фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 14:49

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Kuroshitsuji/Темный дворецкий

  Фанфик «А и Д»


Шапка фанфика:


Название: А и Д
Автор: Anzz
Фэндом: Темный дворецкий
Персонажи/пейринг: Себастьян Михаэлис/Ангел
Жанр: BDSM
Предупреждение: ООС
Тип/ вид: слэш
Рейтинг: R
Размер: мини
Статус: закончен
Дисклеймеры: не претендую
Размещение: только с согласия автора


Текст фанфика:

Пытки заключенных, видимо, не такая уж безобидная работа для человеческого разума. Во всяком случае, что бы крепко заснуть по окончании дневной нормы кровавых процедур, палачу пришлось осушить полдюжины бутылок с содержимым наивысшей крепости. Для истязаемого наступила долгожданная передышка. Можно было расслабить ноющие мышцы.
«Иметь хрупкое физическое тело крайне неудобно», - в очередной раз набредал на надоевший вывод демон. Зависеть же от него было еще и унизительно. Ему по-настоящему больно. Какая скучная боль! Неприятная. Своя. Физическая.
Тело и лицо покрывали свежие багровые отметины от хлыста. Кое-где неровными подтеками выступала кровь. Разведенные цепями руки в металлических браслетах начинали подвывать от неудобной позы. Небрежно разметавшиеся, слипшиеся от крови и испарины волосы, разорванная, когда–то белоснежно белая сорочка, иссеченный фрак и жилет, израненное лицо – все это почти до неузнаваемости коверкало его обычный холеный человеческий образ. Из-за внушенной себе привычки к аккуратности, в таком виде нечистый по сути дух был противен даже сам себе. Кто бы мог подумать, что существо света не разделяет его мнения на этот счет.
- Ты прекрасен, демон! – зазвучал сильный, властный голос и торжественным гулом ушел под высокий мрачный свод, - Прекрасен, как никогда! Распятое! Истязаемое! Поверженное чудовище! Ты прекрасен!
Демон приоткрыл сверкнувшие отблеском адского пламени глаза.
- Настолько, что божий вестник спустился с небес в эту сумрачную темницу, что бы полюбоваться на это?- как бы ему не было сейчас тяжело, он все равно будет ухмыляться, показывая порождению божьей святости, что его дух таким мелочам не сломить.
- Пожалуй, именно настолько, но спустился я совсем не из-за тебя. Не льсти себе, чудовище. Скверна переполняет мир. Мир требует очищения.
- Неужели и я удостоюсь такой чести?
- Долг носителя света велит мне нести очищение всему сущему, но с большим удовольствием я бы просто уничтожил тебя. К сожалению……пока нельзя…..вместе с тем,- и ангел вынул из-за спины хлыст, - остаться безучастным в такой ситуации я тоже не могу, - и он двинулся к прикованному к стене врагу рода людского.
Если бы палач имел неосторожность проснуться в этот момент, то в первую очередь он бы удивился появлению здесь нового действующего лица, а затем, забыв обо всем, утонул бы в созерцании этого восхитительного божьего творения.
Тело слегка подсвечивалось внутренним чистым сиянием, формы его были изящны и гармоничны, кожа нежна, но бледна, пронзительные голубые глаза, волна белоснежных волос, и черты лица, столь дивные и совершенные, что невозможно было определить к какому полу следует отнести это создание. Оно было намного выше этих мирских условностей. Его светлое короткое одеяние тоже не давало никакой определенности. Блаженную картину непорочной чистоты портил хлыст, приготовленный ангелом для своего врага. Змеящийся бич отливал тем же нежным светом, что и его хозяин, и все же выглядел весьма устрашающе.
Демон напрягся, но не поднял даже головы, продолжая изображать измученного пытками. Уготованный ему сиятельным кнут был гораздо страшнее тех, которыми развлекал себя палач, они секли кожу, а это орудие света будет рассекать и мышцы, а возможно, и кости.
- Блаженствуй, нечистый! – воскликнул ангел и щелкнул кнутом.
Милосердием бичующий себя не утруждал. Хлестко! Метко! Безжалостно! Удар за ударом он рассекал ткани одежды и покровы плоти. Кровавые брызги летели во все стороны. Демон сжимал зубы, не желая одарить своего мучителя не единым сладким стоном этой святой боли. Он был слишком голоден сейчас, а потому так слаб, так уязвим. Да и приказ хозяина: «Не сопротивляйся», лишал его возможности защищаться, оставалось терпеть. Кнут вычерчивал замысловатые фигуры, а затем обрушивал на истязаемого свою разрывающую мощь, глубоко впиваясь в раны, добираясь до кости. Тело содрогалось, выгибалось, повинуясь жгучей боли, и все же не издавало ни звука. Только щелчки бича, глухой звук встречи с целью и позвякивание цепей, удерживающих порожденье зла, мечущееся под градом ударов, избавляли подземелье от мрачной тишины.
- Ты упорен, демон. Хочешь показаться сильнее, чем ты есть, – усмешка не очень шла одухотворенному лицу.- Не мучай себя напрасно. Позволь плоти покричать, ведь ты сейчас почти человек. Какое ты выбрал себе имя?
Из рассеченных губ уже текла кровь, но он продолжал улыбаться тонко, недобро, и все равно прекрасно.
-Не хочешь отвечать? – ангел наказал его двумя ударами, сломав по ребру с каждой стороны.
Нечистый закашлял, поврежденные кости воткнулись в легкие.
- Хотя, я знаю и сам. Себастьян. Дьявольская ирония. Ты, наславший на эти земли черный мор, взял имя святого, считающегося заступником от чумной проказы. Ты отвратителен, поверженное чудовище!
- Странно. Еще недавно ты говорил, что я прекрасен, - прохрипел дворецкий.
Ангел медленно подошел к прикованному.
- Бич очищения сделает тебя намного лучше.
Резко и неожиданно создание света нанесло ему сильный короткий удар поперек груди. Словно острейшее лезвие святой кнут оставил глубокий порез. Демон выгнулся всем телом, замерев на несколько мгновений. Боль была проникновенной и ужасающей. Сведенные судорогой зубы едва не раскрошили друг друга, но желанный стон так и не покинул тонких губ.
- Я заставлю тебя стонать и рычать, - прошипел ангел.
Колючие искры света ненависти сиятельного нанесли порожденью зла новые глубокие раны. Демон дернулся. Цепи зазвенели. Палач, кряхтя во сне, перевернулся на другой бок.
Из самой страшной раны на груди выступило нечто темно-бордовое и густыми каплями засочилось вниз.
- Твоя настоящая кровь, демон, - в невинном взоре проскользнула хищная искра.
Ангел подошел почти вплотную и провел пальцем по рассечению. Себастьян не смог скрыть дрожь, прошедшую по всему телу. Прикосновение к ране изящного пальчика, преисполненного божественной силы, пронзило его надрывнее стального клинка. На почти белом персте осталась багровая полусфера.
- Какая она у тебя густая, горячая и дурманящая, - с восхищением прошептал вестник всевышнего.
Тяжелая капля в пляшущем свете факелов отливала адскими бликами.
- Аромат смерти, дух греха, шепот бездны, - завороженного проговорил ангел и коснулся ее языком.
Терпкий вкус приятно обжег.
Весь перст был погружен в объятья губ.
Протяжный стон удовольствия. Небесно–голубые глаза закатились. Дворецкий нахмурился. Встреча с божественным обещала быть странной… И вот очи распахнуты, в них бродит примесь хмеля. Ангел нежно припадает к его груди и проводит языком вдоль пореза, собирая густую влагу. Себастьян не ожидал. Вздрогнул. Напрягся, в предвкушении нового приступа очищающей муки, но почувствовал только теплое ласкающее скольжение. И снова его пробрала дрожь, на этот раз как содрогание от внезапно накатившего блаженства. Ангел был опьянен и это было очевидно. Тяжело дыша он отошел на несколько шагов и снова взялся за хлыст. Щурясь от удовольствия создание света в клочья разметало его фрак, жилет и рубашку, не забывая и о коже.
- Ведь тебе больно, демон. Себастьян! Очень больно.
Скинув обувь ангел заскользил к нему по каменному полу, явно получая удовольствие от прикосновения босых ног к разбрызганным вокруг каплям нечистой крови.
- И все же ты прекрасен…
Силы дьявольского дворецкого были уже настолько подорваны, что слабое свечение приблизившегося к нему непорочного создания, стало неприятно резать мутнеющий взор. Он попытался отклонить голову.
- Не смей отворачиваться, нечистый! – гневно воскликнул носитель святости.
Наказание в виде удара хлыста, настигло его незамедлительно, в очередной раз надорвав демону губы, Опущенная голова невольно вскинулась и снова упала на грудь. Но разгоревшемуся внутри алчному огню поглощения этого было мало. Ангел схватил Себастьяна за волосы и рывком повернул на себя его израненное лицо. На лице появилась усмешка, исказившая божественность лика, хотя демону показалось, что он напротив, чудесно преобразился. Горячие губы хищно вцепились в его холодеющие уста. Испепеляющий поцелуй ангела! Глаза демона широко распахнулись. Поток чистоты хлынул внутрь, уничтожая мрак его существа. Адская боль заставила его корчиться. Не будь ангел так сильно опьянен, его проклятой кровью, демонической жизни Себастьяна пришел бы конец. Он попытался вырваться, но казавшиеся хрупкими руки сковали его железными объятьями. Сиятельный пил его кровь прямо из разорванных губ, приходя в еще большее исступление. Стремясь освободиться демон прокусил жадно лобзающие его уста. Из образовавшейся раны тоже засочилась кровь, попала на язык, в жилы, в плоть, в мозг. Ледяная, безумно сладостная, дурманящая с первой же капли! Демон тут же забыл, что стремился к чему-то еще кроме этого дарящего непередаваемое блаженство источника. И в его душе мгновенно возгорелось пламя желания, стремление поглотить без остатка.
Одним рывком темный сорвал руки с цепей, обнял трепещущее тело ангела и вонзил ему в спину мгновенно выросшие когти. Хватая воздух окровавленными губами божий вестник запрокинул голову, выгибаясь и дрожа. Бледно розовая влага сначала окрасила его одежды, а потом закапала на пол, смешиваясь с сатанинской. Один ее аромат заставлял сердце демона бешено колотиться, кровь вскипать, а дьявольскую сущность рваться наружу, уничтожая человеческую оболочку. Он зубами разорвал одежду ангела и стал покрывать бледную кожу поцелуями. Шея, плечи, грудь….. он покрывал их резкими, отрывистыми полу укусами. Челюсти хотелось стиснуть гораздо сильнее, прокусить бархатный покров, что бы сверкающая божественной силой кровь полилась тугой струей, и понеслась по его нечистым жилам, но Себастьян себе этого не позволил, опасаясь окончательно потерять самообладание. Создание света стонало от удовольствия, не сдерживая себя. Огненные поцелуи демона обжигали его холодную кожу, заставляя вспыхивать стыдливым румянцем.
Аромат все еще текущей по спине бледно-розовой крови ангела сводил темного дворецкого сума. Он боролся со своим желанием припасть к ранам алчущими губами отчаянно, но бесполезно. Стремление было слишком сильным, вкус слишком упоительным. Он отведал этого пьянящего дурмана впервые и теперь наслаждался совершенно невероятной бурей чувств, раздирающей его изнутри. Свет и тьма вели непримиримый бой в нем самом. Себастьяна трясло, руки и ноги немели, охватываемые лучезарным приливом, но сердце гнало туда темную кровь, и она поглощала свет, заставляя тело вибрировать в конвульсиях сладостных мук.
Демон крепко прижал к себе ангела, разорвал одежду на его спине и заскользил пальцами по кровоточащим ранам. Бледно-розовая влага, обволакивая его персты, слегка покалывала, разжигая желание еще сильнее. Порождение зла дразнило само себя. Пальцы сжимали поврежденные покровы оскверняемого тела, и кровь выступала новыми волнами. Губы и язык демона ласкали щеку, ухо, шею прильнувшего к нему создания света, но ему до умопомрачения хотелось другого!
Несколько вальсирующих шагов, плавный как в танце поворот, грубый толчок и носитель света вжат в каменную стену темницы. Навалившись Себастьян прижал его еще сильнее. Сердце заходилось нервным стуком. Такое нежное, хрупкое, чистое создание… и сейчас в полной его демонической власти. Темный дворецкий даже облизнулся. Не нужно удерживать, он чувствовал, ангел не будет сопротивляться, поэтому Себастьян дал волю рукам. Провел от шеи по плечам, освобождая слегка подсвечивающее тело от обрывков одежды, заскользил огненно-горячими пальцами вниз, вдоль позвоночника, рисуя розовые дорожки. Десять ран, десять отметин от его когтей источали завораживающий, искрящийся жизненный сок. Наконец он уступил своему вожделению, припал к ним губами, проник языком внутрь, и отдался темной страсти, уносящей его в бездну наслаждений. Чувствуя плавное, но настойчивое движение горячего и шероховатого дьявольского языка по своей спине, и даже врывающегося внутрь его тела, и вносящего тьму в его существо, лучезарный сильней вжимался в стену и покусывал губы, прикрывая хмельные глаза. Изящные пальцы скребли по камням.
Блаженство вибрировало во всем теле, поднимая и раскрывая все стороны проклятого существа нечистого, захватывая все: от последней искры божественного, похороненной во мраке зла, до низменных человеческих страстей.
- Как низко ты пал, демон, - сладко протянул божий вестник, - над тобой властвует даже телесная похоть.
Оттолкнувшись от стены ангел повернулся к своему истязателю лицом. Себастьян уже дошел до крайней точки опьянения светом, и теперь даже это пронзительно чистое создание казалось ему безумно притягательным объектом.
- Я чувствую смрадный дух твоего вожделения, - улыбнулся носитель света. - Нечто упругое и горячее упирается в меня.
Хмельные глаза демона мрачно полыхнули адской вспышкой. Себастьяну не очень-то понравился этот тон, и рука сама собой сжала тонкую лебединую шейку.
- Не беспокойся, - лукаво проворковал ангел. - Я знаю, что с этим делать.
«Интересно, откуда?» - невольно проскользнуло в голове Себастьяна.
Еще один танцевальный поворот и теперь спина темного дворецкого упирается в грубую каменную кладку.
Нежные пальцы прошлись по застежке брюк. Врата одежды распахнулись, выпуская стремящуюся наружу возбужденную плоть. Отливающие райским свечением персты поднялись к груди, а затем медленно поползли вниз, растягивая подсыхающую кровь, пытающиеся сомкнуться порезы, и предвкушение блаженства. Прошли впадинку на животе, дразнящим движением разошлись в стороны, вошли в ложбинки, тянущиеся вдоль выпирающих тазовых косточек, и устремились путями, смыкающимися в конце на главной цели всего действа. Дыхание демона подрагивало. Ему хотелось большего и хотелось немедленно! Он схватил искушающие его руки и притянул к пылающей от напряжения возвышенности, но насладиться долгожданным прикосновением не успел. Лучезарное создание вырвалось.
- Я знаю, что делать, - недовольно бросило оно.
Себастьян оскалился, ему надоели дразнящие игры, он уже безумно хотел испить восторг освобождения от до боли натянувшего плоть возбуждения. Он попытался завладеть руками райского создания, но ангел опередил его, сам схватил его за запястья и, подняв руки, вжал в стену. Одарил пленника милой улыбкой. Злость сверкнула в очах нечистого, но сделать что-либо в ответ он не успел. Вырвавшиеся из-за спины небесного порождения крылья врезались белоснежными перьями в его запястья, намертво пригвоздив к камню. Себастьян содрогнулся, темно-алая кровь засочилась по рукам.
- Не сопротивляйся, - вдохновенно прошептал мучитель.
Теперь по груди демона вниз заскользил язык. Боль сразу была забыта, Себастьяна захватил новый виток игры. Уже разгоряченный и влажный язык вел дорожку вниз, попутно собирая густые капли. Учащалось дыхание. Демон прокусил собственную губу, горя в предвкушении. Истязание сладостной мукой было жестоким, но еще неприятнее было то, что дойдя до впадинки на животе, ласкающая шершавость пошла не вниз, а вверх. Себастьян дернулся. Святые перья удерживали его гораздо надежнее любых стальных оков. В небесно-голубых глазах создания света блистала насмешка. Дворецкий дернулся еще сильнее, но только глубже поранил запястья. Ангел усмехнулся. Язык снова заскользил вниз, преодолел впадинку, прошел шелковистую дорожку. Себастьян невольно задержал дыхание. Пульсация крови колокольным боем отдавала в голове. Безумно мучительные и сладостные мгновения ожидания! Но, нет. Лучезарный искуситель ушел гораздо дальше вниз и поднял с пола на время оставленный бич.
Взмах светящегося кнута! Такой неожиданный, такой коварный! Глаза демона непроизвольно распахнулись от ужаса, когда он представил ту адскую боль, которую ему принесет меткое попадание рассекающего хлыста в точку до предела взведенной чувствительности. Вот она месть ангела! Себастьян видел, порождение света целится именно туда.
Щелчок. Глухой звук удара. Конечно, он попытался увернуться, но противник был слишком искушен в искусстве бичевания. Рассекающая кромка, запущенная умелой рукой ловко обогнула затрепетавшую плоть, разорвал остатки одежды, но даже не поранила кожу. С губ демона сорвался вздох облегчения. Божественное создание залилось серебристым смехом. Отбросив кнут, истязатель сорвал с дворецкого превратившуюся в лохмотья ткань, полностью обнажая его человеческое естество, упал на колени и с нажимом провел языком по нижней стороне, где чертит свой извилистый путь слегка выпуклая дорожка. Себастьян блаженно откинулся назад. Более он ничего не опасался. Веки накрыли поблескивающие рубиновым светом глаза. Он не желал видеть, только чувствовать. Утонченная ласка шероховатого скольжения, сильного, но нежного, горячего и влажного, дурманящего и лишающего воли. Затем его объяли губы, даря непередаваемо прекрасное ощущение полного погружения. Ритмичное движение заставляло напрягаться и распирать еще сильнее, хотя казалось, что большее уже невозможно. Блаженство стекалось в одну точку. Наслаждение и боль затягивались в тугой неразрывный узел. И снова язык заплясал по истончившейся от растяжения коже. Сладостная нега нарастала. Скользящее тепло возносило его все выше, стремительно приближая к взрыву страсти.
Новые пылкие объятья губ ангела. Его окружила скользкая, невыразимо приятная внутренняя поверхность, она трется о его нестерпимо желающую этих прикосновений плоть. Стекшийся со всего тела огонь, соединившись, начинает подниматься вверх, к самой вершине, что бы заполыхать во всю силу…. Дразнящее создание отстраняется. Демон понимает это только через мгновение. Тяжелый недобрый взгляд гневно горящих глаз устремляется на мучителя. Если бы его руки не были так надежно прикованы, Себастьян впился бы когтями в шелк ангельских волос и заставил бы продолжать, но сейчас он был бессилен. Весь во власти создания света! Божий вестник облизнул губы, он почти мурлыкал от удовольствия, видя злость нечистого. Руки демона дернулись, и новые капли устремились вниз. Ангел на лету поймал языком одну из них.
- Как же ты сладок, демон, - восторженно прошептал сиятельный, зажмуриваясь.
Дворецкий хотел бросить дерзкий ответ, но его настигла волна блаженства. Проворный язык опять потянул его в заоблачность наслаждений. Небольшие сладостные содрогания прошли по всему телу, пронзительным покалыванием подталкивая к вершине. Его накрывают разгоряченные губы, продвигают глубже, трут и ласкают внутренними покровами. Не освобождая захвата подключается язык. Всего несколько прикосновений легкое жжение превращают в пожар. Себастьян до боли вжался в стену. Бушующее пламя потекло с безумной скоростью, сводя все мышцы в последней неимоверной судороге. Дойдя до предела хлынула страсть. Тело выгнулось навстречу ласкающему его ангелу. Демон застонал. Когти впились в кладку стены, и сжавшиеся в приступе блаженства пальцы раскрошили камни в порошок. Создание света удерживало его не давая покинуть свои глубины, пока тело билось в жестоких судорогах экстаза. Волна за волной, он все больше выплескивал одурманившее его возбуждение. Осторожные ласкающие движения поддерживали силу потока, пока тот окончательно не иссяк. Голова демона снова опустилась на грудь, пряди волос скрыли его блаженное лицо. Божий посланник сложил крылья и встал. Израненные руки были освобождены. Объятый волной теплой неги, Себастьян медленно опустился на пол.
- Теперь твоя плотская страсть удовлетворена? - насмешливо поинтересовался лучезарный.
- Пожалуй, - улыбнулся демон.
В следующее мгновение он кинулся на райское создание, схватил его за руки и снова прижал спиной к стене, наваливаясь на него всей тяжестью тела. Поглощенная кровь ангела своим светом вернула его темные силы, и даже увеличила. Теперь голод долго не будет ему докучать. Одного мысленного пожелания было достаточно, что бы цепи, еще совсем недавно удерживающие его здесь, теперь приковали к тверди темницы творение света. Вздернули и распяли. Заставив ангела занять свое место, Себастьян отошел на несколько шагов и осмотрел получившуюся картину с придирчивостью критика.
- Второй раз вижу тебя распятым, и второй раз признаю, что это восхитительно, - признался злой дух.
- И это восхищение не дает тебе сейчас меня покинуть? - мелодично поинтересовался сиятельный посланец небес. Его одухотворенное лицо не выражало ни капли неудовольствия своим новым положением жертвы.
- Совсем нет. Таков приказ моего хозяина. Я должен оставаться здесь пока он меня не позовет.
- Тогда не будем понапрасну тратить твою столь удачно обретенную временную свободу, - предложил ангел, маняще улыбаясь.
Пара белоснежных крыльев потянулась к демону. Тот отступил.
- Не будь так несвоевременно осторожен, - укоризненно покачало головой небесной создание. - Позволь мне сделать гораздо больше…..
Крылья обняли дворецкого и настойчиво повлекли вперед. Он не сильно сопротивлялся, и все же позволил вернуть себя к месту отбушевавшей страсти. Ногой Михаэлис отбросил божественный хлыст к стене, что бы больше не дать противнику возможности застать его врасплох. Перья божественных крыльев садистской лаской, как тысячя игл, царапали его нечистое тело, искорки святости, сыпались с белейшего пуха на его кожу, одаривая ее болезненными уколами, но он находил в этом особо утонченное удовольствие. Ангел привлек его к себе почти вплотную. Что бы избежать соприкосновения тел, Себастьяну пришлось опереться о стену руками.
- Чего же еще ты от меня хочешь? – демон позволил себе остаться так близко, что бы не только услышать, но и почувствовать ответ на заинтересовавший его вопрос.
- Я хочу большего, - томно прошептал ангел. - Я хочу, что бы ты влил в меня свою тьму.
Себастьян впился алым взглядом в небесную лазурь очей творения света. Ни лукавства, ни насмешки там не было, только сладостный дурман.
- Тебе ведь больше нечего опасаться, на мне цепи, - обезоруживающе улыбнулся ангел.
- Я склонен доверять тебе еще меньше, чем ты мне, – холодно заявил дворецкий.
- Не доверяй мне. Доверься своему желанию. Я его отчетливо чувствую. Ты не сможешь остановиться, пока не осквернишь меня полностью. Мы оба это знаем.
Ангел был безжалостно прав. Отступить сейчас, не познать адского блаженства полного осквернения самого вместилища святости, было просто немыслимо. Себастьян отошел. Нет, он не будет раздумывать и сомневаться, Себастьян поднял хлыст ангела.
- Блаженствуй, непорочный! - усмехнулся демон и начал свой танец бича и боли.
Создание света не стало лишать его удовольствия слышать мучительные стоны, вызываемые ударами кнута. Оно знало, что это приводит бичующего в восторг, Михаэлис этого не показывал, но темное пламя в его душе разгоралось все сильнее. Капли святой крови поблескивая драгоценными камнями рассыпались вокруг. Одежды с нежного тела были сорваны окончательно, и оно предстало перед истязающим во всей небесной красе. Глубокие следы от страшных ударов придавали ему в глазах нечистого особое очарование. Каплями и даже струйками нежно-розовая влага стекала по бледной коже. Ее вид, ее запах, воспоминание о ее вкусе раззадоривали Себастьяна все сильнее. Дурман опьянения начал властвовать над ним с новой силой. Вдоволь натешившись истязанием, демон отшвырнул хлыст.
Нарочно медленно подошел к ангелу. Он висел безвольно и униженно, уронив голову на грудь, спрятав лицо за завесой перепачканных кровью волос. Себастьяну безумно хотелось наброситься на свою жертву. Он сдерживал это желание, но оно прорывалось легкой дрожью и пульсацией адского пламени в его глазах. Вцепившись в волосы от поднял к себе изуродованное бичем лицо сиятельного. Полу прикрытые небесные очи все еще переполнял дьявольский хмель. Можно было злорадствовать над противником, но Себастьян все же предпочел приблизить сладостный конец.
Демон поднял руку, украшенную пентаграммой.
- Свершится же, - прошептал он одними губами.
Аккуратные ногти преобразились в длинные острые когти. Демон нанес истязаемому скользящий удар. Словно пять наточенных лезвий, когти вошли в беззащитное тело, глубоко прорезая плоть. Ангел сжался, натянул цепи, но не проронил ни звука. Розоватая кровь хлынула потоком. Аромат чистоты дразнящими волнами хлестал темную сущность, приводя разум в исступление. Он снова дернул на себя лицо порождения света. Разбитые губы, глубокие рассечения и кровоподтеки – ангел был безупречен. За это первый поцелуй, который ему теперь подарил демон, был нежным. Бледные губы слегка порозовели и растянулись в вымученной улыбке. Для того, что бы обольщение не длилось дольше, вторым лобзанием Себастьян прикусил нижнюю губу сиятельного и немного оттянул, заглядывая в глаза. Их лучистость раздражала. Порожденье зла нанесло ему второй рассекающий удар когтями, на этот раз поперечный. Голубые глаза затянула кровавая пелена боли. Светящийся ореол тела заметно поблек. Вот теперь время пришло. Силы стремительно покидают истерзанное тело, свет не сможет причинить ему вреда своим сопротивлением.
Новый поцелуй, жадный и страстный, открывал последние врата к светлой сущности ангела. Несмотря на тяжелое состояние, создание света отвечало своему палачу, и чем дольше длилось слияние губ, тем более огненной становилась страсть ангела. Оторвавшись от пьянящих уст, демон прошел по щеке, спустился по шеи к плечам, груди…. Более не желая сдерживать ни одного своего порыва, после каждого прикосновения Себастьян оставлял на бледной нежности кожи кровавые отметины. Руки скользили по телу, окрашивая его розоватой влагой. Пальцы несколько раз прошли вокруг ран, оставленных демоническим когтями, заставляя ангела вздрагивать и задерживать дыхание, а затем безжалостно вошли внутрь. Здесь было также тепло и влажно, как и в его трепетных устах, так же скользко и блаженно от струящего света. Глубже. Еще глубже. Лучезарное создание вжималось в стену, но избежать проникновения не могло. Себастьян резко выдернул руку. Истерзанное тело выгнулось вслед за ним, голова дернулась, волосы подлетели, задев его щеку. И тут демон уловил новый пленительный аромат. Прильнул ближе. Бледная кожа, покрывающая скулы была завораживающе мокрой, но теперь не от крови. Из лучистых глаз текли слезы. Себастьян окунул в поблескивающую на щеке влагу всю поверхность трепещущего от жажды языка. Этот вкус был сравним с обезоруживающим ударом. Глаза залило светом чистоты. Яркий порыв божественной силы пронесся через все его демоническое существо, сжигая скверну и очищая. Сумрачность дьявольского порождения сжалась под этой озаряющей вспышкой с упоительной болью, а затем конвульсивно содрагая блаженствующее тело, стала поглощать светлые блики. Себастьян тяжело налег на ангела, прижимая его к стене, и уперся лбом в холодящий камень. Глаза были закрыты, тело немного содрогалось, словно от ударов сердца. Его черные волосы, смешались с белыми прядями ангела. Рукой он плотнее прижал к себе окропленное слезами лицо.
- Яд твоих поцелуев разъедает мне кожу, - шепотом сообщил лучезарный, подождав пока демон насладится вкусом его святости.
Демон искоса взглянул на него одурманенным взглядом. Бархатистая кожа на месте его последних, самых страстных лобзаний действительно почернела, и эта тьма медленно расползалась, уродуя невинную белизну. Хищная улыбка тронула губы Себастьяна. Он провел языком по одной из язв скверны. Всего лишь вкус тьмы, безжизненный и не привлекательный.
- Разве ты не этого хотел? Твое тело пожирает тьма.
- Я хочу сильнее, - признался ему на ухо ангел. - Я хочу глубже.
- Сладострастие – грех, - покачал головой дворецкий, но отказывать в исполнении желания не стал.
Демон вдавил почти погасшее тело в стену и проник в его раны черным потоком.
Толчок за толчком. Волна за волной. Себастьян овладевал ангелом, пожирая его чистый свет, оскверняя и уничтожая. Божественное сияние сопротивлялось, жгло огнем очищения, хлестало лучами святости, но победить и изгнать тьму уже не могло. Демон сковал свою драгоценную жертву удушающими объятьями, что бы полнее насладится ее судорожным трепыханием. Голова божественного творения была запрокинута, глаза закрыты. Слезы и кровь лились рекой. Удар за ударом. Мрак проникал все глубже. Он изливался из нечистого тела, заставляя своего владельца тонуть в хаосе восторженного буйства страсти. Человеческая оболочка едва выдерживает накал столь раздирающего экстаза. Клыки сомкнуты на шеи жертвы, остатки розоватой крови хлещут, переполняя его. Ангел тоже несется в вихре боя, в урагане боли, его охватывают порывы судорог и дикого блаженства. Лицо то искажается гримасой безумного страдания, то расцветает, отражая беспредельное счастье.
Они слиты. Почти едины. Ангел и демон.
И вот самый глубинный, самый отвратительный смрад проклятого существа восстает из недр демонической сущности. Он так тяжел и огромен, что исторгнуть его кажется не под силу даже самому демону. Он приближается к грани человеческого тела, стягивает все темное существо, отделяя от хрупкой оболочки, медленно и надрывно раскрывает все лепестки черного цветка души. Ангел делает короткий резкий вздох и замирает, предчувствуя последний роковой удар.
Все сметающей на своем пути лавиной первородная тьма вырывается из демона и обрушивается на порождение света. Откинувшись Себастьян рычит от раздирающего его удовольствия, но не слышит себя. Все перестало существовать. Их обоих захватил и поглотил поток. Ужасающе стремительное падение в бездну. И только одно желание: разорвать, уничтожить собственную сущность, что бы слиться с мчащимся в бесконечности потоком мироздания. Острейшее экзальтированное блаженство настигает их одновременно, заставляя вцепиться друг в друга, и, кружась, понестись обратно.
Последние грани самосути сохранены. Задыхаясь они размыкают связь. Слегка придерживаясь руками, Себастьян сползает по скользкому от крови и слез телу сиятельного на пол, останавливается коленопреклоненным, и прижимается к похолодевшим покровам божьего творения. Ангел бессильно провисает на цепях. Последние отблески дико сладостных бурь будоражат тела.
Наступает глубокая умиротворенная тишина.
Палач, постанывая ворочается, чешет ногу и тоже затихает.
Небесное создание накрывает демона крылом. В нем уже не осталось ранящих нечистого сил света, и перья просто ласкают кожу. С лица и тела демона исчезают раны и кровоподтеки, покровы восстанавливают свою целостность и белизну, волосы шелковистой волной струятся по спине. Он преисполнен благостного упоения и сил. Его тело охватывает нежная легкость. Оно почти воздушно, почти отрывается от пола, почти плывет….
- Ты поистине прекрасен, демон, - шепчет ангел. - Видишь, я все же заставил тебя рычать и стонать.
Звучание этого признания побуждает Себастьяна очнуться от сладостной неги. Поднимается. Взяв за подбородок, смотрит в голубые лучистые глаза, и они уже не кажутся ему такими неприятными. Создание света глубоко пропитано скверной.
«Ты этого желал?» - спрашивает взор демона, поблескивая адскими кострами.
«Да», - беззвучно отвечают обескровленные губы.
От наслаждения своей победой Себастьяна отвлекает резкая боль в руке. Пентаграмма вспыхивает, сообщая волю господина. Развернувшись дворецкий делает несколько шагов прочь, но лучезарный обнимает его крылом и останавливает.
- Уходишь? – в голосе звучит недоумение и недовольство.
Демон отстраняет уже бессильную конечность, но оборачивается.
- Такова воля господина. Он призывает меня.
Конечно, ему до безумия не хочется уходить. Ведь он еще не оборвал эти гадкие крылья, не растерзал плоть и не выпил всю светлую мощь этого существа, но воля того, кого он сейчас так высокопарно величает своим господином, пока важнее его собственных желаний, даже самых страстных.
- Право, жаль, - тяжело вздыхает ангел и скрывает себя завесой белоснежного пуха.
Себастьян быстро направляется к выходу из надоевшей темницы, попутно облачаясь в свой обычный, идеально сидящий и безупречно аккуратный костюм. У самого порога останавливается и мгновенно перемещается обратно к затихшему сиятельному. Разводит сейчас нежные крылья. Ангел поднимает голову и блаженно улыбается.
- Прежде чем уйти, я хочу знать, зачем тебе это нужно?- он придвинулся вплотную, что бы не упустить ни одной затаенной мысли отвечающего, ни одного проблеска чувств и выдающего содрогания тела.
Их близкое горячее дыхание смешивалось, взгляды слегка хмельных глаз упирались друг в друга, их лица почти соприкасались.
- Не льсти себе демон, - небесно улыбнулся ангел, прочитав сокровенные мысли спрашивающего. - Я вобрал твою тьму. Победив ее, я увеличу свои силы. Но ты действительно в этом хорош. Когда-нибудь я снова приду к тебе.
На прощание демон подарил ему сладостный укус, а себе последний глоток затухающей божественной крови.
Нечистый покинул тюрьму.
Со вздохом облегчения создание света оборвало цепи.
Рухнув они металлическим звоном разбудили палача.

Сиель выглянул из кареты, изрешеченной пулями.
- Слишком долго, - недовольно бросил хозяин, выходя навстречу в очередной раз спасшему ему жизнь дворецкому.
- Кто бы говорил, - с вежливой улыбкой ответил демон. - Мне тоже пришлось слишком долго ждать, господин.
Занятый только собой граф даже не заметил поволоки дурмана в поблескивающих прекрасных глазах демона.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Kuroshitsuji/Темный дворецкий | Добавил (а): Anzz (22.11.2011)
Просмотров: 2003

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 8
1 Anzz   (24.11.2011 03:26)
Утверждая, что Абсолют не постижим, его при этом охотно меряют нашими же мерками, оставляя на его неспостижимость не так уж много. Сама грань разделения на проивоборствующие стороны весьма условна и выведена исходя из обыденных филисофский теорий и лично-чувственного отношения ко всему в мире. Мера добра и зла, как оказывается, у каждого своя и завязана всего на всего на физической или моральной боли. Абсолют же существует по иным законам, и где-то там,в недрах своих приемлет обе стороны как целое, так как он - есть все.

2 Thinnad   (23.11.2011 19:54)
Это, конечно, вопрос философский, но мне грустно от того, что это мысль - не 14-летнего человечка, а вполне себе взрослого.
Если Абсолют непостижим, то это не значит, что его нет.
Но не будем о личном.

3 Anzz   (23.11.2011 19:45)
Автор не склонен абсолютизировать понятия Свет и Тьма, они взаимопроникаемы и взимопорождаемы, что собстенно и было описано.Это мы видим их по разные стороны нашего мира, на самом деле они всегда вместе.

+1   Спам
4 Thinnad   (23.11.2011 13:47)
Автор как-то извратил понятия Света и Тьмы.
Даже несмотря на то, что рейтинг вроде бы можно поставить и чуть повыше, но само (нарочное?) извращение понятий заставляет раздраженно поморщиться.
И демон какой-то недемонический, и ангел - не ангельский.
Скорее, похоже на вольные утехи пары нечисти))

Недоумение и раздражение.

5 Thinnad   (24.11.2011 11:21)
И все-таки, мир полярен)
А вообще, я это все уже слышал очень много раз: своеобразная философия, позволяющая пребывать в потенциальной яме, творить "условное добро" и оправдывать "условное зло".
И я даже точно знаю, что у автора найдется толпа поклонников данной философии. Она безумно удобна и искушающа.)

Но комментарий изначально содержал лишь читательскую оценку "не понравилось"))))))

6 Lumino   (24.11.2011 15:22)
Как-то очень странно. Не особо понравилось, даже не могу сказать почему именно.
Склонна согласиться с Thinnad, что Свет и Тьма не совсем привычны. По крайней мере мне точно первый раз такое встречается.

7 Anzz   (24.11.2011 18:57)
Вы абсолютно правы, не стоило и начинать. Скучно затухло.

8 КошкаКэт   (26.04.2012 01:51)
Мне кажется, что именно в этом тексте (не знаю, что уж там с общим мировоззрением автора) ничуть не извращены понятия Свет и Тьма. Речь идёт о вполне определённых персонажах из определённого фэндома, где ангел действительно играет за тёмную сторону, а поступки демона отнюдь не всегда характеризуют его, как зло. На мой дилетантский взгляд, именно эта недосказанность, постоянно цепляющая воображение в «Тёмном дворецком», великолепно раскрывается здесь.
Вдобавок сам язык написания очень понравился.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4391
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн