фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 19:02

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Fairy Tail

  Фанфик «По секрету»


Шапка фанфика:


Название: По секрету
Автор: Basa
Фандом: Fairy Tail
Бета/Гамма: Val_kins
Персонажи/ Пейринг: Разные
Жанр: Гет, Джен
Предупреждение: ООС
Рейтинг: PG
Размер: Драббл
Содержание: Сборник драбблов
Статус: Закончен
Дисклеймеры: Хиро Машима
Размещение: С разрешения


Текст фанфика:

Она не плачет

- Нацу, а ты всегда сможешь отличить Аэрон от кого угодно? - от любопытства Лисанна наклоняется чуть ближе, едва не соскальзывает с тяжелого бревна, на котором с удобством разместилась.
- Конечно, - фыркает парень чуть возмущенно, но тут же отвлекается, когда пара углей выкатывается из костра.

Компания собралась пестрая. Рядом, правда на земле, развалилась Аэрон. Она вроде и прислушивается к разговору, но ничего не предпринимает. Наслаждается относительным спокойствием, запахом костра и ночи. Фуллбастер с противоположной стороны насмешливо кривит губы и осторожно нанизывает на палку жирные куски мяса. Драгнилу такое важное занятие позволить никак нельзя - слопает моментом гад.

- А почему ты в этом так уверен? - кажется, Лисс и не собирается отстать с вопросами. Она резко подымается с бревна, отбирает у Нацу палку и уже сама ворошит горящее дерево.
- Я тебе на словах не объясню, - как ни странно, Драгнил чертовски терпелив. - Она часть моей семьи, как ты, как чертов извращенец, - возмущенный бульк со стороны Грея, - как любой из наших. Мне не нужен ни нюх, ни память - я вас сердцем чую.
- Нацу, - тихо шепчет имя парня Лисанна, не зная, что сказать. Она невольно начинает улыбаться и аккуратно оборачивается к Анне.

Та молчит, уголки губ слегка приподняты, будто в намеке на улыбку. А еще по щеке спускается одинокая слезинка.

- А еще я знаю, - Нацу не обращает внимания на оклик младшей Штраус, - что это не Аэрон. - Поднимается с коряги, делает пару шагов, а после плюхается возле хранительницы. Осторожно стирает слезинку. - Аэрон, никогда не плачет, - чуть грустно улыбается Нацу. - Превращайся, Мира.

Секунда - и по лицу прошла рябь, каштановые волосы сменились серебристыми, глаза стали чуть больше и посинели. Мираджейн, особо не глядя на драгонслеэра, тут же принялась завязывать челку, как всегда полезшую ей в глаза.

- И все-таки, я не понимаю, - оторвавшись от своих манипуляций, хмурится старшая Штраус. - Морок был полноценным, ты не мог догадаться по внешним признакам, - шепчет она слегка растерянно, машинально проводя пальцами по щеке.
- А он не по ним догадался, - смеется Фуллбастер. Мясо уже на огне и волшебник периодически осторожно переворачивает его, чтоб не подгорело.
- Ты подсказал? - Лисс шутливо дает ему в бок кулачком.
- Да не подсказывал мне этот отмороженный, - Драгнил заваливается на спину и задумчиво смотрит на ночное небо. - Просто есть вещи, которые рано или поздно замечаешь, - в его голосе отчетливо прорезается грусть. - Знаешь, почему она никогда не плачет?

Мираджейн удивленно качает головой и переглядывается с Лисанной.

- Она не плачет, потому что не умеет, - грустно улыбается Драгнил. - Она забыла, как это делается.

Волшебники молчат, только треск горящих деревьев, да жужжание ночной мошкары нарушают холодную тишину.

Почему не ревнуешь?

Нет, Лаксас совершенно не понимал Хартфелию. Как можно оставаться совершенно спокойной, когда ее Драгнил буквально вешается на Аэрон, чуть ли не слюнями покрывает. Учуди он подобное, Альберона бы не просто взбесилась, нет, она бы обязательно умудрилась взять его на слабо, а после раздеть до трусов и выгнать голым на улицу, и чхать Кана хотела, что он маг, в общем-то, не слабого порядка, и за подобное отомстит еще как. Говорить о судьбе новоявленной пассии не приходилось.

Зато блондинка была спокойна, как Макаров, налакавшийся перед разборками с Советом не только настойки валерианы, но и чего покрепче тоже. Стояла рядом, весело смеялась, даже улыбалась поощрительно, разве что только в драку не лезла.

- Болельщица! - не удержавшись, Дреер все же решил окликнуть волшебницу. На ум как всегда пришло любимое прозвище Бикслоу.

Заклинательница духов отреагировала мгновенно, резко развернулась к волшебнику, возмущенно уперев рука в бока, и тем самым став походить на взбешенную мамашу.

- Сколько раз тебя просить не называть меня болельщицей, - угрожающе начала Люси, нисколько не смущаясь ни грозной ауры волшебника, ни его слегка мрачноватой физиономии.
- Как захочу, так и буду, - насмешливо фыркнул Лаксас, легко перебивая Хартфелию. - Я, в общем-то, спросить тебя хотел.
- О чем? - от удивления заклинательница даже злиться перестала.
- Как ты терпишь Драгнила? - честно говоря, Лаксас хотел задать другой вопрос, но ненароком его взгляд упал на веселящуюся парочку: Анна с Нацу не нашли ничего лучше, как достать откуда-то колбасу (странно длинные мясные палки) и устроить поражающую воображение драку.
- Как терплю-то? - насмешливо-мечтательно переспросила Люси, поворачиваясь лицом к беснующимся ребятам. - Да люблю я этого дурака. Просто люблю, таким, каким он есть. И никак иначе.

Лаксас невольно улыбнулся. Своей открытостью блондинка чаще всего раздражала, зато старалась не врать, а за это он даже был готов ее немного уважить.

- А ревнуешь? - Дреер не смог удержаться от провокационного вопроса.
- Нацу? - в этот раз Хартфелия удивилась еще сильнее. - Уж, не к Аэрон ли?
- Да хоть бы и к ней, - засунув руки в карманы, Лаксас даже с интересом стал присматриваться к колбасной битве: до Нацу первым дошло, что оружием можно не только драться, но и съесть тоже. Обиженная Аэрон, как только у нее отобрали мясную палицу, залезла на стол и принялась кружиться, от неожиданности столешница быстро затрещала.
- Ревновать его к ней? - насмешливо переспросила Люси, наблюдая, как наевшийся Нацу тоже залезает на стол и начинает водить с Анной мини хоровод.
- Хмм, я, и правда, задал глупый вопрос, - понимающе кивает Лаксас.

"Семейные отношения"

Нет, Грей Фуллбастер нисколечко не относился к психам. Даже, когда сидел в бочке с соленой рыбой. Даже, когда сидел там с самого утра и не важно, что день уже клонился к закату. Просто он прятался, а точнее скрывался. Уртир, конечно, была замечательной девушкой, и к ней он относился весьма положительно, но послушным братиком быть уж точно не собирался. В конце концов, он же как лучше хотел! И вообще, у него гордость имеется!

- Отмороженный, ты все еще здесь? - у подошедшего к тайному укрытию Фуллбастера Нацу все же хватило совести понизить голос и окликнуть друга почти что шепотом.
- А как ты думаешь? - устало отозвался маг льда. - Она меня все еще ищет?
- Ага, - делая вид, будто любуется небом, Драгнил подошел еще ближе. - А может, сдашься? А то вместо отмороженного у нас появится соленая рыбешка, - широкая ухмылка не преминула появиться на лице драгнослэера.
- Да пошёл ты, - вяло огрызнулся Фуллбастер, убирая из под носа рыбу. - Мне жить еще хочется…
- Ну, смотри, - хмыкнул Нацу, - как бы ты только хуже не сделал.

Грей что-то невнятно пробурчал в свое оправдание.

- Это ж надо додуматься, - будто не замечая возмущенного барахтанья, лениво продолжил огненный волшебник, - взять и покритиковать магию Уртир…Розы у нее кривые - даже хранители до такого не додумались!
- Да я хотел, как лучше! - порядком разозленный Грей, плюнув на конспирацию, вынул голову из бочки.

Драгнил же только заржал. Уж больно жалкий вид был у ледяного волшебника. Не удержавшись, Фуллбастер тут же выловил рыбу и метнул ее в сложившегося пополам Нацу. Жаль, не попал. Да еще и приход главной ведьмы профукал.

- А получилось, как всегда, - незаметно подошедшая Уртир ловко схватила названного брата за ухо.
- Ты как ее проморгал?! - возмущенно заорал Грей, стараясь поймать взглядом Нацу.

Тот лишь невинно пожал плечами, а после быстро смотался в сторону согильдийцев, разжигающих костер. Разве что большой палец показал напоследок.

- Предатель! - крикнул в ему в спину Фуллбастер, а после обреченно поднял взгляд на довольно злую волшебницу. - Может, отпустишь? - жалобно выдал волшебник, засовывая гордость поглубже. Все-таки рука у дочери Ул была крайне тяжелая, даже сильней чем у Эльзы.
- Отпущу, - хмыкнула Уртир, за шиворот вытаскивая мага из бочки. - И, Грей, - задумчиво продолжила она, наблюдая за поглядывающим на нее с опаской Фуллбастером, - в следующий раз, когда будешь пытаться меня чему-нибудь обучить, прежде попробуй сам подобное сделать…
- А ты сейчас о чем? - поняв, что бить его не будут, Грей даже слегка расслабился.
- Я создавала ледяные розы, похожими на те, что делают из бумаги - терпеливо пояснила Милкович, - хотела сделать их в виде игрушек…
- А почему сразу не сказала?!
- А какого сбежал, что пятки сверкали?!
- А кто мне по физиономии звезданул?
- Хамить не надо было!



- Вот это я понимаю, настоящие семейные отношения, - тихо хихикнула Мелоди, наблюдая из-за укрытия.
- Это ты сейчас о чем? - удивился Фернандес, не без удовольствия наблюдая за выяснением отношений.
- Да так, - тихо хмыкнула девушка. - Кстати, как думаешь, Грей не будет против, если я буду называть его дядей? Все-таки он братик мамочки Уртир…
- Боюсь, после такого он спрячется куда поглубже, - покачал головой Джерар.

Занят.

Еще, будучи членом Совета, Джерар на своем веку повидал много балов. Некоторые были изящны, другие обязательно превращались в знатную пьянку. Здешнее же пиршество давно превратилось в буйное гулянье - дикое, первобытное, с нотками ведьмовских чар. Фернандес не мог сказать, что ему не нравилось в здешнем месте, нет, здесь было замечательно-ново, интересные спутники, горячее время, вот только в данный момент парню чертовски хотелось оказаться где-нибудь подальше.

Здешние ведьмы, конечно, были милы и в свое время оказались весьма гостеприимны, но не сейчас, как изрядно подвыпив, весьма недвусмысленно предлагали свои прелести. От щекотливого положения Джерар даже взмок: так страшно ему еще не было, даже когда Альберона нагло споила его, и он поперся приглашать Скарлетт на свидание, а после утром не смел показаться ей на глаза.

- Эй, господин хороший! Куда же ты? - высокая брюнетка в длинном голубом платье, глупо захихикала.
- И правда? Куда же ты? - весьма поддатая блондинка буквально повисла на растерявшемся парне, знатно обдавая перегаром.
- Мы, между прочим, хотим с тобой поговорить об очень важном, - шатенка в лимонном платье на вид была самой трезвой, но не менее приставучей.
- И о чем же? - обреченно поинтересовался Джерар, без особой надежды оглядываясь в поисках одной аловолосой головки.
- Какие девушки тебе нравятся, великий маг? - шатенка наклонилась чуть вперед, отчего вырез платья обнажил грудь еще больше.

Фернандес смущенно отвел глаза и незаметно постарался высвободиться из объятий пьяной красавицы. Безуспешно. Хватка у той была мертвой.

- Никакие! - слабо пискнул парень, мысленно стараясь припомнить когда-то показанное Мираджейн заклятье сна.

Девицы расхохотались. Похоже, они ни капли не поверили.

- А с какой бы из нас ты хотел встречаться? - висящая на локте блондинка постаралась проникновенно посмотреть ему в глаза.
- Он занят, девочки, - твердый, насмешливый голос резко вклинился в беседу.

Как по мгновению, ведьмы тут же отцепились от несчастного парня и возмущенно бурча удалились прочь, оставляя его наедине с аловолосой волшебницей.

- Эльза! - облегченно улыбнулся Фернандес. - Куда ты ушла?
- По делам отойти надо было, - отмахнулась волшебница. - И ты мне зубы не заговаривай, - она слегка нахмурилась, подходя к волшебнику вплотную. - Что это за девицы были?
- Ничего такого, Эльза, - Джерар нервно сглотнул. - Я уже почти вспомнил сонное заклинание, но тут появилась ты…
- А проще поступить нельзя было? - Скарлетт невольно расслабилась. - Сказал бы, что занят… и все.
- В моем случае это звучало бы несолидно, - хмыкнул волшебник, крепко обнимая девушку за талию. - Лучше, просто будь рядом и говори это сама.

Почему не раздеваешься?

Фуллбастер всегда уважал силу во всех ее проявлениях, ну а Уртир заслужила отдельное уважение: не каждый способен овладеть двумя видами магии. Но все же одна вещь никак не давала Грею покоя - какого черта она не раздевается? Даже Леон, и тот порой грешил, чем вызывал возбужденное улюлюканье со стороны Шерри и ее младшей сестренки. Это Фуллбастер хорошо помнил. А вот Уртир никогда себе подобного не позволяла. Сколько знал ее Грей, сколько вместе с ней ходил на дозоры, ругался и обещал оторвать голову (впрочем, доставалось всегда ему) никогда еще сестра не забывала одежду или невольно начинала сдвигать лямки платья.

- Уртир! - Грей навис перед девушкой грозной, сосредоточенной тучей. Весь его вид говорил, что пока маг льда не получит ответы на свои вопросы, он точно никуда не сдвинется.
- Чего тебе, Фуллбастер? - лениво отозвалась волшебница, отвлекаясь от разговора с Мелоди. Розоволосая резко замолчала, с любопытством повернув голову в сторону мага.
- Почему ты не раздеваешься? - возмущенно выпалил Грей, переминаясь с ноги на ногу.
- Чего?! - Уртир невольно покраснела и тут же подскочила на ноги. Мелоди же громко расхохоталась.
- Почему ты не раздеваешься? - уже более спокойно поинтересовался Фуллбастер, с интересом поглядывая на волшебницу.
- Ты вообще охренел? - немного успокоившаяся Уртир отвесила брату хороший подзатыльник. - Все раздеваются, чтоб сменить одежду на чистую, или по погоде, или для сна… Да, есть уйма причин, чтоб раздеться!
- Да я не об этом, - отмахнулся парень, потирая шею. - Ты порой невольно раздеваешься? Просто так, без причины.
- Нет, конечно, - фыркнула волшебница. - Что за глупости?
- Это как-то связано с мамой Ул? - Мелоди слегка приподнялась на локтях, перестав смеяться.
- Ну-у, когда она обучала нас с Леоном магии льда, то заставляла постоянно раздеваться на холоде, чтоб приучить тело к взаимодействию с магией. Чтоб мы научились понимать холод и принимать его даже в самый страшный мороз. Она научила нас не обращать внимания на любую температуру…из-за этого я часто забываю об одежде, ведь она мне, в общем-то, и не требуется, - немного неловко закончил свой рассказ Грей.

Мелоди незаметно покинула ребят. Она прекрасно поняла, что она здесь абсолютно лишняя. Уртир тихо вздохнула: "А начиналось все так забавно да невинно". Ей даже взглянуть было тяжело на названного брата. Ее ведь мать не обучала своей магии, не успела, так что ей самой пришлось постигать азы ледяного искусства.

- Я не умею переносить холод, - хрипло проговорила Уртир. - Магию матери я изучала по книжкам и о привыкании к холоду там ничего не говорилось.
- А...эээ…ясно, - до Грея, наконец, дошло, что он наступил на больную мозоль. Парню очень хотелось вернуть свои слова обратно, только подобное, увы, невозможно. Впрочем, в голову пришла одна идея. - Но я могу тебя научить! - широкая улыбка озарила лицо Фуллбастера, и он, быстро схватив растерявшуюся девушку за руку, потащил ее в сторону порталов.
- Успокойся! Я не могу, прям так… да, если мы сейчас улизнем в зимнее время, нам голову оторвут! - бросив безуспешные попытки освободить руку, Уртир попыталась воззвать к рассудку парня. Безрезультатно.
- Не боись, все получится!

Незаметно активизировавшая магию чувств и связав себя с Уртир, Мелоди прекрасно слышала все от первого до последнего слова. В конце смеяться хотелось все сильнее.

- Эх, хотела бы я посмотреть, как он будет убеждать ее снять платье и остаться в чем мать родила, - мечтательно прошептала волшебница и, насвистывая незатейливую мелодию, побрела в сторону лагеря.

Разденься!

Приземление как всегда получилось не особо удачным: не удержавшись на ногах, Уртир навернулась в ближайший сугроб, а судя по красочному мату Фуллбастера, тушка парня явно последовала ее примеру. Впрочем, он быстро поднялся на ноги, однако, не забыв вежливо подать ей руку. Мысленно поморщившись, девушка приняла помощь.

- Хорошее место, подходящее, - Грей был отвратительно жизнерадостен и чуть ли не прыгал от удовольствия. Мальчишка чертов.
- Здесь очень холодно, - Уртир, будучи лишь в тонком летнем платье, быстро продрогла. Обхватив себя руками, волшебница постаралась согреться, но безуспешно.
- Это только к лучшему, - пожал плечами парень, оглядываясь по сторонам.

К счастью Грей задал координаты вполне верные, и вокруг простиралась снежная равнина. Мертвая пустошь, прекрасная в своем одиночестве, где здоровенные сугробы в рост великана, а солнце светит столь холодно, что даже его слегка пробирает. Правда, всего лишь немного.

- Что к лучшему? Ты предлагаешь мне превратиться в сплошную сосульку? - стуча зубами от холода, вяло огрызнулась девушка.
- Когда меня учила Ул, было еще холоднее, - снисходительно пояснил Грей. - Так что давай раздевайся!
- Эээ… - на пару минут дар речи у девушки все-таки пропал. Фуллбастер, конечно, часто совершал неподдающиеся логике вещи, впрочем, весь Хвост Феи такой был, но ЭТО выходило даже за рамки её понимания! - И не подумаю, идиот! - гнев пузырями расходился по телу.
- Но так нужно для тренировок, - несколько растерянно отозвался волшебник. Похоже, он явно не ожидал подобной реакции.
- С каких это пор для тренировок нужно раздеваться, а?! - просто так Уртир сдаваться не собиралась.
- Я же тебе рассказывал, - закатил глаза Грей, ненавязчиво стараясь подойти ближе. Дочь Ул предусмотрительно отступила назад. - Ты должна научиться привыкать к холоду. Вот смотри, - Фуллбастер начал медленно расстегивать рубашку, - я делаю это спокойно и по собственному желанию. Моему телу не холодно, оно привыкло и к более сильным температурам. Скорее мне слегка прохладно, - медленно проговаривая слова успокаивающим голосом, он успел снять не только рубашку, но и брюки тоже.
- Фуллбастер, ты мне какого хрена стриптиз устроил?! - покраснев, как маков цвет, Уртир отвела глаза.
- Иди ты к черту! - покрасневший следом за Уртир Грей от неожиданности чуть снова не полетел в сугроб. - Ты хотела научиться, так снимай платье!
- Я хотела?! - плюнув на смущение, возмущенная волшебница дала смачный подзатыльник парню, отчего Фуллбастер все-таки навернулся в снег. - Ты меня сюда вообще насильно потащил!
- Тогда какая из тебя ледяная волшебница, если ты не умеешь терпеть холод льда? - отплевываясь от снега, мрачно поинтересовался волшебник.
- Да ты…ты! - Уртир побледнела.

Грей замолчал. Он сам понял, что слегка переборщил. Волшебница тоже молчала, лишь судорожно сжала кулаки. Потом хмыкнула и разразилась смехом.

- Ну и козел же ты, братец, - закусив губу, она насмешливо подняла на него взгляд, а потом медленно начала расстегивать пуговки на платье.
- А предупредить! - покрасневший Фуллбастер быстро отвернулся.
- И этот парень собрался меня учить, - уже взявшая себя в руки Уртир тихо посмеивалась над смущением братца.

Дрожащие от холода пальцы каждую пуговку расстегивали медленно. Сделанные из метала они чертовски обжигали нежную кожу, но Уртир терпела. Упрямство у нее в крови. Расставаться с платьем не просто не хотелось, казалось, оно настолько примерзло к телу, что слезет лишь вместе с кожей, но волшебница справилась. Теперь на ней оставалось лишь нижнее белье.

- Я гггготовааа, - от сковавшего ее холода Уртир слово вымолвить не могла.
- Молодец, - одобрительно кивнул Грей, невольно скользя взглядом по фигуре, - ну, а теперь побежали…
- Побежали? - упавшим голосом переспросила девушка.
- Заодно согреешься, - хмыкнул волшебник.
- Когда-нибудь я тебя убью, - мрачно пообещала Уртир, пытаясь догнать брата.

Спустя три месяца.

- Ну и шороху вы тогда наделали, - мирно попивая вино, Джерар удобно привалился к дереву.

Погодка радовала глаз: слегка прохладный ветерок лениво трепал листья, солнце, периодически выглядывая из-за туч, посылало горячие лучи. Сытые и довольные маги развалились перед громадным дубом, прекрасно дававшим большую тень.

- Я должен был ее научить, - упрямо вздернул подбородок Грей. - Она дочь Ул, а не способна была выдержать легкий морозец. Это как-то неправильно было.
- Тебе виднее, - покачал головой Фернандес, подливая вино в кубок. - Я знаю Уртир с другой стороны… А впрочем, тебе просто стоит не забывать одну вещь.
- Какую же? - Грей вино смаковать не любил, потому всегда пил залпом.
- Она не твоя названная мать и никогда тебе ее не заменит, - Джерар смотрит пристально, слегка угрожающе. Но его волнения и понятны, он в ответе за волшебниц, вступивших в его незаконную гильдию.
- Уртир не замена, - Фуллбастер кривит губы в улыбке. - Она частичка моей названной матери, сестра, повязанная со мной магическими узами. Я сделаю все, чтоб она жила счастливо и улыбалась.
- Главное, о своем счастье не забудь, - грозный лик куда-то исчез. Фернандес теперь уже посмеиваясь, молча отсалютировал кубком.

- Пьем, мальчики? - все-таки одним из, несомненно, ценнейших талантов Уртир была способность подкрадываться.
- Уртир! - Грей подавился вином, а Джерар молча достал еще кубок, аккуратно заполняя его вином.
- Бери пример с моего командира, - хохотнула девушка, с благодарностью принимая вино.
- Сейчас, уже бегу, - язвительно отозвался парень. - Мне второй Альбероны не хватало.
- А вот за это я могу вызвать тебя на бой, - Уртир насмешливо покачала пальчиком.
- Испугала, - ухмыльнулся Фуллбастер, растягиваясь на покрывале. На душе было спокойно.
- Как тебе тренировки с Греем? - Джерар кашлянул. Послушать мнение Уртир было даже интереснее.
- Холод я переносить научилась, - жизнерадостно улыбнулась девушка.
- По тебе заметно, - весело хмыкнул Фернандес. - Только платье в доказательство своих слов снимать не нужно.

Покрасневшая Уртир быстро принялась застегивать пуговички, стараясь придумать достойную кару одному придурку, из-за которого так опозорилась.

- Фуллбастер, я тебя убью!

Ловко увернувшись от пущенного в него кубка, Грей быстро дал деру.

- Стоять! Ты мне сейчас за все ответишь! - разозленно орала Уртир, стараясь догнать парня.

А вот Джерар остался на месте. Лениво наблюдая за попытками подруги догнать ее непутевого братца, парень лишь устало покачал головой.

- Не мне решать, где ваше счастье, - Фернандес налил себе еще вина.

And now kiss!

К странному двуугольнику каждый относился по-разному: Люси старалась держаться подальше, чтоб не вызвать на себя очередной гнев одной водяной волшебницы, Драгнил не вмешивался ввиду непонимания ситуации, Дреер, например, вообще просто крутил пальцем у виска, но Альберону весьма успешно удерживал от более активных действий в сторону парочки, Мираджейн же предпочитала следить за действием тотализатора, а вот Скарлетт…

По правде говоря, Эльза мало обращала внимание на радостно-смущенные ужимки Джубии и показную отстраненность Грея - свое дело она давно сделала. С Фуллбастером тогда разговор состоялся быстрый и короткий: припертый к стенке маг тихой сапой внимательно слушал короткую наставительную речь боевой подруги, но свои мысли оставил при себе. Лишь обещал разобраться и расставить все на свои места. Аловолосая и позабыла, как-никак, когда Аэрон очередной раз умилительно-ухмылительно пялится на ее талию и нежно интересуется здоровьем - меч материализуется почти инстинктивно, а после четко летит в лобешник зеленоглазой сволочи. Вот только всему приходит время - Скарлетт все-таки заметила.

Казалось бы, очередной денек под жарким солнцем и прохладой в тени пальм. Крепко связанный Драгнил молча внимает наставленьям Габриэля о вреде замков и разрушений в целом. Хартфелия же дорвалась до загара и на пару с Лисс и Мираджейн устроилась на солнышке, подставляя спинку ласковым лучам. Остальные засели в старом городе: там как раз проводился рыцарский турнир, впрочем, в конце еще обещали устроить магические поединки - Лаксас с Громовержцами просто не могли подобное пропустить. А вот Грей с Джу…

Фуллбастер постигал азы спокойствия и умиротворения, ибо Уртир чертовски злилась, когда видела перед собой голую, аки младенец, задницу братца. Сидя на песке в позе лотоса почти наедине с палящим солнцем, несчастный парень старался отрешиться от палящей жары, впрочем, время от времени осторожненько поглядывал в сторону девушки в надежде слинять, но каждый раз натыкался на предупреждающий взгляд Уртир.

Джубия же паслась неподалеку. Отчаянно делая ненавязчивый вид, девушка тихо млела, любуясь своим ненаглядным, но подойти ближе не осмеливалась. Отношения у них с Греем толком не сложились - Фуллбастер реагировал на нее лишь при попытках заигрываний с ней чужих магов, и то лез драться в основном с парнями, а на Джу старался не обращать внимания. В последнее время он едва ли не шарахался от волшебницы, предпочитая общество Уртир. Джу страдала, но поделать ничего не могла (это тебе не Люси, которую можно с легкостью напугать), впрочем, Мелоди быстро успокоила старую подругу. “Скорее Джерар перестанет винить себя во всех бедах, нежели Уртир полюбит Грея, как парня”. Локсар не спорила, ведь словам молодой волшебницы она могла верить, а вот насчет самого Фуллбастера… Маг льда всегда старался держать свои эмоции при себе, отстраненная маска не покидала его даже во время боя. Редко кто мог угадать, о чем думает парень, а уж влюбленная Джу тем более. Локсар не знала, что делать, ведь любые ее попытки обратить на себя внимания мага проваливались с треском, так что все, что она могла сделать - любоваться украдкой, да тихо вздыхать.

Скарлетт наблюдала и потихоньку раздражалась. Грей явно не собирался исполнять свое обещание, а если подобное и задумывалось, то явно не скоро. Эльза не любила, когда ее обманывают. Очень не любила. Желание вздуть друга было настолько сильным, что в руке волшебницы потихоньку начал появляться меч - широкий, крепкий и очень удобный. Неожиданно чья-то холодная ладонь легла поверх руки, что держала меч.

- Эльза, ну нельзя же всех только бить, - тихий насмешливый голос шепнул укоризненно прямо в ухо замешкавшейся волшебницы. Аэрон аккуратно приобняла девушку.
- Я не люблю, когда меня обманывают, - раздраженно прошипела мечница, дернувшись, но Анна держала крепко.
- Будто мне нравится, когда побив ребят за разрушения, ты после их всячески выгораживаешь передо мной, - тихо хмыкнула хранительница.
- Это другое, - Эльза невольно покраснела.
- Ты вольна думать, как пожелаешь, - тихо рассмеялась Аэрон. - Заставь их поцеловаться. И порадуешь, и подумать о чувствах заставишь…
- И ты поржешь, - задумчиво закончила за нее волшебница.
- Ну не без этого, - устроив голову на плече девушки, Анна зевнула.
- Значит, так и сделаем, - когда Эльза вбивала себе что-то в голову, ничего не могло сбить ее с пути праведного. Посему быстро освободившись от ослабнувшей хватки хранительницы, девушка решительно направилась в сторону Фуллбастера.

- Занимаешься?

Грей вздрогнул, услышав грозные нотки, в общем-то, мирном вопросе. Медленно поднял голову и встретился взглядом с Эльзой. Больше жарко не было, ибо Фуллбастер невольно ощутил озноб.

- Да, - вот только ответил твердо.
- Молодец, - усмехнулась Эльза. - Раз обещал, так выполняй обещания свои, - в ее голосе отчетливо прозвучал намек.
- Так вот ты о чем, - Грей, поднявшись с песка, невольно поморщился. До него дошло, отчего дорогая подруга столь недовольна. - Эльза, я тебя очень прошу, не вмешивайся!
- Со стороны виднее, - пожала плечами девушка. - Если бы Аэрон активно не вмешивалась в наши с Джераром отношения, мы бы никогда не сошлись.
- Это другое…
- Тоже самое, - крепко сжав плечо парня, Скарлетт хмыкнула. - Джу, можешь подойти на пару слов?! - голос у Эльзы звучный, его слышно хорошо и далеко.
- Эльза-сама, Джубия может вам чем-то помочь? - волшебница явилась незамедлительно, тут же украдкой бросив взгляд на Фуллбастера.
Грей закатил глаза.
- Вы меня достали, - громко выдала Скарлетт, свободной рукой хватая девушку за плечо и прижимая ее ближе к себе. Тоже она проделала и с Греем.
- Эльза!
- Скарлетт-сама?!
- Я все знаю, - аловолосая улыбается торжественно и гордо. - Любовь дело хорошее, тем более, когда она взаимна… а раз так - поцелуйтесь!

Никогда еще Грей с Джу не краснели так синхронно. И ведь не сбежишь, ибо Скарлетт держит крепко, да еще и тянет их к друг другу. “Я тебе это, конечно, припомню, - думает Грей, подавшись вперед, чтоб поцеловать волшебницу, - но, черт возьми, оно того стоит”.

Переменчивая

Мираджейн нравилось путешествовать по звездам измерений, встречать забавное и неизведанное. Здесь можно было менять маски, словно румяна и тени - быть лукавой шалуньей, обаятельной ведьмой или же мерзкой старухой. Штраус нравилось быть обманчиво хрупкой, всем видом своим нуждаться в помощи и поддержке, чтоб после невинно ухватиться за шею, чтоб нежно хрустнули шейные позвонки.

Теперь жизнь казалось яркой и необычной, она могла вытворять все, что захочет. Без осуждения и возле людей, что примут без глупой брезгливости и стандартных эмоций.

Но иногда хотелось простой тишины. Спокойствия абсолютного, где нет никого, кто мог бы слово сказать. Мираджейн нравилось гулять по лесу в сумерках. Уходить далеко, обрывая края платья о ближайшие коряги, ветки и колючие кустарники. Паутина ненавязчиво охватывала запястья, а из глубины леса доносилось пение птиц. Прохладный ветерок приятно холодил кожу, разгонял усталые мысли.

Как же хорошо.

Штраус не нравилось, когда ее покой нарушали. Тогда ее хрупкий и целостный мирок начинал тихонько трещать по швам, величие момента крошилось, словно хлебная крошка - приходилось становиться вновь демоном-ведьмой. А до этого она была просто никем, возможно призраком, что уже прожил сотню лет, и ему было о чем поразмыслить. Ее маленькая, тихая тайна. Простая прихоть, вполне человеческая.

Джастин не имел привычки следить за людьми, просто с Мираджейн у него были схожие интересы. Одиночество привлекает, помогает хоть немного отрешиться от бесконечности будней. В темноте и запахе леса можно отвлечься, успокоить старые душевные раны.

Демоны ходят совершенно бесшумно. И это играет с ними злую шутку. Столкнуться лбами так по-детски, особенно, когда в твоем распоряжении целый лес - это кажется таким глупым, но случается именно с ними. Мираджейн ошарашенно потирает ушибленный лоб, сидя на коленях. Для нее удар оказался неожиданно сильным. Джастин же успел уцепиться за дерево, потому не упал.

- Тоже решил прогуляться? - Штраус и не думает подниматься. Только мило улыбается.

- Погода хорошая, - Фрид вежливо протягивает руку и Мираджейн принимает помощь.

Джастин не собирался ее обнимать, просто так получилось, впрочем, она не возражает. Ее голова опускается ему на плечо, а пальцы зарываются в зеленую гриву. Фриду нравится вдыхать ее запах, ощущать ладное тело, чувствовать, как ее волосы щекочут ему лицо.

Так на душе еще спокойней.

- Почему мы скрываем наши отношения? - голос Мираджейн звучит приглушенно. Печально. Пальцы еще крепче стискивают его волосы.
- Ты не хочешь никому говорить, а я и не против, - Джастин говорит спокойно, почти безмятежно, но улыбается больше печально. - Ты хочешь остаться свободной…
- Я не знаю, чего я хочу, - она дрожит. - Просто поцелуй меня.

Ночь темна и полна ужасов

“Ночь темна и полна ужасов” - странная фраза, вылетевшая из уст незрячей старухи, прочно засела в голове Каны. Что-то странное и необъяснимо пугающее таилось между словами. Некое предостережение, навеянное чужим сознанием, витало в воздухе и повсюду следовало за волшебницей.

Не смотря на свою направленность в магии, Альберона старалась больше доверять собственному чутью, нежели громогласным угрозам посторонних старух… Просто боялась использовать карты по самому древнему значению - зрить в корень будущего. Как и любая гадалка, она свято верила, что судьбу изменить почти невозможно, а те, кто способен, не станут, ибо знают, чем подобное чревато.

Карты манили, игриво виляли своими потрепанными краями и слегка пожелтевшей бумагой. Они почти умоляли взять себя в руки и разложить собственную судьбу на покрытых ссадинами коленках. Кана держалась, а желание топила в нескончаемом потоке вина. Липкие капли долго стекали по подбородку, а любимый пиджак напоминал грязную тряпку, брошенную в лужу крови. Альберона останавливала себя лишь, когда руки начинали дрожать, а перед глазами мир плясал в неведомом танце.

Ей следовало быть осторожной. Стоило искусить судьбу… Тогда бы она не оказалась в столь странном месте и не менее странной компании.

Лаксас спокоен безразличием воина. На лице застыла маска ледяного спокойствия и немного расплавленной горечи. По рукам еще изредка пробегают разряды, пока он с интересом осматривает труп незнакомца. Черный плащ украшен подпалинами, а лицо превратилось в кровавую маску - не подготовленным Дреера следовало не злить.

- Куда ты опять вляпалась, алкоголичка? - Лаксас действительно раздражен. - С каких пор на тебя охотится нечисть?
- Ночь темна и полна ужасов, Лаксас, - Кана невольно повторяет ухмылку незрячей старухи. - А мне пора вспомнить, что я не трусиха.
- Пить тебе меньше надо, - Дреер фыркает, а после заваливает уставшую девушку себе на плечо. Альберону все же стоит доставить домой.

Отпечаток

Ее называли маленькой травницей. Перед ней неуклюже падали на коленях, моля богов о долгом здравии для синеволосой волшебницы. А Венди стеснялась, дрожащим голоском просила подняться и перестать благодарить за, в общем-то, мелочи. Простых людей лечить проще, ведь хвори у них не волшебные.

Грандина ее твердости не учила, больше беспокоилась, чтоб драконья воспитанница могла за себя постоять. Дракониха всегда защитит своего детеныша, но все же, даже небесная торопилась. А потом исчезла. Силу Венди применять научилась, но вот иметь волю для этого - не успела.

Просто страшно, невыносимо страшно ощущать и действительно понимать, что людская жизнь, и правда, в твоих руках. Жутко знать, что твоя сила гораздо опаснее смертельной стали или жара огня. Тебе доверяют невинные. Старики. Слабые женщины. Дети. Невыносимо знать, что лишь в твоих силах существует возможность покосить весы в нужную сторону. Всего лишь две вычурно выкованные чаши, находящиеся в одинаковом положении. Идеально-ровные. От этого еще страшнее, ведь одна из них всегда наполнена горечью. Неизменно.

Иногда, засыпая на одной из походных кроватей, Венди желала, чтоб ее сила пропала. Испарилась, как воздух. Убежала, словно горячее молоко. Просто ответственность больно ложилась на плечи, давила и истязала хрупкую душу. Слишком мала юная волшебница для тяжкой ноши.

Даже Шарли не всегда понимала, как страшно засыпать по ночам, как одиноко оставаться наедине с целительной силой. С магией, готовой поглотить собственный разум. Но она все равно помогала, потому что всегда была рядом. Старалась делиться теплом и доброй улыбкой.

***

В городе свирепствовала болезнь, люди погибали один за другим. Поначалу она иссушала слезы, а после и тело. Хворь прозвали печальной, ибо заболевшие ею больше не улыбались.

Венди не хотела заглядывать в старый город, но сила чувствовала огромную хворь. Шарли неодобрительно хмурилась, советовала переночевать на опушке леса, а утром пройти мимо угрюмого городка. Марвелл не позволила.

Целительство накладывает свой отпечаток. Все люди равны, не лекарям мерить жизненные грехи. Способные исцелять отвечают за тело, а души не их парафия. Сила ее ужасна для нее самой, но все же, она несет в себе нечто ценное. Сердце Венди часто холодеет в предвестии смерти, начинает стучать медленнее, будто отсчитывает чужой срок. Сила внутри скребется, молит сбежать наружу и наконец-то помочь. В такие моменты Марвелл немного теряется. Будто не доверяет себе. Теряется, но быстро берет себя в руки.

Один раз Венди слишком долго пребывала в растерянности. Один раз помочь не успела. А первая смерть, сродни первой влюбленности - никогда не забудется.

- Мы войдем в город, Шарли, - синеволосая волшебница говорит твердо, - мы поможем всем, кто еще способен жить.
- Ты опять будешь плакать, - белая кошечка не хочет спорить, она только желает уберечь.
- Целители не плачут. Они исцеляют, - Венди неловко поправляет рукава платья. Встречают ведь по одежке…

Попросила называется

Драгнил вообще был волшебником особенным. Добродушный, непосредственный, с улыбкой от уха до уха. Совесть, пусть и своеобразная, для парня не являлась простым звуком, правда только чересчур странной была.

Для Нацу друзья - это люди, которые рядом, которым можно довериться. Они в его жизни занимают главное место. Они заменили ему Игнила, и пусть Нацу не теряет надежду и продолжает искать, но он знает, что ему есть, куда вернуться. Это важно.

Ребята из гильдии - это семья, это друзья. Они странные, немного ужасные, любят надавать подзатыльников и назвать извращенцем, но Драгнил знает - это все понарошку. Случись беда - спина к спине даже не привычка, а просто рефлекс. А если бой один на один - проигрыш в два раза горше, ведь за него никто никого в предательстве и слабости обвинять не станет. Только поддержат - и это чувство бьет по сердцу еще сильнее, мощнее, нежели любая физическая или магическая атака.

Нацу знает, что он относится к жизни чересчур просто. Только по-другому не может. Драконы растут медленно, опыт приходит с веками. А пока он только детеныш.

Мираджейн искренне старается не забывать о странностях каждого члена их сумасшедшей дикой семейки. Она крутится целый день, умело сглаживает конфликты, а если дерутся - спокойная, словно скала, Скарлетт всегда окажется рядом. Вот только забывчивость присуща и демонам, потому и просит Нацу помочь разбудить Грея.

Фуллбастер тот еще соня: когда есть возможность, он заснет где угодно, в позе звездочки, в форме причудливой ракушки или улитки. Разбудить Грея очень и очень сложно. Даже кажется, выстрели пушкой давно уже распущенной призрачной гильдии - он и тогда не проснется. Вот только Мираджейн демоницей зовется не зря: черный крепкий кофе в постель поднимает Грея мгновенно и делает работоспособным до самого вечера. Конечно, у Штраус не всегда получается использовать свою коронную тактику, ведь Фуллбастер редко ночует на втором этаже, но о своем методе девушка помнит прекрасно.

- Нацу! - Штраус, устав окликать, ловко хватает пробегавшего мимо Нацу за шарф.
- Пу-усти-и, - неловко хрипит несчастный Драгнил, безуспешно стараясь ослабить захват. Все же девушки у них в гильдии сильные.
- Ой, извини, - Мираджейн улыбается хитро, но шарф отпускает. - Мне твоя помощь нужна, Нацу. В гильдии столько народу, нужно заказы разносить, - она вздыхает немного грустно, но улыбка на лицо возвращается почти мгновенно. - Ты не мог бы отнести Грею кофе?
- Я?! Отнести отмороженному?! - возмущенно переспрашивает Драгнил, переставая поправлять шарф на шее. - С какой стати! Пусть сам свой кофе забирает!
- Грей спит, а кофе поможет ему проснуться, - терпеливо объясняет Штраус. - Ты не поможешь другу? Наш Фуллбастер, между прочим, не переспрашивал бы, а сразу помог.
- Давай свой кофе, - бурчит Нацу без особой радости, но отказаться не может. Не дело это, когда его сравнивают с отмороженным, да еще в худшую сторону.
- Ты настоящий друг, - волшебница тихо хихикает, подавая поднос. - Он на втором этаже. Иди, - а после спешит к дальнему столику. Там давно просили две больших кружки пива.

Через пять минут из верхних комнат раздался потрясающий вопль, а после - громогласные обещания оторвать одному розоволосому драгонслеэру руки и ноги. Нацу с лестницы спустился очень быстро, едва не слетел.

- Нацу, что ты опять натворил? - Мираджейн смотрит неодобрительно, уперев руки в бока.
- Кофе в постель, - растерянно бурчит тот, потирая шишку на голове.
- А как именно ты дал Грею кофе? - Штраус невольно начинает улыбаться. Ей уже ясно, что Нацу ее несколько не так понял.
- Нуу, как говорил Хэппи, - Драгнил рассеянно поднимается с пола. Он хмурится, старается припомнить слова своего верного хвостатого друга. - Лучший способ поднять товарища с утра - кофе в постель. Все, как ты говорила, Мира, - Драгнил довольно улыбается.
- А что еще говорил Хэппи по этому поводу? - Штраус мысленно подсчитала, сколько рыбок лишится иксид.
- Нуу, еще он сказал вылить и бежать, - Нацу наконец-то вспомнил. - Я так и сделал! Ну, я пошел, - заметив появившегося на лестнице Фуллбастера, Драгнил предпочел отступить. Потом с ним смахнется.
- Нашла, кого просить о помощи, - тихо смеется Мираджейн, пока разозленный, облитый кофе, Грей несется за огненным магом.

Узы чувств.

Магию можно любить, магию можно ненавидеть всей душой. А можно витать в обоих ощущениях сразу. Она просто есть и никуда не денется от тебя. Позабытые умения на то и забыли, чтоб больше не вспоминать. Вот только мастер ее прошлой гильдии думал несколько иначе. Узы чувств надежно поселились под кожей, сотворили цепочки, которые не снимаешь, даже разрезав вены и отодвинув мышцы. Они внутри костей, растворились там и живительным веществом пробежались сначала к мозгу, потом к сердцу, а дальше по остальным жизненно важным органам. Но больше уз именно возле сердца. Оно ведь никогда не спит, постоянно считает удары, толкает кровь и дарит следующие минуты жизни. Почти островок бессмертия. Там сосредоточие ее силы. Мелди немного морщится, когда сон накрывает сознание и сила начинает бродить внутри нее более мощно. Она считывает информацию с мелких царапин на запястьях, пробегает по старым мозолям, интересуется неизвестным песком на пальцах. Все хочет знать, потому что знание есть сила.

Мелди может прочесть любого, стоит ей только активировать узы. Только себя она не читает. От своих чувств ей и так не спрятаться. Так зачем напрягаться? Неприглядная истина всегда рядом, стоит только протянуть руку, и вся грязь обязательно выльется на голову. И ни капли не прольется мимо. Такова жизнь.

Мелди умеет прощать. Заглянув в чужую душу, она больше не может прибавить и собственный гнев. Жалость, удушающая в своем огромном количестве, убьет ее недруга окончательно. Так нельзя. Пусть живет дальше и мучается с этим почти целую вечность.

Она не знает, какого цвета ее душа. Слишком много всего внутри перемешано. Слишком много ошибок и неверных решений. Только у нее все равно сил больше, чем у названной матери и нового лидера, вытащенного из зловонной тюрьмы. Мелди ранит чужими чувствами, не своими. Это гораздо больнее, нежели отрывать от полузажившей ранки старую марлю, использованную вместо бинта. Она молода и вера сменяется одна за другой. Главное верить, а правда придет позже. Свой кусок счастья у нее уже есть. Только города она больше не любит.

От городов, выросших возле главной дороги, несет позабытым запахом праха и угасшим костром. Дом Мелди разрушили, а ее бросили посредине разрушенных статуй, развороченных клумб и обломков ранее крепких строений. Тогда вместо засыхающих слез приходили новые, соль от них оставалась на щеках, но ссадины все так же горели, а из носа не уходил запах горелой плоти. Она стояла и ревела, пока не пришла Уртир. Ласково шепча на ухо разные теплые глупости, девушка просто тогда обняла ее маленькую и пообещала унести из кошмара.

Грехов у названной матери воз и еще сотня тележек. Но Мелди плевать, главное Уртир рядом и выполняет свои обещания. Возле нее кошмары испаряются без следа, а улыбка получается искренне светлой.

Мелди, будет сражаться за новые идеалы, уронив старые в глубокую трясину. Пусть утонут где-то там, а она сможет помочь другим. Она поможет своим близким искупить их вину, поддержит и ощутит покой. Возле них ее тихий мирок, где есть только покосившаяся палатка из-за неумелых рук Фернандеса, походная посуда и котелок в кристалликах льда, а еще костер, который пахнет старыми деревьями и обещанием вечности. Без человеческих костей и горелого мяса.

У Мелди тоже есть грехи, но о них она никому не расскажет, а ее узы чувств припрячут их где-то глубоко в сердце и будут бережно охранять.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Fairy Tail | Добавил (а): Basa (22.06.2013)
Просмотров: 1827

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн