фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 17:36

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Fairy Tail

  Фанфик «Winners»


Шапка фанфика:


Название: Winners
Автор: Гугла
Фандом: Fairy Tail
Бета/Гамма: Maya
Персонажи/ Пейринг: Стинг Юклиф, Мираджейн Штраус
Жанр: Романтика, Ангст, Hurt/comfort
Предупреждение: OOC, Нецензурная лексика
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: R
Размер: Мини, 8 страниц
Статус: закончен
Дисклеймеры: отказываюсь
Размещение: запрещено
От автора: Работа была написана на Февральский фестиваль Мираджейн Штраус


Текст фанфика:

Недавно мир покатился к хуям.
Драконьим.

Прошлый месяц Стинг помнить не хотел. Но каждый день Магических игр и после снились ему в чудовищном водовороте снов. Искаженные призраки прошлого стенали и умоляли оплакивать их.
Стинг плаксой не был. Да и по единственному другу он пролил достаточно слез.

Все стало в один миг другим: земля постоянно в огне, тучи скручены в тугие спирали дыма и золы. Есть только эти грязные куски облаков. Неба давно нет. Тысячи, тысячи, тысячи чертовых драконьих туш заполонили его собой – всегда слышен где-то вдалеке то визг, то рык. Одичавшие, утопившие остатки своей пресловутой мудрости в кровавой охоте за людьми драконы были так же жалки для Стинга, как и люди.

Смешно сказать, но магия драгонслееров – это крест, перечеркнувший всю его жизнь. В редких поселениях только тычут пальцами и завидуют так грязно, выдавая все за презрение. Мерзкие, лживые суки, которые бросаются в ноги и умоляют спасти их от внезапно появившегося дракона. Некоторым он помогал, другие превратились в шлак, выблеванный драконами. Плату он берет дорогую.

Тоже сука и сволочь он. По-другому сейчас нельзя.

Злоба, находящаяся в анабиозе с сердцем Стинга, давно хотела проснуться и разъебать все к чертям. Но тише едешь - дальше будешь. Скрывайся, прячь свое лицо под капюшоном, беги, беги к чертям собачьим от людей.

И сейчас он бежит. За ним гонится стотонная туша драконьих мышц с гортанным, утробным рыком, желающая сделать его своим ужином. Или обедом. А может, завтраком. Различать день и ночь из-за грязного, темного неба с всполохами алого зарева пламени стало уже почти невозможно.

Небо отняли. Гордость и честь тоже – он же сбегает. Он, Саблезубый, один из сильнейших, только пятки сверкают.

Единственная, кто понимает его как никто другой – Мираджейн Штраус, которая изо всех сил перебирает ногами позади него.

Хотели убить вместе этого ебнутого дракона, и Стингу было похер, что плату надо будет разделить пополам, силу её он видел на Магических Играх и признал.
Не успели начать, как уже удирают.

Поворот направо, перед ним расстилается горный хребет. Тварь издает победный вой и выпускает струю огня прямо на Стинга, от которой, слава яйцам, он, кажется, успевает увернуться.

- Ты жива? – он не оборачивается, только изо всех сил тащит её за собой. Мираджейн, зажимая рану на плече свободной рукой, едва заметно кивает.
Точно. Они же не пили воды уже часов двадцать.
Как ещё не сдохли?

Он бежит, отталкивается ногами от земли со всей силы, только бы дыхание не сбилось. Ребра будто перемалывают в жерновах, Стинг дышит быстро-быстро, и от этого ещё больнее.
Перепрыгнув небольшой разлом земли, они рванули на финишную прямую. До убежища оставалось всего ничего.

Тупая чешуйчатая хрень не знает эту местность так, как знает Стинг. Окрестности Крокуса были его с Лектором домом: их прогонят с одного места, они приживутся в другом. Сорняки какие-то.

Впереди замаячило подножие одной из гор. Стинг победно орет, на что дракон отвечает ему плевками огня.
Добрались. Он уже видит едва заметную расщелину, один из входов в гору, который Лектор нашел во время бурана несколько лет назад.

- Прыгаем! – он тянет Мираджейн к себе, и они оба падают. Зацепиться за край, нашарить небольшой выступ ногами и можно передохнуть секунды две.
Стинг от души надеется, что эта тварь охренела.

Вверху огнедышащая поеботина бьет лапами землю, с шумом втягивает воздух, пытаясь почувствовать их запах.

Штраус деловито озирается и указывает пальцем на дно расщелины. Ничего не видно, только чернота. Стинг хочет ухмыльнуться, но во рту печет, дышать становиться все труднее и труднее. Поэтому он только берет её за руку и делает шаг назад.

И они скользят вниз, во тьму.

Когда они ныряют в озеро, он ничуть не удивлен. А Мираджейн мертвой хваткой вцепилась в его руку и пытается выплыть на поверхность, только топя их. Он пинает её и ощущает ответный пинок и то, как его вытягивают на воздух.

Выползая на шероховатую каменистую поверхность, он тут же блюет кровью и водой, захлебываясь кашлем. Последнее, что он видит, рябь на кристально голубой воде из озера да размытое лицо Мираджейн. Провалившись в сон, Стинг радуется этому беспамятству и тишине.

В кой-то веки можно подрыхнуть спокойно, без этих ужасных кошмаров.

Наконец-то.

***

Проведя несколько дней с человеком, абсолютно тебе незнакомым, поневоле сближаешься и пробуешь подружиться. Но ни хрена не получается.

- И когда мы выберемся отсюда и закончим задание? – Мираджейн медленно водит пальцами около костра, будто играется с огнем. Искорки от пламени иногда обжигали подушечки пальцев – Стинг прищуривал глаза и видел, как распускаются маленькие красные звездочки на её коже.

Все они из Фейри Тейл на голову двинутые и совестью ебанутые.

- Для всех мы погибли. Нас сожрала та тварью. Позорная кончина мага S-класса и драгонслеера, - он стягивает с себя майку, чтобы ощупать ребра, - Неужели тебя ищут и ждут?

Она молчит, продолжая окунать руки в красно-рыжее пламя.

- Я не знаю.

Ну, точно, двинутые.

Она зябко ежится и растирает ладони. Но ничего не говорит, только прямая спина и серьёзный взгляд в никуда.

- Дай-ка, – он подходит к ней и, опустившись на одно колено, берет за руку, - Так теплее будет.

Перчатки скользят по бледной коже, Стинг разглаживает кожаную ткань, поправляет между пальцами – у Мираджейн слишком маленький мизинец, безымянные пальцы и средние идеально подошли, большие немного топорщатся, а указательные не подходят совсем немножко. Он последний раз проводит по каждой руке и замечает, что у неё ещё маленькие запястья и острые локотки.

Как у маленькой девочки.

- Непривычный жест от тебя.

- Мне с тобой выход искать. Я жить хочу, может быть.

Штраус роется в своем рюкзаке и кидает ему баночку с мазью.

- Быстрее срастутся, - она закутывается в свой плащ. - Неживые мы с тобой значит?

- Неживые.

- Жаль.

***

Мираджейн Штраус не ненавидит его. Не презирает. Не жалеет. Ей даже не все равно.

Она сочувствует.

Это очень раздражает. Как она равнодушно помогает ему смазать раны на груди, как обматывает бинтом, касаясь руками в перчатках ключиц и лопаток. Снимает с одной руки перчатку и проверяет температуру. Проще говоря, заботится, что-то делает, а он считает сталактиты от безделья.

Они повернули не туда и теперь идут длинным путем. Идет впереди он, а Мираджейн тащится позади-рядом, иногда трогая его за локоть: мол, все в порядке, может на привал?

- Так что с этой тварью? – она натягивает слегка сползшие перчатки.

- Тебе так неймется её убить?

- Ага, - Штраус улыбается. - Люблю битвы.

Может, она хотела сказать убивать?

Вокруг серо. Сыро. Темно. Два факела освещают немного пространства, порождая уродливые тени на каменных стенах. На минуту Стинг засматривается на них и чувствует внезапный порыв ветра. Он слышит знакомый хруст ломающихся костей и жалобный стон и, поворачиваясь, видит, как Мираджейн вбивает какого-то монстра в сталагмиты.

Одной рукой.

Проламывает грудину и валит.

Зверь бьется в предсмертной агонии, его огромное тело дрожит, он ненавидяще смотрит остекленевшими глазами на Стинга.

Она изящно вытирает о его шкуру руки в перчатках. От кончика среднего пальца до локтя. Словно успокаивающе гладит мохнатый труп.

- Чистенько, - ей приходится похлопать Стинга по плечу, чтобы он продолжил путь.

Точно. Убивать.

Он почему-то надеется, что на пути им встретится ещё парочка монстров. Потому что хочется так же.

С одного удара.

***

- Почему мы не можем пройти здесь? – она указывает на небольшой просвет чуть ниже потолка.

- Там их кладка яиц. Бывшая.

Стинг довольно топчет ногой костер.

- Понятно, что ты делал этой ночью. Ты их настолько не любишь?

- А почему ты мне веришь?

И ти-ши-на.

Мираджейн задумчиво трет подбородок.

- Потому что я хочу жить.

- Мой учитель пытался сожрать меня, – становилось светлее. Значит, выход недалеко.

Вспоминать, как его чуть не убил приемный отец, не хотелось. Но рассказать пришлось. И он говорил.
Мираджейн ловила его слова губами, беззвучно повторяя за ним.

- У него не получилось, как вид… Пригнись!

Над ними пронеслась змееподобная тень. Стинг кладет ладонь на плечо Мираджейн. Наклоняется. Убирает прядь волос за ушко, проведя указательным пальцам по нему. И шепчет:

- Теперь я поиграю.

И тут же срывается, сжимает кулаки и выкидывает обе руки. Два белых луча летят вверх. Перепончатые, шипастые крылья с грохотом падают. Змей визгливо шипит от боли, высовывая раздвоенный язык, скрипит его чешуя по щебню. Он сворачивается кольцами и двигается на Юклифа, сверкая кровожадными желтыми глазами.

А тот взбегает по камням и ныряет в эти кольца-жернова.

Набрать побольше воздуха в грудь. Немного больно, но это не идет ни в какое сравнение с тем, как растекается по его венам магия, пышущая силой, сводящая с ума – это апофеоз внутри.

- Святой Рев Белого Дракона!

И зверь ревет, чувствуя испепеляющий жар и разрывающие его тело руки, казалось бы, маленького человека.

- Смотри-ка, чистенько, - он отряхивает штаны от пыли.

Мираджейн улыбается.

- Нет, - она подходит к нему и, стирая со щек капельки крови, подается телом вперед..

Губы у неё горячие, мягкие. Целовать их хочется осторожно, но Стинг углубляет поцелуй, проводит языком по нёбу, усмиряет её язык, проведя по нему неведомый узор. Он обнимает её за талию, прижимает крепче к себе, чтобы не вздумала оторваться от его губ.

Она может.

Непредсказуемая.
Непонятная.
Дикая.
Безумная.

Мираджейн.

Даже прекратив поцелуи, он обнимает её ещё сильнее, кладя голову на плечо.

- Поиграем как-нибудь вместе?

Стинг знает, что этого никогда не случится. Но согласно кивает головой. На душе спокойно, и приходит странное знание: когда они выйдут из этого пещерного лабиринта, то небо встретит их ослепительными синими просторами.

***

Дракон поджидал их все время.

Ну что за тварь!

Все-таки он ошибался. Сейчас они поиграют.

Мираджейн снимает плащ с рюкзаком, натягивает перчатки и взбивает волосы. Наверное, для того, чтобы он опять заправил случайно выбившуюся прядь.
Небо такое же серое. Слабо подсвечивается с той, обратной стороны солнца. Стингу немного обидно, но такова реальность. Так что нехуй вздыхать.

Он галантно берет её за руку.

- Дамы вперёд.

И они взлетают.

Юклиф слышал только её дыхание и рык дракона. Их магия сплеталась в самых изощренных атаках. Они были не людьми.

Хочешь сразить зверя, стань им.

Не убегать. Чувствовать, как твоя кровь из ран смешивается с драконьей. Слышать, как стонет почти поверженный зверь. Видеть только движения Мираджейн и подчиняться им.

Она повелевает тьмой. Он повелевает светом. Но души их, пропащие, сумасшедшие, преданы только битвам.

Шаг влево, шаг вправо – все в огне, небо сверкает молниями и гремит громом. Зверь из последних сил старается достать их, но сейчас они победители в этой игре, взявшие реванш в качестве отобранной жизни.

И дракон падает, воет хрипло последнюю песню в след громкому торжествующему смеху обоих. Они аплодируют друг другу.

Небо же аплодирует им грозой.

Мираджейн валит его на землю, мокрую от дождя и крови, и целует его в лоб, щеки, на секунду прижимаясь губами к ярёмной ямочке. Она позволяет ему перевернуть её, сама помогает стянуть перчатки и смеется, смеется, смеется.

Он вторит ей, хрипло и громко.

Она – уникальная.

Она не называет его «любимым». Это слово вообще лишнее и ненужное им обоим.
Ничего не говорит. Только дышит полной грудью – ей не хватает его запаха, не хватает крови на своих руках, безумств, ей все мало. Струи дождя стекают по их лицу, смывая кровь – они похожи на двух демонов, адски-красные, хохочущие и счастливые.

Стинг заводит её руки вверх, за тонкие запястья, скользкая кожа неплотно завязывается вокруг них. Она прижимается к нему бедрами, целует в шею, проводя языком по небольшой ранке, и шипит:

- Ну же, а то я убью тебя.

От этих слов ток по коже. Пелена дождя накрывает их, отчего он не видит её: влажный сжатый воздух, рваное дыхание, его имя – по всему телу огонь. Стинг чувствует её, сильнее прижимает к земле и срывает одежду, сжимая губами твердые соски, обводя каждую грудь языком.

Гром гремит, в голове пусто и звонко, а она, чертова девка, опять шепчет его имя и пытается поймать мочку уха с сережкой.

Она резко разводит руки, освобождая их от перчаток, обвивает руками шею Стинга и вновь прижимается к нему.
Мираджейн не стонет, когда он в неё входит. Только резкий трепещущий вдох. Только царапает его спину своими освобожденными руками, зарывается пальцами в волосы и шепчет его имя.

Стинг, Стинг, Стинг, Стинг, Стинг.

И его именем она кричит, заглушает раскаты грома, шум дождя, их дыхание – Стинг приподнимает её за бедра и сжимает до белых костяшек.
Он двигается все быстрее и быстрее, как в бою, резко, грубо, только пот, боль и кровь.

Они – два нерва, сжавшихся до предела, до плюс бесконечности. Мираджейн распахивает широко глаза и всматривается в его расширенные зрачки.
Он наклоняется, целует её, захлебываясь струями дождя.
Но уже все равно, потому что у Мираджейн душа навылет.

Раз, два, три – и она внутри него разбила все.

Они оба в бессилье обнимают друг друга, вплавленные в мертвый взгляд поверженного зверя.

Небо рвется в синеве.
Стинг видит его в её взгляде.

Это победа. Окончательная.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Fairy Tail | Добавил (а): Гугла (29.04.2013)
Просмотров: 951

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 Olly_Fox   (30.04.2013 14:51)
Комментарий инквизитора.

Трудно мне, ох трудно читать фф по "Хвосту Феи". Однако автор подкупил меня ником - я читал "Быть морем", и вряд ли забуду этот текст, - и Мираджейн, единственным симпатичным мне персонажем. Кроме Водолея.

Работа как огранка для Мираджейн - такое ощущение, что не она создана для мира, а мир создан для неё. И мне безумно нравится оставшиеся после прочтения ощущения, знакомые Жрицам Луны да Хрустальным Кардиналам разве что.

И ведь грамотно. По крайней мере, ошибок не нашёл вопиющих.

Спасибо за работу. Успехов в творчестве.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн