фанфики,фанфикшн
Главная :: Поиск :: Регистрация
Меню сайта
Поиск фанфиков
Новые фанфики
  Моя галлюцинация | 1. А помнишь, как всё начиналось?
  Всё было по-другому... | Пролог
  День был бесконечен. Богам заняться нечем | Глава 1. Начало
  Halloween
  Временно разрушено | Пролог
  Between Angels And Demons | This is Hunt
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Концы концами, а всё же случаются
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Финито на подходе!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Друзья - враги, враги - друзья
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Разбор полётов
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Как с котом и мышом устроить хаос?
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Всем встать, суд идёт!
  Том и Джерри: Эквестрийские приключения | Нашли неприятности на свои хвосты
  Том и Джерри: Невероятные Приключени | В поисках лекарства от шуток
  Убить вампира. | Глава 2.
Чат
Текущее время на сайте: 10:51

Статистика
Главная » Фанфики » Фанфики по фильмам » Пираты Карибского моря

  Фанфик «Ники и Смити: быль»


Шапка фанфика:


Название: "Ники и Смити".
Автор: Serpens Subtruncius aka Manechka
Фандом: Пираты Карибского моря
Персонажи: персонажи ПКМ и Ники
Жанр: General/Юмор, романтика и приключения - всего понемножку.
Предупреждение: АУ целиком и полностью с элементами кроссовера.
Рейтинг: PG.
Размер: мини
Статус: закончен.
Дисклеймер: все права принадлежат Диснею.
Размещение: нет.


Текст фанфика:

I.

Позади уже топали подкованные сапоги преследователей. Пират черной тенью нырнул в закоулок, подтянулся, ухватившись за фонарный крюк, подобрался и, упираясь ногами в угол стены, вскарабкался на резной карниз. Окно, хоть и было закрыто, легко поддалось под умелой рукой, и через мгновение он уже приземлился в полумраке, к счастью, нежилой комнаты. Да уж, обрушиться в постель к спящим хозяевам в его планы никак не входило.

Планы... Всё уже давно и безнадежно шло вразрез с планом, но и сложившийся вариант был не самым неудачным. Назначить дату похищения на канун Рождества – это все-таки что-то значит. Да, мы выше традиций, смекаете? Кому придет в голову удваивать охрану? Эти олухи и сейчас не до конца уверены, действительно он оказался в дверях Бекеттова кабинета или это им почудилось в винных парах от праздничного угощения. Кстати, проинспектировать погреба новоиспеченного лорда не мешало, тот, похоже, присвоил еще и губернаторские запасы...

Но вернемся к нашим баранам.
Черт! Этот красноперый что тут потерял? Зараза, ну как его угораздило!

Не целясь, он выстрелил в странную фигуру в красном, возникшую из недр декоративного камина, как чёртик из табакерки. Фигура замерла в метре от него, схватилась за левое плечо и начала медленно и беззвучно оседать на пол. Чего не ожидал Джек (Капитан Джек Воробей!), так это абсолютной, ватной тишины. Никакого грохота от выстрела, ожидаемой ругани противника, – всё происходило в гробовом молчании. Впрочем, прерывистые вздохи и всхлипы странного обитателя камина явно не подтверждали теорию внезапной контузии.

Бедолага прижал палец к губам и внезапно поманил пирата к себе. Пальцем. Этот жест Джек еще мог оценить адекватно со стороны какой-нибудь дорогостоящей шлюхи, а не нелепого мужика в красном шелковом тулупе. Откуда в карибской жаре мог возникнуть подобный предмет гардероба, просто в голове не укладывалось.

Прищурившись в полумрак неосвещенной комнаты, капитан Воробей окончательно понял, что обознался. К Её Величества Королевскому флоту этот субъект имел такое же отношение, как Барбосса к папскому престолу. То, что поначалу выглядело как напудренный парик, при ближайшем рассмотрении оказалось седой шевелюрой, дополненной белоснежной окладистой бородой. В руках бородач сжимал необъятных размеров мешок с гремящим и переваливающимся скарбом, из кармана тулупа свешивался длинный свиток пергамента.

«Мамка Господня, – подумал Джек, – это же классический ворюга-домушник. Он смертельно боится, что я подниму шум, и его застукают...» Надо было срочно перехватывать инициативу.

– Как звать? – требовательным шепотом спросил он.

– Я м-м... э-э-э... Ники, – промямлил неудачник с мешком. – Вы меня ранили, сэр. Это бесчеловечно, но я обещаю отдать ваш подарок без промедления, только дайте проверить список. И... не зовите детей, пожалуйста, у меня на них аллергия.

«Похоже, этот придурок принял меня за хозяина дома, как странно...» – подумал Джек.

– Извините, что я напугал вас. Но раз уж вы подстрелили меня, давайте договоримся: я выполню ваше требование, а вам придется занять мое место в Порт Рояле, пока я в лазарет схожу. Пойдет, сэр?

– В каком смысле твое место? Ты, Ники, никак спятил. Я не имею к тебе никаких претензий, так что катись отсюда, пока остальное тело живо и шевелится, а я согласен не шуметь, смекаешь?

Рождественский Дед пошарил здоровой рукой по карманам тулупа и вытянул бесконечный список.
– Так вы не хозяин, сэр? В смысле, не мистер Мэттью Ливерхэд, 1672 года рождения, дважды женатый, отец шестерых детей, представитель Ост-Индской Торговой Компании, отдел закупок сахара, патоки и рома?

– Я похож на отца шестерых детей, приятель? – спросил пират, недвусмысленно поглаживая рукоять абордажной сабли.

– Разумеется, сэр! Я думал, это ваши дети постарались с прической...
Конец фразы беспомощно повис в воздухе, вероятно, собеседник Джека оценил его выражение лица.

– Но если вы не мистер Ливерхэд, то кто же? – неуверенно протянул Никки.

– Джон Смит. Гощу здесь, – четко ответил капитан, предвосхищая следующий вопрос.

– Так вы на отдыхе? Тогда уж вы точно не откажете мне в любезности занять мое место, поскольку я – лицо пострадавшее, а цель, как вы понимаете, – благая. Всего-то доставить пару-тройку не доставленных подарков ребятишкам. Правда, некоторые годами ищут адресата, кто-то переехал, кто-то постарел и не помнит, чего хотел. На днях мне даже пришлось доставлять новогодний сюрприз в Тайник Дэйви Джонса.

Джек вздрогнул.

– Эх, вы там не были, сэр! – продолжал тянуть волынку Ники. – Жара адская, скажу я вам, ни ветерка, а я полвечера этого беднягу искал, да так и не нашел.

– И что за подарок предназначался несчастному страдальцу? – смутно что-то подозревая, спросил Джек.

– Шерстяная шапка, шарф и варежки вязаные, и пара коньков. Я их там и оставил с запиской: «Джеку...»

Капитан уже не слушал, он нащупал позади себя кресло и присел, просто чтобы не упасть. Он отлично помнил тот золотистый пакет с набором начинающего конькобежца. Именно в тот момент он и понял, что Тайник нереален, и всё ему только снится, поэтому можно уже делать всё, что заблагорассудится...

– А вы... уверены, что ему нужны были коньки?

– Да в том то и дело, что нет! Это был подарок для совсем другого мальчика, который родился и жил в Англии, но какая в принципе разница-то, а? Главное, чтобы человеку приятно было!

– Ты кто такой, Ники? Только не говори, что Санта Клаус, а то я потеряю веру во всё хорошее и чистое...

– Я и не говорю, – сварливо отозвался горе-почтальон. – Я его заместитель... младший... с испытательным сроком.

Капитан Воробей возвел очи к небу. Воистину, пребывание в одной комнате с этим субъектом повышало самооценку на двести процентов.

– Но ты же понимаешь, приятель, что я откажусь. Тут наши пути неизбежно... неумолимо... неминуче* расходятся, так что мне не хотелось бы...

– Вы, мистер Смит, кажется, ищете что-то? – внезапно спросил Ники, заглядывая ему прямо в глаза.

– В некотором роде, – насторожился Джек.

– Объект цены немалой, осмелюсь предположить. Чьё-то сердце, кажется?

Этот Ники идиот идиотом, да не совсем...


– И кого надо навестить?

– В Порт Рояле всего два адреса осталось. Две коробочки всего, для мальчика и для девочки. Их уже много раз туда-сюда переправляли, типа, адресат не числится, не проживает, переехал. Вот, – он посмотрел в список, – семья Суонн, некая девочка, то ли Элли, то ли Бетти...

– Лиззи, – прошипел Джек.

– Ага. Ей несколько запоздало – всего на 12 лет – необходимо доставить «фарфоровую фигурку лебедя из далекого Китая», – нараспев прочитал Никки. – Адрес: Королевская площадь, дом три «а».

– Боюсь, приятель, сердце этой особы на фарфоровую утку не выменяешь. Ты только глянь. Это же гусёнок какой-то, неопределенной породы.

– Написано «лебедь».

– Брось, я знаю, как выглядят натуральные китайские фарфоровые лебеди. А это какая-то мейзенская подделка.

– Дорогой мой мистер Смит, нас с вами это совершенно не касается. Вы эту девицу увидите в первый и в последний раз, отдадите утку, тьфу, лебедя и скажете: «Вот оно, твое счастьице». Поверьте, девушкам всегда приятно получить гусёнка...

Джек решил не спорить и спрятал птицу за пазуху.

– Второй адресат, – продолжал почтальон, – некто Катлер Бекетт. Красным карандашом приписано «лорд». Королевская площадь, три «а». Постойте, это тот же адрес!

– В этом как раз мало удивительного.

– Вот видите, как для вас все удачно складывается, даже ходить далеко не надо, – возликовал чуть не убиенный Ники, доставая вторую коробочку, значительно меньше первой. – Написано «Кольцо Всевластия в серебре». Вы не в курсе, что это?

– У меня есть знакомая, которая бы с радостью ответила на подобный вопрос, но сейчас, ночью, беспокоить её как-то хлопотно, – посетовал Джек.

– Да, разумеется, неловко тревожить даму по пустякам. Но вы всегда можете спросить одариваемого. Это же так интересно. Я иногда сам открываю коробочки, чтобы посмотреть, что внутри. Не могу удержаться. Правда, иногда нарушается упаковка...

Он с тоской посмотрел на растерзанный пакет около камина.
«Да, испытательный срок ты провалишь», – подумал Джек, но вслух сказал только:

– Снимай тулупчик, милый мой голубчик. Борода своя?

– Нет-нет. Это реквизит, – Ники уже снимал бороду, под которой виднелось румяное лицо студента-троечника.

– Так, реквизит я реквизирую, дабы доставить все в целости и сохранности. А тебе удачи в лазарете, приятель.

С этими словами Джек ловко перемахнул подоконник и был таков.

II

Через десять минут капитан Воробей приблизился к знакомому особняку, возвышавшемуся над Королевской площадью, как и подобает жилищу хозяина города. Площадь была одной из центральных, но не рыночной, что вполне соответствовало аристократическим вкусам ее обитателей.

Катлер Бекетт собирался перебраться из кабинета в спальню, но не торопился. Из окна открывался чудный вид на площадь внизу и море вдали. Ночь была безлунная и многозвёздная, и лорд подумал, как разумно небо компенсирует отсутствие одного светила наличием такого количества малых.
В то время как Бекетт предавался размышлениям о практичности мира вышнего и бесполезной суетности мира земного, в воротах его нынешнего обиталища возникла фигура, всего час назад покинувшая эти стены через крышу курятника на заднем дворе. Правда, сейчас эта фигура претерпела столь разительные изменения, что мама родная не узнала бы. За прошедший час караул сменился, так что пара свежих стражей восприняла появление седовласого старца в красном тулупе как нечто само собой разумеющееся. Ничто не выдавало его, кроме вихляющей походки, да торчащей из-под тулупа абордажной сабли.
По дороге Джек пару раз чертыхнулся, осознав, что забыл спросить Ники, как это тому удаётся путешествовать по каминным трубам с тяжелым мешком без ущерба для здоровья и внешнего вида. Главное же, чего не доставало новоявленному Санта Смиту – соответствующего удостоверения личности. Однако подойдя к бывшему губернаторскому особняку и разглядев рожи караульных, Джек облегченно вздохнул. Рожи были определенно знакомые.

Капитан постарался придать походке целеустремленную чёткость и, подойдя вплотную к солдатам, грозно спросил:

– Здесь проживает лорд Катлер Беккет? Личное послание от Санта Клауса в собственные руки! Строго конфиденциально!

Оба стража мгновенно вытянулись во фрунт и, преданно глядя в глаза, завели привычную песню:

– Никак нет! – это, кажется, Мёртогг.

– Не принимает по причине неотложной мигрени... – а это Малрой.

– Но если дело важное...

– А ведь у вас важное дело, сэр? Как прикажете доложить?

– Архиважное, – успел вставить Джек. – Поздравляю, джентльмены... Именно вам выпало в рождественскую ночь оберегать покой этого достойного... дома. Посему считайте, что будущий год вам придется провести в покое и благоденствии, вам обоим прибавят жалования, и вы найдете свою истинную любовь... А сейчас – позвольте пройти...

– Как доложить-то, сэр?– неуверенно поинтересовался Мёртогг.

– Агент Смит. Заместитель младшего помощника с испытательным... неважно. Можно Смити – только для вас.

– А вы не?.. В смысле, такой титул странный... – протянул Мертогг.

– Все, что касается моей должности – чистая правда. Абсолютная истина. Вы сомневаетесь в моих словах? В таком случае, будущий год не принесет вам ни существенных доходов, ни...

– Мёртогг, заткнись! Я как раз собирался сделать Мэри предложение! Проходите, сэр. Вам на третий этаж.

Престарелый агент Смит без промедления шмыгнул в дверь и быстро добрался до верхней площадки. Забавно, в этом доме жили и бывали многие его знакомые, а ему пока бывать не доводилось (вернее, почти довелось - час назад. «Что-то я сюда зачастил», – хмыкнул он про себя).
Первым делом он решил проверить, на каком расстоянии от заветного кабинета находится спальня и, осторожно отмеряя шаги, внезапно налетел спиной на что-то теплое – на спину хозяина дома. Правая рука Бекетта нервно сжала позолоченный канделябр.

– Какими судьбами, Джек Воробей?

Капитан!... Кхм! Ты чего, милок? Обознался? Меня кличут Смити, – пришепётывая и шамкая, перебил сам себя Джек, мягко оттесняя Бекетта к дверям кабинета, из-за которых тот только что появился.

– «Я милого узнаю по походке», – процитировал тот, – к тому же у вас ус отклеился.

– Где? Катлер, ты ли это, приятель?

– Если ты за сердцем, Джек, то его нет в этом доме. Даже не ищи. И вообще, через секунду я позвоню в этот колокольчик, и это будет последняя музыка в твоей жизни. Не считая барабанной дроби.

– На вашем месте я бы поостерегся делать столь поспешные заявления, – послышался невозмутимый голос откуда-то со стороны камина... В кабинете появился новый персонаж, как ни странно (хи-хи!) – седовласый и наряженный в красный атласный тулуп.

– Это еще кто? – голос Катлера Бекетта не растерял иронии.

– Узурпатор и самозванец, не иначе...

– Да нет, вполне официальное лицо, – сказал Джеймс Норрингтон, снимая накладную бороду, – внук Санта Клауса по фамилии Смит.

– О, да вы никак братья? – продолжал по инерции иронизировать лорд, оглядывая обоих «Смитов».

– Нет! – воскликнули те хором.

– Значит, однофамильцы. А я было подумал, что поиск сердца Дэйви Джонса – это ваша фамильная черта.

– Так я, знаете ли, его никогда специально не искал, – заметил Смит номер два, – я его обычно...

– Уводил из-под носа! – прервал его Смит номер один.

– Если вам так угодно – да, – улыбнулся Смит-второй. – и где оно сейчас, догадайтесь.

– Та-а-ак, – мгновенно изогнулся в его сторону Смит-первый, – не забывай, приятель, как я всегда болел за тебя!

– Прекратите этот балаган, – внятно произнес Бекетт, – причем оба! Чем вы располагаете, адмирал? Хотя военный чин как-то не вяжется с этим маскарадом.

– Это маскировка, а не маскарад. Я располагаю некоторыми доказательствами вашей незаконной деятельности на посту председателя Ост-Индской компании. Мне известно о печальной кончине губернатора, в доме которого вы теперь проживаете, и даже личность изготовителя тех подложных бумаг, которыми вы успешно шантажировали его родственников и ... меня самого.

– Откуда? – вот тут в голосе Бекетта впервые появились нотки удивленной неуверенности.

– Мёрсер признался. Перед смертью, – с ноткой скорби продолжил экс-адмирал.

– Так, дорогие мои, – встрял Джек, снимая бороду и парик, – боюсь, что в нынешних обстоятельствах Дэйви Джонс как боевая единица перестает быть существенным. Правда, Смити?

– Боюсь, что так. Он, правда, сам этого еще не до конца понял...

– Вы, господа «Смиты», меня шантажируете, но каковы ваши перспективы? Ваши, адмирал? Про вас, капитан, я вообще молчу. У вас все перспективы умещаются в одной пеньковой петле.

– Кстати да, – подхватил Джек, игнорируя часть про петлю, – Норри, то бишь Смити, ты отвезешь его королеве Анне на блюдечке? Пронзишь его собственноручно и встанешь к штурвалу осклизлой развалюхи? Гробовщик семи морей – блестящая перспектива, коммодор, тьфу, адмирал...

– Джек, ты что-то имеешь против?

Переговоры...

– С кем? С этим купчиком с манией величия?

Бекетт только переводил взгляд с одного Смита на другого. С кем-то из них нужно было сотрудничать. Причем срочно!

– Предлагаю обмен! – внезапно повернулся к нему Джек и прищелкнул пальцами. В полумраке сверкнули блестящие перстни, и Катлер Бекетт почему-то отметил этот жест.

– У тебя есть что-то достойное на обмен? – деланно изумился Джеймс, - Компас ломаный? Он чем-то был так дорог нашему гостеприимному хозяину...

– Компас хорош, не скрою, – встрял Бекетт, – но покроет не более пятидесяти процентов!

– Нет-нет-нет! – Джек сверкнул второй раз, на этот раз улыбкой. – Есть у меня колечко заветное, дающее владельцу невероятные, неописуемые, неограниченные возможности.

Говоря это, он описывал по комнате довольно замысловатые пируэты, а на последних словах эффектно вытащил из-за пазухи коробочку. Черт бы побрал этого гуся! Вторая коробочка появилась в руке мгновением позже:
– Кольцо Всевластия. Серебряное.

Джеймс прищурился, выражая крайнее сомнение, в то время как Катлер Бекетт принял стойку, достойную породистого пойнтера.

– Откуда? Впрочем, не буду даже спрашивать. Но как тебе удалось его украсть?

– Я нашел его на Исла-де-Муэрта среди тамошних несметных сокровищ...

– Но почему же? – начал Норрингтон, и немедленно получил острый удар в левую лодыжку.

– Серебряное колечко хранилось в почете, в то время как золото валялось вокруг, как мусор. Это и заставило меня обратить на него внимание.

– Испытать можно? – сиплым шепотом спросил Бекетт.

– Ага... Наденешь его, а мы ищи тебя тут.

– Но двери можно закрыть. В окно я не брошусь.

– Всевластие – это не только невидимость.

– Но почему тебе-то оно не нужно?

- Да, действительно, почему? – резонно спросил Смит номер два и взвыл от удара в правую лодыжку.

– Во-первых, у меня аллергия на серебро, – сказал Джек, пряча руки за спину, – во-вторых, на кольце гравировка «Дорогому Катлеру на новый год», – Джек мысленно поблагодарил автора, не указавшего точной даты, – а я чужого не ношу...
На заднем плане Норрингтон забился в тихой истерике.

Бекетт смотрел на коробочку в его руке с вниманием кролика, провожающего каждое движение удава. Джеймс мог смеяться сколько угодно, у него ведь не было детской мечты о волшебном колечке. Интересно, какие у него должны были быть свойства? Приходилось импровизировать на ходу.

– Ладно, мы проверим, но прежде вам, милорд, придется написать бумагу в совет директоров о собственной отставке. А вам, Джеймс э-э... Смит, придется поделиться сердцем. Зато Бекетт подпишет вам что-нибудь душеполезное и укрепляющее на тему мисс Суонн... Правда, Катлер, душка?

Пока лорд искал перо поострее и чернила посвежее, Смиты продолжали переговоры:

– Так вы сами решили тянуть лямку на «осклизлой посудине»?

– Зато целую вечность, Джеймс. ВЕЧНОСТЬ. Я даже провожу вас в последний путь.

– Не скажу, что почту за особую честь.

– И не говорите. Я тоже не почту.

Бекетт трудился над бумагами в поте лица, но, разумеется, не торопился подписывать:
– Мы, наконец, перейдем к испытанию этого ... артефакта?

Джек протянул кольцо Бекетту, однако к кольцу была привязана длинная суровая нитка из тех, какими сшивают парусину.
– Так-то понадежнее будет, приятель?

Через мгновение лицо пирата исказила гримаса страха, он быстро обошел Бекетта, а тот не сводил глаз с его лица. Маневр был правильный, Норрингтон явно не отличался особым артистизмом и в данном случае подыграть не мог.

– О-па! – ахнул Джек, – И где ты есть, Катлер? Ау! – он дернул за нитку. – Слава Богу, я привязал колечко, а то, друг мой, мы бы внезапно лишились твоего общества. – Джек вытащил из-под тулупа абордажную саблю. – Но отрубить тебе руку я смогу, пока ты не обрел полной силы и мощи. Видишь ли, дар беспрепятственного управления людьми и необычайные способности к боевым искусствам приходят к хозяину кольца не ранее, чем через неделю. Кольцо должно привыкнуть к тебе... Подписывайте, ваше лордство, иначе из невидимки превратитесь в видимку без руки. – Несмотря на блуждающий взгляд, в голосе Джека вдруг появилась стальная твердость. – В конце концов, мы ведь можем просто натравить на вас Джонса и всех пиратов мира . Более того, я могу вас просто убить. Без бумаг, колец и сердец. Но сегодня Рождество, а я на службе, так что, увы, придется вас только... покалечить.

Бекетт выхватил перо и быстро подписал необходимые бумаги. Джеймс сгреб их в охапку и отступил к окну, но его движение приостановил кончик сабли, передвинувшийся куда-то в район его горла.
– А сердце, коммодор? Живо гоните кусок мяса!

Смит номер два с омерзением кинул на стол кожаный мешочек и открыл оконный переплет.
- Да! Джеймс! Я уходил обычно через крышу курятника слева. Это совет.

Пока его коллега, скривившись, соображал, когда и почему Воробью пришлось пользоваться курятником в этом доме, Смит номер один скользнул лезвием по нитке, и Кольцо Всевластия осталось на руке Бекетта. Джек постарался не смотреть на детский восторг на лице лорда и со словами «До новых встреч в новом году!» ретировался через дверь.

Съехав по перилам, он в мановение ока вывалился из парадных дверей особняка. Караульные Мёртогг и Малрой были так заняты спором о том, кто сильнее – слон или кит, что не сподобились заметить его отступление.

Однако, не пройдя и пяти шагов, капитан наткнулся на краснотулупчатого Некто, которого он в первое мгновение принял за Смита номер два, но по тому, как тот скривился от боли, поглаживая левую руку, и непонятному бормотанию, он сразу сообразил...

– Ники?

– Вам всё-таки удалось проникнуть внутрь? А теперь тулупчик, пожалуйста...

– Даже не знаю, я с ним как-то сжился. Требовать с пирата вернуть реквизированное добро – просто утопия. Да и ты, я вижу, отнюдь не гол, как сокол.

– Тогда хотя бы вашу подпись, – он протянул Джеку шариковую авторучку и какую-то бумажку.

– Да, ты, Ники, надолго запомнишь тот день, когда на твоем пути оказался... Что это?
Но спрашивать было некого. Никки и след простыл. Капитан несколько оторопело пощелкал кнопкой ручки, сунул ее в карман и продолжил свой путь.

Квартала через три, значительно ближе к гавани, Джек все-таки нагнал высокую фигуру в напудренном парике и красном (тьфу ты пропасть!), да, именно красном атласном тулупе. На этот раз обознаться было трудно. Смит номер два оглянулся и даже – неужели? – придержал шаг. Они встретились глазами и хором рассмеялись.

– Хочу уточнить, – заговорил Джек, как будто продолжая начатый разговор. – Ваше одеяние и появление из камина...

– Начнем с того, что я оказался на борту «Императрицы» мисс Суонн, и мы достигли Порт Ройяла почти одновременно с вами. Наша капитанша учинила форменный скандал по поводу того, что вы отправились к Бекетту в то время как сердце уже было у нас в руках...

– Дела сердечные, – хмыкнул Джек, – причем абсолютно в буквальном смысле слова.

– ...и собиралась уже самолично отправиться туда же, но я, как джентльмен...

– Цены вам нет! С ней было бы сложнее.

– Не сомневаюсь.

– Но тулуп-то откуда?

– А это как раз из разряда странностей. По дороге я столкнулся с нелепым типом с рукой на перевязи и от неожиданности спросил его, как пройти в библиотеку...

– В три часа ночи?

– Но он понял меня с полуслова и сразу начал снимать тулуп, как только услышал мое имя...

– Джеймс Норрингтон?

– Да нет, Смит. Я сказал ему, что я – гость Бекетта и никак не могу попасть в его дом. Этот субъект сказал пару слов на латыни, – и я провалился в каминную трубу. Безболезненно, бесшумно и почему-то в красном тулупе.

– Ники неподражаем!

– Кто?

– Студент с испытательным сроком. Если он так бросается казенным реквизитом, это его последнее Рождество...

– Тогда у меня встречный вопрос. Кольцо. Как это капитан Джек Воробей смог пожертвовать всеми этими чудесными способностями к боевым искусствам?

– Зачем биться, когда можно договориться.

– А как же дар управления людьми?

В ответ Джек вдруг так обезоруживающе по-детски улыбнулся, что его собеседник внутренне похолодел.

– Так что это было?

– Импровизация. Честно говоря, – Джек сделал ударение на слове «честно», – понятия не имею, что это за кольцо и с чем его едят, фигурально выражаясь. Во всяком случае, по эту сторону Вселенной от него пользы не больше, чем от моего компаса по другую её сторону.

– А сердце?

– Посмотрим. Обменяю на что-нибудь. Кроме того, у меня есть приятель на «Голландце». Очень старинный. Он будет счастлив приправить этот кусочек мяса чем-нибудь остреньким. Например, ножом... или стилетом... или навахой... Ладно, двойняшка, выпьем рому по случаю Рождества?

III.

На рейде маячили два силуэта кораблей – один непроглядно-черный, другой – экзотически восточный. Вдруг карибские звезды заслонили несколько фигур. Одна, в обширной шляпе, проворчала:

– Легки на помине.

– Близнецы-братья, – хихикнула вторая, повыше.

– Я сейчас в обморок упаду, если вы не прекратите! – тонким голосом завопила третья. – Я так волнуюсь, а вы все...

– А мы что, цыпа? – спросил краснотулупный агент Смит №1.

– Портите мне момент!

– Элизабет, мы просто старались произвести благоприятное впечатление на горожан, – отозвался агент Смит №2.

– И нам это удалось! А теперь, как уполномоченному младшего заместителя с испытательным сроком, позвольте мне... Где же коробочка? Так, Лиззи, не отойти ли нам на минутку? – Джек отвел её за локоток на пару шагов влево.

– Это зачем?

– Мисс Суонн, – капитан откашлялся. – Ваш подарок на Рождество: «фарфоровый лебедь из далекого Китая», – пропел он гнусавым голосом Ники.

– Капитан Воробей, я понимаю, что моя «птичья» фамилия вызывает у вас нездоровые ассоциации...

– Брось, Лиззи! Вот он, – он с облегчение вытащил неопознанную птицу, – даже не разбился, надо же... одним куском... целой тушкой...

– Ах, Джек, это же он! – вдруг завопила восторженная девица, выхватывая из рук фигурку. – Это же мамин гусёнок!

– Мамин?

– Ну да! Что ты так смотришь? Я кокнула маминого гусенка из коллекции и всё Рождество молилась, как бы правда не вылезла наружу. Но он так и не появился, мне подарили тридцать вторую куклу, папа рассердился... а теперь вот...

– Лиззи, твоя пиратская сущность никогда меня не разочаровывает. Двенадцать лет гонять взрослых бородатых мужчин, чтобы тебя не отшлепали за битую фарфоровую дребедень!

– А что я должна была загадать? Принца на белом коне? Мир во всем мире?

– Боюсь, его я бы не уговорил...

– Принца?

– Коня, Лиззи... Мир во все мире? Звучит заманчиво, но несколько... Ой! Я же не заслу-...

IV.

Говорят, что лорд Катлер Бекетт внезапно исчез. Поговаривали, будто он сошел с ума, и его секретно переправили в Англию на попечение родственников. Гиббс же клялся и божился, что однажды на Тортуге, где-то под утро, видел полуголую фигуру, подплывающую к берегу на двух морских черепахах: «Вылитый Бекетт! Как пить дать, он это был!». Впрочем, под утро Джошами Гиббс может увидеть и не такое. Говорят, что в одном свинарнике он собственными глазами видел Артемиду Эфесскую многогрудую, которая хрюкала по-гречески.

Скарлетт и Жизель до сих пор пугают новеньких девчонок помоложе жуткими рассказами о почти голом человечке, который неоднократно подкрадывался к ним в темноте и звал предаться плотским утехам, уверяя в полной своей невидимости. При этом он звал то ли себя (по версии Скарлетт), то ли потенциальную любовницу (по версии Жизель), то ли кого-то еще (они так и не поняли) «моя прелесть».
Дальнейшая судьба этого неудавшегося невидимки неизвестна.

Постскриптум.


Инспектору по делам межфакультетской практики
профессору Северусу Снейпу
от студента пятого курса факультета Пуффендуй
Николауса Симплтона Среднего

Объяснительная записка.

Довожу до Вашего сведения, что я, Николаус Симплтон, пропустил зимнюю практику по магловедению (а именно – детские утренники) по уважительной причине. В период с 24.12 по 10.01 я не дебоширил в подвалах (показания толстых монахов не заслуживают доверия), а выпал в пространственно-временную дыру. Что касается исчезновения костюмов для практики у моих однокашников Алекса Джинка, Аристида Бозона и Каспера Онгелюка, то я к этому касательства не имею. Однако, поскольку я неусыпно трудился на должности младшего заместителя Санта Клауса на испытательном сроке, прошу зачесть эту работу в качестве практики. Ведомость прилагается.
Дата/подпись.


К записке прилагалась замызганная ведомость, украшенная подписями на всевозможных языках, разными почерками и чернилами, кое-где, кажется, даже кровью. Внизу стояло по-голландски «passeerbaar» (удовлетворительно) и подпись в завитушках Santa Claus, de Kerstman. Поперек же всей разлинованной страницы самой обычной шариковой ручкой было размашисто написано: Jack Sparrow, the Captain.

___________________________
* Неминуче - новообразование , характерное для речи капитана Джека Воробья. Вольное обращение с суффиксами и приставками позволяет ему разнообразить речь и запутать собеседника. Взять хотя бы прилагательное "евнухический", впрочем, это из другой оперы.








Раздел: Фанфики по фильмам | Фэндом: Пираты Карибского моря | Добавил (а): Sepren_Substancius (12.12.2012)
Просмотров: 775

7 случайных фанфиков:





Всего комментариев: 8
+1   Спам
1 Almond   (12.12.2012 17:57)
Сначала вот что: много конструкций (при общей грамотности теста), о которые "спотыкается" восприятие:
Позади уже топотали подкованные сапоги преследователей. - "топотали"? У меня лично это слово ассоциируется с детскими тапочками, а речь ведь про сапоги - гремели? стучали? топали?
и чрез мгновение - уместно ли здесь высокое "чрез"? - через
он уже приземлился в полумраке к счастью нежилой комнаты - думаю, тут "к счастью" - вводное.
Да уж, прыгнуть на колени к спящим хозяевам в его планы никак не входило. - представьте картину? на колени спящих хозяев?
Прищурившись в полумрак неосвещенной комнаты, - вглядевшись?
– Как звать? – свистящим капитанским шепотом спросил он. - почему "капитанским"? Странное определение к "свистящему шепоту".
абордажной сабли. - это что за вид оружия? Специальная сабля с абордажным крючком? Не было такой...
– И что за подарок предназначался несчастному страдальцу, – смутно что-то подозревая, спросил Джек. - а где же вопрос?
неминуче - неминучие? Тут форма закрепленная...
Ну и далее по тексту еще есть то, что требует тщательной проверки.

Что касается смысла. Сама по себе идея мне очень понравилась. И пока не началась солянка - нравилась. А потом автор намешал туда всего, до чего смог дотянуться и вспомнить, даже Гарри Поттера. Это, думаю, лишнее.
А я вот уже подумал, что прочту удивительные приключения Джека в новой необычной роли.
Автор, вы хорошо пишите, но хотите всего и сразу. А мне кажется, что если вы сосредоточитесь на фандоме и герое - будет цельно и необычно. И просто - здорово. Выкидывайте, не жалея, все лишнее))).
Удачи, и спасибо.

2 Sepren_Substancius   (12.12.2012 23:19)
Мне интересно, я могу учесть пожелания на будущее, но я не знаю и уже не вижу, как можно кардинально переделывать и переписывать конкретно ЭТОТ сюжет. Вдохновение закончилось два года назад. А сейчас - пшик. Я понимаю необходимость "работать над собой", "ни дня без строчки" и т.д. с тем, что я сейчас делаю. Но это уже пройденный этап, тем более текст писался с определенными условиями.

3 Sepren_Substancius   (12.12.2012 22:59)
Тин, это мило, конечно, но кардинально переделывать старый фанфик, изначально написанный на конкурс кроссоверов два года назад, я не буду. Это давно сложившийся факт. Если на фоне множества жемчужных гарнитуров он так претит вам своей безвкусицей, вы имеете полное моральное право его удалить. Тем более, скоро конкурс, и новогодней тематики на сайте хоть отбавляй.

+1   Спам
4 Thinnad   (12.12.2012 23:01)
Змейса, ты чего? wacko
Тебе разве не интересно? Это обычная нормальная критика. Не хочешь, не будем.

+1   Спам
5 Sepren_Substancius   (12.12.2012 20:52)
Мне льстит высокое вниманием админа)) Спасибо за ценные замечания. Простые ошибки и опечатки типа "чрез" я мгновенно исправлю, но по некоторым пунктам о могу привести и встречные доводы.
"топотали"? У меня лично это слово ассоциируется с детскими тапочками - а у меня нет. И что? В данном контексте подразумевался, скорее всего, топот множества ног. Мне не трудно исправить на "топали", но, в принципе, почему я должна это делать?
почему "капитанским"? Странное определение к "свистящему шепоту" - потому что имеется в виду требовательно-повелительная интонация.

Насчет сабли у меня, честное слово, никогда не возникало сомнений, потому что все сценарии и фанфики я изначально читала исключительно на англо- и фыранкоязычных ресурсах, а там Джек ходит с cutlass, который во всех словарях переводится именно как "абордажная сабля". Вообще, русский эквивалент, скорее всего, тесак, но термин а. с. вполне применим в науке. "Абордажная сабля (англ. cutlass) — рубящее или рубяще-колющее клинковое холодное оружие. Имеет вид недлинной, но широкой сабли, с прямым или слегка изогнутым клинком и хорошо развитой гардой типа корзина".

Насчет "неминуче" - это уж дань Джекову языку. Дело в том, что вся английская речь капитана Воробья пестрит, мягко говоря, неологизмами и новообразованиями. Он такой "народ-языкотворец", причем чаще всего ваяет из прилагательных наречия и наоборот. В данном случае была просто попытка передать речь персонажа, а не закрепленную форму.

А солянка... ну, так сложилось. Началась с того, что на одном очень известном кадре, если не ошибаюсь, из второй части ПКМ, где Джек в романтишной задумчивости сидит за письменным столом, я разглядела среди творческого беспорядка чернильницу, перья, куски бумаги и... шариковую ручку. Во всяком случае, что-то до боли её напоминающее. Одновременно с этим я рассматривала на одном сайте сувениры к новому году, и среди всякого барахла там лежали (кстати, среди обручальных! колец) "кольцо Всевластия в серебре", "кольцо Всевластия в золоте" и т. д.
А так я сосредотачиваюсь на фандоме, сосредотачиваюсь... непрерывно фокусируюсь...

6 Thinnad   (12.12.2012 22:34)
Хех, я думаю, что "топотали" может вызвать ассоциацию с детским топотом потому что слово часто слышим именно в контексте "топотун", а ещё - в разнообразных детских стихах у Барто, Михалкова и прочая. Как то так))) Понимаю, что тут ассоциации у всех разные, однако я понимаю, почему для некоторых слово выпадает из стиля повествования.

Про "капитанский шёпот": во-во, лучше действительно употребить качество голоса: интонацию или тон, а не видимую принадлежность.

Неологизмы, термины, слова-"кармашки" и т.п. в литературном творчестве лучше помечать и пояснять под текстом. Это хороший тон. (Почему-то вспомнил мистера Доджсона).

По поводу "солянки" - знаю, ох, как знаю, как трудно избавиться от награбленных накопленных деталей. Ажно до слёз. Всё равно, что снимать с себя золотую змейку с изумрудным глазком и жемчужную диадему, никак не гармонирующие с бриллиантовым колье и серьгами) Но лучше блеснуть жемчугом и змеями в другой раз, правда?

7 Almond   (13.12.2012 04:09)
Ага, понял, о чем ты говоришь... есть такая "сабля", просто изначально тут неверное словосочетание, но это уже не твоя вина))))).
А насчет внимания - мне нравится, как ты пишешь, вот и все.
Удалять хороший фанфик? Разве кто-то сказал, что он плох? Нет же...

8 Sepren_Substancius   (13.12.2012 04:14)
Просто вы оба так настойчиво стали требовать его перекроить, что напомнили Марию Киселеву с её коллегой. "И я стал полон подозрения"(с)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
С каждого по лайку!
   
Нравится
Личный кабинет

Логин:
Пароль:
Новые конкурсы
  Итоги блицконкурса «Братья наши меньшие!»
  Братья наши меньшие!
  Итоги путешествия в Волшебный лес
  Итоги сезонной акции «Фанартист сезона»
  Яблоневый Сад. Итоги бала
  Итоги апрельского конкурса «Сказки о Синей планете»
  Итоги игры: «верю/не верю»
Топ фраз на FF
Новое на форуме
  Стол заявок от населения
  Хокку
  Ваше хобби и творческие способности
  Любимые фильмы
  А кем ты хотел(а) стать?
  Ваш любимый цвет
  Поиск альфы/беты/гаммы

Total users (no banned):
4387
Объявления
  С 8 марта!
  Добро пожаловать!
  С Новым Годом!
  С праздником "День матери"
  Зимние ролевые игры в Царском шкафу: новый диаложек в Лаборатории Иллюзий
  Новый урок в Художественной Мастерской: "Шепни на ушко"
  День русского языка (Пушкинский день России)

фанфики,фанфикшн