фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
  Жизнь друзей | Глава 1.
Чат
Текущее время на сайте: 06:54

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Alien vs Predator

  Фанфик «Mondengel II. Чёрный Трон | Эпизод 26 - Маленькие слабости Бича»


Шапка фанфика:


Название: Mondengel II. Чёрный Трон
Автор: Darkflight
Фандом: Чужой против Хищника
Персонажи: Яуты, Аттури, Берсеркеры: Охотники и Охотницы, Учёные и Ремесленники, Элдеры. Уманы, Чужие (+другой вид) и ещё кое-кто. Гуан-Тант'ер/Андрейст, Фатор/Корле-корла’йе, Насид-Меам/Мул-Радж.
Жанр: Романтика, Ангст, Фантастика, Экшн (action), Философия, Даркфик, Hurt/comfort, ER (Established Relationship)
Предупреждение: BDSM, OOC, Изнасилование, Групповой секс, Нецензурная Лексика
Тип/Вид: Гет
Рейтинг: NC-17
Размер: Макси
Содержание: Что есть власть - дар или проклятие? Бремя или благословение? А может, и то и другое? Гуан-Тант'ер сталкивается с трудностями на пути к Чёрному трону. Что ждёт истинного Правителя Сендара и каким он должен быть? Пока альбинос вкушает власть методом проб и ошибок, Воины Аттура берут под контроль Учёных, намереваясь развязать с Науд-Аурит'сенейем кровопролитную войну... Продолжение рассказа "Mondengel. Легенда о Ночном Хищнике".
Статус: в процессе публикации
Дисклеймеры: Вселенная Alien vs Predator принадлежит её создателям.
Размещение: Только с разрешения автора
От автора: Так же, как и Mondengel I, этот рассказ является альтернативной вселенной (Вселенная Mondengel). Некоторые эмоции, выражаемые Хищниками, такие как улыбка, ухмылка и пр. отображаются эмоционально, в воздухе, так как на лице по понятным причинам выражены быть не могут.

"Кровь Королей" (Ария) - тема всего рассказа.
"Я объявляю Войну" (Кукрыниксы), "Anti-angel" (Battery Cage) - темы Гуан-Тант'ра
"Бьет по глазам (Адреналин)" (Total) - тема Андрейст
"Das Omen Im Kreis Des Bosen" (E Nomine) - Великий Владыка Волве
"New divide" (Linkin Park) - тема Таск-Маоленда
"Cyanide" (Deathstars) - тема Сау-гканна
"Wach Auf!" (Oomph!) - тема Рино-Длаар'хата. Формация "Гларо".
"Guitare gitane" (Paul Koulak - Fort Boyard) - тема Гашинда
"Твой День" (Ария) - тема Крак-линда
"Golden Mask" (Kitaro) - Тема Варэ’нинда
"Sworn Through Swords" (Ost Devil May Cry 4) - тема Бирта
"Dark Fields Of Pain" (Pain) - тема Фаитинда и его клана "Штормов".
"Fighting till Death" (Lord Wind) - Тема клана "Чёрного Зверя" (Гуан-Тант'ер)
"Going In" (ost Prometheus) - тема клана "Холодного Клыка" (Сау-гканн)
"Рядом быть" (После 11 и Хелависа) - Гуан-Тант'ер/Ирмолинд-Зигв'а (Андрейст)
"Охотники" (Смысловые Галлюцинации) - Гуан-Тант'ер/Блаи-хад
"Туда" (Михей И Джуманджи Ft. Инна Steel) - Фатор/Корле-корла’йе
"The Past" (Korn) - Насид-Меам/Мул-Радж
"Ratman" (Paul Koulak - Fort Boyard) - Торговцы Адомура. Фраст
"Fuck The Police" (Dope) - Отступники
"Ice Queen" (Within Temptation) - тема Корле-корла’йе
"Regret" (Ice Ages) - Тема Адем-Вадера, Кровавого из клана "Холодного Клыка". Противник Наунда в пространстве сна.


Текст фанфика:

- Тебе стоит улететь как можно дальше. Где «Шауб-Де» - неизвестно. Гуан-Тант’ра ищут арбитры и кланы, поверившие Битту.

- Хмм. Где Биттмунд?

- Все ваши Воины пропали. Скрываются.

- К’жит.

- Я всё сообщил тебе. На JAG’D’JA твориться полный хаос. Аттр’урийцы и ятжа агрессивно настроены друг против друга. От былой сдержанности не остаётся и следа. Череда убийств может повлечь катастрофические последствия. Говорят, у Верховного Учёного, Елпен-Маолинда, связаны руки. Он стал марионеткой в когтях заговорщиков. Другие утверждают, что его изгнали. Пахнет дезинформацией и попыткой напустить космическую пыль в глаза. Обвиняют изгнанного бывшего Правителя ятжа...

- Ублюдки, - стиснув клыки, прорычал Бич. – Они слишком далеко зашли. Гнев Великого сотрёт их в порошок! – рявкнул Воин. Гашинд вздохнул.

- Хотел бы я в это верить, но... где он, Великий? Где наш Владыка? Чёрный трон раздирают на куски, никогда прежде битва за Власть не выходила за пределы клана «Древних».

Насид-Меам хищно прищурился.

- Ты тоже потерял веру в Одам-ан’де?

Гашинд молчал. Он очень не хотел отвечать на этот вопрос положительно, но то, что творилось вокруг и факты...

- Я клянусь, Мать ксеноморфов вас побери, его рык сотрясёт Сендар, не будь я когда-то “правой рукой” Тирана! – рявкнул Дакинд Тант’ер, разворачиваясь и шагая на свой KHOR'JAA.

Ветеран угрюмо смотрел ему вслед. «Видимо, это всё от безысходности. Он загнан в угол, как и весь клан», - попытался объяснить себе такое резкое поведение и веру в павшего Вождя Гашинд. Корабль Бича покинул нейтральную планету, улетев в неизвестном направлении.

***

Палач был зол на всё и на всех. От былой близости к власти, высокому статусу не осталось и следа. Он молча уводил корабль в неизвестность, подальше от Сендара, любых Атоллов, угодий кланов. Оказавшись на приличном расстоянии, Воин попытался связаться с кем-нибудь из своей команды.

- Разайд, ответь, - тишина. Бич переключился на следующего, - Жус-Мунд!

- Насид-Меам, где ты?

- В точке провала, - мрачно отшутился Охотник.

- Да? В таком случае я там же. Арбитры чуть не настигли меня на планете Вай’элиин. Я пытался найти кое-кого из берсеркеров. Увы, от всех их баз не осталось и следа.

- Они не дадут ответов ни на один вопрос. Не трать на них время. Думай, где можно найти Кар’клейя.

- Понял. Имей в виду, Мс’эхорт сейчас нестабильна. Не знаю почему, они решили искать нас именно там.

- Кто ещё на связи?

- Очень немногие. Из наших только Биттмунд.

- Держись, собрат. Я не намерен проигрывать этот бой.

- Поддерживаю.

Насид-Меам связался с Воином Чести.

- Биттмунд, где ты?

- Отлетаю с Шра’орла’ое. Я на связи с Крак-линдом. Мы в курсе событий, творящихся в Сендаре. К’жит, Насид-Меам. Плакал мой ранг Ветерана.

- Ты теперь си-у'кве, привыкай. Если не найдём Кар’клейя, не вернёмся в касту.

- Что изменит наше присутствие с ним?

- Будем давить до тех пор, пока он не примет тотального решения. Откажется – я его заменю и возглавлю клан «Чёрного Зверя», страшнейший клан бунтовщиков и отступников.

- Почему это ты сразу, а? Я найду его первым. Думаю, разговор будет коротким, как с ним, так и с тобой.

- Попридержи раздвоенный язык. Сейчас мы все рвёмся возглавить клан преступников. Лучше подумай, как изменить ситуацию.

- Сменить Вожака, - коротко ответил Волчий Вой, оборвав связь.

Бич приглушённо ядовито зарычал. «И где теперь я найду поддержку, а? Всё как всегда приходится делать самому».
Хищник поднялся с сидения пилота и отправился в хранилище. Открыв холодильную камеру, он проверил запасы пищи для дальнего полёта. Отрицательно покачав головой, Охотник захлопнул двери и вернулся в отсек управления. Приземлившись обратно на место пилота, он задумчиво постучал когтями по металлической ручке сидения.
- Зак-све, - протянул Бич название одной из планет, изобилующей дичью. – Пожалуй, именно туда.

Воин принялся менять курс, направляя корабль к указанной цели.

***

Планета Зак-све отличалась густой растительностью и очень мощными высокими деревьями. Подобно небоскрёбам, они рвались ввысь, причудливо сплетаясь друг с другом толстенными ветвями, образуя ярусы. Ширина одной ветви могла достигать десяти метров, а то и больше. Здесь, в верхах, обитало множество подходящих животных. Снизу паслись небольшими группами стада копытных трёхногих брокс-леи.

KHOR'JAA Насид-Меама небрежно шлёпнулся на одну из веток, проскользив до развилки и упёршись в неё носом. Бич никогда не был хорошим пилотом. Его стиль вождения можно было охарактеризовать как «неуклюже-агрессивный», ровная противоположность аккуратному и профессиональному подходу Крак-линда. Вооружившись охотничьим аростом и копьём, Воин покинул судно, направившись по ровной шероховатой поверхности светло-песочной коры в сторону соседнего дерева. На поясе висела скрученная сеть для пойманной добычи. Включив скрытие, он прыгнул вверх, уцепившись за торчащий сук. Удобно устроившись на нём, Насид-Меам вскинул арост, заряженный двузубыми вилками-крецами. Он внимательно сканировал территорию, готовясь в любой момент выстрелить в цель. Что-то шелохнулось сбоку – на соседний ствол метнулся жархс’о’верк – местный плотоядный зверь, напоминающий помесь ящерицы и дикой кошки. Шесть расположенных по бокам когтистых лап позволяли быстро перемещаться по верхам, цепляясь за кору. Мясо этого животного было жёстким и не годилось в пищу, поэтому яут не стал концентрировать на нём внимание. Здесь, наверху, всё время что-то происходило. Сложные пищевые цепи включали в себя множество взаимосвязей, разных симбиозов и отношений «хищник-жертва». Под сводом огромных листьев решались судьбы множества живых существ. Насид-Меам засёк движение. Прямо на него шёл крылатый лаодай-шир. Эта “птица”, размером примерно с африканского страуса, имела крупный загнутый клюв, длинную шею и четыре коротких копытных ноги. Тело было покрыто пятнистой шерстью, большие кожаные крылья волочились по мху. Цепкий хвост помогал удерживаться при добыче фруктов, растущих между шипов определённых плодовых растений. Лаодай-шир также кормился на земле, собирая урожай с кустов и откапывая в почве полезные коренья. Бич прицелился и спустил курок – крец вонзился в горло, быстро умертвив дичь. Охотник одним прыжком оказался рядом. Он отцепил нож, срезал голову, крылья и хвост, остальное закинул в сеть. Пройдя немного вперёд, Хищник внезапно замер. Что-то спугнуло трёхногих многочисленных, но, к сожалению, невкусных брокс-леи. Воин взглянул вниз. Среди плотной листвы что-то промелькнуло. Оно бросилось в кустарник и исчезло. Учитывая тот факт, что в любой момент могли появиться арбитры, Бич решил не рисковать и выяснить, что к чему. Перекинув через плечо сеть, он отправился обратно на корабль, благо KHOR'JAA находился неподалёку. Уже перед самым входом он снова резко посмотрел вниз – что-то болталось там, умело скрываясь, но неумело скрывая своё присутствие. «Нет, не Мастера Охоты», - заключил он, вытряхивая тушу лаодай-шир на пол. Закрыв дверь и поставив судно в режим скрытия, Бич резко метнулся вверх, быстро передвигаясь по ветвям и исчезая между листвы, чтобы скрыться от преследователя и заставить его показаться из укрытия. По мере передвижения Охотника внизу слышался параллельный шум, издаваемый погоней. Шуршали кусты и разбегались животные. Как только Насид-Меам чуть спустился вниз, в ствол, совсем рядом с ним предупреждающе воткнулся сюрикен... Самец злобно взревел. Под металлическим лицехватом глаза вспыхнули яростью. Вырвав сюрикен, Хищник с ненавистью швырнул его туда, откуда он прилетел. Целых полминуты понадобилось Бичу на зазин. Он спрыгнул по веткам вниз и приземлился на землю, сразу же вычислив, где находится противник. Его рука сорвала с пояса хлыст – оружие, удара которого удостаивались лишь враги и особая дичь. Замахнувшись, он разнёс в щепки ветки бурелома. Листва полетела в разные стороны. Кто-то бросился прочь с той стороны кустарника. Насид-Меам быстро заскользил между густой растительности, ориентируясь на издаваемый вражеским науду шум. Внезапно соперник будто исчез. «На деревья метнулся, тварь!». Бич поднял голову и начал всматриваться в кроны – ничего. «Может, затаился?». Он нацелился и дал несколько плазмозалпов по впередилежащей зоне, затем резко отошёл, скрывшись за стволом. Никакой реакции. Внезапно кто-то ловко спустился с ветвей и одним броском намеревался завалить Воина со спины, но тот моментально среагировал, резко обернувшись. Секундный шок и ярость сыграли свою негативную роль – Насид-Меам принял удар кулаков в грудь и завалился на влажную, поросшую чем-то вроде тёмно-оранжевого мха почву. Но всё же Хищник не позволил врагу одержать верх, моментально приподнявшись и ударив ногой по голени. Самка удержалась и подала назад – в укрытие.

- Тварь! – рявкнул Палач, поднявшись с земли. – Я тебя ненавижу, слышишь?!

Надменный женский смех раздавался то слева, то справа. Он блуждал эхом между деревьев, затем резко умолк. В неприятной, давящей тишине, Насид-Меам изо всех сил старался вернуть зазин, но эта особа была единственной, кто выбивал твердь из-под ног самца одним своим присутствием. Он не хотел признавать, что с момента предыдущей встречи её образ ни на долю секунды не отпускал его головы. Столько лет он скидывал свою злость на других представительниц Аттура, но ни разу не тронул саму виновницу внутренних травм...

- Что тебе от меня нужно?! – снова взревел он.

- Не кипятись, мой си-у'кве, - раздалось откуда-то слева.

- Что?! Что ты сказала?!

Он злобно сорвал сюрикены и швырнул их в кусты, где виднелась медовая кожа Радж.

- Зазин, Насид-Меааам, - пропела самка, переместившись чуть в сторону. Поймав вернувшееся оружие, Бич надменно фыркнул и убрал сюрикены.

- Я задушу тебя собственными руками, - сквозь клыки процедил Воин. Неожиданно самка вырвалась из листвы, в когтях у неё что-то мелькнуло. Яут мигом занёс хлыст и попытался зацепить Видение, но она пригнулась к самой земле, перекувырнулась и исчезла в противоположных кустах. Он издал рявкающий звук и бросился за ней. На бегу Бич занёс охотничий арост и начал стрелять по ногам аттурийки.

- Шлюха! Грёбанная блядь! Предательница!

Крецы втыкались в мощные стволы, разбивали камни, уходили в землю. Самка умело скрывалась в густой растительности. Её фигура мелькала между деревьев, то появляясь, то исчезая. Двузубые вилки никак не хотели достигать цели, и дело тут было даже не в меткости стреляющего. Подсознательно Воин по-прежнему не мог переломить себя и причинить ей боль. Его ненависть всю жизнь находила окольные пути, изливаясь на совершенно непричастных к ужасному случаю лиц. Он стрелял, гоня её прочь, пока не закончились крецы. Глухие щелчки, наконец, вывели его из состояния бесполезной пальбы в никуда. Отчаяние заставляло сердце колотиться в сумасшедшем ритме. Насид-Меам остановился, глядя вслед убегающей экс-чи. Его дрожащие руки вцепились мёртвой хваткой в опустошённый арост.

- Шлюха... – тихо прошипел он, выравнивая дыхание.

«Может, здесь ловушка и она заодно с арбитрами? Зачем я нужен ей сейчас?! Что за бред?! Сущий кошмар... Ненавижу восставшее прошлое». Он развернулся и, пытаясь угомониться, побрёл обратно к кораблю. «К’жит! Полный рйет. Все неприятности валятся разом». Через каждые два шага Воин нервно оглядывался, осматриваясь и сканируя территорию. «Надо отсюда валить. Определённо». Дойдя до дерева, на ветвях которого был “припаркован” KHOR'JAA, Бич ещё раз огляделся вокруг. Клёкот местных крылатых и потихоньку возвращающиеся на облюбованные места брокс-леи позволяли предположить, что Радж на сегодня всё-таки приняла поражение. Почему-то нутро упрямо сопротивлялось этой теории. «Эта сука никогда не сдаётся. Неужели всё так просто?». Лишь одна доля секунды, лишь одна, но чего она стоила – внутри промелькнуло сожаление. Сердце дрогнуло перед буйной и безумной Мул-Радж, вспомнив былые чувства.

- Нет... – еле слышно шепнул он, не веря собственным ощущениям, стараясь отмахнуться, забыть.

Резкий, словно порыв внезапно налетевшего ветра, удар в спину повалил самца на алый мох. Арост выскользнул из рук, врезавшись в дерево и мягко приземлившись рядом. Не успел Воин придти в себя, как были грубо заведены за спину руки. Полоса металла – наручники – стянули запястья. Снова тупая боль и острая вспышка гнева.

- Сука!

Видение развернула его, уложив на спину, и с упоением уселась сверху.

- Я учла свою предыдущую ошибку, Палач.

Глухое рычание в ответ. Болезненное напряжение мышц.

- Ну-ну, дорогой, не напрягайся так. Твои силы тебе ещё понадобятся.

"She Wipped" (Pain) – Мул-Радж овладевает Насид-Меамом

Она медленно сняла свою маску и положила рядом. Насид-Меам тяжело дышал. Он понимал, что на этот раз сбежать не удастся и придётся столкнуться со своим прошлым лоб в лоб. Но каким будет это столкновение и какие последствия повлечёт?

- Проклятая тварь... – захрипел Воин, - ублюдочная, ничтожная, пустая скотина.

- Ты как заевшее, трухлявое оборудование, мой сладкий преступник. Каждый год повторяешь одну и ту же запись. Но что внутри?

Она расстегнула верхние доспехи, медленно снимая их и аккуратно откладывая в сторону. Обнажённые шрамированные груди заставили самца отвернуться в сторону, чтобы сдержать самообладание. Во всех смыслах.

- Я нужен тебе как игрушка... Ты не наигралась... не наигралась с ним... Безжалостная сучка.

Она вздохнула.

- Насид-Меам. Посмотри на меня, пожалуйста.

Бич зажмурился.

- Пошла к к’житу. Тебе плевать на то, что мне сейчас больно. Тебе всегда было плевать.

Она снова вздохнула.

- Моя плоть страдала от него не меньше, чем твоя.

- Заткнись! - он дернулся, пытаясь сбросить её с себя. - Не хочу слушать тебя, тварь! Ненавижу всю твою поганую сущность!

Самка резко схватила трубки, вырвала их из маски и начала снимать её. Бич сопротивлялся, как мог. Он рычал, мотал головой, бился, словно выброшенная на сушу рыба. Беспомощная и задыхающаяся.

- Не смей! НЕ СМЕЙ! Убери свои поганые руки, не смей!

- Прекрати скрываться от меня, Насид-Меам, - грозным, строгим голосом прорычала она.

Этот властный голос... Он словно вызвал давно дремлющий рефлекс, заставив Воина напрячься, но уже совсем не от бушующей ненависти и злобы. Металлический лицехват был снят и отложен на мягкую лесную подстилку. Единственная правая нижняя жвала плотно прижималась к пасти. Яркие синие глаза безуспешно пытались спрятать то, что таилось в глубинах. Гнев бушевал лишь на поверхности. Радж ухмыльнулась. Три шрама от вырванных Волве мандибул, обнажённая хищная пасть. Верхние клыки заметно выросли. И шрамы... шрамы, множество шрамов от когтей, на лбу следы от кислоты и снова шрамы. По всей длине мандибулы виднелся ровный ряд рубцов – перед изгнанием каждый оставил свой унижающий след, царапая когтем по нежной коже.

Она лукаво всматривалась в морозную синеву глаз.

- Нравится, тварь? Следы вашей поганой деятельности. Вы сделали меня таким, вы оба!

Улыбнувшись диким оскалом, она размахнулась и ударила его по лицу. Палач замер. Он поднял на неё прояснившийся взор. По телу пробежалась приятная дрожь.

- Что ты делаешь? – внезапно спросил он непонимающим тоном, словно вернулся из других миров.

Она снова улыбнулась и стянула с себя сеть, затем встала и полностью обнажилась. Аттурийка делала это медленно, поглаживая своё тело и присматриваясь к самцу. Бич не мог придти в себя после этой пощёчины. Радж помнила все его слабые места. Она не забыла, как нужно себя вести, чтобы заставить его выть от наслаждения. Видение набросилась на него, начав облизывать шрамированное лицо и расстёгивать доспехи.

- Нет... Нет, не делай этого. Я не хочу, слышишь? Не начинай опять.

- Как ты меня называешь, грязная шлюха?! – строго прорычала она, снова с силой ударив по его лицу. – С кем ты трахался всё это время? Кто ласкал эту шрамированную плоть, принадлежащую мне?!

В глазах Воина помутилось. Всё начало переворачиваться вверх дном. Сладкая, будоражащая волна возбуждения охватила его тело. Разум всё ещё пытался противиться маленькой сладкой слабости, вырастающей в большие проблемы.

- Нет... нет... – шептал он пропадающим голосом. Жажда подчиниться, словно вплавленный когда-то Владыкой рефлекс, распространилась на все сферы жизни Бича. И, увы, больше всего на сексуальную. Язык самки проник в его пасть, щекоча складки. Самец закрыл глаза. Воспоминания сладких утех с медовой блудницей... Ещё раньше, ещё дальше в прошлое. «Люблю тебя. Всегда буду с тобой. Не дам ему тебя сломать». «Ну почему так?» - пронеслась последняя трезвая мысль в его голове, прежде чем опьяняющее возбуждение полностью поглотило самца.
Её когти содрали доспехи. Они жадно проникали сквозь ячейки сетки к влажной коже яута.

- Мул-Радж, – голосом, в коем отчётливо проскальзывала жажда плоти, произнёс её имя Насид-Меам. – Остановись, прошу...

- Плохо просишь. Твой запах... – она вынула его нож и грубо рассекла им нательную сетку, обнажив шрамированную грудь, - запах нетраханной шлюхи. Ты так голоден... – Радж погладила когтистыми руками торс самца, - так хочешь быть подчинённым и оттраханным. Твои слова не совпадают с твоими желаниями, - строго рыкнула самка и вонзила когти в грудь, проведя сверху вниз. Бич взвыл, выгнувшись и автоматически подавшись навстречу. – Да, да, именно так. – Видение слизала выступивший твей и прижала самца к земле.

- Кетану, Мул-Радж, остановись!

- Ты забыл, как меня нужно называть? – лукаво и упрекающе рыкнула самка.

Ещё одна пощёчина заставила его стиснуть клыки, стараясь сохранить остатки самообладания. Улыбнувшись, она скользнула вниз. Её коготки мастерски расстегнули пояс... Бич зажмурился. Больше не было сил противиться. Как сложно было признать, что он желал этого. Желал уже давно. Видение обнажила его до юсы. Она положила руку на заметно выпирающий бугор и слегка сжала. Дыхание Воина участилось, но он всё ещё молчал. Самка дразняще погладила скрывающую возбуждённый член ткань. Мандибула Насид-Меама беспомощно зашевелилась, загребая воздух. Он поймал раздвоенным языком голодную слюну, норовящую стечь с пасти. Радж прикрыла глаза, наслаждаясь знакомым ароматом жаждущего рига. Его запах становился чуть горьковатым и носил подавляющий характер, свойственный Воинам. Прищурившись, она провела пальчиками под юсой, в районе лобка, заставляя самца напрячься, а затем снова устремилась вверх, лаская живот, грудь, сжимая мышцы на сильных руках. Коготок поглаживал подбородок, скользнул по клыкам и устремился в пасть. Его сильный язык тут же обмотался вокруг пальца, сжав и затягивая внутрь. Она улыбалась, наблюдая с каким удовольствием самец посасывает её палец, сжимая складки. С каждой минутой Бич хмелел всё сильней, будто Мул-Радж поила его смертельным ядом.

- Прекратить, - тихонько приказала она.

Охотник тут же расслабил хватку языка, отпустив её. Аттурийка коснулась мандибулы. Насид-Меам сразу прижал её так сильно, как только мог. Видение взялась коготками за бивень и отогнула сопротивляющуюся дрожащую жвалку. Подушечки пальцев правой руки коснулись самого её основания... Яут вздрогнул и шумно выдохнул. Радж начала стимулировать единственную чувствительную точку на шрамированном теле своего рига. Горячее дыхание становилось прерывистым, сбивчивым, глубоким. Член под юсой каменел, начиная истекать смазкой. Самка нагнулась и потянула за мандибулу, открывая её внутреннюю сторону. Кончики языка заскользили к эрогенной зоне, начав щекотать и возбуждать.

Лёгкая дрожь пошла по телу Насид-Меама, и он издал первый за процесс скулящий звук. Аттурийка удовлетворённо застрекотала, сдавила жвалу двумя пальцами и начала водить ими вверх-вниз: сначала медленно и у самого основания, потом от основания чуть выше к сгибу, а затем быстро, от основания до самого бивня. Жвала трепыхала, полностью расслабленная и дрожащая, как осиновый лист. Температура тела Хищника поднялась. Неповреждённые железы кожи начали выделять слизь, заставляя плоть влажно и маняще поблёскивать на свету. Бич тихо постанывал, едва успевая ловить голодную слюну. Его раздраконенная плоть требовала немедленных действий, но самка издевательски теребила чувствительную мандибулу, пока её вторая рука сжимала и тискала собственную грудь. Стройное и сильное тело Видения потихоньку уступало сладостному желанию, самка начинала тереться о торс самца клитором.

- Моя Мармен (аттур. Госпожа), - застонал Насид-Меам, вдыхая её сумасшедше-пьянящий запах, - прошу, овладей мною...

Глаза самки вспыхнули. Она сильнее сжала свою грудь и сдавила мандибулу Охотника.

- Продолжай.

- Мармен, я молю тебя, прекрати меня мучить...

- Скажи это, мой риг. Сколько ты ждал, чтобы я грубо оттрахала тебя?

Затуманенные возбуждением синие глаза встретились с её властным, требовательным, но по-прежнему нежным взором.

- С самого изгнания.

Она замерла. Когти отпустили жвалу. Сердце предательски ускорило ритм.

- Это правда?

Палач привстал и злобно рыкнул:

- Возьми меня!

Он попытался её боднуть, но Радж ударила его по лицу и прижала обратно к земле.

- Лежать и НЕ двигаться, - предупреждающе прошипела она в ответ, слезая с него и подходя к своей одежде.

Там самка нащупала ручку кнута. Он был не боевым. Она специально взяла его для укрощения своего ненасытного кобеля. Вернувшись к самцу, Видение резким движением сорвала с него юсу. Довольная ухмылка зависла в воздухе – его крепкий член уже вовсю ожидал её ласок. Обильно сочилась смазка, стекая к низу, где виднелись кольцеобразные шрамы, когда-то оставленные ею. Они шли, наслаиваясь друг на друга, и обхватывали собою основание члена. Откинув ткань, самка раздвинула его ноги, удобно устроившись между них, и обняла упругой грудью “раскалённое копьё”, посильнее сжав. Бич издал ряд урчащих звуков и рыкнул:

- Моя Мармен, прошу, двигайся.

Она совершила лёгкое движение вверх, но тут же остановилась, улыбнувшись. Самец задрожал.

- Ну, пожалуйста!

Его нетерпимость всегда заводила Мул-Радж. Она знала, если Палача раздразнить как следует, а потом выпустить... Впрочем, таких грандиозных планов на сегодня Видение не имела. Защёлкав и облизнувшись, самка начала двигаться. Ощущение горячего истекающего члена заставляло её киску блаженно сжиматься в предвкушении. Бич постанывал от удовольствия. Постепенно его тело начинало метаться в желании вырваться и по-настоящему овладеть своей Госпожой. Автоматически он пытался совершать встречные движения, но аттурийка не давала ему такой возможности, прижимая локтями к земле и угрожающе шипя. Ускорившись, она периодически опускала голову, слизывая языком с кончика члена смазку. «Такой напряжённый и горячий...». Радж насильно оторвала себя от ласок желанного тела и, поднявшись над ним, занесла кнут... Насид-Меам едва успел очнуться от блаженных ощущений. “Жало” хлыста болезненно “укусило” его в рубцованный живот и живую ткань рёбер. Он взвыл, и начал отползать к стволу дерева. Самка поставила ногу на его грудь и угрожающе покачала кнутом перед жвалой.

- Куда?

Она отошла и нанесла ещё один удар, уже более существенный. Плоть напряглась, как пружина. Член выделил ещё одну порцию смазки. Обжигающая боль влилась в коктейль сладкого кайфа, кружась и смешиваясь в центре удовольствия, прямо где-то в недрах мозга.

- Ещёё, - рычащим жадным голосом потребовал Насид-Меам.

- Ты хочешь ещё, моя сладкая шлюха? – подойдя к нему и заставив облизать “жало”, спросила Радж.

- Да, дай мне... боль.

Она усмехнулась и начала стегать его, распарывая кожу до твея – сильно, резко, жёстко. Периодически останавливаясь, чтобы размазать зелёную кровь и поласкать уже готовый взорваться от напряжения орган. Касания хлыста уносили к истокам блаженства, заставляя дрожать и просить ещё... дрожать и просить, дрожать... и просить...

- Ещё... моя Мармен... я сделаю, что захочешь, продолжай...

Самка отбросила фосфоресцирующий твеем кнут в сторону.

- Нет, Насид-Меам. Больше не получишь. Извечной твоей проблемой было то, что ты не знаешь меры. Жадный, эгоистичный, ненасытный кобель!

Она несколько раз ударила его по лицу, заставив напрягаться и терять контроль над собой.

- Дай мне, дай, дай! – агрессивно и ядовито протестовал он, пытаясь подняться и впиться в её грудь, вкусить её тела... Мул-Радж грубо прижала самца к земле.

- Ничего не получишь, шлюха! Твоя дисциплина хромает! Как нужно просить, блядь?

Бич заскулил от невозможности что-либо сделать. Оргазм подкатывал бушующими, опасными волнами.

- Моя Мармен, агррх!

Он завертелся и забился, пытаясь высвободить руки или хотя бы повернуться набок, чтобы потереться членом хоть о что-нибудь и покончить с этими бесконечными мучениями.

- А ну, не двигаться! Не двигаться, я сказала!

Ещё несколько ударов, на этот раз в грудь, быстро угомонили самца. Одним прыжком Мул-Радж оказалась рядом со своей одеждой. Из поясной сумки самка достала толстую нить...

- Нет! Нет, моя Мармен, не делай этого! За что?!

Она быстро подошла к нему и начала перетягивать основание члена, увеличивая время эрекции. Нить погружалась в кожу. Где-то зазеленели капельки твея.

- Твоё поведение меня не устраивает, - грозно рыкнула она, закончив перевязку.

Самка взяла хлыст и, расставив ноги, встала над самцом. Ручка погрузилась в лоно, начав скользить внутри. Видение издала сладкий стон. Её острый дразнящий запах раскалывал рассудок, подчиняя и унося прочь. Бич ощущал, насколько несносным становилось давление внизу. С каждой секундой он возбуждался всё сильнее, но не мог излиться...

- Мармен... Мул-Радж... не надо... нет... да... ещё... освободи меня...

Напряжение теряло грань с болью. Сладостные муки превратились в болезненные тянущиеся пытки.

- Мармен, я сдаюсь. Всё что угодно, Мармен! Меня сейчас разорвёт!

Его язык бесполезно пытался дотянуться до её ноги. Беспомощному и подчинённому, ему не оставалось ничего, кроме как молить...

Самка ублажалась его стонами. Он снова просит её, снова желает овладеть, излиться... Её движения становились всё более быстрыми. Смазка стекала по ногам и капала на твееточащую грудь любимого и единственного. «Я не могу больше, не могу. Мой прекрасный риг». Она снова отбросила кнут и припала к его члену, жадно облизывая, погружая в пасть, глотая смазку.

- О, моя Мармен... мооояяя... Агррр, развяжи!

Насытившись, самка развела ножки и ввела в себя изнывающий раскалённый член. Насид-Меам протяжно застонал. Он шептал её имя, словно мантру, пока она овладевала им. Их стоны переплелись. Соки смешивались с твеем. Проникновение... всё глубже... Он подался вперёд, навстречу. Связанный, измученный, но всё ещё жаждущий, двигался в ней из последних сил. Давящий, дикий, необузданный запах двух тел. Стоны самки усилились и перешли в рычащие крики. Она успела дернуть когтем за нить, ослабив натяжение. Одновременный оргазм заставил биться в сладких судорогах. Рёв пронзил лес, прогнав всех местных животных прочь...

***

Мул-Радж устало опала на его тело. Они лежали так некоторое время, выравнивая дыхание.

- Ты... - одышка, - может ты... всё же снимешь... захваты. Руки... затекли.

Она лениво улыбнулась.

- А ты... не сбежишь?

Он сделал глубокий вдох.

- Уфф, нет.

- Точно?

- Точно.

Радж скатилась с самца на мягкий алый мох. Внутри ощущалось его горячее семя. Бич напрягся и приподнялся. Самка ввела код кончиком когтя. Наручники разжались. Она сняла их и отбросила в кучу одежды. Насид-Меам потёр затёкшие запястья и несколько раз сжал и разжал кулаки. Нагнувшись, он поспешил полностью отвязать от члена нить.

- Агрх! Любишь ты затягивать до твея, - сняв её, он резко отбросил нить в сторону.

Видение улыбнулась и подползла к нему, положив голову на его плечо. Озорные глаза излучали невинность.

- Не надо делать вид, что ты здесь ни при чём.

- Мне нужно было поговорить с тобой, а ты ведь не будешь слушать, пока тебя как следует не разрядить.

Она тихонько ткнула его коготком в грудь. Он повернулся к ней и посмотрел в глаза. Сердце выло и плакало.

- Ты такая... красивая, но такая тварь. Я не понимаю тебя.

- Мы с тобой так и не поговорили после того рокового случая.

Он тяжело вздохнул.

- Я и не хочу говорить об этом.

- Хватит. Хватит, Насид-Меам. Если ты будешь бегать от прошлого, оно никогда не оставит тебя.

- Да уж, ты-то оставишь, шлюха, - буркнул он, устроившись поудобнее на мягком мху.

- Палач, прекрати, - прижав мандибулы, попросила она.

- Прекратить что? Смотреть правде в глаза? Вот оно, моё грёбанное прошлое, здесь, передо мной.

- Я здесь, потому что я люблю тебя. В другом случае меня бы не было. И статуса у тебя сейчас нет, но я всё равно здесь.

Воин задумался.

- Хм. Может, просто трахаться захотела?

Она устало вздохнула.

- Прости. Прости меня за всё. Я хочу объяснить, что на самом деле произошло тогда.

- Ооо, как интересно, - саркастично протянул Бич. – Ну-ка, ну-ка, что заставило тебя, такую блядь, нарушить наш договор и воспользоваться мною ради высокого статуса?

- Война, Насид-Меам. Каждый выживал, как мог.

Он пронзил её злобным, презрительным взглядом.

- Война? ВОЙНА? Ты хоть знаешь, что такое война с Кайндэ Амедха?!

- Я была в ульях, любимый. Насытившись, он запирал меня там так же, как и тебя.

Хищник прижал мандибулу и внимательно прислушался к её эмоциям и собственным ощущениям.

- Зачем ты использовала меня? – внезапно спокойно спросил он. – Я разрешил тебе утолять голод плоти с любым самцом, но никогда не подходить к Волве. Что тебя потянуло на этот проклятый статус? Почему тебе было плохо со мной? Потому что я всего лишь Воин Чести?

- Нет, Насид-Меам. И мне никогда не было плохо с тобой. Я всегда любила тебя и продолжала любить, даже будучи в его объятиях. И он чувствовал это.

- Почему я должен тебе верить?

- Верь не мне, - она положила руку на его колено. – Верь чувствам.

Он защёлкал и шевельнул жвалой.

- Тогда я выживала, как могла, - начала свой рассказ Мул-Радж. – Приходилось платить дань изгнанию, изо дня в день, скрываясь от кланов. Я аттр’урийка, а отношения между нашими расами всегда были напряжёнными. Наши с тобой запретные встречи на краю фронта не всегда проходили незамеченными. Многие Воины Холодной Охоты пытались убить меня за столь дерзкий грех. Помнишь, однажды я просила тебя укрыть меня, просила поговорить с Волве о принятии в клан. Ты тогда ничего не смог сделать, Владыка не стал слушать тебя, отправив на очередное задание. Позже, ты забыл о моей просьбе.

- Я не забывал. Просто постоянно был в бою. Что на судне, что вне судна. Поговорить с Владыкой было достаточно сложно. Он вечно был в делах. Всё время что-то составлял, что-то делал, с кем-то связывался, а потом исчезал у себя. По-моему, во времена Великого Заражения лишь одна Гуан-Твей была для него отрадой.

Мул-Радж сжала кулаки.

- Сука. Проклятая дрянь. Она держала меня на расстоянии от него, отсылая на какие-то тренировки. Он дал ей власть распоряжаться мной! Прости, - она прижала жвала. – Мне тогда нужно было добраться до него хоть раз. Иначе диалога не видать.

- Что было дальше? – глядя куда-то в землю, попросил продолжить Бич.

- Я смогла застигнуть клан «Чёрного Зверя» за Охотой. Тогда сам Волве возглавил операцию. Это помогло мне замелькать перед его глазами, привлечь внимание. Потом всё дело было за тобой. Ещё раз прости. Мне пришлось воспользоваться связью с тобой, его “правой рукой”. Всё это я делала для обеспечения безопасности и стабильности.

- Похоже на выживание... за счёт других, - отрезал Насид-Меам.

- Да, но был ли у меня шанс выжить, пока ты на Охотах? Арбитры притесняли меня, мой статус был таким же, как у тебя сейчас. Я обязана была добиться расположения Верховного Лидера ятжа, чтобы иметь стабильную жизнь среди вас... с тобой. Ты думаешь, мне было приятно конкурировать с его любимой сукой?

- Она была его ши. Как ни странно.

- Мне всё равно, Насид-Меам. Я обязана была жертвовать всем, чтобы выжить и построить новую жизнь. Твою и мою. Нашу.

- И поэтому ты воспользовалась мной, чтобы увеличить свой статус? За счёт удовлетворения похоти Верховного Лидера? Кетану, ты слышишь, какой бред ты несёшь? Этот поступок...

- Ты тоже хорош, Насид-Меам, - внезапно сменила свой тон на упрекающий Радж. – Тянулся к власти, искал пути предательства. Я ведь была только поводом, только тем, что снесло твои рамки – то, что отделяло твой кинжал от спины Волве.

- Заткнись, - ядовито шепнул Бич.

Как не прискорбно было ему это признавать – она говорила правду. Его извечные метания между фанатичной любовью и лютой ненавистью к своему Вождю были подобны колеблющимся чашам весов. И предательство Мул-Радж было лишь грузом, склонившим чашу в сторону ненависти.

- Я хочу, чтобы ты понял сейчас – твои раны и шрамы – наша общая вина. Мы оба совершили ряд ошибок, за которые поплатились своим счастьем. Мы растоптали его в жадности, похоти, измене и предательстве. Я хочу всё исправить, риг. Вспомни, сколько было хороших моментов, как мы использовали то короткое время, что предоставляла нам жизнь. Неужели всё это затмилось агрессией? Неужели кануло в пустоту?

- Нет, - ответил ей Воин. – Я хранил эти моменты в своём сердце. Они помогали мне жить и оставаться живым.

- Ты убивал аттр’урийских самок и становился в их глазах Палачом. Твоя ненависть всегда искала выход. Она искала меня. Но я здесь, и ты снова бросаешь оружие.

- Потому что пред тобой я безоружен... – тихо шепнул он, подняв на неё синие глаза.

Она обхватила его лицо дрожащими ладонями.

- Мой риг... Я хочу начать всё с чистого листа. Давай забудем всё это. Всю эту грязь, выживание...

- Это не забывается.

- Ты застрял в прошлом, Насид-Меам. Волве, насилие... Этих времён больше нет.

- Ошибаешься. Они здесь.

Он взял её за руки и притянул к себе, обняв.

- Снова грядёт война, моя чи. И лишь один Владыка может либо предотвратить её, либо победить в ней. И это НЕ Битт.

Она посмотрела в его сияющие ледяные глаза.

- Так слухи не лгут?

- Мы должны найти изгнанного Правителя. Это наш шанс выжить и начать новую жизнь.

- В таком случае... стыковка?

Воин молча кивнул. Они быстро начали одеваться. В головах у обоих творился невообразимый бардак. Им не верилось, что эта длительная разлука, исполненная боли и ненависти, в итоге смогла зацвести алым цветком страсти. Пока зацвести...

- Я уже так отвык от твоих “нежных” ласк... – застёгивая верхние доспехи, прорычал Бич.

- Мне казалось, ты получил удовольствие.

- Несомненно.

- Другие не ласкали тебя подобным образом?

- Они даже не догадываются о моих наклонностях.

- Ммм... мой мазохист, - сладко шепнула она.

- Садистка, - урчаще ответил Охотник.

Одевшись, Насид-Меам и Мул-Радж отправились пополнять запасы продовольствия. Их Охота была быстрой, стремительной и продуктивной. Заполнив холодильные камеры дичью, каждый поднял в воздух свой корабль. Уже на орбите состоялась состыковка двух KHOR'JAA, после чего они устремились на поиски белокожего Вождя.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Alien vs Predator | Добавил (а): Аннет (25.04.2013)
Просмотров: 480

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 2
1 Аннет   (29.05.2013 16:05)
Сложные у них отношения, сложные. с одной стороны, да - чувства присутствуют, но... Волве... это такое явление, оно обычно туманит разум раз и навсегда. Опьянилась она один раз и пошло-поехало. Насид-Меаму нелегко, в первую очередь потому, что до сих пор любит распутную медовую блудницу и никуда ему от этого не деться. Как бы он там не рассуждал, всё равно в итоге возвращается к ней.

2 Амидас   (29.05.2013 10:02)
Но я здесь и ты снова бросаешь оружие. - запятая перед "и".

Эх, складно она говорит, но вот как-то не верится во всё это... Да, в войну каждый выживал как мог, она хотела жить, использовала свою связь с Насид-Меамом, чтобы хоть как-то подобраться к Волве. Но всё равно... Что-то здесь не так, да она любит его, это видно, но раз она один раз пошла на предательство, то что мешает ей сделать это во второй и в третий раз? Не знаю, я верю в искренность её слов о любви, но вот история, которую она поведала... За столько лет можно было придумать оправдание, в которое кто угодно поверит - времени достаточно.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4382
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн