фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 05:03

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Kuroshitsuji/Темный дворецкий

  Фанфик «Готовим десерт»


Шапка фанфика:


Название: Готовим десерт
Автор: Anzz
Фэндом: Темный дворецкий
Персонажи/пейринг: Себастьян Михаэлис/Бард
Жанр: PWP
Предупреждение: ООС
Тип/вид: слэш
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Статус: закончен
Дислеймеры: не претендую
Размещение: только с согласия автора


Текст фанфика:

Себастьян обходит свои владения. Очередной объект инспекционного посещения – кухня. Повар отчаянно сражается у плиты.
- Как обстоят дела с приготовлением ужина? – интересуется дворецкий.
- Отлично, - бодро отзывается мастер кулинарии. - Почти готов!
Кастрюля сдернута с плиты, крышка открыта для гордой демонстрации. Из булькающих недр вырывается облако черного дыма с характерным запахом горелого.
- То есть, почти как всегда,- вздыхает Михаэлис.
- Э-э-э-э, - растерянно чешет в затылке Бард. - Не извольте беспокоиться, сейчас все будет исправлено! Я успею…
- Не стоит. К нашему общему счастью, господин Сиэль сегодня соизволил нанести визит мисс Элизабет.
- Без вас? – удивился повар.
- Я же сказал, всего лишь визит вежливости мисс Элизабет. И так как это оставляет мне немного свободного времени до его возвращения, я решил потратить его на вас, Бардрой.
От этого заявления мастеру кулинарии стало не по себе.
- В каком смысле?
- Я решил, что должен хотя бы один раз наглядно объяснить вам суть того, чем вы занимаетесь. Ваше военное прошлое дает о себе знать очень ярко…., - дворецкий повел руками по кухне, больше походившей на поле боя.
- Пусть так, но победа в битве все равно будет за мной! – упрямо заявляет Бард, тем не менее, пряча кастрюлю с неудавшимся шедевром за спину.
- Не сомневаюсь. Но в том-то и дело, что вы стремитесь к победе в сражении. В каком состоянии после этого оказывается враг? В лучшем случае он растерзан и изранен, в худшем – уничтожен. Именно такими, к общему несчастью, и выходят ваши блюда. Кулинария – это искусство, но не искусство войны. Это искусство отлично от философии, творимой разумом, от музыки, поэзии и живописи, создаваемыми душой, оно ближе к стихии танца, потому что основывается на чувственной силе тела. Она призвана ублажить капризы именно слабой человеческой плоти. Когда вы сможете позволить телу, а не разуму, вести весь процесс, результаты не заставят себя ждать. Но, видимо, мне придется подтолкнуть трудный путь вашего просвещения в соответствующем направлении. Сегодня мы приготовим десерт вместе. Я полагаю, господин ненадолго задержится в гостях, и получить перед сном сладкое ему будет приятно.
Пока Бард раздумывал, чем ему все это грозит, Себастьян занялся подготовкой рабочего места. Несколько раз было свернуто и уложено на половину свисающим с края стола полотенце, посуда расставлена, продукты разложены.
- Прошу! – произнес дворецкий, подтверждая свое приглашение жестом.
Некоторую недогадливость повара Михаэлису пришлось корректировать самому, поместив его прямо перед смягчающей край тканью. Встав позади него, демон произнес:
- Позвольте, сегодня я буду вашими руками, - не дожидаясь ответа, дворецкий возложил свои ладони на кисти Барда, и у того возникло странное ощущение, что его руки то ли были одеты, как перчатки, то ли просто приросли к белому шелку Себастьяна. При этом сам мастер кулинарии оказался плотно прижат к столу жарким телом демона. - Начнем, - тихо произнес Михаэлис, у самого уха повара, и мысли о приготовлении пищи, как-то невольно стали отодвигаться на второй план……
- Первым делом избавимся от этого, - и дворецкий бесцеремонно выдернул изо рта Барда сигарету, причем сделал это, управляя его собственными руками. - Данное добавление способно убить любой, даже самый сильный вкус, не говоря уже о тонких переливах осязательных ощущений. Само действо, позвольте, начать с очевидного, с силы рук. Уникальный инструмент, подвергаемый при этом исключительно варварскому использованию. Что, как не руки, способно наполнить тело блаженством исполняющихся желаний? Они сами чувствительны настолько, что каждое прикосновение, умелое прикосновение, может раскрасить существование плоти водопадом счастливых брызг. Первым обратим свое внимание на сахар, столь желанный для языка и, кажется, совсем неинтересный главным творцам процесса – рукам. Всего лишь ограниченность взглядов. Маленькие песчинки с острыми кристаллическими гранями…… они способны разбудить спящие чувствительные точки кожи. Возьмем совсем немного, - и демон насыпал на ладонь повара треть чайной ложки. - Мягкое движение и легкое покалывание пробуждают дремлющую возможность ощущать более….., - и тонкий перст дворецкого заставил его палец выводить спиральные круги от центра ладони к ее краям.
От неожиданного и весьма острого ощущения Барда даже передернуло. Приятное покалывание и перемещение отзывалось глубоко внутри руки, действительно наполняя ее желание чувствовать. То же было аккуратно проделано и со второй ладонью.
- Но в сахаре, как, ни в чем другом, необходимо знать точную меру дозволенного, - объявил дворецкий, прекращая пробирающий массаж. - Начни он прилипать в коже, и весь приятный эффект будет перечеркнут. Мы же, идя путем чередования, займемся мукой. Руки налиты силой, значит им можно дать волю. Просеивание! – объявил Себастьян.
Кисти послушно взялись за сито. Туманные клубы медленно расходились в стороны от сыплющейся белоснежности.
- Маленькие потревоженные частички, – продолжал свое повествование дворецкий почти шепотом, тревожа дыханием ухо, шею, часть щеки… это то и дело отвлекало мастера кулинарии от слов, но тогда его внимание привлекали действиями. - Невесомая субстанция, которая создаст прочную основу нашего блюда. Почувствуйте нежность ее полу существования, - и Себастьян погрузил покорные ему пальцы в уже насыпавшийся холмик. - Вот они, нежные, почти невесомые касания. Обещание будущего наслаждения. Но разве не хочется остановиться и на этом? Шелковистость…, но только дразнящая. Ее место в миске. Что бы придать рассыпчатости стойкость, применим яйца. Уже безнадежные зачатки жизни. Их холод и клейкость способны разрушить обретенное тепло, но если вы хотите сделать поле ощущений разнообразнее….
- Нет, - выдавил Бардрой.
- Следующая составляющая - молоко. Только теплое молоко. Единство этих элементов создает нам основу. Оттеним ее имбирем или мускатным орехом. Позвольте своему обонянию сделать это важный выбор. Тонкий аромат повлияет и на вкус, придавая направление его звучанию еще до того, как в него окунется язык.
Судорожное вдыхание той и другой приправы только полностью смешало мысли повара. Его разум действительно пытался отступить, поддаваясь согревающему его спину теплу и настойчивому, но весьма обольстительному, голосу дворецкого. Чувствовать происходящее всем телом – вот к чему призывал его Себастьян. Чувствовать! Чувствовать! Чувствовать! Но это было так странно и непривычно…..
Не дождавшись ответа от растерянно хлопающего глазами мастера кулинарии, Михаэлис продолжил:
- Думаю, в данном случае нам следует предпочесть мускат. Он менее требователен к дополнительным компонентам, его аромат несколько более теплый и задумчивый. Так как в крем я планирую добавить корицу, то эти два тона хорошо дополнят друг друга. Теперь нас ждет одна из самых подвижных стадий, я бы даже сказал, пластичная и танцевальная. Дополняем необходимым и замешиваем тесто. Ложка послужит нам хорошую службу, но только пока масса не приобретет хотя бы относительную однородность, затем в жаркий танец снова вступают руки. Мягкая упругость, почти податливость. Разве она не напоминает нежное тело? Тепло молока и ваших рук позволяют ему оставаться живым. Мы проникаем внутрь, - и Себастьян внедряет в разминаемую полусферу указательные пальцы. - Оно немного сопротивляется, но его тепло такое зовущее, плотный обхват такой многообещающий. Оно уже поглотило и не желает отпускать. При попытке вырваться, оно последует за нами, притягивая и согревая сильнее. Податливое, но упругое. Оно льнет к рукам и шероховато трется о пальцы….
И мысли Барда ускользали куда-то совсем не туда…. Нет, конечно, он думал именно о теплой упругости, обхватившей, но не выпускающей…… о шероховатом движении…. И ему самому становилось тепло… Пальцы демона заставляли его персты исследовать сдобные недра сотворенного теста.
- Муку можно заменить маслом, - ворковал над ухом искуситель. - Всего несколько капель……
Маленькие желтоватые кусочки сливочного лакомства легли на разгоряченные ладони. Несколько движений и руки покрыла влага. Только подушечками пальцев Михаэлис позволил обучаемому разнести жировую смазку по изгибам, складочкам и выпуклостям. Пальцы исследуют кожу, а тело подрагивает от двойного удовольствия взаимного ощущения. Один скользит вдоль боковых поверхностей своих собратьев другой руки, то опускаясь, то взбираясь на их жаждущие его прикосновений вершины. Затем, немного покружив в середине ладони, уже любопытный исследователь, вычерчивая лучики, взлетает по серединным частям, одаривая их острым ощущением одной вибрирующей линии. Подобными дразнящими движениями была доведена до высокого предела чувствительности и вторая рука.
Для того, что бы персты были окутаны скользким покровом наиболее полно, пять тонких подвижных конечностей, собравшись вместе, движутся вверх и вниз, одаривая объятьями каждого из своих сотоварищей по второй руке. Это действо совсем уводит повара от мыслей о кулинарии в иную еще более сладостную область. Так умело и настойчиво пробуждаемое тело начинает откликаться. Кровь быстрее бежит по жилам, порой даже изливаясь на плохо бритых щеках скромным румянцем. Действия дворецкого кажутся странными……. намекающими…. побуждающими……. Но еще более странно, что Бард втягивается в эту игру, и ему совершенно не хочется ее прекращать, хотя возможно это было бы и самым верным…. А с другой стороны, в действительности ничего необычного не происходит…. Они просто вместе готовят десерт…... Пусть даже и плотно прижавшись друг к другу, и это только потому, что Себастьян сейчас делает все его руками, ни на мгновение не выпуская их из шелкового плена… Мысли, чувства и разогреваемая кровь стекают в одну пульсирующую желанием точку. Слишком близкое нахождение стола начинает мешать наливающейся трепетом плоти, и повар немного отодвигается назад, от чего еще крепче прижимается к подтянутому, напряженному телу Михаэлиса, но тот немного отступает, давая пробуждающемуся требуемую свободу.
Хочет ли обучаемый знать, что ожидает его в конце, или он просто плывет по уносящему его дразнящему предвкушению? «Не мыслить, но чувствовать», - советуют все движения демона, и Бард поддается. Слишком блаженно и невинно все это выглядит на первый взгляд.
Руки подготовлены. Тесто выложено на стол.
- Прежде чем начать наш танец, займем соответствующую исходную позицию, - предлагает Себастьян. - Отступить, - и, сжав торс Барда локтями, дворецкий потянул его немного на себя. - И изящный наклон…. Правая нога немного вперед….
Кулинарный боец пытается выполнить требуемое, от чего соприкосновение на сгибе становится более тесным, чего, несомненно, и добивался демон.
- Итак, смелее вперед, - командует искуситель.
Мягкий толчок. Толчок теста. Толчок тела. Руки тянутся, разминая пружинящую поверхность. Тела движутся в ритме работы кистей, отдавая рукам всю силу своей инерции. Руки сходятся и расходятся. Обнимая и обминая. Погружаясь, пробивая ход и закрывая врата, снова продавливая….Когда Бардрой начинает уверенно поддерживать заданный темп, Себастьян уменьшает прикладываемые к торсу повара усилия, но тот продолжает с легким нажимом задевать предусмотрительно разложенное на краю стола полотенце, смутно догадываясь о его предназначении. Такого сопряжения достаточно, что бы робко поднимающая голову, страсть получила разжигающее ее непосредственное трение.
Демон подтягивает желтоватую полусферу почти к самому краю, и сильнее выглядывает из-за головы Барда, от чего его смоляные волосы, проскальзывают по щеке повара, принося с собой какой-то тонкий, но жгучий аромат…. Несколько загадочных пассов руками над изменяемой субстанцией…. Кисти работают так близко и умело, что каждое быстрое движение помогает, стремящейся вверх, плоти преодолеть сопротивление одежды и занять вертикальное положение, но при этом Себастьян всего лишь проверил, достаточно ли приобретенной тестом упругости для завершения этого этапа. Наиболее подходящая для полного восприятия красоты движения позиция только занята, и кухмистер семейства Фантомхайв невольно думает, что так и не успеет воспользоваться ее преимуществом.
- Еще немного, - роняет Себастьян, словно прочитав его сокровенные мысли.
Тесто возвращено на исходное место. Совместный танец продолжен. Теперь его жар и внутренняя напряженная сила были сравнимы с быстрым течением вальса. Движение затягивало, и тело не желало останавливаться, оно видело сладостную цель, оно стремилось к ней. Вперед и вперед! Горячие волны приливают и бьются о самые чувствительные грани плоти, отзываясь все более разгорающейся трепетной жаждой. Но начинающий дурманить танец прекращается.
- Дадим время всем составляющим насытиться друг другом, - заявляет о своем решении Михаэлис. - А пока перейдем к прекрасному наполнению, к тому, что составит основное драгоценное содержание, к крему, - с этими словами дворецкий возвращает тесто в миску, подвигает множество разных емкостей, и начинает смешивать их содержимое, попутно вкрадчиво тревожа ухо повара горячим дыхание. - Блюдо, чей вкус хорош лишь сладостью, можно считать неудавшимся. Подлинное блаженство доставит только то, которое сможет задеть вкушающего всеми тремя волнами наполнения. Задача сахара дать первый мощный тон, но если не придет послевкусие, стремящееся воспринять останется разочарованным пустотой. Добавим корицы. Ее вкус посредственен, но аромат, жаркий и пряный, заставит разум и язык ошибаться. Ликер. Сначала он отдаст свою сладость, потом пощипывающую горечь, и только затем букет своего настоящего вкуса. Три очень гармоничных волны. Разумеется, совсем немного. Наш господин еще слишком юн, что бы искушать его подобным образом. Несколько капель….. Ликер относится к тому роду добавлений, которое хорошо вливается в крем, предназначенный для блюда холодного или остывшего. Подобные ингредиенты следует оценивать, принимая с металлической поверхности ложки…
Тягучая жидкость упала двумя янтарными слезами на перевернутый изгиб столового прибора. Ложка поднесена к губам.
- Попробуйте, - советует дворецкий.
Уста разомкнуты, холодящий металл медленно проплывает по языку, оставляя приятно дразнящий вкус. Сначала в одну сторону. Потом в другую. Плоть томно призывает к продолжению, но Михаэлис занят ублажением иного.
- Совсем другой букет должно иметь то, что будет дополнять блюдо горячее и остывающее. Ноты такого вкуса нельзя полностью раскрыть на поверхности лишенной тепла. Подобный состав следует пробовать с пальца, - ложка зачерпнула составляющее одной из мисочек, а затем приняла в себя тонкую конечность.
И снова главной действующей группой суждено было стать проводникам осязательной стороны мира: персту, губам и языку.
- Если дать трепетному ценителю вкуса сразу окунуться в нежность крема, ощущение получится слишком сильным. Сладость просто затмит все остальное. Нам же нужно прочувствовать и оценить все созвучие переливов.
Палец заскользил по нижней губе, слегка оттягивая ее, затем опустился к внутренней части и пошел в обратную сторону, уже ведя за собой кремовую линию. Язык с жадностью погрузился в оставленную ему усладу.
- Нет, нет, еще рано, - остановил Себастьян порыв Барда убрать руку, - именно сейчас, когда верхний слой растаял, а нижний пропитал кожу, откроются все его сокровенные грани….
Трудно даже было определить, что дразнило и разжигало странную жажду больше: вкус лакомства, почти слившийся с его кожей, но от этого заискрившийся всеми оттенками, или ощущение от игривых влажных ласк перста языком и от обволакивающего смыкания губ.
- Как вы находите созвучие послевкусия? – поинтересовался дворецкий. - Можно ли назвать гамму полной?
Себастьян немного переместился, что бы увидеть глаза собеседника. Бардрой повернул к нему голову, сознавая, как глупо все это выглядит, но прекращать не хотелось. Хотелось чувствовать! Сильнее и сильнее! По всему телу! Жарко и страстно! Глаза Михаэлиса завораживающе поблескивают. Он все слишком хорошо понимает. Кухмистеру семьи Фантомхайв сейчас не скрыть своих даже самых тайных желаний! И скрывать не хочется! Хочется воплощать! Жарко и страстно! Главное сосредоточие чувственности снова начинает бурлить от приливающего желания.
- Я полагаю, это утвердительный ответ, - улыбается Себастьян.
Прежде чем демон скрылся за его спиной, Бард успел подумать, что такого теплого и безумно притягательного лица у строгого дворецкого он, пожалуй, еще никогда не видел. Обычная маска исчезла? Времени на то, что бы осознать последствия этого преображения у кулинара не было, Михаэлис объявил о начале следующего акта.
- Создание пены – процесс долгий, но оправдывающий себя, как никакой другой. Тонкое искушение сахарной пудры всыпим в еще безмятежную прозрачную гладь белка. Ей предстоит переродиться в почти воздушную белоснежность. Несколько капель лимонного сока разобьют однообразие сладости. В готовом блюде пена превратится в хрупкий купол, который треснув под натиском желающего вкусить блаженство, обнаружит под собой подлинную суть уготованного наслаждения. И эта, несомненно, заслуживающая разрушения, преграда должна быть безупречна.
Руки работали венчиком до боли быстро, и сладкая масса уверенно поднималась.
- Желаете попробовать? – через некоторое время поинтересовался Себастьян, опуская ложку в массу, уже ставшую гладкой однородностью. - Хотя пока струйка бежит, говорить о результате рано. Зато добавить успокаивающий душу волшебным ароматом грез ванилин самое время.
Столовый прибой поднесен к губам, но, не смотря на притягательное обещание удовольствия, Бард не спешит откликаться на предложение. Ему хочется иного. Дворецкий понимающе улыбается. Белая дорожка плавно ложиться на всю внутреннюю поверхность пальца левой руки. Язык плывет медленно и чувственно, боясь закончить свой путь слишком рано, не передав всей полноты взаимного соприкосновения.
- Чувствуете, как пляшут мельчайшие пузырьки? Их присутствие слишком очевидно, а значит впереди у нас дальнейшее восхождение к цели.
Руки снова утонули в буйстве работы. От напряжения и быстрых действий дыхание тяжелеет. И повар вдруг понял, что нарочно подтягивает кисти немного вперед, что бы явственнее ощутить тепло прильнувшего к нему тела. То, что происходит над миской, его интересовало все меньше и меньше. Дыхание демона участилось. Стало еще более горячим. Оно обжигает теперь не только кожу, имеющую невыразимое счастье лежать на пути его потока, но и все тело. А потом Барду нестерпимо захотелось прижаться щекой к смоляным прядям, все это время дразнящим его нежным подрагиванием. Он не решался, и борьба с этим желанием завладевала всем его вниманием.
- Последняя проба, - прерывает поток все более хмелеющих мыслей голос Михаэлиса.
Себастьян вырывает из приподнявшейся массы белое почти невесомое облако. Немного вытянувшись оно сохраняет рваную форму краев.
- Мы близки к завершению. Густое. Белое. Воздушное. И оно не должно липнуть, только ласково касаться, что бы почти мгновенно растаять.
Замолчав, демон задумчиво рассматривает почти снежную рыхлость, застывшую на серебристом изгибе, а его напарник по кулинарному мастерству уже нетерпеливо ждет, когда ему достанется очередная порция лакомства.
- Он не искрится, - грустно сообщает Себастьян, - мы не смогли вложить в него достаточно души.
И ложка, так и не поделившись своим содержимым, возвращается в сладкий сугроб.
Бард неожиданно для самого себя недовольно стонет и закусывает так и не получившие нежного касания губы.
- Не стоит сожалеть. Чуть позже у нас будет возможность вдохнуть в него жизнь, но что бы не оставлять ваше понятное стремление неудовлетворенным, предложу вам медовое блаженство. Мед - один из самых коварных и требовательных музыкантов нашего оркестра, он не заиграет подобающим образом, если не создать для него всех условий. Он не откликнется, пока его не спровоцирует мягкая кислота, например, вишни.
Легким движением на красной поверхности ягоды выводится изящное, едва различимое колечко.
- Возможно, этого будет недостаточно, - размышляет вслух дворецкий. - Позволим себе окутать этой тайной цветов небольшую поверхность….., - жаждущие уста, наконец, получают почти небрежный мазок, - и теперь главное дополнение.
Тонкая оболочка вишни прорывается под нажимом пальцев. Алый сок сочится из раны на ублаженные сладостью губы и заставляет их очнуться, что бы сделать новый шаг к познанию. Кислота смешивается с негой меда. Уста захватывают дразнящую ягоду. Ее упругость и гладкость радует язык, но персты пытаются вытянуть ее за ножку обратно. Кухмистер улыбается, принимая игру, но не размыкает припухших врат, позволяя вишенке скользить у самого входа, изливая последние драгоценные капельки.
- Теперь все наши ингредиенты опробованы. Букет собран. Исполнители готовы. Создадим им сцену, - оставляя ягоду Барду, произнес Себастьян.
Внимание обоих мастеров вернулось к тесту. Разделенное на несколько частей, оно было вынуждено принять на себя настойчивость раскатывающей поверхности. Новый танец под скрип стола. Сила нажима вытягивает тесто в ровное поле. Деревянный валик, прокатываясь от края до края, вынуждает тела наклоняться и прогибаться. Желанное трение возобновляется. Упруго наливается плоть. Вожделение разносится по всему существу. Дворецкий прекрасно знает, что делает. Этот танец, этот ритм, нажим, и ласкающее кожу дыхание, все сплетено так, что бы неминуемо довести дело до логического конца, при этом не нарушив покрова видимой невинности всего происходящего. Хочется только одного – бесконечного, упоительного движения. Руки отданы во власть демона, тело во власть страсти, а разуму остается вкушать плоды исполняющихся желаний. Напряжение возводит плоть на грань чувствительности. Еще несколько касаний и удовольствие накроет его своей жаркой волной…
- Тесто готово принять форму, - неожиданно заявляет дворецкий.
Это было так несвоевременно! Так расчетливо жестоко! Какая хитрая издевка! И как бы мучительно не хотелось повару возразить, потребовать продолжения, открыто заявить о своем желании, он не может этого сделать. Пусть истина и известна им обоим, но она не имеет права быть озвученной. Бард прикусывает губу, что бы подавить раздраженный стон.
Форма острыми краями режет сдобные листы на кружочки. Оставшееся раскатывается, что бы опять оказаться под острой кромкой. Эта непродолжительность вожделенного движения безмерно раздражает. Она дразнит. Она не дает желанию плоти потухнуть, но и не удовлетворяет его. Бард почти злиться, покусывает уста, они жаждут поцелуев, но это было бы уже слишком. Хочется вырваться из этого дурманящего плена рук. Отбросить все сомнения и условности, и …. Сделать это! Да! Именно сделать! Жарко и самозабвенно! Но Бард хорошо знает непреклонную строгость характера дворецкого семьи Фантомхайв, только это останавливает его от броска в безумство. Он вынужден терпеть.
- И, наконец, придадим нашему творению подобающий облик, - протяжно произносит Себастьян.
Руки неожиданно перемещаются почти вплотную к телу. Из желтоватого кружочка персты ловко создают подобие корзинки цветка. Запястья повара почти сомкнуты, движение пальцев колеблет их и заставляет касаться именно того, что так жаждет этих ласк. Чувства разгораются с новой силой. Теперь все иначе. Все ощущения более яркие, сладостные, проникновенные, словно преграда одежды исчезла, и кожа истязает обнаженность. Совсем несильные движения задевают именно самые горячие точки, заставляя прокатываться по телу томные волны сладострастия. Точность, казалось бы случайны касаний, удивительна, и взрыв блаженства не заставит себя долго ждать……
- Вот и все, - певуче произносит Михаэлис.
«Все!» - вспыхивает в голове кухмистера, и это «все» проносится по его существу упоительной волной экстаза. И тело содрогается, изливая из себя весь огонь страсти, напряжения и желания. Все без остатка. До полного опустошения. Изо всех сил Бард сдерживает стон удовольствия. Он слишком неуместен. Хрупкая иллюзия не должна быть разрушена. Таково негласное условие игры. На время все кулинарные изощрения дворецкого, продолжающиеся твориться его руками, теряют для повара всякое значение. Ему хочется только до конца испить затухание страсти. Полно и неторопливо.
- Пришло время наполнить наше творение сладостным содержание, - продолжает вкрадчиво вещать Себастьян. - Каждый цветок получит свой особый вкус. Надеюсь, это разнообразие удовлетворит нашего требовательного господина. Если он будет доволен, я обещаю отдать все заслуженные похвалы вам.
Руки завершают работу над десертом. А Барду почему-то захотелось горячих объятий. Именно его объятий, такого вежливого, выдержано, но не преступного дворецкого. Неужели все это действительно произошло? Неужели так и было задумано с самого начала? Чего мог добиваться этим Михаэлис? Стоит ли верить цели, которую он сам озвучил? Ненужные, неуместные, а главное неприятные вопросы. Хотелось тепла, где-то даже нежности, подтверждения, что это не бред и не сон…. Вот только зачем? Пусть лучше это будет бред или сон. Так в нем останется больше сладости удовольствия и меньше горечи сожалений.
Белые перчатки соскальзывают с его рук.
- На этом завершим, - почти шепчет ему на ухо Себастьян, он отстраняется и теперь Бард может повернуться и прямо посмотреть в его глаза, задать уже мучающий его вопрос, но задать лишь взглядом. На устах демона загадочная улыбка. Смятение кухмистера ему понятно, но никаких ответов.
У повара возникает совсем уж дикое желание сгрести дворецкого в охапку, вжать в стену и….! Блеск глаз выдает эту новую вспышку вожделения. Пытаясь совладать с собой, Бардрой заставляет пальцы до боли впиваться в ладони. Демон все видит, но ждет результата тяжелейшей борьбы. Что позволит он Барду, если тот проиграет эту битву? Хочет ли он, что бы желание возобладало над разумом? Страсть разгорается с новой силой. Безумная, обжигающая, всеохватывающая!
От катастрофического обрушения в бездну повара спасает звук колокольчика. Михаэлис мгновенно надевает свою обычную маску.
- Полагаю, это вернулся господин Сиэль, - произносит он, одаривая кухмистера лукавым взглядом. - Перемещение нашего совместного творения в печь я оставляю вам, но я вернусь, что бы проследить за течением этой завершающей стадии, как только господин соизволит отпустить меня.
Изящно повернувшись на каблуках, дворецкий покинул кулинарную мастерскую.
- Дьявольски хорош, - с жаром выдохнул Бард и судорожно потянулся за сигаретой.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Kuroshitsuji/Темный дворецкий | Добавил (а): Anzz (09.12.2011)
Просмотров: 2215

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 4
1 Lumino   (09.12.2011 22:50)
Написано хорошо, прекрасным стилем, только вот очень затянуто. Да, я понимаю, как готовятся кулинарные шедевры, но вот все равно - еле дотянула до конца. И еще, мне кажется, что по рейтингу это скорее R чем NC-17.
Благодарю за доставленное удовольствие.

2 bianco_nero   (13.12.2011 18:32)
Уважаемый автор, спасибо.
Несмотря на заявленный в шапке фика PWP, у вас получилась, ну очень эротическая кулинария. По поводу затянутости, так в ней вся изюминка. Затянутость - самое оно то, что нужно в этом деле, на мой вкус, конечно.

3 Lumino   (13.12.2011 21:12)
Да, я соглашусь, но я сторонник экшена, скорее) Я люблю быструю смену действий, однако этот мне понравился.
Хотя, повторюсь, под конец еле выдержала)

4 КошкаКэт   (26.04.2012 01:43)
Хм, а кулинарные шедевры так и готовятся – медленно и вдумчиво. Но чтобы ещё к тому же и эротично… Ах! Кажется, теперь я знаю, как заставить себя с удовольствием печь пироги.))
Автор, спасибо огромное за то, что выложили такой чудесный полёт фантазии.

Немного критики. Не злобной. Просто это те места, где спотыкалась в процессе чтения.

«полу существования» - слитно.
«Ее место в миске. Что бы придать рассыпчатости стойкость, применим яйца». «Чтобы» - здесь тоже слитно.
«Ложка послужит нам хорошую службу». Не «послужит», а «сослужит».
«Для того, что бы персты были окутаны…» Опять «чтобы» слитно надо.
«…и повар немного отодвигается назад, от чего еще крепче прижимается…» «отчего» - слитно.
«Кулинарный боец пытается выполнить требуемое, от чего соприкосновение…» Опять «отчего» надо слитно.
«Такого сопряжения достаточно, что бы…» «Чтобы» - слитно.
«…и сильнее выглядывает из-за головы Барда, от чего его смоляные волосы…» «отчего» - опять надо слитно.
«Тесто возвращено на исходное место. Совместный танец продолжен. Теперь его жар и внутренняя напряженная сила были сравнимы с быстрым течением вальса. Движение затягивало, и…» Перескок времени. Сначала – настоящее, потом всё в прошлом времени, далее опять будет в настоящем.
«…тревожа ухо повара горячим дыхание» «дыханиеМ» - опечатка.
«Наш господин еще слишком юн, что бы…» Опять «чтобы» должно быть слитно.
«Бард почти злиться, покусывает уста...» Что делает? – злится. Без мягкого знака.

И так далее, в основном эти самые «что бы» и «от чего», которые почему-то написаны раздельно везде-везде, даже там, где нужно слитно. И в паре мест ещё перескоки времени, коих можно было бы избежать, не затронув стиля. Ещё раз подчеркну, что не стремлюсь обидеть, а мечтаю о совершенстве.))

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн