшуюся энергию в последний, предсмертный удар, а после, отчаянно стараясь не промахнуться, от всей души ударила в почему-то печально улыбающегося врага. Вот только могущественное заклятье улетело в небо, ибо костлявая не терпит эпичных концов, она просто выполняет свою работу, отнимая последние вздохи...
И конца, воспевающегося в балладах, увы, не случилось, ибо дальше пошел такой бедлам, что даже неспокойный, вечно гораздый на всякие чудачества магический мир и то нервно закурил в сторонке.
А заклятье Фей, прежде не вытворявшего подобного, вдруг превратилось ярко-пылающий всеми цветами радуги бумеранг и с явным удовольствием вернувшись обратно, зарядило по черепушке, охреневшего от такого поворота событий, Зерефа, вырубив того буквально сразу и отправив просматривать “сказочки” под чудом уцелевший дуб. А раны на теле Мавис вдруг стали медленно затягиваться, а пред мысленным взором с характерным хлопком и осыпавшейся штукатуркой резво захлопнулась ошарпанная дверца потустороннего мира, на прощанье ласково помахав дверцовой ручкой и ехидно подмигнув глазком-табличкой “Welcome to Hell again”.

К собственному удивлению, хоть с трудом, но Мавис удалось остаться в сознании. Относительно придя в себя, волшебница, осторожно поднявшись с земли, мысленно отметила, что ранее поставленные синяки и сломанные ребра совершенно не беспокоят на предмет повреждений. Но особо удивляться времени не было, потому, мгновенно взяв себя руки и приведя мысли в относительный порядок, магичка настороженно приблизилась к поверженному волшебнику. Отметив, что Зереф все еще дышит, Вермаллион лишь тяжело вздохнула, ибо сил, чтоб добить врага, просто не было. Озираясь в поисках мало-мальски годного оружия, Мавис не сразу ощутила чей-то любопытный взгляд. Мгновенно обернувшись к дубу, где лежал Зереф, магичка увидела лишь по-прежнему прибывающего в отключке бывшего друга. “Наверное померещилось”, – нервно усмехнулась Мавис и снова принялась за поиски. Девушку не беспокоила мысль, что подобрав подходящий меч или кинжал, она фактически убьет безоружного, пусть и врага. Ни укоры совести, ни честь, ни благородство не могли заглушить жажду мести и желание избавить сей бренный мир от столь ужасного монстра. А бывшие когда-то симпатии и первая влюбленность давно отошли на второй план, еще пару лет назад, после жуткого известия о том, что именно Зереф, явившись в старое поместье Вермаллион, зверски убил всех находящихся в имении, в том числе и ее родителей, приехавших в летнее поместье, чтоб немного отдохнуть от городской суеты. От полного сумасшествия тогда девушку спасло лишь желание отомстить подонку и... друзья-согильдийцы, не отходившие от волшебницы ни шаг, всячески стараясь ее поддержать. И Мавис была благодарна им за это.

Блуждая по залитой кровью поляне, Вермаллион наконец-то нашла подходящий клинок. Опустившись на корточки возле остывшего тела, девушка аккуратно закрыла глаза уже мертвому товарищу. Верный согильдиец Врамир, даже толком не успев пустить в ход свой знаменитый клинок “Дыхание ветра”, пал одним из первых от накрывшей всех смертельной магии Зерефа. Старый добрый Врамир, ставший вторым магом S-класса после самой Мавис, могущественный волшебник, на чьем счету числился не один поверженный темный маг, погиб самым первым, а ведь на него Мавис возлагала большие надежды... Не без труда вытаскивая оружие из одеревеневших пальцев мертвого мага, Вермаллион утешала себя мыслью, что Врамир был бы рад, послужи его грозное оружие столь благой цели.

Вернувшись к старому дубу, Мавис с непонятной горечью вытащила “Дыхание Ветра” из ножен. “Сейчас все закончиться. Зереф ответит за все”, – стало последней мыслью магички, прежде чем она занесла клинок над магом.
Внезапно, повинуясь неизвестной магии, оружие быстро вылетело из мгновенно ослабевших пальцев волшебницы. Проследив ошарашенным взглядом за выпорхнувшим клинком, Вермаллион внезапно встретилась взглядом с мутновато-зелеными глазами незнакомки. Та странно улыбаясь, задумчиво крутила в руках клинок Врамира, прислонившись к заросшему мхом валуну.

Немного бледноватая, с распущенными темно-коричневыми волосами и мелькавшими рыжеватыми прядями, незнакомая девушка была одета в обычные темно-серые брюки, черную рубашку с воротником стоечкой и темные туфли с низким каблуком. Ничего примечательного, кроме одного. Мавис совершенно не чувствовала в ней ведьму. Будто девушка, стоявшая перед ней, и не владела магией, а была обычным человеком, вот только призыв клинка из рук самой Мавис все же доказывал обратное.

Оправившись от удивления, Вермаллион все же не смогла удержаться от восклицания: Почему ты мне помешала?
- Он не должен умереть от твоей руки. Слишком опасно для равновесия, – лениво отозвалась незнакомка.
- Что за глупости! Черный маг Зереф должен умереть! Он несет угрозу нашему миру, – все горячилась Мавис.
- А я не спорю, – усмехнулась девушка, перестав вертеть кинжал в руках. – Кстати, хорошая вещица этот твой “Дыхание Ветра”.
- Откуда...
- Знаю имя сего премилого оружия? – хохотнула магичка. – Я многое знаю. Впрочем, Зереф больше не должен беспокоить волшебное сообщество своим присутствием, но в тоже время ему нельзя дать погибнуть...
- Из-за чего же? – перебила ее Вермаллион, мысленно прикидывая, хватит ли у нее сил одолеть неизвестного противника. Вот только магических сил не было вообще, пусть ее тело и восстановилось неизвестным образом, но магии проделать сей фокус, увы, не удалось. И это было очень странно, ведь без собственной магической энергии хвостатая фея давно должна была бы погибнуть, ведь абсолютно у всех магов жизненные и магические потоки связаны воедино с самого рождения самой матушкой-природой. Один не может существовать без другого, а тут такая аномалия. Мавис не покидала мысль, что незнакомка, стоявшая напротив нее, как-то замешана в этом деле.
- Грубо говоря, тьма не может существовать без света, потому мы и не можем уничтожить твоего друга...
- Он мне не друг!
- Хорошо-хорошо, бывшего друга, - хмыкнула девушка.
- Допустим, я тебе верю, что тогда делать? – стараясь скрыть растерянность в голосе, поинтересовалась Мавис.
- Ничего не нужно, твое заклинание уже сотворило все что было необходимо.
- Заклятье Фей должно было его убить, а он просто в отключке, - возразила хвостатая волшебница.
- Скажем тогда так, я немного изменила твое заклятье, после чего заставила его отправиться по направлению, - как-то странно проговорила последнюю фразу незнакомка. – Я знаю, что ты сейчас хочешь задать мне тысячу вопросов, но, кажется мне, на большинство из них ответить мне будет все же затруднительно, потому я скажу тебе самое основное. Естественно об этом ты никому не сможешь рассказать...
- Интересно как ты сможешь мне помешать? – насмешливо поинтересовалась Вермаллион. – Убьешь меня или будешь ходить попятам, не давая и рта раскрыть?
- Гораздо проще. Мы заключим магическую клятву.
- Она должна быть добровольной!
- Поверь, мне хватит силы тебя уговорить, а на крайний случай я воспользуюсь любезно предоставленным мне первым вариантом, - неприятно усмехнулась волшебница.
- Дрянь! Будь у меня силы...
- Скажи спасибо, что осталась в живых, - раздраженно оборвала начавшую возмущать фею незнакомка. – Нам, хранителям, запрещено вмешивать в историю, творимую в измерениях. Наша обязанность состоит лишь в наблюдении за временными вратами...
- В смысле?
- Существует множество миров, подобных твоему. Некоторые из них являются зеркальными отражениями друг друга, другие ушли далеко в будущее, а есть и такие, что остались в глубоком прошлом. Наша задача состоит в том, чтоб они не пересекались и население не контактировало.
- Почему?
- Тогда обоим мирам придет конец, они просто самоуничтожаться, ведь во временное повествование будут внесены непоправимые коррективы...
- Но ты же вмешалась и помогла мне? – совсем растерялась первый мастер “Хвоста Феи”, - мой мир ждет погибель?
- Я не принадлежу ни к единому из миров, потому в редких случаях, для спасения измерения, я могу вмешиваться и вносить определенные поправки в канву истории. Твоему измерению ничего не грозит, - неожиданно мягко улыбнулась девушка.
- Ну, хоть одна хорошая новость, – недоверчиво пробормотала Мавис, - Кстати, а как тебя...
- Аэрон. Анна Аэрон.
- Аэрон, ты можешь создать двойника Зерефа? – деловито поинтересовалась Вермаллион, мысленно просчитывая возможные варианты.
- Да, конечно, - удивилась столь странно вопросу Анна. – Тебе мертвое тело?
- Уж не живое точно, - нервно хохотнула хвостатая волшебница, - боюсь, двоих Зерефов наш мир точно не переживет.
- Я так понимаю, ты хочешь предоставить властям труп Зерефа, как вещественное доказательство.
- Абсолютно верно, - усмехнулась Мавис. – Мне даже не станут задавать вопросы, как я его убила. Главное, что я выполнила их поручение и... – внезапно замолкла на полуслове хвостатая фея. – Анна, ты можешь вернуть к жизни моих товарищей?
- Нет, – тихо ответила Аэрон. – Нам не даны такие силы. Конечно, есть множество способов, но души твоих друзей уже на том свете и возвращать их обратно очень рискованно, да и повторюсь, я даром воскрешения не владею...
- Но меня же ты воскресила!
- Что за глупости! – впервые за весь разговор повысил голос хранитель. – Я просто подлечила твои раны, но они скоро вернутся...
- Я так понимаю, исцеление тебе тоже не доступно, - съязвила Мавис.
- Верно понимаешь, - не обратила внимание на издевку Анна. – Потому иди, пока приляг и мысленно соберись с силами. Сейчас твоя магия вернется к тебе, принеся всю боль и ранения, но не волнуйся, умереть ты не умрешь.
- Обнадежила, блин, – поморщилась от столь незавидной перспективы хвостатая волшебница, но тут в голове стал зарождаться странный гул, будто кто-то от души треснул первого мастера Фей по голове одним из старых, валяющихся в гильдии, ударных инструментов. – Что-то мне нехорошо... – слабо пробурчала девушка и рухнула на землю.
- Наконец-то вырубилась, – усмехнулась Аэрон. – Теперь займемся делом...

***

Мавис не помнила, сколько провалялась в отключке, ибо само пробуждение вкупе с вновь открывшимися ранами и невыносимой болью быстро пресекли все вопросы на корню. “Все я долго была без сознания”, – слабо усмехнулась Вермаллион, увидев перед собой два абсолютно идентичных мага. Вот только один из них был явно мертв, как-никак картинно перерезанная глотка ни кому еще не добавляла живости, а второй же явно находился в глубоком сне, чья грудная клетка характерно приподнималась при каждом вздохе.
- Очнулась? – ехидный вопрос пресек размышления Мавис на корню.
- Как видишь, - слабо огрызнулась девушка.
- Тогда пора приступать...

***

А после была магическая клятва о сокрытие правды, творившейся на острове... Потирая магическую татуировку, появившуюся вследствии ритуала, Мавис лишь оставалось наблюдать, как Аэрон отправляет куда-то Зерефа явно через какой-то временной портал. Волшебнице было жаль, что ей так просто приходится отпускать убийцу родителей и близких товарищей, но судьба мира все, же была важнее. Она не знала, почему с такой легкостью поверила стражу временных врат. Интуиция девушки почему-то была полностью на стороне Аэрон, да и вернувшаяся к фее магия тоже благосклонно отнеслась к стражу, не спеша защищать свою хозяйку, впрочем, после столь сильной встряски, сила Мавис еще долго будет неспособна на атаку...
- Пора говорить до свиданья, - неожиданно произнесла Анна.
- Лучше давай прощаться, - усмехнулась Мавис. – Искренне надеюсь, что больше тебя не увижу...
- Когда понадобиться помощь, просто проведи по татуировке, произнося мое имя. Я приду, как-никак ты помогла мне сохранить сей мир в целости и сохранности. Я у тебя в долгу.
- Никогда в жизни! Слышишь! Никогда не позову! – внезапно разозлилась Вермаллион. – Вали уже!
- Ухожу, ухожу, - расхохоталась Аэрон. – Вы, людишки, все такие одинаковые... – не договорив фразу, хранитель растворилась в воздухе...
“Пора вызывать Совет”, – задумчиво пробормотала Мавис.

***

История любит повторенья. Снова тот же остров, где тело первого мастера “Хвоста Феи” нашло свое последние земное пристанище, снова жестокая битва с темной гильдией, а после внезапно появившийся черный дракон. Мавис догадывалась, чьих рук это дело, с горечью осознавая, что старый враг по-прежнему жив, и находиться явно в сознании. Вот только злиться на него было сложно, ибо еще тогда, четыреста лет назад, брошенные пред самым исчезновением хранителя слова глубоко засели в памяти призрака: “Зереф не убивал твоих родителей. Это сделали его приспешники, надеясь таким образом заслужить похвалу от своего господина. От столь страшной новости Зереф пришел в ярость и поубивал глупцов, но изменить уже ничего не мог. Потому сбрось груз мести, твои родители уже давно отомщены. Спросишь, почему должна верить? Все просто, мы следим за такими волшебниками, как Зереф, ибо подобные темные волшебники наделены вовсе не даром, а проклятьем для рода людского. Дар смерти – он неуправляем, неподконтролен и совершенно своеволен. Волшебник, не познавший завесу жизни и смерти, никогда не сможет управлять сией силой... И лишь смерть от руки человеческого дракона, сможет помочь ему обуздать его горький и страшный дар...”

Зереф был невиновен. А магии было нужно равновесие, потому тьма развернула свои крылья в могущественном маге, после сотворив из него страшное чудовище.
Снова ее гильдия, павшая невероятно глупо, в бою с неравным противником. Вот только она не позволит им умереть. Они живы, а раны их излечимы, и она не позволит костлявой забрать ее магов в ад, пускай подавиться, как и четыреста лет назад...

***

Спустя столько столетий магическая татуировка впервые пришла в движение, жадно лакая подставленную добровольно магию Мавис. Мысленно сдавшись, призрак первого мастера тихонько проговаривает заветные слова: “Анна Аэрон”...

***

Минуты тянутся лениво, будто специально издеваются над отчаянно нервничающим призраком... В воздухе повисла абсолютная тишина, изредка прерываемая хрипящими вздохами умирающих хвостатых магов... С каждой прожитой секундой надежда все тает и тает... “Неужели обманула? Неужели это конец?” – горькие вопросы независимо друг от друга возникают в голове Вермаллион, не давая ясно мыслить и логически искать ошибку в своих действиях...
- А говорила, что никогда не позовешь, – вдруг раздается все тот же насмешливый голос, как и четыреста лет назад, разрывая могильную тишину... в этот раз, даря лишь надежду.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Fairy Tail | Добавил (а): Basa (13.07.2012)
Просмотров: 3215

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4384
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн