фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 17:22

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Пираты Карибского моря

  Фанфик «EXIT – NO EXIT | Часть II.»


Шапка фанфика:


Название: EXIT – NO EXIT
Автор: Serpens Subtruncius aka Manechka
Фандом: Пираты Карибского моря-3 & Куб & Гиперкуб (кроссовер).
Пэйринг: Элизабет/Уилл, немного Элизабет/Джек, Барбосса, Гиббс, Пинтел и Раджетти, китайцы, новые персонажи.
Жанр: Фантастика / Ангст
Рейтинг: PG-13
Размер: mini
Содержание: Тайник Дэйви Джонса - личный ад капитана Джека Воробья и его 29 копий - на самом деле Куб из загадочного научного эксперимента. Вскоре его судьбу разделит и группа "спасателей". Найдут ли они выход?
Статус: закончен.
Отказ от прав: автор фанфика отказывается от прав на канонических персонажей ПКМ и идею Куба. Они принадлежат создателям фильмов.
Разрешение: с разрешения автора.


Текст фанфика:

***
– Это место убивает магию? – тихо переспросил Джек у Тиа Далмы.
– Живую, божественную природу это место уничтожает. Оно упорядочивает хаос. Оно сумело укротить даже море...
– Хаос мне как раз сейчас без надобности, – заверил её Джек. – Всё, что нужно – это четко обозначенное направление.
– Компас здесь не работает, я уже проверял, – с чувством выполненного долга заявил Гектор.
– Здесь нет сторон света... – равнодушно подтвердила Тиа.
– Зато здесь есть вход и выход! Мне они отчего-то нужнее. – Джек привычно потянулся к поясу. – Лиззи, цыпа разлюбезная, ну-ка возвращай моё имущество! Поскольку я тебя еще не простил, ты мне по-прежнему должна... Кое-что!
Элизабет неуютно поёжилась, а Уилл изумленно поднял брови. Джек со смыслом подмигнул ему и снова повернулся к девушке:
– Мой компас! И, пожалуйста, поживее.
Уильям вспыхнул и на всякий случай подвинулся поближе к своей невесте. Та пожала плечами и с деланным безразличием вернула компас законному владельцу:
– Он всегда врёт. Ну, или почти всегда.
– Он врёт, только если не знаешь, чего душа желает. А сейчас всё мое существо жаждет одного – выбраться из этого проклятого места, причем живым и здоровым, да поскорее. Компас не живой – это механическое изделие, так что насчет «живой магии» у меня уверенности нет. С другой стороны, если нас всех измельчили на частицы, а потом сложили заново, то с виду бесполезную побрякушку они вполне могли лишить чудесных свойств. Но допустим, они не знали, что это... И что у них за монополия на магию!!! – воскликнул Джек с пафосом, достойным члена палаты общин в палате лордов.
– Ну-ка, цыпуля, где выход? – обратился он к компасу, – Хотя нет, обращаться к тебе, как к живому существу, может быть губительно...
– Джек, заткнись совсем, больше толку будет, – сварливо сказал Барбосса.
Капитан Воробей ревниво сверкнул очами и со вздохом откинул крышку навигационного прибора. Все, затаив дыхание, смотрели на медленное, очень медленное движение стрелки: чуть влево, чуть вправо, теперь еще правее, теперь чуть левее, теперь опять вправо...
– Стрелка движется! – с обидой в голосе воскликнул Тёрнер.
– Да нет, на этот раз я уверен. Это не стрелка движется, это выход... Такое может быть?
– Что-о-о-? – неуверенно протянул Гиббс.
– Кубики – моя любимая детская игра, – вдруг улыбнулась Элизабет. – Папа любил со мной играть в кубики. Они складываются, меняются местами...
– Именно! Выход просто смещается. К тому же, судя по намёкам Тиа, этот куб живёт сам по себе... развивается, и выходов может быть несколько.
– Точнее, бесконечное число вариантов, – вставил Раджетти, – Кроме того, бессчетное число Пинтелов и Раджетти ищут стольких же капитанов Джеков.
– Заткнись-ка теперь ты, – пихнул его локтем Пинтел.
– Это вопрос не столько математики, сколько философии... – не унимался тот.
– Итак, примем за условие, что выход там, – бодро сказал Джек.
За последние полчаса он заметно оживился, и вряд ли из-за скромного глотка рома. Скорее, он увидел поставленную перед собой задачу и определился с её решением. Итак, бравый капитан с готовностью шагнул вперед, люк привычно распахнулся, и перед ним гостеприимно открылась очередная ловушка.
– Добровольцы есть? – как бы невзначай спросил он.
Никто не отозвался. Даже Барбосса не принял вызов и углубился в разглядывание люка на потолке. (Вот вам и когорта!)
Джек швырнул свою шпагу, как дротик. Послышался глухой стук от столкновения её с полом. В то же мгновение из двери люка за его спиной вылетела точно такая же шпага и вонзилась в серый пол в непосредственной близости от Тиа Далмы и Уилла. Оба прянули в разные стороны, недоуменно разглядывая возникшее из ниоткуда оружие.
– Если мы выйдем в ту дверь, мы все одновременно окажемся здесь же? – спросила Элизабет, выдергивая шпагу из пола и возвращая её Джеку.
– Посмотрим! – сказал тот и повторил маневр, вторая шпага улетела вслед за первой. Они почувствовали какое-то изменение в воздухе, дверь за спиной не открылась вторично, а в комнате напротив остались две одинаковые шпаги.
– Быстро перебираемся, пока оно остановилось!
Все бросились к люку и достаточно организованно покинули помещение. Но прежде чем уйти, Тиа тайком заглянула в люк внизу. Там, на дне, серую поверхность куба пятнала большая темно-багровая лужа крови. Поблизости не было видно ни одного китайца.

***

– Внимание, готовимся к переходу, старайтесь не открывать боковые люки, а то... мало ли что, – скомандовал капитан Воробей и направился прямиком вслед за стрелкой компаса. Он не успел пройти и пары шагов, как раздался привычный щелчок справа, в открывшийся люк просунулась окровавленная женская рука. Вся компания в немом ужасе взирала на совершенно обезумевшую копию Элизабет, чьи руки были по локоть в ярко-красной жидкости, а позади неё стоял непрерывный звон стали, слышались хриплые крики и ругательства.
– Помогите! – в отчаянии закричала девушка, но ей никто не ответил, в том числе и она сама.
В кубе позади неё две копии Джека и Уилла Тёрнера насмерть рубились с копиями себя же, так сказать, близнец на близнеца. Все четверо были неоднократно ранены, кровь разлеталась брызгами. Наконец, одна из копий Джека сбила кончиком шпаги треуголку с головы соперника, и знаменитая шляпа, совсем недавно размолотая в китайскую лапшу, приземлилась в непосредственной близости от перехода.
– Шляпу подай, пожалуйста, – вежливо сказал капитан по эту сторону круглого отверстия.
– Ага, – безропотно ответила окровавленная Лиззи и покорно нагнулась за шляпой, – вот она...
– Спасибо! – Джек одним движением выхватил её из рук девицы. – И до свидания.
С этими словами он резко шагнул назад и люк тотчас захлопнулся.

Здешняя Элизабет, не шевелясь, продолжала смотреть на закрытую дверь и пару раз бросила взгляд на свои руки. «Я же это уже видела...»
– Это всё ложь и подделка! – веско сказал Джек. – Если будешь думать иначе, сойдешь с ума.
– Не в этом дело, – пробормотала Элизабет. – Я это всё видела раньше, на корабле... Тушь пролила...

***
Новые кубы несли в себе новые неприятности. Они уже вытащили арбалетную стрелу из деревянного глаза Раджетти. Гиббса чуть не обожгло горячим паром, к счастью, спасли сапоги.
От ощущения непрерывной опасности кто-то впадал в ступор, у кого-то наоборот, адреналин зашкаливал.
Барбосса казался немного подавленным, и до Элизабет не сразу дошло – на его плече нет обезьянки-Джека. Вреднючий капуцин сгинул в недрах куба. Магия проклятия ацтеков, вероятно, не действовала в этом механистическим мире.

В одном из люков Элизабет увидела то, чего боялась по двум причинам. Она увидела себя и Джека, замерших в поцелуе в весьма откровенных позах. Вот как это выглядит со стороны. Кошмар! Настоящий кошмар был в том, что оба порождения куба старели с фантастической скоростью и вскоре превратились в отвратительные мумии в полуистлевших тряпках. Смотреть на свое лицо, стареющее на глазах, было жутко, но отвести взгляд не могла.
И дело не в том, что девушке было трудно представить себя старой, как раз, наоборот, у неё был определенный опыт.
Элизабет не хотелось, чтобы Джек увидел. Не её – себя. Хотелось поскорее закрыть люк, если не механическими створками, то хоть своей спиной.
Но над плечом кто-то знакомо выругался. «Слава Богу, не Уилл!»

– Вот так штука, Лиззи, – пробормотал Джек, – Так хотелось оставить это на сладкое, но теперь как-то уже не хочется.
– Тебе не хочется целоваться или умереть от старости? – устало съязвила девушка.
– Скорее, конечно, второе, но я и первое теперь буду видеть через это. Лиз, не обижайся, я ведь тебе даром не нужен, признай. Так что рисковать молодостью, красотой, – Элизабет фыркнула, – и своей шкурой я не стану. К тому же не забывай, я злопамятен и мстителен, как... не знаю кто.

Но её уже занимал другой вопрос: а почему именно этот момент ей показал загадочный куб? С Уиллом она увязла во времени, с Джеком – наоборот. Неплохая иллюстрация к тому, во что превращалась её жизнь.
Она вдруг подумала, что именно такое воплощение сиюминутной страсти было наиболее точным. Фальшивый поцелуй ни во что, кроме праха рассыпаться не может. Без любви. Тогда ей хотелось доказать свою женскую состоятельность и свою способность строить планы и принимать решения. Ей хотелось, чтобы Джек её одобрил, даже ценой собственной жизни. Его собственной. Чувство соперничества в никому не нужном соревновании, смешанное с элементарным животным страхом. Хитрость плюс трусость – она ведь стала пираткой, правда, Джек? Или это была преданность плюс трезвый расчет? Тогда прав Уилл.
Принимая решение, мы всегда оказываемся перед кем-то виноваты.
Но страшнее всего – остаться никем.

***
Стрелка повернулась вправо, потом – резко – влево, потом опять на 180 градусов вправо.
Неужели выходов два? Вряд ли мы перемещаемся с такой скоростью.
– Куб не корабль, – заметил Уилл, – здесь может быть черный вход.
– Для прислуги? – насмешливо переспросил Барбосса.
– Ну конечно! Они же должны сюда заходить, смазывать двери, убирать то, кхм... что остается от визитёров.
– Придется разделиться, – высказал общее мнение Уилл.
– И... кому-то из нас придется пойти к ним с тыла? – робко спросил Пинтел.

Значит, кому-то придется выводить остальных наружу, а кому-то – отвлекать внимание «гостеприимных хозяев»?

– Кодекс чтим? – на всякий случай спросил Гиббс, – Отстающих не ждем?
– По обстоятельствам, – сказал Джек.
– И кто куда? – спросил Барбосса, заранее предвкушая подлянку со стороны Джека.
– Остается еще выяснить, какая дверь парадная, а какая, так сказать, приватная, – заметил Гиббс.
– Я бы с удовольствием поквиталась с моими мучителями, – вдруг ясным, звучным голосом сказала Тиа, и Джек мог бы поклясться, что в этот момент заметил во рту у нее не черные, а мелкие острые акульи зубки в несколько рядов.
– Нет, Тиа, – возразила Элизабет, – они тебя уже знают, и ты сама говорила, что за нами следят.
– Но это не мешает следить за ними мне... Красавчик Джек, дай Далме компас!
Стрелка немедленно повернулась влево. Значит, если захочешь нанести визит создателям куба, стоит пойти туда?
– Я туда пойду, – вдруг очень тихо прошептала Элизабет. – Во-первых, они наверняка считают меня самой слабой и безобидной, во-вторых, у меня есть опыт убеждения, в-третьих, у меня есть еще кое-какое оружие.
– У тебя? – изумленно переспросил Джек.
– Тс-с-с. Они же нас видят и, возможно, слышат, – почти беззвучно отозвалась Лиз. – А в-четвертых, я всё еще в долгу. В конце концов, это я привела вас всех сюда...
– Вообще-то мы прибыли сюда ради Джека, – начал Уилл.
– С этим не поспоришь, но если бы не я...
– Я бы всё равно тут очутился, – резко прервал её Джек, – и это не тема для обсуждения сейчас.
– Если я вернусь, я могу рассчитывать на... прощение?
– Что-о-о? – опять изумился Гиббс.
– О чем это она? – спросил Пинтел.
– Девушка из приличной семьи поступила как-нибудь по-пиратски, а теперь пытается загладить вину, – назидательным тоном объяснил Раджетти. – Психологические комплексы и воспитание идут вразрез с жестокой правдой жизни...
В этот момент в люк, через который они только что вошли, влетела до боли знакомая шпага и воткнулась в центр комнаты.
– Третья. Еще немного, и кэп сможет открыть оружейную лавку, – совершенно неуместно хмыкнул Пинтел.
– У нас совсем мало времени, – заметила Тиа.
– Все направо, – скомандовал Барбосса и первым направился к «официальному выходу». За ним потянулись Пинтел и Раджетти, тяжко вздыхавший Гиббс и сумрачная Тиа. Уильям просто молча крепко обнял Элизабет, потом так же молча посмотрел в полные слез глаза и скрылся в правом люке вслед за остальными. Джек поправил шляпу, потом вдруг сунул руку в карман и вручил девушке давно раздражавший его предмет.
– Вот, э-э, вытри...
– Это же мой платок!
– Да? Эта тряпка валяется у меня в кармане года два, я никогда не обращал внимания, иногда, правда, пистолет протирал...
– Но сейчас-то он беленький...
– Это заслуга подлых аккуратных дерьмоглотателей, которые нас сюда запихнули!!! – запальчиво ответил Джек и тихо добавил: – Мой пистолет возьмёшь?
– Нет. Тем более, если возьму, они сейчас же его увидят.
Теперь они оба говорили шепотом, наклонив головы, будто разглядывая невидимые ворсинки на сером полу. Джек недоумевал. Что творилось у неё в голове? Чем она собиралась убеждать неизвестных оппонентов?
– И еще. В переходах... Я кое-что слышал в первый раз.
– Что именно?
– Без понятия. Но что-то было.
– Хочешь сказать, между комнатами они не следят? Ладно. Я пойду. А то окончательно струшу. – Элизабет неловко поправила камзол на пояснице, и тут Джек Воробей неожиданно потянул её за ремень и звонко чмокнул в нос:
– От такого не стареют!
(О Боже, вечная его мнительность!)
– Сладкое на десерт полнит, – сердито припомнила ему Элизабет.
– Ну, хоть вишенка обломилась, – раздражающе-неунывающим тоном подхватил Джек. – А теперь, катитесь, мисс Суонн!
– Мерзкий пират!
– Так держать, Лиззи!
Гнев лучше слез, это он знает как дважды два.
Выпрямив спину и держа компас в вытянутой руке, она скрылась в левом люке.
Капитан Воробей последним покинул серый безжизненный куб. Правый люк вел в неширокую вертикальную шахту со стальными ступеньками и аналогичным люком наверху. Прямо над финальной преградой горела прямоугольная зеленая табличка с банальной надписью «EXIT», а за ней... В открывшемся перед глазами пространстве было бескрайнее небо, ярчайшее солнце и твердая, белая, идеально ровная поверхность соляного озера. Вся компания джентльменов удачи и примкнувших к ним ведьм и кузнецов оглядывалась, моргая от слепящей белизны вокруг. Механизм за спиной Джека щелкнул, и он сразу понял, что снаружи заветная дверца уже не откроется. Всё.

***

Левый ход вел в белый куб (белый!), на стене которого они увидела широкую надпись: «ОСТОРОЖНО! СТЕРИЛЬНО!». Люк в комнате был только один – тот, через который она вылезла. В углу одной из граней виднелась прямоугольная дверь из стекла с табличкой «NO EXIT» Подойдя поближе, Элизабет увидела, что дверь состоит из целого куска матового стекла, причем ручки с этой стороны не было. Стрелка компаса безошибочно указывала именно на неё. При приближении дверь бесшумно отъехала в сторону.
Вначале девушке пришлось зажмуриться. За дверью открывался ярко освещенный огромный зал, почти пустой, не считая многочисленных столов с разноцветными выпуклостями и горящими огоньками, а также огромных зеркал, в которых вместо отражения она увидела своё лицо («Вижу себя», – вспомнила она слова Далмы.) Людей в таком просторном помещении было совсем немного, и трое немедленно приблизились при её появлении – двое полных мужчин в белых балахонах и странная женщина с очень короткими волосами. Еще один человек, на вид довольно пожилой, седоватый, с залысинами продолжал стоять к ней спиной, нажимая на светящемся столе какие-то кругляшки и кубики. Его спина показалась ей знакомой. Вдруг он обернулся и широко улыбнулся самой лучшей, самой дорогой улыбкой, которую она менее всего ожидала увидеть здесь.

– Ну, здравствуйте, мисс Суонн!
– Папа? – на её лице, казалось, остались одни глаза..
Она чувствовала, что вместе со страхом и напряжением такое развитие событий приводит её в состояние полного оцепенения.
– Не совсем. Я – Прототип. Вашей задачей было доставить нам исправно работающий компас пирата Джека Воробья.
– Капитана, – совершенно машинально поправила девушка, всё еще в шоке от происходящего. Этот человек – не твой отец. «Это всё ложь и подделка!» – произнес где-то в правом ухе голос Джека. Перед глазами Элизабет покачивалась комната, а в сознании крутились совсем другие картинки: детские игры на берегу, лицо Уилла, отец и коробка деревянных кубиков, опять лицо Уилла, намного старше, усмешка Барбоссы, подмигивающий Джек...
Кто она? Хилое оранжерейное растение из семейства Суонн, пускающее нюни и корни при всяком удобном случае? Роковая красотка, разбивающая сердца мужчинам? Подлая предательница и коллега Барбоссы, у которой руки по локоть в крови? Ловкая пиратка Лиззи, способная чёрта вокруг пальца обвести? Сейчас или никогда.

***

Она вдруг вспомнила события двухмесячной давности. Они отплыли из Сингапура после заварухи с картой. Почему-то уже тогда она гораздо чаще разговаривала с Гектором Барбоссой, чем с Уиллом. И у неё случился третий приступ паники, вызванной непонятным видением.
Элизабет смотрела в зеркало, и ей показалось, что лицо её стареет на глазах, покрывается морщинами, кожа становится тонкой, желтой и похожей на пергамент, начинает обтягивать скулы и собираться складками в самых неподходящих местах. Странно, она ведь не думала о старости или смерти! Смысла в этой кошмарной картинке не было, но она часа полтора просидела в слезах, прислонившись к фальшборту.
В какой-то момент около неё остановились полузнакомые сапоги.
– А, мисс Суонн, – раздался хрипловатый и одновременно вкрадчивый голос Барбоссы. – Оплакиваете свою невинность?
– Вы с ума сошли! Как вы смеете!
Он продолжал разглядывать чаек в подзорную трубу.
– Насчет физической я не уверен, а вот моральную вы точно потеряли, – ухмыльнулся старый злодей.
– Как это?
– Ну, рыбак рыбака, милочка. Как предатель предателю скажу только: не пытайтесь брать на себя всё. У вас еще кожа тонкая, поэтому даёт слабину. Совет на будущее: пока можете, тяните время, пусть грязную работу делают другие... Испачкаться всегда успеете. Хотя... – Он улыбнулся и посмотрел, наконец, прямо ей в глаза: – Иногда, если сам чего-то не сделаешь, будешь всю жизнь жалеть.
– Я и жалею...
– Вы не о том жалеете.
– Я понимаю вашу неприязнь, но вы, капитан Барбосса, всегда были к нему несправедливы... – начала она голосом хорошо воспитанной мисс Суонн.
– Да причем здесь он? Вы себя жалеете. Пиратствуйте на здоровье и не хнычьте. К тому же у вас есть козырь: блефовать вы, кажется, умеете с пеленок.

***

Она покачнулась, смирившись с неизбежным обмороком. Полнотелые ассистенты Прототипа попытались этому как-то воспрепятствовать, но их нерасторопность не дала им даже приблизиться к Элизабет. Зато она в как бы падении успела выхватить из-под камзола трехствольный пистолет – гордость коллекции капитана Барбоссы. Давным-давно, перед высадкой в Сингапуре она долго приспосабливалась носить под платьем тяжеленный мушкетон, правда, Сяо Фенг разоблачил её в самом буквальном смысле. Перед опрокидыванием в бездну она вдруг судорожно стала вооружаться, зачем – Элизабет не знала, хотя было понятно, что подобная тяжесть утянет её на дно. Однако сейчас...

Она взвела затвор верхнего ствола. Одновременно с её маневром Прототип тоже выхватил из-под стола неширокую трубку.
– Если, девочка, ты пальнешь из этой штуки, тебя может запросто опрокинуть отдачей, а уж то, что она разворотит бесценное оборудование нашей лаборатории, славы тебе не прибавит, – вполне дружелюбно заговорил человек с лицом Уизерби Суонна. Он крутил в руках легкую и вполне безопасную на вид трубку с рычажком, однако внимательный взгляд сразу уловил бы фамильное сходство этой невинной вещицы с трехствольным монстром в тонких руках девушки.
– Да уж, – улыбнулась Лиззи самой обезоруживающей из своих улыбок, – даже не знаю, что с ним делать.
– Вы лучше компас отдайте, барышня, – внезапно обратился к ней потеющий толстяк справа. Его лысина искрилась от испарины и переливалась радугой.
«Они волнуются – подумала Лиз, – отлично! А главное – они не сами нас сюда поместили, они нас не обыскивали!»
– Как же капитан будет вести судно без компаса? – спросила она.
– У кого-нибудь из своих копий стащит, – хихикнул курчавый толстячок слева.
– Да извели мы копии, – негодующе проворчала женщина, – попусту истратили такой материал. Этот уже двадцать девятый!
– Ага, вам доставляло истинно женское удовольствие топить их в крови...
– Заткнись, Додж, – улыбаясь, прервал его Прототип. – А вам, Элизабет, напоминаю: сдавайтесь и отдайте компас.
Переговоры? – спросила мисс Суонн голосом Лиззи-пиратки.
– О чем, милая?
– Вы вернете нас обратно. На «Черной жемчужине», – добавила она. – Если вы захватили нас и Джека и так легко смогли нас э-э... восстановить, то что вам стоит воспроизвести копию корабля?
– Боюсь, детка, это выходит за рамки эксперимента, – почти сочувственно произнес человек с лицом её отца. – А у тебя устали руки держать эту дуру железную. Ты же не выстрелишь.
(«А ведь он прав!»)
– Нет, не выстрелю, – с сожалением покачала головой Элизабет. – Но придется вам без компаса пока перебиваться, папенька.
С последним словом она неожиданно даже для себя развернула пистолет и со всего размаха ударила тяжелым литым прикладом по его руке с трубкой.
От неожиданности и боли Прототип выронил оружие. Все пригнулись. Вырвавшийся из трубки луч вдребезги разнес осветительные приборы над головой. Раздался треск, грохот, шипение, в разные стороны полетели вспышки искр.
Когда всё стихло, перед четверкой ученых по-прежнему стояла хрупкая девушка, но опасная трубка в её руках теперь смотрела в их сторону. Однако это, казалось, никак не испугало Прототипа.
– Мы у вас на мушке. Ваши друзья снаружи. Они на мушке у службы внешней охраны базы.
– Так почему нам просто не договориться? – спросила Элизабет. – Дипломатично, мирно, без скандала...
– У вас, по-прежнему, нужный нам компас.
– Если вы смогли сделать двадцать девять копий Джека, как у вас не получился ни один действующий компас?
– Ну, Джек – это случайность. Ваша группа вполне обыкновенным образом попала через портал, а вот капитан Воробей попёр напролом, вызвал замыкание, порушил своей шпагой уйму научного оборудования, систему заглючило, и она воспроизвела 29 копий небезызвестного вам лица сама собой. Казалось бы – вот удача! Но вместо двадцати девяти компасов у него оказалось двадцать девять одинаковых крахмальных платочков!
Прототип негодовал. Лиз не поняла и десятой доли сказанного, но общее настроение уловила: Джек, как обычно, вызвал беспорядок и хаос, попутно смешав карты этим испытателям.
– Всё это время компас был у вас! Как он вообще к вам попал? – спросил купидончик-Додж. – Мы следили за вашей братией три дня до вторжения к нам этого Джека. Компас же был у него.
– Пиратка! – со вздохом глубокого раскаяния признала Лиззи.

***

– Это всё очень интересно, но учтите, у нас мало времени, куб, как это... схлопывается, а мы до сих пор не пришли к единому мнению, – спохватилась она.
– А вот откуда вы знаете про куб? – спросил её лысый, но его перебила женщина.
– Ох, Льюис. Выжила – значит знает. Вся эта партия прошла цикл благодаря компасу Джека Воробья. Только непонятно, как его клоны могли накапливать опыт без воспоминаний.
– Вы говорите о... его двадцати девяти копиях? – неуверенным голосом спросила Элизабет
– Мы по очереди запускали Джеков в куб, где они благополучно погибали в ловушках, причем каждая следующая копия держалась дольше предыдущей и наносила всё больший материальный ущерб кубу в целом.
– С тех пор количество противопожарных датчиков пришлось увеличить вдвое, – заметил лысый Льюис.
– Эх, какой тотализатор пропал! – потёр ручки Додж.
– А другие копии – Джека, Уилла и меня? – спросила Элизабет.
– Ну, это фантомы куба, – просто эффект параллельных миров. Это само собой происходит.

Лиззи молча кивнула. («Понятно, что ничего не понятно. Главное – смыться без потерь!»)

– Наш основной эксперимент – повторение чуда, демонстрирующего человеку его истинные устремления и желания. В проекте – производство чудес в промышленных масштабах.
– Мы на самом деле не знаем, работал бы ваш компас без вас или нет.
– С Тиа Далмой у вас не вышло, – смутно догадываясь о чем-то, сказала Элизабет.
Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение.
– А-а-а, мисс Калипсо? Интересно, что вам, мисс, о ней известно? Собственно, благодаря ей куб превратился в тессеракт. С её исчезновением связано появление всё новых кубиков. Но нынче мы убедились в её совершенной беспомощности и абсолютной бесполезности, так что даже не стали изолировать.
– Но в прошлом она вас удивила? – осторожно спросила Лиззи-пиратка.
– В прошлый раз она вынудила работать все выключенные приборы, если вам это что-то говорит, а потом ушла через закрытый портал.
В этот момент на одном из столов огоньки пришли в движение, и раздался мужской голос:
– Дельта вызывает Альфу, приём...
– Альфа на связи, – немедленно отозвался Прототип.
– У нас куча посторонних на посадочной площадке. Штатские, похожи на ряженых. Ваши?
– Дельта, мы их сейчас заберем!
– Поторопитесь, а то их просто уберет охрана внутреннего периметра.
– Или федералы загребут как пришельцев, – хихикнул чей-то голос в эфире.
– Эхо, кончаем паясничать и осматриваем местность еще раз. Вдруг кто-нибудь потеряется. Альфа, сгоняйте своих овец в укрытие.
Раздался далекий треск и щелчок.

***

– Похоже, вы правы, куб закрывается. Если мы не сможем его зафиксировать, реакция неизбежна, – торопливо заговорил Додж.
– А за корабль нас просто убьют, – заволновался лысый Льюис. – Такая растрата энергоресурсов! Столько работы коту под хвост!
– Да ладно вам, – рассмеялся словоохотливый Додж, – запишете в квартальный отчет как удачно проведенный опыт. Или неудачный. И вообще, что ей мешало сгореть, старой деревяшке?
– Черт с ним, с макетом. Я не понимаю, кто рассчитал конечную точку существования куба, – заговорил Главный, он же Альфа, он же Прототип и мистер Суонн.
– Калипсо? – спросила вдруг Лиз.
– Что? – он был явно удивлен. Ну почему, почему он так похож на папу!
– Вы сказали, что она запустила это... с неё всё началось, может, она и уничтожит этот куб?
– Учтите, если вы все вернетесь в куб, вы либо уберётесь восвояси, либо исчезнете с лица земли, просто превратитесь в пшик! Выбирайте! Возможно, просто остаться тут и послужить науке намного безопаснее.
– Послужить науке – это как? – переспросила Элизабет. – В качестве лягушки или бабочки на булавке? Или травки в гербарии? – Ну уж нет!
«Опять! Опять я принимаю решение за всех! Я не могу! Это обязанность капитана! Чёрт с вами, мне придётся стать капитаном!»
– Рискнём.

***

Путь прервался, но не завершился. Палящее солнце и твердая соль не сулили ничего хорошего.
– Капитан, куда нам теперь? – буркнул Пинтел. Этот грубиян всегда бестактно озвучивал неудобные мысли. Ну что, что ему сейчас сказать?
– Ждать, – отозвался Барбосса.
– Хотя Элизабет отстала, – почему-то оправдывающимся тоном начал Джек, – она решила, что сможет убедить этих...
– Ты оставил её там одну? – сиплым шепотом спросил Уилл. Лучше бы кричал, ей Богу, было бы легче.
– Она ушла через второй выход, и я проследил, в соседнем кубе с ней ничего не произошло, остается надеяться, что ей повезет.
Барбосса трижды прав и трижды проклят – надо ждать.
Их поливало горячим светом яростное солнце Невады. Где ты, легкий морской бриз? Или нелегкий морской шторм?

Внезапно в пустоте раздался отчетливый мужской голос, исходивший откуда-то, где было уютно и прохладно:
– Господа пираты! Вернитесь в куб, а мы постараемся отправить вас в исходную точку путешествия вместе с кораблем.
– Я обратно не полезу, – отрезал Пинтел. – Здесь хоть и суша, а видно, что земля, а там – чёрт-те что!
Уилл прекрасно понимал, что вернутся надо, хотя бы ради Элизабет, но к горлу подкатывала тошнота от одного представления серого безжизненного, замкнутого пространства куба.
– Здесь нет моря, – пробормотал Барбосса.
Джек прикрыл на мгновение глаза и... увидел это море, и «Жемчужину», и еще что-то, чего здесь, он мог бы поклясться, отродясь не бывало.
– Возвращайтесь, иначе вас ждут крупные неприятности, – повторил голос.
Тиа, почти не щурясь, смотрела на солнце и чему-то улыбалась, потом прислушалась и сказала:
– Здесь было почти море. Соленое озеро. Жаль, что теперь нет воды. Ни капли. Хоть бы капельку.
– У меня немного осталось, – сказал Уилл и протянул ей фляжку.
– Прости, Уильям, – с этими словами загадочная женщина выплеснула остатки воды прямо в соль под ногами. – Нам надо вернуться через несколько мгновений. Я скажу, когда.
На призрачном, дрожащем горизонте показались какие-то фигуры и движущиеся объекты. Через пару ударов сердца Тиа скомандовала:
– Вот сейчас!
– Мы возвращаемся! – крикнул Джек. На белом фоне сквозь соль проступил привычный люк.

***

– Мне придется вернуться к ним, прощайте, – вежливо сказала Элизабет. – В знак доброй воли я вручаю вам компас. – Она легко передала вожделенный предмет Прототипу, помахала ему смертоносным оружием и добавила: – Это я оставлю вам в кубе.
Через минуту она уже пересекла белую «прихожую» и заглянула в открывшийся люк.
Чудесно, все в сборе.
И тут что-то произошло. Что-то позади неё... Она оглянулась. Люк на стене исчез. Куб отчетливо тряхнуло, Уилл подхватил её под локоть и просто оттащил от странного полупрозрачного студня, в который превратилась серая стена.
В стене напротив раскрылся люк, и в него впрыгнула давно потерянная обезьянка. С радостным визгом Джек-меньший прыгнул на плечо хозяина. Барбосса был счастлив, как будто вновь обрел потерянного племянника. Капуцин обиженно верещал и потирал мордочку маленькими ручками, словно утирая слезы умиления. Столь радостное воссоединение, однако, только на секунду отвлекло внимание всех остальных от непрерывно дергающегося люка справа. По нему пробежала голубоватая молния, после чего люк также растворился. Постепенно вся комната приобрела какой-то иллюзорный вид, стены превратились в плотный, почти осязаемый туман. Единственный оставшийся реальным люк вел вниз.
– Пора! –сказала Тиа.
Они просто прыгнули в круглую дыру и в порядке очередности превратились в ничто.

***

Льюис оглянулся на шум. В бункере отчетливо задул ветер. Быть не может – мы же под землей!
– Вентиляция шалит, – сказал он, – надо будет техникам позвонить.
– Меня в данный момент больше занимает компас, – не поворачиваясь к нему, сказал Прототип.
Он откинул крышку и молча наблюдал за безостановочным вращением стрелки.
– Что-то искажает, какая-то помеха, – забормотал он, – Надо подняться на поверхность и там посмотреть. Он направился к лифту, и тут стрелка остановилась. – Куда она показывает?
Дверь лифта отъехала в сторону, и в лаборатории появился еще один человек – молодой, подтянутый, в военной форме, отмахнул рукой в салюте:
– Лейтенант Вентура, сэр! Мы осмотрели внешние люки, вентиляционные шахты. Посторонних нет, сэр.
– Куда указывает этот компас? – неожиданно обратился к нему Прототип.
Тот удивленно поднял брови, заглянул в висящий на поясе навигатор.
– Север, сэр!
– Вы шутите? – злобно прошептал человек с лицом Суонна, однако теперь Элизабет точно не опознала бы в нем своего благодушного отца.
– Сэр? – брови лейтенанта поднялись еще немного выше. – А куда он должен показывать?
– Куда мне надо!
– Гм... Но это же компас!
– Но мне не нужен север!
– Так точно, сэр. С вашего позволения, я вернусь к выполнению моих обязанностей.
– Да катитесь вы, лейтенант, куда вам угодно! – Прототип выглядел почти невменяемым. Лейтенант растворился в лифте. Из шахты подуло холодом. Прототипа вдруг облепил сильнейший ветер, на лице осели мелкие соленые брызги. Откуда? В полупустом бункере?
Через минуту по ярко освещенному помещению, сметая на своем пути пульты, датчики, дисплеи, столы, стулья, кофе-автоматы и прочий офисно-лабораторный хлам двигалась высокая морская волна с грязновато-белой пеной на верхушке.
– Что это, доктор? – кричал Додж. – Откуда здесь морская вода? Почему она идет сверху, а не из куба? И не через портал?
Ассистентка со стрижкой без лишних слов собрала какие-то мелкие предметы в полиэтиленовый пакет и готовилась покинуть комнату, когда волна ударила её в спину и вынесла в открывшуюся стеклянную дверь. Белый куб был невелик по объему, и волна набросилась на него с остервенением океанского прибоя. За секунду куб полностью заполнился водой. Женщина нырнула, подплыла к люку, тот распахнулся, и она быстро перебралась в серое идеально сухое помещение. Люк захлопнулся.
...Чтобы через мгновение распахнуться. В центре комнаты можно было увидеть лежащее навзничь тело женщины в деловом костюме. Из груди, покачиваясь, торчала шпага Джека Воробья, очевидно, только что влетевшая в люк напротив.
Вокруг погибшей ассистентки в немом ужасе замерли семеро китайцев в фантастических одеяниях трехсотлетней давности. Люк снова закрылся и... исчез.

***

И вот, наконец-то, спасатели, фыркая и отплевываясь, выбираются на берег неизвестного острова. Где-то здесь, в Тайнике Дэйви Джонса, томится капитан Джек Воробей. Из-за дюны появляется «Черная жемчужина» во всей красе. Джек полгода разбирался со своими двадцатью девятью копиями, чтобы встретить новую порцию галлюцинаций! Однако после недолгой беседы всё встает на свои места.
Они плывут по пустынным водам загробного мира. В маленькой лодчонке с фонарем сидит покойный губернатор. Он пророчествует о сердце Джонса и судьбе его преемника. Элизабет рыдает и вдруг давится слезами в изумлении, услышав последние слова призрака:
– Что за чертов компас ты мне дала, дрянная девчонка!?








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Пираты Карибского моря | Добавил (а): Sepren_Substancius (02.10.2012)
Просмотров: 812

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 4
1 Okamy   (12.10.2012 11:06)
Комментарий Инквизитора

Начну с тапок, пожалуй.

Пунктуация:
«обращаться к тебе, как к живому существу может быть» – запятая после существа.
«Спасибо! – Джек одним движением выхватил её из рук девицы, – И до свидания» – если предложение заканчивается восклицательным или вопросительным знаком, то в конце слов автора ставится точка.
«Куб не корабль, – заметил Уилл, – Здесь может быть черный вход» – раз слова автора оканчиваются запятой, то прямая речь начинается с маленькой буквы.

Повторы:
«Хаос мне как раз сейчас без надобности, – заверил её Джек. – Всё, что мне нужно» – повторяешь «мне»
«За последние полчаса он заметно оживился, и вряд ли из-за скромного глотка рома. Скорее, он увидел» – повтор «он»
«ей было трудно представить себя старой, как раз, наоборот, у неё был определенный опыт. Ей не хотелось, чтобы Джек увидел. Не её – себя.» – многовато «ей»

Логика:
«Даже Барбосса не принял вызов и мялся в нерешительности.» – хм, не могу себе представить нерешительного Барбоссу… Возможно, это только моё имхо, но он, скорее всего, стоял бы с деланно невозмутимым видом… Или отстранённым.

«вторая шпага улетела вслед за первой. Они почувствовали какое-то изменение в воздухе, дверь за спиной не открылась вторично, а в комнате напротив остались две одинаковые шпаги.» – запуталась в происходящем. Джек кинул шпагу в комнату, она исчезла там (как вариант просто не долетела) и тут же появилась из противоположного люка. Всё верно? Как в той комнате, в которую они в итоге пошли, оказалось две шпаги? Тяжеловато понять, что именно произошло…

Сам по себе текст хороший, грамотный. Иногда повторы встречаются, да с оформление прямой речи кое-где подкачало. Над указанными типами ошибок поработаешь – так практически идеал будет. Но, всё же, сама ещё разок внимательно фанфик перечитай, может, сама что найдёшь…

Тебе хорошо удалось передать атмосферу гиперкуба (верно же?). Запутанная, сложная и «ненормальная» реальность. Ловушки, опасности и удивительное везение героев. Компас тут им помог? Или случай простой? Или какие-то частички силы богини Калипсо? В общем, интересная история.

Герои у тебя получились яркие, в характере. Нашлось место и путаной речи Джека, и заумным размышлениям Раджетти, и всегда неуместным фразам Пинтела. Если честно, то я улыбалась, пока читала, представляя себе, как они произносят ту или иную фразу.

Про Элизабет хочу пару слов отдельно сказать. В оригинальных фильмах я её слегка недолюбливаю, даже сама не знаю, почему. А у тебя в фике она… интересная. Занятно было читать про её мысли о поцелуе с Джеком. Думаю, причиной этого поступка стали все указанные тобой доводы вместе взятые… Её чувства после фактически убийства Воробья тоже завораживают. Кого же она больше жалела: его или себя? И в качестве эдакой пасхалки ты преподносишь читателям фразу о будущем капитанстве Элизабет. Всё у тебя к месту и всё важно.

И неслабо Калипсо своим врагам отомстила. Всего-то чуток воды (пресной!) из фляги на песок вылила, а тех морской водой затопило. Глобально и со вкусом, да.
Концовка же вообще порадовала. Элизабет видела в лодочке не своего отца, а Прототипа. Неожиданно, да. Хороший фанфик у тебя получился, а эта глава – динамичнее первой. Но так там завязка же была, так что всё нормально.

P.S. Связь с Гиперкубом я заметила, да. А вот про первый Куб там где, не увидела…

2 Sepren_Substancius   (13.10.2012 00:08)
Все начальные тапки приняты (правда, "скорее, он увидел" менять не буду, потому что выделенные два предложения с местоимением "он" стоят между "Джеком" и "капитаном" и погоды не делают. Если я употреблю какой-то четвертый эквивалент его наименования на таком маленьком пространстве, это будет ненужной вычурностью).

Вот этот момент поясню:
"«вторая шпага улетела вслед за первой. Они почувствовали какое-то изменение в воздухе, дверь за спиной не открылась вторично, а в комнате напротив остались две одинаковые шпаги.» – запуталась в происходящем. Джек кинул шпагу в комнату, она исчезла там (как вариант просто не долетела) и тут же появилась из противоположного люка. Всё верно? Как в той комнате, в которую они в итоге пошли, оказалось две шпаги? Тяжеловато понять, что именно произошло… "
1) Джек кинул шпагу в соседнюю комнату, где она воткнулась в пол, одновременно в противоположный люк влетела ЭТА же шпага и воткнулась в пол ЗДЕСЬ, напугав Уилла и Тиа. Джек берет эту - влетевшую - шпагу и повторяет движение. Но ловушка пройдена, поэтому вторая шпага просто улетает вслед за первой, и теперь в ИХ комнате нет ни одной, а в той, куда они идут - две штуки. Эта шпага потом еще раз влетит с задержкой во времени, и Пинтел насчитает уже три, а в конце четвёртая по счету пригвоздит ассистентку, пятно крови которой Тиа видела в самом начале.

Спасибо за понимание и похвалу smile

А кого жалела Элизабет? Я думаю, она жалела о сложившейся ситуации и о способе, к которому прибегла для её разрешения.

Кстати, Калипсо пролила пресную воду вовсе не на песок, а в соль высохшего соленого озера. Это ж легкий намек на Зону 51 на бывшем озере Грум-Лейк (юг Невады).

А фанфики я перечитываю и подправляю постоянно. Каждый раз какого-нибудь таракана да найдёшь.

Спасибо, Оками, за проделанную работу, за правку и полезную критику.

3 Okamy   (13.10.2012 11:42)
По поводу шпаги. Вот так в тексте и напиши, чтобы людей не смущать. =)) Что шпага воткнулась в пол.

Про зону 51 не знала, каюсь.

Тебе спасибо за восприятие критики и работу над ошибками. =)

4 Sepren_Substancius   (13.10.2012 15:42)
Она все время втыкалась, потому что это одна и та же шпага... Хорошо:))))
О, по поводу Куба - оттуда решетка, порвавшая шляпу в лапшу, стрелы, кипяток; да и вид помещений больше смахивает на "Куб", чем на "Гиперкуб"

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн