фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 09:45

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Alien vs Predator

  Фанфик «Mondengel II. Чёрный Трон | Эпизод 4 - Дыхание Сезона»


Шапка фанфика:


Название: Mondengel II. Чёрный Трон
Автор: Darkflight
Фандом: Чужой против Хищника
Персонажи: Яуты, Аттури, Берсеркеры: Охотники и Охотницы, Учёные и Ремесленники, Элдеры. Уманы, Чужие (+другой вид) и ещё кое-кто. Гуан-Тант'ер/Андрейст, Фатор/Корле-корла’йе, Насид-Меам/Мул-Радж.
Жанр: Романтика, Ангст, Фантастика, Экшн (action), Философия, Даркфик, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Предупреждение: BDSM, OOC, Изнасилование, Групповой секс, Нецензурная Лексика
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Содержание: Что есть власть - дар или проклятие? Бремя или благословение? А может, и то и другое? Гуан-Тант'ер сталкивается с трудностями на пути к Чёрному трону. Что ждёт истинного Правителя Сендара и каким он должен быть? Пока альбинос вкушает власть методом проб и ошибок, Воины Аттура берут под контроль Учёных, намереваясь развязать с Науд-Аурит'сенейем кровопролитную войну... Продолжение рассказа "Mondengel. Легенда о Ночном Хищнике".
Статус: в процессе
Дисклеймеры: Вселенная Alien vs Predator принадлежит её создателям.
Размещение: Только с разрешения автора
От автора: Так же, как и Mondengel I, этот рассказ является альтернативной вселенной (Вселенная Mondengel). Некоторые эмоции, выражаемые Хищниками, такие как улыбка, ухмылка и пр. отображаются эмоционально, в воздухе, так как на лице по понятным причинам выражены быть не могут.

"Кровь Королей" (Ария) - тема всего рассказа.
"Я объявляю Войну" (Кукрыниксы), "Anti-angel" (Battery Cage) - темы Гуан-Тант'ра
"Бьет по глазам (Адреналин)" (Total) - тема Андрейст
"Das Omen Im Kreis Des Bosen" (E Nomine) - Великий Владыка Волве
"New divide" (Linkin Park) - тема Таск-Маоленда
"Cyanide" (Deathstars) - тема Сау-гканна
"Wach Auf!" (Oomph!) - тема Рино-Длаар'хата. Формация "Гларо".
"Guitare gitane" (Paul Koulak - Fort Boyard) - тема Гашинда
"Твой День" (Ария) - тема Крак-линда
"Golden Mask" (Kitaro) - Тема Варэ’нинда
"Sworn Through Swords" (Ost Devil May Cry 4) - тема Бирта
"Dark Fields Of Pain" (Pain) - тема Фаитинда и его клана "Штормов".
"Fighting till Death" (Lord Wind) - Тема клана "Чёрного Зверя" (Гуан-Тант'ер)
"Going In" (ost Prometheus) - тема клана "Холодного Клыка" (Сау-гканн)
"Рядом быть" (После 11 и Хелависа) - Гуан-Тант'ер/Ирмолинд-Зигв'а (Андрейст)
"Охотники" (Смысловые Галлюцинации) - Гуан-Тант'ер/Блаи-хад
"Туда" (Михей И Джуманджи Ft. Инна Steel) - Фатор/Корле-корла’йе
"The Past" (Korn) - Насид-Меам/Мул-Радж
"Ratman" (Paul Koulak - Fort Boyard) - Торговцы Адомура. Фраст
"Fuck The Police" (Dope) - Отступники
"Ice Queen" (Within Temptation) - тема Корле-корла’йе
"Regret" (Ice Ages) - Тема Адем-Вадера, Кровавого из клана "Холодного Клыка". Противник Наунда в пространстве сна.


Текст фанфика:

Реактор «Ярости» беззвучно выжимал из себя последние капли энергии. Гуан-Тант’ер обеспокоенно взглянул на индикатор заряда – показатели падали, потребление росло. На полную перезарядку MAN’DACA требовалась ровно неделя простоя, а отмеренные Советом восемь оборотов неумолимо поглощались пространственно-временным континуумом космоса.

- Фатор, разними этих дерущихся сосунков и немедленно подойди в отсек управления, - провещал по системе связи раздражённый голос Кар’клейя.

Ветер молча схватил сцепившихся Кровавых за глотки и растолкал в разные стороны.

- Ки’кте!

Ятеж-казир и Кашинн, громко пыхтя, загребали воздух когтями, сжимая и разжимая кулаки.

- Угомонитесь оба. Держите себя в руках. Приближающийся Сезон одинаково давит на всех.

Наунд, опирающийся на дальнюю колонну, с ехидной ухмылкой наблюдал за действиями первого помощника Вожака.

- Да ну?! Но не всем достанутся самки, ведь так?! – яростно прошипел Астроном.

Он знал, что Ночной Воин снова дал Фатору допуск на целый Сезон. Конечно, приближаться к Великим Матерям ему не позволялось, но вот заигрывать с их молодыми, низкоранговыми дочерьми... Гормоны слишком сильно поглощали мозг, чтобы задумываться о статусах и будущем родившихся впоследствии детёнышей. Под маской Ветра сжались жвала. Проигнорировав сказанное, яут развернулся и зашагал прочь из кехрите – Вождь не любил ждать.

- С'йюит-де! - бросил ему в спину оскорбление Ятеж-казир. Помощник презрительно фыркнул, но даже не обернулся, скрывшись за дверью.

Вместе с Фатором в отсек управления влилась атмосфера разгорающегося на корабле соперничества. Нужна была закостенелая, многолетняя выдержка, чтобы умело сопротивляться тяжёлым волнам инстинкта. Порой даже Лидеры и Воины, словно срываясь с обрыва, падали в кипящее море противостояния, утопая в низменных стычках с молодыми самцами, которым и так по закону не доставалось ничего. В этот период отмечался самый большой рост изгнаний молодняка из-за их повышенной агрессивности и порой полной потери самоконтроля.

- Веди корабль на «Вианд-вейнер-вейгоринд». Оставим там Кровавых и Младших.

- Почему именно этот JAG’D’JA?

- Стабильность. Аттр’ури там почти отсутствуют. Этот ATOLL новый - оснащён двумя кехрите размером с арену. Пусть испытают себя в наше отсутствие.

Охотник молча кивнул и начал вводить корректировки в курс.

- Сразу после отбытия активируй Турбозаряд.

Ветер мельком взглянул на индикаторы.

- Энергия системы повысится лишь вдвое.

- Я знаю. Этого должно хватить до Науд-Аурит'сенейя.

Альбинос что-то настучал на панелях управления. Фатор внимательно пригляделся к Вождю. Тот, заметив пристальный взгляд, вздохнул:

- Что? Чувствуется беспокойство?

- Да. Ты получил данные от Блаи-хад?

- Получил, - он снова нажал на какую-то кнопку. – Мроинд и Циенринд-Нагалл повели себя достойно, встав на защиту Неокроплённых.

- Они защищали их???

Альбинос молча провёл когтем по выемке – врубилось присланное самкой видео с камер наблюдения Большого тренировочного зала «Адомура». Первый помощник, глядя на монитор, заинтересованно защёлкал.

- Хм. Ты всё равно будешь их пороть?

- Да. Жду вас в кехрите. Ведите Младших.

Mondengel, прихватив нагинату, отправился на выход.

- Гуан-Тант’ер, - Вождь обернулся. - Скучаешь по ней?

Одам-ан’де слегка опустил голову, посмотрев перед собой.

- Да.

- Сколько времени прошло?

- Си'нтр, Фатор, – вздохнув, ответил он и вышел из отсека.

Ещё несколько минут Хищник потратил на изучение видео, но в его голове настойчиво всплывали воспоминания о том медицинском подвиге, свершённом на Великой Охоте, нежный взгляд Ирмолинд-Зигв'ы, поведение Вожака, не вписывающееся ни в какие традиционные рамки... Тогда он воочию увидел, что между яутом и уманом может быть не только вражда, уважение или непродолжительная половая связь, заканчивающаяся смертью последнего. Помощник чувствовал, что отсутствие ши опустошает Кар’клейя.

«Хммм... Не в этом ли причина его отрешённости и нервозности?». Он отключил мониторы и направился вниз.

***

Несколько глухих кодовых ударов в дверь.

- Да, Фатор.

Ветер зашёл в личный отсек Кил-лиэата. Здесь, как всегда, было непривычно пусто – Кровавые жили в спартанских условиях, проводя большую часть времени на тренировках, в медитациях и Охотах. Спали яуты на жёстком, металлическом полу, изредка позволяя себе покрыть его шкурами.

- Пора будить Циенринд-Нагалла. Приведи Мроинда, он где-то у себя.

Агония щёлкнул, но не сдвинулся с места. Он сидел на коленях рядом со стеной и упорно что-то изучал в маске.

- Не зли Кар’клейя, он уже не в духе, - поторопил механика первый помощник.

- Одну секунду, - ответил Кровавый, подняв когтистый указательный палец.

Щелчок – маска была снята с лица. Фатор услышал доносившееся из неё знакомое рычание арбитра.

- То самое видео с Большого Кехрите?

- Не только. Я скопировал некоторые данные с маски Младших.

- Что-нибудь нашёл?

- Нет, ничего. Пойдём, – закрепив маску на плече, бегло ответил яут.

В голове Ветра пробежала догадка, что Кил-лиэат изучал записи отнюдь не из-за заинтересованности в действиях Young Blood. В сущности, это заботило его меньше всего.

Фатор отправился в медицинский отсек, где в “объятиях” автоматического оборудования пребывал в искусственном сне Бегущий Брат. Проверив показатели и повторно убедившись в отсутствии угрозы для жизни юнца, первый помощник нажал необходимые кнопки и пробудил сородича. Прозрачное угловатое стекло с шумом отошло в сторону, выбросив наружу влажный пар. Верхняя правая жвала Младшего слегка шевельнулась.

- Циенринд-Нагалл.

Хищник открыл глаза и, синхронно задвигав всеми мандибулами, привстал.

- Сколько?

- Меньше оборота, - холодно ответил Старший. – Головокружение?

- Да. Но самочувствие куда лучше, чем на «Адомуре».

- Вообще их оборудование эффективнее нашего. Тебя спасли. Поднимайся.

Бегущий Брат почувствовал под ногами металлический пол. Неуверенными шагами он подошёл к своей сваленной в кучу амуниции. Разбитая голова, наконец, проснулась и начала осознавать происходящее. Он тяжело вздохнул:

- Говорил я ему – дурацкая это затея...

Хищник натянул на себя сетку, оставив обнажённым торс. Фатор стоял неподалёку, опираясь на медицинское оборудование и сложив руки на груди.

- За всё нужно платить, Младший. Вы ослушались приказа. Посмотрим, что скажет Кар’клей.

Щёлкнуло крепление энергосистемы. Маска осталась в руках. Охотники вышли в пустой коридор и направились к месту наказания. Перед глазами Young Blood всё плыло. Хоть он и смог немного восстановить силы, травма давала о себе знать. Яута слегка водило из стороны в сторону, отчего Кровавому периодически приходилось его выравнивать.

Агония угрюмо плёлся по коридору, погружаясь в недра себя. Каждый нашёл свой Путь, свой поворот. Вождь обрёл Лидерство, пройдя всеми Путями, настигнув несколько целей, заплатив кровавую дань. Лишь один из клана остался стоять позади, на перекрёстке, пред суровым выбором – незавершённой ныне задачей. Дверь в отсек Младших была открыта. Рядом находился спуск в трущобы. Второй помощник Кар’клейя молча зашёл в небольшое тусклое помещение. Юнец стоял у дальней стены, сложа руки на груди и глядя в пол. Ни щелчка, ни звука. Кровавый схватил его за плечо и толкнул к выходу - Мроинд смиренно подчинился. Он знал, что должен ответить за всё и тяжесть ожидания давила подобно кандалам.

Мрачно ступая по металлическому полу, ведомый Старшим по рангу, Мроинд думал о содеянном и о том, как огородить Бегущего Брата от сурового наказания. Под ногами стелился густой туман влажности, словно пытаясь утянуть вниз, на дно. «Я подставил его. Я подставил соратника... Вытянул с корабля, втянул в бой. В свой бой. Вопрос гибели моего отца изначально не касался Циенринд-Нагалла. Зачем? Кар’клей... Почему он не запер судно? Не запер нас? Доверие ли это или простая проверка, которую мы провалили по моей вине?». Открылись двери кехрите. Агония грубо толкнул Мроинда в зал. Яут упал перед Кровавыми на пол. Хищники, утирая твей с разбитых жвал, безразлично разошлись в стороны. Руки юнца озеленились чьей-то кровью, растёкшейся множеством луж.

- Мроинд, – из-за колонны вышел Гуан-Тант’ер. Младший поднял голову. – Встать!

Грациозный подчинился. Он молча снял маску, готовый получить унизительный удар по неприкрытому лицу. Где-то сбоку стоял Бегущий Брат. Он выглядел разбито и подавленно. Воцарилась тишина. Удара не последовало.

- Почему вы... - Элдер начал медленно расхаживать по залу, сложив руки за спиной. Нагината покоилась на стене, - посмели ослушаться приказа?!

Он резко развернулся и уставился на Младших. На его плече сверкнула клыкастая пасть маски. Фатор толкнул Циенринд-Нагалла в круг. Яут покачнулся, слегка шевельнул мандибулами и опустил разбитую, гудящую голову. Ему нечего было ответить Вождю.

Сородич не отвёл взгляда. Он холодно смотрел в золотые мерцающие глаза альбиноса. Жвала прижались ко рту.

- Кар’клей. Я хочу взять его вину на себя.

Со всех сторон полилось горловое пощёлкивание.

– Безумец.

- Он не ведает, что творит.

- Зачем навешивать на себя чужие шрамы?

- Тоже мне, герой нашёлся...

Помещение наполнилось обильным телепатическим перешёптыванием. Ночной Воин предупреждающе зарычал – гомон прекратился.

- Чем вызвано столь неожиданное решение?

- Он ранен, мой Кар’клей. По моей вине.

Бегущий Брат поднял голову. На секунду ему показалось, что он всё ещё дремлет в медкапсуле.

- Разъясни.

Мроинд прошёлся взглядом по Кровавым. Чувствовалось презрение.

- Это я нарушил твой приказ, уговорив Циенринд-Нагалла пойти со мной.

Бегущий Брат подал голос:

- Ты не...

- Я не дал ему выбора, - намеренно прервал разъяснение собрата Young Blood. – Я захотел узнать, что случилось с моим отцом, потому что случайно услышал о его гибели.

- Когда мы беседовали с операционной командой?

- Да.

Лунный Ангел скрыл лукавую ухмылку, не дав эмоции вырваться в атмосферу. Сейчас он повторно убеждался в том, что у этого яута есть неплохой потенциал и кое-какие знакомые отцовские черты.

- И что ты узнал? – неожиданно строгим голосом вопросил Гуан-Тант’ер.

- Что ослушаться твоего приказа было ошибкой. Я подверг наши жизни ненужному риску и чуть не опозорил клан, – твёрдо ответил Мроинд, не сводя глаз с Вождя. – Прошу тебя, Великий, не подвергай Циенринд-Нагалла наказанию, он не...

- Он пошёл с тобой. Осознанно.

- Я готов взять на себя его часть наказания! – яут сделал шаг вперёд.

«Смелый малый», - довольно заметил альбинос. Бегущий Брат переставал осознавать, что происходит. Он стоял рядом, словно размякшая кукла, шатаясь из стороны в сторону и улавливая лишь обрывки фраз. «Он не выдержит порки!» - едва доносились до него слова собрата.

- Кил-лиэат! Третий сверху! – отдал приказ Кар’клей.

Второй помощник молча подошёл к колонне и достал средней длины кнут. Жало было усыпано мелкими острыми шипами. Он вложил рукоять в руку Вождя и отступил к стене. Кар’клей молча кивнул Фатору – Кровавый отвёл Циенринд-Нагалла в сторону.

- Уведи его, - чуть слышно попросил Мроинд. – Он еле держится на ногах.

- Он будет присутствовать, - ответил Ночной Воин голосом, не терпевшим возражений. – Пятьдесят ударов... моей рукой.

Грациозный побледнел. Он надеялся на снисходительность.

- Пятьдесят? Сколько нам полагалось?

- Двадцать каждому.

- А ещё десять?

- За дерзость.

Яут молча прижал жвала. Он осознал, что иначе быть не могло. Полетели на пол доспехи, маска, оружие. Прежде чем опуститься на колени перед Вожаком, юнец успел заглянуть в его глаза – в них не было гнева. Одам-ан’де обошёл наказуемого. Вокруг слышался шёпот, пощёлкивания, рычание. Внезапно почувствовался телепатический говор Вождя, сокрытый от остальных:

- Ты смог признать свою вину, это сильный поступок. «Адомур» учит, Младший. Его уроки всегда суровы...

Удар. Пронзительный вой. В наказаниях Кар’клей не ведал жалости. Его удары всегда были жёсткими, чёткими и бескомпромиссными. Спину жгло. Охотники клана с наслаждением отсчитывали количество “укусов” кнута. «Пятьдесят... пятьдесят за нас двоих». Грациозный стиснул клыки. Он слышал, как жало рассекает воздух, как посмеиваются Кровавые, как молчит собрат.

- Пятнадцать, шестнадцать, семнадцать, – злорадно шептал Наунд, не сводя глаз с твееточащих ран.

Циенринд-Нагалл наблюдал затуманенным взором. Он не мог понять поступка собрата, ведь они вместе покинули судно и вместе нарвались на неприятности. «В одном он прав наверняка – сейчас я едва выдержу удары Кар’клейя».

Мроинд впился когтями в пол. Его жвала сильно дрожали. Юнец зажмурил глаза и едва терпел боль. С тридцать второго удара Вожак ускорил ритм, желая поскорее завершить начатое.

- А Волве бил до потери сознания, - тихо ухмыльнулся Горец.

Ятеж-казир и Кашинн нервно переглянулись. Из всех присутствующих на времена правления Великого Вождя попали только Наунд, Кил-лиэат и Гуан-Тант’ер.

«Пятьдесят». Грациозный ощутил дикую слабость. Раны болезненно ныли, тело бил озноб.

- Уводите, - скомандовал Ангел Ночи, открывая колонну и помещая кнут на специальное крепление, где он очищался от твея незамысловатыми очистительными системами.

Фатор и Кил-лиэат подхватили Младшего под руки и потащили в медотсек. За ними неуверенно поплёлся Бегущий Брат.

- Стой. Вернись.

Циенринд-Нагалл заковылял обратно. Он вопросительно глянул на Элдера – взор по-прежнему был мутным.

- Как было на самом деле?

Молодая Кровь сначала не понял, о чём он. Затем, чуть мотнув головой, ответил:

- Он не удерживал меня. Просто сказал, что пойдёт туда. Я не мог остаться, мой Кар’клей. Позволить ему одному расхаживать на средних ярусах «Адомура» было бы безумием.

- А уйти вдвоём? – лукаво спросил альбинос.

- Это коллективное безумие, - из последних сил буркнул подросток.

Гуан-Тант’ер улыбнулся: «Урок пройден». Не раздумывая, он позволил Младшему опереться о своё плечо. Жестом, Вождь приказал Горцу поднести его нагинату. Наунд, оттолкнув Кашинна, подошёл к оружейной стене. Со священным трепетом он снял символ клана. Его когти вцепились в гладкую чёрную поверхность двулезвийной рукояти.

- Наунд.

Яут обернулся и быстро зашагал к Элдеру. Он протянул ему нагинату, словно священную реликвию. Кар’клей молча забрал своё оружие и повёл еле плетущегося Циенринд-Нагалла в медицинский отсек.

***

Кил-лиэат не отрывал взора от одного из мониторов, располагавшихся на средних ярусах: си-у'кве резали Неокроплённых, как никчёмный скот. Кровавый медленно сжимал кулаки, пытаясь унять кипящий твей.

- Проклятые, низкие ублюдки... Твари, недостойные существовать.

Агония перемотал назад: арбитр пронзил отступника запястными лезвиями. Чуть позже он уже продирался сквозь обезумевших преступников за своей главной добычей. Хищник снова и снова просматривал запись, внимательно следя за его действиями.

- Мастера Охоты... – задумчиво протянул механик.

- Верно. Истинные Мастера своего дела никогда не оставят дичь недобитой, а рейд – незавершённым.

Кил-лиэат судорожно огляделся по сторонам.

- Мой Кар’клей?

В тишине раздался шум шагов. Вожак медленно приближался, слегка покачивая мантией. Атмосфера начала меняться. Кровавый почувствовал себя странно. Опять на поверхность всплыло желание сбежать. «Сбежать от выбора?». На секунду ему показалось, что альбинос вскрыл блок и перебирает мысли в его голове.

- Как ты услышал?

- Ты слишком громко думаешь, Кил-лиэат.

Второй помощник прижал верхние жвала.

- Да, ты прав. Где моя концентрация?

Вождь ухмыльнулся. Он хитро взглянул на монитор.

- Оцениваешь тактику Крак-линда?

- Я... – Агония слегка растерялся. С экрана донеслось громкое рычание арбитра.

- Ругаешься на си-у'кве...

Яут поднял голову и с надеждой посмотрел на Вождя. Что-то проснулось в нём, какая-то доселе спящая искра.

- Твоя дорога может увести тебя совсем на иную Охоту, Младший.

Кровавый слегка вздрогнул.

- Ну? – внезапно строго прорычал Одам-ан’де. – И долго ты собираешься бегать от себя? Мне самому озвучить твой выбор?!

Агония почувствовал ком в горле. Мысли взмыли вверх, подобно клубящемуся рою мух. Ни одну из них никак не получалось оформить в предложение. Сердце взволнованно ускорило ритм.

- Я... но ведь я... не...

- Кил-лиэат, – внезапно спокойно сказал Элдер. – Успокой свой разум, соберись и озвучь выбор.

Хищник сделал глубокий вдох – нервы совсем сдавали. Его выбор был слишком недоступен, требования чересчур высоки.

- Я хочу убивать отступников, Великий Гуан-Тант’ер. Убивать их нещадно за низменные преступления и нанесённый урон кланам ятжа. Своими поступками они пятнают Честь нашей расы, - Агония говорил чётко, отметая все сомнения и страх быть униженным за столь дерзкие желания. – Я хочу стать арбитром.

- И? Стоило это носить в себе столько лет?

- Ты... знал?

- Кетанууу, - Вождь покачал головой. – Не нужно скрывать очевидных вещей.

- Но я не имею права! – развёл руками Кровавый. – По закону до Охоты на преступников допускаются лишь Высшие касты. Это элита, Гуан-Тант’ер! Воины и Старейшины!

Альбинос молчал. Ни одна жвала на его лице не шевельнулась. Механик притих. Раздался громкий вздох Лунного Ангела.

- Что ты знаешь об арбитрах, Кил-лиэат?

Агония щёлкнул. Этот вопрос застал его врасплох.

- Нууу...

- Кто ими управляет?

- Сильнейший Крак-линд – Ветеран, избранный Советом. Высочайшие выходят на Охоту сами по себе. Нет, постой... Ими?

Элдер подошёл к монитору и перемотал на момент Охоты арбитров в Большом Кехрите.

- Присмотрись. Кого ты здесь видишь?

Охотник приблизил изображение. На секунду его сковал шок.

- Я знаю его! Это... Кровавый из клана «Летящего Копья»! – он непонимающе посмотрел на Кар’клейя. – Как такое может быть?

- Кил-лиэат, у тебя есть связи, – спокойным голосом намекнул Одам-ан’де, – такие, каких нет ни у одного другого клана. Старейшины охотятся сами по себе - для большинства из них арбитраж лишь развлечение. Истинными операциями руководит Крак-линд. Всё это происходит в тени. Планы захвата разрабатываются под сводами Сендара. Си-у'кве опасны. Их количество растёт с каждым Сезоном и удерживается арбитрами, такими, как вы, - он кивнул в сторону монитора, где группа Хищников на профессиональном уровне устраняли преступников. – Кровавых единицы. Малоопытные, вы подвергаете себя высочайшей опасности, сталкиваясь с добычей, равной вам по силе, вооружению, разуму и поведению. Ведь это бывшие собратья, Охотники нашей расы. Вот почему к арбитражу допускаются лишь избранные из Старших каст. С последних двух рейдов вернулся только один Окровавленный...

- Так это самый опасный Путь?

Вождь сверкнул глазами.

- НЕ менее опасный, чем все остальные.

Агония уставился в пол. Сейчас ему казалось, что Вселенная переворачивается. «Я могу попасть туда, куда берут лишь Воинов?».

- Готовься, Младший. На «Вианд-вейнер-вейгоринде» состоится твоя первая встреча с новым Учителем.

Клыкастая маска легла на лицо Гуан-Тант’ра. Махнув мантией, он направился на верхние ярусы. Второй помощник остался стоять у погасшего монитора...

Примерно через час

- Мой Кар’клей, мы подлетаем к «Вианд-вейнер-вейгоринду».

Вожак допустил Фатора до управления судном, чтобы Кровавый отвлёкся. Хоть Ветер и обучался выдержке у Кар’клейя, Сезон подчинял его мозг.

- Отправь мой личный код.

- А где он?

- Снизу. Нет, не здесь, левее. Да, я вижу ты уже не способен сосредоточиться на простейших задачах.

Первый помощник гнусаво зарычал.

Атолл «Бесконечный» был вторым по величине после «Бездны». Металлический, блестящий корпус ещё не носил на себе мятых ссадин от жестоких распрей клановых кораблей. Гладкий удлинённый вверх и вниз корпус делал его похожим на рыбу-луну. Словно плавники, раскинулись многочисленные ярусы, ждущие новых побед и трофеев. Си-у'кве ещё не успели заселить трущобы, спокойствие этой базы ощущалось на многие космические мили вокруг.

- Это что? – на панелях отображались множественные шифрованные чёрточки, не несущие для Кровавого никакой информации.

- Это разрешение на посадку.

Фатор пытался разглядеть хоть один знакомый символ и распознать в нём “разрешение”.

- Цепи шифрованных цифр и кодов – язык Вождей, – ухмыльнувшись, сказал Гуан-Тант’ер. – Может, когда-нибудь ты научишься пользоваться им.

Здесь посадка проходила немного иначе. «Шауб-Де», приблизившись к вратам ангара, терял свою энергию – системы Атолла блокировали её. Изменения внешней гравитации затягивали судно на посадочную площадку. Альбинос на некоторое время задумался.

- Фатор, знакомый принцип? – внезапно обратился он к яуту. Охотник бросил взгляд на погасшие пульты.

- Да, мой Кар’клей. Разработка аттр’ури. По этому принципу некто сбил нас когда-то у планеты берсеркеров. Я вижу, они довели её до совершенства.

«Ярость» с шумом приземлилась. Механические захваты зажали судно, крепко прижав к полу. Ветер взглянул на показания внешних камер.

- Захваты? Это что, чтобы не угнали? – пошутил Кровавый.

- Нет, Фатор, - Вожак снимал нагинату с крепления, - необычная система последующего взлёта. Ты оценишь. Всем на выход! - рявкнул он по системе связи.

Перед MAN’DACA стояли несколько Хищников здешней операционной команды. Элдер отошёл к ним переговорить по поводу последних событий, у трапа выстроились Охотники клана. Фатор заметил, что Кил-лиэат стоит отдельно, сложив руки на груди и уставившись в пол. От него исходило напряжение.

- Что с тобой, собрат? – поинтересовался первый помощник, встав спиной к остальным. – Ты неважно выглядишь.

Агония положил руку на маску и разочарованно покачал головой.

- Я волнуюсь, Фатор. Я не знаю, что мне ему говорить и как вообще себя вести.

- Кому?

Кил-лиэат бросил недоверчивый взгляд в сторону яутов клана. Он отошёл ещё на несколько шагов и снова обернулся. Ветер непонимающе мотал головой.

- Послушай. Я... В общем, ну...

- Говори, не бойся. Я тебя всегда поддержу, ты же знаешь.

- Я всегда хотел стать арбитром. И Кар’клей дал мне шанс. Здесь должна пройти моя встреча с новым Учителем.

Фатор громко и восклицательно щёлкнул. Он кинул небрежный взгляд в сторону Кровавых, а затем положил свою руку на плечо собрата.

- Кил-лиэат, поздравляю. Ты добился, чего хотел. Достижение цели - это самый верный ход событий. Подумай, туда допускаются Старшие ранги. Ты многому сможешь научиться у них.

- Я думал, лучший Учитель - наш Кар’клей, разве нет?

- Наш Кар’клей – наш предводитель и наше всё. Он нам как отец, но... у него не хватит времени обучать нас всему, что он знает. Каждому нужно уделить не менее трёх си'нтр’ов, чтобы сделать профессионалом в своей области. Подумай, на нём Сендар, вся наша раса. Порой я размышляю, сколько в дальнейшем ему понадобиться воли, чтобы удержать всё это на своих плечах? Наш клан будет расти. И он вынужден будет многое оставлять на своих помощников.

Механик кивнул.

- Это большая ответственность. Так что не подведи его, не подведи меня. Недаром мы с тобой поняли друг друга. После Великой Охоты... мы повзрослели.

- Да, Фатор. Ты прав.

Агония протяжно благодарно щёлкнул. Вожак уже приближался к ним.

- Гуан-Тант’ер, есть что-нибудь?

- Нет. Здешним науду ничего не известно, только отдалённые слухи. Ваар, этих четверых в главный кехрите, - Вождь указал на Наунда, Кашинна, Ятеж-казира и Мроинда. – Вы пробудете здесь весь Сезон. Драки будут жестокие. Отстаивайте свою Честь и Честь клана. Знайте, за вами наблюдают. Нарушения приведут к наказанию.

Хищники молча поклонились. Аттуриец кивком приказал следовать за ним.

- Шанинд, этого в медицинский отсек. Через три-четыре оборота к остальным.

Циенринд-Нагалл расстроенно щёлкнул. Он как смог поклонился Вожаку и поплёлся за яутом.

- Фатор, побудь пока тут. У тебя есть время изучить новейшие системы.

Помощник утвердительно кивнул и щёлкнул.

- Кил-лиэат, за мной.

Альбинос последовал к одной из множества дверей. Агония молча пошёл за ним. На выходе он обернулся.

- Удачи, – телепатически шепнул собрат, стоя у родного чёрного MAN’DACA.

Механик уверенно рыкнул, дверь за ним закрылась.

***

Гуан-Тант’ер и второй помощник молча двигались по отсекам и коридорам Атолла. Верхние ярусы казались спящими. Все Вожди находились на судах, готовясь к Сезону Слияния. Элдеры слетелись в Сендар. На стенах покоились трофеи, не такие роскошные, как на «Адомуре», но явная работа Воинов. Впереди виднелся свободный отсек с множеством спящих мониторов. По мере приближения волнение Кровавого усиливалось, он тревожно замотал головой. Вождь ухмыльнулся. Внезапно из-за металлической угловатой колонны вылетела тень. Кил-лиэат моментально отреагировал, выпустив ки’чти-па и нанеся секущий удар. Хищник ловко увернулся и неожиданно перехватил обе руки Охотника. Агония уже собирался врезать ему головой, но властный спокойный голос Лунного Ангела остановил его:

- Успокойся, Кил-лиэат.

Яут замер.

- Реакция у него хорошая. Есть шанс, что выживет, - арбитр отпустил руки Кровавого. – Младший, си-у'кве стремительны. Нападение из засады - их излюбленный стиль.

Механик издал щелчок и учтиво поклонился Старшему.

- Кил-лиэат, знакомься, это Крак-линд, – пауза. - Твой Учитель.

Агония нервно сжал и разжал кулаки. «Кетану, тот самый Крак-линд! Сильнейший, избранный Советом!».

- Молчаливый ятжа, - ухмыльнулся Ветеран.

- Он просто в растерянности, – улыбнувшись, ответил Вожак.

Ему забавно было лицезреть когда-то серьёзного и сосредоточенного механика в таком состоянии. Агония чувствовал себя потерянным. Он не знал, что говорить и как действовать в этой ситуации.

- Итак, Кил-лиэат. Если ты хочешь выжить, прислушивайся к каждому моему слову. От слаженности наших действий будет зависеть успех рейда. Что заставило тебя избрать именно этот Путь? Почему не Кайндэ Амедха?

Кровавый собрал волю в кулак и ответил:

- Си-у'кве недостойны жить. Они опустились до позора и опускают до позора других, затягивая в свои ряды. Это пятно на Чести нашей расы должно быть смыто.

В воздухе застыло довольное урчание арбитра.

- Что ж, готовься. Завтра я проверю тебя. После Сезона пойдёшь в первый рейд.

Гуан-Тант’ер удовлетворенно кивнул.

- Что с Лидером берсеркеров, Крак-линд? Удалось узнать его имя?

- Ааааррр, он проклятый сукин сын! Активировал Турбозаряд и оторвался от меня. Исчез где-то в системе Мс’эхорт.

- Хммм... Мс’эхорт - нейтральные охотничьи угодья. Там слишком опасно находиться, это проходной двор. Без укрытия он не выживет и дня, значит...

- Мы найдём его базу, Великий.

Mondengel положительно кивнул.

- Ищите, но не нападайте. Я сам разберусь с ним.

- Да, Кар’клей.

- Кил-лиэат, - Элдер положил руку на плечо второго помощника. – Не подведи меня.

Гуан-Тант’ер развернулся и зашагал в сторону ангара. Агония с некоторым сожалением смотрел на удаляющуюся фигуру Вождя.

- Добро пожаловать в новую жизнь - жизнь, которую ты выбрал сам.

Крак-линд знаком указал на комнату с мониторами, и они отправились туда.

Ангар

Фатор общался с кем-то из операционной команды. Вождь незаметно подошёл к ним и навис тёмной тенью. Ветер резко обернулся, заметив сбоку движение. Кар’клей, не шелохнувшись, щёлкнул.

- Ты как привидение, Гуан-Тант’ер.

- Ты мне льстишь.

Помощник поклонился собеседнику, и они с Вождём отправились на борт «Шауб-Де».

- Снова вдвоём, Фатор. Когда уже кто-нибудь из Кровавых дорастёт до проклятого Сезона!

Ветер улыбнулся.

- Ты снова ворчишь, Гуан-Тант’ер, и я знаю почему.

- Не будем об этом.

- Ирмолинд-Зигв'а, да, да, да. Ты бы взял её сейчас прямо здесь, разве я не прав?

- Агрх! Фатор, замолчи!

- Или в бассейне?

- Ты всегда издеваешься надо мной перед Сезоном. У тебя это традиция, да? Тебе не стыдно, а?

Вождь лукаво прищурился. Фатор нервно сглотнул:

- Я тебя не слышу.

- Ну-ну, да, да, да. Моя сестра, верно? Хмм... дочь Волве.

Фатор сложил руки и стиснул зубы.

- Я тебя не слышу.

- Белая кожа, золотые глаза, фигура аттр’ури и нрав ятжа.

- Агррх!

- Где вы спаривались? У водопада?

- Прекрати!

Фатор замахнулся, альбинос перехватил его руку.

- Как же тебя легко вывести из себя! – засмеялся он. – Даа, выдержки никакой.

Ветер вырвал свою руку и недовольно буркнул:

- Перед ней я безоружен.

- Я вижу.

- Ты отправил её в другой клан.

- Да, мы уже обсуждали этот вопрос. Я не могу держать её здесь. Сендар не должен знать об Охотнице-полукровке.

- Но ведь Волве держал свою буйную самку при себе, здесь, в нынче твоём отсеке! Она была Воином и Сендар знал. Все знали.

Кар’клей улыбнулся. Ближе к Сезону Фатор начинал нести околесицу и так повторялось каждый си'нтр.

- Фатор. Ты знаешь, что говорил Волве о Кодексе?

Кровавый непонимающе уставился на Вождя.

- Он говорил: «Кодекс – это я». Те, кто перечил ему, уничтожались на месте. Гуан-Твей была изгнанницей. По закону он обязан был предать её казни, но кто посмеет спорить с Тираном?

- Я думаю, как Верховный Лидер, ты имеешь полное право поступать аналогично.

Одам-ан’де тяжко вздохнул:

- Вот этого я больше всего и опасаюсь...

Они пришли в отсек управления. Альбинос нажал несколько кнопок – загудел реактор. Пока он вводил специальный код для активации системы запуска кораблей с «Вианд-вейнер-вейгоринда», Ветер поинтересовался:

- Кто придумал этот простой, но в то же время действенный механизм?

- Не знаю, наверное, кто-то из Учёных Аттура.

- Да, Аунд-новинд был прав – ты не умеешь лгать.

Альбинос через плечо посмотрел на своего Ученика.

- Успел выведать у кого-то из операционной команды?

- Успел. Не знал, что ты ещё и изобретатель.

Кар’клей улыбнулся и хмыкнул.

- На «Адомуре», будучи совсем молодым и полным сил, экспериментировал вместе с Учёными, создавая оружие и даже суда.

- Суда?!

- Забудь, - Вожак вставил коготь в проём и повёл вниз. – Готовься к выбросу. Скорость будет большая.

Открылись ворота ангара. Система взлёта наращивала энергию, «Шауб-Де» начал разгон по длинной, взлётной полосе. Перед воротами, механические зажимы резко разжались, пропала гравитация, и нечто с огромной скоростью вытолкнуло судно в космос. Не ожидавшего подобного Фатора вжало в стенку. Ночной Воин стабилизировал корабль, внимательно следя за остатками энергии в реакторе.

- Потрясающе!

Лунный Ангел заурчал.

- Я же говорил, ты оценишь. Не беспокой меня до прибытия на Науд-Аурит'сеней и не забудь про «Турбозаряд». Ушёл к себе.

- Да, Кар’клей.

***

- Блаи-хад, приём. Ты слышишь меня?

- Мой Кар’клей?

- Ты уже на планете?

- Нет, рла (возлюбленный). Но отбываю через час.

- Разыщи Корле-корла’йе. Подготовь её к встрече с моим первым помощником.

- Да, Кар’клей. Но так как она Охотница, она может отказаться от этой встречи, опасаясь стать паденинд (беременной).

- Она не упустит шанс встретиться с ним. Это бывает слишком редко, а там пусть разбираются сами.

Гуан-Тант’ер довольно откинулся на спинку трона. «Насолил и рад. Да, моя ши была права – я подлец и нахал». Он закрыл глаза. Перед ним тут же всплыл её образ: скалящаяся на вышестоящих, затем упрямо преграждающая ему путь... «Почему я не могу вступить в твой клан?! Ты не имеешь права прогонять меня!» - кричала Посвящённая в его воспоминаниях. Он улыбнулся. «Давай устроим состязание», «ты думаешь, я подчиняюсь тебе, только потому, что ты Вожак?», «мой воинственный бог», «трахни меня, зверь!».

- Агррх! – самец сжал кулаки и стиснул зубы. – Ненавижу Сезон!

Он встал с трона и начал метаться по отсеку. Хотелось немедленно порвать кому-нибудь пасть и всласть заняться насилием. До начала Сезона и отлёта к самкам оставались считанные обороты. Гормоны поглощали мозг. В прорезь глаз маски бросилась сложнейшая система слежения за отсеками судна – «Око Волве». После гибели Владыки никто ни разу её не включал. К горлу подкатил ком, липкая смута заволокла чувства. «Не дай Кетану ею воспользоваться. Это должен быть экстренный случай. Следить за всеми и каждым, не давать и толики свободы...». Тяжёлая атмосфера, словно гул низких вибраций легла на плечи. Вождь вспомнил недавнюю резню, сон Наунда с неизвестным Элдером, странное устройство в руках Фраста... Концентрироваться на основных задачах, продираясь сквозь инстинкт, было неимоверно сложно. Он злобно фыркнул на весь отсек и удалился прочь – в мастерскую. Стоя посреди захламленного помещения, Вожак пытался отвлечься, подбирая нужные трофеи, снимая со стены множество разнообразных поясов, подвесок, черепков на валары и прочих украшений, складывая их в просторную сетку. Подойдя к столу, он взял с нижней полки необыкновенной красоты череп си-у'кве с золотым напылением, окантованный металлом и инкрустированный необычными тёмными камнями. Один глаз был рубиновым. Кар’клей провёл когтем по полоске – выдвинулся ящик. В нём он нашёл нужный камень и, взяв инструменты, с умным видом начал его вставлять во вторую глазницу позолоченного трофея. «Я влюбилась в тебя. Серьёзно влюбилась». Вожак взревел на всё помещение. Он швырнул в дальний угол штихель, пнул голову трутня, валявшуюся рядом с горой внешних скелетов и, рявкнув, ушёл в отсек медитации.

Там, сняв маску со своего лица, альбинос вдохнул полной грудью кислород, надеясь, что этот газ хоть как-то остудит его. Мандибулы нервно подрагивали. Белокожего самца бросало то в гнев, то в неконтролируемое желание. Каждый си'нтр он запирался в дальнем крыле верхних ярусов, дабы огородить себя от низких стычек и ненужных жертв, о которых потом придётся жалеть. Немного успокоившись, Вожак подошёл к одному из деревьев и, запрыгнув на мощную, нижнюю ветку запустил руку в дупло. Его когти нащупали плотную поверхность небольшого прямоугольного предмета. Ангел Ночи достал дневник Эндри, который она вручила ему перед его отлётом с Великой Охоты. Он всё ещё хранил её запах... Mondengel слегка потянул верхние жвала и застрекотал, вдыхая обострённым обонянием столь знакомый, сладкий аромат. Хищник снова надел маску и начал листать чёрную книжечку, жадно вчитываясь в наспех написанные строки. Кое-где на страницах виднелась кровь. Записи освещали многие тайные операции, проводимые уманами в те времена. Взор Вождя блуждал между строк, улавливая скрытые эмоции и выстраивая новые теории о поведении дичи в условиях боя...

«Ночь семнадцатая. Подходим к базе. Здание выглядит неприметно. Обшарпанные стены, заколоченные окна. За весь день я увидела только одного военного, который обходил строение вокруг. Странно всё как-то. Ощущения у меня смутные. Надеюсь, обойдёмся без лишней крови и кислоты. Сегодня у меня совсем не боевое настроение. Всю ночь думала об этой странной расе. Хищники. Внеземные Охотники. Надеюсь в этом сарае, иначе его не назвать, я встречу хоть какое-то упоминание о них».


Маска Волве фильтровала и отлично переводила умановский язык. Альбинос не пользовался этой функцией, так как знал их речь, но вопрос: «Зачем?» так и остался висеть в его голове. «Отец мог вступать в диалог с ними, используя этот фильтр. Может, он тоже знал их язык и умел говорить на нём, но скрывал это, как своё личное преимущество?». Ночной Воин задумчиво поскрёб когтем по древесному стволу.

«Ночь... увы, не знаю какая. Очнулась в больнице, не располагаю информацией, сколько провалялась тут без сознания. Восстанавливаю по частям события последней боевой операции. Матка находилась в странном здании, которое я ранее упоминала как “сарай”. Помню управляемых ксеноморфов. Похоже, когда я была на лестничном пролёте, не помню с кем... а, с Филом конечно же, они вышли из-под контроля и понеслись вниз. Очевидно, это был зов Королевы. Потом она освободилась. Что ж, если мыслить логически, Мать позвала детей на помощь, и они её выпустили. Возможно, так и было, но не отрицаю иного. Хмм... тот Хищник. Он явно опытный Воин. На его потёртой маске были следы когтей и что-то напоминающее вкрапины от кислоты. Охотник понимал, что я ему говорю. Удивительно. И так странно, необычно. Он спас меня, потому что я спасла его. “Мы квиты”. Да, так и есть».


Гуан-Тант’ер взглянул на криво поставленные другими чернилами цифры, постучал по кнопкам энергосистемы, сопоставил даты. «Блер’гиоринд. Тогда была твоя Охота, если данные твоего самоликвидировавшегося судна не лгут. Хмм... Крепкий был Воин».

«Чёрт знает, какая ночь на этой базе. В принципе дата и время не важны. Готовлюсь к решающей операции, которая сделает меня врагом народа, а, возможно и всего человечества. Я намерена прекратить эту никчёмную войну. Мой первый шаг – освобождение Лунного Ангела. Я уверена, этот Ночной Зверь прилетел на Охоту, почуяв запах бесконечных потоков крови. Пускай же берёт от неё то, что ему нужно. У нас общий враг – ксеноморфы. Кто знает, может, мне удастся договориться?..»


Самец отрывисто щёлкнул. Он вспомнил своё дремотное состояние, как был закован в кандалах. Её прикосновения сквозь сон... По джунглям отсека пронеслось рычание.

«Запуталась в числах, запуталась в себе. Нахожусь... самой не верится, на клановом корабле Хищников. Рассматриваю тренировочный зал, по крайней мере, судя по количеству оружия и крови на полу, здесь происходят стычки. Изучая инопланетную нагинату, осознала что... что...»


Запись прерывалась и плавно переходила в перечёркнутую строчку:

«...влюбилась в своего Вожака».


Далее следовали пляшущие от нервно трясущейся руки предложения:

«Привязалась к Лунному Ангелу, к Вождю. Да. Именно привязалась. Готова ли я умереть за него? Да, несомненно. Так же, как самурай готов отдать жизнь за своего Даймё. Это уже больше, чем просто боевая операция бок о бок. Это дело Чести».


Вожак, щёлкнув, задумался, как уманы отличают любовь от привязанности и что они вообще вкладывают в эти слова. Потратив на это пять минут и, не добившись чётких результатов, он снова щёлкнул и продолжил чтение. Описания нападения на «Аркону», что-то об отсеках «Шауб-Де». Вождь пролистнул на последнюю запись.

«Я не знаю, сколько мы ещё продержимся здесь и ради чего, но я точно знаю, что у него есть какой-то продуманный план действий. Он не посвящает меня в свою стратегию, а я даже не спрашиваю его о ней, потому что знаю – этот Охотник не промахнётся. Он уже это доказал. Я не боюсь смерти, не боюсь умереть, будучи застреленной здесь. Единственное, что меня действительно пугает – что я умру, не успев что-то изменить в этом мире. Могу ли я повлиять на ситуацию? Сможем ли мы? Да, сможем. Уже смогли».


Он долго смотрел на эту запись, слегка касаясь её большим пальцем правой руки.

- Ты дождешься меня, - тихо шепнул он, начиная нервно перекатывать золотой унтар между пальцев.

Пролистнув назад, Вождь в очередной раз стал рассматривать размытое изображение берсеркера. «Хорнд. Удивительно, как он попал в этот блокнот и её подсознание? Хммм, если он был во сне, значит чья-то эмоция, скрытая телепатическая мысль передалась Ирмолинд-Зигв'е. Возможно, той самки, что была с ним, – альбинос задумался. – Она слышала мою телепатию здесь, улавливала мой тревожный сигнал в лабораториях. Кажется, моя ши чувствительна к тонким энергиям. Эту способность в ней можно развить. Если добавить наш алфавит, то получится...»

- Мой Кар’клей. Приближаемся к Науд-Аурит'сеней.

- Сейчас буду.

Элдер захлопнул дневник и положил его обратно в тайник. Тяжёлые мысли о предстоящем непонятном суде сдавливали грудь. Ощущения были отвратительными. «Они снова попытаются перехватить мои полномочия». Внезапный образ встал перед глазами – гигантская Матриарх Кайндэ нависла над пустующим троном, обливая его те'дки (слюна ксеноморфов). Мощный хвост обвился кольцами. Она ждала.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Alien vs Predator | Добавил (а): Аннет (22.03.2013)
Просмотров: 758

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 3
1 Амидас   (15.04.2013 14:20)
сложа руки на груди и смотря в пол. - глядя в пол, автор. Уже не в первый раз эту ошибку у вас вижу.

чуть мотанув головой - мотнув. Мотанув - таково слова нет.

- Ты снова ворчишь, Гуан-Тант’ер и я знаю почему. - потеряли запятую после "Гуан-Тант'ер". Это обращение, а оно выделяется запятыми с двух сторон.

Хорошая глава, Кил-лиэат решил стать арбитром, что ж. Я могу пожелать ему только удачи, уверена, что на этом Пути он не поскользнётся.
А вот у Фатора губа не дура - с сестрой Вожака! И она тоже охотница - замечательная пара, вот только жалко, что в разных кланах, но на то есть причины. Ещё мне очень нравится наблюдать за их отношениями с Гуан-Тант'ером. Порой кажется, что общаются не Вождь и первый помощник, а отец с сыном - взаимные подколы и шутливые придирки, на мой взгляд такое общение всё-таки более личное, нежели чем с одним их охотников клана, пускай и со своим первым помощником.
Буду читать дальше. Что же это за непонятный суд?

2 Аннет   (15.04.2013 15:23)
Суд? А вот будет видно) Интриги, дыхание противников в спину... Да, у Фатора с Вожаком сложились очень доверительные отношения, тем не менее альбинос внимательно наблюдает за ним. Каждое его действие проверяется. После Фрадиор-Гоаринда доверие Вождя к кому-либо кроме Фаитинда очень туманно. Тем не менее Фатора он подпустил всё же чуть ближе, чем остальных. У Кар'клейя большие надежды на этого Кровавого.

3 Амидас   (15.04.2013 15:27)
Ну, это видно по их общению. Ясно, что после предательства он теперь будет ко всем присматриваться, чтобы уловить хоть какое-то изменение в настроении. Удар в спину развивает паранойю, в самых запущенных случаях.
Но просто с Фатором он общается по-другому. Ни с Наудом ни с Кил-лиэатом он так не разговаривает.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4379
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн