фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 21:23

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по аниме и манге » Sailor Moon

  Фанфик «Идущий в темноте»


Шапка фанфика:


Название: Идущий в темноте
Автор: Мамору_Чиба
Фандом: Sailor Moon
Бета: Майкрософт Ворд
Персонажи: МаморуУсаги, Рей, Ами, Минако, Макото, Харука, Сецуна, Сейя, Ятэн, Таики, Луна, Артемис, Мудрец, неведомые науке демоны, упоминаются Лорды
Жанр: экшен
Предупреждение: Насилие
Рейтинг: PG-13
Размер: Мини
Содержание: На Землю снова прилетают Стар Лайты, и вся компания спасителей мира выдвигается на пикник. Но вот незадача - Усаги и Мамору опять поссорились, из-за, казалось бы, мелочи... Сейя раскапывает о Мамору кое-что интересное, а Мудрец пытается воплотить план по захвату мира... Но всё кончается хорошо!..
Статус: закончен
Размещение: Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку
От автора: Содержит мои личные наблюдения за Мамору Чиба в сериале и манге, которые излагаются от лица Сейи


Текст фанфика:

Идущий в темноте

Он пришел за тобой из земли
Как пришёл он когда-то,
Чтоб спасти от креста
Твоего неразумного брата.
Просто люди опять
Перепутали Дьявола с Богом.
Значит, снова плутать им в веках
По кровавым дорогам.

— Я тебя не в чём не обвиняю! Я просто говорю, что во всём виноват ты! – Усагин голос эхом срикошетил от деревьев. Мамору иронично поднял одну бровь, выказывая таким образом отношение к её высказыванию. Остальные свидетели этих криков предпочитали молча жаться по сторонам, выглядывать из-за деревьев, или, как в случае с вышеупомянутыми криками причиной, валяться на траве в бессознательном состоянии.
Всё началось сегодня утром. К сеншам, совершенно неожиданно и без предварительного предупреждения, на огонёк заглянули старлайты. Они, по их собственным рассказам, уже восстановили свою планету и решили нанести визит вежливости. За неимением подходящего размера помещения, способного вместить всех желающих, весёлая сейлорская братия (вернее, сестрия) устроила пикник в лесочке. Макота занялась приготовлением еды, Харука натаскала воды из ближайшего родника, а Мамору беспрекословно обеспечил её сушняком (процесс заготовки оного все целенаправленно пропустили, потому как вид земного принца, с задумчивым видом помахивающего пудовым топором, рождал смутную тревогу и желание оказаться где-нибудь подальше). Братья Коу радостно общались – каждый в своём репертуаре. Таики с Амии засели за шахматы, а рядом пристроилась Сецуна, подсказывая попеременно то одному, то другому и играя на нервах у обоих. Ятен собрал вокруг себя кружок почитательниц гитары, а Сейя завёл с Усаги мудрёный разговор о тортиках, кроликах и компьютерных играх. Мамору на этот беспредел никак не отреагировал: как сидел с книгой по молекулярной физике под деревом, так и продолжал сидеть. Ни прятки в лесу, ни волейбол, ни другие забавы соскучившихся приятелей его не вдохновили, и он неизменно вежливо отказывался, не отрывая взгляда от учебника. Усаги, очевидно, привыкла к такому положению вещей и не волновалась. А вот Сейя заметно нервничал. Он никак не мог понять – как же так, он во всю ухаживает за Куколкой, а его старания не соблаговолили не только оценить, но даже и заметить! Интересно, какую же пакость задумал земной принц, с таким потрясающим равнодушием наблюдавший за отбиванием собственной невесты? Но время шло, а пакость всё не реализовывалась, из чего Сейя сделал вполне логичный вывод о её отсутствии. Мамору попросту на него не реагировал, поглощённый протонами, электронами и прочей гадостью в том же роде. Спросить у Усаги прямо, почему это её парень не реагирует и не пытается вмешаться, вокалисту как-то не хотелось. Очевидно, из опасения услышать что-то вроде « А зачем ему, топор вон недалеко, если надоешь – метнёт, и вся недолга». Причём это будет вполне в духе Эндимиона... Но постепенно волнения удалились, а шашлыки, наоборот, подошли. Уплетая за обе щеки, сенши ударились в воспоминания, постепенно уходя всё глубже и глубже в прошлое. То и дело кто-нибудь начинал интереснейшую байку, обычно словами «А вот помните...». Большинства братья Коу помнить ну никак не могли, по причине своего на местах событий отсутствия. Зато многое они уже слышали, так что радостно комментировали. Про всё время молчавшего Мамору благополучно забыли, и это его вполне устраивало. Постепенно воспоминания сползали к тем незапямятным временам, когда всё только-только начиналось – к юмам, Металии и поискам Серебряного Кристалла. Сейя, неплохо знающий эти события со слов Усаги, принялся пересказывать по памяти от третьего лица в анекдотическом варианте, так что за упущения никто особо не обижался. По крайней мере, пока Коу не дошёл до слов:
— А старший из четвёрки злыдней, ну, упырь беловолосый, забыл, как его...
Движение, которым Мамору оказался на ногах, не заметил никто. Двигаясь невероятно быстро, он очутился перед рассказчиком, причём выяснилось, что хвост последнего намертво намотан Мамору на руку. Нависнув над осёкшимся сказателем, земной принц отчётливо прошипел:
— Если ты, или кто-либо другой, ещё хоть словом охаете Кунсайта, тебе будет больно об этом вспоминать!.. – Сейя растерялся. Он-то уже сжился с мнением о своей безнаказанности по причине флегматичности соперника. И тут выяснилось, что у вышеназванного всё-таки имеются претензии, которые, впрочем, касаются не совсем Усаги. Точнее, совсем не Усаги. Впрочем, Мамору не стал вытрясать из певца душу, отпустив хвост и отстраняясь. Окружающие изображали скульптурную группу, т.е. сидели открыв рот, вытаращив глаза и не шевелясь. Очевидно, и им такая реакция будущего монарха была внове. Это несколько подбодрило Сейю.
— Так он же демон! – дёрнул плечом он. – Однозначно упырь, если не хуже. - Мамору ударил почти без замаха, просто выбросив руку вперёд, – а рука у него была тяжёлая. Усаги представила себе кулак Мамору и содрогнулась. Даже если тот был без своих любимых перчаток (кожаных, с металлическими закреплениями) – это же гарантированное сотрясение мозга. Она вскочила на ноги и подбежала к вокалисту, без сознания лежащему на травке.
— Ты что, с ума сошёл?! – воскликнула она.
— Я его предупреждал, – спокойно ответил Мамору.
— Нет, ты вообще соображаешь, что делаешь? Он же в несколько раз слабее тебя!
— Неужели ты думаешь, – голос парня впервые окрасился раздражением, – что я собирался причинить ему реальный физический ущерб? Я не дерусь с детьми.
— Тогда зачем ты его ударил?!
— Чтобы знал, когда нужно остановиться, – жёстко отозвался брюнет, непреклонно складывая руки на груди. Усаги поднялась с земли, уступая место непострадавшим представителям славного семейства Коу, встала напротив и изрекла ту самую фразу, с которой и началось наше повествование. Мамору хмыкнул.
— Я не считаю себя виноватым.
— А если я чем-то обзову Кунсайта и иже с ним? Меня ты тоже?..
— Не мели ерунды. Конечно я не собираюсь тебя бить, что за чушь?
— Стало быть, причина не в Кунсайте? – Это, как оказалось, произнёс уже пришедший в чувство Сейя, приподнявшись на локте. – Ты просто искал удобный повод приложиться к моему черепу? - Усаги укоризненно поглядела на своего парня.
— Мамору, как ты мог?.. – Тот замотал головой, собираясь возразить, но его перебил пострадавший.
— Здесь ведь тебе не твоя любимая Террианская казарма, где ты на правах сильнейшего можешь дать противнику в глаз.
— Казарма? – Глаза Мамору опасно сузились. – Сейя, а не пошёл бы ты... картошку чистить, а? Заодно и проветришься.
— Дело воина сражаться, а не торчать на кухне! – фыркнул Звёздный Воитель, наконец-то поднимаясь на ноги.
— Э, нет, парень, вот тут ты ошибаешься! – успокоившийся было после общения с Усаги Мамору снова вспылил. – Воин? Тебе правда хочется знать в подробностях все, чем они занимаются? Я бы многое отдал, чтобы не знать. Правда. И мне совершенно не хочется возвращаться туда даже в воспоминаниях, не говоря уже о повторении этой прелести. Походи три дня с обломанной стрелой под лопаткой, тогда и поговорим! – Несколько секунд окружающим понадобилось, чтобы сообразить – этот красочный пример Мамору взял не из художественной литературы. Впрочем, и этих секунд парню хватило, чтобы развернуться на каблуках и уйти с поля действия. Усаги проводила его сердитым взглядом.
— Да хоть ты не кипятись, – похлопала её по плечу Харука. – Раз в год и палка стреляет. Перебесится. Не обращай внимания.
— Не обращать?! – метнула на неё пламенный взгляд девушка. – Пока он не извинится перед Сейей, я с ним вообще разговаривать не буду!
— А я не собираюсь извиняться. Я не считаю себя виноватым, – невозмутимо донеслось из темноты. Оказалось, Мамору вовсе не собирался отвести душу, бродя по лесу, а мирно копался в багажнике своей машины, явно считая разговор оконченным, а тему – закрытой.
— Ты ещё и подслушиваешь! – окончательно взбеленилась Усаги.
— Вовсе нет. Просто у меня достаточно чуткий слух, а ты говоришь громко. – Парень спокойно захлопнул крышку и полез в салон, очевидно, разгребая завалы набросанных вещей, чтобы можно было сложить обратно привезенное – уже пора было собираться.
— И что, когда мы с тобой что-то не поделим, ты будешь вести себя так же? – разъяренно поинтересовалась блондинка.
— Если ты будешь не права, – донёсся голос Мамору.
— А решать это, конечно, будешь ты! Ну уж нет! У меня есть своя голова на плечах, и я тоже могу решать!
— Я хочу для тебя счастья. – Если бы Усаги не была так зла, она бы почувствовала перемену в голосе парня. Услышала бы и тихую грусть и неприкрытую нежность. Но удила были закушены.
— Нет, вы это видели? Руки, к твоему сведению предназначены для процесса более осмысленного, нежели трогательное складывание в восхищении великим тобой... Думаешь, это предел моих мечтаний? Если да - то лучше забирай свое кольцо, глаза бы мои его не видели...
— Заметано, - спокойно, и даже как-то по деловому отозвался Мамору. - Уговаривать не стану, дипломатия - не мой конек. Все услышали? Или хочешь, чтобы я погромче огласил?
Глотая злые слёзы, Усаги содрала наощуп жгущее кожу кольцо и забросила в темноту. Мамору даже не обернулся в ту сторону. Кивнул и продолжил копаться в машине. Повисла мёртвая тишина, а потом заговорили все разом. Кроме Усаги с Мамору. Прямо с завтрашнего дня свидетели вчерашнего конфликта решили срочно мирить своих монархов. Не тут-то было! Вышеупомянутые отказывались не только мириться, но и вообще замечать существование друг друга. Вернее, замечать-то они замечали, но словно бы не узнавали. Мамору по-прежнему и исполнял роль охранника и защитника принцессы, но по его поведению можно было предположить, что ему абсолютно безразлично, что охранять: Серинити или какую-нибудь табуретку. Он обращался со своей подопечной вежливо, бережно и на удивление равнодушно. Усаги платила ему сторицей. Их друзья, казалось, были абсолютно деморализированы. Конечно, парочка ссорилась и раньше, но фактически никогда размолвка не доживала до конца дня. А сейчас трудно было поверить в тот факт, что эти двое вообще когда-то перебрасывались более чем полудесятком слов за раз, не говоря уже о том, что когда-то каждая минута, проведенная порознь казалась физически невыносимой и вообще прожитой зря. Защитники Добра и справедливости так увлеклись, что только на третий день обратили внимание на новую истерию вокруг: по новостям систематически сообщали о новых научно необъяснимых нападениях. Внимательно проанализировав всю скопившуюся информацию, сенши были вынуждены сделать неутешительный вывод: появился новый враг. Он, как и многие до него, тянул из людей энергию, но был крайне осторожен. Ни одна из жертв не видела ни его, ни посланных им демонов... Существовала вероятность того, что этот новенький учёл ошибки пяти своих предшественников. В бесплодных попытках напасть на след нового врага прошла ещё одна неделя. В пятницу вечером Сейя внезапно позвонил Усаги и заявил, что у него есть кое-какие соображения. Взволнованная последними событиями девушка предложила певцу немедленно явиться к ней домой и поделиться информацией. Коим любезным предложением парень не замедлил воспользоваться.
— Ну, что там у тебя? – нетерпеливо вцепилась она в парня, едва за ним закрылась дверь её комнаты. Сейя задумчиво вздохнул и вытащил из кармана блокнот.
— Я тут на досуге внимательно изучил все события, произошедшие за последние два года у вас, – начал он, – и заметил кое-что любопытное.
— О чём ты? – не поняла Усаги.
— О Мамору.
— А что с ним не так? – Несмотря на явно пренебрежительный тон, Сейя уловил беспокойство в голосе Усаги.
— Ну давай пойдём по пунктам, – предложил он. – Если что будет не так, ты меня перебьешь и скажешь, идёт? Итак,
1) Ни один демон, ни разу не пытался вытянуть из него энергию, так?
— Да, – кивнула девушка.
2) В самом начале ваших приключений Берилл использовала Мамору как дополнительный генератор для Металлии, заявив, что у них «одинаковая длина энерговолны», так?
— Да.
3) Мамору никогда собственноручно не убивал демонов, а только подводил их под ваш сейлоровский удар.
— А вот и нет! Он почти убил Берилл, когда... – Усаги запнулась. – Если бы не Металлия, Берилл бы умерла!
— Да действительно, — вынужден был признать певец. – Но тогда выбирать не приходилось, а? Или ты или Берилл, и Мамору сделал свой выбор.
— Да.
4) У Мамору нет чистого сердца. В то время как Минако очень нервничала из-за того, что на её чистое сердце никто не покусился, Мамору был спокоен, как удав. Сам собой напрашивается вывод о том, что он прекрасно знал об отсутствии Чистого Сердца.
— Да.
5) Мамору не участвовал ни в одной битве на уничтожение очередного Тёмного Властелина. Всегда была причина, по которой он не являлся: был убит, ранен, беспамятен или занят чем-то поважнее (как в ситуации с битвой против Мистрес 9 – подкармливал Чиби-Усу энергией. Я ещё вернусь к этому). Так?
Смерть вполне уважительная причина, как на мой взгляд, – заметила Усаги.
— Однако во время твоей последней битвы с Берилл тени сеншей пришли к тебе, а его тень – нет.
6) Владел биоэнергетикой. Доказательства – та самая подпитка Чиби-Усы, попытка исцелить Рыбьего Глаза, когда тот порезался. И тем не менее свои силы на борьбу с врагами он не расходовал. Кстати, из этой самой биоэнергетики вытекает, что Мамору может не только отдавать энергию, но и забирать её. Как демон.
— Д-да.
7) Мамору предпочитал проигрывать врагам – Тёмным, чем наносить им вред. Более того, учитывая тот факт, что Такседо Маск всегда являлся вовремя и в неожиданных местах, я делаю вывод, что о перемещениях Тёмных он знал и вполне мог подстеречь их в засаде. Но не делал этого.
- Да.
8) Ни разу Мамору не участвовал в советах сейлоров. Что вообще странно, по рассказам Сецуны о прошлом я составил о нём мнение как о хорошем военном стратеге. Почему он никогда не участвовал в собраниях, не подавал идей, не разрабатывал планов операций?
— Нет! Он сидел с нами, когда мы боролись Апостолами Тьмы!
— Да, но ведь тогда на кон была поставлена жизнь Малышки, верно? Ради такой ставки грех не сыграть.
9) А его сила? Одна его роза, считай, убила Берилл. Почему он не уничтожал демонов, как её, Тёмную Королеву? Почему он не пользовался мечом, он ведь прекрасный фехтовальщик? Что он вообще делал на битвах, кроме защиты тебя и остальных сеншей? Он вообще являлся только тогда, когда медлить было нельзя. То есть с самого начала битвы просто стоит и смотрит, чтобы сеншам особо не попало. И вообще – почему он никогда не использует Золотой Кристалл? Это же его, земной артефакт, как твой лунный – Серебряный! А он его просто куда-то запихнул и вообще про него забыл!
— Ну...
10) Когда вы путешествовали в будущее, вы видели, что все жители Королевства погружены в магический сон. Но только не этот тип! Кто встретил вас на пороге дворца? Кто всё объяснил? Остаётся только гадать, почему из всех только он один и остался?
11) Его сны, ну, когда вы боролись с Менезисом. Он сам себе их присылал. Отдельным фактом является уже то, что он влез в чужое сознание... И Мамору из прошлого не узнал свою собственную ауру...
— Там был особый разговор...
12) Он единственный из вас сражался на стороне врагов, ещё в самом начале. Немного ему понадобилось чтобы поступить так – всего только потерять человеческую память.
— Но Чиби-Уса тоже становилась Тёмной Леди!
— Да, но ведь она его дочь, а яблоко от яблоньки недалеко падает... У меня тут ещё кое-что, но это – основное. И что ты можешь сказать об этом человеке, сведя воедино все факты? О том, кто сражался на стороне Тьмы, не помогал Свету, не имеет Чистого Сердца, умеет тянуть энергию и сопротивляется тёмной ауре?
— Сейя...
— Вывод один – Мамору Тёмный.
— Великолепно! – И Сейя и Усаги подпрыгнули от неожиданности и обернулись. На кровати сидела Луна, которая при появлении вокалиста вроде как спала и про которую все дружно забыли.
— Прекрасно! Вос-хи-ти-тель-но! – Кошка спрыгнула на пол и подошда к собеседникам. – Тебе, Усаги, не мешало бы поучиться. Впрочем, ты получала эти данные постепенно, по кусочку, а не все вместе, как Сейя. Кучей анализировать всегда проще. Но всё равно – отличная логическая работа!
— Луна – поражённо воскликнула девушка. – Неужели ты хочешь сказать, что Сейя прав? – Кошка красноречиво промолчала. – И ты знала об этом! Знала и ничего мне не сказала! Никому ничего не сказала!
— Да большинство и так знают, – хмыкнула Луна. – Мы с Артемисом, аутеры. Ну, возможно ещё Рей догадывалась, она у нас гадалка, многое чувствует. Фиорэ знал. Гелиос тоже. Между прочим, тоже могла бы догадаться: уж кому как не тебе известно, какой заразой может быть Мамору. Только не говори, будто не помнишь, как он себя вёл по началу. Ему ведь необычайно нравится доводить людей. Тебя, других иннеров, Мотаки, Тёмных Лордов, стоя на фонаре... Кстати, я очень удивлена тем, что Мамору не делает этого снова.
— Луна, – обратился к ней вокалист, – я просто о чём подумал... Если Мамору Тёмный – не может ли он быть нашим врагом?
— С чего бы это? – удивилась кошка. – Двадцать лет он был спокойным и неагрессивным – и нате вам!
— Просто мне показалось – он ведь... поссорился с Куколкой. Ему больше неоткуда черпать энергию, которую он раньше получал от любви. Может быть поэтому?..
— Нет, – ответила Луна. – Мамору не нуждается в пополнении энергии извне. Если же ему понадобиться источник – он может обратиться к Земле.
— Но ты же сама сказала, что он жестокий и мстительный, может поэтому...
— Когда это я такое говорила?!
— В наш прошлый прилёт. Я... Случайно услышал. Ты с Артемисом говорила.
— Вот как. – Луна недовольно изогнула хвост. – Что ж, это правда. Эндимион жесток и мстителен. Однако при этом хорошо воспитан, что почти сводит на нет эти качества.
— Но в любом случае...
— В любом случае мы проверим твою версию, Сейя, спасибо.
Внезапно с первого этажа донёсся какой-то шум, непохожий на обычные звуки: частые шаги и голоса. Потом Икуко позвала:
— Усаги-и! Спускайся, к тебе пришёл твой любимый!
Девушка вздрогнула и неуверенно поднялась на ноги.
— Интересно, что ему надо?
— Ты что, не сказала своим? – удивился Сейя. – Ну, что вы с ним...
— Мне кажется, это частное дело, – дипломатично заметила кошка, направляясь к двери.
— Ну прости, я не хотел обидеть... Просто вырвалось... – Певец отправился следом за хозяйкой комнаты вниз, потому что и ему было интересно, зачем пришёл Мамору. Тот стоял в холле – как обычно, во всём чёрном – и держал в руках пакет, который протянул Усаги.
— Твои книги. Ты оставила их у меня во время последнего занятия. Я предположил, что они необходимы тебе.
— Так вот где ты якобы потеряла учебник по алгебре! – воскликнула Луна, пользуясь тем, что Икуко ушла на кухню.
— Нам надо поговорить. Это важно, – совершенно отсутствующим голосом заявила девушка, ставя пакет на пол. – Пойдём.
Компания из двух парней, одной девушки и одной кошки вышла на улицу.
— Ты уверена, что я не нарушаю ваших планов? – вежливо осведомился Мамору, едва за ними закрылась дверь. – К сожалению я не знал, что у тебя гости. Быть может, мне лучше подождать или перенести беседу?
— Нет. Сейчас. – Она торопливо зашагала в сторону парка.
— Что произошло? – осведомился Мамору, обращаясь к Луне.
— Да ничего не произошло, – отмахнулась та. – Очередной моральный шок по поводу твоей аморальной природы.
— То есть? – осторожно уточнил Мамору.
— Ты Тёмный! – Усаги развернулась к нему лицом и сжала маленькие кулачки. Казалось, ещё чуть-чуть, и она набросится на парня.
— Да, это так, – кивнул Мамору. – А в чём проблема?
— Проблема? Проблема?!! Ты – самая большая проблема! Почему ты ничего не сказал мне? Я думала, ты мне доверяешь!
— Полагаю, причина моего молчания заключалась в отсутствии необходимости обсуждения данного факта, – всё так же спокойно ответил Мамору. – Тем более что 18 марта 1992-го года ты сказала, что тебе абсолютно безразлично кем я являюсь. Я полагал, факт этого остался без изменений. По крайней мере ты меня об этом не проинформировала. – Усаги закусила губу. 18 марта 1992 года? Почти два года назад, самое начало их отношений! Когда улетали Эйл и Анна! А ведь и правда же – после отлёта детей Тёмного дерева они с Мамору в полном апофигее просидели где-то на лавочке, не в силах поверить, что им наконец-то можно быть вместе... Он до сих пор помнит такие мелочи.
— Это всё, что ты желала бы знать? – деликатно перебил её затянувшиеся размышления Мамору. – Потому как, боюсь, мне пора: через четверть часа я обещал быть в лаборатории... – Усаги недолго размышляла... перед тем, как принять решение.
— Ещё одно. Последнее. Я не задержу тебя надолго.
— Весь внимание.
— Исцеляющая сила Луны – помоги!!!
Взрывной волной отбросило метра на три-четыре, а вспышка едва не ослепила её. Когда же лунная воительница выбралась из кустов, в которые улетела, на том месте, где только что стояла их скромная компания, крутилась одна Луна.
— Что случилось? – простонала Усаги, потирая синяки и подходя поближе.
— Что ты наделала?! – в свою очередь обратилась к хозяйке кошка. – Нет, вот я тебя спрашиваю – что ты наделала, и – главное! – чем ты при этом думала? Одангами? Давай, выкладывай!
— Я использовала Лунный Жезл...
— Это я и без тебя поняла. Зачем?
— Ну, Мамору ведь Тёмный...
— И ты решила сделать ему немножко больно.
— Что?
— В смысле – «что»? Ты что, никогда не слышала, как демоны от твоего жезла орут? Думаешь, это от хорошей жизни?
— Да нет, не хотела я ничего такого садистского! - запротестовала Усаги. – Просто подумала – если его осветлить, он не будет больше Тёмным, и мы... Святое небо, так ты говоришь, я сделала Мамору больно?!
— А ты вспомни, ты его уже один раз осветляла, когда он был Тёмным Эндимионом.
— Но он тогда не кричал...
— А что, Мамору сильно похож на человека, который будет кричать даже если ему больно? Но сейчас разговор не отоавт, у нас серьёзные неприятности.
— Какие же на этот раз?
— Видишь ли, когда ты атаковала Лунным Жезлом, Мамору рефлекторно выставил блок, а Сейя вообще попытался телепортироваться. Смесь различных энергий и магических воздействий дала неожиданный результат. Они куда-то переместились.
— Ой...
— Вот тебе и «ой»! – Луна была сильно не в духе после случившегося. – Ведь кто знает, куда ты их запихнула! Может на соседнюю улицу, а может и на соседнюю планету! - Усаги грустно понурила голову.
В общем-то было от чего: обоих парней энергетический выброс занёс не на улицу и не на планету, а...
- Тао-Нибула.
— Это что ещё за зверь такой? – недовольно поинтересовался Сейя. Ему сильно не повезло с приземлением: парень отбил себе все локти и колени. Мамору (перевернувшийся в воздухе и приземлившийся на ноги) невозмутимо указал куда-то вдаль.
— Демоны Апостолов Смерти. Тао-Нибула. Это место, в котором обитал Фараон 99. Идём.
— Куда идти-то? Одни демоны вокруг...
— К ним и идти. – Мамору протянул певцу руку, помогая встать. – Надо выбираться. - С этим Сейя согласился не раздумывая. Место, представляющее собой одни сплошные руины и кишмя кишащее демонами, ему не нравилось. Он собирался было поделиться этими своими соображениями с товарищем по несчастью, но не успел. Из-за разрушенной стены вывалилась целая толпа, подхватила чужаков и потащила за собой, словно стихия. Сейя едва не заработал перелом: кто-то сильно толкнул его в сторону, а его руку Мамору так и не выпустил. И слава Богу, подумалось певцу, иначе остаток жизни они бы провели в попытках отыскать друг друга. Преодолев изрядное расстояние, толпа, наконец, остановилась и растянулась, образовывая шеренгу.
— Худо дело, – подытожил Мамору, глядя на это.
— А что? – насторожился певец.
— Это пленные. А вон, в отдалении – их победители. – Студент кивнул на группу особо безобразных монстров.
— Демоны.
— Юмы, – поправил Мамору, – демоны – вокруг, а то – юмы. Очевидно, когда Усако сражалась с Металлией, она до последнего не желала убивать. Кристалл подчинился этому желанию и выбросил демонов Тёмного Королевства в соседний демонический мирок – Тао-Нибулу... И они тут сцепились.
— ТИХО! – Над головами пролетела ядовито-зелёная молния. – Всем молчать! – Пленные демоны поспешно прекратили шептаться. Вдоль колонны неспешно двинулась делегация юм. Иногда они останавливались, убивали пару-тройку и шли дальше. При их приближении демоны старались отступить подальше и наклонить головы пониже. Никому не хотелось стать жертвой расправы. Когда зловещий отряд поравнялся с ними, Сейя с ужасом увидел как Мамору делает шаг им на встречу.
— Победитель, позволь обратиться, – произнёс он, глядя на вожака. Тот мановением кожистой лапы удержал своих сопровождающих, которые собирались было дать отпор дерзости.
— Говори, – хрипло велел он.
— Ты победил. Ты вправе убить нас. И ты так и сделаешь, не так ли? Я прошу – отпусти вон того. За двоих я отвечу сполна. – Вожак юм с изумлением уставился на указанного Мамору Сейю.
— Что тебе до него?
— Он мой младший брат. – У Сейи упала челюсть.
— Хм... – задумался вожак.
— Отпусти, победитель, – настаивал Мамору. – Ты же видишь – он смерти боится. Он так мало прожил. Он не должен был воином стать.
— И ты обязуешься...
— Да.
— Проводи своего брата вон до той колонны и возвращайся. И горе вам, если попробуете смыться. Мы следим.
Вокалисту не понадобилось второго приглашения. Быстрым шагом они с Мамору преодолели расстояние до колонны. Там его спутник обернулся к нему лицом и протянул что-то в кулаке.
— Возьми. С этим ты попадёшь домой.
— Что это? – Сейя с интересом рассмотрел попавшую к нему вещь – массивное серебряное кольцо-печать.
— Я уже зарядил его – помнишь, я говорил, что надо подойти к демонам? Мне нужна была энергия. Теперь Печать Терры откроет тебе путь домой. Иди.
— Но...
— Приглядывай за Усако. И не оскорбляй больше Куна и остальных.
— Мамору!..— Но тот уже шёл обратно к пленным, с которыми не сражался, отвечать за бой, в котором не участвовал. На Сейю никто больше внимания не обращал.
— Интересно, а инструкция по применению у этой Печати есть? – вслух спросил вокалист и для пробы одел кольцо. Оно оказалось велико, но не это являлось главным – мир Тао-Нибулы словно выключили вокруг. На этот раз приземление было более удачным: упал он на что-то мягкое. Оно, правда, тут же возмущённо взвыло, и несчастный парень отскочил подальше. Проморгавшись, Сейя понял, что находится он в родной студии, а свалился он – ни много, ни мало – на мирно спавшую Луну. Оба участника происшествия уставились друг на друга, пытаясь как нибудь покороче сформулировать штук 50 вопросов... Первой – сказывался опыт – очнулась Луна:
— Где ты шлялся 4 дня?!
— Сколько?! Да мы там и получаса не провели!
— Там-то может, и полчаса, – глубокомысленно изрекла Луна. – А здесь 4 дня с мелочью... Сейчас полвторого ночи, Сейя. Почему ты один? Где Мамору?
— Там. Он остался там. – Всё ещё не пришедший в себя, парень оглянулся, увидел чашку с недопитым чаем, и жадно опорожнил её.
— Где? – терпеливо расспрашивала Луна.
– В том мире. Я не запомнил как он назывался. Мамору сказал, там жил фараон.
— Тао-Нибула.
— Да, он его так назвал. – Певец устало опустился прямо на пол и прислонился спиной к дивану. Закрыв глаза, и стараясь ничего не упустить, он поведал Луне обо всём, что произошло с ним в Тао-Нибуле.
— Худо дело – подытожила Луна в конце рассказа, манерой изъяснения сильно напомнив Сейе Мамору. – Два враждующих демонических лагеря... М-да, Мамору всегда остаётся Мамору. Он выкупит чужую жизнь за счёт своей и умрёт с чистой совестью...
— Жизнь?!
— Впрочем, из этой ситуации это был наиболее выгодный выход, – продолжила размышлять Луна, прохаживаясь перед ним туда-сюда. – Всё сходится. Усаги атаковала Тёмного, то есть Мамору, Жезлом, он потерял часть энергии. Печать черпает силу из хозяина, перенести двоих, была не в силах, это Мамору правильно рассчитал...
— Но почему?..
— Что почему? – очнулась от своих мыслей Луна. – И вообще, что ты тут до сих пор делаешь? Марш спать!
— Почему он так поступил? Ведь это из-за меня он с Куколкой... Ведь он мог оставить меня там, ничего не сказать о печати и вернуться. Но почему?
— Потому что он Эндимион, – вздохнула Луна. – И этим всё сказано.
Утро застало вокалиста всё там же, на полу. Перенервничав и устав, он отключился, сам того не заметив. А проснулся от боли: перевернувшись во сне набок, он придавил собственным весом руку, в которой была зажата Печать, и теперь она больно впивалась в тело. Всё ещё пребывая между сном и явью, Сейя сел и огляделся. Вокруг была реальность, в которой предстояло жить. Очень жестокая реальность. Весть о том, что Сейя вернулся один, в мгновение ока облетела компанию воителей за Добро и Справедливость. Весть, прямо скажем, шокирующая: до сегодня, единственный ( до прилёта старлайтов, да и то условно ) в компании парень с успехом выбирался и не из таких переделок. Нельзя сказать, чтобы Мамору был их близким другом. Он добросовестно защищал их и безотказно помогал по первой же просьбе. Но другом – нет, другом не являлся. Просто как-то непривычно было отсутствие высокой, в чёрном, фигуры за спиной Усаги, и пустые фонарные столбы во время битв... Кстати о битвах – нападения так и не прекратились. Такие же осторожные, взвешенные, просчитанные как и прежде. И ни одной серьёзной жертвы. Усаги к текущему положению вещей относилась с завидным равнодушием. Она вообще ко всему стала относиться подобным образом. В другое время такая перемена порадовала бы четвероногую наставницу Принцессы – но только не сейчас. После одного из боёв, – вернее, после бесславной погони за шустрыми тенями – Усаги объявила сбор. Состоялся он на студии старлайтов – там можно было разместиться всем.
— Я обдумала сложившуюся ситуацию со всех сторон, – начала Усаги, сразу же приступив к делу. – И пришла к следующему выводу. Мы неправильно делаем. Наши противники сменили тактику, а мы всё ещё действуем по старинке.
— Твои предложения? – тут же вопросила Рей.
— Всего одно. Нам не нужно гоняться за ними, особенно всей толпой. Мы разделимся и, как только что-то заметим, будем не бросаться в бой, а следить. По пути вызывая остальных. Таким образом мы отыщем их координаторов. Совершенно ясно, что новая стратегия – его рук дело, демоны бы не додумались.
— Значит, будем играть в шпионов? – вздохнул Таики. – Даже в детстве не любил...
— А что мы будем делать, когда найдём координатора? – поинтересовалась Харука.
— Я убью его, – просто ответила Усаги.
Нетронутая чашка горячего чая так и стояла перед ней, и поднимавшийся пар искажал лицо девушки, постоянно меняя его выражение.
— Я смотрю, ты многому научилась от своего защитника, – заметила Сецуна вскользь.
— Меньшему, чем мне бы хотелось. Пока что я продумала всего шесть планов уничтожения координатора. А он выдавал их с полсотни за час.
— Что-то я не пойму, о ком вы, – нахмурился Сейя. – Говорите загадками.
— Никаких загадок, просто соображать надо активней, – заметила Харука.
— Просто Звёздный Воитель не знает того, что знаем мы, – остановила гонщицу Хранительница Врат, после чего обернулась к братьям Коу:
- Немногим известно, что в своё время Эндимион был самым дорогим наёмным убийцей Альянса Планет.
— Что? Но... вы же говорили, что он – принц Земли! – воскликнул Ятэн, от изумления перестав гладить Луну.
— Одно другому не мешает, – хмыкнула Харука. – У него всегда были странные взгляды на власть и способы решения проблем...
— Насколько мне помнится, – вмешалась Мичиру, – у него диплом гильдии Асасинов с отличием, верно?
— Абсолютно, – кивнула Сецуна. – Земной принц не безосновательно полагал, что когда окружающие знают, что в случае нарушения дело до суда может и не дойти и при этом преступника не найдут, – нарушать закон захотят не многие. Правитель-асассин не станет разбираться, можешь ли ты доказать свою невиновность или нет. Просто убьет – молча и равнодушно, как чаю выпьет.
— Это жестоко!
— Ну, это мы уже обсуждали, – махнула лапой Луна. – Зато он всё делает добросовестно и в срок, и без единого прокола.
— Луна...
— Что ещё? Что вы на меня так смотрите? Эндимион – наёмник. Наёмник, повторяю! Он сотрудничал со всеми планетарными королевствами.
— Я, если, честно, вообще не понимаю, — подал голос Сейя. – Что среди вас, защитников Добра и Справедливости, делает этот... Тёмный Принц с образованием киллера. Теперь-то я понимаю почему он тогда велел не оскорблять Лордов Тёмного Королевства.
— Боюсь, что нет, – хмыкнула Харука.
— Что – нет?
— Не понимаешь. Я не думаю, что ты... Как ты тогда выразился? «Дашь в глаз» любому, кто обидит Ятэна, или что, скажем, Усаги поколотит Лунным Жезло того, кто заденет, скажем, Рей...
— Не понимаю, – затряс хвостом певец. – Причём здесь Рей и Ятэн?
— При всём. Для него Лорды – то же, что для Усаги – иннеры или что для тебя – Ятэн и Таики: близкие друзья и братья. Это долгая история, потом как-нибудь расскажу... И вообще – по-моему мы отвлеклись. Мы о демонах, а не об Эндимионе, светлая ему память.
— Да. Спасибо, Харука, – кивнула Усаги. – Собственно, это весь мой план. Кто-нибудь желает что-то дополнить? Нет? Тогда приступаем к исполнению. - Сказано – сделано. Сенши подчинились указания принцессы и стали работать по-другому. Уже через несколько дней это дало свой результат: у защитников Добра появился список мест, предположительно являвшихся порталами. Амии загнала их в компьютер и пыталась анализировать, но тщетно: узора они никакого не составляли и представляли собой всего лишь удаленные от глаз людей закоулочки. Идеальные места для телепортов. Правда, действовали порталы не постоянно, а открывались-закрывались по необходимости, как-то чувствуя своих. Из-за отсутствия ритмичного графика (или постоянной смены такового) сеншам никак не удавалось проникнуть внутрь портала. Координатор знал, что делал.
— Давайте устроим засаду! – предложила доведённая до белого каления Мако.
— Он почувствует нас, – возразила Усаги. – Он ведь как-то чувствует, когда лучше выпускать своих демонов так, чтобы никого вокруг не было.
— А чего нам от него надо? – хмыкнул Ятэн. – Он же абсолютно безвреден. Энергию они тянут очень понемногу, с людьми ничего не происходит, никаких беспорядков – не то, что раньше...
— Это действительно так, — согласилась Усаги. – И если вы придерживаетесь этого мнения – то можете и не идти. Я отправлюсь в любом случае. -
Никто не спрашивал почему. Все знали, что ответит предводительница сеншей, и – более того – знали настоящий ответ.
Демона выследила Минако. Связалась с остальными и сказала, что упала монстрику на хвост и что если они хотят успеть – пусть поторопятся. Успели далеко не все, потому как добирались из разных мест. Успела Усаги, Харука на своей «Феррари» с Сецуной, которую подвозила из ателье, старлайты на совеем «Ландкрузере» — всё. Они буквально пролетели сквозь портал, который, почувствовав чужаков, мгновенно схлопнулся. Они оказались в высоком и просторном, хоть и сильно разрушенном зале, который на первый взгляд выглядел пустым. Впрочем, впечатление тут же было нарушено раздавшимся под сводами голосом:
— Семнадцать дней, четырнадцать часов и сорок две минуты. Теряете форму? – Сейлор воители обернулись на голос, который звучал из неосвещённой части зала. Приглядевшись получше, они увидели хозяина голоса – фигуру в чёрном плаще, сидящую на обломке колонны. У её ног на полу прижался преследованный ими демон. Проследив направленный на него взгляд воителей, голос коротко приказал:
— Сгинь. – Демон поспешно нырнул в недра зала. Плавным движением обладатель голоса оказался на полу, кутаясь в плащ.
— Так мило с вашей стороны прийти навестить меня.
— Мудрец, ты что, издеваешся? Где Мамору?! – Сейлор Мун крепче сжала жезл. – Я думала...
— Ты думала, что за всем этим стоит он, я понимаю, – закивал Мудрец лысым черепом. – Я старался, чтобы оно так и выглядело. Никто из вас, правда, не задумывался, что власть, а тем более власть над демонами, никогда не привлекала Эндимиона... Но нет – он же Тёмный. – Череп ощерился, изображая усмешку. – Вы так и не поняли самого главного: полярность силы не определяет личности. Можно быть светлым и подлецом и Тёмным, но благородным... Сила ничего не решает, только личный выбор. – Мудрец прошёлся туда-сюда с умным видом, наслаждаясь реакцией сеншей. – А вот этот ваш ненормальный принц был безраздельно предан вашим дурацким глупостям – Добру и Справедливости. Остался предан, когда Серинити покинула его. И снова остался, попав в мир демонов и неограниченных возможностей для себя... Что это вас так дёргает? Магия не пашет? Вы, мои дорогие, с места не сойдёте без моего позволения.
На этом месте его издевательской речи к воителям вернулась способность шевелить языком.
— И... Что дальше? – хрипло спросила Венера. – Ты убьёшь нас – но ведь есть и другие сейлоры! Они найдут тебя!
— Убить? – Мудрец с удивлением посмотрел на девушку. – Убить вас? Я что, правда выгляжу таким недалёким? Я собираюсь использовать вас в своих целях. Видите ли, попадая в это место вы лишаетесь возможности использовать Светлую Магию. Ну не приемлет се этот мир... Так что...
— Как же ты тогда используешь нас? – удивилась Уранус. – Чего тебе надо?
— Того же, что и в прошлый раз, дорогая леди.
— Да откуда мне знать, что ты хотел в прошлый раз?! – фыркнула Звезда Ветра. – Меня-то там не было!
— Действительно, – поддержала коллегу Сейлор Мун. – Между прочим ты и нам ничего толком не сказал.
— А чего, по-вашему, может желать и к чему стремиться Призрак Смерти? – Мудрецу явно надоело тратить время на разговоры и он потянулся к своему магическому шару. Но закончить это действие ему так и не удалось: в зал ворвался один из демонов.
— Эндимион сбежал!..
— Опять? – вздохнул мудрец. – И не надоело же ему... Ну куда подевался его здравый смысл?
— Не знаю, я не брал...
— Ладно. Делайте всё как обычно, я уверен, вы не успели забыть мои инструкции... – Демон снова убежал.
— И часто у вас такое? – светским тоном осведомился Стар Файтер.
— Да порядочно. Вы меня лучше не отвлекайте, я между прочим делом занят.
Его тон просто бесил сеншей. Мало того, что это пособие из анатомического кабинета не даёт им сойти с места, так ещё и общается как с детсадовской группой!.. Тем не менее, мудрец ведёт себя слишком уверенно. Очевидно на помощь рассчитывать не приходится... А самим им тоже не совсем понятно, что делать. Сражаться? Но – даже если они найдут способ как, что маловероятно, – как убить Призрак Смерти? Тот, к слову сказать, снова склонился над шаром. И в этот момент, безо всякого предупреждения рухнула часть потолка. Грохот стоял невероятный, пыль поднялась столбом, все закричали – каждый своё. Внезапно в этом невероятном гаме раздался голос, перекрывший другие.
— Действуй Сейлор Мун! – И Лунная воительница исчезла. Просто взяла и исчезла, словно и не стояла на каменном полу, а просто привиделась. Выбравшийся из невообразимого кургана, совершенно не пострадавший Мудрец был в ярости.
— Эндимион! Иди сюда немедленно!!! Выходи, пока я не взялся за этих Светлых!!! Где Сейлор Мун?!! Где ты её дел?!
— Я – никуда. – Голос разумеется, раздавался откуда-то сверху, но из-за искривленной акустики непонятно было, с какой стороны. Мудрец провёл ладонью над шаром, и пол угрожающе задрожал.
— Да погоди ты, сказал же – сейчас буду! Нетерпеливый какой!
— Ты не говорил!
— Зато ты говорил, – из плотных облаков пыли вынырнул Мамору. – И твоим приказом тут должны подчиняться. А если ты сам в них не веришь, приказываешь другому и сам исполняешь – то не удивляюсь, почему остальные с трудом верят в твоё могущество...
— Эндимион!!!
— Н-да?
— Слушайте, – перебил их Стар Хиллер, – а почему вдруг так похолодало? Я сначала думал – из-за дыры в крыше, но теперь, когда пыль припала, вижу, что там другой зал... Так почему?
— Серенити, – равнодушно пожал плечами Мамору, звякнув обвидиановой цепью.
— Что – «Серенити»? – раздражённо буркнул Мудрец. Потом внезапно замер и повторил более членораздельно, почти по слогам: — Серенити? Ты сказал – СЕРЕНИТИ???
— Ну да. Должно же предсказание сбыться, – кивнул Мамору. – Через несколько минут здесь будет парк ледяных скульптур.
— Почему? – округлил глаза Мейкер.
— Потому что то, чего нельзя убить, можно заморозить. – Мамору посмотрел на Мудреца, съёжившегося над своим талисманом. – Кстати, попробуйте подвигаться: его чары слабеют. – Сенши восприняли призыв и действительно обнаружили, что способны, пусть и с некоторым трудом, передвигаться. Становилось всё холоднее. Венера уже стучала зубами.
— А куда же делась Сейлор Мун? – спросила она.
— Домой, в наш мир.
— Но как?
— С помощью печати, я полагаю: кольцо никогда не было Светлым артефактом...
— А я же сам ей его и отдал... – пробормотал Файтер – Я уже и забыл...
Мудрец словно бы уменьшался – центр холода был как раз вокруг него, и он всё больше съёживался, уже позабыв о шаре. Когда перед сейлорами вспыхнул портал, они не особо удивились. По очереди шагнули в него, оставляя Тао-Нибулу за спиной. Их родной мир уже был похож на то, что обещал Мамору, – на парк ледяных скульптур. Токио был словно высечен из гигантского куска люда. Перед самым порталом стояла принцесса Серенити. В её поднятых руках сверкал Серебряный Кристалл. Ну да, что бы другое там попробовало посверкать... Плутон быстро обернулась к Старлайтам:
— Улетайте, только быстро. Иначе вас тоже в это втянет.
— Да мы и не против, – хмыкнул Файтер. – Я понял, что происходит, мне Куколка говорила про предсказания.
— Мне тоже, – влез Хиллер. – И встретиться с вами ещё через 1000 лет у меня нет никакого желания. Мейкер?
— Семеро одного не ждут. Кстати, что это они там делают? – Воитель указал куда-то всем за спины. Обернувшись, компания увидела следующую панораму: к принцессе подошёл Эндимион, и девушка опустила руки, оставив свой артефакт висеть в воздухе без всякой видимой на то причины.
— Когда? – без предисловий обратилась к парню Серенити.
— Что когда, моя принцесса?
— Свадьба.
— Чья?
— Наша.
— Прошу прощения?
— Я получила от тебя прямое приглашение одеть кольцо, – невинно ответила Мессия Света, выставляя вперёд руку. На хрупкой кисти тяжёлая печать смотрелась почти как оружие типа кастета. – И это кольцо, – продолжила она, – по странному стечению обстоятельств случайно оказалось Террианской Королевской Печатью. Ну что я должна была подумать? – Очаровательное хлопанье ресницами завершило сию тираду.
— В таком случае – когда захочешь, – ответил парень. — Как я понимаю, разногласие исчерпано? – Девушка кивнула. – Тогда, быть может, обменяемся кольцами? – И, к неописуемому изумлению Серенити и остальных, Мамору протянул ей кольцо, казалось, навеки оставшееся в траве у лесочка.
— Артемис принёс его мне, - ответил парень на невысказанный вопрос в глазах любимой. – И, так как кольцо не представляет собой артефакт магический ценности, Мудрец его мне оставил. Ну, а так как оно содержит в оправе самый твёрдый из известных на земле минералов, оно не раз помогало мне с побегами... На глазах у защитников Добра и Справедливости пара обменялась кольцами под ободряющие и радостные возгласы окружающих: к тому моменту Сейлоров вокруг прибавилось, вылезли на свет божий те, кому посчастливилось не побывать в Тао-Нибуле.
— Что-то все больно хорошо закончилось, – проворчала Луна. — Это я вам говорю, – обернулась она к сейлорам. – А то этим там, – кивок в сторону целующихся принца с принцессой, – уже всё по барабану...
— Ну, твоё замечание можно трактовать только в одном ключе! – подмигнул кошке Артемис.
— И в каком же?
— Скучать не придётся!
И это была чистая правда.
— Между прочим, – тихо произнёс Мамору на ухо любимой, – Сейя в совеем анализе кое-что упустил...
— Откуда ты знаешь про Сейю?!
— Разведка доложила. Так вот, Тёмный Эндимион пользовался чёрными розами, которые при появлении Сейлор Мун становились алыми. А алая роза – это символ знаешь чего?
— Горячей любви, — шёпотом ответила Усаги.
— Вот ты и ответила на вопрос о том, почему я не среди Тёмных...
— Эй, вы, двое! – подала голос Луна. – Не отвлекайтесь! Да не от поцелуев – от магии!! Это неизлечимо...
И это тоже была чистая правда.








Раздел: Фанфики по аниме и манге | Фэндом: Sailor Moon | Добавил (а): Мамору_Чиба (04.11.2012)
Просмотров: 2039

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 1
1 Aleks-Koyl   (05.11.2012 01:39)
Твое Высочество! Ну когда, когда ты запомнишь, что если обо мне говорят гадости, это не повод затевать межпланетную войну! (Кунс)
Ну а если честно, как всегда не могла оторваться до последней строчки. Насыщено, емко и в твоем стиле.
Добро пожаловать на СС.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4383
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн