фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 15:23

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Naruto

  Фанфик «Время ненавидеть. | Глава 12. Проверь.»


Шапка фанфика:


Название: Время ненавидеть.
Авторы: Иришка-Шалунишка & Alisia.
Пейринги: Сакура/Учиха, Тентен/Неджи, Карин/Суйгецу, Пейн/Конан.
Жанр: юмор, романтика, мистика, AU.
Предупреждения: хентай, ОС, ООС, тема войны (со всеми вытекающими)
Рейтинг: NC-17.
Размер: макси.
Содержание: Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасностей и игры. Именно поэтому ему нужна женщина – как самая опасная игрушка ©.
Статус: в процессе.
Дисклеймеры: персонажи – Масаши Кишимото, сюжет – наш.
Размещение: Без разрешения – запрещено!


Текст фанфика:

Нам приходится вас обманывать, чтобы сохранить ваше доверие ©.

— Я же уже тебе говорила! Твои лекари помочь мне ничем не могут! — проговорила жестко Конан, намекая на ее скорейший уезд из Истиндора.
— Помолчи. Ты даже не даешь шанса, — спокойно ответил Пейн, однако за его невозмутимостью чувствовалась злость.
— Не даю?! Я просидела здесь уже столько времени и все без толку! — она устало вдруг опустилась за стол, оперевшись лбом о ладонь. — Пейн, это бесполезно, я только потеряю время на войне.
— Твой драгоценный Мирагон никто не тронет, Конан. Этот замок находится ближе всего к вашей границе, поэтому тебе нет нужды волноваться. Будь умницей, — подойдя к женщине, он поцеловал ее губы и лоб, а затем пошел к дверям, но резко остановился — в проеме стоял не кто иной, как Итачи...
Конан замерла. Нет, не испугалась. Появилось немного напряжения. Взгляд холоден и спокоен. Она, впрочем, как и Пейн, не ожидали встретить здесь короля Истиндора.
— Пейн, мне нужно поговорить с твоей гостьей, — начал Итачи, намекая на то, что третий лишний.
— Как скажете, — Пейн, не колеблясь, покинул свои же покои — он ни на миг не сомневался в том, что Итачи не интересует ничего, кроме военных дел. К тому же, это было на руку — нужно было решить, что делать. Конан с каждым днем становится все настойчивее...
— Что ж, — дождавшись, когда дверь закроется, начал Итачи, — рад приветствовать вас в своем замке. Жаль, за такой долгий срок не было возможности нам встретиться и познакомиться. Все это время я знал о вас лишь понаслышке.
Конан молча смерила короля Истиндора взглядом. И затем в знак приветствия чуть склонила голову.
— О чем вы хотите поговорить? — спокойно спросила она, закинув ногу на ногу.
— О намерениях Мирагона, — открыто ответил Итачи.
— Что именно вы хотите узнать? — взгляд ее мягких глаз действительно мог пленить кого угодно. Но Конан не делала этого ради соблазнения.
— Во-первых, как долго вы еще будете здесь. Во-вторых, каковы ваши отношения с другими странами. И в-третьих, — Итачи сел в кресло рядом с Конан, — чего вы добиваетесь?
— Не нужно задавать мне вопросы, на которые вы прекрасно знаете все ответы. Наша страна никогда не была зачинщиком конфликтов и постоянно искала мирные пути решения проблем. На данный момент Мы не знаем ничего о стране Тессере. Белиад прекратил по неизвестным нам причинам на нас нападение. И с Дизаэроном подписан мирный договор. Ваше решение за вами, какие отношения будут между нашими странами.
— За мной? По-моему и так ясно, что решение за Пейном. Он — моя правая рука и если между вами заключить брак, это будет равносильно объединению страны, — Итачи как-то печально посмотрел в окно, о чем-то задумавшись.
— От чего же вы так печальны? Если это то, чего бы хотите? — спросила ледяная королева, так же посмотрев в окно.
— Милая, ты совершенно не знаешь моих желаний. И мой тебе совет как королеве, — Итачи встал с кресла, — не приближайся к нашей стране, если не хочешь попасть под удар, — в почтительном низком поклоне проговорил лидер прежде, чем уйти.
Конан проводила его задумчивым взглядом. Совсем ведь немногое было сказано. Но многое уже из этого было ясным. Когда король покинул комнату, ледяная королева так и осталась смотреть в окно.
— Пейн, — Итачи выяснил у прислуг, где его генерал и с легкостью нашел того в библиотеке, — я так понимаю, ты хочешь покинуть эту страну? — мужчина лениво посмотрел на корочки книг, стоявших в ряд на уровне его лица.
— Кто вам сказал такую глупость? — монотонно отозвался рыжий генерал, закрывая очередной фолиант и ставя его на место, а затем беря новый.
— Ты же знаешь, в каком положении эта страна, прекрасно знаешь, — Итачи был спокоен, но ему уже начинал не нравиться тот ход мыслей, что витал у Пейна в голове.
— Знаю.
— А Конан?
— Не стоит беспокоиться.
— Ее страна?
— Чего ты боишься? — в открытую задал, наконец, вопрос Пейн, впервые оторвавшись от книг и посмотрев Итачи в глаза.
— Меня больше волнует то, чего не боишься ты, — Итачи медленно перевел взгляд вниз, на полку, где стояли тома о войнах в Истиндоре.
— Люди живут в этом мире, постигая боль и радуясь тому, что называют минутами счастья. Разве свет не кажется ярче в темноте? — спросил Пейн, ставя на место последнюю книгу и уходя прочь из библиотеки.
«Мне жаль Конан, очень жаль, что она связалась с тобой».
Король Истиндора покинул библиотеку. И так же внезапно на плечи рыжего генерала опустились женские руки.
— Рано или поздно тебе придется решить, что выбрать.
— Что ты имеешь ввиду? — спросил Пейн, подняв руку и положив ладонь на щеку женщины.
— Какую страну ты выберешь... Ты можешь защищать обе... Но быть ты должен рядом с одной, — спокойно проговорила она, поцеловав генерала в висок.
— Мне казалось, мы уже все решили, — Пейн мягко отстранил от себя руки Конан и повернулся к ней лицом. — Что тебе сказал Итачи?
— Ничего особенного, то, что и должен был сказать король. Так что решил Ты?
— Не хмурься, тебе это не идет.
— Где же я хмурилась? — cпросила мягко обольстительница.
Пейн улыбнулся и наклонился к ней, чтобы поцеловать. Разговор был окончен — без выяснения причин и решений. Бесполезный диалог, который ни к чему не привел. Ну... кроме разве что еще одной ночи в постели. И каждый раз, как Конан пыталась вернуться к теме и прервать это намеренное безумие, генерал прекращал все ее попытки, перехватывая руки, покусывая ее губы, беря в сладкий плен ее тело.
Сидя на Пейне после очередного порыва страсти, женщина ласково перебирала его волосы.
— Может быть... — шепнула она, — я заставлю тебя выбрать меня и мою страну, — она поцеловала его в лоб.
— Конан, ты еще полна энергии? Прекращай эту тему или все придет к тому, что ты не то, что сидеть, ходить не сможешь.
— Обещаешь? — она искушающее облизнула губы.
— Я говорил тебе, — прошелестел темным бархатом его голос, — какая ты ненасытная? — Пейн целовал ее руки, ее плечи и грудь. Он ласкал ее нежно и, в то же время, чувствовалась его тяжелая мужская рука. Разве можно было не подчиниться ему?

***

Мирное потрескивание огня... Оно успокаивало и давало слепую, но красочную надежду... Кто бы мог подумать, что закрыть глаза и просто помечать так прекрасно. Камин разожгли почти сразу после того, как та непонятная парочка удалилась, оставив зверя в покое. Вот только заснуть уже после них было сложно...
«Интересно, что он сейчас делает...» Грифон грустно выдохнул. — «Я надеюсь, что ему хватило ума не искать меня...»
Сакура взглянула в окно. Ночное небо начало светлеть, а затем первые лучи солнца пробрались в комнату, словно они спешили залить все золотом и разогнать тьму.
— Уже проснулась? — дверь скрипнула только сейчас, когда король, готовый к новому дню, прошел в залу. — Замечательно. Идешь со мной, мягкосердечная ты моя, — усмехнулся он.
Казалось бы, что это ее фырканье стало уже привычкой для короля, но почему-то всегда казалось, будто в ее своеобразном выражении эмоций был сарказм, неодобрение или наоборот поддержка.
«Интересно, как она отреагирует на это?» — Саске отдал приказ тому самому слуге, спасенному химерой, в наказание за ночь изготовить грифону точно такие же доспехи, которые уже есть, но из более легкого металла и не менее прочного. А теперь королю было любопытно, понравится ли это химере?
Грифон приподнялся, и, лениво зевнув, потянулся. Но даже по его забавно поднятым ушкам не трудно было догадаться — он очень удивлен был увидеть того самого парнишку, который вчера, не сводя глаз от удивления, покинул тронный зал. И даже поклонился тогда химере. Он закончил с доспехами и как только внес последние детали, откланялся, посмотрев исподлобья на химеру.
«Опять железки...»
— Эти тебе должны больше понравиться, — самодовольно заметил король, надевая их на зверя. — Посмотрим, насколько сильнее.
Грифон весь сгруппировался, сделав сильный упор на лапы. Вчера было прекрасно ясно: таскать такие железки — это тебе не плюшки лопать. Вдруг его ушки вновь удивленно поднялись. Уже почти весь он был покрыт доспехами, остался только хвост и правая задняя лапа, но тяжело, как вчера вовсе не было.
— Ну что? — можешь порезвиться, пока седло не принесли.
В ответ на это грифон в своей ласковой манере толкнул клювом теперь уже Саске в лоб. Затем вновь фыркнул и обдал теплым воздухом и только затем начал себя оглядывать.
«Вот и замечательно. Когда зверь в хорошем настроении, то и хозяину повезет».
Грифон посмотрел себе под лапы, а затем замер, поскольку тронный зал огласил рев его желудка.
«Почему я такая обжора, что в облике грифона, что в облике человека... Проклятый обмен веществ. Хорошо хоть не толстею...»
— Думаю, перед полетом вредно есть, — заметил король. — Давай, быстрее начнем — быстрее закончим, — сказал он, подходя к зверю.
Неодобрительно фыркнув, грифон сам направился вон из залы, как у себя дома.
«Не рекомендуется, не рекомендуется...» — передразнивала короля девушка. — «Бить всех подряд не рекомендуется».
Когда парень оказался в седле и осознал, что он вот-вот оторвется от земли, его охватило сильное и приятное чувство предвкушения. Настолько сильное, что война, страна — все вылетело из его головы. Но вот незадача, слова дочери Какаши снова застряли в его мыслях, опуская парня с небес на землю.
— Взлетай, — каким-то грустным голосом сказал Саске, даже не натягивая поводья.
Грифон только повел одним ушком в сторону короля и, расправив мощные крылья, легко поднялся ввысь. Вот она, первозданная и чистая красота стихии воздуха.
Ветер бил в лицо, мешая дышать, глаза с непривычки слезились, поэтому король прижался к шее грифона так, словно был раненным наездником, но не спешил выпрямляться в седле. Железо доспеха холодило его щеку, а свист от потоков воздуха заглушал все остальное. Саске даже не нужно было никуда смотреть. Он закрыл свои глаза и тут же перед ним словно обрушились все стены, раскрошились все запреты, слетели все щиты. Он чувствовал себя свободной птицей и, что самое главное, он не чувствовал одиночества, потому что рядом с ним был грифон. Одно мгновение в воздухе — и король Белиада уже больше никогда не мог даже представить себя без полета вместе с химерой. Ему это было необходимо как воздух.
Чувствуя, что его тело расслабилось слишком сильно, чуть ли не засыпая, Саске все же открыл глаза и выпрямился в седле, твердой рукой направив грифона на запад — чтобы утреннее солнце, светившее с востока, не слепило. Осматривая близлежащие окрестности и дальние горы, служившие границей с Мирагоном, Саске вновь погрузился в раздумья о том, чего он еще не успел сделать для своей страны, и что еще не доделал. Однако, он не мог не заметить, что сейчас он начал мыслить несколько иначе. Если раньше, видя проблему в человеке, он просто решал ее, избавляясь от данного субъекта, то теперь он начал мыслить более широко, понимая, что проблема находится не в этом человеке, а в каждых людях, которые взаимодействовали с его жизнью.
Внезапно грифон резко взмахнул крыльями так, что Саске задел его слегка ногой, двинув ей от неожиданности.
— Ты в порядке? Не устала?
Грифон лишь неодобрительно фыркнул и искоса глянул на седока, который добавил ему хлопот.
«Ты упрямая, если устанешь, сама спустишься», — усмехнувшись, подумал Саске и снова посмотрел вниз. Сейчас они пролетали над окраиной большой деревни, где тройка детей играла между собой с волчками. В небольшом котелке крутились три игрушки, выпихивая друг друга со своей территории. Учихе это напомнило его детство, когда, он уставший, голодный и без монетки в кармане пришел в одну из полуразрушенных деревушек. В тот день местные дети тоже играли в эту игру.
— Почему эти дети не могут иметь права на защиту так же, как и Мирагон или же Дизаэрон? Почему ты так яростно желаешь защищать только народ своей страны?
«Если бы я могла тебе сказать это...» — грифон грустно заурчал и с опущенной головой начал спускаться.
Когда они спустились на землю у задней части замка, где велся уход за ездовыми животными, химера заметила военные приготовления. Множество людей бегало туда-сюда и собирало мечи, готовило оружие ближнего и дальнего боя, щиты и прочее. В глазах грифона все было иначе. Он видел вовсе не совершенно приготовленное оружие. Он видел орудия убийств. Каждый клинок был словно вымазан в крови. Королю ничего не стоило заметить, за чем следило животное и как быстро сменилось его настроение. Грифон словно взбунтовался: резко дернулся и утробно зарычал.
— Прекращай пугать моих людей. Хочешь рычать? Рычи на меня, когда никого нет. В замок, — отдал сухой приказ Саске, направляя химеру внутрь. Он явно разозлился на реакцию грифона.
Грифон издал угрожающий рык. И медленно повернул голову, так что один глаз смотрел на короля.
Саске, почувствовав бунтарский настрой животного, только прищурился. Его губы превратились в тонкую полоску, давая понять, что король непреклонен. Из-под его полуопущенных век сверкали красные глаза, словно налитые кровью, и они были не менее опасны. Чем-то оружие, которое готовили солдаты.
— Живо, — по слогам протянул он железным тоном, дернув повод в сторону прохода.
Грифон лишь резко поставил лапу и выпрямился, показывая, что он не собирается выполнять приказ.
— Возможно, мне стоит вернуть те старые доспехи? Может быть, я избаловал тебя широким рационом и его стоит укоротить до нуля? Здесь я хозяин и здесь мои правила. Не подчинишься — умрешь. Так живут все на этой земле. Хочешь испытать судьбу? — грифон почувствовал, как доспех начал покалывать его тело — словно тысячи маленьких разрядов молний пробегались по его телу, заставляя его шерсть и перья вставать дыбом, а кожу — чувствовать боль.
«Ты, живая здесь — защита Мирагона», — грифон колебался с мгновение. Но затем, посмотрев на людей, химера вздохнула и направилась туда, куда было велено.
— Хорошая девочка, — похвалил химеру Саске, потрепав по шее, но тут же нахмурился. Ему не нравилось то, насколько был умен его питомец. Слишком умен.
Грифон демонстративно лишь отвернул голову в противоположную сторону его ладони. Внутри химеры все еще девушка боролась с тем, что ей придется драться завтра. Но она твердо решила. Она не начнет проливать кровь первой. Ее задача просто защищаться.
— Войско пусть будет наготове, — сказал Саске, когда остался наедине с Хатаке и Карин, — отложим все на месяц.
— На месяц?!
— Мне нужен послушный грифон. Поэтому нужен еще один месяц, — ответил Саске, жестом отправляя своих людей выполнять приказ...

***

«Просто защищаться, в случае чего. Но у меня ведь есть право неприкосновенности как у посла... Черт, чего так уставились...»
Тентен обуревали далеко неприятные мысли, поскольку восседая на коне, который шел по главной дороге, ведущей во дворец, она привлекала слишком много внимания. Женщина? На коне?! Чужестранка?!
— Не обращай внимания. На тебе одежда Мирагона. Умные поймут, а глупые — Бог с ними.
Тентен, чуть пришпорив коня, заставила его поравняться с Неджи.
— Я так полагаю, с такой реакцией мне даже в королевской резиденции придется мириться?
— Думаю, что да, — Неджи нахмурился. — «Боюсь, придется мириться не только со взглядами и перешептываниями за спиной».
Далее конь Тентен чуть поубавил скорость. Неджи мог лишь краем глаза видеть, как девушка грустнела. В действительности она внимательно наблюдала за здешним бытом. Женщин мало во что ставили. Да действительно, женщина, которая была замужем, была достойна хоть некоторого подобия уважения. Но не больше.
«Мужчины опустились на столько, что...»
Она не продолжила мысль. Не хотелось, да и всякое желание думать об обычаях этой страны полностью улетучилось, когда она увидела крепость — замок короля Дизаэрона.
— С королем буду говорить я, — предупредил ее генерал. — Тебе следует сначала обратиться ко мне, если будут какие-то разногласия.
— Хорошо, — спокойно ответила девушка. — «Почему... Почему они такие? Гордые, надменные, чванливые? Неужели они не понимают, что страдают люди... Люди, которые вовсе не повинны в том, что кто-то не поступился своим мнением, дабы спасти этот мир?! Почему...»
— Не ешь красные ягоды с белыми полосками, — сказал вдруг Неджи. Он подумал, что это не помешает — мало ли кто как отнесется к послу Мирагона, и какие сюрпризы будут ждать впереди. Еще и на фоне истории с послами...
Тентен удивленно посмотрела на генерала, но вновь говорить ничего не стала. Когда перед ними открыли врата замка, девушка отметила, как все смотрят на Неджи. Во взглядах солдат читалось почтение, уважение и даже некая доля фанатизма.
«Пф...»
— От того, что ты всех разглядываешь, реакция только хуже, — полушепотом сообщил Неджи, направляя коня вправо. — Сюда.
— Мне, по-твоему, вести себя точно так же и семенить за тобой, как рабыне? — злобно прошипела девушка.
— Не заводись.
— О, поверь мне, я еще не заводилась... — маниакально улыбнувшись, Тентен отклонилась и выпрямилась в седле.
— Да уж, верю. Кстати, не хочешь посмотреть оружие?
— Что еще за оружие?
— Наше. Я заметил, что у тебя оно самое разное. Интересуешься?
— Есть немного, — нехотя ответила девушка — меньше всего ей хотелось переходить на личности.
— Тогда я проведу тебя. Конечно же, только под моим чутким контролем.
— Ой, какие мы, — промурлыкала с сарказмом себе под нос девушка, слезая с коня.
— Я проведу тебя в твои апартаменты и ненадолго оставлю одну. Надеюсь, ты не натворишь ненужных проблем? — спросил Неджи, так же слезая с коня.
Тентен поражала генерала все больше и больше. Кто бы мог подумать, что девушка настолько измениться, поняв, куда она направляется и кем стала пусть и на время. Никаких пререканий, угроз и баснословий — только покорность пусть и не совсем непоколебимая.
«Она что-то задумала?» — генералу казалось странным такая быстрая перемена.
Удивительным было и то, что во время прохода по замку девушка и тут умудрилась удивить Неджи молчанием. Она просто спокойно шла за ним и разглядывала апартаменты короля. Изредка зевала и потягивалась.
— Что ж... Оставляю тебя наедине с прислугой, — Неджи остановился сразу же за поворотом и открыл дверь в комнату. — Здесь твоя обитель на ближайшие дни.
«Надеюсь, что действительно лишь ближайшие Пару дней», — отчетливо проговорила девушка у себя в мыслях, заходя в комнату и сама с радостью закрывая двери, не говоря ни слова.
Прислуга, которая уже поджидала ее в комнате, вместо того, чтобы представиться и осведомиться, не нужно ли чего, молча стояла и враждебно смотрела на девушку. Она была чужестранкой, тем более, где это видано, чтобы женщине прислуживали...
Тентен стояла и смотрела на женщин с очень странной физиономией. Одна бровь приподнята в легком изумлении. Губы сведены чуть вбок, показывая некое безразличие.
«А я их еще защищала. Все ясно, раз им нравится такой быт — да ради бога...»
— Если вас что-то не устраивает, милости прошу, — посол в наигранном реверансе указала на двери.
Служанки изумленно переглянулись, не зная, как на это реагировать, но потом, самая старшая из всех все же ответила.
— Мы не можем просто так взять и уйти. Нам приказано прислуживать вам и точка.
— Я не нуждаюсь в ваших услугах, так и скажите тому, кто вам это приказал, что это была моя воля, — Тентен слегка хлопнула в ладоши.
— Вы нам не приказ, — возразила одна из служанок, уперев руки в бока. — Мы не собираемся рисковать из-за какой-то чужачки.
— Я сейчас Неджи позову, — скептично смерив взглядом особу, ответила гостья.
— Зовите, — пожала безразлично плечами женщина. — Он все равно не придет.
Девушка только выдохнула, закатив глаза.
«Может они и тащятся от того, что всем заправляет мужчина?!»
Тентен, хмыкнув, покинула покои на удивление служанок, в поисках того самого генерала.
— Пусть катится на все четыре стороны. Ни один нормальный мужчина не будет защищать женщину, — рассмеялась ей вслед одна из служанок, но другие немного насторожились — им вовсе не хотелось огребать из-за всего этого.
Прошло немало времени с тех пор, как девушка прошаталась по замку в поисках Неджи. Естественно, она не совалась в подозрительно темные коридоры. Больше всего ее бесили взгляды стражников. Она хотела спросить их, как найти их генерала, но как представила реакцию и что-то вроде возгласов: «Да как ты смеешь», — то не стала.
— Эй, девка, ты что здесь делаешь? — внезапно на плечо Тентен легла тяжелая рука.
— Не девка, а девушка, это раз, — спокойно ответила Тентен, поворачиваясь, — а во вторых я — посол от Мирагона. Так что руки прочь.
Охранник, даже опешивший от такой наглости, сильнее ее сжал.
— Женщина должна знать свое место.
Понимая, что сейчас воздействовать на охранника словами — это пустая трата времени Тентен с разворота ударила его ребром ладони по шее так, что охранник справедливости в замке повалился наземь.
— Что здесь происходит? — Неджи все же весьма вовремя нашел девушку и совсем не был доволен увиденным, впрочем, и удивленным он тоже не казался. — Мало того, что ты ушла из своей комнаты, так теперь еще и стражу вырубаешь?
— Я не виновата, в его грубости, к тому же я искала тебя, — спокойно ответила девушка, глядя на стражника.
— И зачем?
— Видишь ли, я не нуждаюсь в прислуге, а те, кто в моей комнате на данный момент не жалеют уходить. Поэтому я просто прошу, выпроводить их, мне их помощь и услуги не нужны, — Тентен говорила спокойно и вежливо, но что-то было в этом подозрительно.
— Хорошо, я выпровожу их. Но постарайся в следующий раз не покидать свою комнату.
— Без проблем, но как быть тогда с новостями о переговорах?
Неджи так странно на нее посмотрел, словно она сморозила глупость. Для дизаэронца женщина-посол представляла собой не большую ценность, чем просто талисман чужой страны, призванный напоминать своим присутствием о мирных намерениях. И уж тем более, Неджи не собирался допускать женщину к разбирательству о том, что же было на самом деле.
— Чего ты на меня так уставился? Кстати я голодная, — сказала она так, между прочим.
«Варварская страна», — буркнул про себя Неджи, гадая, как вообще мужчины выживают с такими женщинами.
— Хватит уже бубнить, будь ты голоден у нас, тебя бы сразу покормили, — буркнула девушка.
— Хорошо, хорошо, только не ворчи, — вскинул руки генерал, словно сдаваясь.
«А дрессировка то неплохая получатся...» — Тентен как-то странно нахально улыбнулась.
— Эй, ты, проводи ее в кухню и распорядись, чтобы ее накормили, а потом проводи в ее комнату, рядом с библиотекой, ясно? — Неджи решил уйти от греха подальше, пока есть такая возможность и свалил заботу о после на рядового солдата.
«Расфуфыренный лентяй...» — подумала девушка и последовала за солдатом, который точно так же недовольно на нее смотрел. — «Такое ощущение, будто бы я мир нарушила и покой».
— Не отставай, а то заблудишься, — со смешком в голосе сказал солдат, насмешливо кивнув своему знакомому, мимо которого они прошли.
«Что они о себе возомнили?» — спокойно спросила сама себя девушка. — «Тоже мне, прием».
Двери в зал королей открылись, и взору предводителя Дизаэрона предстал его наследник. Пусть и не кровный. Генерал спокойным, но ровным шагом приближался к столу, за которым его величество обедал.
— Неджи, какие вести?
— Я привез с собой посла Мирагона, — генерал замялся, прежде чем сообщить, что это девушка. — В общем, они, так же как и мы, желают выяснить, что произошло тогда с послами.
Шодай, предводитель страны, задумался. Он смотрел в бокал с вином и о чем-то думал. А затем, отложив данный вопрос о том инциденте, он предложил Неджи пообедать с ним.
— Я надеюсь, ты уже позаботился об представителе Мирагона?
— Представительнице, — подправил правителя Неджи. — Это женщина. И очень своенравная женщина.
Шодай даже поперхнулся.
— Они доверили военное дело женщине? — Шодай уставился на приемника так, будто тот спорол глупости или пошутил неудачно.
— Да. Привыкайте, это их нравы. И еще, я распорядился, чтобы она постоянно была у себя в комнате, поэтому проблем возникнуть не должно.
— Вообще-то должен признать, что так поступать не стоило... Как никак она — посол... — задумчиво проговорил Шодай. — Я думаю, неплохо бы организовать небольшой ужин в честь ее прибытия, как бы смешно это не звучало.
— Да, конечно же. Как бы то ни было, в первую очередь она — лицо Мирагона, а уже потом женщина. Я все сделаю. Думаю, часа через три все будет готово, — и Неджи слегка поклонился.
«Кто бы мог подумать... Мужики все одинаковые... У меня глаза вообще-то не на груди... Идиоты».
Еще одна злобно перевернутая страница. Девушка уже битый час сидела в библиотеке в абсолютной тишине и читала, какие попадутся, книги — в основном про историю. Она твердо решила, что как бы там ни было, слушаться Неджи — не есть хорошая идея: кто его знает, наплетет чего ненужного государю.
Тишину книжной обители нарушило сердитое постукивание пальцем о косяк. Неджи стоял в проходе, смотря на девушку и закипая все больше и больше.
— Я уже свист слышу... — спокойно ответила Тентен, перелистывая страницу.
«В первую очередь — посол», — напомнил себе Неджи, глубоко вдохнув и выдохнув. — Я считал, что ты поняла, где тебе следует находиться, — парню показалось, что так разговаривать с ней — более компромиссно.
— Сидеть на одном месте скучно, в комнате даже книг ведь не было, — девушка заметила это таким будничным тоном.
«Господи, спаси и помоги, она еще и читать умеет!»
— Неджи, скажи... — вдруг обратилась она к нему, вставая.
— Что? — парень выпрямился, смотря на девушку сверху вниз.
— Вот это можешь прочитать?! — ее взгляд, полный решительности, напрягал не меньше, чем тон и то, что она держала в руках открытую книгу.
— Это же... Старый язык Дизаэрона, — парень взял книгу из ее рук и быстро пробежался глазами по строчкам. — Зачем тебе это?
— Научи меня! Я слышала эти легенды и мифы такие интересные!
Парень закрыл книгу, посмотрев на обложку, и снова ее открыл.
«Подписано библиотекарем, что это. Ясно...» — генерал перевел свой взгляд на девушку. — «Учить ее? Наверное, это будет забавно», — Неджи впервые за все время улыбнулся, но и тут присутствовали нотки сарказма. — Хорошо, завтра, если у меня будет время. А сейчас тебе пора на ужин, — и захлопнув книжку прямо перед носом Тентен, обдав ее вековой пылью, он подошел к полке и поставил ее обратно.
— Надо же, неужто вспомнил о том, что мне положен отличный режим!? — девушка чихнула.
— Это позаботился Шодай, — пожал плечами генерал, делая вид, что он тут совершенно ни причем.
— А кто такой Шодай?
— Вы вообще ничего не знаете, что происходит за пределами вашей границы? Как тебя только послом сделали?! — Неджи был, мягко говоря, в шоке от такого вопроса.
— Шутка, не реви, — спокойно ответила девушка. Только когда она прошла мимо него, Неджи еще мог заметить ее попытки подавить смех.
— Ах ты маленькая... — генералу так и хотелось ее задушить, но свою мысль он продолжать не стал.
— Засранка, знаю, — спокойно ответила она.
— В комнату. Живо, — Неджи указал ей направление рукой, как маленькому нашкодившему ребенку.
— Чего ты раскомандовался, сам иди! — повисло молчание, — ну, только не в мою! — тут же оговорилась девушка.
— Нужна ты мне очень, — хмыкнул Неджи, но его слова были явно сказаны просто наперекор.
— Где там твой Шодай-то?
— Тентен! — Неджи посмотрел на нее так укоризненно, что охранник, стоявший неподалеку, едва сдерживал смех — они походили на отца и дочь, которые не могли управиться друг с другом. Это ему было знакомо, поскольку он вырос на границе с Мирагоном...
— Ну что, — протянула девушка, которую такой расклад более чем устраивал — план по разговорению Неджи удался — значит, пребывание в Дизаэроне не будет столь унылым и скучным.
— Может, мне тебя... — Неджи закрыл на секунду глаза, — переодеть лично к ужину? — приоткрыл он один глаз.
— Это исключено, — серьезно ответила девушка. — «Блин, то ли здесь аура женского подчинения, то ли он и вправду хорош...»
— Здесь я решаю, что исключено, а что — нет, — отрезал генерал.
— Мне, честно говоря, все равно, что ты тут решаешь, у меня есть право неприкосновенности, — девушка с победной улыбкой уперла руки в боки.
— Здесь моя территория и все решения принимаю я. А ты со своим правом можешь лишь подать прошение на рассмотрения. И тогда Я решу, что ты можешь, а что нет.
— Слушай, я конечно понимаю, что твоя гордость задета, но выделываться вовсе не обязательно, — фыркнула девушка.
Тут Неджи наклонился к девушке и произнес строго по слогам:
— Хва-тит.
Тентен нахмурилась. Довольно мило поджав губы, она все равно смотрела твердым взглядом Неджи в глаза.
— Иди к себе в комнату, несносный ребенок!
Посол вдруг удивленно отступила на шаг. Она смотрела на Неджи с минуту и потом начала тихонько смеяться. А после и вовсе зажмурилась.
— Экий ты потешный, — проговорила она сквозь смех.
«Все. Наплевать какой там посол — не посол. Сейчас передо мной натуральный ребенок!!!» — Неджи, легко подхватив девушку на руки, понес ее в комнату, намереваясь быстро переодеть ее и отправить на ужин. — «И пусть только попробует пикнуть!»
— Эй, ты что делаешь!?! — воскликнула недовольно девушка, находясь у него на руках, при этом он так сильно ее сдавил и прижал, что пошевелиться было едва возможно.
— Не даю тебе опоздать, — буркнул генерал, открывая дверь ногой.
— Неджи, это уже не смешно, я оденусь сама!
— Мне уже давно не смешно. Доигралась.
«Вот это действительно перебор! Не станет же он меня раздевать и одевать как куклу!
Но у генерала на этот счет были другие мысли. Поставив девушку на пол за ширмой, он повернул ее к себе спиной и начал развязывать ее одежду.
— Да кто ты такой, чтобы так со мной поступать!? — Тентен решительно повернулась, и взгляд ее не предвещал ничего хорошего. — Я все могу сама сделать, ясно!?
— Можешь или нет — меня не волнует. Скажи спасибо, что у тебя есть неприкосновенность посла, — рыкнул генерал, резко и грубо повернув девушку обратно. — Стой смирно или в следующий раз порву одежду.
Тентен ударила его по рукам, решительно пресекая любые попытки.
— Я не женщина Вашей страны! Учитывай и это! И для меня это тоже оскорбление!
Приподняв лицо девушки за подбородок, Неджи безучастно посмотрел ей в глаза и холодно возразил.
— Из нашей страны или нет — не имеет значения. Ты — женщина, и более того, ведешь себя слишком глупо. Или же ты хочешь, чтобы с тобой действительно обошлись так же, как обходятся со всеми? — только сейчас Тентен почувствовала спиной стену — генерал не оставил ей ни единого шанса на отступление.
— О, а ты позволишь со мной так обратиться и заставить страдать людей двух стран!?
— О, поверь. Никто не будет страдать, ты же не позволишь? — его голос медленно переходил на вкрадчивый бархатистый шепот. — Не волнуйся, тебе все понравится, что ты сама еще попросишь продолжения банкета, — насмешливо бросил он, едва касаясь губами ее губ.
Испуганный взгляд девушки говорил сам за себя. Он метался между губами и глазами Неджи.
— Не буду... — вдруг услышал он, когда его губы уже почти касались ее. — Не буду ничего просить, потому что не хочу. И я не подстилка.
Девушка оттолкнула генерала, сказав:
— Уходи.
Неджи, перехватив ее руку, притянул к себе. В его глубоком взгляде читалось желание, и было что-то еще... словно вечность...
— Уйти? — спросил он все тем же голосом, а затем, снова прижав к стене, только на этот раз всем телом, он положил свою ладонь на ее затылок и слегка, едва касаясь, оставил свой томительный, теплый поцелуй на ее губах. Посмотрев на нее так, словно она была его собственностью, подарил еще два поцелуя: в краешек губ и... самый необыкновенный, такой, какого Тентен еще ни разу в жизни не испытывала. Сначала его прикосновение было нежным и пленительным, но потом... Он превратился словно в ураган ощущений — губы стали твердыми, жаждущими, покоряющими. Он заставил ее принять всю глубину его поцелуя, достиг каждого краешка ее рта, но пока девушка еще не успела опомниться, он так же резко прекратил поцелуй, с силой сжав ее локоны и отведя ее голову назад, одновременно с собой, словно если бы она не отстранилась от него, он бы уже не смог остановиться. И стоило девушке заглянуть с гневом в его глаза, как она увидела в его серебристых омутах лишь звериное, неисчерпаемое желание. Как же, наверное, сложно вести мужчине переговоры с женщиной, когда так хочется именно ее...
— Так мне уйти? — приглушенный бархат его голоса обволакивал, напоминая о недавних ощущениях, и снова окунал в этот восторг...
Все еще тяжело дыша, Тентен, закрыв глаза, едва слышно сказала:
— Да, — казалось бы, ответ, который должен разочаровать обоих, но затем еще тише: — Так будет лучше для нас обоих.
— Лучше, чем что? — спросил генерал, как плененный девушкой, смотревший на ее губы.
— Лучше, чем те глупости, которые мы можем наделать и потом жалеть всю жизнь, — ответила девушка, взглотнув.
— Заткнись.
— Что? — не веря, едва слышно переспросила гостья.
— Меня не интересует твои женские глупости, поэтому заткнись, — ответил Неджи, снова приникая к ее губам.
«Разве сейчас время? Время для этого!? Да причем тут время, не для такого как он я себя берегла...»
Несмотря на воистину нежные действия мужчины, девушка вновь попыталась его оттолкнуть для того, чтобы высказать все, что она думает.
— Неджи, прекрати весь этот абсурд, не порть тот мир между нами, который так сложно было восстановить. Ты поступаешь так уже не первый раз, меня не будет уже через пару дней, потерпи со своим увлечением и оставь меня в покое! Не для тебя я себя берегла!
— А для кого ты себя берегла? — спросил Неджи, проводя пальцем по ее губам.
— Для одного мужчины, для которого есть лишь одна женщина.
— А, ну тогда все нормально, — ответил Неджи, беря ее на руки и неся к кровати.
— Я тебе не верю — это раз, во-вторых, отношения и любовь — это не только постель! Это два! Выпусти меня! Это три!
— Значит, я все же тебе нравлюсь? — самодовольно спросил Неджи, пропуская все ее слова мимо ушей.
— Ты хоть слышал, что я тебе сказала?!
— Слышал, слышал, расслабься и получай удовольствие.
— Я сказала, Нет! Я Не доверяю тебе! Ты слышал!? Поставь меня на место!!! Немедленно!!! — голос девушки начал срываться на крик.
— Доверие придет потом...
— Почему ты в этом так уверен!? Ты вырос в таком окружении и находился в нем с самого детства, ты же не знаешь меня и не знаешь, что я не позволю вести с собой так, как вы обращаетесь с женщинами! — ответила девушка и при этом она говорила все так, будто вбивала в его голову понятие того, что она не раба.
— А ты не знаешь меня, — ответил спокойно Неджи, — мы на равных условиях. И не суди по себе.
— Да не знаю, но я тебя ни к чему не принуждаю.
— Если я не буду тебя принуждать, то ты так и продолжишь строить из себя невинную девицу, даже не подозревая о том, от чего ты отказываешься.
— Я не готова, — вдруг серьезно ответила девушка не понятно к чему. Но тут же Неджи поймал ее детский смешной и наивный взгляд в сторону постели.
— Да черт с тобой! Неужели не понятно?! Я не могу залезть в постель с мужиком, о котором я знаю лишь его ранг в звании и имя!
— Не можешь? — cпросил Неджи, все еще стоя с девушкой на руках возле постели.
— Да, не могу!
— Давай поспорим?
Тентен от неожиданности вжалась сама в себя.
— Я не хочу спорить, поставь меня и все будет хорошо... — неуверенным голосом пролепетала она.
— О, все будет более, чем хорошо, все будет просто замечательно, — ответил генерал, кладя девушку на постель и нависая над ней.
Невольно Тентен отметила, что ее тело охватил трепет. От чего!? От предвкушения?! Да что с ней стало!? Неужели ее моральные принципы для нее более ничего не значат или ее просто так раскрепостила война?
— Неджи, не надо, — вновь ее ладошки уперлись ему в грудь в неком умоляющем протесте.
Неджи, несмотря на ее потуги, отвел ее обе руки в изголовье кровати и поцеловал ее в шею.
Его губы словно назло задержались на пульсирующей жилке шеи. Мягкое прикосновение его щеки к ее словно порождало успокоение. Так хотелось расслабиться, но почему? Может быть, потому что... Все это время ей именно этого и не хватало? Не хватало того, чтобы вот так кто-то, не спрашивая мнения, заставил чувствовать этот трепет?
Неджи на секунду отстранился от девушки, впервые ей ласково улыбнувшись. А затем он начал оставлять череду поцелуев на ее теле. Сначала она ощутила теплоту его губ на своей щеке, затем на боку шеи, томную дрожь от того, как он обхватил губами мочку ее уха и начал играть с ней кончиком языка.
— Неджи... — выдохнула она, прикрыв глаза. Не нужно было ничего видеть. Надо было просто отдаться на волю чувствам. Несмотря даже на то, что глубоко внутри себя в сознании девушка по-прежнему проговаривала и давала честное слово, что еще чуть-чуть, и она остановится... Они...
— Да? — промурлыкал Неджи, целуя ее плечо и проводя руками по ее бедрам.
— А как же... прием? — cпросила она, пусть даже если сейчас она выглядела расслабленной и уже была полностью в его власти, внезапно всплыл дурацкий вопрос.
— Ну, опоздаем на чуток... — Неджи казалось, что ему самому нравится роль кота.
— Нет, нет, нет, — залепетала девушка... — Это же не правильно...
— Не беспокойся ни о чем, положись на меня.
— Не могу, нет, не правильно, — заговорила девушка, отворачивая лицо от его поцелуев. — Неджи, прекрати, пожалуйста.
Не обращая внимания на ее протесты, генерал просто добрался до самого сокровенного места девушки и, приласкав его, с удовольствием увидел, как девушка начала буквально таять на его руках от переполнявших ее небывалых и неповторимых ощущений...
— Неджи! — испуганно, то ли вздохнула, то ли простонала девушка, вцепившись в его плечи.
— Тентен, в том, что я делаю, нет ничего страшного. Я просто делаю тебе приятно, разве нет? — чуть иронично спросил парень, целуя ее в висок, как маленькую девочку.
— Дело не в том, что делаешь ты, а в том, как при этом чувствуя себя я.
— И как же ты чувствуешь себя? — казалось, ответ ему был не нужен. Не дожидаясь его, Неджи приник к ее губам, словно испивая ее стоны наслаждения, которые пробивались все сильнее по мере того, как его ласки становились все откровеннее и настойчивее.
Когда Неджи на мгновение прекратил ласковую игру с ее губами, Тентен выдохнула срывающимся голосом:
— Чувствую, что продаю себя.
— Разве я тебя покупаю?
На это девушка не смогла ответить, только отвела взгляд и нахмурила брови.
— Правильно, — от чего-то сказал Неджи, снова целуя девушку и на этот раз, начиная снимать с себя одежду.
Тентен даже от страха села на постели. Она уставилась на генерала, не зная, что делать. Тело почему-то не слушалось. Почему-то не хотело сопротивляться — вопрос был лишь в ней — а хотела ли она этого?
— Ты мне нравишься. И я беру тебя под свою защиту, — Неджи слегка был в заблуждении — эти слова обычно говорились девушкам в их стране, но... То-то и оно, что «но».
— И скольким ты это уже сказал? — cпросила она, серьезно посмотрев ему в глаза — а вот ее главное «Но».
— Только тебе, — странно, но Неджи снял с себя только тунику. Он на самом деле просто хотел ощутить ее прикосновения на своем теле. Пока что.
— Я не верю, — покачала головой девушка, чуть отползя на постели спиной к стене.
— И почему я не удивлен? — Неджи спокойно отнесся к ее реакции, лишь наблюдая за ее движениями. Его взгляд скользил по ее телу и остановился на узкой лодыжке, которая была ближе всего к нему. Бережно приподняв ее рукой, он ласково поцеловал сначала в изгиб ноги, а затем провел цепочку поцелуев ниже, к ее пальчикам...
Чертовски приятные прикосновения... Нежные, непрекращающиеся, теплые... Возможно порой немного горячие. Один лишь вид Неджи с прикрытыми в блаженстве глазами, заставлял тело трепетать и испытывать сладкую негу. Так хотелось поверить, так хотелось...
— Тебе стоит протянуть лишь руку — и я твой, — произнес генерал, смотря на нее снизу вверх, все еще касаясь губами ее ножки. — «И ты — моя».
Тентен взглотнула. Ее карие глаза смотрели, не отрываясь, в глаза Неджи. Жуткий страх сковал ее, поначалу не позволяя даже двигаться. Тысячи сомнений раздирали ее естество. И каждый раз в этом бешеном круговороте один вопрос тут же сменялся другим.
«А почему? Зачем? Как дальше? Для чего? А что будет потом?»
Генерал, не прекращая ласк ни на секунду, словно ответ и так очевиден, сам приблизился к девушке, оставляя жаркие поцелуи по всей ее ноге и выше по всему телу...
«Почему я не могу просто оттолкнуть его, ведь сил достаточно... Почему не сделаю этого? Прямо сейчас... Еще немного...»
Тентен медленно закрыла глаза в трепетном блаженстве, но по-прежнему она была напряжена.
— Ваша светлость, Шодай желает знать, все ли у вас хорошо? — постучался в дверь один из стражников.
«Черт бы тебя побрал», — Неджи, тут же встал с постели и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Тентен не было слышно, что он говорил этому солдату, однако аура чувствовалась напряженная.
«Это знак...»
Уже более спокойно ответила сама себе девушка, наспех одеваясь.
— Извини. Нас уже ждут, — вернувшись, Неджи снова подошел к Тентен, мимолетно поцеловав ее губы. — Ты так быстро оделась? — усмехнулся он.
— Какая досада,- как то наиграно расстроено ответила девушка немного удивленно хлопнула глазами, когда Неджи проявил такую нежную ласку.
— Сама переоденешься в одежду для приема или мне тебя переодеть? — спросил генерал, проводя рукой по ее талии вниз.
— Ты не поверишь, но я даже сама хожу уже, — спокойно ответила девушка, хотя ее тело отозвалось на его ласки достаточно быстро и бурно. Дыхание чуть участилось. А последствия неначавшейся «ночи» начало заставлять жалеть девушку о несбывшемся.
— Не поверю, — Неджи снова начал подталкивать ее к ширме. — Для начала надо снять лишнее.
— Я же сказала, я сама! — девушка нахмурила брови и решительно повернулась к генералу лицом.
— Хорошо. Надеюсь, ты знаешь, как правильно одевать все это, — и Неджи жестом указал на обычные огромные плотные платки разной расцветки.
— О боже... Здесь же черт ногу сломит!!! — воскликнула с ужасом девушка, проходя мимо мужчины и беря в руки красивую нежных тонов ткань, которая перетекала в руках как вода.
— Удачи, — улыбнулся генерал и вышел из-за ширмы, что-то насвистывая себе под нос.
— Неджи, стой, — раздалось из-за ширмы. — Я разденусь сама, просто покажи, как это и что это...
— Либо ты отдаешься мне целиком, и я посвящаю тебе всего себя, либо... Удачи, — послышался уже самодовольный тон.
— Как ты можешь говорить обо все этом так легко?!
— Покажи мне, каким образом можно что-то сказать тяжело, — резко возразил Неджи, нахмурившись. — Ты не знаешь меня, и не говори, что для меня легко, а что — нет.
— Почему ты выбрал именно меня? — по-прежнему девушка отказывалась доверять.
— Разве ты товар, чтобы тебя выбирать? Судьба так решила.
— Но мы знакомы так мало... Почему?
— А это имеет значение?
— А ты хочешь, чтобы я просто так сразу доверилась тебе?
— Я хочу, чтобы ты сначала доверилась себе...








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Naruto | Добавил (а): Alisia (16.01.2012)
Просмотров: 2521

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн